Гражданскоe право в 4 т том 3 обязатeльствeнноe право учeбник 3-e изд пeрeраб и доп под рeд e а суханова м 2008

Гражданское право: В 4 т. Том 3: Обязательственное право: Учебник. 3-е издание, переработанное и дополненное. Под ред.

 

Е.А.Суханова. М.

 

Волтерс Клувер, 2008      МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ  ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА    ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО    В 4-Х ТОМАХ    ТОМ III    ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННОЕ ПРАВО    УЧЕБНИК    Материал подготовлен с использованием правовых актов  по состоянию на 1 апреля 2005 года    Издание третье, переработанное и дополненное    Ответственный редактор — доктор юридических наук,  профессор, заведующий кафедрой гражданского права  юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова  Е.А. СУХАНОВ    Рекомендован Министерством образования и науки  Российской Федерации в качестве учебника для студентов  высших учебных заведений,  обучающихся по направлению 521400 «Юриспруденция»  и по специальности 021100 «Юриспруденция»    Рецензенты     Маковский А.Л., заслуженный деятель науки РФ, доктор юридических наук, профессор.   Комаров А.С., заведующий кафедрой частного права Всероссийской академии внешней торговли, доктор юридических наук, профессор.    Авторский коллектив    Том III настоящего учебника подготовлен авторским  коллективом кафедры гражданского права юридического  факультета МГУ им. М.В. Ломоносова в составе:     Витрянский В.В., доктор юридических наук, профессор — гл. 39, 40, 42, 48.   Ем В.С., кандидат юридических наук, доцент — гл. 37, 43, § 3 гл. 44, гл.

 

45.     -¬   ¦Корнеев С.М.¦, доктор юридических наук, профессор — гл.

 

46   L- (в соавторстве с Е.А. Сухановым).

 

Панкратов П.А., кандидат юридических наук, доцент — § 1 гл.

 

44 (в соавторстве с Е.А. Сухановым).   Суханов Е.А., доктор юридических наук, профессор — гл. 35, 36, 38, § 1 гл. 44 (в соавторстве с П.А. Панкратовым), § 2 гл. 44, гл. 46 (в соавторстве с С.М. Корнеевым).   Шерстобитов А.Е., доктор юридических наук, профессор — гл. 41, 47.    Посвящается 250-летию  Московского государственного университета  им. М.В. Ломоносова    ПРЕДИСЛОВИЕ К ТРЕТЬЕМУ ТОМУ     Третий том настоящего учебника посвящен изложению институтов обязательственного права — важнейшей и наиболее объемной подотрасли гражданского права, непосредственно оформляющей имущественный (гражданско-правовой) оборот, т.е. динамику отношений, составляющих предмет гражданско-правового регулирования. В нем освещаются общие вопросы обязательственного и договорного права, а также содержится изложение ряда отдельных договорных обязательств. Наряду с последним, четвертым, томом учебника, завершающим изложение обязательственного права, он охватывает содержание второй части курса гражданского права, которая целиком отводится обязательственному праву.   Цельное и последовательное изучение обязательственного права в единстве его Общей и Особенной частей в течение полного учебного года (двух семестров), как показывает многолетний опыт преподавания гражданского права на юридическом факультета МГУ и в ряде других юридических вузов, способствует лучшему усвоению этого наиболее значительного по объему и достаточно сложного цивилистического материала. Представляется поэтому, что такой подход к системе курса гражданского права в большей мере отвечает современным задачам его изучения и преподавания, чем традиционная систематика, в которой изучение институтов Общей части обязательственного права вследствие их включения в первую часть курса искусственно отрывается от его Особенной части, а последняя не менее искусственно включается во вторую часть курса вместе с институтами интеллектуальной собственности и наследственного права.

 

Следует иметь в виду, что принятое во многих учебниках гражданского права копирование систематики Гражданского кодекса при изложении учебного материала основано на смешении разнородных категорий: системы гражданского права как самостоятельной правовой отрасли (воплощенной в системе ГК) и системы учебного курса гражданского права, которые строятся на разных исходных началах и преследуют различные цели — соответственно изложение действующих законодательных норм и усвоение основных гражданско-правовых понятий, категорий, юридических конструкций и институтов. Прямое следование за гражданским законодательством, которое берет начало в принципах изучения в средневековых университетах древнеримских источников как непререкаемого образца — «писаного разума» (ratio scripta), нацелено на преобладающее значение для юридического образования текста действующих правовых норм, т.е. догмы права, и тем самым неизбежно сводит его к законоведению, а не к научному освоению цивилистической материи (правоведению в собственном смысле слова).

 

Между тем перевод изучения гражданского права в сугубо прикладную сферу комментирования действующего законодательства особенно неприемлем в современных отечественных условиях, когда многие законодательные акты отличаются крайним юридическим несовершенством, а само действующее законодательство — нестабильностью.

 

Очевидно, что современный университетский курс гражданского права призван дать прежде всего серьезные, фундаментальные знания основных достижений цивилистической науки (не отвергая, разумеется, в необходимой мере и прикладных аспектов, но и не ставя только их во главу угла). Иной подход чреват привитием знаний и навыков, быстро устаревающих с появлением очередного нового законодательного акта.

 

Изложенные соображения особенно важны для изучения обязательственного права. С переходом к рыночной организации хозяйства обедненный и упрощенный прежним правопорядком гражданско-правовой оборот бурно развивается и усложняется, непосредственно влияя на развитие институтов и норм прежде всего обязательственного права. Именно в этой сфере, где в наибольшей мере проявляется специфика частноправового регулирования с присущими ему началами свободы договоров и диспозитивности в осуществлении и защите субъективных прав и обязанностей, особенно необходимы четкие ориентиры в виде объективно сложившихся, выработанных реальными потребностями и многолетней практикой нормального товарообмена цивилистических категорий и конструкций, используемых участниками гражданского оборота для самостоятельной организации своих взаимоотношений.

 

Поэтому изучение данной подотрасли гражданского права, приобретающей в рыночных условиях особое практическое значение, нуждается в едином последовательном оформлении, не прерываемом необходимостью «попутного» изложения других гражданско-правовых институтов.

 

Необходимо также отметить, что при рассмотрении в учебнике договорных обязательств в силу общепризнанной многозначности понятия «договор» (подробнее об этом см. § 1 гл. 38 настоящего тома учебника) данный термин используется авторами прежде всего для характеристики самих обязательственных правоотношений, а не только оснований их возникновения. Этим объясняются и названия многих заголовков и подзаголовков, в которых отнюдь не смешиваются разнородные юридические категории (договоры как юридические факты — сделки и возникающие на их основе договорные обязательства как правоотношения).   В гл. 46 настоящего тома учебника, посвященной жилищным обязательствам и переработанной в соответствии с новым жилищным законодательством, использованы многие, не утратившие своего научного и учебно-методического значения положения гл. 35 предыдущего издания учебника, принадлежащей перу одного из крупнейших отечественных специалистов в области жилищного права, ныне покойного профессора С.М. Корнеева. В связи с этим сохранено и его авторство (соавторство) в отношении содержания гл.

 

46 нового издания учебника.   При изучении обязательственного права целесообразно также использовать «Практикум по гражданскому праву. Часть II» под ред. проф. С.М.

 

Корнеева (стереотипное переиздание осуществлено в издательстве «Волтерс Клувер». М., 2005).

 

Это издание также подготовлено авторским коллективом кафедры гражданского права юридического факультета МГУ в соответствии с разработанной им же программой курса гражданского права и целиком посвящено обязательственному праву. В учебнике и практикуме указана основная дополнительная литература по отдельным главам и темам, список которой носит рекомендательный характер и может быть дополнен по усмотрению преподавателей или кафедры конкретного вуза.   Изменения в действующем законодательстве учтены по состоянию на 1 апреля 2005 г.    Ответственный редактор — зав.

 

кафедрой  гражданского права юридического факультета МГУ,  доктор юридических наук, профессор  Е.А.Суханов    Раздел VIII. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ОБ ОБЯЗАТЕЛЬСТВАХ И ДОГОВОРАХ    Глава 35.

 

ПОНЯТИЕ И ВИДЫ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ    § 1. Понятие обязательственного права    1. Обязательственное право как подотрасль гражданского  (частного) права     Обязательственное право представляет собой составную часть (подотрасль) гражданского (частного) права, нормы которой непосредственно регулируют имущественный или экономический оборот, преобразуя его в форму гражданско-правового оборота. Иначе говоря, речь здесь идет о правовом оформлении товарно-денежного обмена, т.е. рыночных взаимосвязей в собственном смысле слова. Именно в нормах обязательственного права многочисленные и разнообразные товарно-денежные связи конкретных субъектов обмена, составляющие экономическое понятие рынка, получают правовое признание и закрепление.   Обязательственное право регламентирует рынок, рыночный товарооборот, т.е. перемещение, переход товаров от одних владельцев к другим. Таким образом, обязательственное право представляет собой подотрасль гражданского права, регулирующую экономический оборот (товарообмен), т.е.

