КОЛЬЦОВ В В ИСТОРИЯ ЭКОНОМИКИ РОССИИ УЧ ПОС ХАБАРОВСК 2002 68 С 2

  2. В условиях крепостного права в России практически отсутствовал рынок свободной рабочей силы.   3. Основные денежные средства накапливались в сфере торговли и купеческой деятельности: доходы от внутренней и внешней торговли; ссудно-ростовщические операции и коммерческий кредит; система государственных откупов — при Петре I купцы получили право (откуп) реализации монополизированной государством продукции (винная, табачная, соляная монополии); система государственных промышленных заказов, которые при Петре I выполняли купеческие мануфактуры.   4. Задержка перехода торгового и купеческого капитала в иные формы рыночной предпринимательской деятельности. И только в период реформ Петра I с развитием финансового и промышленного секторов экономики начинается активное проникновение капитала в сферу производства.   Дальнейший импульс для своего развития предрыночные хозяйственные процессы XVII века получили в период экономических реформ Петра I.     2.2. Система экономических реформ Петра I: необходимость, структура, общая оценка   В России в конце XVII в. сложилась объективная необходимость проведения радикальных структурных реформ, что объясняется рядом причин:   1) действие модели запаздывающего экономического развития, следствием которой явилось серьезное отставание российской феодальной экономики от формирующейся рыночной модели Западной Европы;   2) слабость военного потенциала России: отсутствие регулярной армии, военно-морского флота, военной промышленности;   3) ситуация внешнеэкономической автаркии: отсутствие в России реального выхода в систему европейского рынка, т.к. выход в Балтийское и Черное моря контролировали Швеция и Турция.   Петр I как харизматический лидер страны не только понимал необходимость проведения радикальной модернизации России, но и обладал достаточным потенциалом для ее практической реализации.   Рассмотрим основные направления реформаторской деятельности Петра I.   1. Радикальная реформа системы государственного управления.   Система центрального управления — император, сенат, синод, ведомственные коллегии.   Система местного управления — 11 губерний для полицейских, фискальных и военных целей и 50 провинций.   Система городского управления — магистраты, бургомистры, посадские сходы.   2. Военная реформа — создание регулярной армии, военного флота, артиллерийского комплекса.   3. Внешнеторговая политика.   Победа России в Северной войне со Швецией и выход к Балтийскому морю расширили возможности, географию и объем российской внешней торговли. В своей внешнеторговой стратегии Петр I придерживался политики меркантилизма, т.е. политики достижения активного торгового и платежного баланса (превышение доходов от экспорта над расходами по импорту). Обязательным элементом меркантилизма была политика таможенного протекционизма — установление высоких таможенных тарифов товаров (1724 г.) для защиты отечественных производителей и как источника доходов в бюджет. В России была государственная монополизация внешней торговли, но государство представляло откупы отечественным купцам и торговым компаниям для выхода на европейский рынок; одновременно представлялись серьезные льготы и привилегии иностранным купцам. В 1703 г. в Петербурге была образована первая товарная биржа.   4. Финансовая и налоговая реформа.   В 1704 году Петр I начал перестройку русского денежного хозяйства, основой которой стала чеканка полноценных серебряных рублей (88,5% от общей суммы монетной чеканки); отметим, что золото пока не играет серьезной роли в денежном обращении страны. Чеканка монет стала монополией государства (монетная регалия) и давала около 27% доходов казны. При осуществлении на европейском рынке торговых и финансовых сделок русский рубль приравнивался к серебряному талеру (европейская торговая монета).   При Петре I в России начинает действовать система государственного и коммерческого кредита, вексельное обращение. Необходимо отметить, что преемники Петра I продолжили его финансовую политику: например, в 1754 году при Елизавете Петровне были созданы Дворянский заемный банк и Купеческий банк; в 1769 году Екатерина II начинает эмиссию бумажных ассигнаций, а в 1786 году был образован Государственный заемный банк.   Для решения фискальной проблемы (например, в структуре расходов бюджета 1701 г. 78% составили военные расходы) Петр I провел налоговую реформу: в 1718-1724 годах была введена подушная подать, которую платили мужское крестьянское население (помещичьи крестьяне — 74 коп., а государственные крестьяне — еще 40 коп. оброчной подати) и посадское население -1 руб. 14 коп.; всего в петровский период было 30 прямых, косвенных и чрезвычайных налогов.   5. Промышленная политика, которая имела три основных аспекта: во-первых, региональный аспект- формирование промышленного комплекса Уральского района (горнорудная промышленность, черная металлургия); во-вторых, развитие крупной мануфактурной промышленности, которая в отличие от наемных работников западноевропейских мануфактур использовала рынок крепостной рабочей силы; поэтому основным типом российских мануфактур были посессионные мануфактуры, владельцам которых правительство разрешило покупать (или прописывать) крепостных крестьян для осуществления мануфактурной деятельности; кроме посессионных, в России также действовали дворцовые, государственные, вотчинные и купеческие мануфактуры; в-третьих, формирование системы государственного стимулирования и поддержки мануфактурной промышленности — таможенный протекционизм, казенное строительство мануфактур и передача их частному капиталу, льготные ссуды и налоговые привилегии, обеспечение мануфактур землей, сырьем, рабочей силой, казенные заказа.   Именно в период петровских реформ начинает проявляться генетическая традиция российской экономической модели — активная экономическая роль государства, чтобы компенсировать слабые импульсы к накоплению капитала и предпринимательской деятельности.   С точки зрения макроэкономического анализа петровские реформы носили достаточно сложный и противоречивый характер: с одной стороны, реформы стимулировали дальнейшее развитие в России рыночных отношений (правда, не в классическом их виде), а с другой стороны, реформы финансировались за счет крестьянского хозяйства, что вызвало его депрессивное состояние; реформы не дали позитивных социальных результатов (например, за годы реформ податное население сократились на 20%); реформы, используя ценности западноевропейской цивилизации, не учитывали российскую психологию и менталитет и проводились насильственными методами.     2.3. Отмена крепостного права в России   19 февраля 1861 г. произошло одно из переломных событий в отечественной экономической истории — реформа крепостного права. Необходимо рассмотреть экономические и социально-политические предпосылки данной реформы.   1. Кризис феодально-крепостнической системы хозяйства в аграрном секторе российской экономики: во-первых, преобладание экстенсивной модели аграрного развития России, т.е. зерновой комплекс развивался за счет освоения новых черноземных аграрных районов на юге и юго-востоке страны при общем низком уровне интенсивных аграрных технологий; во-вторых, отсутствие у помещичьего хозяйства необходимых экономических условий для его рыночной перестройки: значительная часть помещиков вследствие консервативной социальной психологии не хотели подобной перестройки, а помещики — реформаторы столкнулись с отсутствием системы аграрных рынков и рыночной инфраструктуры — отсутствие рынка аграрной рабочей силы (крепостной крестьянин даже при предоставлении ему личной свободы не обладал психологией наемного работника) и оптового рынка аграрных технологий, слабое развитие рынка ипотечного банковского кредита и финансовая задолженность помещиков казне, недостаточная товарная емкость внутреннего рынка; поэтому дворянство вынуждено было усиливать барщинную и оброчную феодальную эксплуатацию; в-третьих, отсутствие у крепостного крестьянства экономического стимула и мотивации для более эффективной работы, хотя, например, государственные крестьяне, имеющие уже возможность заниматься коммерческой и предпринимательской деятельностью и часть помещичьих крестьян, отрабатывающих денежный оброк на отхожих промыслах, более активно втягиваются в рыночные отношения и процесс первоначального накопления капитала.   2. Регрессивное влияние крепостного права на интенсификацию индустриального развития России, т.к. промышленный сектор экономики также столкнулся с отсутствием системы конкретных рынков и рыночной инфраструктуры: отсутствие емкого и качественного рынка промышленной рабочей силы, банковско-кредитного рынка (например, Государственный банк России был образован в 1860 году, а первый частный акционерный коммерческий банк — в 1864 году), оптового рынка промышленных технологий, слабость промышленного внутреннего рынка вследствие низкой покупальной способности крестьянского населения.   3. Действие модели запаздывающего развития экономики России по сравнению с мировой цивилизацией. Например, в 1861 году чистый национальный продукт (ЧНП) России составлял 80% от уровня Англии и Германии, 40% от уровня США и лишь незначительно уступал уровню Франции, а удельный вес России в мировом промышленном производстве составлял 1,7%.   4. Военное и экономическое поражение феодальной России в Крымской войне (1853-1856 гг.) с индустриальными Англией и Францией, что вызвало в российском обществе шоковую реакцию; война также приостановила действие проводимой в 1839-1843 гг. денежной реформы Е.Ф. Канкрина — введение кредитных билетов, свободно обменивавшихся на серебро (система серебряного монометаллизма).   5. Обострение социально-политической ситуации в стране, что выразилось в увеличении крестьянских антифеодальных выступлений.   Таким образом, в первой половине XIX века в России начинает проявляться общий структурный или системный кризис феодально-крепостнической модели, для преодоления которого была проведена Александром II реформа крепостного права. Рассмотрим основные положения аграрной реформы 1861 года.   1. По Манифесту об освобождении крестьян все крепостные крестьяне получали личную свободу и гражданское права, но, во-первых, оставались серьезные ограничения юридической свободы крестьян (например, отсутствие паспорта), а во-вторых, крестьяне оказались в значительной правовой и экономической зависимости от сельской общины.   2. Наделение крестьян землей: по закону за помещиками признавалось право земельной собственности, а крестьяне получали наделы в пользование (община производила распределение наделов крестьянскими дворами по количеству душ мужского пола), взамен за отработку повинностей (оброка и барщины) до полного выкупа земли у помещика. Для определения нормы крестьянских наделов выделялись три природно-экономические зоны: нечерноземная (норма высшего надела — от 3,25 до 8 десятин), черноземная (от 3 до 4,5 десятин) и степная (от 6,5 до 12 десятин).   