ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРОЛОГИЯ 6

  Определяя, что такое гуманизм, А.Ф. Лосев писал: «Гуманизм», есть учение о правах свободного индивидуума, и логических, и моральных, и эстетических с весьма частной антицерковной тенденцией (что, впрочем, для возрожденческого гуманизма совсем необязательно), с энтузиазмом в области научных философских исследований и с общественно-политическими выводами против светской власти папства» [6, с. 105]. Гуманизм определяется так же, как типичное для Ренессанса свободомыслящее сознание и вполне светский индивидуализм-Гуманизм ставит в центр мироздания осознающую себя в своей свободе и независимости, в своем постоянном прогрессивном развитии человеческую личность. Гуманизм возник в XIV в. в Италии, а к концу XV в. утвердился и в Северной Европе. Родоначальниками гуманизма считаются Ф. Петрарка, К. Саллютатти, Л. Бруни, Дж. Пико делла Мирандола, М. Фичино. Пожалуй, самым выдающимся гуманистом Северного Возрождения признается Эразм Роттердамский. Центром гуманистической мысли XV в. считалась Флоренция, расположенная в ней Платоновская академия. С точки зрения Леонардо Бруни, понятие «гуманизм» лучше всего определяет человеческое достоинство.   Гуманистическая идеология ставила человека вровень с Богом. Конечно, и в средневековом христианстве подчеркивалось богоподобие человека, но только Возрождение, по существу, уравняло человека и Бога, подчеркнув, что они равны в творчестве, так как являются мастерами, «художниками», творцами окружающего мира. В какой-то мере человек даже отваживался состязаться в творчестве с Богом, ибо, по убеждению многих людей эпохи Возрождения, искусство художника выше природы. М. Фичино, например, утверждал, что раз человеку все подвластно и он измеряет землю и небо, познает строй небесных светил, то кто станет отрицать, что гений человека почти такой же, как у самого Творца небесных светил, и что он некоторым образом мог бы создать эти светила, если бы имел орудия и небесный материал.   Согласно убеждениям гуманистов, человек-творец не только создает окружающий его мир, но чтобы состояться как личность, стать настоящим человеком, он еще должен сотворить себя сам. Пико делла Мирандола от имени Бога провозглашает: «Я создал тебя существом не небесным, но и не только земным, не смертным, но и не бессмертным, чтобы ты, чуждый стеснений, сам себе сделался творцом и сам выковал окончательно свой образ. Тебе дана возможность пасть до степени животного, но также и возможность подняться до степени существа богоподобного — исключительно благодаря твоей воле…». Наделенный свободной волей человек, способный достигнуть всего, к чему он стремится, и быть тем, кем он хочет, обладает беспредельными творческими возможностями. Нет таких областей знания и деятельности, которые были бы ему недоступны. Гуманисты были убеждены во всемогуществе человеческого разума, в исключительных достоинствах человека как природного существа, в неисчерпаемом богатстве его физических и нравственных сил.   Гуманисты, споря со средневековой моралью, на место религиозного культа страдания, аскетизма, умерщвления плоти ставили этику эпикурейства: земная жизнь не должна быть печальна, лишена радости и наслаждения. Подавление природных склонностей человека объявлялось преступлением против разума и природы.   Итальянский гуманизм не был полностью однороден по своему содержанию. Так, в середине XV в. появился римский гуманизм, который ознаменовался открытием Юлием Помпинием Легом Гуманистической академии в Риме. Отличительной чертой римского гуманизма было совмещение гуманистического идеала с почитанием языческих культов и ритуалов. Безусловно, своеобразным явлением можно считать гуманизм Северного Возрождения. Конечно, гуманисты Германии и Нидерландов опирались на достижения ренессансной Италии, но для северного гуманизма характерны:   • меньшее проявление стихийного индивидуализма; человек должен был хотя бы сам в себе находить пусть субъективные, но категорически необходимые формы жизни личности, природы и общества;   • тщательное проникновение в творения древнехристианских авторов, тексты Библии, вопросы христианской этики и религиозной жизни в целом. Многие светские вопросы трактовались с точки зрения религиозной, в отличие от итальянских гуманистов, которые даже религиозные вопросы толковали вполне по-светски;   • возведение на более высокое место разума и образования (в отличие от итальянских гуманистов, которые возвышали человека