 

отношения по переходу от одних лиц к другим материальных и иных благ, имеющих экономическую форму товара.   Как часть гражданского права обязательственное право имеет предметом определенные имущественные отношения (п. 1 ст. 2 ГК). В отличие от освещавшихся в первой части курса норм о правосубъектности (статусе) участников гражданских правоотношений, об их вещных, исключительных и личных неимущественных правах, оформляющих состояние принадлежности материальных и нематериальных благ, т.е. в целом статику регулируемых гражданским правом отношений, изучаемые во второй части курса нормы обязательственного права оформляют процесс перехода имущественных благ от одних лиц к другим, т.е.

 

динамику гражданско-правовых отношений. Можно сказать, что первая часть курса имеет дело с основой, «скелетом» гражданского права, тогда как во второй части изучается «плоть и кровь» гражданского права, его «кровеносная система», которая питает всю организацию складывающихся в обществе имущественных взаимосвязей.   Отношения товарного (экономического) обмена отличаются большим многообразием, требующим глубоко развитого и весьма тщательного гражданско-правового оформления. Так, надо иметь в виду, что его предметом могут быть не только вещи, но и другие виды объектов, имеющих товарную, но необязательно вещественную (материальную) форму, — результаты работ и услуг как вещественного, так и неовеществленного характера (например, перевозка грузов), имущественные права (в частности, безналичные деньги и «бездокументарные ценные бумаги»), некоторые нематериальные блага (определенные результаты творческой деятельности, охраноспособная информация и т.п.), каждый из которых требует для себя различного правового режима и становится предметом товарообмена с учетом этой специфики.

 

При этом речь может идти как о полном отчуждении имущества, так и о передаче его во временное пользование; о возмездном (причем необязательно эквивалентном) или о безвозмездном переходе соответствующих благ; о нормальных имущественных взаимосвязях и о последствиях их нарушения, например причинении имущественного вреда (поскольку и он сам, и способы его компенсации имеют товарно-денежную форму).

 

Конкретные взаимосвязи отдельных участников имущественного оборота (товарообмена) могут оформляться ими по типичным для таких отношений моделям поведения или строиться на отличающихся от них, например, комплексных началах, сочетающих элементы различных типов взаимоотношений.

 

Более того, в зависимости от конкретных потребностей участников оборота даже однотипные экономические взаимосвязи могут приобретать различную юридическую (гражданско-правовую) форму. Так, экономические отношения купли-продажи могут выступать в форме обязательств, основанных на различных разновидностях договора купли-продажи — розничной торговле, поставке (оптовой торговле), контрактации сельхозпродукции, снабжении энергоресурсами, а экономические отношения коммерческого посредничества могут оформляться обязательствами из различных договоров — поручения, комиссии, агентского соглашения, доверительного управления.   Все это приводит к появлению и развитию многочисленных институтов и субинститутов обязательственного права, их широкой дифференциации, призванной удовлетворить многообразные и постоянно развивающиеся потребности участников товарообмена. Неслучайно поэтому нормы обязательственного права в чисто количественном отношении преобладают в гражданском законодательстве, в том числе и в Гражданском кодексе, а само обязательственное право составляет наибольшую по объему подотрасль гражданского права. На изучение обязательственного права в курсе гражданского права отводится столько же места, сколько и на изучение всех его остальных подотраслей и институтов, вместе взятых.   В обязательственном праве наиболее отчетливо проявляется специфика частноправового регулирования, предопределяемая необходимостью существования и развития рыночного оборота. Ведь оно является адекватной правовой формой этого оборота, его порождением, необходимым следствием. Поэтому здесь в наибольшей мере проявляется действие таких принципов частного права, как юридическое равенство товаровладельцев, их самостоятельность и инициатива (диспозитивность) в осуществлении принадлежащих им прав, свобода заключаемых договоров, исключение произвольного вмешательства публичной власти в частные дела. Взаимные права и обязанности участников оборота по преимуществу регламентируются правилами диспозитивного, а не императивного характера. В решающей мере они оформляются свободными соглашениями самих участников, отражающими результаты взаимного согласования их конкретных индивидуальных интересов. В этой сфере известную роль призваны также сыграть обычаи делового оборота, складывающиеся на почве нормальных и устойчивых товарно-денежных связей.

 

Поэтому участники таких отношений получают широкие возможности для самостоятельной организации товарообмена, а само обязательственное право становится одним из основных правовых инструментов управления и организации рыночной экономики.    2. Система обязательственного права     Как совокупность гражданско-правовых норм, регулирующих имущественный оборот, обязательственное право составляет определенную систему гражданско-правовых институтов, отражающую как общие категории, служащие гражданско-правовому оформлению всякого товарообмена, так и его различные, конкретные гражданско-правовые формы.

 

Соответственно этому оно подразделяется на общую и особенную части.   Общая часть обязательственного права складывается из общих для всех обязательств положений, охватывающих понятие и виды обязательств, основания их возникновения, способы исполнения и прекращения. В силу особой важности договора как главного, наиболее распространенного основания возникновения обязательственных отношений сюда же включаются и общие положения о договоре (его понятие и виды, порядок заключения, изменения и расторжения и т.п.).   Особенная часть обязательственного права состоит из институтов, охватывающих нормы об отдельных однотипных разновидностях (группах) обязательств. К ним относятся:   — обязательства по передаче имущества в собственность (а также соответственно в хозяйственное ведение или в оперативное управление), возникающие из договоров купли-продажи во всех ее разновидностях (розничная купля-продажа, купля-продажа недвижимости, поставка, контрактация, снабжение энергоресурсами через присоединенную сеть), мены, дарения и ренты;   — обязательства по передаче имущества в пользование, возникающие из договоров аренды (имущественного найма), лизинга (финансовой аренды) и ссуды (безвозмездного пользования имуществом), а также из договора найма жилых помещений во всех его разновидностях;   — обязательства по производству работ, возникающие из договоров подряда и строительного подряда, а также подряда на выполнение проектных и изыскательских работ;   — обязательства по использованию исключительных прав и ноу-хау (объектов интеллектуальной и промышленной собственности), возникающие из договоров на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ, а также обязательства, возникающие на основе лицензионных договоров об использовании изобретений и других объектов промышленной собственности, договоров о передаче ноу-хау, авторских договоров и договоров коммерческой концессии (франчайзинга);

— обязательства по оказанию услуг, возникающие из договоров возмездного оказания консультационных, информационных, обучающих и иных специальных услуг, договоров перевозки и транспортной экспедиции, хранения, оказания юридических услуг (договоров поручения, комиссии и агентского) и доверительного управления имуществом, а также договоров по оказанию различных финансовых услуг (договоров страхования, займа и кредита, финансирования под уступку денежного требования (факторинга), договоров по оказанию банковских услуг по принятию вклада, открытию и ведению банковских счетов и осуществлению безналичных расчетов);   —

Этот один из древнейших гражданско-правовых договоров связан с передачей заимодавцем денег или вещей в собственность заемщика, что ранее служило традиционным основанием для его включения в первую из перечисленных групп обязательств. Однако в современном обороте он обычно рассматривается прежде всего как правовая форма оказания финансовых услуг, тем более что именно на его основе появился и развился кредитный договор (подробнее об этом см. § 1 гл. 60 т. IV настоящего учебника).     — обязательства из многосторонних сделок, возникающие на основе договоров простого товарищества (совместной деятельности) и учредительного договора о создании юридического лица;

— обязательства из односторонних действий, возникающие в результате совершения действий в чужом интересе без поручения, публичного обещания награды и публичного конкурса ;   —

По традиции вслед за названными обязательствами рассматриваются отношения, возникающие в связи с проведением игр и пари (относящиеся к категории алеаторных (рисковых) сделок), которые обычно не защищаются законом (ст. ст. 1062 — 1063 ГК) и порождают лишь натуральные (неисковые) обязательства (см. о них далее).     — внедоговорные (правоохранительные) обязательства, возникающие в связи с причинением вреда или с неосновательным обогащением.   Нетрудно видеть, что в основе данной систематики лежит традиционное для пандектной системы гражданского права деление обязательств на договорные и внедоговорные, а договорных обязательств — на обязательства по передаче имущества в собственность или в пользование, на обязательства по производству работ и по оказанию услуг, дополненное обязательствами по реализации результатов творческой деятельности (неизвестными классическому частному праву). Однако в отличие от традиционной систематики, стремившейся предложить закрытый, исчерпывающий перечень (numerus clausus) обязательств, данная система не исключает появления новых разновидностей обязательств, а также существование смешанных (комплексных) договорных обязательств. Она призвана дать лишь примерный перечень обязательств, показав их основные разновидности (типы и виды).