Существовала система так называемых «отрезков», т.е. помещики могли отрезать излишки земли от наделов, если до реформы земли у крестьянина было больше, чем он получил по закону 1861 года. Например, по 36 губерниям России крестьяне потеряли в результате реформы 18% земли, а в черноземных — 26%.   3. Выкупная операция: при определении размеров выкупных платежей государство исходило из того, чтобы после реформы помещикам был обеспечен их дореформенный совокупный доход, поэтому по каждому поместью определялся денежный доход от оброков и подсчитанная сумма рассматривалась как 6%-ный доход от капитала, то есть происходила капитализация дохода. Например, если годовой оброк был определен в 12 руб., то выкупной платеж устанавливался в 200 руб. Рыночная цена всей земли составляла 544 млн руб., а по выкупным расчетам — 867 млн руб. Кроме того, правительство предложило крестьянам такую методику выкупа: крестьяне, получившие полный надел, выплачивали непосредственно помещику 20% всей выкупной суммы, а оставшиеся 80% суммы выкупа помещикам возмещало государство в форме ценных бумаг под 5% годового дохода, но эту 80%-ную сумму крестьяне должны были выплатить государству в течение 49 лет; отметим, что выкупные платежи были полностью отменены только в 1907 году.   Данная аграрная реформа явилась основой комплекса «Великих реформ» 1860-1870-х годов — земская, городская, судебная, военная, образовательная реформы. Конечно, эти реформы носили ограниченный характер и не получили логического завершения. Но с точки зрения макроэкономического анализа данные реформы ускорили процесс формирования в России системы конкурентных рынков и рыночной инфраструктуры.   Краткие выводы. В период XVII-XVIII веков в феодальной хозяйственной системе России проходит процесс формирования рыночного сектора хозяйства и подобное сложное взаимодействие в экономике старых, феодальных форм хозяйства и новых, рыночных отношений приводит к появлению о первой половине XIX века макроэкономического структурного кризиса феодально-крепостнической модели, выходом из которого явилось проведение комплекса реформ 1860-1870-х годов.     Вопросы для самоконтроля     1. В каком году принят первый официальный государственный бюджет России?   101. 1680 год. 102. 1623 год. 103. 1701 год.   2. Главный результат процесса первоначального накопления капитала.   201. Формирование рынка рабочей силы. 202. Формирование денежного рынка. 203. Формирование рынка рабочей силы, денежных средств и внутреннего рынка.   3. Основа системы прямого налогооблажения при Петре I.   301. Подушная подать. 302. Подворное обложение. 303. Посошная подать.   4. Сторонником какого экономического учения (политики) был Петр I?   401. Учения А. Смита. 402. Учения физиократов. 403. Политики меркантилизма.   5. В каком году началась эмиссия бумажных ассигнаций в России?   501. В 1769 году. В 502. 1535 году. 503. В 1704 году.   6. Реформа 1861 года способствовала.   601. Консервации феодальной системы. 602. Ликвидации помещичьего землевладения. 603. Переходу к системе рынков и рыночной инфраструктуре.    ТЕМА 3. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ РОССИИ В ПЕРИОД ФОРМИРОВАНИЯ ИНДУСТРИАЛЬНОЙ (МОДЕЛЬ СВОБОДНОГО РЫНКА) ХОЗЯЙСТВЕННОЙ СИСТЕМЫ     В данной теме рассматривается переходный процесс формирования в пореформенной России рыночный (индустриальной) хозяйственной системы в варианте модели свободного рынка.     3.1. Перестройка сельского хозяйства России на рыночных основаниях в пореформенный период   Вследствие логической незавершенности реформы 1861 г. рыночная перестройка российского аграрного сектора носила особенно сложный и противоречивый характер. Основным проявлением развития рыночных отношений в крестьянском хозяйстве была его социально-экономическая дифференциация и выделение трех основных групп крестьянского населении:   1. Группа сельской буржуазии (20% хозяйств) как экономический лидер деревни. Основные экономические признаки данной группы: во-первых, основа хозяйства — надельная, купчая и арендованная земля; во-вторых, относительно более высокий технический уровень производства и использование батраков и наемных работников; в-третьих, связь с рынком: предложение — товарная аграрная продукция, спрос — средства производства, рабочая сила, потребительские товары; в-четвертых, соединение товарного земледелия с торгово-промышленной и ростовщической деятельностью. Из этой группы выделялось кулачество — крестьяне, которые уже не связаны с землей, а занимались аграрным предпринимательством и коммерцией.   2. Группа сельского пролетариата (50% хозяйств) как экономический аутсайдер деревни. Основные признаки группы: во-первых, основа хозяйства — только надельная земля, очень низкий технический уровень, поэтому основным средством экономического существования бедного крестьянства являлось батрачество или уход на городской рынок труда; во-вторых, связь с рынком: предложение — рабочая сила, спрос — потребительские товары.   3. Группа среднего крестьянства (30% хозяйств). Основные признаки группы: во-первых, основа хозяйства — надельная земля, низкий технический уровень, семейный труд; во-вторых, слабые связи с рынком, практически натуральное хозяйство; в-третьих, середняки в качестве одного их методов экономического выживания использовали систему отработок, т.е. взятую у помещика денежную или натуральную ссуду они отрабатывали в его хозяйстве своим инвентарем — своеобразный пережиток барщинных отношений; объективно отработочная система сдерживала процесс дифференциации среднего крестьянства и развитие рыночных отношений в деревне.   Однако рыночная (фермерская) перестройка крестьянского хозяйства в пореформенный период не получила логического завершения, т.к. в России или вообще отсутствовали, или были слабо развиты основные предпосылки формирования фермерского хозяйства:   1. Отсутствие свободного рынка земли, поэтому крестьянская буржуазия вынуждена была покупать или арендовать землю только у помещика.   2. Слабое развитие рынка банковского ипотечного кредита, т.к. изданный в 1882 году Крестьянский поземельный банк пока не играл большой роли в системе аграрного ипотечного кредитования. Поэтому в пореформенной деревне большое развитие получил ссудно-ростовщический капитал.   3. Низкая качественная характеристика рынка аграрной рабочей силы, т.к. сельский пролетарий как бывший крепостной крестьянин имел психологию батрака, но не наемного рабочего.   4. Низкий уровень агарного оптового рынка, поэтому потенциальному фермеру сложно было приобрести качественную сельскохозяйственную технику.   5. Отсутствие системы государственного стимулирования и поддержки фермерс-кого крестьянского хозяйства в отличие, например, от фермерской экономики США.   6. Отсутствие системы крестьянской кооперации, которая в западных странах обслуживала конечные стадии агропромышленного цикла, поэтому в российской деревне зажиточный крестьянин часто вынужден был сам заниматься переработкой и реализацией продукции.   7. Наличие имманентно присущего национальной экономической модели России института крестьянской общины, которая, с одной стороны, имела такие привлекательные для крестьянства принципы, как коллективизм, взаимопомощь, уравнительность, трудовая демократия и местное самоуправление, а с другой — серьезно сдерживала рыночную свободу и мотивацию крестьянина — фермера.   Такой же сложный характер имел процесс буржуазной эволюции пореформенного помещичьего хозяйства, в структуре которого проявлялись три аграрные системы:   1. Отборочная система хозяйства (17 губерний Европейской России, в основном черноземных) — крестьяне за полученную у помещика денежную или натуральную ссуду или за аренду земли отрабатывают в помещичьем хозяйстве своим инвентарем.   2. Фермерская (рыночная) система хозяйства (19 губерний, в основном в южных и юго-восточных регионах) — помещики-фермеры используют вольнонаемный труд, банковские кредиты (в 1885 году был образован Дворянский земельный банк), сельскохозяйственные машины (привоз из-за границы и внутреннее производство); кроме того, эти хозяйства ориентировались прежде всего на зерновой экспорт, поэтому получали серьезные льготы со стороны государства.   3. Смешанная система хозяйства (7 губерний) — сочетание элементов отработочной и капиталистической систем.   В заключение можно сделать вывод, что пореформенный аграрный переворот в России не имел достаточно радикального характера вследствие сохранения помещичьей земельной собственности и феодальных пережитков.     3.2. Индустриальная перестройка российской промышленности в пореформенный период   Основным явлением пореформенной рыночной трансформации промышленного комплекса России явилось осуществление промышленного переворота. С точки зрения макроэкономического анализа промышленный переворот — это не только техническая революция, т.е. использование машинных технологий во всех отраслях народного хозяйства, но и радикальная структурная перестройка, означающая переход к индустриальной экономической цивилизации.   По сравнению с мировым опытом индустриальной модернизации российский промышленный переворот имеет характерную особенность: если в западных странах движение к индустриальной модели проходило логически через стадии радикальных политических аграрных и промышленных переворотов, то в России был особый тип рыночной эволюции со своеобразной перестановкой фаз исторического развития — промышленный переворот проходил в условиях логической незавершенности и буржуазно-демократического политического переворота и аграрно-буржуазного переворота; тем более, логически не завершился и сам промышленный переворот, хотя к концу XIX в. в ведущих отраслях промышленности преобладала машинная техника. Но по сравнению со многими странами Западной Европы Россия выделялась относительно высокими темпами осуществления промышленного переворота, что объясняется, во-первых, более низким стартовым уровнем индустриального развития страны, а во-вторых, на ускорение промышленной революции в России повлияло наличие комплекса стимулирующих факторов:   1) реформа 1861 года, которая способствовала формированию в России системы промышленных рынков и рыночной инфраструктуры;   2) положение догоняющей страны позволяло России активно заимствовать зарубежный технологический опыт, но, с другой стороны, неэффективно использовался собственный научно-технический потенциал страны;   3) территориальный и ресурсный факторы индустриализации, что влияло на процесс промышленного районообразования: в традиционных промышленных районах, в Центре и Санкт-Петербурге формируется машиностроительный комплекс, а Урал теряет свое значение, т.