Христианский справочник по апологeтикe м 2000 451 с 4

В Книге Исхода 21:23 Моисей повелел: «А если будет вред, то отдай душу (nephesh) за душу (nephesh)». Позднее он писал, что «душа (nephesh) тела в крови» (Лев. 17:11,14). О крови часто говорится, что она есть местопребывание жизни, потому что когда проливается кровь, за этим следует смерть (ср. Втор. 12:23).

 

Говоря о возмездии, которое Бог наложил на египтян во время исхода, автор псалма написал: «Не охранял души их от смерти» (77:50). В этом конкретном случае души египтян представляли только их физическую жизнь, и ничего больше. Позднее Иезекииль отмечал: «Душа (nephesh) согрешающая, она умрет» (18:20).   В Новом Завете этот принцип сохраняется. Христос отметил относительно человека: «Посему говорю вам: не заботьтесь для Души (psuche) вашей, что вам есть и что пить, ни для тела вашего» (Мат. 6:25).

 

Бог сказал Иосифу: «Встань, возьми Младенца и Матерь Его и иди в землю Израилеву, ибо умерли искавшие души (psuche) Младенца» (Мат. 2:19). В Книге Откровения Иоанн говорил о том, что «умерла третья часть одушевленных (psuchas) тварей, живущих в море, и третья часть судов погибла» (8:9; ср. 16:3, psuche). О многих последователях Христа было сказано, что они рисковали своей жизнью (psuche) ради Господа.

 

В Книге Деяний 15:25-26 Лука записал, что Варнава и Павел были «человеками, предавшими души (psuchas) свои за имя Господа нашего Иисуса Христа». Ранее Иоанн записал слова Петра, говорившего Господу: «Я душу (psuchen) мою положу за Тебя» (Иоан. 13:37-38). В Послании к Филиппийцам 2:25 и след. Павел говорил о Епафродите, «брате и сотруднике и сподвижнике», что он «был близок к смерти, подвергая опасности жизнь (psuche), дабы восполнить недостаток ваших услуг мне». И в Евангелии от Луки 14:26 одним из условий ученичества было ненавидеть свою собственную жизнь (psuche) — то есть, быть готовым отречься от себя вплоть до пожертвования своей жизни ради Христа (ср. Лук. 9:23; Отк. 12:11).   В-третьих, концепция души употребляется в отношении различных эмоций или внутренних мыслей человека — этот факт объясняет, почему nephesh переводится как «сердце» (15 раз) или «разум» (15 раз) в Ветхом Завете (Версия короля Иакова) и почему psuche переводится как «сердце» (1 раз) и «разум» (3 раза) в Новом Завете. Человека призывали любить Бога всем сердцем и всей душой (nephesh, Втор. 13:3). О душе (nephesh) сказано, что она «истаевает» (Иов. 30:16; Пс. 118:28) и испытывается терпением (Иов. 6:7-11).

 

От души (nephesh) происходят знание и понимание (Пс. 138:14), мысль (1 Цар. 20:30), любовь (1 Цар. 18:1) и память (Плач. 3:20). В Своей беседе с законником Иисус сказал: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою (psuche) твоею, и всем разумением твоим» (Мат.

 

22:37). В Книге Деяний 4:32 Лука записал, как однажды «у множества же уверовавших было одно сердце и одна душа (psuche)». Подобным образом «душа» также употребляется для обозначения более приземленной, физической сущности человечества. В своем первом письме к христианам в Коринфе Павел написал, что «душевный человек не принимает того, что от Духа Божия» (2:14).

 

Говоря об особом предназначении этого стиха, Вудс отмечал, что сочетание «душевный человек»   может быть передано как психический, так как прилагательное «душевный» [psuchikos — Б.Т.] переведено с формы греческого слова для обозначения души. Таким образом, это употребление подтверждается этимологией и предусматривается контекстом. Особенно обратите внимание на учение Павла в 1 Послании к Коринфянам 1:18-28 и 2:6-16 (1980, 122[6]:163, выделено в оригинале).   В-четвертых, слово душа употребляется в Писании для обозначения той части человека, которая бессмертна, а потому никогда не умирает.

 

В Библии выдвигается эта концепция уже в Книге Бытия. Например, говоря о безвременной кончине Рахиль при рождении ее сына, Моисей написал: «И когда выходила из нее душа (nephesh), ибо она умирала, то нарекла ему имя: Бено-ни. Но отец его назвал его Вениамином» (Быт.

 

35:18).

 

Однажды, пока Илия находился в доме вдовы в городе Сарепте, сын этой женщины заболел и умер.

 

Но в тексте указывается на то, что Илия «воззвал к Господу и сказал: Господи, Боже Мой!

 

да возвратится душа (nephesh) отрока сего в него!» (3 Цар. 17:21). Когда автор псалма молился Господу о прощении, он взывал: «Господи!

 

помилуй меня, исцели душу (nephesh) мою; ибо согрешил я пред Тобою» (Пс. 40:5).

 

Говоря об окончательной судьбе тех, кто полагался на земные богатства, а не на высшую силу Бога небес, автор псалма оплакивал таких людей, потому что они «уподобятся животным, которые погибают.

 

… Но Бог избавит душу (nephesh) мою от власти преисподней, когда примет меня» (Пс. 48:13,16).   Много лет спустя Христос предупреждал Своих учеников: «И не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; а бойтесь более того, кто может и душу (psuche) и тело погубить в геенне» (Мат.

 

10:28). В беседе с саддукеями в двадцать второй главе Евангелия от Матфея Господь привел слова Бога, сказанные Моисею в Книге Исхода 3:6, и добавил: «Я Бог Авраама, и Бог Исаака, и Бог Иакова.

 

Бог не есть Бог мертвых, но живых» (22:32). Оппоненты саддукеев, фарисеи, принимали этот факт как истинный (ср.

 

Деян. 23:8).

 

Тем не менее, когда Бог говорил с Моисеем (ок. 1446 г. до Р.Х.) о патриархах Аврааме, Исааке и Иакове, эти три человека были мертвы и находились в могилах буквально сотни лет.   Так как из собственных слов Христа мы знаем, что «Бог не есть Бог мертвых, но живых», то мысль очевидна. Авраам, Исаак и Иаков должны быть живы. Но как? Решение этой кажущейся проблемы, конечно, лежит в том факте, что в то время как их тела умерли, их бессмертные души не умирали. Когда апостолу Иоанну было дозволено заглянуть в книгу, «запечатанную семью печатями» (Отк. 5:1), он «увидел под жертвенником души (psuchas) убиенных за слово Божие» (Отк. 6:9). Каждый из этих стихов поясняет тот факт, что в человеке есть душа, которая никогда не умирает.   Употребление слова «дух» в Писании   Во время своего пребывания в должности заместителя редактора журнала «Госпел Адвокат» Гай Н. Вудс был автором рубрики «Вопросы и ответы», в которой он рассматривал сложные библейские вопросы, темы и отрывки. Когда был задан вопрос «В чем состоит различие между душой и духом человека?», Вудс ответил следующим образом:   Хотя сегодня для большинства людей характерно взаимозаменяемое употребление этих терминов, Писание очень определенно их различает. «Ибо слово Божие живо и действенно и острее всякого меча обоюдоострого: оно проникает до разделения души и духа, составов и мозгов, и судит помышления и намерения сердечные» (Евр.

 

4:12). Так как святые авторы обеспечивали «разделение души и духа» в тех случаях, когда они были различны, то это следует делать и нам, особенно если мы хотим придерживаться библейской концепции этих слов.   Слово «дух», когда оно обозначает человеческое существо (от греческого pneuma), это конкретный термин, означающий ту часть нас, которая не подвержена смерти и которая остается после смерти тела (Деян. 7:59). Она вселяется в нас непосредственно от Бога и не является порождением человека (Евр.

 

12:9). Тем не менее, «душа», от греческого слова psuche, это общее слово, и его значение должно определяться в любом данном случае на основе его контекста (1980, 122[6]:163, выделено мной — Б.Т.).   Выше я рассмотрел различные способы употребления древнееврейского и греческого слов «душа» в Писании. Теперь мне бы хотелось исследовать различные способы употребления древнееврейского и греческого слов «дух» в священных текстах.

 

Древнееврейское слово «дух» это ruach (от rawah, дышать). В «Древнееврейском и английском лексиконе Ветхого Завета» Браун, Драйвер и Бриггс отмечали, что ruach имеет девять различных значений в зависимости от конкретного контекста. Ruach может относиться к: (1) Святому Духу; (2) ангелам, как хорошим, так и плохим; (3) источнику жизни, который обнаруживается как в человеке, так и в животных; (4) освобожденным от телесной оболочки духам; (5) дыханию; (6) ветру; (7) внутреннему настрою или отношению; (8) местонахождению эмоций; и (9) местонахождению в человеке разума и воли (1907, с. 924-925). В Ветхом Завете Версии короля Иакова ruach переводится как Дух Божий (то есть, Святой Дух) 105 раз, как дух человека — 59 раз, дух (отношение или эмоциональное состояние) — 51 раз, духи (ангелы) — 23 раза, ветер — 43 раза, а также есть несколько других возможных переводов (Моури, 1984, с. 51).   Слово ruach, подобно nephesh, имеет широкий спектр значений. Во-первых, первоначально им обозначали ветер, который считался невидимым и бестелесным (Быт. 8:1). Во-вторых, так как Бог невидим и бестелесен подобно ветру, Он описан как «дух» (Ис. 63:10). В-третьих, так как ангелы Божьи невидимы и бестелесны, они названы «духами» (Пс. 103:4; ср. Евр. 1:14). В-четвертых, так как источник жизни, который оживляет человека и животных, невидим и бестелесен, он также назван «духом» (Быт. 7:22).

 

В этом смысле его считали «дыханием» жизни, которое уходит в момент смерти. В-пятых, так как человек имеет невидимое и бестелесное «самоё себя» или душу, которая переступает пределы источника жизни своим самосознанием, «разум» или «сердце» человека названы его «духом» (Пс. 76:7). Невидимый аспект человека, который называется «духом», не может быть сведен к простому принципу физической жизни или дыханию тела, потому что они противопоставляются трансцендентному «самому себе» в человеке в таких отрывках, как Исайя 42:5. Также самосознание человека как познавательное «эго» очевидно выходит за пределы источника жизни, который действует в животных. В момент смерти это трансцендентное «эго», или неплотский разум, называется «духом» (Иов.

 

4:15). Это аналогично рефаимам (rephaim), или лишенному телесной оболочки духу (Иов. 26:5). Таким образом, в момент смерти, в то время как источник жизни или дыхание жизни прекращает существование в человеке или животных, более высокое «самоё себя», или дух человека, восходит в момент смерти к присутствию Божьему (Пс. 30:6; Еккл. 12:7). … В-шестых, так как внутренний настрой или характер человека, выражающиеся в гордыне, смирении, радости или печали, невидимы и бестелесны, то они описываются как чей-либо «дух» (Прит. 11:13; 16:18 содержат слово «дух» в оригинале древнееврейского текста). Святой Дух описывается как «семикратный Дух» в том смысле, что Он дает людям отношение, или дух мудрости, разума, совета, крепости, знания, благочестия и страха (Ис. 11:2; ср. Рим. 1:4; Отк. 3:1) [Моури, 1984, с. 52-53].   Греческое слово для обозначения «духа» это pneuma (от pneo, дышать).

 

В «Греческо-английском лексиконе Нового Завета и другой ранней христианской литературы» исследователи-языковеды Арндт и Гингрих отмечали, что рпеита имеет семь различных значений, в зависимости от конкретного контекста.

 

Рпеита может относиться к: (1) ветру или воздуху; (2) тому, что дает жизнь телу; (3) лишенным телесной оболочки душам; (4) человеческой личности или «эго», которое является средоточием эмоций, разума и воли; (5) складу характера или нраву; (6) независимому, не-ско -английском лексиконе Нового Завета и другой ранней христианской литературы» исследователи-языковеды Арндт и Гингрих отмечали, что рпеита имеет семь различных значений, в зависимости от конкретного контекста. Рпеита может относиться к: (1) ветру или воздуху; (2) тому, что дает жизнь телу; (3) лишенным телесной оболочки душам; (4) человеческой личности или «эго», которое является средоточием эмоций, разума и воли; (5) складу характера или нраву; (6) независимому, нелийском лексиконе Нового Завета и другой ранней христианской литературы» исследователи-языковеды Арндт и Гингрих отмечали, что рпеита имеет семь различных значений, в зависимости от конкретного контекста.

 

Рпеита может относиться к: (1) ветру или воздуху; (2) тому, что дает жизнь телу; (3) лишенным телесной оболочки душам; (4) человеческой личности или «эго», которое является средоточием эмоций, разума и воли; (5) складу характера или нраву; (6) независимому, не материальному существу, например, Богу или ангелам; и (7) Божьему, как то — Святому Духу Божьему, духу Христа и т.д. (1957, с. 680-685). В «Греческо-английском лексиконе Нового Завета» Тейер представил пять определений слова рпеита (1958, с. 520-524). В Новом Завете Версии короля Иакова рпеита переводится как Дух (Святой) 253 раза, духи (добрые/злые, ангелы) — 55 раз, дух (человека) — 45 раз, дух (нрав) — 22 раза, духи (лишенная оболочки душа человека) — 7 раз, духовный (употребление в функции прилагательного) — 23 раза, жизнь и ветер — по одному разу (Моури, 1984, с. 60-61).

 

Слово pneuma в его различных формах встречается в Новом Завете 406 раз.

 

 

Во-первых, новозаветные авторы следуют прецеденту, установленному переводчиками Септуагинты, употребляя такие греческие слова для обозначения ветра, как animas вместо рпеита.

 

Единственный случай, где рпеита определенно относится к ветру, это Евангелие от Иоанна 3:8, где происходит поэтическая игра слов с полновластным движением божественного Духа и ветра. Во-вторых, рпеита относится к источнику жизни, который животворит тело. Например, лжепророк, сопровождающий антихриста, в последние дни «вложит дух» в идола (Отк. 13:15). В-третьих, рпеита употребляется для описания бестелесной сущности Бога и ангелов (Иоан. 4:24; Евр. 1:14). Христос определил «дух» как бестелесное существо (Лук.

 

24:39). В-четвертых, рпеита относится к нраву, который характеризует человека, как то гордыня, смирение, страх и т.п. (1 Пет. 3:4). В-пятых, рпеита употребляется для описания духа или души человека, лишенного телесной оболочки после смерти (Мат. 27:50; Лук. 24:37,39; Иоан. 19:30; Деян. 7:59; Евр.