Законодательная регламентация обязательственного права в основном следует указанной систематике. Так, в первой части ГК обособлена в качестве самостоятельного раздела III «Общая часть обязательственного права», которая, в свою очередь, делится на подраздел 1 «Общие положения об обязательствах» и подраздел 2 «Общие положения о договоре». Следующий за ней раздел IV «Отдельные виды обязательств», включающий нормы обо всех названных выше разновидностях обязательств , охватывает особенную часть обязательственного права. Он является самым большим по объему разделом ГК, составляя всю его вторую часть.   —

В нем отсутствует лишь большинство договорных обязательств по использованию исключительных прав и ноу-хау, поскольку ГК пока не включает нормы об интеллектуальной собственности, хотя их гражданско-правовая природа не вызывает сомнения.     В соответствии с данной системой строится и изложение обязательственного права во второй части курса гражданского права. Вместе с тем, учитывая дидактическую направленность курса, подлежащий изучению материал особенной части обязательственного права в отдельных случаях разделяется здесь несколько иначе. Например, с точки зрения сложности подлежащего изучению материала и его важности для имущественного оборота целесообразным становится выделение раздела об обязательствах по оказанию финансовых услуг и, напротив, объединение в одном разделе изложения обязательств из односторонних и из алеаторных сделок.    3. Основные тенденции развития обязательственного права     Обязательственное право характеризуется некоторыми общими направлениями своего развития. Прежде всего, господствующее место в нем занимает договорное право, регулирующее нормальные экономические отношения обмена. Внедоговорные (правоохранительные) обязательства, особенно деликтные, напротив, являются формой гражданско-правовой ответственности за имущественные правонарушения, составляющие в целом исключительные ситуации, и в этом качестве обособляются от обычных (договорных) обязательств.   Вместе с тем обе эти сферы обязательственного права характеризуются усилением правовой защиты интересов добросовестных участников гражданского оборота. В договорном праве этому, например, служат многие правила о порядке заключения договоров, специальные правила о защите интересов граждан-потребителей, антимонопольные ограничения и запрет недобросовестной конкуренции и т.д., а в деликтном праве — нормы об ответственности независимо от вины правонарушителя, о возмещении морального вреда и др.   Договорное право как ведущая часть обязательственного права развивается в связи усложнением самого оборота. Здесь прослеживается дифференциация обязательств в сфере предпринимательской деятельности и обычных, общегражданских обязательств, среди которых выделяются договорные обязательства с участием граждан-потребителей. Развитие отношений обмена усиливает многообразие и усложняет систему гражданско-правовых договорных обязательств, влечет ее все более тщательную внутреннюю дифференциацию (складывавшуюся на основе традиционных, классических типов и видов договоров), появление комплексных (смешанных) и нетипичных договорных взаимосвязей.   Оно вызывает также определенное обособление обязательств по отраслям экономической (хозяйственной) деятельности (торговля, строительство, транспорт, жилищная сфера, страховое, банковское обслуживание и т.д.). Здесь нормы о гражданско-правовых договорах и возникающих на их основе обязательствах нередко составляют ядро соответствующего комплексного законодательства (иногда неточно называемого торговым, транспортным, банковским, жилищным и тому подобным правом).   При этом можно говорить о все большей коммерциализации современного договорного права, усиливающемся влиянии предпринимательских (коммерческих) обязательств на весь гражданский оборот. Об этом свидетельствует и все более значительное воздействие на него правил о договорных обязательствах, оформляющих внешнеэкономический товарообмен, а также известное усиление роли торговых обычаев, в том числе обычаев международного коммерческого (предпринимательского) оборота.   Все это, однако, не ведет к расчленению или распаду единого в своей основе гражданского оборота. Напротив, в регламентации постоянно усложняющихся и видоизменяющихся отношений товарообмена усиливается роль единых общих норм обязательственного права, позволяющих, в частности, отвечать и на запросы новой практики оборота. Более того, выделяются единые для всех сфер гражданского оборота виды обязательств, например денежные обязательства, возникающие в деятельности всех его участников.   Ряд общих тенденций свойствен и законодательству об обязательствах, особенно договорных. Здесь в первую очередь следует назвать тенденцию к унификации договорного права, главным образом в сфере профессионального предпринимательского оборота, реализующуюся в форме создания унифицированных общих институтов, единообразно регулирующих товарообмен независимо от национальной (государственной) принадлежности его участников. Такие институты закрепляются в ряде специальных международных конвенций, в единообразных нормативных и рекомендательных актах, в унификации торговых обычаев, что призвано облегчить и усовершенствовать отличающийся наибольшим динамизмом международный коммерческий (предпринимательский) оборот.   Данное обстоятельство оказывает большое влияние и на развитие внутреннего (национального) договорного права, что позволяет говорить об усилении его интернационализации. Именно под ее влиянием в национальном законодательстве появляются правила о многих новых видах договоров, таких, например, как лизинг (финансовая аренда), факторинг (финансирование под уступку денежного требования), франчайзинг (коммерческая концессия) и др., о некоторых новых способах обеспечения надлежащего исполнения договорных обязательств (банковская гарантия), совершенствуются правила о порядке заключения договоров и т.д. Названные тенденции активно проявляются в развитии законодательства о договорах не только в России, но и в других странах СНГ, содействуя формированию между ними единого правового пространства прежде всего в сфере товарообмена, т.е. гражданского оборота.    § 2. Понятие обязательства    1. Обязательство как гражданское правоотношение

Обязательство в самом общем виде представляет собой взаимоотношение участников экономического оборота (товарообмена) — субъектов гражданского права, урегулированное нормами обязательственного права, т.е. одну из разновидностей гражданских правоотношений. Следовательно, обязательство, как и всякое правоотношение, характеризуется наличием прав и обязанностей у его участников (субъектов) . Этим оно отличается от фактических (неюридических) отношений, в том числе от моральных, политических и тому подобных «обязательств», не пользующихся признанием со стороны государства (публичной власти) и не содержащих в силу этого прав и обязанностей. Так, закон не придает значения данному близким людям «обязательству» не участвовать в азартных играх, так же, впрочем, как и «обязанности» выплатить карточный «долг».   —

Подробнее о гражданском правоотношении см. гл. 5 т. I настоящего учебника.

Вместе с тем обязательства как гражданские правоотношения необходимо отличать от правоотношений, относящихся к другим правовым отраслям (главным образом отрасли публичного права) . В частности, обязанность по уплате налогов является хотя и имущественной, но публично-правовой, а не частноправовой. Поэтому к налоговым отношениям, хотя бы и рассматриваемым в качестве налоговых обязательств, в принципе неприменимы нормы обязательственного и в целом гражданского (частного) права (п. 3 ст. 2 ГК), например, о законных процентах по денежным обязательствам, о способах обеспечения надлежащего исполнения обязательств, о перемене лиц в обязательствах и др. (если только иное прямо не следует из норм налогового законодательства — ср. ст. ст. 73, 74, п. 9 ст. 78, п. 4 ст. 79 Налогового кодекса РФ ).   —

К семейно-правовым отношениям, в том числе к алиментным или складывающимся на основе брачного договора, нормы обязательственного права могут применяться субсидиарно, если это не противоречит существу семейно-правового регулирования (ст. 4 Семейного кодекса (СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 16 (с послед. изм.) (далее — СК)). Что касается отношений, складывающихся на основе трудового договора, то их квалификация зависит от признания или отрицания частноправовой природы трудового права (подробнее об этом см. § 1 гл. 2 т. I настоящего учебника).
СЗ РФ. 1998. N 31. Ст. 3824 (с послед. изм.) (далее — НК).

Сказанное следует иметь в виду и при оценке встречающихся иногда предложений использовать категорию «обязательство» в управленческих, финансовых, внутрихозяйственных (внутрифирменных) и иных отношениях, находящихся за пределами предмета гражданского права. Все они связаны с попытками обосновать применение в данных областях в том или ином виде богатого и тщательно отработанного инструментария обязательственного права, созданного для нужд гражданского оборота, т.е. для частноправовой сферы, а потому в той или иной мере игнорируют отраслевое различие правоотношений, особенности частноправового и публично-правового регулирования .   —

Что касается искусственного конструирования так называемых хозяйственных (т.е. частно-публичных) обязательств (см., например: Танчук И.А., Ефимочкин В.П., Абова Т.Е. Хозяйственные обязательства. М., 1970), то оно имеет те же пороки, что и составляющая их базу хозяйственно-правовая концепция в целом (подробнее об этом см. § 2 гл. 1 т. I настоящего учебника).

Обязательство является лишь одной из разновидностей гражданских правоотношений. Поскольку обязательства оформляют процесс товарообмена, они относятся к группе имущественных правоотношений. В этом качестве они отличаются от гражданских правоотношений неимущественного характера, которые поэтому не могут приобретать форму обязательств. Невозможно, например, появление гражданско-правового обязательства сына перед родителями поступить на учебу в университет или отказаться от вредной привычки, обязательства признать честь и достоинство конкретной личности или считать изобретением результат интеллектуального творчества конкретного человека (хотя еще в германской литературе XIX в. обсуждался вопрос о признании юридической силы за обязательствами «не нарушать покой соседа музыкой в те часы, когда он находится дома», «никогда не играть в карты» и т.п.) .   —     КонсультантПлюс: примечание.   Учебник «Гражданское право. Часть первая» (отв. ред. В.П. Мозолин, А.И. Масляев) включен в информационный банк согласно публикации — Юристъ, 2005.

