Борисов e ф экономичeская тeория учeб пособиe- 2-e изд пeрeраб и доп м юрайт 1999 384 с 3

отношение к общей нераздельной собственности как не принадлежащей лично никому;   отсутствие непосредственной связи личного интереса каждого работника с интересом всего общества.   Общее нераздельное присвоение выступает в следующих конкретных формах (рис. 3.5):     Рис. 3.5. Формы общей совместной собственности   а) первобытнообщинная;   б) семейная (в части совместно нажитого супругами имущества);   в) имущество членов крестьянского хозяйства;   г) государственная;   д) муниципальная.   Что такое общее совместное присвоение каждый, пожалуй, знает на примере семейного достояния, находящегося в совместно нажитой собственности. К нему могут относиться жилой дом (или квартира), дача (или садовый дом), насаждения на земельном участке, предметы домашнего хозяйства и иное имущество. Если семья ведет трудовое хозяйство, то она может, скажем, завести мастерскую или другое малое предприятие, приобрести машины, оборудование, транспортные средства, сырье, материалы и другое имущество, необходимое для самостоятельного хозяйствования.    § 3. МАКРОЭКОНОМИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА СОБСТВЕННОСТИ В КОНЦЕ XX СТОЛЕТИЯ     Эволюция капиталистической собственности     После рассмотрения всех классов собственности, естественно, напрашивается вопрос: на каком типе nрucвoeния базируется современное капиталистическое общество?   Новоклассики выдвинули как аксиому (истину, не требующую доказательства) следующее положение. При капитализме материальные ресурсы (средства производства) составляют собственность частных лиц, а не государства. Верно ли это утверждение сейчас, в конце XX в.?   Давайте обратимся к историческим фактам, имея при этом в виду макроэкономику (национальное хозяйство). Как известно, в XV-XIX вв. в Западной Европе возник и утвердился новый по сравнению с феодализмом социально-экономический строй — капитализм на его начальной стадии. Эту стадию назвали «классический капитализм», поскольку в ней наиболее полно воплотились принципы частнособственнического предпринимательства. Здесь главной экономической фигурой стал единоличный собственник сравнительно небольшого предприятия, на котором он был хозяином и, как правило, лично управлял производством. Такая хозяйственная деятельность была теоретически освещена в трудах экономистов той эпохи — А.

 

Смита, Д. Рикардо и в экономическом учении о капитализме К. Маркса.

 

То ли под влиянием этих теоретических описаний, то ли из-за ностальгии по прошлому, или же по иным причинам некоторые наши современники до сих пор представляют капитализм в его классическом виде, словно он застыл на века на какой-то фотографии…   Вполне закономерен вопрос: какова же историческая судьба классического капитализма?   Она весьма противоречива. На начальной стадии капитализм всемерно способствовал великому историческому переходу человечества к индустриальному производству.

 

Но этим он открыл дорогу огромным качественным и количественным переменам в технике и организации производства на предприятиях. Следствием такого процесса стал эволюционный (лат. evolutio — развертывание) путь последовательного развития отношений собственности. То есть стало проходить постепенное и ненасильственное преобразование одних форм присвоения в другие.

 

Дело в том, что научно-технический прогресс в машинной индустрии (в частности, переход в начале XX в. от «века пара» к «веку электричества») породил новую тенденцию в развитии организационно-экономических отношений. А именно: бурно возросли масштабы кооперации труда и производства, породив тем самым тенденцию к усилению реального обобществления производства.

 

Эта тенденция приняла формы быстрой концентрации производства (увеличения размеров предприятий) и его централизации (объединения нескольких предприятий в одно).   Примечательно, например, что в Германии крупные предприятия с числом рабочих более 50 человек в 1907 г. составляли 1% к общему числу фирм, но они сосредоточивали 39% всех рабочих и 3/4 мощности паровых и электрических двигателей, применявшихся в промышленности.   В итоге макроэкономика приняла совершенно новый вид. На фоне множества мелких предприятий стали заметно выделяться хозяйственные гиганты, которые стремительно набирали силу и старались занять господствующее положение в производстве и реализации продукции во всех отраслях национальной экономики. Поэтому на смену начальной стадии капитализма пришла стадия господства финансового капитала, в котором неразрывно слились крупный промышленный и крупный банковский капитал. Сбросив устаревшую форму единоличной собственности, крупный капитал быстро овладел совершенно новым — вторым типом собственности.   Американский экономист профессор Джон Гэлбрейт исследовал тенденции укрупнения промышленного производства, которые привели к образованию гигантских корпораций (акционерных обществ). В 1967 г. он отметил такие факты: «Семьдесят лет назад деятельность корпораций ограничивалась такими отраслями, в которых производство должно вестись в крупных масштабах (железнодорожный и водный транспорт, производство стали, добыча и переработка нефти, некоторые отрасли горнодобывающей промышленности). Теперь корпорации охватывают бакалейную торговлю, мукомольное дело, издание газет и увеселительные предприятия — словом, все виды деятельности, которые некогда были уделом индивидуального собственника или небольшой фирмы»1.

 

1 Гэлбрейт Дж. Новое индустриальное общество / Пер. с англ. М., 1969. С. 35.     Итак, в первой половине XX в. стала господствовать не индивидуальная капиталистическая собственность, а ее общая долевая форма — акционерный и финансовый капитал. На этой второй фазе эволюции буржуазной экономики резко возросшие размеры присвоения позволили широко применять новейшую технику в производстве и наладить массовый выпуск всех жизненно необходимых для общества благ. Достигнутая ступень хозяйственного развития стала промежуточной для последующего обобществления как средств производства, так и части предметов потребления.     Государственный сектор хозяйства     Как это не покажется удивительным, первый шаг к огосударствлению части экономики сделал канцлер Германии Отто фон Бисмарк.