телесного, идеализировали его). Именно разум, считали северные гуманисты, делает человека. Человеку свойственно жить разумом, а самое пагубное для него — это глупость. Немецкие гуманисты подчеркивали, что важен не просто данный людям ум, а его развитие, совершенствование. Людьми, утверждал Эразм Роттердамский, не рождаются, а воспитываются. Воспитание понималось немецкими гуманистами прежде всего как обучение, поэтому, с точки зрения Эразма, человек, не обученный каким-либо наукам, есть животное, в некотором отношении худшее, чем дикое. Убеждение в том, что разум играет решающую роль в формировании и самоопределении личности, отличает северных гуманистов от итальянских;   • большее внимание к проблемам развития национальной культуры. Первоначально гуманисты латинизируют национальную идею, на затем на смену этому приходит историческая конкретность. Северные гуманисты много внимания уделяют развитию и укреплению национального языка.   Северное Возрождение теснейшим образом связано с Реформацией — религиозным и общественно-политическим движением XVI в., начало которой связывают с деятельностью Мартина Лютера. Существует традиция, согласно которой гуманизм называют «большой реформацией», а протестантскую Реформацию — «малой». Действительно, как и северные гуманисты, деятели Реформации выступали за восстановление традиций раннехристианской церкви, защищали идею равенства всех верующих перед Богом, отвергали церковную иерархию, но они ограничивали свободную волю человека волей Бога. Кальвин, в частности, создал учение об «абсолютном предопределении», согласно которому предопределенное Богом, в том числе и судьба человека, не может быть изменено людской волей. Деятели Реформации выступали против культа разума, противопоставляли гуманистическому эпикурейству суровый религиозный аскетизм. «Религиозное и мистическое сознание протестантизма утверждает одного Бога,- писал Н. Бердяев,- … и отрицает самобытность человека, онтологическую основу человеческой свободы. Лютер утверждал свободу совести, … автономность религиозного сознания человека; но он отрицал первооснову свободы человека» [3, с. 111].   Бердяев считает, что Реформация, связанная с Возрождением, положила начало такому духовному течению, которое все более и более отходило от античной красоты и античных форм. В этом он видит характерный момент внутренней диалектики гуманизма.   Гуманизм вообще очень сложное, внутренне противоречивое явление, и эта внутренняя противоречивость вполне раскрылась в таком феномене возрожденческой культуры, как титанизм.  9.6. Титанизм и его «обратная» сторона     Гуманистические представления о всемогуществе человеческой личности воплотились в титанизме, демонстрировавшем беспредельность возможностей человека. Когда говорят о титанах эпохи Возрождения, часто имеют в виду вполне определенные имена, прежде всего Леонардо да Винчи, Рафаэля, Микеланджело. Чтобы понять титанизм как явление, необходимо хотя бы кратко обратиться к жизни и творчеству этих гениев. Деятельность их поистине универсальна, им одинаково доступны и живопись, и архитектура, и литература, и естественные науки. Более того, они успешно могли интегрировать свои знания и открытия, сделанные ими в одних областях творчества, в другие области. Например, Леонардо использовал знания оптики в живописи, изобретя свою знаменитую «дымку», делавшую его полотна более объемными. Возрожденческие художники опирались в мастерстве на знания математики и анатомии. Титаны эпохи Возрождения в научных прозрениях выходили далеко за границы своего времени, могли представить непредставимое — достаточно вспомнить о технических предвидениях Леонардо да Винчи, о теории множественности миров Дж. Бруно или гелеоцентрической системе Н. Коперника.   Но титанизм как явление давал о себе знать не только среди людей великих. Стремление к самовыражению, желание выйти за грани возможного были свойственны многим людям этой эпохи (прежде всего — эпохи итальянского Возрождения). Этот массовый «всплеск» энергии во многом и породил феномен возрожденческой культуры. Однако та же самая титаническая сила имела в эпоху Ренессанса отрицательную, или «обратную», сторону. Ведь самоутверждалась не только личность высокая, творческая, но и личность аморальная. Да и в любом человеке, даже самом великом, наряду с творческими, созидательными силами дремлет разрушительная энергия. Пример — Бенвенуто Челлини. Знаменитый ювелир и скульптор стремился самоутвердиться не только в творческих достижениях, но и в совершенных им преступлениях. В своем дневнике он, желая прославиться в глазах грядущих поколений, приписывал себе страшные поступки, которых на самом деле не совершал.   