 

12:23; 1 Пет. 3:19). … В-шестых, трансцендентное «эго» человека, его собственное «я», также называется рпеита по причине его бестелесной и невидимой сущности (1 Кор. 2:11). Оно описывается как средоточие эмоций, разума и воли человека (Мар. 8:12, см. ПК; Мар. 2:8; Мат. 26:41).

 

Так как рпеита человека переступает пределы его чисто физической жизни, его часто противопоставляют его телу, или плоти (Мат.

 

26:41; Мар. 14:38; Лук. 24:39; Иоан. 3:6; 6:63; 1 Кор. 5:5; 7:34; 2 Кор. 7:1; Гал. 5:17; 6:8,9; Иак. 2:26). Именно рпеита человека возносится к Богу в момент смерти (Деян.

 

7:59) [Моури, 1984, с. 61-62].   В своей статье в «Международной стандартной библейской энциклопедии» о сходствах и различиях между ветхозаветными словами nephesh и rauch в сопоставлении с их новозаветными двойниками psuche и рпеита, Дж.А. Марейс отмечал:   В Новом Завете слово psuche встречается при более или менее схожих условиях с Ветхим Заветом. Контраст здесь поддерживается так же тщательно, как и там. Оно употребляется там, где рпеита будет не к месту; и, тем не менее, иногда оно используется там, где его вполне могло заменить слово рпеита.

 

Так, мы читаем в Евангелии от Иоанна 19:30, что Иисус предал рпеита, и в этом же Евангелии (10:15), что Иисус по лагает psuche Свою за овец, а в Евангелии от Матфея 20:28 Он отдал Свою psuche (а не Свой рпеита) в качестве искупления … (1956, 5:2838).

 

Синонимичное употребление духа и души   в Ветхом и Новом Заветах   Так как rauch и рпеита происходят от корней, означающих «дышать», то должно быть неудивительным, что иногда они действительно употребляются синонимично, как показывает приведенная ниже таблица.

 

ДУХ ЗНАЧЕНИЕ СЛОВА ДУША     Бытие 6:17; 7:15   Екклесиаст 3:19 Дыхание Иов 41:13     Бытие 7:22 Жизнь животного / человека Бытие 9:4; 37:21;   Матфей 2:20; 6:25     Екклесиаст 12:7;   1 Коринфянам 5:5 Сущность, отделенная от тела Исайя 10:18;   Матфей 10:28     Марк 2:8; 1   Коринфянам 2:11; 14:15 Местонахождение разума человека Евреям 12:3;   Филиппинцам 1:27     Бытие 41:8;   Притчи 16:18; 17:22;   Марк 8:12; Деяния 18:25   1 Коринфянам 4:21; 2 Коринфянам 2:13 Чувства и эмоции Исход 23:9; Псалом 41:2-7;   Притчи 12:10; Матфей 26:38;   Лука 2:35; Деяния 4:32; 17:16; 2 Петра 2:8     Бытие 1:2; 6:3;   Матфей 12:18;   Иоанн 4:24 Сущность Бога Левит 26:11; Матфей 12:18; Евреям 10:38     Псалом 50:12,19;   Лука 1:46-47; Иоанн 4:24;   Римлянам 1:9 Место внутреннего поклонения и почитания Бога в человеке Псалом 41:2-3,5-7;102:1;   145:1; Матфей 22:37     Псалом 30:6; Екклесиаст 12:7; Захария 12:1;   Лука 8:55; 23:46; Деяния 7:59; 1Коринфянам 5:5 Часть человека,   которая продолжает жить   после смерти тела Бытие 35:18; 3 Царств17:21-22; Псалом 40:5; 48:16; Михей 6:7;   Матфей 10:28; Евреям 10:39;   Иаков 1:21; 5:20; 1 Петра 1:9,22;   3 Иоанна 1:2; Откровение 6:9   В то время как «дух» (рпеита) признается индивидуальным владением человека — тем, что отличает одного человека от другого и от неживой природы — иногда то же самое может быть сказано о душе (psuche; ср. Мат. 10:28 и Отк. 6:9-11). Рпеита Христа была предана Отцу в момент смерти; Его psuche была предана, Его конкретная жизнь была дана «для искупления многих». Его жизнь была положена «за овец». В Книге Деяний 2:27 процитирован Псалом 15:10 о физической смерти Христа: «Ибо Ты не оставишь души моей в аде и не дашь святому Твоему увидеть тления». Здесь слово psuche обозначающее «душу» это не только греческий двойник древнееврейского слова nephesh, означающего «тело», но особо представляет nephesh теth — мертвое тело (ср. Числ. 6:6; 9:6; Еккл. 9:5). Такик образом, тело Христа не было оставлено в царстве мертвых.   Слово «ад» (от греч. Гадес, «царство мертвых») в Писани» обозначает, по меньшей мере, три различные места: (а) обще местопребывание духов мертвых, будь-то добрых или злых (Отк. 1:18; 6:8; 20:13-14); (б) временное место наказания для умерших нечестивых людей (Лук. 16:23; Отк. 20:13); и (в) могилу (1 Кор. 15:55; ср. Деян. 2:27). В Псалме 15:10 (процитированного в Книге Деяний 2:27) автор сказал: «Ибо Ты не оставишь души (nephesh) моей в аде (шеоле)». В Ветхом Завете «шеол» (преисподняя) также употребляется для обозначения трех различных мест: (а) невидимого местопребывания духов умерших (Иов. 14:13-15; Иез.

 

26:20; Ион. 2:2); (б) временного места наказания для нечестивых умерших (Пс. 9:18); и (в) могилы (Дэвидсон, 1970, с. 694; Харрис и др., 1980, 2:892; ср. Числ. 16:30-37, где окончание восстания Корея [и примкнувших к нему] против Моисея описано следующим образом: «И разверзла земля уста свои, и поглотила их и домы их, и всех людей Кореевых и все имущество. И сошли они со всем, что принадлежало им, живые в преисподнюю»). В Книге Деяний 2:27 (гадес) и Псалме 15:10 (шеол) контекст, как представляется, предусматривает последнее значение — то есть, могилу.

 

Таким образом, Давид и Лука сказали следующее (перефразируя): «Ты не оставишь мое тело в могиле и не позволишь Твоему Святому увидеть тление». Фактически, всего через четыре стиха богодухновенный автор вернулся к утверждению Давида и сказал, что «он прежде сказал о воскресении Христе, что не оставлена душа Его в аде, и плоть Его не видела тления» (2:31).

 

Говоря о смерти физического тела, Соломон написал, что живые знают, что умрут, а мертвые ничего не знают» (Еккл. 9:5).

 

Автор псалма затронул эту же мысль, когда написал: «Не мертвые восхвалят Господа, ни все нисходящие в могилу» (Пс. 113:25) и «Выходит дух его, и он возвращается в землю свою; в тот день исчезают все помышления его» (145:4). Когда Христос предал Свою душу/жизнь (psuche; ср.

 

nephesh, Пс. 15:10), Его мертвое тело направлялось в могилу и, следовательно, пребывало в состоянии, в котором «ничего не знают» и «не восхвалят Господа».

 

[Дух (рпеита), оставивший тело, был жив в раю (греч.

 

paradeisos, Лук. 23’43).

 

Павел обратился к этому принципу, когда сказал, что ученики Христовы всегда должны быть «добры и предпочитать покинуть тело и поселиться у Господа» (2 Кор. 5:8, см. ПК; ср. 1 Фее. 4:14).] Вудс отмечал:   Гибель, смертность, тленность, разложение, разрушение никогда не утверждаются в отношении духа. Дух не может умереть, исходя из сущности этого вопроса. Писание утверждает бессмертие ангелов; и ангелы не умирают не потому, что они ангелы, а потому, что они духи (1985, 127[22]:692).   Тем не менее, также невозможно, чтобы умерла душа (Мат. 10:28; Отк. 6:9-11). [Есть различие между убийством и гибелью. Убить означает отнять жизнь у чего-либо. Погубить это разрушить, но необязательно убить. В контексте Евангелия от Матфея 10:28 душа губится, но никогда не убивается.

 

Она будет жить вечно. Погубленная душа будет жить в вечной духовной смерти (отдельно от Бога) в месте под названием ад.]   Однако как показывает Послание к Евреям 4:12, иногда слова дух и душа не употребляются синонимично. Слово дух иногда относится к ветру или воздуху (Быт. 3:8; 8:1; Иоан.

 

3:8), а слово душа — нет. Слово дух иногда относится к бесам (Мар. 5:2; Лук. 9:39), а слово душа — нет. Слово душа иногда относится как к внутреннему, так и внешнему человеку (то есть, ко всему человеку; Исх. 1:5; Иез. 18:20; Деян. 2:41; Рим.

 

13:1), а слово дух — нет. Слово душа иногда относится к мертвому телу (Числ. 5:2; 6:6; Пс. 15:10; Деян. 2:27), а слово дух — нет. Слово душа в одном случае относится к запаху, аромату или духам (Ис. 3:20), а слово дух — нет.   Таким образом, в то время как в некоторых случаях слова «душа» и «дух» употребляются взаимозаменяемо, в других случаях они не используются как синонимы. Как отмечал Вудс, при определенных УСЛОВИЯХ в Писании «лексически, логически и фактически эти слова различаются и не должны смешиваться» (1985, 127[22]:692). При любом изучении этих двух слов, когда они встречаются в Слове Божьем, контекст и намерение авторов являются решающими факторами, которые следует принимать во внимание и уважать.     Дальше                 назад     ПРОИСХОЖДЕНИЕ И ИСТОЧНИК БЕССМЕРТНОЙ СУЩНОСТИ ЧЕЛОВЕКА   Библейское учение относительно человека признает, что он состоит из двух отдельных частей — физической и духовной.

 

Нам представлено происхождение физической составляющей человека уже в Книге Бытия 2:7, где сказано: «И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою (nephesh chayyah)». Важно осознать, что в этом отрывке рассматривается, а что нет. Книга Бытия 2:7 учит, что человеку была дана физическая жизнь; здесь не преподается то, что в него вселилась бессмертная сущность. Непосредственный (а также более широкий) контекст важен для понимания цели этого высказывания.

 

В Современном переводе библейских текстов выражение nephesh chayyah переведено как «живое существо».   Различные переводы вызвали некоторую сумятицу относительно точного значения выражения «живая душа» или «живое существо». Некоторые утверждали, например, что Книга Бытия 2:7 говорит конкретно о том, что человек получил бессмертную душу и/или дух.

 

Однако, это не так, на что четко указывает внимательное исследование непосредственного и более широкого контекста. Например, апостол Павел процитировал Книгу Бытия 2:7 в 1 Послании к Коринфянам 15:44-45, когда он писал: «Есть тело душевное, есть тело и духовное. Так и написано: «первый человек Адам стал душею живущею»; а последний Адам есть дух животворящий». Сравнение и противопоставление, которые апостол проводит между «душевным телом» первого Адама и последним Адамом (Христом) как «животворящим духом», крайне важны для понимания основной мысли Павла (и темы значительной «главы воскресения» Библии, главы 15 1 Послания к Коринфянам), и их нельзя упускать из виду при любом изучении высказывания Моисея в Книге Бытия 2:7.   В Ветхом Завете есть шесть других отрывков, где употребляется подобное выражение, и в каждом случае в тексте очевидно говорится о представителях животного царства. В Книге Бытия 1:24 Бог сказал: «Да произведет земля душу живую (nephesh chayyah) по поду ее, скотов, и гадов, и зверей земных по роду их». Книга Бытия 1:30 сообщает, что Бог предоставил растения в пищу «всем зверям земным, и всем птицам небесным, и всякому пресмыкающемуся по земле, в котором душа живая (nishmath chayyah )».

 

После окончания Потопа, описанного в Книге Бытия, Бог заключил завет радуги с Ноем и каждым живым существом (nephesh chayyah), которое было с ним в ковчеге.

 

Бог торжественно обещал, что Он будет помнить завет, который Он заключил со всякой «душею живою» (nephesh chayyah; Быт. 9:12), и следовательно, Он никогда больше не уничтожит Землю таким потопом.

 

Бог сказал, что радуга будет служить напоминанием о «завете вечном» между Богом и всяким живым существом (nephesh chayyah, Быт.

 

9:15). Последнее употребление этого выражения встречается в описанном Иезекиилем потоке, текущем из храма, в котором каждое живущее существо (nephesh chayyah) пресмыкающееся будет жить (47:9).   Также Библия утверждает: «Потому что участь сынов человеческих и участь животных — участь одна; как те умирают, так умирают и эти, и одно дыхание у всех, и нет у человека преимущества пред скотом» (Еккл.

 

3:19). Означает ли это, что человек обладает только материальной сущностью и не имеет бессмертной души/духа? Вовсе нет! Именно об этом писал Джек П. Льюис:   Как представляется, аргументы, предназначение которых показать отличие человека от выражения «живая душа», на самом деле основаны на явлении разнообразия переводов и фактически не имеют силы. Если бы переводчики перевели все семь случаев употребления одним выражением, мы бы знали о том факте, что оно описывает как человека, так и животных. Это наблюдение вовсе не указывает на то, что Ветхий Завет материалистичен. В данный момент мы озабочены только библейским употреблением одного выражения.

 

Также оно не является отрицанием различия в библейской мысли между человеком и другими животными, когда принимается во внимание точка зрения всего Ветхого Завета.

 

Человек может погибнуть, как и животные, но он отличается от них.

 

Даже здесь, в повествовании о сотворении в Книге Бытия, не сказано, что Бог вдохнул в животных дыхание жизни; животные сотворены мужского и женского пола, но нет отдельного повествования о сотворении самки животного; не сказано, что они сотворены по образу и подобию Божьему; им не дано владычество. Человек это венец творения Божьего (1988, с. 7).   Когда доктор Льюис отметил, что «человек может погибнуть, как и животные», он уловил сущность высказывания в Книге Екклесиаста 3:19.

 

Верно то, что в конечном итоге умирают как люди, так и животные, и в этом смысле «нет у человека преимущества пред скотом». Тем не менее, хотя об обоих существах говорится как о nephesh chayyah, Писание понятно указывает на то, что Бог сделал для человека что-то особенное. В Книге Бытия 1:26-27 записано: «И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему, по подобию Нашему … . И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их». Нигде в Библии не утверждается и не подразумевается, что животные сотворены по образу Божьему. Тогда что же отличает человека от животных?   Ответ, конечно, лежит в том факте, что человек обладает бессмертной сущностью.