к. мировая черная металлургия использует не древесный, а коксующий уголь, которого на Урале нет; одновременно формируются новые районы — Прибалтика, Польша, угольно-металлургический Донецко — Приднепровский район на Украине, нефтедобыча и нефтепереработка Грозного и Баку; также активизируется процесс урбанизации (рост городского населения);   4) серьезным стимулятором формирования в России системы рынков явилось активное железнодорожное строительство: во-первых, формирование национального внутреннего рынка, инфраструктурной системы и как фактора промышленного районообразования; во-вторых, выход аграрной, прежде всего, зерновой продукции на внешний рынок; в-третьих, увеличение спроса на продукцию смежных отраслей промышленности (уголь, нефть, металл, лес, транспортное машиностроение); в-четвертых, влияние на рынок индустриально труда, на денежный и кредитный рынок (железнодорожное строительство требовало крупных акционерных капиталов и банковских кредитов), на фондовый рынок (государственные и частные железнодорожные ценные бумаги; строительство благодаря политике С.Ю. Витте Транссибирской магистрали способствовало хозяйственной колонизации Сибири и Дальнего Востока и выходу на азиатские рынки. Но, с другой стороны, несмотря на относительно динамичные темпы железнодорожного строительства, Россия по плотности железных дорог и их технической оснащенности занимала одно из последних мест в Европе, и вообще общая эффективность российского железнодорожного комплекса уступала рыночным стандартам;   5) одним из эффективных аспектов политики форсированной индустриализации С.Ю. Витте было использование иностранного капитала. С точки зрения инвестиционного климата российская экономика была привлекательна для иностранных инвесторов: сырьевые ресурсы, дешевая промышленная рабочая сила, потенциально емкий внутренний рынок, относительно высокая норма промышленной прибыли, динамично развивающаяся экономика, а также наличие законодательной базы инвестирования (права и обязанности инвестора, гарантии, льготы) и благоприятные последствия финансовой реформы С.Ю. Витте — золотой стандарт рубля и его внешняя конвертируемость, развитая банковско-кредитная система и рыночная инфраструктура.   Иностранные инвестиции привлекались в Россию как в виде целевых государственных займов и кредитов, так и в форме прямых инвестиций (иностранные фирмы, смешанные предприятия) в реальный сектор экономики, особенно в наиболее капиталоемкие отрасли добывающей промышленности и в железнодорожное строительство, что позволяло использовать новейшие технологии и опыт менеджмента таких стран, как Англия, Германия, Франция и Бельгия.   Исключительное значение для пореформенный российской экономики сыграла финансовая политика С.Ю. Витте.   Проведение в 1897 году в целях борьбы с бумажной инфляционной эмиссией радикальной денежной реформы — переход к системе золотого стандарта, т.е. выпуск золотых монет и свободный обмен бумажных банкнот на золото (золотой паритет рубля — 7,74 г. чистого золота). Для обеспечения банкнот золотом в Государственном банке России был создан соответствующий золотой запас (1897 г. — 1095 млн руб.) за счет развития золотодобычи, внешних кредитов и активного внешнеторгового баланса (прежде всего зерновой экспорт); русский рубль стал также внешнеконвертируемой валютой.   Достижения сбалансированного бюджета (профицит бюджета — превышение доходов над расходами) за счет, с одной стороны, увеличения бюджетных накоплений: высокие косвенные налоги (акцизы) на товары массового спроса, винная монополия (при Витте 30% доходов казны), увеличение доходов госсектора (например, железнодорожный комплекс), а с другой — за счет жесткой расходной политики (например, сокращение военных и управленческих расходов).   Формирование национальной трехуровневой банковской системы, которая включала в себя систему государственного кредита, систему народного и частного коммерческого кредита и систему мелкого кредита и кредитной кооперации.   Кроме того, серьезным фактором индустриальной перестройки России явилась протекционистская промышленная политика правительства С.Ю. Витте: высокие таможенные пошлина на иностранные товары, система государственных промышленных заказов, активизация государственного сектора экономики, система государственного кредита и инвестиций, стимулирование частных инвестиций. Результатом циклического индустриального развития России явился значительный промышленный подъем 90-х годов XIX в., в результате которого Россия по важнейшим экономическим параметрам приблизилась к ведущим западным странам.   Краткие выводы. В пореформенный период в России проходил процесс активной рыночной перестройки народнохозяйственного комплекса, но с различной степенью эффективности: если рыночная трансформация аграрного сектора логического завершения не получила, то в промышленном секторе благодаря промышленному перевороту были заложены основы индустриальной хозяйственной системы.   Вопросы для самоконтроля     1. Какие системы организации помещичьего хозяйства преобладали в пореформенный период в России?   101. Фермерская (рыночная) система. 102. Отработочная система. 103. Смешанная система.   2. В результате какой денежной реформы произошел переход к золотому монометаллизму в России?   201. Реформа Петра I. 202. Реформа С.Ю. Витте. 203. Реформа Е. Канкрина.   3. Какая политика была характерна для внешнеторговой стратегии России?   301. Политика фритредерства (свободной торговли). 302. Политика изоляционизма. 303. Политика протекционизма.   4. Главный результат промышленного переворота.   401. Переход от мануфактуры к фабрике. 402. Радикальная структурная перестройка экономики и общества. 403. Использование машинной техники в промышленности.   5. Основная причина экономического упадка Урала в период промышленного переворота.   501. Изменение технологии черной металлургии. 502. Сохранение посессионных мануфактур. 503. Слабое развитие в регионе железных дорог.   6. Основные факторы промышленного подъема 90-х годов XIX века в России.   601. Железнодорожное строительство. 602. Наличие высококвалифицированной рабочей силы. 603. Иностранный капитал.   7. Основные экономические последствия использования иностранных инвестиций в России.   701. Абсолютная экономическая зависимость России от иностранного капитала. 702. Привлечение новых промышленных технологий. 703. Решение проблемы накопления капитала.    ТЕМА 4. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ РОССИИ В ПЕРИОД МОНОПОЛИСТИЧЕСКОЙ МОДЕЛИ РЫНОЧНОЙ ХОЗЯЙСТВЕННОЙ СИСТЕМЫ     В данной теме рассматривается процесс формирования и развития в России монополистической модели рыночной системы (стадия империализма) и попытка завершения рыночной перестройки сельского хозяйства страны через столыпинскую аграрную реформу.   На рубеже XIX и XX веков ведущие страны мирового хозяйства переходят от модели свободного рынка к модели монополистического рынка (стадия империализма). Необходимо рассмотреть причины и логику подобного стадиального перехода: первопричина — появление новых промышленных технологий второй технической революции (электроэнергетика, двигатель внутреннего сгорания, сталелитейные и химические технологии и др.); для конкурентного использования этих технологий нужен «эффект крупного капитала», поэтому усиливается процесс концентрации производства и промышленного и банковского капитала, особенно в период мирового экономического кризиса 1900-1903 гг.; меняются характер и формы конкурентной ситуации на свободном рынке, и крупные предприятия, желая избежать негативных последствий этой новой ситуации, объединяются в различные монополистические союзы (картели, синдикаты, тресты, концерны), чтобы поделить рынки производства и сбыта продукции, определить цены и рыночные квоты и т.д.   Конечно, переход к монополистической модели рынка вызвал серьезную модификацию рыночного механизма: во-первых, изменение отношений собственности: — переход от индивидуальной частной собственности к коллективной (корпоративной) частной собственности; акционерная форма организации монополии серьезно меняет ее рыночную стратегию; во-вторых, изменение механизма конкуренции: при монопольном рынке появляются серьезные барьеры для вступления потенциального конкурента в отрасль, поэтому «угасает» воздействие конкуренции на рыночные процессы, и монополия теряет стимулы для использования новейших технологий; в-третьих, изменение механизма ценообразования: вместо свободных цен под воздействием спроса и предложения на рынке формируется жесткое монопольное ценообразование, т.е. цены диктует не потребитель, а производитель-монополист; в-четвертых, для преодоления негативных проявлений монопольного рынка формируется система государственного регулирования экономики, в частности, антимонопольная политика государства.   По сравнению с западными странами модель российского империализма имела свои особенности:   1. Логическая незавершенность радикального политического и аграрного переворотов в России, поэтому и в политической системе страны, и в аграрном секторе экономики сохранялись серьезные пережитки феодальной модели.   2. Высокая степень концентрации производства, капитала и рабочей силы, но, во-первых, для России была характерна концентрация на крупных предприятиях малоквалифицированной и дешевой крестьянской рабочей силы, и русский промышленник не имел заинтересованности в повышении технического уровня производства; во-вторых, вследствие высокой концентрации производства и капитала российский рынок имел высокий уровень монополизации: например, синдикат «Продамет» контролировал 90% всего металлургического производства южного региона, синдикат «Продвагон» — 90% всех заказов на железнодорожные вагоны, синдикат «Продуголь» — 65% добычи угля в Донбассе; для сравнения: если в США рыночная квота фирмы превышала 60%, в действие вступало антимонопольное законодательство; отметим, что антимонопольная политика российского правительства не всегда была достаточно эффективной.   3. Активная роль иностранного капитала в процессе формирования в России системы промышленных и банковских монополий: практически все основные монополии создавались при участии или воздействии иностранных инвесторов, что оказывало противоречивое воздействие на экономическую политику российских монополий.   4. Особую роль в российской экономической модели играло государство (своеобразная система «государственного капитализма»). Однако в период империализма начинает действовать формула «больше государства — меньше рынка», т.е. активная государственная интервенция внутри российской экономической системы сдерживала действие естественных рыночных механизмов.   5. Относительное индустриальное (технологическое) отставание России от ведущих стран мирового хозяйства. Вследствие действия экстенсивной модели Россия по темпам экономического развития опережала многие западные страны: например, в период 1885-1913 годов среднегодовой темп прироста ЧНП в России составлял 3,4% против 2,7% в мировой экономике, а душевой темп прироста — 1,75% и 1,6% соответственно. Но по уровню интенсивного развития Россия уступала ведущим западным странам: в 1913 г. ЧНП России составлял 80% от уровня Германии, 21% — от уровня США, равен был показателю Англии и на 40% превышал уровень Франции. Средняя производительность труда в промышленности России была в 3,5-4 раза ниже показателя США, а средняя производительность труда в крестьянском хозяйстве — в 9-10 раз меньше производительности труда американского фермерского хозяйства. Вследствие логической незавершенности промышленного переворота в России сложилась аграрно-индустриальная модель экономики с преобладанием в структуре хозяйства аграрного сектора, отраслей легкой и добывающей промышленности при относительном развитии обрабатывающих отраслей.     