Стихийное самоутверждение человека вело к тому, что «светскость» итальянской возрожденческой культуры проявлялась в оргиях, которым предавались даже священнослужители и монахи. Так, францисканские монахини были изгнаны из города Реджио за грубые и скандальные нарушения общественного порядка. В истории Европы прославились своими преступлениями зловещая отравительница Екатерина Медичи и семейство Борджиа, глава которого — папа Александр VI (1492-1503) соединял честолюбие, корысть и развращенность с блестящими дарованиями и образованностью. Таких примеров можно привести множество. Духовная свобода оборачивалась разгулом страстей, для которых не мог быть барьером закон, соперничество становилось диким и необузданным, допускавшим любые средства борьбы с конкурентами из-за ущемленного тщеславия, для достижения личных и политических целей.   Гибельность такого разгула индивидуализма ощущали сами деятели эпохи Возрождения. Отсюда трагизм, пронизывающий все творчество Микеланджело, — он характеризует время, в которое живет, как «век преступный и постыдный». Мощной критикой разгула стихийных страстей, обрекающих человека на гибель, становятся и трагедии В. Шекспира. Можно сказать, что итальянское Возрождение раскрепостило огромный внутренний потенциал человека, накопленный на протяжении всего европейского средневековья, но сам человек еще не научился управлять этой раскрепощенной энергией. Северное Возрождение и Реформация, несмотря на всю их неоднозначность и противоречивость, внесли в новую эпоху некоторое регламентирующее начало.   Все достижения и противоречия возрожденческой эпохи нашли свое выражение в искусстве.  9.7. Искусство эпохи Возрождения     Эпоха Возрождения — это время расцвета всех искусств, в том числе и театра, и литературы, и музыки, но, несомненно, главным среди них, наиболее полно выразившим дух своего времени, было изобразительное искусство. Неслучайно существует теория, что Возрождение началось с того, что художники перестали удовлетворяться рамками господствовавшего «византийского» стиля и в поисках образцов для своего творчества первыми обратились к античности. Одним из первых отказался от «византийской манеры» и стал использовать во фресках светотеневую лепку фигур Пьетро Каваллини. Но картины вместо икон впервые стал создавать крупнейший мастер Проторенессанса Джотто. Он первым стремился христианские этические идеи передавать через изображение реальных человеческих чувств и переживаний, заменил символику изображением реального пространства и конкретных предметов. На знаменитых фресках Джотто в капелле дель Арена в Падуе можно увидеть рядом со святыми совсем необычные персонажи: пастухов или пряху. Каждое отдельное лицо в Джотто выражает вполне определенные переживания, определенный характер.   В эпоху Дученто (XIII в.) в Италии вместо литературного языка средневековья — латинского — постепенно формируется народный язык — итальянский. Большой вклад в его создание внес величайший писатель того времени Данте Алигьери (1256-1321). В своем раннем произведении «Новая жизнь», написанном на итальянском языке, Данте рассказывает историю любви к Беатриче, начиная с их первой встречи, когда они были еще совсем детьми, и до смерти возлюбленной, когда ей исполнилось 18 лет. Образ простой горожанки, возвеличенной любовью поэта, он проносит через всю жизнь. И совсем уж в духе эпохи Возрождения сцена из его «Божественной комедии», в которой он изображает свою Беатриче сидящей поверх повозки, символизирующей Церковь у врат Чистилища.   В эпоху раннего Возрождения в искусстве происходит освоение античного художественного наследия, формируются новые этические идеалы, художники обращаются к достижениям науки (математики, геометрии, оптики, анатомии). Ведущую роль в формировании идейных и стилевых принципов искусства раннего Возрождения играет Флоренция. В образах, созданных такими мастерами, как Донателло, Верроккьо, доминируют героические и патриотические начала («Св. Георгий» и «Давид» Донателло и «Давид» Верроккьо).   