 

В конце XIX в. он национализировал (перевел из частного владения в собственность государства) прусские железные дороги (для спасения железнодорожных компаний от краха во время кризиса 1873 г.) и поставил под государственный контроль производство и продажу табака (чтобы получать дополнительный доход). Такое наступление на частный сектор хозяйства многие собственники расценили как введение социализма. Правда, не обошлось без насмешливых разговоров о переходе к «табачному социализму».   Кстати, во многих странах образование государственной собственности отождествляется с социалистическим присвоением. Но в таком случае не учитывается, что государственная собственность может приобретать совершенно различное социально-экономическое содержание в зависимости от того, кто реально присваивает материальные блага .и в чьих интересах действует государство.

 

В середине XX в. с началом НТР и переходом к постиндустриальному обществу страны Запада сделали крупный шаг к изменению организационно-экономических отношений: возникла новая тенденция к реальному обобществлению значительной части макроэкономики. Государственный сектор макроэкономики возник посредством национализации многих предприятий и крупных отраслей хозяйства.

 

Однако национализация проводилась не путем насильственной конфискации (принудительного и безвозмездного изъятия имущества), а с выкупом материальных ресурсов предприятий.   Характерно, что в 1993 г.

 

конечное потребление государственных учреждений в валовом национальном продукте составило:   в США — 10%, Франции — 11, Швеции — 12 и Великобритании — 13%. В орбиту государственного присвоения во многих странах вошли, как правило, многие базовые отрасли промышленности (добыча энергоносителей, металлургия и др.), военно-промышленный комплекс, важнейшие финансовые учреждения (например, центральные банки, выпускающие деньги) и инфраструктура — производственная (железнодорожный, воздушный, трубопроводный транспорт, сеть электроснабжения и т.

 

д.) и социальная (здравоохранения, образование, социальное обеспечение и т.д.).   Стало быть, после эпохи классического капитализма и периода господства финансового капитала на Западе наступила новая фаза эволюции собственности, на которой частнособственнический капитализм еще раз был потеснен государственным сектором макроэкономики.   Новый сектор представляет собой только часть того богатства, которым располагает государство. Гораздо большая его доля поступает в виде налогов, собираемых государственными организациями с домашних хозяйств и предприятий. В свою очередь, свои доходы правительство частично предоставляет домашним хозяйствам в качестве трансфертных (лат. tnansferre — переводить) платежей — выплат денег (например, пособий по социальному обеспечению, стипендий, пенсий и т. п.). Оно также выплачивает предприятиям субвенции (лат.

 

subvenire — приходить на помощь) — денежные пособия, предоставляемые на определенные цели.   Следовательно, в макроэкономике сложились особые экономические отношения между государством, домашними хозяйствами и предприятиями. Они связаны с кругооборотом доходов этих хозяйственных субъектов, схематически отображенном в табл. 3.1.   Таблица 3.1   Кругооборот доходов в макроэкономике   От   К   домашним хозяйствам   предприятиям   государству   домашних хозяйств   —   Оплата покупаемых благ   Налоги   предприятий   Оплата факторов производства   —   Налоги   государства   Трансфертные платежи   Оплата благ и субвенции     В табл. 3.1.

 

показаны пути движения доходов от домашних хозяйств к государству (налоги) и в обратном направлении (трансфертные платежи). Аналогично перемещаются потоки доходов от предприятий к государству (налоги) и от последнего — к фирмам (оплата приобретаемых благ и субвенции).

 

Кроме того, предприятия платят за факторы производства, приобретаемые у домашних хозяйств (рабочую силу и другие ресурсы), а домашние хозяйства рассчитываются с ними за покупаемые блага.   Государственный сектор и получаемые им доходы служат материальной базой, которая позволяет правительству осуществлять в широких масштабах экономическую роль. Сейчас государство призвано: а) повышать эффективность всего национального хозяйства; б) обеспечивать рост и стабильность (устойчивость) экономики и в) добиваться большей социальной справедливости в распределении доходов среди всего населения. В дальнейшем мы подробно ознакомимся с этими и другими направлениями государственной хозяйственной политики.   Сейчас пора вернуться к исходному вопросу: на каком типе (форме) собственности базируется современный капитализм?     Структура собственности о общественный строй на Западе в конце XX в.     О структуре собственности в масштабе макоэкономики в тех или иных странах можно достовернее всего судить по фактам и статистическим данным.

 

Для этой цели из статистики США возьмем сведения о том, как на негосударственом секторе страны распределяются хозяйства по формам собственности и соответственно по организации производства (табл. 3.2).   Таблица 3.2   Формы хозяйства в США (1990 г.)   Формы предприятий   Количество фирм, %   Единоличные владения   68,4   Партнерства   10,3   Корпорации   21,3   Всего   100,0     Табличные данные показывают, что общая долевая собственность — партнерства (товарищества) и корпорации составляют менее 1/3 всех негосударственных предприятий. Подавляющая их часть приходится на индивидуальные владения. Легко можно сделать вывод: США- страна мелких собственников.

 

А теперь сопоставим это заключение со сведениями о том, какую долю занимают единоличные и иные фирмы во всем их валовом (общем) доходе (табл. 3.3).   Таблица 3.3   Валовой доход предприятий США (1990 г.)   Формы хозяйства Валовой доход, %   Единоличные владения 4,9   Партнерства 4,4   Корпорации 90,7   Всего 100,0     В табл.