4.2. Столыпинская аграрная реформа: причины, структура, результаты   Столыпинская аграрная реформа явилась логическим продолжением крестьянской реформы 1861 года.   Рассмотрим основные причины и цели данной реформы.   1. Ситуация макроэкономического структурного дисбаланса между промышлен-ным и аграрным секторами российской экономики: если в промышленном комплексе происходит индустриальная перестройка и внедряется машинная техника, то в аграрном секторе — домашинные технологии и хозяйственная депрессия.   2. Логическая незавершенность общей рыночной перестройки российской эконо-миики вследствие слабого развития в стране системы аграрных рынков — продовольственного, сырьевого, оптового (рынок аграрной техники), узость внутреннего рынка вследствие низкой покупательной способности крестьянского населения. Необходимо было через радикальную аграрную реформу включить патриархальный аграрный сектор в систему рынка и товарного оборота.   3. Обострение социально-политической ситуации в деревне в период революции 1905-1907 гг.   Еще С.Ю. Витте разрабатывал планы решения аграрного вопроса, т.к. его политика приоритетного финансирования промышленности привела к неблагоприятной инвестиционной ситуации в сельском хозяйстве, но практическую реализацию реформы осуществил П.А. Столыпин. Ситуация в России не позволяла реализовать ни американский вариант аграрного реформирования (невозможность ликвидации помещичьей земельной собственности), ни прусский вариант, требующий длительного периода осуществления, поэтому Столыпин избрал модель смешанной многоукладной аграрной системы (сочетание государственного, общинного, семейно-трудового и фермерского хозяйства).   В структуре столыпинской агарной реформы можно выделить следующие положения:   1. Предоставление крестьянскому сословию значительной юридической свободы. С получением паспорта с крестьянства были сняты ограничения в гражданских правах и свободах.   2. Реформирование крестьянской общины. Крестьяне получили право свободного выхода из общины и путем ликвидации чересполосицы создания отрубного хозяйства (собственное владение на территории села) или переселения на хутор на правах наследственной собственности. Но наличие у крестьянства консервативной общинной психологии и менталитета привело к тому, что из мирского землепользования за 1907-1914 годы вышло всего 26% всех общинных дворов (2,5 млн домохозяев), что составило 22% всех общинных земель; бедные крестьяне, как правило, после выхода из общины продавали свой надел или переселялись на новые земли за Урал. Кроме того, реформа не учитывала специфики природной аграрной зональности и часто использовались методы насильственного разрушения общины.   3. Формирование системы крестьянской кооперации. Попытка Столыпина трансформировать общину через активное развитие сельскохозяйственный, потребительской и кредитной кооперации: например, в 1917 г. в России насчиталось 54 тысяч кооперативов (25 миллионов крестьян), в том числе 16 тысяч кредитных кооператоров (10 миллионов пайщиков).   4. Формирование системы государственной поддержки и стимулирования крестьянского фермерского хозяйства. В данной системе можно выделить три направления: во-первых, деятельность Крестьянского поземельного банка, который получил право иметь собственный земельный фонд (казенные и удельные земли и земли, купленные у помещиков), и продажу землю крестьянам — отрубникам и хуторянам по льготным кредитам; всего за период реформы при содействии банка крестьяне приобрели 10 миллионов десятин земли и было выдано ссуд на 1 млрд. золотых рублей, причем Крестьянский банк не только занимал ведущее место в системе аграрного ипотечного кредита, но и играл большую роль на рынке ценных бумаг. Например, в 1917 г. на его долю приходилось 24% всех ипотечных облигаций, выпущенных всеми ипотечными учреждениями России; во-вторых, развитие системы акционерных коммерческих земельных банков, предоставляющих агрокультурный, ипотечный, землеустроительный и мелиоративный кредит; и в-третьих, предоставление крестьянским фермерским хозяйствам государственных субсидий, дотаций и кредитов.   5. Переселенческая политика, которая преследовала три цели: во-первых, смягчить аграрное перенаселение в центральных регионах страны; во-вторых, через крестьянскую колонизацию подготовить условия для будущего промышленного освоения Сибири и Дальнего Востока; в-третьих, создать в этих регионах крестьянскую фермерскую систему. Для переселенцев правительство устанавливало большие льготы при переезде и обустройстве на новом месте: низкие цены на железнодорожные билеты, освобождение от налогов на пять лет, ссуды и кредиты на покупку земли, машин, землеустройство, создание с помощью государства инфраструктурной системы; неслучайно экспорт сибирского зерна и масла положительно влиял на внешнеторговый баланс страны. Всего за 1906 — 1914 годы переселилось за Урал 3,5 миллионов крестьян (из них 18 % возвращенцев).   С точки зрения макроэкономического анализа столыпинская аграрная реформа имела сложный и противоречивый характер. С одной стороны, можно выделить позитивные экономические результаты данной реформы: во-первых, увеличение емкости аграрного внутреннего рынка; посевные площади увеличились на 10%, урожайность сельскохозяйственных культур повысилась на 14%, валовые сборы аграрной продукции увеличились на 80% (сбор зерна — на 40%), товарность сельскохозяйственной продукции увеличилась на 48%, резко повысился спрос на сельскохозяйственные орудия и минеральные удобрения; например, в 1911 — 1913 годах страна получила зерновых на 28% больше, чем США, Канада и Аргентина, вместе взятые; во-вторых, увеличение экспорта сельскохозяйственной продукции, особенно зерновой продукции (15,5 млн т в год), чему способствовали и высокие цены на мировом зерновом рынке; например, в 1912 г. зерновой экспорт России на 30% превысил экспорт США и Канады.   Но, с другой стороны, реформа имела и негативные проявления: во-первых, сохранение помещичьей земельной собственности и ограниченный рынок земли; во-вторых, слабое развитие интенсивных аграрных технологий: например, средняя урожайность зерна была в два раза ниже, чем во Франции, и в три раза ниже, чем в Германии; 58% крестьянских хозяйств не имели плугов, а минеральные удобрения использовались только на 2% посевных площадей, т.е. крестьянское хозяйство, имея ограниченные инвестиционные возможности, не могло использовать эффект крупного производства и капитала. Кроме того, на логическую незавершенность данной реформы повлияли ограниченный временной период ее реализации (практически 8 лет, до начала первой мировой войны) и политическое убийство Столыпина в сентябре 1911 года.     4.3. Экономическое развитие России в период 1913-1917 годов   В 1909-1913 годах в России наблюдался значительный по темпам и масштабам промышленный подъем, в основе которого были следующие факторы:   1. Активное использование промышленных технологий второй технической революции и развитие «новых» отраслей промышленности: электроэнергетика, сталелитейная, нефтедобыча и нефтепереработка, химическая, электротехническая, машиностроение.   2. Новая «волна» иностранных инвестиций после определенного «затишья» на инвестиционном рынке, особенно в новые отрасли промышленности и банковскую сферу.   3. Благоприятные последствия столыпинской аграрной реформы: развитие сырьевого рынка, активный спрос на аграрные технологии, получение благодаря активизации зернового экспорта валютных ресурсов для закупки зарубежной техники.   4. Реализация после русско-японской войны крупномасштабных военных программ и система государственных военных заказов.   5. Стабилизация финансовой ситуации в стране как следствие финансовой реформы С.Ю. Витте — золотой рубль, профицит бюджета, активный торговый и платежный баланс, развитая банковско-кредитная система.   Но несмотря на предвоенный промышленный подъем, вследствие логической незавершенности промышленного переворота экономика России оказалась относительно неготова к процессам первой мировой войны, особенно по сравнению с военно-промышленным потенциалом Германии.   Необходимо отметить, что война оказала достаточно противоречивое воздействие на российскую экономику: с одной стороны, отрасли военно-промышленного комплекса, используя благоприятную военную конъюнктуру, демонстрировали относительно высокие темпы своего развития, а с другой стороны, можно выделить те отрасли российской экономики, которые в период войны испытывали серьезные трудности: во-первых, отрасли потребительского комплекса, которые столкнулись в ходе войны с проблемой рабочей силы, сырья, импорта машин и платежеспособного спроса населения; во-вторых, аграрный сектор экономики, т.к. традиционно низкий уровень аграрных технологий не смог компенсировать потерю мужской крестьянской рабочей силы и реквизицию лошадей; в-третьих, кризис железнодорожного транспорта, который, несмотря на хорошие урожаи военных лет и рост угледобычи Донбасса, не сумел обеспечить поставку в промышленные центры топлива и продовольствия (в 1916 году в городах появилось карточное распределение продуктов и потребительских товаров); и в-четвертых, финансовый сектор экономики: общие финансовые расходы на войну составили 39 млрд руб., бюджетный дефицит за 4 годы войны составил 49 млрд руб.; расходы возмещались за счет эмиссии денег (число бумажных денег в обращении увеличилось в 6 раз, инфляция — 40% в год), налогов, внутренних и внешних займов; в годы войны Россия отказалась от золотого стандарта рубля.   Но наиболее масштабный экономический и социально-политический кризис в России проявился в 1917 году, что связано, во-первых, с качественными последствиями военной ситуации, а во-вторых, с низкой эффективностью социально-экономической политики Временного правительства. Последнее обстоятельство объясняется комплексом причин:   1. Продолжение участия России в войне, что усиливало негативное воздействие военной конъюнктуры на экономические процессы, но Россия не могла реально выйти из военной ситуации вследствие, во-первых, проблемы внешней задолженности страны по тем займам и кредитам, которые предоставляли правительству союзники — страны Актанты, и, во-вторых, деструктивной позиции крупной русской буржуазии, которая получала благодаря военным заказам монопольно высокие доходы и не была заинтересована в окончании войны.   2. Сложившаяся после февраля 1917 г. ситуация политического двоевластия: Временное правительство могло осуществлять свои исполнительные функции только с законодательской санкции Советов народных депутатов; особенно обострилось противостояние двух властных структур, когда в исполкомах Петроградского и Московского Советов влияние получили большевики.   