Основоположником ренессансной живописи является Мазаччо (росписи капеллы Бранкаччи, «Троица»), Мазаччо умел передавать глубину пространства, связывал фигуру и пейзаж единым композиционным замыслом, придавал отдельным лицам портретную выразительность. Но становление и эволюция живописного портрета, отражавшего интерес возрожденческой культуры к человеку, связаны с именами художников Умрбийской школы: Пьеро делла Франческа, Пинтуриккьо. Особняком в эпоху раннего Возрождения стоит творчество художника Сандро Боттичелли. Созданные им образы одухотворены и поэтичны. Исследователи отмечают отвлеченность и утонченный интеллектуализм в работах художника, его стремление к созданию мифологических композиций с усложненным и зашифрованным содержанием («Весна», «Рождение Венеры»), Один из жизнеописателей Боттичелли говорил, что его мадонны и венеры производят впечатление утраты, вызывая в нас чувство неизгладимой печали… Одни из них утратили небо, другие — землю [7, с. 191].   Кульминацией в развитии идейно-художественных принципов итальянского Ренессанса становится Высокое Возрождение. Основоположником искусства Высокого Возрождения считается Леонардо да Винчи — великий художник и ученый. Он создал целый ряд шедевров: «Мона Лиза» («Джоконда»), «Мадонна Бенуа» и «Мадонна Литта», «Дама с горностаем». В своем творчестве Леонардо стремился выразить дух ренессансного человека. Он искал источники совершенных форм искусства в природе, но именно его Н. Бердяев считает ответственным за грядущий процесс машинизации и механизации человеческой жизни, который оторвал человека от природы [3, с. 119].   Классической гармонии живопись достигает в творчестве Рафаэля. Его искусство эволюционирует от ранних холодновато-отстраненных умбрийских образов мадонн («Мадонна Конестабиле») к миру «счастливого христианства» флорентийских и римских произведений. «Мадонна с щегленком» и «Мадонна в кресле» мягки, человечны и даже обыденны в своей человечности. Но величествен образ «Сикстинской мадонны», символически соединяющий небесный и земной миры. Более всего Рафаэль известен как создатель нежных образов мадонн. Но в живописи он воплотил и идеал возрожденческого универсального человека (портрет Кастильоне), и драматизм исторических событий.   Микеланджело — мастер, который соединял в своем искусстве прекрасную телесность с глубокой одухотворенностью образов, унаследованной от средневековой христианской культуры. Уже в раннем творчестве Микеланджело проявлялись его трагическое мироощущение («Распятие»), тончайший психологизм образов и техническая виртуозность («Оплакивание Христа» из собора Св. Петра). Создает Микеланджело и свою концепцию человеческой истории (живописный плафон Сикстинской капеллы).   Особое место в эпоху Высокого Возрождения занимает венецианская школа, в которой наслаждение жизнью и любовь к природе соединились с гуманистическим идеалом (творчество Джорджоне, Тициана). Позднее Возрождение и маньеризм отражают кризис ренессансных гуманистических идеалов. В этот период в творчестве Микеланджело отражается усугубляющийся трагизм его мировосприятия (образы капеллы Медичи, особенно «Ночь», «Страшный суд» и фрески капеллы Паолина). У художников, продолжающих традиции Высокого Возрождения, усиливается тяга к декоративности и пышности (Веронезе), нарастают субъективизм и спиритуализм.   Для маньеристов образ строится не на основе изучения натуры, как это было у художников Возрождения, а на их внутреннем чувстве. Маньеризм причудливо переплетает мистику и идеалы придворной культуры, он полон аллегорий и артистической пластики. В маньеризме происходит отрицание ренессансной традиции (Корреджо, Аманти и др.).   Одновременно с кризисом возрожденческого искусства в Италии происходит его расцвет в Нидерландах и Германии.   Ян ван Эйк — центральная фигура начальной поры Северного Возрождения. В его творчестве отразилась одна из принципиальных особенностей этого искусства: тесная связь с искусством поздней готики. Гентский алтарь, выполненный братьями ван Эйк, в своем образном строе соединяет строгое религиозное чувство с радостным и поэтическим восприятием земной красоты, идеальные образы с портретами реальных людей, сложную символику с простыми человеческими эмоциями. В портретах Яна ван Эйка акцент делается на духовной наполненности и благочестии в психологически достоверных и натуралистически точных образах.   Сложная символика, фантазия и гротеск проявляются в творчестве Хиеронимуса Босха. Его стилистика кажется настолько необычной для того времени, что многие современные искусствоведы считают Босха провозвестником сюрреализма.   Развитие искусства Северного Возрождения связано с именем Альбрехта Дюрера, который заложил в Германии основы светских жанров — портрета, пейзажа, бытовых жанров. В его творчестве проявляется еще одна яркая черта Северного Возрождения: стремление изобразить человека несовершенным и идеальным, но достоверным.   