 

3.3 мы обнаруживаем совершенно другую картину: на индивидуальные владения (то есть большинство фирм) приходится всего лишь 5% валового дохода. А на долю акционерных обществ достается 91% всего валового дохода. Не справедливее ли было бы сказать; экономика США — экономика корпораций?   Теперь мы можем сделать ряд более общих выводов.   1. Кардинальные (главные) перемены в макроэкономической структуре собственности выразились в том, что к концу XX в. индивидуальная собственность перестала быть становым хребтом современной экономики.   2. Полностью утрачено свойство классического капитализма быть «чистым капитализмом» («чистым» от участия государства в национальной экономике).

 

Прочное место в макроэкономике занял государственный сектор хозяйства.

 

3.

 

Ныне одновременно сосуществуют все три известные нам типа присвоения с их различными формами:   а) частная собственность на средства производства трудящихся (фермерская и иная индивидуальная собственность);   б) частнокапиталистическая;   в) общая долевая (товарищества, корпорации);   г) общая совместная (государственная).   Иначе говоря, сложилась необычная экономика, состоящая из нескольких укладов (форм хозяйства). В связи с этим в экономической литературе поставлена так называемая проблема «измов». Суть ее такова.   В предшествующие исторические эпохи социально-экономический строй общества базировался, как правило, на одной господствующей форме собственности — первобытнообщинный строй, рабовладельческий, феодализм, классический капитализм, социализм.   А как назвать одним словом нынешнюю социально-экономическую систему, утвердившуюся на Западе?   Профессора П. Самуэльсон и В. Нордхаус пришли к заключению: «Экономическая паника и глубокие депрессии 1890-х и 1930-х годов подвели интеллектуалов XX в. к вопросу о жизнеспособности капитализма, основанного на частном предпринимательстве»1.

 

1 Самуэльсон П. А., Нордхаус В. Д. Экономика. М., 1997. С.

 

51.     Прежнее название — «капитализм» — многие авторы категорически отвергают. Так, профессор Дэвид Хайнман (США) в учебнике «Современная микроэкономика: анализ и применение» считает фактом то, что «ни в США, ни в любой другой стране Запада экономику нельзя рассматривать как чисто капиталистическую»1.

 

1 Хайнман Д. Н. Современная микроэкономика: анализ и применение: В 2т.

 

/ Пер.

 

с англ.

 

Т. П.

 

М., 1992. С. 331.     Пожалуй, единственно, что можно более уверенно сказать о социально-экономическом строе на Западе: это- смешанная система, которая базируется на многоукладной экономике.

 

При этом в разных странах имеется совершенно неодинаковое сочетание всех типов и форм присвоения. Скажем, в смешанной экономике Великобритании 26% рабочей силы занято в государственном секторе страны, а 74% — в негосударственном; в Швеции же в государственном секторе трудится около 40% всех работников.    §4.

 

РОССИЯ: ПРЕОБРАЗОВАНИЕ СИСТЕМЫ СОБСТВЕННОСТИ     Полное огосударствление экономики   В 1917 г. социалистическая революция провозгласила цель — заменить капитализм социализмом. Но для исторического перехода к новому, более высокоразвитому общественному строю не было необходимых предпосылок.

 

Более того, Россия не имела даже тех достижений цивилизации, которые были в высокоразвитых странах:   а) отставание от них в техническом отношении выражалось в том, что Россия в основном пребывала на доиндустриальной стадии производства и ей еще предстояло совершить переход в индустриальную стадию;   б) задержка в организационно-экономическом и социально-экономическом развитии проявлялась в том, что в первичной и основной сфере экономики (сельском хозяйстве) преобладали мелкие и раздробленные крестьянские хозяйства, применявшие общинное землепользование;   в) велика была дистанция от передовых государств и в культурном отношении: почти поголовная неграмотность (по данным переписи населения 1897г. 73% граждан России в возрасте от 9 лет и старше не умели читать и писать).

 

За короткий исторический срок в СССР были созданы современное промышленное производство, плановая организация народного хозяйства, проведена культурная революция.

 

Но все эти преобразования проводились ценой низкого жизненного уровня населения, отсутствия демократии и гражданских свобод. Важно отметить, что огромную долю создаваемого богатства государство направляло на развитие мощной оборонной промышленности, о чем подробно будет сказано в теме 13.   В СССР с 30-х годов утвердился общественный строй, который может быть назван государственным социализмом. Государственный социализм — это искусственная социально-экономическая система, для которой характерен полный захват собственности государством.

 

В руках государства оказалась вся система отношений присвоения.

 

Во-первых, собственность народа на основные средства производства была превращена в безраздельную собственность государства.

 

Во-вторых, государственный аппарат сосредоточил в своих руках управление народным хозяйством. В-третьих, государство в максимальной степени централизовало у себя основную массу выпускаемой всеми предприятиями продукции и финансовые средства. Трудящиеся же оказались у государства наемными работниками, отчужденными от материальных условий труда и его плодов, от управления производством и превратились в простых исполнителей распоряжений вышестоящих органов. Они, естественно, не были материально заинтересованы в конечных результатах хозяйствования.

 

Не случайно государство широко и часто применяло административные, внеэкономические способы привлечения миллионов людей к труду.   Стало быть, всеохватывающее огосударствление экономики породило все более обостряющееся противоречие между действительным уровнем обобществления производства и господством государственной собственности, а тем самым — противоречие между коренными интересами всех трудящихся, приумножающих эту собственность, и интересами присваивающей результаты их труда государственной власти.     Реформа государственной собственности     Указанное противоречие может быть разрешено посредством реформы (лат. reformare — преобразовать) — изменения господствующей формы собственности.