 

Животные — нет. Бог Сам является духом (Иоан. 4:24). А дух «плоти и костей не имеет» (Лук. 24:39). Каким-то образом Бог поместил в человека часть Своей собственной сущности — в том смысле, что человек обладает духом, который никогда не умрет.

 

Пророк Захария говорил о Господе, «распростершем небо, основавшем землю и образовавшем дух (ruach) человека внутри его» (12:1).

 

Древнееврейское слово «образовавший» это yatsar, которое определяется как «формировать, придавать форму» (например, в работе гончара с глиной; Харрис и др., 1980, 1:396). Это же слово употребляется в Книге Бытия 2:7, этим самым указывается на то, что как физическое тело, так и духовная сущность человека были образованы, сформированы или сделаны Богом.

 

Авторы «Богословского словаря Ветхого Завета» отмечали:   Форма причастия, означающая «гончар», применяется к Богу а Книге пророка Исайи 64:8, где сказано, что человечество это произведение Его руки. Когда это слово применяется к объектам созидательной работы Бога, акцент ставится на образование или формирование этих явлений.

 

Это слово говорит о способе сотворения этих явлений настолько, насколько действия образования или формирования также могут подразумевать создание того объекта» (Харрис и др., 1980, 1:396, выделено мной — Б.Т.).   Будучи Создателем, Бог дает начало объекту, который нам известен под названием бессмертная сущность человека (то есть, его душа или дух). Соломон в Книге Екклесиаста отметил, что «возвратится прах в землю, чем он и был; а дух возвратится к Богу, Который дал его» (12:7). Физическое тело человека было образовано из физического праха Земли. Разве из этого не следует, что его духовная составляющая была образована из того, что является духовным? Когда автор Послания к Евреям говорил о Боге как об «Отце духов» (Евр. 12:9), он раскрыл духовный источник души — Бога.   КОГДА ЧЕЛОВЕК ПОЛУЧАЕТ СВОЮ БЕССМЕРТНУЮ СУЩНОСТЬ?

 

Когда человек получает душу/дух? В одном из наиболее иллюстративных отрывков Библии на эту тему, Иаков написал: «Тело без духа мертво» (2:26). Это краткое, но важное наблюдение, представленное богодухновенным библейским автором, имеет огромное значение. Без наличия духа (рпеита) физическое тело не может жить. Однако, есть и важный логический вывод из высказывания Иакова. Если тело живо, тогда должен присутствовать дух (pneuma)   Но когда фактически начинается жизнь? Ответ прост — жизнь начинается в момент зачатия. Когда мужская и женская гаметы соединяются для образования зиготы, которая постепенно разовьется в утробный плод, в этот момент начинается формирование нового организма. Именно в результате соединения жизнеспособной мужской гаметы с жизнеспособной женской гаметой половым путем образуется зигота, которая пройдет ряд важных шагов.   Первый шаг в этом процессе, — который в конечном итоге приведет к высокоорганизованным тканям и органам, составляющим организм ребенка перед самым рождением, — это исходное мейозное деление первой клетки, зиготы. В этот момент генетический материал удваивается, соответствующие копии хромосом передвигаются на противоположные полюса, и клетка делится на две дочерние клетки. Вскоре после этого каждая из этих клеток делится снова, образуя эмбрион. [У людей и животных термин «эмбрион» применяется к любой стадии после деления, но до рождения (см. Рудин, 1997, с.

 

125.]   По мере того как клетки эмбриона продолжают делиться, они образуют пучок, или пузырек, клеток. Эти деления сопровождаются дополнительными изменениями, производящими заполненную жидкостью полость внутри пузырька, который теперь представляет собой однослойную группу клеток, известную под названием бластула.

 

На второй день после оплодотворения эмбрион проходит через процесс, называемый гаструляцией, в ходе которого однослойная бластула превращается в трехслойную гаструлу, состоящую из эктодермы, мезодермы и энтодермы, окружающих полость под названием эмбриобласт. Каждый из этих слоев Даст начало конкретным тканям. Например, эктодерма образует внешний слой кожи и другие ткани, включая органы чувств, части скелета и нервную систему. Мезодерма образует ткани, связанные с опорно-двигательным аппаратом, передвижением, воспроизводством и выделением (то есть, мышцы, кости, хрящи, кровь, сердце, кровеносные сосуды, яички или яичники и почки). Эндодерма образует ткани, связанные с дыханием и пищеварением (включая легкие, печень, поджелудочную железу и другие железы пищеварительного тракта) [см. Уоллис, 1975, с.

 

187].   В течение семидесяти двух часов после оплодотворения эмбрион делится четыре раза и состоит из шестнадцати клеток. Каждая клетка делится до того, как достигнет размера клетки, которая ее произвела; следовательно, с каждым делением клетки будут постепенно уменьшаться в размере. К концу первого месяца эмбрион достигнет длины всего лишь трех миллиметров, но будет состоять из миллионов клеток. К концу девятого месяца, если все идет нормально, ребенок готов к рождению. Как отметил один биолог (и автор широко используемого университетского учебника): «Как только головка сперматозоида касается яйцеклетки, та начинает испытывать сильные пульсирующие движения, которые соединяют двадцать три хромосомы сперматозоида с ее собственным генетическим дополнением. От этой одной клетки диаметром примерно 15 микрон примерно через 266 дней родится ребенок, весящий несколько килограммов и состоящий из триллионов клеток» (Уоллес, 1975, с. 194, выделено мной — Б.Т.).   Жив ли этот зародыш? Конечно, жив.

 

Именно здесь кроется абсурдность аргументов, выдвигаемых теми, кто выступает в поддержку абортов.

 

Они придерживаются мнения, что «вещь» в материнской утробе не является «живой».

 

Если она неживая, зачем беспокоиться и удалять ее? Можно просто оставить ее в покое! Конечно, очевидно, что, с их точки зрения, это не выход, потому что, как всякий знает, через девять месяцев этот растущий, трепещущий, развивающийся зародыш превратится в живого человеческого ребенка. Истина состоит в том, что человеческая жизнь начинается в момент зачатия и продолжается до смерти, будь то внутриутробно или после этого периода. Давайте рассмотрим следующие важные факты относительно живой природы зародыша.   (1) Сердце ребенка начинает биться через 18-25 дней после зачатия.   (2) К двум месяцам сердце бьется настолько сильно, что врач может послушать его при помощи специального стетоскопа.   (3) Примерно в это же время активность мозга может быть зарегистрирована использованием энцефалограммы.

 

Волны мозговой активности уже очевидны.   (4) К двум месяцам все находится «на своем месте» — ступни кисти, голова, органы и пр. При более тщательном исследовании очевидны даже отпечатки пальцев. Будучи всего лишь пару сантиметров в длину, у эмбриона есть голова с глазами и ушами, простая пищеварительная система, почки, печень, бьющееся сердце, свой кровеносный поток и зачатки мозга.   (5) Нерожденный ребенок икает, сосет большой пальчик на руке, просыпается и засыпает.   (6) Нерожденный ребенок реагирует на прикосновения, боль, холод, звук и свет.   Жив ли этот ребенок?

 

Разве вы знаете какое-нибудь мертвое существо, которое может похвастать такими замечательными достижениями?   Но является ли утробный плод, растущий в матке, на самом деле человеком? Он является результатом соединения человеческой мужской гаметы (сперматозоида) и человеческой женской гаметы (яйцеклетки) — это то, что, несомненно, гарантирует его человечность. [В газете «Вашингтон Пост» от 11 мая 1975 года было опубликовано «Открытое письмо в Верховный Суд», подписанное 209 врачами, в котором было сказано: «Мы, врачи, вновь подтверждаем удивительное великолепие человеческой жизни — от одноклеточного младенца до глубокого старца.]   А как в точности Бог смотрит на этого нерожденного и, тем не менее, полностью человеческого ребенка?

 

Он сказал пророку Иеремии: «Прежде нежели Я образовал тебя во чреве, Я познал тебя, и прежде нежели ты вышел из утробы, Я освятил тебя» (Иер. 1:5, выделено мной — Б.Т.).

 

Господь знал пророка — хотя он пребывал в утробе — и считал его живым человеком. Более того, Бог уже «освятил» Иеремию.

 

Если бы его мать избавилась от ребенка, она убила бы того, кого Бог признал живым человеком.   Это же применимо к пророку Исайе, который сказал: «Слушайте Меня, острова, и внимайте, народы дальние: Господь призвал меня от чрева, от утробы матери Моей называл имя мое … . И ныне говорит Господь, образовавший Меня от чрева в раба Себе …» (Ис. 49:1,5, выделено мной — Б.Т.). Господь не только считал Исайю человеком до его рождения, но и называл его по имени.

 

Давид в Псалме 138:13-16 привел одно из самых понятных и наиболее убедительных рассуждений о сущности и важности жизни в утробе:   Ибо Ты устроил внутренности мои, и соткал меня во чреве матери моей. Славлю Тебя, потому что я дивно устроен. Дивны дела Твои, и душа моя вполне сознает это. Не сокрыты были от Тебя кости мои, когда я созидаем был в тайне, образуем был во глубине утробы. Зародыш мой видели очи Твои; в Твоей книге записаны все дни, для меня назначенные, когда ни одного из них еще не было».

 

Выражения «созидаем был в тайне» и «образуем был во глубине утробы» относятся к развитию автора псалма в утробе (см. Янг, 1965, с. 76). Обратите внимание на то, что Давид употребляет местоимения «я», «меня», «мой» во всем этом отрывке, когда говорит о своем пренатальном состоянии. Такое употребление слов четко показывает, что Давид говорил о самом себе, а человек не может говорить о себе самом, если не будет говорить о живом человеческом существе.

 

Таким образом, Библия признает, что Давид был человеческим существом, в то время как он населял утробу своей матери (до своего рождения).   Иов, в жизни которого наступили тяжелейшие времена, проклял день своего рождения, когда сказал: «Для чего не умер я, выходя из утробы, и не скончался, когда вышел из чрева?» (3:11).

 

Понятно, что если бы плод умер в утробе, до этого он должен был быть живым. Что-то (или кто-то) не может умереть, если оно (или они) никогда не были живыми. Также интересно отметить, что в Книге Иова 3:13-16 патриарх перечисляет несколько некогда живших, но теперь умерших людей, с которыми у него было бы что-то общее, если бы он умер в утробе. В этот список вместе с царями и князьями — включен младенец, переживший «тайный выкидыш». Иов относил ребенка, с которым произошел выкидыш, к той же категории людей, которые некогда жили, но умерли.

 

Очевидно, что Святой Дух (направлявший автора Книги Иова в том, что он писал) считал народившийся зародыш таким же человеческим существом, как и царя, князя или мертворожденного ребенка.

 

В Ветхом Завете даже случайное прекращение беременности было наказуемым преступлением.

 

Давайте прочитаем Книгу Исхода 21:22-23: «Когда дерутся люди, и ударят беременную женщину, и она выкинет, но не будет другого вреда, то взять с виновного пеню, какую наложит на него муж той женщины …; а если будет вред, то отдай душу за душу».

 

Значение этого отрывка таково: если ребенок родился преждевременно в результате несчастного случая, но «не будет другого вреда» (то есть, ребенок выжил), то должен быть наложен штраф; однако, «если будет вред» (то есть, либо мать, либо ребенок умрет), тогда виновный должен быть казнен. Зачем Бог наложил такое суровое наказание за случайную смерть нерожденного ребенка, если этот ребенок не был живым?   Такое же понимание утробного плода как живого ребенка встречается на страницах Нового Завета.

 

Ангел Гавриил сказал Марии, что «Елисавета, родственница твоя, … зачала сына в старости своей» (Лук. 1:36, выделено мной — Б.Т.). Обратите внимание, что зачатие произвело не «вещь», а сына. В Евангелии от Луки 1:41,44 Библия утверждает (говоря о Елисавете, которая была беременна Иоанном Крестителем), что «взыграл младенец во чреве ее». «Младенец» это греческое слово brephos, которое здесь употребляется для обозначения неродившегося зародыша. Это же слово употреблено в Евангелии от Луки 18:15 и Книге Деяний 7:19 в отношении маленьких или новорожденных детей. Оно также употребляется в Евангелии от Луки 2:12,16 в отношении новорожденного младенца Христа. Brephos, следовательно, может означать маленького ребенка, новорожденного младенца или даже неродившийся утробный плод (см. Тейер, 1958, с.

 

105).

 

В каждом из этих случаев рассматривается живое человеческое существо, потому что употребляется одно и то же слово для описания всех троих.   Тот факт, что зигота/эмбрион/утробный плод жив (неизбежный вывод, который подтверждается весомыми научными и библейскими доказательствами), становится, таким образом, крайне важным при ответе на вопрос: «Когда человек получает свою бессмертную сущность?» Когда Иаков отметил, что «тело без духа мертво» (2:26). то логическим выводом неизменно следующим из этого высказывания, становится тот факт, что если тело живо, то должен присутствовать дух. Так как на каждой стадии развития зигота/эмбрион/утробный плод жив, то он должен иметь душу/дух, вселенную в него в момент зачатия. Ни одна другая точка зрения не соответствует ни научным, ни библейским свидетельствам.   Одно дело утверждать, что человек обладает душой или духом.