3. Нестабильность партийной и социальной основы Временного правительства: в первых двух составах правительства (март — май, май — июль 1917 г.) преобладали кадеты и октябристы, которые проводили экономическую политику в интересах крупной буржуазии и помещичьего сословия, а в третьем и четвертом (июль — сентябрь, сентябрь — октябрь 1917 г.) составах ведущие позиции заняли социалистические партии, которые в своих экономических действиях пытались учесть интересы мелкой буржуазии и крестьянства; таким образом, нестабильность внутреннего состава правительства отражалась на колебаниях его социально-экономической политики.   4. Отсутствие у Временного правительства разработанной и обоснованной макроэкономической программы, поэтому экономическая деятельность правительства больше носила ситуационный характер: правительство включало механизм практических действий только при появлении в экономике определенной кризисной ситуации.   Таким образом, Временное правительство не сумело вывести Россию из ситуации макроэкономического и социального кризиса, и приход большевиков к власти в октябре 1917 года оказался объективным и логичным явлением.   Краткие выводы. В период империализма в промышленном секторе России формируется монополистическая модель индустриализации, а в сельском хозяйстве осуществляется реализация крупномасштабной столыпинской аграрной реформы, т.е. Россия, несмотря на все проблемы и противоречия, вышла на траекторию здорового экономического роста, но события первой мировой войны и большевистский лево-радикальный переворот прервали логическое продолжение данного процесса.     Вопросы для самоконтроля     1. Основная тенденция в развитии мирового хозяйства и России на рубеже XIX и XX веков.   101. Переход к модели свободного рынка. 102. Переход к модели монополистического рынка. 103. Формирование государственно-монополистического капитализма.   2. Результатом столыпинской аграрной реформы является..   201. Ликвидация помещичьего землевладения. 202. Увеличение экспорта аграрной продукции. 203. Полное разрушение крестьянской общины.   3. Основные факторы промышленного подъема 1909-1913 годов в России.   301. Последствия столыпинской аграрной реформы. 302. Демократическая политическая система. 303. Иностранные инвестиции.   4. Какие отрасли российской экономики находились в годы первой мировой войны в кризисной ситуации?   401. Отрасли потребительского комплекса. 402. Отрасли военно-промышленного комплекса. 403. Аграрный сектор.    ТЕМА 5. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ СОВЕТСКОЙ РОССИИ В ПЕРЕХОДНОЙ ПЕРИОД ОТ РЫНОЧНОЙ СИСТЕМЫ К ПЛАНОВОЙ ХОЗЯЙСТВЕННОЙ МОДЕЛИ     В данной теме рассматривается переходный процесс формирования в Советской России социалистической (плановой) хозяйственной системы в различных модельных модификациях.     5.1. Формирование основных элементов социалистической хозяйственной системы в Советской России (конец 1917-1918 гг.)   После осуществления в октябре 1917 г. леворадикального переворота большевики приступили к политике формирования в Советской России первичных элементов социалистической (плановой) хозяйственной системы. На методы и результаты данной политики существенное влияние оказали следующие обстоятельства:   1. Отсутствие в истории мировой экономики практического опыта формирования социалистической системы, поэтому за основу реформаторской деятельности большевики взяли теоретические представления (как экономическая гипотеза) о сущности социалистической модели; во многом именно отсутствием опыта объясняются те серьезные ошибки, которые допустили большевики в своей хозяйственной практике.   2. Наличие в России к октябрю 1917 г. серьезного макроэкономического кризиса, т.е. «стартовая» ситуация для большевистского эксперимента была крайне неблагоприятной, что во многом объясняет использование большевиками принудительных методов экономического реформирования.   3. Необходимость особого переходного периода от рыночной системы к плановой хозяйственной модели. Отсутствие в России для большевиков достаточно благоприятной внутренней и внешней конъюнктуры заставило их для осуществления модельного перехода избрать жесткий вариант так называемой «шоковой терапии» — насильственный слой старой, рыночной системы и форсированное формирование новой модели государственного социализма.   Рассмотрим первые экономические мероприятия (декреты) Советской власти:   1. Декрет о земле, за основу которого большевики, исходя из тактических интересов, взяли аграрную программу эсеровской партии, которая пользовалась большим авторитетом среди крестьянства. Основные положения данного декрета: национализация земли и передача ее в пользование крестьянскому хозяйству; уравнительное распределение земли между крестьянами, что являлось отражением крестьянской общинной психологии; свобода выбора крестьянами конкретной формы землепользования — подворной, хуторской, общинной, артельной.   Но поскольку данный декрет объективно не соответствовал большевистской аграрной идеологии, в феврале 1918 г. был принят Декрет о социализации земли, который явился серьезным отступлением от принципов Декрета о земле: во-первых, земля объявлялась государственной собственностью, т.е. большевики давали понять крестьянам, что решать земельный вопрос будут в соответствии с интересами государственной идеологии; во-вторых, объявлялось, что приоритетной поддержкой государства будут пользоваться только коллективные крестьянские хозяйства, поэтому уже весной и летом 1918 года, когда обострилась продовольственная ситуация, большевики начинают осуществлять первоначальный вариант коллективизации сельского хозяйства: с одной стороны, в деревне активно создаются крайне неэффективные коллективистские хозяйства — артели, товарищества, коммуны, а с другой — в мае 1918 г. правительство объявило о введении хлебной монополии (подобная практика была и у Временного правительства), что означало переход к политике жесткого давления на зажиточное крестьянство, к насильственному изъятию хлебных запасов через продотряды и комбеды.   2. Национализация финансовой системы России: во-первых, большевики национализировали все три уровня банковско-кредитной системы — Государственный банк, акционерные и частные банки коммерческого кредита, учреждения мелкого кредита, а во-вторых, аннулировали внешние долги царского и Временного правительства, что оказало негативное влияние на развитие кредитных отношений между Советской Россией и Западом.   3. Национализация крупной промышленности, внешней торговли и транспортной системы. Сначала в качестве переходной меры на предприятиях была введена система рабочего контроля, но некомпетентное вмешательство рабочих контролеров вызвало негативную реакцию предпринимателей, и правительство ускорило процесс экспроприации крупной частной собственности и национализации базовых сфер экономики.   4. Создание ВСНХ (Высшего Совета народного хозяйства), на который были возложены функции организации отраслевого и регионального экономического управления и планирования.   Начавшаяся летом 1918 г. Гражданская война заставила большевиков прервать реализацию первоначальной программы социалистического реформирования и перейти к политике «военного коммунизма».     5.2. Военно-коммунистическая модель советской плановой хозяйственной системы   Переход большевиков в военно-коммунистической хозяйственной системе объясняется двумя обстоятельствами: во-первых, наличием экстремальной ситуации гражданской войны, поэтому большевики в своей политике активно использовали опыт государственного регулирования экономики России в годы первой мировой войны и во-вторых, следствием определенной идеологии как утопическая попытка в кратчайший срок перейти к коммунистической организации экономики и общества.   В структуре политики «военного коммунизма» можно выделить следующие принципы:   1. Национализация всей частной собственности и всех экономических ресурсов, т.е. формирование тотального государственного сектора экономики, который является основой плановой модели.   2. Формирование сверхцентрализованной системы организации экономического управления: в системе ВСНХ действовало 52 главных управления (или главки), которые занимались централизованным распределением всех ресурсов, готовой продукции и имели абсолютный контроль под отраслями и предприятиями; конечно, данная система не имела стимулов саморазвития и преобладал милитаристский стиль руководства и образ мышления.   3. Аграрная и продовольственная политика, в основе которой была система продразверстки — обязательная сдача крестьянами государству всех излишков продовольствия для обеспечения им армии и рабочих, но фактически продразверстка означала принудительную конфискацию у крестьян необходимого и прибавочного продукта. Данная система и запрещение свободной торговли не создавали у крестьянина как производителя стимула и экономической мотивации; вообще непонимание социальной природы крестьянства — имманентная черта большевизма.   4. Натурализация всех рыночно-обменных хозяйственных отношений. Переход экономики к натуральному обмену объясняется двумя причинами: во-первых, идеологически считалось, что при социализме будут отсутствовать рынок и товарно-денежные отношения, а во-вторых, в годы войны начал проявляться процесс супергиперинфляции: неограниченная эмиссия денег (например, в 1921 году количество бумажных денег увеличилось до 2,3 трлн руб.), их полное обесценение, инфляционный рост цен (например, если уровень цен 1913 года принять за 1, то в 1922 году он составил 7 343 000). В этих условиях фактически прекратила свое существование налоговая и кредитно-банковская система, в промышленности внедрялась система безденежных отношений и расчетов, вводилась карточная система распределения продовольственных и потребительских товаров в виде дифференцированных натуральных пайков, хотя, конечно, реально существовал и «черный» или свободный рынок.   5. Всеобщая и обязательная трудовая повинность: мобилизация всего трудоспособного населения от 16 до 55 лет, мобилизация рабочих и специалистов в промышленности, «милитаризация» рабочей силы, трудовые армии, трудовые и гужевые повинности крестьян, система наказаний для «дезертиров трудового фронта» — военные трибуналы, штрафные рабочие команды, заключение в концлагеря.   По мнению большевиков, принудительный труд является характерным элементом социалистической системы.   6. Использование коммунистических принципов распределения и потребления государственных услуг — отмена денежных налогов с населения, бесплатные услуги государства (транспорт, жилищно-коммунальные услуги, посещения культурных учреждений и др.).   