 

Существо реформы состоит в том, чтобы произвести в значительных масштабах разгосударствление собственности — превращение государственной формы присвоения в разнообразные иные формы хозяйства.   Однако реформирование государственной собственности отнюдь не должно вести к полной ее ликвидации. Ибо, как нам известно, во второй половине XX в. общее нераздельное имущество везде используется в национальных интересах. Поэтому речь может идти о правильном определении границ разгосударствления и установлении нормальных соотношений между государственным и негосударственным секторами экономики страны.   Во всех странах реформирование государственной собственности именуют приватизацией (от лат. privatus — частный). Означает ли это, что государственные предприятия, средства транспорта, жилые здания и другое имущество передаются (или продаются) только отдельным лицам? Так, наверное, могло бы быть только в условиях классического капитализма. Но и это маловероятно, поскольку у государства тогда не было производственного имущества.

 

Во второй половине XX в. приватизация означает, по существу, разгосударствление.   В России приватизация началась с октября 1992 г. На первом ее этапе все граждане страны бесплатно получили так называемые ваучеры — приватизационные чеки.

 

Каждый ваучер соответствовал стоимости государственного имущества на сумму 10 тыс. руб.

 

Были провозглашены задачи приватизации: а) покончить с господством государственной собственности и б) сформировать класс частных собственников, который по уровню доходов превратится в зажиточный «средний класс» (это совершенно недостижимая цель, особенно в условиях громадного обесценения рубля и кризисного спада производства). По официальным данным, за период ваучерной приватизации (до 1 июля 1994 г.) было разгосударствлено 70% промышленных предприятий. Доля государственной собственности в общем объеме стоимости имущества составила 35%.   С 1 июля 1994г. был объявлен второй этап приватизации, во время которого имущество государственных и муниципальных предприятий должно продаваться за деньги. Для этого предполагалась продажа предприятий или из акций на аукционах (публичных торгах), разного рода конкурсах; выкуп арендованного имущества и другие способы приватизации.

 

При этом была объявлена основная цель — способствовать появлению новых собственников, которые будут заинтересованы развивать производство и вложат в него средства, повышающие эффективность (результативность) хозяйственной деятельности.   Между тем появлению «эффективных собственников» с самого начала мешали ряд обстоятельств:   многие крупные промышленные предприятия были проданы по чрезмерно низким ценам (нередко путем преступных сделок); их новые владельцы не заинтересованы вкладывать значительные суммы денег в техническое обновление производства;   3/4 акционированных промышленных предприятий находятся в собственности трудовых коллективов, которые имеют контрольный пакет акций и не собираются продавать его какому-то постороннему лицу; большое количество акций приобрели бесплатно за ваучеры мелкие собственники. Они заинтересованы лишь в получении наибольших дивидендов (доходов на акции) и на дают акционированным предприятиям никаких денежных средств.

 

В итоге сложилось явно ненормальное экономическое положение.

 

Приватизация не принесла обществу и государству сколько-нибудь существенного положительного результата. Более того, новоявленные собственники, как правило, не проявляют заинтересованность в расширении и техническом совершенствовании производства.

 

Начало реформирования государственной собственности открыло переходный период от государственного социализма к новой социально-экономической системе. Сейчас преждевременно описывать эту еще не сложившуюся систему. Однако можно отметить некоторые ее наметившиеся черты.   Во-первых, речь идет о бывшей социалистической экономике, поскольку разрушено господство государственной собственности как основа социализма.   Во-вторых, стала формироваться многоукладная экономика, включающая все типы присвоения: а) общее совместное (государственная, а также общинная собственность казачества и монастырей); б) частное и в) общее долевое (акционерные общества, товарищества, кооперативы, ассоциации и др.).   В-третьих, государство и право во все большей мере регулируют структуру и характер развития отношений собственности в стране.   Таким образом, мы завершили анализ первого элемента системы экономических отношений общества — собственности и соответствующих социально-экономических отношений. Далее нам предстоит рассматривать комплекс организационно-экономических отношений.

 

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА   Гражданский кодекс Российской Федерации.

 

Части первая, вторая.   Гэлбрейт Дж.

 

К.

 

Экономические теории и цели общества. М., 1975.

 

Гл. XIII.   Гильфердинг Р. Финансовый капитал / Пер. с нем. М., 1959.   Коуз Р. Фирма, рынок и право. М., 1973.   Маркс К.

 

Введение//К. Маркс, Ф.Энгельс. Соч. 2-е изд. Т. 12.   Милль Дж. С.

 

Основы политической экономии / Пер. с англ.

 

М., 1980. Т. I. Кн. II.

 

Гл. I.   Самуэльсон П. А., Нордхаус В.

 

Д.

 

Экономика. М., 1997.   Уголовный кодекс Российской Федерации. М., 1996.   Хайнман Д. Н. Современная микроэкономика: анализ и применение: В 2 т.

 

/ Пер. с англ. М., 1992. Т.

 

II.      ТЕМА 4 ТИПЫ ОРГАНИЗАЦИИ ХОЗЯЙСТВЕННЫХ СИСТЕМ    § 1. НАТУРАЛЬНОЕ И ТОВАРНОЕ ХОЗЯЙСТВО     В данной теме продолжается изучение системы экономических отношений, описанной в теме 2 (она схематически изображена на рис. 2.1).

 

Рассматривается один из видов организационно-экономических отношений: тип организации производства.   При организации любого хозяйства должны быть решены прежде всего такие вопросы:   1)для кого (каких потребителей) создавать блага;   2) как организовать труд всех изготовителей полезных вещей;   3) как наладить хозяйственные связи между производством и потреблением.

 

Основные различия между двумя типами организации хозяйства кратко можно представить так:   Натуральное производство   Товарное производство   1. Замкнутое хозяйство  2. Универсальный труд работников  3. Прямые связи между производством и потреблением   1. Открытое хозяйство  2.