 

Другое дело — утверждать, что он получает его в момент зачатия. И уж совсем отличное от этого — утверждать, что душа/ дух остается жить после смерти физического тела. [Так как я уже приводил доказательства того, что иногда в Писании слова «душа» и «дух» могут употребляться как синонимы, то для того, чтобы избежать ненужного усложнения темы с данного момента, я буду употреблять их как таковые, вместо того, чтобы продолжать использовать нескладное обозначение «душа/дух».] Как я упоминал во вступлении к этой серии статей, есть определенное количество различных воззрений относительно бессмертной сущности души.   Среди тех, кто принимает существование души, некоторые с большой готовностью верят в пребывание такого духа внутри них, но они довольно неохотно верят в то, что он бессмертен, предпочитая верить в то, что эта духовная частичка только временна (и, таким образом, живет только до тех пор, пока существует наша телесная природа). И наоборот, есть некоторые, кто придерживается представлений о том, что все люди не только обладают бессмертной душой, но что души всех людей (независимо от их поступков на Земле) переживут смерть их физических тел, чтобы в конечном итоге населить небесное царство вместе с Богом. Другие верят в то, что хотя все люди действительно обладают душой, только душа верного сына Божьего имеет бессмертную сущность. То есть, души тех, кто не пребывает во Христе, не являются бессмертными и погибают в момент смерти тела, а душа христианина продолжает свой путь в вечности. Есть и другие, которые верят в то, что души как верного сына Божьего, так и человека вне Христа бессмертны — они переживают смерть физического тела, чтобы в конечном итоге населить либо небеса (место вечного вознаграждения) либо ад (место вечного наказания). Кто же прав? В чем состоит истина этого вопроса?   «ВРЕМЕННЫЕ» ДУШИ?   Относительно той позиции, что все люди обладают душой, но таковая всего лишь временна и неспособна пережить физическую смерть тела, Гилберт Тиль, преподаватель Семинарии «Конкордия» в Сент-Луисе, штат Миссури, писал:   Мы полагаем, следовательно, что будет справедливым сказать, говоря прямо, что когда человек умирает, он мертв. Библия, при ее внимательном изучении, ничего не знает о каком-либо лишенном телесной оболочки состоянии, в котором живет человек временно и, несомненно, непостоянно; она ничего не знает ни о временном, ни о постоянном бессмертии человека как таковом (1958, с. 18).   Однако, такая позиция, «говоря прямо», недоказуема в свете разнообразных учений Писания. Есть слишком много отрывков (например, Деян.

 

7:59; Отк. 6:9; Мат. 10:28 и др.

 

— подробно рассмотрены выше), преподающих, что душа действительно сопричастна бессмертной сущности.

 

Более подробно об этом скажем ниже.   УНИВЕРСАЛИЗМ   Представление о том, что все люди обладают бессмертной душой и что каждая из этих душ переживет смерть физического тела, чтобы населять небесное царство с Богом (независимо от их поступков на Земле), известна как универсализм.

 

Согласно этой точке зрения, все люди будут спасены; никто не погибнет духовно.

 

Защитники этой теории преподают то, что так как Бог есть любовь (1 Иоан. 4:8), а также Вседержитель, желающий милости, а не жертвы (Мат. 9:13), тогда божественное наказание должно рассматриваться как чисто исправительное. Они утверждают, что любовь и долготерпение Божье не может допустить утраты ни одного из Его творений, так как Он «не желает, чтобы кто погиб» (2 Пет.

 

3:9).   Эта точка зрения может показаться несколько необычной, но она вовсе не нова.

 

Ориген, хорошо известный проповедник третьего столетия (ок. 185-254 гг. от Р.Х.), был в числе первых принявших ее.

 

В последующие столетия к нему присоединилась целая плеяда известных (и не очень) людей. Великий поэт лорд Альфред Теннисон в своем стихотворении «In Memoriam» отстаивал универсализм.

 

Шотландский богослов и преподаватель богословского факультета Университета г. Глазго Уильям Баркли был одним из самых ревностных защитников этой концепции в двадцатом столетии. В своей книге «Взгляд обычного человека на учение апостолов» («The Plain Man Looks at the Apostles’ Creed») он писал:   Нам представляется, что если Бог есть именно тот Бог, который является Богом и Отцом нашего Господа Иисуса Христа, и если общее впечатление от Евангелия истинно, мы можем осмелиться надеяться, что, когда наступит конец времени, семья Божья будет полной, ибо поистине мы должны размышлять не с точки зрения царя, который доволен победой и уничтожением своих врагов, но с точки зрения Отца, который не сможет быть довольным, даже если одно его дитя окажется вне круга его любви (1967, с. 239).   Если задуматься над этим, то вовсе неудивительно, что подобное воззрение получило такое широкое признание. В конце концов, это — самая утешительная позиция.

 

В своей книге «Как Бог любви может посылать людей в ад?» («How Can a God of Love Send Реор1е tо Не11?») британский писатель Джон Бентон обратился к привлекательной стороне универсализма:   Я уверен, что во всех нас есть частичка, которая заставляет нас верить в то, что это истинно. Если нет, то мы подвергаемся опасности стать поистине жестокими людьми, не имеющими любви. Мы симпатизируем эмоциям, которые влекут людей в направлении универсализма. Но, говоря честно, невозможно истолковать учение Иисуса как универсализм (1985, с. 38).

 

Я всецело согласен с обеими частями оценки, данной Бентоном. Во-первых, несомненно, в сердце каждого человека возникает желание увидеть, как в Судный день все окажутся на небесах. Какое ободряющее и оживляющее верование — держаться надежды на то, что ни один человек не утратит своей души в преисподней, но вместо этого будет ходить по золотым улицам на небесах с Богом в вечности. Однако, во-вторых, действительно невозможно истолковать учение Иисуса как универсализм. Сколько бы мы ни принимали желаемое за действительное, мы не можем избежать убедительности Его аргументов или доводов Его богодухновенных авторов по поводу окончательной судьбы тех людей, которые противятся воле Небес здесь и сейчас.   В целом, есть две различные точки зрения относительно подробностей всеобщего спасения.

 

Во-первых, существует представление об «исправительном страдании», о котором я говорил выше. Известный богослов Карл Ф.Х. Генри сказал об этом представлении: «Сам по себе ад преобразуется из конечного состояния погибших духовно в средство благодати — некое подобие неопротестантского чистилища» (1967, с. 27). Во-вторых, существует идея «трансцендентализма», которую один автор выразил следующими словами:   Эта точка зрения утверждает, что каждая душа есть часть «сверхдуши» вселенной. Воспользовавшись обычной метафорой, можно сказать, что человек это искорка всеобщего пламени, которая в конечном итоге вернется в него, чтобы быть поглощенной Одной Душой всех времен. … Ад, согласно этой неясной теории, это учебное заведение для фрагментов . Вечной Личности, которые должны быть воспитаны для окончательного слияния. Душа человека это всего лишь искорка божественного пламени и в конечном итоге будет вновь поглощена им (Вудсон, 1973, с. 60).   В обоих этих воззрениях «ад» становится просто вместилищем душ людей, которым необходим либо «еще один шанс» — этот факт привлекает их внимание посредством временного «исправительного страдания»; либо краткий период воспитания/наказания, чтобы помочь им «обрести форму перед тем, как они отправятся» к вечным радостям на небесах. Конечно, подобные причудливые теории не встречаются в Писании. Скорее, они представляют нечто большее, чем выдавание желаемого за действительное со стороны тех, кто, подобно защитникам универсализма, надеется избежать вечности Ада, связанного в Библии со способом и сроком наказания, установленного Богом. Всякий, кто предполагает, что покаяние, исправление и искупление возможны после смерти (о чем понятно говорят обе эти теории), попросту не понимает большей части библейского учения в таких вопросах. Автор Послания к Евреям написал: «Человекам положено однажды умереть, а потом суд» (9:27).

 

Господь Сам в точности объяснил в Евангелии от Матфея 25:31-46, что произойдет с нечестивыми (которых Он обозначил как «козлы» в противовес праведникам, которых Он назвал «овцами») в Судный день: «И пойдут сии в муку вечную, а праведники в жизнь вечную» (ст. 46).

 

Этот отрывок не столь утешителен для сторонников универсализма, не так ли?   Для того чтобы поддержать свою систему убеждений, иногда сторонники универсализма прибегают к отрывкам Писания, в которых говорится о заботе Бога о «всех» людях или которые показывают, что дар жизни был дан «всем» людям.

 

Например, в поддержку универсализма цитируются различные высказывания Павла: (а) Послание к Римлянам 5:18 («правдою одного всем человекам оправдание к жизни»); (б) Послание к Римлянам 11:25-26 («весь Израиль спасется»); (в) 1 Послание к Коринфянам 15:22 («во Христе все оживут»); (г) 2 Послание к Коринфянам 5:14 («любовь Христова объемлет нас, рассуждающих так: если один умер за всех»). В своей книге «Вечная надежда» («Е1егпа1 Норе») либеральный богослов Эмиль Брукнер писал:   Такова явленная воля Божья и замысел для всего мира, который Он раскрывает — замысел всеобщего спасения, собирания всего во Христе. В Библии мы не услышим ни единого слова о двойственном замысле, замысле спасения и его противоположности.

 

Воля Божья имеет только один пункт, он недвусмысленен и положителен. Он имеет одну цель, а не две (1954, с. 182, выделено мной — Б.Т.).   Джон А.Т. Робинсон, епископ Англиканской церкви, высказался в том же духе:   Во вселенной любви не может быть небес, которые допускают комнату страхов, не может быть ада для кого бы то ни было, который в это же время не станет адом для Бога.

 

Он не может перенести этого — ибо это стало бы окончательной насмешкой над Его сущностью — и Он не будет это терпеть (1949, с. 155).   Однако Бруннер и Робинсон ошибаются настолько, насколько это возможно. Очевидно, что когда стихи, вышедшие из-под богодухновенного пера Павла, исследуются в их должном контексте, они не преподают ложную концепцию универсализма.

 

Хотя апостол учил тому, что Евангелие Христово доступно всем, он не преподавал то, что это Евангелие будет принято всеми! Напротив, он учил обратному. Во 2 Послании к Фессалоникийцам 1:7-8 Павел говорил о том факте, что однажды Господь вернется «с неба, с Ангелами силы Его, в пламенеющем огне совершающего отмщение не познавшим Бога и не покоряющимся благовествованию Господа нашего Иисуса Христа».

 

Интересно, что в следующем стихе он написал, что такие люди «подвергнутся наказанию, вечной погибели, от лица Господа и от славы могущества Его». И здесь не так уж много подтверждений универсализма, не так ли?   Универсализм это ошибочное воззрение, которое должно быть отвергнуто не только потому, что оно противоречит простому учению Библии о судьбе нечестивых в вечности, но также потому, что оно превращает поручение Христа Своим последователям в насмешку. В Евангелии от Матфея 28:19-20 сказано: «Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа, Уча их соблюдать все, что Я повелел вам».

 

Но, как указал Бентон:   Если каждый спасен, тогда поручение Иисуса своим последователям проповедовать евангелие и учить людей бессмысленно. Люди все равно спасутся. Универсализм имеет роковые недостатки. Это — заманчивая теория, но она не соответствует Новому Завету. Христианство основывается на учениях Христа, и если мы хотим знать, за что выступает христианство, мы должны быть готовы честно встретить то, чему учил Иисус (1985, с. 38).   Поистине, мы должны это сделать!

 

Но утверждать, что все люди везде будут спасены — независимо от образа жизни, который они вели, или повиновения слову Божьему, которое у них было или нет — равнозначно тому, чтобы сказать, что Христос заблуждался, когда сказал, что во время Своего второго пришествия Он воздаст «каждому по делам его» (Мат. 16:27; выделено мной — Б.Т.).

 

Если универсализм истинен, то Он подобным же образом ошибался, когда учил, что «за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда: Ибо от слов своих оправдаешься и от слово своих осудишься» (Мат. 12:36-37; выделено мной — Б.Т.). Подобным же образом Павел был неправ, когда он напомнил христианам первого столетия: «Итак каждый из нас за себя даст отчет Богу» (Рим. 14:12).   Действительно, универсализм это «заманчивая теория», несомненно, ввиду того факта, что она подчеркивает только благость Бога и ни одно из Его других, равно важных качеств. Однако, Павел «не упускал возвещать всю волю Божью» (Деян.

 

20:27; выделено мной — Б.Т.). Напротив, он провозглашал: «Итак видишь благость и строгость Божию: строгость к отпадшим, а благость к тебе, если пребудешь в благости Божией; иначе и ты будешь отсечен» (Рим.

 

11:22). Дэвид Браун отмечал:   Одна из великих обязанностей церкви в том, чтобы привести заблудших людей к осознанию ошибок своего пути и необходимости повиноваться евангелию, состоит в проповедовании библейской истины относительно ада и того, кто туда направляется. Проповедовать только благость Божью означает опускать части всей воли Божьей (1999, с.

 

166).   И с начала Ветхого Завета (напр., Втор.

 

4:2) до конца Нового Завета (напр., Отк. 22:18) предостережения против изменения, прибавления или убавления от Слова Божьего действительно серьезны.

 

Универсализм — как учение, которое изменяет, прибавляет и убавляет от Слова Божьего — должен быть отвергнут.     Дальше                 назад     ПРЕКРАЩЕНИЕ СУЩЕСТВОВАНИЯ   НЕЧЕСТИВЫХ И ВЕЧНОСТЬ НА НЕБЕСАХ   ДЛЯ ПРАВЕДНИКОВ?   Нас не должно шокировать или удивлять, что атеисты, агностики и неверующие отрицают представление (связанное с концепцией бессмертной души) о непрекращающемся наказании за грех. В первую очередь они отвергают идею существования души как таковой, а затем находят идею о вечном наказании совершенно отвратительной. Браун отмечал: «Не следует считать странным, что люди воображают учения, которые освобождают их от вечных последствий грешной жизни. Какое учение Библии избежало искажений в плодовитом воображении мятежных людей?» (1999, c. 161).

 

Британский философ-атеист Энтони Флю утверждал:   Я должен признать, что эта тема учения об аде доставляет мне сложности в поддержании моего предполагаемого британского спокойствия и равновесия.

 

Но позвольте мне сказать со всей сдержанностью, на которую я способен, что если что-либо может быть чудовищным, чрезмерно неправильным и несправедливым, так это поведение, характерное для этого Бога. Если что-либо может быть таким же чудовищным, чрезмерно и несомненно несправедливым и злым, так это образ действий Существа, создающего сознательных творений, будь то человека или животного, с полным знанием и намерением, что эти творения должны содержаться Его силой в вечной, безграничной и бесконечной муке.

 

Я говорю об этом с той малой сдержанностью, на которую способен, потому что, если я что-нибудь понимаю в добре и зле, справедливости и несправедливости, то мне ясно, что это — чудовищно (1977, с. 84-85).   Знаменитый американский агностик девятнадцатого столетия Роберт Г. Ингерсолл (1833-1899) писал:   Эта идея об аде возникла от невежества, жестокости, страха, трусости и мстительности.

 

Эта идея свидетельствует о том, что наши далекие предки были самыми низшими животными. Только из логова, берлоги и пещеры, только из уст, наполненных безжалостными клыками, только из сердец, исполненных страха и ненависти, только из осознания голода и похоти, только из самых низких побуждений могла произойти эта жестокая, бессердечная и скотская из всех догм … (процитировано Льюисом, 1983, с. 90).