После окончания Гражданской войны большевики столкнулись с серьезным социально-политическим кризисом военно-коммунистической модели: во-первых, недовольство крестьянства политикой продразверстки, поскольку в ней отсутствовали экономические стимулы для развития сельскохозяйственного производства, причем это недовольство выразилось в антиправительственных восстаниях; во-вторых, недовольство индустриального пролетариата натурализацией зарплаты и уравнительной системой оплаты труда и в третьих, как квинтэссенция кризиса — мятеж матросов и красноармейцев Кронштадта весной 1921 года, которые выступали с антибольшевистскими политическими требованиями. «Уроки Кронштадта» показали лидеру большевиков В.И. Ульянову-Ленину необходимость временного отказа от ортодоксальной политики «военного коммунизма» и переходу к компромиссной новой экономической политике (нэпу).     5.3. Нэповская модель советской плановой хозяйственной системы   Начавшаяся в марте 1921 года нэповская перестройка советской экономики имела следующие основные принципы:   1. Изменение аграрной и продовольственной политики — вместо продразверстки вводился единый денежный продналог как долевое отчисление от произведенной продукции; кроме того, разрешались сверхплановая реализация крестьянской продукции государству по рыночным ценам, аренда земли и наем рабочей силы, восстанавливалась система аграрных рынков. Данная политика заметно стимулировала расширение производства в крестьянских хозяйствах: например, производство сельскохозяйственной продукции выросло за 1921-1926 гг. в два раза и на 18% превысило уровень 1913 года; с 1923 года возобновился зерновой экспорт, и вообще в нэповский период среднегодовой темп прироста аграрной продукции был на уровне + 10%.   2. Развитие системы крестьянской кооперации — потребительской, снабженческо-сбытовой, кредитной, промысловой: например, к концу 1928 года различными видами непроизводственной кооперации было охвачено 28 миллионов крестьян; причем кооперативное движение охватило также розничную торговлю и промышленность.   3. Формирование смешанной экономической системы.   Для нэповской модели, как для любой переходной системы, была характерна многоукладность или многосекториальность народного хозяйства. Конечно, основой нэповской системы являлся, приоритетный государственный сектор экономики, но большевики провели денационализацию части государственной собственности, и на этой основе возникали другие сектора: во-первых, сектор арендованной экономики — сдача в аренду внутреннему частному капиталу мелких и средних промышленных и торговых предприятий; во-вторых, сектор концессионной промышленности — предоставление иностранному капиталу на условиях договора предприятий добывающих и обрабатывающих отраслей (например, концессионный капитал в 20-е годы играл большую роль в ресурсном секторе экономики Дальнего Востока); в-третьих, частный сектор экономики — правительство допустило частный капитал в розничную торговлю, сферу услуг и мелкую промышленность, но осуществляло жесткий экономический и административный контроль над его деятельностью.   4. Перестройка системы и методов управления экономикой: основной формой управления производством в госсекторе стали тресты (объединения однородных или взаимосвязанных между собой предприятий), которые переводились на систему «хозяйственного расчета» (хозрасчет) — производственная, коммерческая и финансовая самостоятельность, самоокупаемость и самофинансирование из прибыли; тресты добровольно объединялись в синдикаты, которые занимались оптовыми снабженческими — сбытовыми операциями. Правда, крупные тресты в условиях слабой конкуренции заняли монопольное положение на рынке, что привело осенью 1923 года к «кризису сбыта», в основе которого были так называемые «ножницы цен» — дисбаланс между монопольно высокими ценами на продукцию промышленных трестов и низкими государственными аграрными ценами; для сокращения товарного перепроизводства государство стало административно устанавливать цены на продукцию промышленности.   5. Формирование элементов системы рынков и рыночной инфраструктуры. С точки зрения экономической теории нэповская система представляет собой вариант модели «рыночного социализма» — планово-рыночная хозяйственная система, в структуре которой сочетались государственное директивное регулирование и рыночная самоорганизация и система рынков: рынок рабочей силы (биржи труда, денежная тарифная система, социальное и пенсионное обеспечение), оптовый рынок (система товарных бирж), денежный и кредитный рынок (система акционерных коммерческих банков), валютный и фондовый рынок (система фондовых бирж, где разрешалась купля-продажа валюты, золота, облигаций государственных займов по свободному курсу).   6. Перестройка финансовой системы, которая имела три основных аспекта:   1. Денежная реформа 1922-1924 годов: проведение деноминации, т.е. обмен инфляционных бумажных денег (совзнаков) на устойчивые «золотые банкноты» — червонцы, приравненные к 7,74 г. чистого золота, или к дореволюционной золотой десятирублевой монете. Конечно, червонец не имел такого золотого обеспечения как русский золотой рубль при Витте: на 25% червонец обеспечивался золотом, другими драгоценными металлами и иностранной валютой, на 75% — легкореализуемыми товарами, векселями и прочими обязательствами.   2. Внешняя конвертация червонца: червонец получил валютный паритет — официальный валютный курс для обмена на иностранную валюту, и в стране начал действовать свободный валютный рынок. Конечно, для полной конвертируемости червонца в нэповской экономике не было достаточных условий: ограниченность золотого запаса Госбанка, пассивность торгового и платежного баланса, низкая покупательная способность червонца по сравнению с николаевским золотым рублем или английским фунтом стерлингов; кроме того был установлен завышенный курс червонца, который официально котировался в основном на периферийных валютных биржах мира.   3. Восстановление банковско-кредитной системы: возобновление в 1921 г. работы Госбанка, создание специализированных банков, формирование системы акционерных коммерческих банков, использование коммерческого кредита и государственных займов.   Практически уже с 1926 года большевики начинают постепенный демонтаж нэповской системы: ограничение свободного обмена червонцев на золото, отказ от валютного паритета червонца и ликвидация валютного рынка; вытеснение частного капитала из различных секторов экономики; ликвидация хозрасчетной самостоятельности промышленных трестов.   В конце 20-х годов происходит полное свертывание нэпа вследствие комплекса основных причин: во-первых, внутренняя противоречивость и кризисность планово-рыночной нэповской модели, и для преодоления кризисных явлений начинается возврат к административно-командным методам хозяйствования периода «военного коммунизма»; во-вторых, отсутствие демократической организации политической системы и общества («авторитарный нэп») и в-третьих, отсутствие у нэповской системы серьезной социальной базы и социальной опоры как идеологическое и социально-психологическое наследие «военного коммунизма».   Краткие выводы. После большевистского переворота в Советской России идет переходный процесс формирования социалистической хозяйственной системы в трех модельных модификациях: первоначальная политика формирования основ плановой модели — ортодоксальная модель «военного коммунизма», направленная на ускоренное и насильственное введение системы коммунистического производства и распределения продуктов — компромиссная планово-рыночная нэповская хозяйственная модель. Комплекс объективных и субъективных причин приводит в конце 20-х годов к командно-административной трансформации нэповской системы.     Вопросы для самоконтроля     1. Аграрная программа какой партии явилась основой «Декрета о земле»?   101. Партии кадетов. 102. Партии эсеров. 103. Партии большевиков.   2. Какие аграрные политики использовались в период «военного коммунизма»?   201. Политика продналога. 202. Государственная хлебная монополия. 203. Политика продразверстки.   3. Какая хозяйственная система была характерна для нэповского периода советской экономики?   301. Рыночная система. 302. Планово-рыночная система. 303. Плановая система.   4. Какой сектор народного хозяйства является ведущим в системе нэповской экономики?   401. Государственный сектор. 402. Концессионный сектор. 403. Частный сектор.   5. В период какой денежной реформы использовалась система золотого червонца?   501. Реформа 1947 года. 502. Реформа 1961 года. 503. Реформа 1922-1924 годов.     ТЕМА 6. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ СОВЕТСКОЙ РОССИИ В ПЕРИОД ФОРМИРОВАНИЯ АДМИНИСТРАТИВНО-КОМАНДНОЙ ХОЗЯЙСТВЕННОЙ СИСТЕМЫ     В данной теме рассматривается процесс формирования в Советской России 30-х годов через механизмы форсированной индустриализации и принудительной коллективизации административно-командной хозяйственной модели.     6.1. Советская индустриализация: необходимость, анализ основных индустриальных программ   Развитие советской экономики в нэповский период происходило на основе морально и физически устаревшего основного капитала, сложившегося в результате еще дореволюционного промышленного переворота, поэтому для большевиков в конце 20-х годов необходимость индустриальной технологической перестройки приобретает макроэкономический или стратегический характер. Объективная необходимость проведения советской индустриализации объясняется следующими обстоятельствами:   1. Логическая незавершенность процесса дооктябрьского промышленного переворота, поэтому в России не сложилась индустриальная модель экономики и общества.   2. Необходимость изменения отраслевой структуры промышленности — приоритетное формирование комплекса обрабатывающих отраслей тяжелой индустрии.   3. Необходимость перестройки территориальной структуры экономики — индустриальное освоение восточных ресурсных регионов, чтобы преодолеть характерную для России территориальную диспропорцию: концентрация экономического потенциала страны в основном в европейской части, а природных ресурсов — в восточной макрозоне.   4. Необходимость индустриализации аграрного сектора, которой традиционно находился на домашинной стадии развития; интересно отметить, что группа экономистов предлагала для проведения индустриализации сельского хозяйства вариант агропромышленного комплекса (создание агропромышленных комбинатов), но большевики отвергли данную идею.   5. Традиционно приоритетной для советской экономической стратегии оборонный фактор — формирование отраслей военно-промышленного комплекса, учитывая сложное геополитическое положение Советской России.   В конце 20-х годов были разработаны две основные программы (варианты) проведения советской индустриализации. Первая получила название «госплановская программа», т.к. она разрабатывалась первым составом Госплана страны 20-х годов, который работал над моделью первой пятилетки. Рассмотрим основные положения госплановской индустриальной программы.   1. Трактовка индустриализации как комплексного и структурного социально-экономического процесса — использование машинных технологий не только в отраслях тяжелой промышленности, но и во всех сферах народнохозяйственного комплекса (аграрный, транспортный, строительный, социальный сектор экономики).   