 

Общественное разделение труда   3.

 

Производство связано с потреблением через рынок   Эта схема нуждается в разъяснении.     Натуральное производство     Натуральное производство- такой его род, при котором люди создают продукты для удовлетворения собственных потребностей. Эта исторически первая форма производства является самой простой.   Для натурального производства характерны следующие черты, выражающие сущность свойственных ему хозяйственных отношений.

 

1. Натуральное хозяйство-замкнутая система организационно-экономических отношений. Общество, в котором оно господствует, состоит из массы хозяйственных единиц (семей, общин, поместий). Каждая единица опирается на собственные производственные ресурсы и самообеспечивает себя всем необходимым для жизни. Она выполняет все виды хозяйственных работ, начиная от добывания разных видов сырья и завершая окончательной подготовкой их к потреблению.

 

2. Для натурального производства характерен ручной универсальный труд, исключающий его разделение на виды: каждый человек выполняет все основные работы. В нем применяется простейшая техника (мотыга, лопаты, грабли и т. п.) и кустарный инструмент. Естественно, что при таких условиях трудовая деятельность является малопроизводительной, выпуск продукции не может сколь-нибудь значительно возрастать.

 

3.

 

Натуральному хозяйству свойственны прямые экономические связи между производством и потреблением. Оно развивается по формуле «производство — распределение — потребление».

 

То есть созданная продукция- распределяется между всеми участниками производства и — минуя ее обмен — идет в личное и производственное потребление. Такая прямая связь обеспечивает натуральному хозяйству устойчивость.   В современных условиях натуральное хозяйство в значительной мере сохранилось во многих странах, где преобладает до-индустриальная экономика. В слаборазвитых странах еще в середине XX в. в натуральном и полунатуральном производстве было занято 50-60% населения. В настоящее время в этих государствах происходит ломка отсталой структуры народного хозяйства.

 

В нашей стране натуральное производство в особенности развито в личном подсобном сельском хозяйстве крестьян и на садово-огородных участках городских жителей.   Один из парадоксов сегодняшней России состоит в том, что после объявления в 1992 г. «движения к рынку» в ряде случаев началось движение в обратном направлении. Так, значительно увеличилось количество садово-огородных участков с натуральным производством (это — средство обеспечить себя остро необходимыми жизненными благами). Подтверждение этому мы находим в статистических данных, приведенных в табл. 4.1.   Таблица 4.1   Удельный вес продуктов питания, полученных населением России из личного подсобного хозяйства, в общем объеме потребления (в %)     Продукт   1980 г.   1994г.   Овощи и бахчевые   36   61   Фрукты и ягоды   22   36   Молоко и молочные продукты   21   33   Мясо и мясопродукты   19   24     Другой парадокс состоит в том, что вместо продвижения к рынку многие регионы страны усилили хозяйственную автаркию (замкнутость). Они ввели запрет на вывоз продовольствия в иные регионы (так стремились улучшить снабжение продуктами местного населения). Однако натурализация хозяйственных связей имеет и отрицательные последствия — подрывает нормальные хозяйственные связи.

 

Натуральное хозяйство отличается застойным характером, ибо ручной и неспециализированный труд отличается очень низкой выработкой продукции. Вследствие этого количество благ в расчете на одного жителя страны почти не увеличивается, а потребности людей долгое время остаются традиционными.   Натуральное хозяйство преобладало в течение самой длительной доиндустриальной стадии производства. В условиях машинной индустрии его окончательно сменил ставший господствующим второй род хозяйства.

 

Товарное производство     Товарное производство — тип организации хозяйства, при котором полезные продукты создаются для их продажи на рынке. Товарному хозяйству присущи следующие основные черты.   1.

 

Это хозяйство является открытой системой организационно-экономических отношений. Здесь работники создают полезные продукты не для собственного потребления, а для продажи их другим людям.

 

Весь поток новых вещей выходит за пределы каждой производственной единицы и устремляется на рынок для удовлетворения спроса покупателей.

 

2.

 

Производство товаров основано на разделении труда.

 

Его развитие зависит от того, насколько углубляется специализация (обособление) работников, предприятий на выпуске отдельных видов продуктов или частей сложных изделий. Такое явление объективно вызывается техническим прогрессом, а последний, в свою очередь, получает большой толчок при разделении труда. Неразрывная связь товарного производства с разделением труда, а стало быть, с прогрессом техники — одно из его несомненных преимуществ по сравнению с натуральным хозяйством.

 

3. Товарному хозяйству присущи косвенные, опосредованные связи между производством и потреблением. Они развиваются по формуле «производство — обмен — потребление». Изготовленная продукция сначала поступает на рынок для обмена на другие изделия (или на деньги) и лишь затем попадает в сферу потребления. Рынок подтверждает или не подтверждает необходимость изготавливать данную продукцию для продажи.   Значит, товарное хозяйство — это система организационно-экономических отношений, благодаря которой обеспечивается равносторонний прогресс экономики. При углублении разделения труда расширяется применение все более совершенной техники.

 

Это вызывает невиданный ранее рост выработки продукции. А благодаря повышению производительности труда увеличивается выпуск продукции в расчете на душу населения. К тому же создается возрастающее многообразие продуктов, предназначаемых для обмена на рынке на другие изделия.   Товарное хозяйство включает такие общие организационные связи, которые могут обслуживать самые различные социально-экономические системы. Однако при этом объем и значение производства товаров и их обмена совсем не одинаковы. В силу этого товарное хозяйство имеет исторический характер: оно существенно изменялось на протяжении всей истории.   Прежде всего важно выявить генезис (происхождение) товарного производства.