См.: Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. Т. II (Серия «Классика российской цивилистики»). М., 2005. С. 12. Интересные соображения в пользу признания обязательств с сугубо неимущественным содержанием высказывались И.А. Покровским (см.: Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права (Серия «Классика российской цивилистики»). М., 1998. С. 134 — 143). В дальнейшем они были также поддержаны И.Б. Новицким и Л.А. Лунцем (см.: Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Общее учение об обязательстве. М., 1950. С. 57 — 59), а в современной литературе — А.И. Масляевым (Гражданское право. Учебник. Ч. 1. / Отв. ред. В.П. Мозолин, А.И. Масляев. М., 2003. С. 531 — 532), но пока не стали общепризнанными и не получили законодательного закрепления.     Иное дело, что обязательства, как и сам товарообмен, в отдельных случаях могут носить неэквивалентный или вообще безвозмездный характер, что не изменяет их имущественную природу. Обязательство может быть направлено и на удовлетворение неимущественного интереса управомоченного лица или иметь предметом совершение обязанным лицом действий неимущественного характера, если при этом не теряется связь с имущественным обменом (например, в виде получения за совершение таких действий денежного или иного имущественного эквивалента), чем сохраняется имущественная природа обязательства. Таковы, в частности, возмездные обязательства по предоставлению культурно-зрелищных, медицинских, ветеринарных услуг, а также услуг по обучению и туристическому обслуживанию.

Обязательство может быть направлено на организацию отношений товарообмена, т.е. содержать некоторые условия будущего перехода имущественных благ. Таковы, например, обязательства участников предварительного договора, которые обязуются заключить в будущем договор о передаче имущества, выполнении работ или оказании услуг (основной договор) на условиях, предусмотренных предварительным договором (п. 1 ст. 429 ГК), а также обязательства участников учредительного договора и договора простого товарищества. Но такие предварительные обязательства, в том числе и с организационным содержанием, всегда прямо обслуживают имущественный (товарный) оборот, неотделимы от него и не имеют самостоятельного значения. Поэтому их существование не колеблет положения об имущественном характере обязательственных отношений .   —

В литературе выдвигалась идея об особом, самостоятельном характере организационных гражданско-правовых отношений, в том числе существующих «в форме соответствующих организационных обязательств» (см.: Красавчиков О.А. Гражданские организационно-правовые отношения // Сов. государство и право. 1966. N 10. С. 50 — 57). Однако эта идея, во многом основанная на особенностях прежнего правопорядка, оформлявшего планово-регулируемую экономику, была подвергнута убедительной критике (подробнее об этом см.: Советское гражданское право. Ч. I. 2-е изд. / Под ред. В.Т. Смирнова, Ю.К. Толстого, А.К. Юрченко. Л., 1982. С. 11, 321 (авторы соответствующих глав — Ю.К. Толстой, В.Ф. Яковлева)) и не получила значительного распространения.

Обязательства отличаются и от других имущественных гражданских правоотношений — вещных, исключительных и корпоративных. Вещные и исключительные правоотношения, оформляющие принадлежность (присвоенность) материальных и нематериальных благ, по своей юридической природе, как известно, являются абсолютными, поскольку в них конкретным управомоченным лицам противостоит неопределенный круг обязанных лиц («все третьи лица»), которые должны воздерживаться от неправомерных посягательств на чужое имущество и не препятствовать управомоченным лицам осуществлять их права («обязанности пассивного типа»). Корпоративные же правоотношения, будучи относительными по своей юридической природе, имеют особый субъектный состав: они возникают и существуют только между участниками (членами) корпораций, а также между ними и созданной ими корпорацией, а их содержание составляют права и обязанности главным образом организационно-имущественного характера, поскольку они оформляют не непосредственный товарообмен между участниками, а организацию управления и использования корпоративного имущества .   —

Именно поэтому является не вполне точной формулировка абз. 2 п. 2 ст. 48 ГК: участники хозяйственных обществ и товариществ, а также члены кооперативов имеют в отношении этих юридических лиц права не только обязательственные (на получение дивидендов и ликвидационной квоты), но и корпоративные (на участие в управлении их делами и на получение информации об их деятельности). Подробнее о различиях между отдельными видами гражданских правоотношений см. § 4 гл. 5 т. I настоящего учебника.     Обязательства оформляют конкретные акты экономического обмена, возникающие между вполне определенными участниками. Поэтому они представляют собой типичные относительные правоотношения, характеризующиеся строго определенным субъектным составом. В силу этого обязательство юридически связывает только конкретное обязанное лицо. Если, например, последнее в нарушение своей обязанности производит исполнение не своему контрагенту — управомоченному, а иному (третьему) лицу, то сам управомоченный обычно не вправе потребовать что-либо от этого третьего лица, ибо обязательство не может создать обязанности для тех, кто в нем не участвовал (п. 3 ст. 308 ГК). Но он сможет взыскать убытки со своего контрагента.   В абсолютных правоотношениях существо субъективного права, как известно, сводится к праву на собственное поведение (по отношению к неопределенному кругу обязанных лиц), тогда как в относительных правоотношениях оно становится правом требования конкретного поведения от обязанных лиц. Поэтому предмет обязательств составляют вполне определенные действия по передаче имущества, производству работ, оказанию услуг (выступающие в форме обязанностей активного типа) либо воздержание от конкретных действий (например, обязанность не разглашать сущность полученного по договору секрета производства (ноу-хау) без согласия первоначального обладателя такой информации), а не общая обязанность не препятствовать кому-то в осуществлении его права, как в абсолютных правоотношениях.   Объектом вещных правоотношений могут быть только вещи, причем индивидуально определенные, а объектами отношений интеллектуальной и промышленной собственности — выраженные в объективной форме конкретные нематериальные объекты, тогда как объектом обязательства могут быть самые различные объекты имущественного оборота, в том числе вещи, определенные как индивидуальными, так и родовыми признаками, а также конкретные имущественные права, результаты работ, оказание услуг материального и нематериального характера и т.д., по поводу которых не может возникнуть вещных или исключительных прав.

Вместе с тем обязательства тесно связаны с вещными и исключительными (абсолютными) правоотношениями, ведь обладание имуществом (товаром) на соответствующем юридическом титуле, прежде всего на праве собственности, с одной стороны, составляет необходимую предпосылку товарообмена, а с другой — становится его обычным результатом, закрепляя соответствующий имущественный объект за новым владельцем. Иначе говоря, абсолютные правоотношения закрепляют предпосылки и результаты товарообмена (т.е. относительных, обязательственных правоотношений), что позволяет говорить об их взаимозависимости, а иногда даже о производности обязательственных прав от вещных и исключительных . Со своей стороны обязательства как относительные правоотношения являются юридической (гражданско-правовой) формой конкретных актов товарообмена, из которых складывается имущественный (гражданский) оборот.   —

Небесспорными поэтому представляются встречающиеся иногда утверждения о производности экономических отношений оборота (обмена) от отношений собственности (присвоения), ибо отношения «товарной» собственности появляются как следствие формирования отношений товарообмена (см. об этом § 2 гл. 18 т. II настоящего учебника).    2. Содержание и определение обязательства     Содержание обязательственного, как и всякого другого, правоотношения составляют права и обязанности его сторон (участников). Управомоченная сторона (субъект) обязательства именуется кредитором, или верителем (от лат. credo — верю), поскольку предполагается, что она «верит», доверяет исполнительности другой стороны — своего контрагента, называемого здесь должником, т.е. лицом, обязанным к выполнению долга, или дебитором (от лат. debitor — должник).   Соответственно этому субъективная обязанность должника по совершению определенных действий (или воздержанию от каких-либо действий) в обязательственном правоотношении называется долгом, а субъективное право — правом требования. Долг как субъективная обязанность составляет существо, специфику обязательственного правоотношения, но не исчерпывает его. Неправильно поэтому встречающееся иногда именование данной субъективной обязанности (долга) или даже оформляющего ее документа (например, долговой расписки) обязательством (долговым обязательством и т.п.).   Поскольку товарообмен предполагает вполне конкретные действия участников (по передаче имущества в собственность или в пользование, по производству работ, по оказанию услуг и т.д.), они и становятся предметом обязательства. Из содержания таких действий должно быть определенно ясно, что именно обязан сделать конкретный должник. Сами же эти действия, составляющие содержание имущественного оборота (товарообмена), всегда так или иначе преследуют имущественные цели, выражают тот или иной имущественный интерес.   В развитом товарообмене предметом обязательства может быть и воздержание от конкретных действий. Например, сторонами договора комиссии может быть установлено обязательство услугополучателя-комитента не заключать комиссионных сделок по реализации на данной территории таких же товаров с другими услугодателями-комиссионерами (п. 2 ст. 990 ГК), а на участника подрядного договора специальным соглашением может быть возложена обязанность неразглашения полученной от контрагента информации о новых решениях и технических знаниях (ст. 727 ГК). Наиболее широко обязательства в виде воздержания от действий применяются при создании и использовании объектов исключительных прав (интеллектуальной и промышленной собственности).