2. Необходимость соблюдения макроэкономического структурного равновесия — сбалансированное и пропорциональное развитие всех отраслей и регионов национальной экономики.   3. Достижение умеренного высоких, но длительно устойчивых темпов индустриального развития без экономических «скачков»и нарушения структурного равновесия.   4. Источники финансирования индустриализации. Поскольку Советская Россия не могла рассчитывать на внешние ресурсы, то предлагались внутренние источники капиталонакопления: хозрасчетные ресурсы промышленного самофинансирования; валютные поступления от внешнеэкономической деятельности; налоговая система и особенно повышенное налогообложение частного сектора экономики; система государственных займов (например, за 1922-1926 гг. были выпущены облигации 15 внутренних займов); использование возможностей крестьянского накопления, но оговаривались методы и пределы такого использования.   5. Дальнейшее развитие и перестройка нэповской хозяйственной системы. Анализ предлагаемых источников финансирования индустриализации говорит о том, что авторы программы являлись сторонниками продолжения нэповского эксперимента и повышения его экономической эффективности, поэтому данная программа носила больше теоретический или гипотетический характер, т.к. к концу 20-х годов большевики уже практически отошли от нэповских принципов хозяйствования.   Практическую реализацию получила вторая индустриальная программа, разработанная в системе ВСНХ, — программа ускоренной или форсированной индустриализации. Интересно отметить, что авторы данной программы многое взяли из предлагаемой еще в 1923 году группой Л.Д. Троцкого программы «сверхиндустриализации». Для программы форсированной индустриализации характерны следующие положения:   1. Понимание индустриализации как процесса приоритетного формирования комплекса отраслей тяжелой и оборонной промышленности, но подобная гипертрофия приоритетности тяжелой промышленности неизбежно приводила к нарушению структурного баланса в экономике.   2. Ориентация на максимально высокие, форсированные темпы развития комплекса отраслей тяжелой промышленности, что требовало концентрации всех ресурсов на ключевых отраслях тяжелой индустрии.   3. Использование насильственных методов финансирования формированной индустриализации: во-первых, максимальная «перекачка» ресурсов из крестьянского сельского хозяйства: сначала налоги и «ножницы цен» на промышленную и аграрную продукцию, а затем наиболее радикальный вариант — принудительная коллективизация сельского хозяйства. Отметим, что в истории российского реформаторства крестьянское хозяйство всегда играло роль своеобразного «экономического донора». Во-вторых, «перекачка» средств из сектора легкой промышленности через налоги и финансово-кредитный механизм. В-третьих, нарушение баланса между фондом накопления и фондом потребителя в структуре национального дохода в пользу первого фонда. В-четвертых, система принудительных государственных займов; кроме того, активно использовались денежная и кредитная эмиссия и доходы от производства и реализации водочной продукции.   4. Стратегический выбор большевиками варианта ускоренного проведения индустриализации потребовал полного отказа от нэповского хозяйственного механизма и формирования модели административно-командной организации экономики и общества, адекватной стратегии форсированной индустриализации.             6.2. Плановая модель и фактические хозяйственные результаты первой пятилетки   Первоначальную апробацию концепция форсированной индустриализации получила в период первого пятилетнего плана — 1928/1929 — 1932/1933 хозяйственные годы (до 1932 года плановые показатели рассчитывались и устанавливались по хозяйственным годам, начинавшимся с 1 октября). В плановую модель первой пятилетки были заложены две основные стратегические задачи: во-первых, формирование посредством нового капитального строительства первичного индустриального комплекса экономики — базовые отрасли тяжелой промышленности, причем приоритет отдавался новым отраслям, определяющим технический прогресс: сталелитейная, химическая, нефтедобыча и нефтепереработка, электротехническая, автомобильная. Во-вторых, подготовка социально-экономических и технологических предпосылок для проведения коллективизации сельского хозяйства: коллективизация рассматривалась с точки зрения стратегической перспективы, а в плановой модели предусматривалось прежде всего развитие совхозного, крестьянского и кооперативного секторов аграрной экономики и создание необходимых условий для будущего коллективистского процесса.   Первая пятилетка была разработана в двух вариантах — отправной (минимальный) и оптимальный варианты плановых заданий, чтобы при изменении внутренней и внешней конъюнктуры экономика имела возможность хозяйственного выбора и маневрирования. Поскольку большинство экономистов первого состава Госплана, который разрабатывал стратегию первой пятилетки, были сторонниками нэповской хозяйственной системы, то в плановой модели пятилетки проявлялось стремление к оптимальному сочетанию плановых и рыночных принципов хозяйствования, а также отраслевая, региональная и финансовая сбалансированность плановых показателей.   Для оценки реальных хозяйственных результатов первой пятилетки необходимо рассмотреть данные экономической статистики, разработанные автором на основе анализа материальных балансов пятилетки. Сначала используем стоимостный показатель динамики среднегодовых темпов прироста промышленной и сельскохозяйственной продукции (в процентах, по отношению к предыдущему году).    Года Промышленная продукция Аграрная продукция 1929 + 20 — 3 1930 + 22 — 4   Исключая показатель сельского хозяйства (в аграрном секторе начался процесс коллективизации), по развитию других макроэкономических показателей пятилетка в период 1929-1930 годов вышла на уровень оптимального варианта. Но летом 1930 года состоялся XVI съезд партии, который принял решение о форсировании индустриального процесса: отказ от оптимального варианта, серьезный пересмотр плановых заданий по отраслям тяжелой промышленности и реализация сверхоптимального варианта, пятилетки.     1931 + 22 (по новому варианту — 5   прирост должен был   составить + 45 %)   1932 + 15 — 7   1933 + 5 — 6     Таким образом, к концу первой пятилетки проявляется ситуация «экономического скачка»: форсирование тяжелой промышленности за счет увеличения доли накопления в национальном доходе способствовало первоначальному индустриальному ускорению, но затем начинают действовать факторы торможения развития и снижение темпов экономического роста. Причем необходимо отметить, что если мировая статистика исчисляла основные экономические показатели в неизменных постоянных ценах (индексы цен), то в советской статистике индексы физического объема производства исчислялись в текущих оптовых ценах (учитывалась инфляционная доминанта), что приводило к серьезному искажению объективной реальности.   Приведем также таблицу, показывающую плановые и фактические приросты основных макроэкономических показателей пятилетки (1933 год в процентах в 1928 году):     Оптимальный вариант Фактический прирост Национальный доход 103 (82 — отправной вариант) 62 Валовая продукция всей промышленности 130 113 Группа «А» (производство средств прои-зводства) 164 190 Группа «Б» (производство предметов пот-ребления) 106 (95 — отправной вариант) 63 Валовая продукция сельского хозяйства 55 — 18   В данной таблице представленная вся логика и результаты модели форсированной индустриализации: хотя официально было объявлено о досрочном (за 4 года и 3 месяца) выполнении первой пятилетки, фактически план выполнили только приоритетные отрасли машиностроительного комплекса.   Рассмотрим причины сложной экономической ситуации в Советской России периода первой пятилетки:   1. Невыполнение плана пятилетки по новому капитальному строительству — например, объем незавершенного строительства составил 76%. Такой низкий уровень реализации инвестиционной программы объясняется прежде всего слабой индустриальной (технологической) базой советского строительного комплекса. К тому же незавершенное строительство является одним из источников инфляционного давления на экономику.   2. Преобладание экстенсивных факторов развития экономики. Невыполнение плана по созданию новых производственных фондов компенсировалось активным привлечением на рынок труда дополнительной рабочей силы (8,5 млн чел.), причем 60% новых рабочих являлись выходцами из деревни, имеющими низкий уровень экономической культуры, квалификации и адаптации к машинной технике — отсюда низкий уровень производительности и организации промышленного труда (производительность труда в промышленности за пятилетку увеличилась на 28% вместо 110% по плану).   3. Структурная несбалансированность народного хозяйства вследствие гипертрофии приоритетного развития отраслей тяжелой промышленности. В экономике страны в период первой пятилетки возникли серьезные межотраслевые, межрегиональные и воспроизводственные диспропорции, которые инерционно сохранились на протяжении всей советской экономической истории. В свою очередь, нарушение хозяйственного равновесия приводило к неравномерности развития экономики, к «скачкам» экономической динамики.   4. Невыполнение плана пятилетки по развитию социальной сферы экономики: во-первых, постоянная «перекачка» ресурсов из фонда потребления приводила к тому, что большевики всегда финансировали социальные программы по так называемому «остаточному принципу»; во-вторых, кризис отраслей сельского хозяйства и легкой промышленности привел к острому дефициту товарного рынка и, как следствие, введение карточной системы распределения продовольственных и потребительских товаров; в-третьих, для финансирования тяжелой промышленности использовались крупномасштабная денежная эмиссия (в 1933 году денежная масса в обращении составила 8,4 млрд руб.), что привело к серьезной инфляционной ситуации и росту оптовых и розничных цен (на 250-300%). Поэтому в период первой пятилетки правительство вынуждено было проводить дефляционную (снижение инфляции) политику: поскольку большевики принципиально не могли сдерживать инвестиционный спрос в экономике, они использовали метод ограничения потребительского спроса населения, воздействуя на уровень их номинальных и реальных доходов.   Таким образом, в период первой пятилетки в обществе возникла напряженная социальная ситуация и недовольство значительной части населения большевистской концепцией «социальных жертв».   