 

Одной из причин его возникновения является общественное разделение труда. Начало здесь было положено крупным общественным разделением труда: первым (обособление в сельском хозяйстве земледелия и животноводства) и вторым (выделение ремесла из сельского хозяйства). В дальнейшем все большую силу набирает экономический закон разделения труда. В соответствии с этим законом экономика прогрессирует вследствие все большей качественной дифференциации (расчленения) трудовой деятельности, что ведет к обособлению и сосуществованию различных ее видов. В итоге возникает несколько форм разделения труда: международное (между странами), общее (между крупными отраслями народного хозяйства — земледелием, промышленностью и т. д.), частное (деление внутри крупных отраслей на подотрасли, виды производства) и единичное (внутри предприятий — на разные их подразделения).   Другой причиной является хозяйственное обособление людей для изготовления какого-то продукта. Данное организационное отношение органически дополняет общественное разделение труда: человек выбирает какой-то вид работы и превращает его в самостоятельную деятельность. Это одновременно усиливает его зависимость от других товаровладельцев и порождает необходимость обмениваться разнородной продукцией, устанавливать связи через рынок.

 

Хозяйственное обособление людей тесно связано с формами собственности на средства производства. Так, оно является наиболее полным, когда товаропроизводитель — частный собственник. В меньшей мере обособление достигается, если какое-то имущество отдается в аренду — временное владение и пользование: тогда на какой-то период хозяйство ведет арендатор. Но одна частная собственность сама по себе не порождает товарно-рыночное хозяйство. Это видно на примере натурального производства при рабовладельческом и феодальном строе.   Между тем формы собственности порождают разные виды товарного производства. В зависимости от форм собственности и организационных отношений образуются два вида товарного производства. Исторически первым было простое товарное хозяйство крестьян и ремесленников, в котором применялся ручной труд. В этом случае из-за низкой выработки товарное производство соседствует с господствующим натуральным производством. При капитализме главные позиции в экономике занимает развитое товарное хозяйство.   На фазе классического капитализма развитое товарное хозяйство становится всеохватывающим. Все создаваемые блага превращаются в рыночные продукты.

 

Предметом купли и продажи становится наемный труд.

 

Но на современной стадии производства в результате активной экономической роли государства в макроэкономике выделился нетоварный сектор. В него вошло производство нерыночных благ (это- фундаментальные научные исследования, бесплатные виды образования, основная продукция военно-промышленного комплекса и др.). Как мы увидим в следующем параграфе данной темы, нетоварные вещи и услуги составляют особый класс современных благ.    § 2. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ФОРМЫ ПРОДУКТОВ     Натуральный продукт     Всякий продукт натурального производства имеет единственное свойство — полезность, то есть способность удовлетворять какие-то потребности людей. Важно обратить внимание на то, что полезность — это все, что удовлетворяет любые действительные потребности (даже то, что наносит ущерб здоровью: сигареты, наркотики и т. п.). Сами же потребности могут порождаться как биологическими нуждами, так и духовными запросами.   Каждое материальное благо имеет, как правило, не одну, а множество полезностей, или образно говоря, «пучок полезностей».

 

Так, домашняя хозяйка хорошо знает, сколько разных блюд она может приготовить, скажем, из куска мяса. По мере развития современной науки и технологии производства в природных веществах открывается все возрастающее количество полезных качеств.   Полезные свойства вещей производители и потребители материальных благ выявляют и оценивают по-разному. Изготовители продуктов в первую очередь применяют объективную оценку их вещественных свойств, позволяющих получить нужную полезность. Так, в железной руде определяется количество содержащегося в ней извлекаемого железа и других компонентов. Если количество полезных веществ в продуктах возрастает, то это повышает их качество, а тем самым увеличивает их полезность.   Потребители довольно часто придерживаются своих субъективных оценок пользы материальных благ, подчас пренебрегая их объективными качествами. Они смотрят на натуральные продукты с точки зрения личных запросов, вкусов и предпочтений. Разве каждый из нас не проявляет свою привязанность к выбору какого-то вида и сорта чая, кофе?

 

Здесь встречаются и уникальные случаи. В Китае у малочисленной народности мяо любимым блюдом является приготовленные с изыском бамбуковые крысы с гарниром из молодого бамбука…   В натуральном хозяйстве круг полезных продуктов, создаваемых для внутреннего потребления, очень ограничен. Иное дело — во втором роде производства. Здесь не только резко возрастает количество и разнообразие производимых продуктов, но изменяются также их свойства.     Товар и его свойства     Товар обладает прежде всего тем же свойством, что и натуральный продукт — полезностью (в политической экономии это свойство назвали «потребительная стоимость»). Однако одно дело — производить продукт для потребления в замкнутом хозяйстве и совсем другое — предназначать его для продажи на рынке.

 

Естественно, что в товарном хозяйстве требования покупателей к качеству полезных вещей по мере роста благосостояния населения закономерно возрастают. Мало того, в нынешних условиях все большие массы товаров обновляются и качественно совершенствуются в соответствии с требованиями маркетинга (о маркетинге речь впереди).   Вряд ли следует доказывать, что если товар не обладает полезностью, то он никому не нужен.

 

Однако можно ли считать, наоборот, что в капиталистическом товарном хозяйстве любая полезная вещь — это товар?   Ответ мы получим, если рассмотрим проблему: в каких случаях полезная вещь — товар? Для этого последовательно разберем признаки отличия товара от нерыночного блага.   Во-первых, очевидно, что товаром не может быть даровой продукт природы (родниковая вода, дикорастущие плоды и т. п.).   Им является полезная вещь, на создание которой затрачен труд человека.   Во-вторых, товарами не являются изделия, приготовленные для собственных нужд (как в натуральном хозяйстве).