 

Затем Ингерсолл сказал:   Идея об аде родилась от мстительности и жестокости. Я не уважаю ни одного человека, который в нее верит. У меня нет никакого уважения к человеку, который ее проповедует. Мне не нравится это учение. Я ненавижу ее, презираю и отвергаю. Учение об аде постыдно (процитировано Стейси, 1977, с. 59).   В своем сочинении «Почему я не христианин» («Why I am not a Christian»), получившем широкое распространение, английский философ-агностик Бертранд Рассел комментировал: «Я должен сказать, что я думаю, что все это учение об адском огне как наказании за грех, это учение жестокости. Это учение, которое привнесло в мир жестокость и дало миру целые поколения жестоких мук …» (1967, с. 18).   Но как быть в отношении тех, кто верит в Бога и принимает существование души как подлинное?

 

Некоторые из их числа верят в то, что хотя все люди действительно обладают душой, только душа верного сына Божьего имеет бессмертную сущность. Другими словами, души тех, кто умирает вне Христа, не бессмертны, а потому они погибают, когда умирает тело, в то время как душа христианина направляется в вечность (то есть, на небеса). Другие верят в то, что души как верного сына Божьего, так и человека вне Христа бессмертны, то есть, они переживают смерть физического тела, чтобы в конечном итоге населить либо место вечного вознаграждения (небеса), либо место вечного наказания (ад). Какая позиция правильна?   Действительно, были такие, которые преподавали, что только души верных христиан бессмертны, в то время как души неверных погибают в момент физической смерти. И опять же, это не новое учение. В июльском выпуске журнала «Кристиан Мэгэ-зин» за 1852 год популярный проповедник из г. Нешвилл, штат Теннесси, по имени Джесс Б.

 

Фергюсон вопрошал:   Является ли Ад подземной темницей, вырытой руками Вседержителя прежде рождения человека, в которую должны быть ввержены нечестивые? И является ли спасение, о котором говорят уста проповедника, спасением от такого Ада? Что касается нас, мы рады сказать, что мы никогда не верили и не можем поверить в это на основе представленных свидетельств (1852, с. 202).   В статье, озаглавленной «Огонь, затем — небытие», напечатанной в журнале «Христианство сегодня» («Christianity Today») 135 лет спустя, представитель одного из протестантских вероисповеданий Кларк Пиннок утверждал, что души нечестивых уничтожаются в момент физической смерти (1987). В книге «Огонь пожирающий» («The Fire That Consumes») Эдвард У. Фадж преподавал эту же самую концепцию: «Нечестивые, вслед за какой бы то ни было степенью и продолжительностью мучений, которые Бог вполне справедливо может причинить, действительно и окончательно умрут, погибнут и перестанут существовать на веки вечные» (1982, с. 425, выделено мной — Б.Т.).

 

Что интересно, книга Фаджа вызвала восторженные отклики в определенных кругах.   Джон Н. Клейтон, провозгласивший себя бывшим атеистом, ставшим христианином, который часто выступает с лекциями на тему доказательств христианства и известен в основном своими многочисленными компромиссами в вопросе сотворения, как оно представлено в Книге Бытия, редактирует небольшой журнал, выходящий раз в два месяца, под названием «Существует ли Бог?» («Does God Exist?»). В пятом номере этого журнала за 1990 год он рецензировал книгу «Огонь пожирающий» и сказал:   Один из вызовов, которые наиболее часто бросают нам атеисты во время наших лекций, это вопрос разумности концепции ада. Почему любящий, заботливый, милосердный Бог создает человека таким, какой он есть, зная, что человек будет грешить, отвергать Бога и будет осужден на вечное наказание? Я был вынужден признать свое невежество в этой области, потому что у меня не было логичного ответа, соответствующего Библии. …

 

Я никогда не мог примириться с той позицией, что человек, отвергающий Бога, должен испытывать страдания на протяжении вечности (1990а, с. 20, выделено в оригинале).

 

В добавление к упомянутым выше известный креационист Роберт Л.

 

Уайтлоу отстаивал позицию уничтожения душ в своей работе «Возможна ли вечная жизнь без Христа?» («Can There be Eternal Life Apart from Christ?»), и он писал о тех людях, которые умирают вне Христа:   Тем не менее, среди всех столпов теологической ортодоксии … мы не находим работ с обоснованным толкованием, которые доказывали бы, что представление о присущем человеку бессмертии является учением Библии, основанным на всем содержании Писания. …

 

Как угодно исследуйте Писание, там нет и намека на какую-либо жизнь или существование за пределами Судного дня для какого-либо существа, человеческого или демонического. …

 

Мы показали, что нигде в Писании Бог не описывает состояние заблудшего человечества после Судного дня как «жизнь» или даже как бессознательное состояние (1991, с. 2,11).   В начале нам следует признать четкое библейское наставление, что душа верного сына Божьего будет вечно пребывать на небесах. Уже в Книге Бытия мы читаем о том, что Авраам «приложился к народу своему» (25:8).

 

Очевидно, это не может означать, что Авраам был похоронен со своими предками, так как «его народ» был похоронен в Уре Халдейском и в Харране.

 

Авраам, с другой стороны, был похоронен в пещере Махпеле (25:9). Эти же слова употреблены в отношении Аарона (Числ.

 

20:24,26) и Моисея (Числ. 27:13; 31:2; Втор. 32:50). Несомненно, в случае с ними это не могло иметь отношение к их погребению в какой-либо семейной гробнице или погребальном месте. Гесениус в «Древнееврейско-халдейском лексиконе Ветхого Завета» отмечал, что выражение «приложиться к своему народу» выразительно отличается как от смерти, так и от погребения» (1979, с. 67).   Когда сын Давида (рожденный в результате его прелюбодеяния с Вирсавией) умер вскоре после рождения, сокрушенный правитель сказал:   Доколе дитя было живо, я постился и плакал, ибо думал: кто знает, не помилует ли меня Господь, и дитя останется живо? А теперь оно умерло; зачем же мне поститься?

 

Разве я могу возвратить его? Я пойду к нему, а оно не возвратится ко мне (2 Цар. 12:22-23; выделено мной — Б.Т.).   Посреди многих страданий патриарх Иов сказал:   А я знаю, Искупитель мой жив, и Он в последний день восставит из праха распадающуюся кожу мою сию; И я во плоти моей узрю Бога. Я узрю Его сам; мои глаза, не глаза другого, увидят Его (Иов. 19:25-27; выделено мной — Б.Т.).   Когда Илия воскресил сына вдовы из мертвых (3 Цар. 17:21-22), Писание гласит:   И, простершись над отроком трижды, он воззвал к Господу и сказал: Господи, Боже мой! да возвратится душа отрока сего в него! И услышал Господь голос Илии, и возвратилась душа отрока сего в него, и он ожил.   По причине того факта, что мы имеем доступ к более позднему откровению, как то, что содержится в Послании Иакова 2:26, где утверждается, что «тело без духа мертво», мы понимаем, что в семнадцатой главе 3 Книги Царств слово душа (nephesh) употребляется в отношении бессмертной сущности того юноши (то есть, его души-духа). Его тело было мертво ввиду того, что его дух отошел от него. Илия молился о его возвращении, что и произошло, и это, несомненно, устраняет его уничтожение. Говоря с Мартой о жизни после смерти Иисус сказал: «Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет; И всякий живущий и верующий в Меня не умер вовек» (Иоан. 11:25-27, выделено мной — Б.Т.; ср.

 

Отк. 6:9).   Однажды, во время правления израильского царя Саула, филистимляне собирались на войну, «и увидел Саул стан Филистимский, и испугался, и крепко дрогнуло сердце его. И вопросил Саул Господа; но Господь не отвечал ему» (1 Цар. 28:5-6). Тогда Саул — в нарушение как закона Божьего (Втор. 18:10), так и израильского закона (1 Цар. 28:9) — стал искать «медиума», который, как он надеялся, смог бы «вызвать» дух давно умершего Самуила (1 Книга Царств 28:3 говорит о том, что «умер Самуил, и оплакивали его все Израильтяне, и погребли его в Раме»), у которого Саул намеревался найти совет и утешение. Медиум (известная как «волшебница из Аэндора») каким-то образом связалась с Самуилом и выразила страх при виде его лишенного телесной оболочки духа (1 Цар.

 

28:12). Ответ Самуила свидетельствует о том факте, что вызов в этот мир не доставил ему удовольствия: «Для чего ты тревожишь меня, чтобы я вышел?» (28:15).

 

Если его бессмертная сущность была уничтожена в момент смерти, то как же он смог вернуться (и даже выражать недовольство по этому поводу)? Также помните о том, что духи Моисея и Илии не только присоединились ко Христу на горе в Палестине, но и разговаривали с Ним (Лук. 9:30-31). Если эти духи прекратили существование при кончине своих владельцев, как они могли сделать это?   То, что смерть не есть полное уничтожение, ясно из слов Христа в Евангелии от Иоанна 5:28-29: «Наступает время, в которое все, находящиеся в гробах, услышат глас Сына Божия, и изы дут». В Евангелии от Луки 8:55 содержится повествование о том, как Христос воскресил дочь Иаира: «И возвратился дух (рпеита) ее, она тотчас встала». Если ее дух был уничтожен, он вряд ли мог бы «возвратиться».

 

И, даже подвергаясь опасности повториться, мне бы хотелось указать на то, что в данном контексте нельзя упускать из виду беседу Христа с саддукеями (Мат.

 

гл. 22). Господь привел слова из Книги Исхода 3:6, где Бог сказал Моисею: «Я Бог Авраама, и Бог Исаака, и Бог Иакова». Тем не менее, когда Христос продолжил (и саддукеи приняли это как истину) и сказал: «Бог не есть Бог мертвых, но живых» (Мат. 22:32), Авраам, Исаак и Иаков были мертвы и пребывали в своих гробницах многие годы. Так как мы знаем из слов Самого Христа (и неспособности саддукеев предложить какое-либо опровержение), что «Бог не есть Бог мертвых, но живых», смысл очевиден. Авраам, Исаак и Иаков должны были быть живыми. Но как? Ответ, конечно, кроется в том факте, что, хотя их тела умерли, их души — нет. И так как их бессмертная сущность продолжала жить, она не могла быть уничтожена в момент их физической кончины.

 

Однажды, во время земного служения Иисуса, Он обсуждал значимость души со Своими учениками и сказал: «Ибо какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? Или какой выкуп даст человек за душу свою?» (Мар. 8:36-37). Действительно, если бессмертная сущность человека уничтожается в момент смерти тела, то о чем же тогда говорил Христос? Разве человек не получил бы пользу, обменяв «уничтожение» на «весь мир»?

 

Тогда что же имел в виду Христос, когда Он предупреждал: «И не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; а бойтесь более того, кто может и душу и тело погубить в геенне» (Мат. 10:28)? Как отмечал Д.М. Лейк, по крайней мере, это «действительно предполагает трансцендентную реальность, которая в некоторых случаях независима от тела. Как представляется, именно таков смысл слов Иисуса в Евангелии от Матфея 10:28» (1976, 5:497). «Гибель», о которой говорил Иисус, была описана апостолом Иоанном как «вторая смерть».

 

А диавол, прельщавший их, ввержен в озеро огненное и серное, где зверь и лжепророк, и будут мучиться день и ночь во веки веков. … и судим был каждый по делам своим. И смерть и ад повержены в озеро огненное. Это — смерть вторая (Отк. 20:10-14, выделено мной — Б.Т.).   Вечная сущность этой второй смерти очевидна из данного Иоанном описания нечестивых, которые «будут пить вино ярости Божией … будут мучимы в огне и сере … и дым мучения их будет восходить во веки веков, и не будут иметь покоя ни днем, ни ночью» (Отк. 14:10-11, выделено мной — Б.Т.).   Более того, воззрение о том, что только души верных христиан бессмертны, в то время как души «заблудшего человечества» уничтожаются в момент физической смерти, совершенно неверно и откровенно противоречит учению Слова Божьего.

 

Писание понятно указывает на то, что непокорные подвержены вечному наказанию. В Евангелии от Матфея 25:46 Иисус сказал, что нечестивые «пойдут в муку вечную, а праведники в жизнь вечную». В своем втором письме к христианам в Фессалониках Павел особо писал о «не познавших Бога» и «не покоряющихся благовествованию Господа нашего Иисуса Христа» как о тех, кто «подвергнутся наказанию, вечной погибели, от лица Господа и от славы могущества Его» (1:8-9). По этому поводу Уэйн Джексон писал:   Однако, нет наказания или страданий вне сознания. А сознание (знание, сознательность) это характеристика духа (1 Кор. 2:11). Отсюда непременно следует вывод, что дух (наша душа) человека будет существовать в сознательном состоянии. Однажды Иисус сказал о предателе Иуде, что ему было бы лучше никогда не родиться (Мар. 14:21). Если Иуда не существовал прежде его земной жизни, но в конечном итоге должен был быть уничтожен, то какой смысл в словах Господа? Чем небытие лучше небытия?

 

(1991, 27[5]:19).   Также, здесь заслуживает серьезного рассмотрения повествование в Новом Завете (Лук. гл. 16), в котором Иисус говорит о двух людях, умерших при разных обстоятельствах. Один из них, Лазарь, оказался на лоне Авраамовом (синоним рая). Другой, неназванный по имени богач, оказался в той части преисподней, в которой он воскликнул: «Я мучусь в пламени сем» (16:22-24). Таким образом, духи этих двух людей, покинув их тела, были живы, пребывали в сознательном состоянии и даже могли общаться — хотя они находились в двух совершенно разных местах. Один «утешался», другой «страдал», и их разделяла огромная «пропасть» (Лук. 16:26).

 

Когда богач попросил разрешения на то, чтобы Лазарь вернулся на Землю и предупредил пятерых братьев богача не последовать за ним в это ужасное место, Авраам отказал ему в этой просьбе и ответил: «Если Моисея и пророков не слушают, то, если бы кто и их мертвых воскрес, не поверят» (16:31). Ключевая фраза здесь, конечно, это «если бы кто и из мертвых воскрес».

 

Авраам не сказал, что это было невозможно; скорее, он указал на то, что это было неуместно. Есть большая разница.

 

Лазарь мог бы вернуться, но ему не было позволено это сделать. Простой факт состоит в том, что дух Авраама, дух Лазаря и дух богача продолжали существовать за пределами могилы. То, что богач оказался в месте (или состоянии) мучений, устраняет идею о том, что души нечестивых не живут после этой жизни. То, что души нечестивых испытывают мучения «во веки веков, и не будут иметь покоя ни днем, ни ночью» (Отк.