Хотя предмет обязательства в большинстве случаев не сводится только к воздержанию от действий, указание на такую возможность необходимо, ибо в его отсутствие создается ошибочное представление о том, что данный предмет может составлять только совершение активных действий, а не пассивное поведение . В отличие от активных действий, всегда совершаемых должником в отношении кредитора, воздержание от каких-либо действий перед контрагентом фактически означает запрет совершения таких действий по отношению к иным (третьим) лицам (например, обязанность неразглашения каких-либо сведений; недопустимость передачи произведения для использования иным издателям; воздержание от конкуренции, представляющее собой недопустимость совершения аналогичных сделок с иными контрагентами, и т.д.).   —

Такое мнение высказано, например, Н.Д. Егоровым (см.: Гражданское право. Учебник. Изд. 6-е / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. Т. I. М., 2002. С. 573), основывающимся на мнении О.С. Иоффе о том, что «в реальной жизни не существует обязательств, обращенных лишь к пассивному поведению должника» (Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1975. С. 6 — 8). В действительности данная позиция основывалась на особенностях весьма обедненного ранее отечественного гражданского оборота. Между тем еще в дореволюционной цивилистике приводились случаи «обязательств с отрицательным содержанием» (например, договор о воздержании от конкуренции, см.: Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 9 — 10), которые известны развитым правопорядкам (см., например: § 241 Германского гражданского уложения).     Таким образом, обязательство представляет собой оформляющее акт товарообмена относительное гражданское правоотношение, в котором один участник (должник) обязан совершить в пользу другого участника (кредитора) определенное действие имущественного характера либо воздержаться от такого действия, а кредитор вправе требовать от должника исполнения его обязанности.   Аналогичное по сути определение обязательства закреплено и в п. 1 ст. 307 ГК, с тем лишь отличием, что законодатель не использует в нем сугубо научные категории правоотношения и товарного обмена, а также иллюстрирует возможный предмет обязательства примерным перечнем составляющих его действий.

Существо обязательства сводится к обязанию конкретных лиц к определенному поведению в рамках имущественного (гражданского) оборота, т.е. к тем или иным формам товарообмена. Для него характерно «состояние связанности одного лица в отношении другого» . Действительно, обязательственное правоотношение как бы «обвязывает», сплетает своих участников определенными узами (на чем, в частности, был основан отмечавшийся историками отечественного права старинный обряд связывания рук договаривающихся сторон и наименование самого договора «суплеткой»). Такой подход к сущности обязательства, характерный для континентальной правовой системы, проистекает из представлений римского частного права об обязательстве как об определенных «правовых оковах» (vinculum juris), в силу которых лицо принуждается к исполнению какого-либо дела.   —

См.: Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Указ. соч. С. 66.

Традиционно поэтому принято считать, что субъективное обязательственное право есть «право на действие другого лица» , которое дает возможность господства над поведением должника, а в древности — даже и над самим должником (тогда как вещное право, прежде всего право собственности, позволяет осуществлять лишь господство над вещью). В современных условиях обязание должника к определенному поведению (действию или, реже, к воздержанию от действия) означает, что кредитор вправе требовать от него исполнения под угрозой применения мер гражданско-правовой (имущественной) ответственности (ст. 396 ГК).   —

См.: Мейер Д.И. Русское гражданское право. Ч. 2 (Серия «Классика российской цивилистики»). М., 1997. С. 106. Подробнее об истории развития обязательств см.: Покровский И.А. Указ. соч. С. 236 — 244.     Вместе с тем следует иметь в виду, что в ряде случаев кредитор по обязательству также должен совершить некоторые действия, прежде всего принять предложенное должником исполнение (соответствующее всем условиям обязательства и составляющее его предмет), а также оформить его (выдать должнику расписку в получении денежного долга, подписать акт сдачи-приемки выполненных для него работ и т.п.). Такого рода действия обычно сопутствуют исполнению обязанности должника, составляющей существо соответствующего обязательства, и потому специально не включаются в его предмет. Они составляют содержание так называемых кредиторских обязанностей, исполнения которых должник вправе потребовать от кредитора. Однако при этом должник не становится кредитором, а кредитор — должником, ибо речь идет о сугубо вспомогательных действиях, касающихся исполнения основного долга и не составляющих самостоятельного, полноценного обязательственного отношения, а входящих в состав единого обязательства. Поэтому наличие кредиторских обязанностей не превращает обязательство во взаимное (двустороннее), а его исполнение — во встречное, обусловленное предварительным исполнением своих обязанностей другой стороной обязательства (ст. 328 ГК).    3. Основания возникновения обязательств     Как и другие правоотношения, обязательства возникают из различных юридических фактов, называемых в обязательственном праве основаниями возникновения обязательств (п. 2 ст. 307 ГК). Следует подчеркнуть, что при отсутствии какого-либо из оснований, прямо предусмотренных ГК, обязательственных правоотношений не возникает, ибо отнюдь не все появляющиеся в реальной жизни факты или ситуации имеют юридическое и тем более обязательственно-правовое значение. Так, создание объекта интеллектуальной собственности или приобретение права собственности на имущество по давности владения (ср. пп. 4 и 5 п. 1 ст. 8 ГК) сами по себе не влекут появления каких-либо обязательств, будучи основаниями возникновения лишь определенного исключительного или вещного права. Поэтому для квалификации правоотношения в качестве обязательственного прежде всего необходимо установить основание его возникновения.   Наиболее распространенное основание возникновения обязательств составляет договор собственников вещей либо иных законных владельцев имущества (а в современном обороте — также и обладателей авторских, патентных и иных исключительных прав). Договор представляет собой обычное, чаще всего встречающееся основание нормального товарообмена, а договорные обязательства — основную разновидность обязательств. При этом речь идет не только о договорах по передаче вещей, производству работ или оказанию услуг, но и о договорах об уступке (передаче) различных имущественных прав, в том числе исключительных и корпоративных.   Обязательства возникают и из иных, односторонних сделок. Например, содержащийся в завещании завещательный отказ после открытия наследства порождает обязательство между наследниками и отказополучателем (ст. 1137 ГК).   Важно иметь в виду, что обязательственные правоотношения возникают и из сделок, не предусмотренных законом, но не противоречащих ему и порождающих гражданские права и обязанности в силу общих начал и смысла гражданского законодательства (п. 1 ст. 8 ГК). В связи с постоянным развитием и усложнением товарного оборота развитое законодательство не может содержать и не содержит исчерпывающего перечня допускаемых сделок, в том числе договоров (или их видов), учитывая общий принцип договорной свободы. Важно лишь, чтобы конкретные сделки участников оборота не противоречили законодательным запретам и предписаниям, а также соответствовали принципам и существу частноправового регулирования.   В ряде случаев основаниями возникновения обязательств становятся акты публичной власти. К их числу относятся, во-первых, административные акты государственных органов и органов местного самоуправления ненормативного (индивидуального) характера, если они прямо названы в этом качестве законом (пп. 2 п. 1 ст. 8 ГК). Например, решение компетентного органа публичной власти об изъятии у частного собственника земельного участка для государственных нужд порождает обязательство по выкупу такого участка государством или его продаже с публичных торгов (п. 1 ст. 239 ГК), а решение о реквизиции вещи у частного собственника порождает обязательство по оплате ее стоимости (п. 1 ст. 242 ГК). Принятие государственным органом или органом местного самоуправления акта, не соответствующего закону или иному правовому акту, может стать основанием возникновения деликтного обязательства (ст. ст. 16, 1069 ГК).

В прежнем правопорядке государство в лице своих органов непосредственно и широко вмешивалось в оборот, предписывая своими административными (плановыми) актами заключение большинства конкретных сделок между государственными юридическими лицами, а также распределяя некоторые виды дефицитного имущества, в частности жилья (путем выдачи ордеров на право заключения договоров жилищного найма). В настоящее время такие основания возникновения обязательств остались лишь как исключение, главным образом в форме заказов на поставку и подрядные работы для государственных нужд (ср. п. 1 ст. 527 и ст. 765 ГК), а также решений о предоставлении жилья по договорам социального найма и найма специализированного жилья (п. 3 ст. 672 ГК; ч. ч. 3 и 4 ст. 57, ч. 1 ст. 99 Жилищного кодекса РФ ).   —