5. Формирование административно-командного хозяйственного механизма. В годы первой пятилетки правительство провело четыре хозяйственные реформы: управленческая — утверждение административной системы управления, основанной на директивном плановом распределении ресурсов и продукции; тарифная — переход от нэповского рынка труда к административному регулированию тарифных отношений (тарифная сетка, ставки, разряды, нормы выработки для рабочих, оклады для инженерно-технических работников), хотя при этом большевики отказываются от уравниловки в системе оплаты труда; налоговая — вместо 63 различных налогов и платежей в бюджет в нэповский период вводятся два основных вида: налог с оборота и отчисления от прибыли предприятий; кредитная — демонтаж нэповской банковско-кредитной системы: ликвидация коммерческого кредита и вексельного обращения, акционерных банков, фондовых бирж, замена банковского кредита государственным централизованным финансированием.   Таким образом, к концу первой пятилетки полностью сформировалась сверхцентрализованная, командная экономическая модель, которая с определенными модификациями просуществовала в Советской России до конца 1980-х годов.     6.3 Коллективизация сельского хозяйства: причины, методы и социально-экономические последствия   Радикальное влияние на развитие советской экономики в период первой пятилетки и вообще в 30-е годы оказал процесс принудительной коллективизации сельского хозяйства. В первую очередь необходимо рассмотреть причины отказа большевиков от реализации первоначального варианта проведения коллективизации сельского хозяйства, заложенного в плановую модель первой пятилетки. Можно напомнить основные аспекты данного варианта: доля коллективных хозяйств планировалась на уровне 20%, но предполагалась их высокая товарная эффективность; ориентация на мотивированные нэповскими методами крестьянские хозяйства, совхозную экономику и кооперативный сектор («кооперативная коллективизация»); подготовка юридических, финансовых, организационных и технических условий для постепенной коллективистской перестройки крестьянских хозяйств на добровольных принципах.   Непосредственной причиной для изменения большевиками первоначальной коллективистской программы явился аграрный кризис 1927 — 1928 годов, который формально проявился как хлебозаготовительный кризис: государство традиционно не смогло выполнить план закупок хлеба у крестьян, но фактически данный кризис имел макроэкономических характер, т.е. оказал негативное влияние на систему аграрных рынков и обострил структурный дисбаланс между промышленным и сельскохозяйственным секторами экономики. Данный аграрный кризис объясняется следующими причинами:   1. Традиционная для российского сельского хозяйства ситуация: засуха и неурожай 1927 года.   2. Низкая товарность колхозной и совхозной аграрной продукции: например, в 1927 году на долю крайне неэффективных колхозов и совхозов приходилось всего 7% товарной продукции сельского хозяйства.   3. Резкое снижение товарной продукции зажиточных крестьянских хозяйств: например, если в период столыпинской реформы сельская буржуазия производила 45% товарной аграрной продукции, то в 1927 году их доля снизилась до 20%, что объясняется, с одной стороны, социальной ориентацией правительства на приоритетную поддержку экономически слабых бедняцко-середняцких хозяйств (так называемый «культ бедноты»), а с другой — проведением политики сдерживания развития хозяйств зажиточных крестьян (политика «ограничения» кулачества).   4. Неблагоприятная для крестьянских хозяйств сложившаяся на рынке ценовая и товарная ситуация. Проводимая правительством ценовая политика — «ножницы цен» — привела к неэквивалентному товарообмену между городом и деревней: низкие закупочные цены на сельскохозяйственную продукцию не компенсировали затраты на ее производство и не позволяли крестьянству покупать по высоким ценам необходимые промышленные товары. Поэтому вполне логической была экономическая позиция крестьянства: снижение товарности крестьянских хозяйств, их рыночной ориентации (например, в 1927 году они потребляли до 85% своей продукции — фактически возврат к натуральному хозяйству); сокращение посевных площадей и изменение их структуры; вплоть до сознательного срыва хлебопоставки государству.   Ситуация хлебозаготовительного кризиса, в свою очередь, повлекла за собой невыполнение экспортно-импортной программы и резкое сокращение валютных доходов от экспорта зерна за границу, а для реализации программы форсированной индустриализации большевикам необходимы были крупномасштабные закупки импортного промышленного оборудования.   Таким образом, логика форсированной индустриализации привела к осуществлению на рубеже 1920-х — 1930-х годов варианта принудительной, ускоренной коллективизации сельского хозяйства для насильственного изъятия у колхозов аграрной продукции в пользу гипертрофированного развития тяжелой промышленности.   С точки зрения экономического анализа большевистская программа всеобщей коллективизации сельского хозяйства имела два основных аспекта:   1. Форсированное формирование в деревне насильственными методами колхозной системы. О противоречивости данного процесса говорят показатели динамики темпов проведения коллективизации: ноябрь 1929 г. — 8 % коллективных хозяйств; март 1930 г. — 58%; июнь 1930 г. — 24%; 1931г. — 53%; 1932 г. — 62%; 1934 г. — 72%; 1937 г. — 93%; 1940 г. — 97%. Обращает на себя внимание период своеобразной «деколлективизации» с марта по июнь 1930 года, когда наблюдался массовый выход крестьян из колхозов: во-первых, в марте 1930 года руководство страны вынуждено было признать высокие темпы и насильственные методы образования колхозов, а во-вторых, сначала сыграл свою роль фактор крестьянской общинной психологии, но затем крестьяне поняли отличие общины от обобществленной колхозной структуры; отметим, что после 1930 года большевики пошли все-таки на более умеренные темпы коллективизации.   2. Насильственная ликвидация зажиточных (кулацких) крестьянских хозяйств. С точки зрения большевистской идеологии основным критерием определения «кулацкое хозяйство» должно быть неиспользование наемной рабочей силы, однако большевики в 1925 году юридически разрешили наем работников в деревне, поэтому в практике раскулачивания учитывалось прежде всего имущественное положение крестьянского хозяйства (количество земли, средств производства, товарной продукции). Кроме того, у большевиков были в данном процессе и экономические интересы: во-первых, раскулачивание сопровождалось экспроприацией крестьянского имущества, которое не только передавалось в неделимые фонды колхозов, но и использовалось для финансирования форсированной индустриализации; во-вторых, раскулаченные крестьяне («спецпереселенцы») рассматривались как рабочая сила для хозяйственного освоения восточных районов страны. Созданная комиссия по раскулачиванию разделила всех потенциальных кулаков на три категории: первая — контрреволюционный кулацкий актив (60 тыс. хозяйств), который подлежал практической ликвидации; вторая — наиболее богатые кулаки (180 тыс. хозяйств), к которым применялись методы экспроприации их имущества и высылка на Север, в Сибирь и на Дальний Восток; третья — «остальные кулаки» (800 тыс. хозяйств), которые подвергались репрессиям сначала в местных районах, а затем на них начала распространяться категория «спецпереселенцев» на восток страны.   С точки зрения макроэкономической оценки коллективизация сельского хозяйства проявилась как радикальный аграрный переворот, но с негативным структурным эффектом. Можно выделить две основные группы социально-экономических последствий коллективизации.   Первая группа — последствия, которые проявились в ходе самой коллективизации и в 1930-е годы как естественная реакция сельского хозяйства на насильственную коллективистскую перестройку. Во-первых, ситуация голода 1932 — 1933 годов, которая вызвана комплексом как объективных (природно-климатических и агротехнических), так и субъективных факторов, связанных с проблемой форсированной индустриализации: в условиях резкого падения зерновых цен на мировом рынке в период мировой депрессии 1929 — 1933 годов для обеспечения массированных закупок зарубежного оборудования необходимо было увеличить хлебный экспорт (интересно отметить, что практически 50 % вывоза зерна шло в Германию за поставки немецкой техники и кредитов), поэтому правительство проводит антикрестьянскую хлебозаготовительную политику — насильственное изъятие продук-ции в основных зернопроизводящих регионах страны (Украина, Северный Кавказ, Поволжье), что и привело к зерновому или продовольственному кризису 1932 — 1933 годов. По средним данным, голодало 25 — 30 миллионов крестьян а потери составили 8 мил чел. Во-вторых, низкие (стагнационные) темпы развития в 30-е годы сельского хозяйства, о чем говорят показатели среднегодовых темпов прироста аграрной продукции по пятилеткам: первая пятилетка — 3 %; вторая — + 5%; третья — + 2%.   Депрессивная ситуация в советском аграрном секторе объяснялась следующими обстоятельствами: отсутствие у «крепостного» колхозного крестьянства юридической и экономической свободы и, как следствие, заинтересованности в высокой производительности труда; низкий агротехнический уровень колхозной экономики, особенно по сравнению с западными технологиями; продолжение политики ценового диспаритета: например, если реальные государственные цены заготовок оказались на уровне 1928 года, то общий индекс цен в стране повысился к концу 1940 года в 6,4 раза.   2. Вторая группа — последствия долговременного характера, которые проявились не только в 1930-е годы, но и на протяжении всей советской аграрной истории: во-первых, ликвидация всех основных форм нэповской крестьянской кооперации (кредитной, потребительской, сельскохозяйственной), которая практически не восстановлена и до сих пор; интересно отметить, что большевики рассматривали колхоз как временную переходную форму организации экономики, а совхоз в качестве идеальной аграрной структуры, что проявилась позже в хрущевских аграрных реформах; во-вторых, ликвидация крестьянства как крупной социальной и профессиональной группы населения: колхозный крестьянин превратился в «крепостного» наемного работника, отчужденного от земли, средств производства, производственного продукта, управления хозяйством и не имеющего мотивации и рыночной психологии — поэтому так сложно в современной России формируется профессиональное фермерское сословие и рынок аграрной рабочей силы; и в третьих, в результате коллективизации произошло «включение» аграрного сектора в административно-командный хозяйственный механизм: колхозы постепенно потеряли свой исходный кооперативный хозрасчетный характер и превратились в государственные предприятия, включенные в государственные планы по производству и сдаче сельскохозяйственной продукции.     6.4. Экономическое развитие Советской России в условиях административно-командной хозяйственной системы (1933 — 1940 гг.)   К концу 1930-х годов в Советской России завершился процесс социалистической перестройки социально-экономической системы и сформировалась административно-командная модель «государственного социализма». Ключевую роль в завершении данного процесса сыграла вторая пятилетка — 1933 — 1937 годы.

Do NOT follow this link or you will be banned from the site! Пролистать наверх