 

14:10-11), устраняет идею того, что души нечестивых уничтожаются в какой-то момент вслед за смертью физического тела.   Некоторые, конечно, сетовали на то, что, так как повествование в шестнадцатой главе Евангелия от Луки это «всего лишь» притча, то ни ее смысл, ни ее подтекст не могут восприниматься буквально. Однако такое представление упускает из виду несколько важных обстоятельств относительно сущности самого текста. Во-первых, обратите внимание, что Христос назвал двух или трех людей по имени. Он упомянул как Авраама, так и Лазаря. Тим Раис отметил:   Те, кто придерживается философии «притчи» и пренебрежительно относятся к существованию вечного ада, полагают, что богач был вымышленным персонажем. Они игнорируют даже тот факт, что имя Лазаря это единственное имя собственное, когда-либо употребленное в притчах (если это притча). Ключом к вопросу о том, считать ли это повествование только образным, является рассмотрение не богача или Лазаря, но Авраама! В Евангелии от Матфея 22:32 Иисус Сам утверждал, что Авраам продолжал жить в духовном царстве. Повествование о богаче и Лазаре помещает Лазаря в присутствие подлинного ветхозаветного персонажа, Авраама, который в то время существовал в некоторых сферах (1987, 15[1]:6, комментарии в скобках в оригинале, выделено мной — Б.Т.).   Во-вторых, в чем в точности состоял замысел Христа, когда Он рассказывал об этом? Пытался ли Он обмануть Своих слушателей? Пытался ли Он попросту «запугать» их для подчинения воле Небес? Раис задался вопросом:   Если корыстолюбцы на самом деле не оказываются в таком месте, где они могут думать, помнить и где они желают облегчения страданий и отделены от спасения огромной пропастью, то почему Иисус хотел обмануть своих слушателей, рассматривая такое место? Суть этого повествования состояла в том, чтобы побудить его слушателей избежать того положения, в котором оказался богач, то есть, мучений (1987, 15[1]:6).   В-третьих, сравните условия богача (описанные Христом) с подобным отрывком, записанным также с уст Господа. Корыстолюбец описал свой ужасный удел словами: «Я мучусь в пламени сем» (Лук. 16:24, выделено мной — Б.Т.). В Евангелии от Матфея 25-41 Господь сказал обреченным: «идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его». Признавая то чему учил Иисус в двадцать пятой главе Евангелия от Матфея, на каком основании мы делаем вывод, что Он учил чему-то другому в шестнадцатой главе Евангелия от Луки? Разве Он не пытался предупредить Своих слушателей в обоих случаях о буквальном месте, куда они (буквально!) не хотели бы попасть?   В-четвертых, у Иисуса не было обыкновения использовать в притчах «абстрактное».

 

Напротив, Он использовал существенные примеры событий, основанные на повседневной жизни Его слушателей. Когда Он представлял вниманию Своих слушателей притчи о сеятеле (Мат.

 

13:3-23), о плевелах (Мат. 13:24-30) или о потерянной монете (Лук. 15:8-10), Он говорил о том, что действительно могло случиться. Подобным же образом, то, что Он рассматривал в повествовании о богаче и Лазаре, могло произойти, так как дополнительные отрывки (напр., Мат.

 

гл. 25; Иуд. 1:6 и др.) подтверждают существование духовного царства, такого, как описанное Господом в шестнадцатой главе Евангелия от Луки. Раис отметил: «Даже если это повествование было бы притчей, описанное в нем царство реально» (1987, 15[1]:6, выделено мной — Б.Т.). Дэвид Браун размышлял примерно так же.   Если мы признаем, что Евангелие от Луки 16:19-31 это притча, то сторонники уничтожения души не могут утешиться таким признанием. Почему? Потому что все притчи преподают истину. Какова же истина, преподаваемая в случае с притчей «Богач и Лазарь»? В момент смерти нечестивые люди направляются в мучения, а спасенные — в место утешения и покоя. Однако мы не признаем, что этот отрывок — притча.

 

Он не имеет признаков притчи. При анализе этого отрывка возникает обратное.

 

Пожалуйста, обратите внимание на то, что Иисус выразительно и недвусмысленно сказал: «Некоторый человек был богат …».

 

Вопрос: «Был ли такой человек?» Иисус отвечает: «… был …». Наш Господь провозгласил недвусмысленно: «Был также некоторый нищий, именем Лазарь…». Вопрос: «Был ли он?» Иисус отвечает: «Был …». Эти два человека жили на земле, умерли и, в соответствии с образом действий на земле, направились в соответствующие части преисподней ожидать конца света, воскресения и суда.

 

Наш Господь выбрал их, чтобы преподать нам урок относительно того, что происходит в момент смерти с нечестивыми и благословленными (1999, с.

 

170-171).   Более того, есть несколько других важных обстоятельств, которые практически соскакивают со страниц Писания и требуют исследования в данном конкретном контексте. Во-первых, те, кто отстаивает полное уничтожение душ нечестивых, очевидно, не смогли понять ни отвратительную, отталкивающую сущность греха человека против Бога, ни неоценимую, невыразимую цену, которое заплатили Небеса для освобождения мятежного человека из тисков греха. Во-вторых, как представляется, они не осознали необходимость или предназначение наказания в великом замысле Божьем. В-третьих, они, несомненно, упустили из виду (или проигнорировали) непосредственное учение Писания о судьбе нечестивых в вечности. И, в-четвертых, они, как кажется, пропустили тот убедительный факт, что каждый аргумент, выдвинутый против существования вечного Ада, может с таким же успехом использоваться против существования вечных небес. Каждый из них заслуживает внимательного рассмотрения.     Дальше                 назад     СУЩНОСТЬ ГРЕХА ЧЕЛОВЕКА ПРОТИВ БОГА   Из всех живых существ, обитающих на планете Земля, одно-единственное создание было сотворено «по образу Божию» (Быт. 1:26-27). Человечество, конечно, не было создано по физическому подобию Бога, потому что Бог, будучи Духовным Существом, не имеет физического образа (Иоан. 4:25; Лук. 24:39; Мат. 16:17).

 

Напротив, человечество было сотворено по духовному (Еф. 4:24), разумному (Иоан. 7:17; 5:39-40; Ис.

 

7:15), эмоциональному и волевому (Иис. Н. 24:15) подобию Божьему.

 

Люди превосходят все другие творения на Земле.

 

Ни одно другое живое существо не получило таких способностей, возможностей, качеств и ценности, которыми Бог наделил каждого мужчину и каждую женщину. Поистине, род человеческий это вершина, кульминация мироздания Божьего. В своем возвышен- ном положении, как зенит созидательного гения Бога, человек получил определенные обязанности. Мужчины и женщины должны были стать управляющими всей Земли (Быт. 1:28). Они должны были прославлять Бога своим повседневным существованием (Ис.

 

43:7). И они должны были считать для себя самым главным верное служе-ние Создателю на протяжении всего своего короткого пребывания на этой планете (Еккл. 12:13).

 

Однако к несчастью, первые мужчина и женщина, Адам и Ева воспользовались своей волей — и свободой нравственного выбора, основанного на этой воле, — чтобы восстать против Своего Творца. Ограниченный человек принял несколько ужасно порочных решений, тем самым оказавшись в духовном состоянии, которое Библия обозначает как «грех». Ветхий Завет не только наглядно изображает вхождение греха в этот мир через Адама и Еву (Быт.

 

гл. 3), но также говорит о вездесущности греха такими словами: «Нет человека, который не грешил бы» (3 Цар.

 

8:46). На протяжении всех тридцати девяти книг Ветхий Завет снова и снова рассматривает присутствие греха посреди человечества, а также его губительные последствия. Великий пророк Исайя напоминал народу Божьему:   Вот, рука Господа не сократилась на то, чтобы спасать, и ухо Его не отяжелело для того, чтобы слышать. Но беззакония ваши произвели разделение между вами и Богом вашим, и грехи ваши отвращают лице Его от вас, чтобы не слышать (Ис. 59:1-2).   Новый Завет не менее категоричен в своей оценке. Апостол Иоанн писал: «Всякий, делающий грех, делает и беззаконие; и грех есть беззаконие» (1 Иоан. 3:4). Таким образом, грех определяется как деяние нарушения (преступления) закона Божьего.

 

По сути дела, Павел отметил: «Где нет закона, нет и преступления» (Рим. 4:15).

 

Если бы не было закона, то не было бы и греха. Но Бог установил божественный закон.

 

И человечество добровольно предпочло переступить через этот закон. Павел заново подтвердил ветхозаветную концепцию всеобщности греха, когда сказал, что «все согрешили и лишены славы Божией» (Рим. 3:23).   В результате этого человечество попало в крайне затруднительное положение.

 

Иезекииль сетовал: «Душа согрешающая, она умрет» (18:20). Новозаветные авторы так же подтверждают эту концепцию. Павел писал: «Посему, как одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть, так и смерть перешла во всех человеков, потому что в нем все согрешили» (Рим.

 

5:12).

 

Затем он добавил, что «возмездие за грех — смерть» (Рим. 6:23). Спустя годы Иаков напишет: «Но каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственною похотью; Похоть же, зачавши, рождает грех, а сделанный грех рождает смерть» (1:14-15). Как следствие греха человека, Бог наложил проклятие смерти на человеческий род.

 

В то время как все мужчины и женщины должны умереть физически в результате греха Адама и Евы, каждый человек умирает духовно за свои собственные грехи. Говоря с духовной точки зрения, каждый человек ответственен за себя.

 

Богословская позиция, согласно которой мы наследуем вину за грех Адама, совершенно ложна. Мы не наследуем вину; мы наследуем последствия. В Книге пророка Иезекииля 18:20 пророк продолжил:   Сын не понесет вины отца и отец не понесет вины сына, правда праведного при нем и остается, и беззаконие беззаконного при нем и остается.   Реальность греха окружает нас повсюду, и его влияние проникает во все аспекты жизни. Болезни и смерть вошли в этот мир как непосредственное следствие греха человека (Быт. 2:17; Рим. 5:12). Появление многих черт земной поверхности, из-за которых возникают землетрясения, торнадо, ураганы и неистовые бури, можно проследить непосредственно к Великому потопу во времена Ноя (который наступил в результате греха человека; Быт.

 

6:5 и след.). Проблемы с общением, которые испытывает человек ввиду многочисленности языков, прослеживаются к мятежу наших тщеславных предков (Быт. 11:1-9). Человек обычно не имеет покоя в сердце, к которому он так стремится (только подумайте, сколько в современном мире психиатров!). Исайя сказал: «Пути их искривлены, и никто, идущий по ним, не знает мира» (59:8; ср. 57:12). Согрешив, человек сотворил зияющую пропасть между собой и Богом (Ис. 59:2). В книге «Сотворен по образу Божию» («Created in God’s Image») Энтони Хоэкема обратился к теме этой пропасти такими словами:   Грех всегда имеет отношение к Богу и его воле. Многие люди считают то, что христиане называют грехом, простым недостатком — таким недостатком, который является нормальным аспектом человеческой природы. «Все несовершенны», «все делают ошибки», «ты всего лишь человек» и подобные высказывания выражают подобный образ мышления. Вопреки этому мы должны настаивать, что, согласно Писанию, грех это всегда нарушение закона Божьего. … Грех это, следовательно, основание сопротивления Богу, мятежа против Бога, который коренится в ненависти к Богу.

 

… Хотя падший человек по-прежнему носит образ Божий, теперь он поступает неправильно как носитель образа Божьего. От этого, по сути дела, грех становится еще более отвратительным. Грех это искаженное использование сил и возможностей, данных Богом (1986, с. 169,171, выделено в оригинале).   Известный британский писатель К.С. Льюис выразил этот самый факт совершенно незабываемым образом в личном письме к одному из своих друзей:   Поистине, единственный способ, при помощи которого я могу реально представить себе, что богословие учит об отвратительности греха, это помнить, что каждый грех есть искажение энергии, вдохнутой в нас. … Мы отравляем вино, которое Он вливает в нас; убиваем мело дню, которую Он играл бы с нами, как с инструментом. Мы превращаем в карикатуру автопортрет, который Он нарисовал бы. Так как все грешат, то чем бы еще ни был грех, это святотатство (1966, с. 71-72).   Если не исправить этот мятежный дух, это святотатство, он приведет к неспособности человека избежать того, что Сам Сын Божий назвал «осуждением в геенну» (Мат.

 

23:33), — конечным результатом которого является вечное разделение с Богом в течение всей вечности (Отк. 21:8; 22:18-19).   Конечно, ключевым выражением в этих размышлениях являются слова «если не исправить». Тогда возникает вопрос: «Дали ли Небеса такое исправление?» К счастью, ответ — «да». Однако, есть одна несомненная вещь. Бог не был обязан обеспечивать средства к спасению для неблагодарного существа, которое так надменно отвернулось от Него, Его закона и Его благодеяний.

 

Писание очевидно говорит о том, что ангелы согрешили (2 Пет. 2:4; Иуд. 1:6), тем не менее, «не Ангелов восприемлет Он, но восприемлет семя Авраамово» (Евр. 2:16). Мятежные существа, когда-то населявшие небесные порталы, не получили искупительного замысла. А человек получил! Поэтому неудивительно, что автор псалма воскликнул: «Что есть человек, что Ты помнишь его?» (Пс. 8:5, выделено мной — Б.Т.).   Почему Бог так много сделал для человечества, когда Его милость не была оказана даже ангелам, которые когда-то окружали Его престол? Какие бы ни были предложены ответы, не может быть сомнений в том, что усилия Создателя, направленные во благо грешного человека, являются следствием чистой любви. Будучи Богом любви (1 Иоан. 4:8), Он действовал из искренних побуждений, не ради Своих собственных желаний, но ради желаний Своего творения. И давайте честно признаем, что любовь Господа к человечеству была совершенно незаслуженной. Писание понятно говорит о том, что Бог решил предложить спасение — наш «путь домой» — хотя мы были нечестивцами, грешниками и врагами (обратите внимание на конкретное употребление этих слов в Послании к Римлянам 5:6-10). Апостол Иоанн радовался тому, что «в том любовь, что не мы возлюбили Бога, но Он возлюбил нас» (1 Иоан.

 

4:10). Любовь Божья является всеобщей, а не пристрастной (Иоан. 3:16).

 

Он желал бы спасения для всех людей (1 Тим. 2:4) — если они сами захотят (Иоан.

 

5:40) — ибо Он не желает, чтобы хоть кто-нибудь погиб (2 Пет.

 

3:9).