 

Ими будут вещи, созданные для иных людей, — общественные полезности.   В-третьих, к числу товаров мы не отнесем вещь, которая достается потребителю бесплатно (например, подарок). Продаваемое на рынке благо предполагает равноценное возмещение.   Значит, товар — созданный трудом общественная полезность, предназначенный для равноценного обмена на рынке на другой продукт.   Из данного определения видно: товар при обмене на иной продукт получает на рынке меновую стоимость. Меновая стоимость — способность товара обмениваться на другие полезные вещи в определенных пропорциях (соотношениях) обмена. Например, на рынке можно приравнять друг к другу (цифры условные): 10м хлопчатобумажной ткани, 1 стол, 40кг мяса и проч. Такие обменные операции можно представить в алгебраическом виде:   хА = уВ = 7.С = ….

 

где А, В, С- полезные вещи;   х, у, z- количественные пропорции обмена.   Если задуматься о меновом равенстве серьезно, то окажется, что здесь неясно главное: что в товарах чему и почему равно?

 

В самом деле, равны ли обмениваемые товары как полезности?

 

Очевидно: в обмен вступают совершенно разнородные вещи (как в приведенном примере — ткань, стол, мясо). Ведь на рынке не обменивают какую-то определенную полезность на то же самое. Приравненные друг к другу блага не сопоставимы также в количественном отношении: ткани, как известно, измеряются в квадратных метрах, столы — в штуках, мясо — в килограммах и т.д. Что же в таком случае является равным в меновой пропорции?   Еще выдающийся мыслитель Древней Греции Аристотель (384-322 до н. э.) подметил: обмен невозможен без равенства, а равенство без соизмеримости. Однако что лежит в основе такой соизмеримости, никто не мог сказать в течение более двух тысячелетий. Только в XVIII-XIX вв. экономическая теория дала долгожданный ответ: общим содержанием менового равенства является одинаковая по величине стоимость, воплощенная во всех товарах.   Таким образом, товар имеет два свойства: полезность и стоимость.   Данная характеристика товара была вполне достаточна для простого и развитого товарного хозяйства вплоть до второй половины XX в.

 

Но в последнее время в условиях образования государственного сектора (а с ним, как отмечалось в предыдущем параграфе, нетоварной зоны макроэкономики) потребовалась новая классификация экономических благ. Помимо товаров в нее вошли и нерыночные продукты.     Классификация экономических благ     Весь мир созданных людьми полезных вещей и услуг можно подразделить на два класса, имеющих разные основания. Они, в свою очередь, раскладываются на отдельные виды. Первый класс образуется в зависимости от форм собственности. Он включает три вида.   Один вид — товары индивидуального потребления (предметы потребления и средства производства). Они имеют следующие социально-экономические признаки:   такие товары делимы, то есть существуют в виде сравнительно малых единиц, которые доступны отдельным покупателям;   эти вещи подвержены так называемому «принципу исключения»:   выбывает из их потребителей человек, который не в состоянии платить за благо по рыночной цене;   обладателем вещи становится лишь тот, кто желает и в состоянии уплатить за нее; такие товары производят владельцы частной и общей долевой собственности.   Другой вид — государственные или общественные блага. Эти полезные вещи, по существу, не являются товарами: они создаются не для рыночной продажи потребителям. Эти блага имеют такие черты:   полезные вещи неделимы, поскольку состоят из столь крупных единиц, которые невозможно предоставить отдельным лицам;   на материальные и нематериальные блага не распространяется «принцип исключения» (то есть невозможно отстранить людей от использования выгод данных продуктов и услуг);   подобные вещи и услуги создаются в государственном секторе.   Классическим примером общественных благ является маяк, ориентирующими сигналами которого могут пользоваться все без исключения морские суда. Сюда можно отнести общественную безопасность, национальную оборону, автомобильные магистрали и многое другое.   Третий вид первого класса — квазиобщественные или квазигосударственные (лат.

 

quasi — якобы) блага и услуги. К ним может быть применен «принцип исключения».   К этому виду относятся: а) библиотеки, музеи; б) профилактическое медицинское обслуживание; в) пожарная охрана, полиция и др. На данные блага и услуги могут быть установлены цены, а частные собственники (или владельцы общей долевой собственности) могут за плату обеспечивать ими потребителей. Однако такие собственники не берут на себя весь объем производства таких благ. Эту задачу выполняет государство, чтобы не допустить недостатка общественно полезных вещей и услуг.   Второй класс благ состоит из вещей, которые различаются в зависимости от характера удовлетворения потребностей. Они делятся на такие виды.

 

Один из них — взаимозаменяемые товары. Если растет покупка одного из них, то снижается продажа другого. Примерами могут служить, положим, пары продуктов: сливочное масло и маргарин, чай и кофе.   Следующий вид — взаимодополняемые блага.

 

Они сопутствуют друг другу и потребность в них одновременно увеличивается или в одно и то же время падает.

 

Это, скажем, автомашина и бензин, компьютер и дискеты.

 

Третий вид — независимые товары. Потребности в этих вещах никак не связаны (например, бананы и рыба, трикотажные изделия и наручные часы).   Как мы видим, современная классификация производимых благ отражает новые реалии последней трети XX столетия: многоукладную макроэкономику и достигнутое многообразие производимых экономических благ.

 

С позиций столь высоко развитого товарного хозяйства мы сейчас рассмотрим, что представляет собой стоимость товара.    § 3. ТЕОРИИ СТОИМОСТИ (ЦЕННОСТИ)     Изучение стоимости товара сильно затруднено по следующим обстоятельствам. Стоимость нельзя обнаружить непосредственно на поверхности хозяйственной жизни, поскольку она выражает невидимые глазу внутренние экономические отношения.