Говоря об искусстве Северного Возрождения, конечно же, следует обратить внимание на портреты Гольбейна и на творчество Брейгеля.           Подводя итоги, следует отметить, что Возрождение в Италии и Реформация в Северной Европе могут, как это и делал Н. Бердяев, рассматриваться в качестве этапов переходного периода, знаменовавшего окончание в историческом масштабе одного типа цивилизации (космогенной, традиционной) и начало новой, техногенной цивилизации. Итальянский Ренессанс был источником для Северного Возрождения и Реформации. Реформация дополнила и своеобразно развила ренессансные идеи. Если итальянское Возрождение стало началом новой городской буржуазной культуры, то Реформация, создав протестантизм, обеспечила динамичное развитие капитализма в Европе.    Контрольные вопросы    1. Какой смысл вкладывается в понятия Возрождения и Реформации?  2. Какие процессы, происходившие в средневековом городе, подготовили переход к новой культурно-исторической эпохе?  3. Каковы особенности мировоззрения и мироощущения гражданина эпохи Возрождения? Чем они отличаются от мировоззрения и мироощущения средневекового человека?  4. Почему эпоху Возрождения называют эпохой открытий? Какие открытия имеются в виду?  5. Что такое ренессансный гуманизм, каковы его особенности?  6. В чем специфика Северного Возрождения?  7. Какими качествами обладали титанические личности эпохи Возрождения?  8. Что такое оборотная сторона титанизма?  9. Каковы особенности искусства итальянского Возрождения?  10. Каковы особенности искусства Северного Возрождения?    Библиография     О с н о в н а я    1. Античное наследие в культуре Возрождения. М.: Наука, 1984.  2. Баткин Л. Итальянское Возрождение в поисках индивидуальности. М.: Наука, 1987.  3. Бердяев Н. Смысл истории. М.: Мысль, 1990.  4. Гуковский М. Итальянское Возрождение. Л.: Искусство, 1990.  5. Культура Возрождения и Реформации. М.: Наука, 1981.  6. Мурашов П.П. Образы Италии. М.: Галарт, 1993. Т. 1.     Д о п о л н и т е л ь н а я    7. Данте. Божественная комедия. М.: Искусство, 1988.  8. Дмитриева Н.А. Краткая история искусств. М.: Искусство, 1987. Вып. 1.; 1989. Вып. 2.  9. Рутенбург В.И. Титаны Возрождения. М.: Наука, 1971.      Глава 10  ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА ЕВРОПЫ В НОВОЕ ВРЕМЯ  10.1. Общая характеристика Нового времени     В данной главе будет рассмотрено историческое и культурное развитие Европы с первой половины XVII в. по 80-е годы XIX в. Этот период обычно называют Новым временем, новой историей. Понятия эти появились в европейской науке в эпоху Ренессанса, когда историю стали делить на древнюю (античность), среднюю (средневековье) и новую. Начало новой истории в XIV- XV вв. гуманисты Возрождения связывали с расцветом наук и искусств. В дальнейшем термин «Новое время» приобрел иные значения и продолжает использоваться с необходимыми уточнениями, которые касаются прежде всего основных, наиболее существенных черт Нового времени, его отличия от других исторических периодов, его хронологических и географических границ.   Проблемам истории и культуры Нового времени посвящена огромная, практически необозримая литература. Поскольку речь идет о сравнительно недавнем прошлом, объем информации необычайно велик. Помимо многообразия различных точек зрения, философских, исторических, культурологических, искусствоведческих теорий, в этой области гуманитарного знания как нигде сильно влияние идеологий, главная цель которых не объективное описание, а защита интересов определенной группы людей. Идеологические элементы содержит большинство концепций Нового времени, а их существует много десятков. Мы коснемся тех из них, которые сыграли главные роли в формировании современной картины Нового времени.   Некоторые ученые рассматривают Новое время как одну из стадий в эволюции человеческого общества. Так, в учении К. Маркса (1818-1883) история изображается как подчиненный объективным законам процесс смены общественно-экономических формаций. Его важнейшим фактором является классовая борьба. Суть новой истории марксизм видит в развитии капиталистической формации, где основными общественными классами становятся капиталисты (буржуа) и наемные рабочие (пролетариат). Маркс считал, что неустранимые (прежде всего — классовые) противоречия капитализма должны привести к его гибели. Выступая как идеолог революционного движения и пророк нового, коммунистического общества, Маркс в то же время был крупным экономистом, социологом, историком.   