 

И, более того, любовь Божества неугасима (прочтите Послание к Римлянам 8:35-39 и трепещите от радости!). Только своенравное отвержение любви Божьей со стороны человека может оставить его за пределами практического применения предложения Небес о милости и благодати.

 

Понимал ли Бог, что человек восстанет и окажется перед необходимостью в спасении от губительного греховного состояния? Писание понятно говорит, что да. Богодухновенность говорит о божественном замысле, предназначенном «прежде создания мира» (Еф. 1:4; 1 Пет. 1:20). Вслед за первоначальным грехопадением человечество все глубже и глубже увязало в нечестивости. Когда проповедование праведного Ноя, продолжавшееся около ста лет, не смогло вернуть человечество к Богу, Господь навел всеобщий потоп для очищения Земли (Быт. гл. 6-8). От верного Ноя несколько поколений спустя произошел прославленный Авраам, а от него — еврейский народ. Из этого народа выйдет Мессия — Бог во плоти.

 

Спустя четыре столетия после Авраама Господь посредством Своего раба Моисея дал евреям записанное откровение, которое стало называться законом Моисеевым. В основном, у этой системы закона было три предназначения.

 

Во-первых, ее целью было дать определение греха и обострить его осознание израильтянами. Используя выражения Павла в Новом Завете, можно сказать, что посредством закона «грех становится крайне грешен» (Рим. 7:7,13). Во-вторых, закон был предназначен показать человеку, что он не может спасти себя сам, посредством собственных усилий или в результате собственных заслуг. Закон требовал абсолютного послушаниями так как ни один простой человек не мог соблюсти его в совершенстве, каждый подпал под осуждение (Гал. 3:10-11). Таким образом, закон подчеркнул необходимость в Спасителе — Том, Который мог сделать для нас то, что мы были неспособны сделать сами. В-третьих, в соответствии с этой нуждой, Ветхий Завет указал путь, по которому придет Мессия. Он должен был стать Еммануилом — «с нами Бог» (Мат.

 

1:23). Господь перевернул каждый камень в приготовлении мира к пришествию Того, Который должен был спасти человечество.   Одно из качеств Бога, о которых говорится в Писании, это то, что Он есть абсолютно святое Существо (ср. Ис. 6:3 и Отк. 4:8). Будучи таковым, Он просто не может игнорировать факт греха. Пророк Аввакум писал: «Чистым очам твоим не свойственно глядеть на злодеяния, и смотреть на притеснение Ты не можешь» (1:13). Тем не менее, еще одно качество Бога состоит в том, что Он абсолютно справедлив.

 

Правосудие и правота это основание Его престола (Пс.

 

88:15).

 

Неопровержимая истина, возникающая из того факта, что Бог свят и справедлив, заключается в том, что грех должен быть наказан!

 

Если бы Бог был холодным, мстительным Творцом (как неверно утверждают некоторые неверующие), Он мог бы просто навечно изгнать от Себя человечество, и на этом все бы закончилось. Но дело в том, что Он не такой Бог! Наш Творец есть любовь (1 Иоан. 4:8), Он — «богатый милостью» (Еф. 2:4). Когда вершится правосудие, мы получаем то, что заслужили. Когда оказывается милость, мы не получаем то, что заслужили. Когда даруется благодать, мы получаем то, чего не заслужили.   Таким образом, возникла проблема: каким образом любящий, милосердный Бог мог помиловать нечестивое и мятежное человечество? Павел обратился к этому вопросу в третьей главе Послания к Римлянам. Каким образом Бог мог быть справедливым и при этом оправдать грешного человека? Ответ: Он найдет кого-то, кто встанет на наше место, чтобы принять на себя Его возмездие и понести наше наказание. Это будет Иисус Христос, Сын Божий.

 

Он станет заместительной жертвой и лично заплатит цену за искупление человека. Павел писал: «Незнавшего греха Он сделал для нас жертвою за грех, чтобы мы в Нем сделались праведными пред Богом» (2 Кор. 5:21).

 

В одном из самых трогательных отрывков, воздающих дань Сыну Божьему, Исайя написал:   Все мы блуждали как овцы, совратились каждый на свою дорогу; и Господь возложил на Него грехи всех нас. Он истязуем был, но страдал добровольно, и не открывал уст Своих; как овца, веден был Он на заклание, и, как агнец пред стригущим его безгласен, так Он не отверзал уст Своих. От уз и суда Он был взят; но род Его кто изъяснит?

 

Ибо Он отторгнут от земли живых; за преступления народа Моего претерпел казнь. … Он понес на Себе грех многих и за преступников сделался ходатаем» (53:4-6,12).   Павел напомнил христианам первого столетия в Риме:   Ибо едва ли кто умрет за праведника; разве за благодетеля, может быть, кто и решится умереть.

 

Но Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками (Рим. 5:7-8).   Намерением Господа было оказать благодать и милость даром — на основании искупительной жизни и смерти Его Сына (Рим. 3:24 и след.). Будучи частью Божества, Христос облекся в образ человека. Он пришел на Землю как человеческое существо (Иоан. 1:1-4; Фил. 2:5-11; 1 Тим. 3:16), тем разделив с нами нашу природу и жизненный опыт. Он был искушаем во всем точно так же, как и мы, однако Он не поддался искушению и не согрешил (Евр. 4:15).   У дилеммы правосудия/милости не было счастливого решения. Не было способа, при помощи которого Бог мог остаться справедливым (справедливость требует того, чтобы было совершено возмездие за грех) и спасти Своего Сына от смерти. Христос был оставлен на кресте, для того, чтобы осужденным грешникам могла быть оказана милость (Гал. 3:10). Бог не мог спасти грешников указом, — только на основании голого авторитета, — не нарушив Своего собственного качества божественной справедливости. Павел рассматривал то, как Бог отреагировал на эту проблему, в Послании к Римлянам 3:24-26:   Получая оправдание даром, по благодати Его, искуплением во Христе Иисусе, Которого Бог предложил в жертву умилостивления в Крови Его чрез веру, для показания правды Его в прощении грехов, соделанных прежде, Во время долготерпения Божия, к показанию правды Его в настоящее время, да явится Он праведным и оправдывающим верующего в Иисуса.   Спасение человека не было произвольным решением. Бог не решил считать человека грешником, а затем спасти его на основе принципа милости. Грех заключил человека в состояние вражды с Богом. Грешники осуждены, потому что они нарушили закон Божий, а правосудие Божье не позволяет Ему игнорировать грех. Грех мог быть прощен только в результате смерти Сына Божьего, принятой за других. Так как грешники искуплены жертвой Христа, а не по причине собственной праведности, они освящаются милостью и благодатью Божьей. Иисус вознес наши грехи на крест. Так как Христос был испытуем и искушаем (Ис. 28:16), но был найден совершенным (2 Кор. 5:21; 1 Пет. 2:22), только Он мог удовлетворить требование Небес о правосудии.

 

Только он мог стать «умилостивлением» (то есть, искупительной жертвой) за наши грехи. Точно так же, как агнец без порока, использовавшийся в ветхозаветных жертвоприношениях, мог быть (временным) умилостивлением за грехи израильтян, так и «Агнец Божий» (Иоан. 1:19) мог быть (постоянным) умилостивлением за грехи человечества. В смерти Агнца Божьего свершилось божественное правосудие; милость и благодать Небес были оказаны в принесении Христа в дар. Когда люди приняли небесную благодать, случилось невообразимое. Бог — наш справедливый Обвинитель — стал нашим Оправдателем. Он проявил к нам Свою замечательную любовь, выраженную в Его милости и благодати. Он оплатил наш долг, чтобы мы, как недостойный Варавва (Мат. 27:26), могли стать свободными. Именно так Бог мог быть справедливым и, в то же самое время, Оправдателем всех, кто верит и повинуется Его Сыну. Отказав в милости Иисусу, когда Он висел на кресте, Бог смог оказать милость человечеству — если только человечество желало в покорности подчиниться Его заповедям.     Дальше                 назад     НЕОБХОДИМОСТЬ И ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ НАКАЗАНИЯ   Но что, если Бог не существует?

 

Или что, если Он существует, но человечество не желает покориться Ему? Что тогда?

 

Во-первых, конечно, если нет Творца, если все в конечном итоге происходит от естественных причин, если данная жизнь это все, что есть, тогда какое значение имеет то, как человек себя ведет? Если он всего лишь последнее звено в длинной цепи эволюционных случайностей, то зачем вообще задумываться о его поведении? Ныне покойный, знаменитый эволюционист из Гарвардского Университета Джордж Гейлорд Симпсон пришел к такому выводу:   Открытие того, что вселенная без человека или до его пришествия не имела и не имеет какого-либо предназначения или замысла, влечет за собой неизбежный логический вывод о том, что происходящее во вселенной не может обеспечить каких-либо непроизвольных, всеобщих, вечных или абсолютных этических критериев добра и зла (1951, с. 180).   Материя — сама по себе — неспособна произвести какое-либо ощущение нравственной сознательности.

 

Если во Вселенной нет смысла, как утверждали Симпсон и другие, тогда нет смысла в нравственности или этике. Но концепция бессмысленной нравственности или бессмысленной этики нерациональна. Следовательно, неверие должно утверждать и, фактически, утверждает, что нет абсолютного стандарта нравственной/этической истины и что, в лучшем случае, нравственность и этика относительны и ситуативны. [Нравственность это свойство соответствовать принципам или стандартам правильного поведения. Этику обычно рассматривают как систему, при помощи которой определяется, насколько правильны или неправильны воззрения и поступки.] В таком случае кто может утверждать (корректно), что чье-либо поведение было «неправильным» или что человеку «следует» или «не следует» поступать так-то и так-то? Простой факт состоит в том, что неверие не может объяснить происхождение нравственности и этики. Если Бога нет, то человек существует в окружении, где все можно. Русский писатель Федор Достоевский в романе «Братья Карамазовы» (1880) устами одного из своих персонажей (Ивана) сказал, что в отсутствие Бога позволено все. Французский философ-экзистенциалист Жан-Поль Сартр писал позднее:   Поистине, все дозволено, если Бог не существует, и человек, следовательно, пребывает а жалком состоянии, ибо он не может найти опору ни в самом себе, ни извне. … С другой стороны, если Бог не существует, у нас также нет никаких ценностей или заповедей, которые могли бы узаконить наше поведение (1961, с. 485).   Сартр утверждал, что что бы ни предпочел человек делать, это правильно, и это качество приписывается самому предпочтению, так чтобы «мы никогда не могли предпочесть зло» (1966, с.

 

279). Таким образом, невозможно сформулировать систему этики, при помощи которой можно было бы объективно отличить «хорошее» от «плохого». Британский философ-агностик Бертранд Рассел признавал это в своей «Автобиографии»:   Мы чувствуем, что человек, распространяющий счастье ценой собственного жалкого состояния, лучше, чем человек, приносящий несчастье другим и счастье самому себе.

 

Я не знаю рациональных оснований этого воззрения или, возможно, более рационального воззрения, что то, чего желает большинство (это называется утилитарный гедонизм), предпочтительнее того, чего желает меньшинство. Это — чисто этические проблемы, но я не знаю никакого способа решить их, кроме политического или военного.

 

Все, что я могу сказать по этому поводу, это то, что этическое мнение может быть доказано этической аксиомой, но если аксиома неприемлема, то нет способа достичь рационального вывода (1969, 3:29, выделено мной — Б.Т.).   Если нет объективной этической аксиомы, — нет нравственно «плохого» или «хорошего», — то концепция нарушения любого вида «закона» становится смехотворной, и наказание, следовательно, будет тщетным. Если не был нарушен ни один закон или стандарт, то на каком основании налагать наказание? Тем не менее, концепции нравственного добра или зла и этические обязанности в большей или меньшей степени испытываются всеми людьми.

 

Хотя Симпсон утверждал, что «человек есть результат бессмысленного и материалистического процесса, который не имел его в виду», он был вынужден признать, что   добро и зло, правильное и неправильное, концепции, неуместные в природе кроме как с точки зрения человека, становятся реальными и обязательными чертами всего космоса, рассматриваемыми нравственно, потому что нравственность возникает только в человеке (1951, с. 179, выделено мной — Б.Т.).   Конечно, некоторые возражали и утверждали, что в различных культурах существуют серьезные различия относительно того, что считается правильным и неправильным. Чарльз Бейлис в статье «Совесть» в «Энциклопедии философии» упомянул это возражение и привлек внимание к таким различиям, которые существуют между людьми, отказывающимися от военной службы по политическим или религиозным соображениям, и добровольцами, а также между людоедами и вегетарианцами (1967, 1/2:190). Однако это упускает из виду главное. К.С. Льюис отметил, что хотя между системами нравственности могут быть различия, эти различия не «составляют ничего, подобного абсолютному различию» (1952, с. 19). Они, несомненно, не будут «различаться радикально», как выразился Бейлис. Как продолжил Льюис, абсолютно другая нравственность была бы подобна стране (возьмем только два примера), в которой людьми восхищаются за то, что они бегут с поля боя или обманывают того, кто был с ними чрезвычайно добр.

 

Тем не менее, как отмечал Томас К. Мейберри: «Общепризнано, что ложь, нарушение обещания, убийство и т.п. это неправильно» (1970, 154:113). Философ-атеист Кай Нильсен даже признал, что спросить «Является ли убийство злом?» означает задать вопрос, отвечающий сам на себя (1973, с. 16). Почему так?

 

В книге «Существует ли Бог?» («Does God Exist?») А.Э. Тейлор писал:   Но неопровержимый факт состоит в том, что люди не только любят и производят потомство, они также придерживаются мнения о том, что есть различие между правильным и неправильным; есть то, что им следует делать, и то, чего им не следует делать. Различные категории людей, живущих в различных условиях и в различные периоды, могут широко расходиться в вопросе о том, к какой из этих групп принадлежит определенный случай. Они могут провести линию между правильным и неправильным в различных местах, но, по крайней мере, они все согласны с тем, что такая линия существует (1945, с.

 

83).

 

Павел писал в Послании к Римлянам 2:14-15:   Ибо, когда язычники, не имеющие закона, по природе законное делают, то, не имея закона, они сами себе закон: Они показывают, что дело закона у них написано в сердцах, о чем свидетельствует совесть их и мысли их, то обвиняющие, то оправдывающие одна другую.   Хотя язычники (в отличие от иудеев) не имели письменного закона, у них, тем не менее, был закон — нравственный закон — и они чувствовали обязательство жить согласно этому закону. Их совесть свидетельствовала относительно определенных нравственных обязательств в согласии с этим законом, побуждая их на совершение добрых дел и призывая воздерживаться от зла.