СЗ РФ. 2005. N 1 (часть I). Ст. 14 (далее — ЖК).     Во-вторых, речь идет о судебных решениях, которые также могут порождать обязательства (пп. 3 п. 1 ст. 8 ГК). Так, решение суда об изъятии у частного собственника бесхозяйственно содержимых культурных ценностей порождает обязательство государства по их выкупу или продаже с публичных торгов (ст. 240 ГК), а решение суда по поводу разногласий, возникших при заключении договора в обязательном порядке (ст. 445 ГК), в соответствии со ст. 446 ГК определяет условия такого договора, т.е. становится основанием возникновения соответствующего договорного обязательства.   Обязательства возникают и в связи с совершением неправомерных действий по причинению вреда другому лицу или неосновательному обогащению за счет другого лица (пп. 6 и 7 п. 1 ст. 8 ГК). Существо этих обязательств составляет обязанность компенсации причиненного вреда или возврата неосновательно приобретенного имущества, которая всегда носит имущественный характер, включая и случаи возмещения морального вреда. Такие обязательства могут возникать в результате действий как граждан и юридических лиц, так и органов публичной власти, в том числе при принятии ими индивидуальных или нормативных актов, не соответствующих закону или иным правовым актам.   Иногда обязательства возникают и вследствие таких юридических фактов, как юридические поступки, называемые законом «иными действиями граждан и юридических лиц» (пп. 8 п. 1 ст. 8 ГК), т.е. не являющихся сделками. Таковы, например, находка или обнаружение клада, порождающие обязательства соответственно по возврату найденной вещи (ст. 227 ГК) или по передаче клада либо его части собственнику имущества, где был обнаружен клад (п. 1 ст. 233 ГК), а также действия по предотвращению вреда личности или имуществу гражданина, порождающие обязательство по возмещению понесенных при этом расходов (п. 1 ст. 984 ГК), а в отдельных случаях — и по дополнительному вознаграждению (ст. 985 ГК).   Наконец, основаниями возникновения обязательства могут стать не зависящие от воли людей юридические факты — события (пп. 9 п. 1 ст. 8 ГК), например наступление стихийного бедствия или иного чрезвычайного обстоятельства, сделавшее непригодным для проживания единственное жилое помещение гражданина, порождает обязательство по предоставлению ему для временного проживания другого жилого помещения из маневренного фонда (ч. 3 ст. 95 ЖК). Юридические поступки и события не являются распространенными основаниями возникновения обязательств.    § 3. Виды обязательств    1. Система обязательств     В соответствии со сложившейся системой обязательственного права обязательства разделяются по различным группам (видам), т.е. систематизируются. В основе их общепринятой (пандектной) систематизации лежит деление большинства обязательств по основаниям возникновения на две большие группы: договорные и внедоговорные. Так, обязательства, которые порождают акты публичной власти, существуют затем как договорные (например, при принятии решения органа местного самоуправления, становящегося основанием заключения договора социального найма жилого помещения) либо как внедоговорные (деликтные). Однако такое деление не является всеохватывающим. В частности, за его рамками остаются обязательства, возникающие из односторонних сделок и из юридических поступков и событий.   Имевшиеся попытки сохранения традиционной двучленной основы систематизации за счет расширения категории внедоговорных (правоохранительных) обязательств путем включения в них некоторых других обязательств, возникающих не из договоров, например обязательств из односторонних сделок или иных недоговорных обязательств, были неудачными. С одной стороны, они искусственно разделяли однородные по сути обязательства из различных сделок (действий), а с другой — объединяли в одну группу обязательства из правомерных действий (сделок) и из правонарушений. Логичнее поэтому разделять все обязательства на регулятивные (договорные и иные обязательства правомерной направленности) и охранительные (из причинения вреда и из неосновательного обогащения, по сути, представляющие собой разновидности гражданско-правовой ответственности).   По основаниям возникновения деление обязательств производится на три группы (ср. п. 2 ст. 307 ГК):   — обязательства из договоров и иных сделок;   — обязательства из неправомерных действий;   — обязательства из иных юридических фактов.   В свою очередь, разделяется и каждая из трех названных групп обязательств:   — обязательства из сделок — на договорные обязательства и на обязательства из односторонних сделок;   — правоохранительные (внедоговорные) обязательства — на обязательства из деликтов и из неосновательного обогащения;   — иные обязательства — на обязательства, возникающие из юридических поступков и из событий.   Договорные обязательства как наиболее распространенный вид обязательств подвергаются еще более детальной систематизации. Они разделяются на типы:   — обязательства по передаче имущества в собственность;   — обязательства по передаче имущества в пользование;   — обязательства по производству работ;   — обязательства по реализации результатов творческой деятельности;   — обязательства по оказанию услуг;   — обязательства из многосторонних сделок.   В свою очередь, типы договорных обязательств делятся на виды, например, обязательства по передаче имущества в собственность состоят из таких видов, как купля-продажа, мена, дарение и рента. Виды этих обязательств дифференцируются на подвиды, или разновидности, например, обязательства купли-продажи подразделяются на обязательства из договоров розничной купли-продажи, поставки, контрактации, энергоснабжения и продажи недвижимости, которые сами могут иметь отдельные разновидности (например, среди обязательств по продаже недвижимости выделяются обязательства по продаже предприятий как единых имущественных комплексов).

Важную роль играет деление договорных обязательств в зависимости от особенностей гражданско-правового статуса участвующих в них лиц. С этой точки зрения в первую очередь обособляются обязательства, связанные с осуществлением их сторонами предпринимательской деятельности. Речь идет об обязательствах, субъектами которых являются предприниматели — профессиональные участники имущественного оборота. Учитывая их профессионализм, закон устанавливает для них некоторые особые правила (в том числе допускающие максимальную свободу в формировании и изменении договорных обязательств, предусматривающие повышенные требования в вопросах ответственности и т.д.) (см., например, ст. ст. 310, 315, п. 2 ст. 322, п. 1 ст. 359, п. 3 ст. 401, п. 3 ст. 428 ГК и др.). Совокупность таких специальных положений закона позволяет говорить о формировании на их основе особого предпринимательского оборота, являющегося вместе с тем составной частью единого гражданского оборота (абз. 3 п. 1 ст. 2 ГК) .   —

Как известно, в некоторых правопорядках на этой основе в рамках частного права обособляется особое торговое, или коммерческое, право, которое традиционно отсутствует в отечественной правовой системе (подробнее об этом см. § 2 гл. 1 т. I настоящего учебника).     Наряду с этим выделяются обязательства с участием граждан-потребителей, в которых последние как экономически более слабая сторона пользуются особой, повышенной правовой защитой. В этих обязательствах закон в ряде случаев намеренно отступает от основополагающего частноправового принципа юридического равенства сторон, предоставляя гражданам-потребителям дополнительные возможности защиты своих прав и интересов, например, путем установления повышенной, в том числе безвиновной ответственности услугодателей (предпринимателей) перед потребителями или введения конкуренции исков по возмещению причиненного им вреда.   Менее тщательно систематизируются внедоговорные (правоохранительные) обязательства. Среди них выделяется два типа — деликтные обязательства и обязательства из неосновательного обогащения, внутри которых имеются отдельные виды (например, обязательства из причинения вреда жизни и здоровью и обязательства из причинения вреда имуществу), а иногда и подвиды.

Данная классификация, и прежде всего вытекающее из нее различие договорных и внедоговорных обязательств, имеет большое практическое значение. Если содержание первых в основном определяется волей сторон либо диспозитивными правилами законодательства, то вторые формируются главным образом на основе императивных предписаний закона. В них по-разному решаются многие важные вопросы, например, о характере и размере возмещаемых убытков, о формах вины правонарушителя и о значении вины потерпевшего и др. На этом основано и различие (конкуренция) договорных и деликтных исков о возмещении убытков, которые могут быть предъявлены к правонарушителю. Отечественное гражданское право, как и континентальное право в целом, в отличие от англо-американского правопорядка обычно не допускает конкуренции исков. Оно исходит из того, что по одному основанию к одному ответчику можно предъявить лишь один иск — договорный или внедоговорный .   —

При этом договорному требованию как основанному на специальном, а не общем правомочии отдается предпочтение (lex specialis derogat lex generalis) (подробнее о конкуренции исков см. также § 1 гл. 16 т. I и § 1 гл. 24 т. II настоящего учебника).    2. Отдельные виды обязательств     Обязательства различаются также по своим юридическим особенностям — содержанию и соотношению прав и обязанностей, определенности или характеру предмета исполнения, количеству участвующих субъектов или участию иных (третьих) лиц и т.п. Такие различия не составляют основы единой классификации всех обязательств, но позволяют выявить и учесть их конкретную юридическую специфику.   В развитом обороте относительно редко встречаются простейшие обязательства, в которых участвует только один должник, имеющий только обязанности, и только один кредитор, имеющий только права требования. Примерами таких односторонних обязательств являются заем и деликтные обязательства. Чаще каждый из участников обязательства имеет как права, так и обязанности, выступая одновременно в роли и должника, и кредитора (п. 2 ст. 308 ГК). Пример такого взаимного (двустороннего) обязательства представляет купля-продажа, в которой и продавец, и покупатель обладают и правами, и обязанностями по отношению друг к другу. Взаимные обязательства по общему правилу должны исполняться одновременно, если иное прямо не предусмотрено законом или договором. По условиям конкретного договора взаимные обязательства могут подлежать и встречному исполнению, которое должно производиться одной из сторон лишь после того, как другая сторона исполнила свое обязательство, т.е. последовательно, а не одновременно (ст. 328 ГК). Такие взаимные договорные обязательства называют также встречными.   Если стороны связаны только одной обязанностью и одним правом (как, например, в обязательстве займа или деликтном), обязательство считается простым, а если связей больше, чем одна (например, в купле-продаже), — сложным. Сложные обязательства подлежат юридической квалификации исходя из всей совокупности взаимных прав и обязанностей, а не из отдельных, хотя и важных взаимосвязей. Так, в едином сложном обязательстве транспортной экспедиции (п. 1 ст. 801 ГК) можно обнаружить элементы простых обязательств поручения и хранения, что не ведет к признанию его разновидностью или совокупностью данных обязательств.