 

В связи с этим еще А.

 

Смит разделил экономическую систему на два вида отношений: экзогенные и эндогенные (названные так по современной терминологии).   Экзогенные (гр. ехо — вне и genos — происхождение) — хозяйственные связи, которые изменяются из-за причин внешнего характера.

 

Например, меновая стоимость товаров (пропорции из рыночного обмена) может меняться в зависимости от количества доставленных на рынок товаров, от сезона и других наблюдаемых всеми условий.   Эндогенные (от гр. endon — внутри и genos — происхождение) — экономические связи, которые развиваются под воздействием внутренних факторов. К их числу относится стоимость.

 

Экономисты-теоретики создали две прямо противоположные концепции стоимости (ценности).     Трудовая теория стоимости     Как известно, английские классики политической экономии (В. Петти, А. Смит, Д.

 

Рикардо) впервые определили сущность стоимости.   Содержание трудовой теории стоимости можно кратко изложить в следующих основных положениях.

 

1. Разнородные продукты рыночного обмена имеют одинаковое внутреннее содержание — стоимость. Поэтому на рынке они приравниваются друг к другу в определенной меновой пропорции.   2. Стоимость товаров создается общественным трудом производителей. Этот труд является общественным потому, что изготовитель рыночного продукта создает его для других. Стало быть, стоимость — воплощенный в товаре общественный труд. А равенство продуктов по их стоимости означает, что в них заключено одинаковое количество труда.   А. Смит разъяснял: «Не на золото и серебро, а только на труд первоначально были приобретены все богатства мира; и стоимость их для тех, кто владеет и кто хочет обменять их на какие-либо новые продукты, в точности равна количеству труда, которое он может купить на них или получить в свое распоряжение»1.   1 Антология экономической классики / В. Петти, А. Смит, Д. Рикардо. М., 1993. С. 103.     3. Труд, образующий стоимость, различается по его сложности или качеству Можно выделить простой (не требующий какой-либо подготовки) и сложный (квалифицированный) труд. На последний предварительно затрачиваются время, усилия человека, чтобы приобрести нужные знания и трудовые навыки.

 

Потому в рыночном обмене товаров один час сложного труда может быть приравнен к нескольким часам простого труда.

 

4. Сам труд измеряется с помощью рабочего времени. Если труд является одинаковым по качеству (допустим, простой труд), то он количественно измеряется в часах работы.   5. На изготовление одного и того же вида продукта работники обычно затрачивают неодинаковое по величине индивидуальное рабочее время.

 

Ибо они имеют различные условия производства (средства и предметы труда), отличаются по уровню квалификации, по степени интенсивности (напряженности) трудовых усилий. Поэтому товары одного и того же вида и качества (например, картофель), обычно имеют разную по величине индивидуальную стоимость.   Но на рынке товары не могут продаваться по индивидуальной стоимости каждого их владельца. Ведь в таком случае больше других выгадал бы человек, который затратил на одинаковый продукт самое большое по величине рабочее время (но это мог быть самый неискусный и ленивый). На рынке на изделия одного вида и качества устанавливается общественная (рыночная) стоимость. Стало быть, трудовая теория стоимости раскрыла экономические связи, которые можно схематически отразить в формуле «товаропроизводитель — общественный труд — товар — общественная стоимость — рыночная цена».

 

Заметно, что здесь представлен взгляд на товарно-рыночные отношения лишь с одной стороны — с позиции товаропроизводителя и продавца продукта.   А теперь взглянем на те же отношения с прямо противоположной стороны.

 

Нетрудовая теория стоимости     Австрийская школа предельной полезности (ее основатели К.

 

Менгер, О. Бём-Баверк и Ф. Визер) дала объяснение стоимости (ценности) и цены благ и услуг с позиции экономической психологии покупателя, потребителя полезных вещей. Основные положения их теории таковы.   1. Полезность нельзя отождествлять с объективными свойствами блага. Сам покупатель дает свою субъективную оценку роли определенного блага в удовлетворении его личных потребностей. Ценность блага сводилась к пониманию человеком значения потребляемой вещи для его жизни и благосостояния.   В этом утверждении имеется определенная доля истины. Даже в одной семье люди придают тому или другому благу разную ценность для их жизни и благосостояния. Ведь не случайно сложились поговорки: «О вкусах не спорят», «На вкус и цвет товарища нет».

 

2. Полезные блага подразделяются на два вида:   а) имеющиеся в безграничном количестве (вода, воздух и т.

 

п.). Эти вещи люди не считают полезными для себя, поскольку они имеются в таком избытке, который не нужен для удовлетворения человеческих потребностей;   б) являющиеся относительно редкими и недостаточными для насыщения сложившихся потребностей в них. Именно этим благам хозяйствующие лица приписывают ценность.   На практике, пожалуй, важно, что сравнительная редкость благ должна приниматься в расчет при установлении цен. Именно так это происходит, например, при ценообразовании на продукцию земледелия, где имеется сравнительно мало хороших по качеству земельных участков. Еще в большей мере уникальность некоторых благ оказывает воздействие на цены, когда на аукционах продаются раритеты.   3. В процессе личного потребления действует закон убывающей полезности.

 

Согласно этому закону степень удовлетворения потребности одним и тем же продуктом, если мы непрерывно продолжаем им пользоваться, постепенно уменьшается, так что наконец наступает насыщение. Известно, что проголодавшийся человек с большим аппетитом съедает первый ломоть хлеба. Затем с каждым новым куском утрачивается полезность хлеба до тех пор, пока пропадает желание есть этот продукт. Все съеденное количество хлеба образует величину насыщения.

Do NOT follow this link or you will be banned from the site! Пролистать наверх