 

Но почему было именно так? Почему «нравственность возникает только в человеке», тем самым становясь «реальными и обязательными чертами» Космоса? Почему язычники ощущали обязанность поддерживать определенный этический закон? Кто или что было источником закона, «написанного в сердцах их»?

 

Ответ на такие вопросы, конечно, можно обнаружить только в признании того, что Создатель Космоса и Автор этого этического закона это один и тот же — Бог!

 

По причине того, Кто Он есть (Творец Вседержитель), и по причине того, что Он сделал (искупил грешного человека), Он имеет право устанавливать нравственные / этические законы, которым люди должны следовать, и устанавливать наказание за любое нарушение этих законов, которое может произойти. Я повторяю: если не было бы закона, то не было бы и греха — так как там, где нет объективного стандарта, не может быть правильного или неправильного. Если нет греха, то человек не имеет никакого нравственного обязательства. Но если от нас не требуется никаких нравственных обязательств, то почему этот земной шар переполнен судами и тюрьмами?

 

Наказание за нарушение этого нравственного/этического свода законов может принимать любую из трех форм — предупредительную, исправительную или карающую.

 

Предупредительное наказание осуществляется для того, чтобы удержать других от подобных незаконных действий (например, солдаты, отказывающиеся исполнять правомочный приказ старшего офицера, отдаются под трибунал). Исправительное наказание предназначено произвести улучшение в наказуемом (например, начальник требует от лодыря-подчиненного задержаться на работе после окончания рабочего дня).

 

Карающее наказание совершается по той простой причине, что оно заслужено (например, ученик отстраняется на некоторое время от учебы за устное оскорбление учителя).   Все эти три вида наказания являются библейскими по своей сути. Предупредительное наказание было очевидно в смерти Анании и Сапфиры после того, как они солгали о своем пожертвовании церкви (Деян.

 

гл. 5; обратите внимание на ст.

 

11: «И великий страх объял всю церковь и всех слышавших это»). Исправительное наказание можно отметить в таких отрывках, как Послание к Евреям 12:6-7, где автор говорит святым:   Ибо Господь кого любит, того наказывает; бьет же всякого сына, которого принимает. Если вы терпите наказание, то Бог поступает с вами, как с сынами. Ибо есть ли какой сын, которого не наказывал бы отец?   Карающее наказание очевидно в наставлениях Ною, которые дал ему Бог после Потопа: «Кто прольет кровь человеческую, того кровь прольется рукою человека: ибо человек создан по образу Божию». Разумеется, иногда различные виды наказания могут пересекаться (и это часто случается). Военный трибунал для непокорных солдат и их заключение в тюрьму не только возымеет пользу для других (предупредительное наказание), но, стоит надеяться, удержит самих нарушителей закона от повторения своих проступков (исправительное наказание).

 

Тем не менее, используя карающее наказание, Бог «отплатит» нечестивым. Павел, вспоминая слова Бога в Книге Левита 19:18 и Книге Второзакония 32:35, напомнил христианам первого столетия, которые подвергались жестоким гонениям: «Мне отмщение, Я воздам, говорит Господь» (Рим. 12:19). В своем втором письме к христианам в Фессалониках Павел уверил их, что Бог справедлив и что   праведно пред Богом — оскорбляющим вас воздать скорбью, А вам, оскорбляемым, отрадою вместе с нами, в явление Господа Иисуса с неба, с Ангелами силы Его, В пламенеющем огне совершающего отмщение не познавшим Бога и не покоряющимся благовествованию Господа нашего Иисуса Христа, Которые подвергнутся наказанию, вечной погибели, от лица Господа и от славы могущества Его (2 Феc. 1:6-9).   Когда автор Послания к Евреям воскликнул: «Страшно впасть в руки Бога живого!» (10:31), он пытался предостеречь нас от карающего наказания от Бога. Знаменитый британский проповедник Чарльз X.

 

Спурджен однажды сказал:   Когда люди говорят о небольшом аде, это потому, что они думают, что у них только небольшой грех, и они верят в небольшого Спасителя.

 

Но когда вы обретаете значительное ощущение греха, вы хотите значительного Спасителя, и вам кажется, что, если у вас его не будет, то вы подвергнетесь великой погибели и пострадаете от великого наказания от руки великого Бога (процитировано Картером, 1988, с. 36).   Те, кто утверждает, что «добрый Бог» не смог бы осудить людские души на вечное наказание, очевидно, не смогли усвоить то «значительное ощущение греха», о котором говорил Спурджен.

 

Они также не понимают страшной цены, которую Небеса заплатили, чтобы предложить грешному человечеству освящение, оправдание и искупление.

 

Как об этом говорил Павел в Послании к Римлянам 5:8-10:   Но Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками. Посему тем более ныне, будучи оправданы Кровию Его, спасемся Им от гнева. Ибо, если, будучи врагами, мы примирились с Богом смертию Сына Его, то тем более, примирившись, спасемся жизнию Его.   Когда Иисус висел на кресте, умирая за грехи, которых Он не совершал — чтобы заплатить долг, который был не Его, и долг, который мы не могли заплатить — Он возвысил Свой голос и умолял: «Боже Мой, Боже Мой! Для чего Ты Меня оставил?» (Мат. 27:46).

 

Один автор назвал эти слова Христа «одними из самых шокирующих в Писании» (Петерсон, 1995, с. 214). Почему?

 

Слово «оставил» это «покинул», «бросил», и здесь оно означает «оставленный Богом» (Бауэр и др., 1979, с. 215). Представьте Сына Божьего — покинутого, брошенного и оставленного Его собственным Отцом, чтобы заплатить цену наших грехов!   Христос принял на Себя гнев Божий, для того чтобы человечеству не пришлось испытать на себе этот гнев.

 

В Гефсиманском саду, когда Петр вынул меч, чтобы защитить Господа, Иисус повернулся к нему и сказал: «Неужели Мне не пить чаши, которую дал Мне Отец?» (Иоан. 18:11).

 

Что это была за «чаша»? И почему так много мук она причинила душе Христа? Ответ мы находим в Ветхом Завете. В   Книге пророка Иеремии 25:15-16 пророк написал:   Ибо так сказал мне Господь, Бог Израилев: возьми из руки Моей чашу сию с вином ярости и напой из нее все народы, к которым Я посылаю тебя.

 

И они выпьют — и будут шататься, и обезумеют при виде меча, который Я пошлю на них.

 

Когда нечестивые народы, к которым обращался Иеремия, выпили «чашу гнева Божьего», они пали — и никогда не поднялись вновь — потому что настолько сильным был гнев Бога на их нечестивые дела (стихи 26-27). Автор псалма говорил об этой же чаше гнева:   Но Бог есть судия: одного унижает, а другого возносит. Ибо чаша в руке Господа, вино кипит в ней, полное смешения, и Он наливает из нее. Даже дрожжи ее будут выжимать и пить все нечестивые земли (Пс. 74:8-9).   Петерсон отмечал относительно этих двух отрывков:   Это — чаша, от которой отпрянул наш святой Спаситель. Чаша для «всех нечестивых земли» (Пс. 74:9), эта чаша, полная вина гнева Божьего (Иер. 25:15), никогда не должна была коснуться безгрешных рук Иисуса. Вот почему Он сказал: «Душа Моя скорбит смертельно» (Мат. 26:38) и трижды молился Отцу взять ее от Него. На кресте Сын Божий до последней капли выпил чашу Божьего гнева за грешников, таких, как вы и я. … И он сделал это добровольно!

 

(1995, с. 216).   У креста мы мельком можем увидеть гнусность нашего греха и его оскорбительность для Бога. Христос — покинутый Своим Отцом — понес карающее наказание, которое должны были понести мы. Мы заслужили его; Он — нет. У креста мы вглядываемся в пропасть человеческого греха, и в ней мы не видим ничего, кроме порока и тьмы. Но также у креста мы вглядываемся в таинственную, непостижимую, необъяснимую любовь Бога, и в ней мы видим святого и праведного Вседержителя, Который, оставив и покинув Своего собственного Сына, упрямо отказался оставить и покинуть нас. Как далее сказал Петерсон:   В свете вечной любви Отца к Иисусу, его крик заброшенности в Евангелии от Матфея 27:46 почти недосягаем для понимания. Вечные отношения между Отцом и Сыном были временно прерваны!

 

На это указывает предыдущий стих, где сказано, что тьма покрывала израильскую землю от полудня до трех часов; происходил основательный суд (1995, с. 214, выделено мной — Б.Т.).   Еще раз я хочу сказать: те, которые утверждают, что они не понимают, как Бог может посылать грешных людей в вечное наказание, попросту либо не осознают отвратительную, мерзкую сущность мятежного преступления человека против Бога, либо не понимают неоценимую, невыразимую плату, которую Небеса были вынуждены отдать, чтобы освободить мятежного человека из тисков сатаны. Гай Н.

 

Вудс писал:   Те, кто хочет смягчить наказание или уменьшить его длительность, указывая на любовь и долготерпение Бога, игнорируют другие качества божества и упускают из виду тот факт, что его благость точно так же проявляется в его качествах правосудия и истины, как в его любви и долготерпении. По сути дела, любовь и долготерпение имеют силу только тогда, когда в божественное управление также вовлечены принципы правосудия и истины. Обещать наказание, а затем в одностороннем порядке отменять его — это невозможно для Того, Кто является не только Богом любви, но и Богом истины! Он не сделает этого, потому что он не может сделать это и сохранить свою сущность. Бог не может отменить свою правдивость, так как «невозможно Богу солгать» (Евр. 6:18). Если бы он перестал быть справедливым и истинным, он перестал бы быть благим.

 

Попытки выделить одни качества великого Господа за счет пренебрежения другими или противопоставить одни качества другим означает компрометировать божественную сущность (1985, 127[9]:278).   Я должен признать, что в наиболее уединенные моменты жизни я размышляю о значении и серьезности трогательного отрывка, который записан в Послании к Евреям 10:28-29.   Если отвергшийся закона Моисеева, при двух или трех свидетелях, без милосердия наказывается смертью, То сколь тягчайшему, думаете, наказанию повинен будет тот, кто попирает Сына Божия и не почитает за святыню Кровь завета, которою освящен, и Духа благодати оскорбляет?   И в эти же уединенные моменты размышления, как я должен признать, мне часто приходит в голову вопрос (я признаю, что его следует рассматривать чисто с человеческой точки зрения, потому что я — гордый, земной отец двух драгоценных, незаменимых сыновей): «Если бы я отдал жизнь «только» одного из моих сыновей (у Бога был «только» один!), для того чтобы спасти какого-то нечестивца, который был моим врагом, который не только с презрением оттолкнул уникальный, изысканный, бесценный дар крови моего сына, но насмехался над огромной жертвой, для принесения которой мне и моему сыну пришлось пойти на такие муки, — какое карающее наказание я бы придумал для такого человека?     Дальше                 назад     БИБЛЕЙСКОЕ УЧЕНИЕ ОБ АДЕ   Когда мы исследуем различные способы, при помощи которых люди пытались обойти представление о существовании ада, становится очевидным, что недостатка в подобных теориях нет. От универсализма, с одной стороны, и до теории об уничтожении души, с другой, — люди пытались изо всех сил выбросить из головы концепцию о вечном наказании. Некоторые даже предполагали, что единственный «ад», через который проходят люди, это тот, который они создают сами на Земле. Например, люди говорят, что «война это ад».

 

Они сетуют, что, испытывая превратности судьбы, они «проходят через ад». Джон Бентон отмечал:   Когда нарушается личная жизнь людей, когда их охватывают злость и гнев, когда в доме появляются грубость и даже насилие, мы иногда говорим, что люди создают «ад на земле». Психологическая агония вины или сильная боль тяжелой утраты в разговорной речи описываются как «адские муки» (Бентон, 1985, с. 42).   В книге «Ад и спасение» («Hell and Salvation») Лесли Вудсон отметил: «Выражение «проходить через ад» относительно сложной судьбы человека стало настолько распространенным, что современный разум удовлетворился предположением о том, что это и есть ад» (1973, с. 30).

 

Во что бы мы ни верили, что бы мы ни говорили, но простой факт состоит в том, что ни одно из этих описаний не соответствует библейскому описанию ада. И уж, конечно, Иисус никогда не говорил об аде такими словами. Когда Он предостерегал нас: «бойтесь более того, кто может и душу и тело погубить в геенне» (Мат. 10:28) и говорил о тех, которые «пойдут в муку вечную» (Мат. 25:46), он не имел в виду некое подобие временного, земного страдания в результате войны, тяжелой утраты или чего-то подобного. Более того, идея о том, что «ад» можно представить «муками вины», которые мы время от времени испытываем в этой жизни, это поистине глупое утверждение.

 

Один автор подвел такой итог данному вопросу:   Хорошо известен тот факт, что чем больше человек грешит, тем более черствым он может стать, так что окажется «сожженным в совести своей» (1 Тим.

 

4:2).

 

Если эта теория истинна, из нее следует, что праведные несут более тяжкое наказание, чем нечестивые. Нечестивый человек может уничтожить свой «ад» сожжением своей совести. Однако праведный человек будет ощущать грех и чувствовать муки вины, когда он согрешает. И чем он благочестивее, тем более остро он будет ощущать грех.

 

Опять же, если эта теория истинна, чем хуже человек, тем он меньше он страдает.

 

Чтобы избежать ада, человеку нужно всего лишь погрузиться в необузданный грех и ожесточить свое сердце. Очевидно, что это учение ложно (Или, 1984, с. 22, выделено мной — Б.Т.).   Книга Иова понятно говорит о том, что иногда праведные действительно страдают, в то время как может показаться, что нечестивые процветают. Время от времени автор псалмов завидовал процветанию нечестивых и задумывался над тем, стоит ли стремиться к праведности (Пс.

 

72:2-5,12-14). Абсолютная справедливость, это большая редкость здесь и сейчас, но она гарантирована в грядущем Суде (Мат. 25:31-46). Нам следует помнить, что «Судия всей земли» поступит справедливо (Быт. 18:25). Нам следует помнить:   Значительно то, что наиболее серьезные высказывания на эту тему сошли с уст самого Христа. В целом, в Новом Завете присутствует значительная сдержанность относительно сущности наказания для погибших духовно, хотя, конечно, последний суд занимает особое положение.

 

Но Христос делает это гораздо более очевидным (Карсон, 1978, с. 14).

(Visited 1 times, 1 visits today)
Do NOT follow this link or you will be banned from the site! Пролистать наверх