Вместе с тем договорные обязательства могут быть не только сложными, но и смешанными, состоящими из нескольких различных договорных обязательств. Например, в договоре банковского счета могут одновременно содержаться обязательства по кредитованию владельца счета сверх числящихся на нем сумм (ст. 850 ГК). В таком случае к этим отношениям в соответствующих частях будут применяться правила об обязательствах, вытекающих из договоров банковского счета и кредитного, элементы которых содержатся в данном смешанном обязательстве (п. 3 ст. 421 ГК) .   —

См.: п. 15 Постановления Пленума ВАС РФ от 19 апреля 1999 г. N 5 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с заключением, исполнением и расторжением договоров банковского счета» // Вестник ВАС РФ. 1999. N 7.   Смешанные обязательства иногда становятся основой для постепенного формирования единых (сложных) обязательств. Так, обязательство по перевозке груза в дореволюционном русском праве рассматривалось как совокупность обязательств подряда, найма, хранения, поручения и личного найма, т.е. как смешанное (см., например: Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Товар. Торговые сделки (Серия «Классика российской цивилистики»). Том II. М., 2003. С. 213 — 214). В современном же праве единая природа этого обязательства не вызывает сомнений.

С точки зрения определенности предмета исполнения выделяются альтернативные и факультативные обязательства. Здесь дело касается ситуаций, когда предметом обязательства становится совершение должником не одного, а нескольких конкретных действий. В альтернативном обязательстве (от лат. alternare — чередоваться, меняться) должник обязан совершить для кредитора одно из нескольких действий, предусмотренных законом или договором, например, передать вещь или уплатить денежную сумму. Так, согласно п. 2 ст. 26 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» выходящему из общества участнику общество должно либо выплатить действительную стоимость его доли, либо выдать в натуре имущество такой же стоимости. При этом альтернативное обязательство, несмотря на имеющуюся в нем множественность предмета, — единое обязательство «с содержанием определимым, но еще не определенным» . Предмет обязательства здесь окончательно определяет сторона, управомоченная выбрать исполнение.   —

СЗ РФ. 1998. N 7. Ст. 785 (с послед. изм.).
Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Указ. соч. С. 122.     Право выбора исполнения в альтернативном обязательстве по общему правилу принадлежит должнику, если иное не вытекает из закона или условий обязательства (ст. 320 ГК). Так, при выходе участника из общества с ограниченной ответственностью выбор характера компенсации за принадлежащую ему долю в имуществе осуществляет общество как должник по обязательству. Если же должник не осуществит выбор, кредитор не вправе делать это вместо него, а может заявить лишь такое же альтернативное требование (иск). Если, например, общество с ограниченной ответственностью в указанной ситуации не сделает выбор, бывший участник вправе предъявить к нему иск, указав, что он требует либо выплаты соответствующей суммы, либо выдачи имущества в натуре. Право выбора исполнения в альтернативном обязательстве закон может предоставить и кредитору. Например, при продаже вещи ненадлежащего качества уже покупатель-кредитор на основании п. 1 ст. 475 ГК вправе по своему выбору требовать от продавца либо уценки товара, либо устранения имеющихся недостатков, либо возмещения своих расходов на их устранение.   В факультативном обязательстве (от лат. facultas — способность, возможность, т.е. необязательность) должник обязан совершить в пользу кредитора конкретное действие, но вправе заменить это исполнение иным, заранее предусмотренным предметом. Так, подрядчик, выполнивший работу с недостатками, обязан их устранить, но вправе вместо этого заново выполнить данную работу безвозмездно с возмещением заказчику убытков от просрочки исполнения (п. 2 ст. 723 ГК). Следовательно, предмет исполнения здесь вполне определен, однако должник по своему усмотрению (выбору) может заменить его другим.   От альтернативного обязательства такое обязательство отличается прежде всего полной определенностью, безальтернативностью предмета исполнения, которого только и может потребовать кредитор. Последний не вправе требовать замены исполнения, а при невозможности исполнения (например, при случайной гибели результата работы подрядчика) факультативное обязательство прекращается, тогда как в альтернативном обязательстве отпадение одной из нескольких возможностей лишь сужает его предмет и не влияет на право кредитора требовать исполнения оставшихся возможностей.   Обязательства подразделяются также на основные (главные) и дополнительные (зависимые, или акцессорные — от лат. accessorius — дополнительный, привходящий). Дополнительные обязательства обычно обеспечивают надлежащее исполнение главных обязательств, например, обязательства по выплате неустойки или по залогу имущества обеспечивают своевременный и полный возврат банковского кредита. Поскольку они целиком зависят от главных обязательств и теряют смысл в их отсутствие, закон говорит, что недействительность акцессорного обязательства не влечет недействительности основного обязательства, но недействительность главного обязательства ведет к недействительности зависимого обязательства, если иное прямо не предусмотрено законом (п. п. 2 и 3 ст. 329 ГК). Прекращение основного обязательства во всех случаях ведет к прекращению дополнительного обязательства.

По предмету исполнения обособляются денежные обязательства, играющие особую роль в имущественном обороте . Предметом денежных обязательств являются действия по уплате денег (наличных или безналичных). Они представляют собой группу достаточно разнородных (простых и сложных) обязательств, возникающих как из любых возмездных договоров (по оплате товаров, работ, услуг и т.д.), так и из неправомерных действий (уплата сумм по возмещению причиненного вреда или возврат неосновательно полученных денежных сумм). Денежные обязательства могут входить в состав смешанных обязательств, а также являться как главными, так и дополнительными обязательствами. При этом в соответствии с правилами ст. 317 ГК такие обязательства должны быть выражены и оплачены в рублях (в том числе при их установлении в виде эквивалента определенной суммы иностранной валюты или условных денежных единиц и т.п.). Закон специально предусматривает очередность погашения требований по денежному обязательству (ст. 319 ГК), устанавливает особенности ответственности за их нарушение (ст. 395 ГК) и некоторые другие их особенности.   —

См.: Лунц Л.А. Деньги и денежные обязательства в гражданском праве (Серия «Классика российской цивилистики»). М., 1999.     По субъекту исполнения выделяются обязательства личного характера, в которых исполнение может производиться только лично должником и не может быть возложено на иное лицо (п. 1 ст. 313 ГК). Так, в издательском договоре на создание литературного произведения автор обязан лично выполнить лежащий на нем долг, а при возмещении вреда, причиненного здоровью гражданина, в роли кредитора может выступать только потерпевший. Таким образом, в обязательствах личного характера недопустимо правопреемство путем замены одной или обеих сторон, а потому они прекращаются с исчезновением такой стороны (смертью гражданина или ликвидацией либо реорганизацией юридического лица).   Разновидностью таких обязательств являются обязательства лично-доверительного характера, возникающие на основе взаимных договоров (например, договора о создании полного товарищества или договора поручения). Их главную особенность составляет право любой из сторон прервать исполнение данного обязательства в одностороннем порядке и без сообщения мотивов — из-за утраты взаимоотношениями сторон лично-доверительного характера (ср. ст. ст. 77 и 977 ГК). Такие обязательства достаточно редки и несвойственны развитому имущественному обороту.

Со времен римского права известны натуральные обязательства, называемые также неисковыми, поскольку составляющие их требования, будучи юридически действительными, тем не менее не подлежат принудительной, судебной (исковой) защите . В этом смысле они противостоят всем другим (исковым) обязательствам как принудительно защищаемым в судебном порядке. В нашем законодательстве, несмотря на отсутствие этого общего понятия, тоже имеются такие обязательства. К натуральным можно, в частности, отнести обязательства, по требованиям из которых пропущена исковая давность (поскольку добровольно исполненное в этих случаях согласно ст. 206 ГК не подлежит возврату, что свидетельствует о сохранении ими юридического значения), а также обязательства, вытекающие из проведения игр и пари (ибо отсутствие для них судебной защиты в силу указаний ст. 1062 ГК не исключает их добровольного исполнения и законности приобретения в результате этого определенного имущества). Натуральные обязательства при некоторых условиях могут предъявляться к зачету против исковых требований; они способны к новации (замене другим, исковым обязательством), а также могут обеспечиваться поручительством или залогом .   —

См., например: Синайский В.И. Русское гражданское право (Серия «Классика российской цивилистики»). М., 2002. С. 307 — 308. Подробнее об этом см. также: Узойкин Д.А. Валютные сделки, лишенные исковой силы // Законодательство. 2001. N 8. С. 53 — 61.
См., например: Гримм Д.Д. Лекции по догме римского права (Серия «Русское юридическое наследие»). М., 2003. С. 323 — 324. Хотя ст. 411 ГК по сути исключает зачет «задавненных» требований, в целом все эти давно известные возможности заставляют усомниться, в частности, в обоснованности мнения о том, что действующий закон оставляет без всякой защиты заключаемые банками расчетные форвардные контракты (см., например: Иванова Е.В. Расчетный форвардный контракт как срочная сделка. М., 2005) и другие виды непоименованных в нем биржевых и внебиржевых «сделок на разность», лишая их исковой защиты в качестве разновидности сделок пари (подробнее о сделках игр и пари см. § 4 гл. 65 т. IV настоящего учебника).

В особую группу иногда обособляются обязательства, основанные на рисковых договорах (называемых также алеаторными, от лат. alea — игральная кость). В них материальная выгода сторон находится в полной зависимости от неизвестного (вероятного) или случайного результата, наступление которого ведет к имущественным приобретениям для одной стороны и потерям — для другой. Таковы договоры пожизненной ренты (в которых объем выплат напрямую зависит от продолжительности жизни получателя ренты); страхования; игр и пари (в том числе биржевые и подобные им «сделки на разницу»). Юридическое значение их выделения традиционно усматривается в невозможности их оспаривания как заключенных под влиянием заблуждения в предмете, влекущего невыгоду для одной из сторон . В нашем законодательстве реальное значение имеет отнесение к алеаторным обязательств из игр и пари, которое объясняет лишение их законом принудительной (исковой) защиты и превращение в натуральные (неисковые) обязательства.   —

См., например: Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Ч. 3. Договоры и обязательства (Серия «Классика российской цивилистики»). М., 2003. С. 31 — 32.    § 4. Субъекты обязательств    1. Обязательства с множественностью лиц     В каждом обязательстве участвуют должник и кредитор. Но это не означает, что число участников всякого обязательства исчерпывается двумя лицами. Во-первых, количество кредиторов и должников в конкретном обязательстве не ограничивается, что ведет к появлению обязательств с множественностью лиц (должников или (и) кредиторов). Во-вторых, в некоторых обязательствах помимо должника и кредитора участвуют иные субъекты — третьи лица. В таких ситуациях речь идет об обязательствах с участием третьих лиц. Наконец, в-третьих, в большинстве случаев имеется возможность замены участвующих в конкретных обязательствах должников и кредиторов другими субъектами, т.е. перемены лиц в обязательствах. Таким образом, обязательства могут различаться и по своему субъектному составу.   Обязательства с множественностью лиц возникают в случаях участия на стороне должника, либо на стороне кредитора, либо с обеих сторон конкретного обязательства не одного, а нескольких лиц (п. 1 ст. 308 ГК). Если, например, три брата — наследники владельца дома продают перешедший к ним по завещанию дом супругам-приобретателям, то в обязательстве купли-продажи данного дома имеет место множественность лиц как на стороне продавца, так и на стороне покупателя.   Поскольку роль должника в обязательстве сводится к исполнению им своей обязанности (долга), он рассматривается в качестве пассивной стороны, а множественность должников в конкретном обязательстве именуется пассивной. Кредитор в обязательстве требует его исполнения, будучи активной стороной, а множественность кредиторов называется поэтому активной. Если же в обязательстве одновременно участвуют и несколько должников, и несколько кредиторов, принято говорить о смешанной множественности лиц. Обязательства с множественностью должников или (и) кредиторов могут быть:   — долевыми;   — солидарными;   — субсидиарными.   Обязательства с множественностью лиц предполагаются (и обычно являются) долевыми. В таких обязательствах каждый из кредиторов имеет право требовать исполнения, а каждый из должников обязан исполнить обязательство в равной доле с другими, если только иное распределение долей прямо не вытекает из закона, иного правового акта или условий конкретного обязательства (ст. 321 ГК). Примером долевых обязательств являются обязательства участников простого или полного товарищества, возникшие на основе заключенных ими договоров о совместной деятельности или учредительных (ср. п. 2 ст. 1042 и п. 2 ст. 70 ГК). Долевые обязательства могут быть как активными или пассивными, так и смешанными.   Другую, более сложную разновидность обязательств с множественностью лиц составляют солидарные обязательства (от лат. solidus — полный, целый). Солидарные обязательства характеризуются неделимостью долга (в пассивном солидарном обязательстве), права требования (в активном солидарном обязательстве) либо того и другого (в смешанном солидарном обязательстве).   При наличии наиболее часто встречающейся солидарной обязанности нескольких должников перед кредитором (пассивное обязательство) последний вправе требовать ее исполнения как от всех должников вместе, так и от любого из них в отдельности, причем как в целом, так и в части долга (п. 1 ст. 323 ГК). Практически это означает, что, например, денежный долг нескольких солидарных должников целиком или в основной части может быть истребован кредитором лишь с одного из них (как правило, наиболее состоятельного) даже в случае, если его участие в образовании долга было минимальным. Более того, кредитор, не получивший полного удовлетворения от одного из солидарных должников, вправе в таком же порядке требовать недополученное от остальных должников, которые остаются обязанными перед ним до тех пор, пока обязательство не будет исполнено полностью (п. 2 ст. 323 ГК).

Получив исполнение от одного или нескольких наиболее обеспеченных должников, кредитор предоставляет им возможность далее рассчитываться с остальными содолжниками. Механизм же этих расчетов таков, что не гарантирует исполнившему обязательство должнику даже частичное возвращение долга остальными содолжниками. Дело в том, что при полном исполнении солидарного обязательства одним из содолжников оно считается прекратившимся и остальные должники освобождаются от исполнения кредитору. Вместо этого между ними и исполнившим обязательство должником возникает долевое обязательство, в котором последний занимает место кредитора. Он получает право требовать исполнения с бывших содолжников (в равных долях), за вычетом доли, падающей на него самого. Но при этом неуплаченное одним из содолжников должнику, исполнившему солидарную обязанность, падает в равной доле на него и на остальных должников (п. 2 ст. 325 ГК). Иначе говоря, исполнивший солидарное обязательство должник, по сути, несет еще и риск неисполнения обязательства другими содолжниками .   —

Так, по одному из уголовных дел за хищение государственного имущества были осуждены три лица. Одно из них, уплатившее наибольшую сумму в возмещение ущерба, обратилось в суд с заявлением о прекращении взыскания с него, ссылаясь на то, что другой соучастник возместил гораздо меньшую сумму, а третий вообще отказался от возмещения. В удовлетворении требования было обоснованно отказано, ибо все соучастники остаются обязанными до полного возмещения ущерба, который мог быть полностью взыскан и с одного заявителя (см.: БВС РСФСР. 1981. N 11. С. 6). Но и в таком случае последний смог бы потребовать с других соучастников по 1/3 суммы долга, а при отказе одного из них — взыскать с другого еще лишь 1/6 общей суммы.     Ясно, что такие обязательства весьма выгодны кредиторам, так как существенно повышают их возможности полного удовлетворения своих требований. Но они значительно ухудшают положение должников, любой из которых независимо от оснований и реального размера своего участия в солидарном обязательстве может быть обязан к его полному исполнению. Поэтому солидарные обязательства возникают лишь в исключительных случаях, прямо предусмотренных договором или законом (п. 1 ст. 322 ГК). Так, солидарными предполагаются обязанности нескольких должников, как и права нескольких кредиторов в обязательстве, связанном с осуществлением предпринимательской деятельности (п. 2 ст. 322 ГК). В силу указаний закона солидарные обязательства возникают при неделимости предмета обязательства (например, при отчуждении принадлежащего супругам автомобиля); в отношениях поручительства (п. 1 ст. 363 ГК); у участников полного товарищества по обязательствам этого товарищества (п. 1 ст. 75 ГК), а у участников простого товарищества — по общим обязательствам, возникшим не из товарищеского договора (абз. 2 п. 1 ст. 1047 ГК); при совместном страховании одного объекта по одному договору несколькими страховщиками (ст. 953 ГК); у лиц, совместно причинивших имущественный вред (ч. 1 ст. 1080 ГК), и в некоторых других ситуациях.

В большинстве случаев в форму пассивных солидарных обязательств, по сути, облекается гражданско-правовая ответственность. Неслучайно п. 1 ст. 322 ГК прямо отождествляет солидарную обязанность и солидарную ответственность .   —

Подробнее о солидарной и долевой ответственности см. § 1 гл. 16 т. I настоящего учебника.     При солидарности требований (в активном солидарном обязательстве) любой из сокредиторов вправе предъявить к должнику требование в полном объеме, а до момента предъявления такого требования должник вправе исполнить обязательство полностью любому из сокредиторов (п. 1 ст. 326 ГК), имея, таким образом, право выбора. Примером такого обязательства может служить обязанность по оплате аренды части дома, принадлежащего нескольким сособственникам-арендодателям.   Полное исполнение обязательства должником одному из солидарных кредиторов освобождает должника от исполнения остальным сокредиторам и прекращает данное обязательство. Получивший исполнение кредитор обязан возместить другим сокредиторам причитающиеся им доли, которые предполагаются равными (п. 4 ст. 326 ГК). Иными словами, в этом случае возникает долевое обязательство получившего исполнение кредитора (становящегося должником) перед оставшимися сокредиторами.

(Visited 1 times, 1 visits today)
Do NOT follow this link or you will be banned from the site! Пролистать наверх