В 50-60-е годы XX в. Р. Арон и У. Ростоу создают теорию индустриального общества. Она описывает переход от отсталого аграрного «традиционного» общества, в котором господствуют сельское хозяйство и сословная иерархия, к промышленно развитому обществу с массовым производством, рыночной экономикой и демократическим социальным строем. В основе этого перехода лежат технические нововведения в сочетании с духом предпринимательства и конкуренции. Индустриальное общество складывается в Европе в XVII-XIX вв.   Сегодня в западных и российских публикациях часто употребляется выражение «эпоха модерна» (от франц. модерн — новый, нынешний, современный). Под модерном понимается политическая и экономическая система, созданная в тех же XVII-XIX вв. в Европе и США, вместе с соответствующими ей формами культуры. Распространение норм эпохи модерна на другие регионы мира называется модернизацией. Общества, не пошедшие по пути модернизации, относятся сторонниками этой концепции к числу отсталых, примитивных, неразвитых и даже находящихся вне истории. Идеологическая направленность этих взглядов очевидна.   Немецкий социолог, историк и философ М. Вебер (1864-1920) считал, что европейский капитализм обязан своим происхождением протестантской этике, привившей людям такие черты, как трудолюбие, бережливость, честность, расчетливость. Термины «Новое время», «капитализм» Вебер, в отличие от Маркса, употреблял не в качестве названий реально существующих эпох или общественных формаций, а как схемы, удобные для упорядочения исторического материала. В. Зомбарт (1863-1941), немецкий экономист, социолог и историк, собрал и систематизировал огромное количество сведений о процессе возникновения капитализма, особо подчеркнув роль религиозных и идеологических течений. Тип мещанина, буржуа, капиталиста сложился в XIV в. в городах Италии. Это человек, желающий обогатиться с помощью методичного, каждодневного труда, чтящий бережливость, умеренность, солидность, честную конкуренцию. В XIX в. стиль поведения и образ жизни буржуа меняются. Тон теперь задают те, кто хочет добиться успеха любой ценой, кто постоянно демонстрирует свою силу и богатство.   Итак, можно видеть два подхода к изучению Нового времени. Один уделяет главное внимание появлению новой формы общества (капиталистического, индустриального, модернизированного), другой — формированию человека нового типа. К первому тяготеют многие историки, ко второму — культурологи и философы. Впрочем, большинство современных исследований и описаний Нового времени стремится дать его многомерное изображение, используя различные научные традиции. Наиболее интересны в этом смысле работы ученых французской исторической школы «Анналы», которые выступили за поворот к изучению длительных процессов, эволюции разного рода структур (демографических, рыночных, массового сознания), за введение в историю математических методов обработки данных. Таков трехтомный труд Ф. Броделя (1902-1985) «Материальная цивилизация, экономика и капитализм XV- XVIII вв.».   Немало трудностей возникает при определении хронологических и географических границ культуры Нового времени. Выбор временных рамок периода зависит от выбора его определяющих признаков. Капиталистические тенденции в экономике прослеживаются уже в XV-XVI вв., буржуазный тип личности и образ жизни складываются в XV-XVI вв. Как в таком случае разграничить Новое время и позднее средневековье (XVI-XVII вв.), включать ли в эпоху модерна Возрождение (XIV-XVI вв.) и Реформацию (XVI-XVII вв.)? В 70-80-е годы нашего столетия ряд западных социологов (Д. Белл, А. Тофлер) и философов (Ф. Лиотар, Ф. Джеймисон) стали утверждать, что во второй половине XX в. на смену индустриальному приходит постиндустриальное общество, а модерн сменяется постмодерном (пост — «после»). Эти концепции вызвали возражения. Так, немецкий философ и социолог Ю. Хабермас не считает эпоху модерна завершенной. О конце Нового времени, новой истории и переходе к новейшей истории говорилось и в советской литературе в связи с революцией 1917 г.   Историко-культурные особенности Нового времени возникли в недрах средневековой европейской цивилизации. Поэтому их географическая локализация в целом совпадает (см. § 5.1). Вместе с тем в XV-XIX вв. европейцы колонизируют обширные территории в Америке, Азии, Африке и т.д. и включают покоренные страны в свою экономическую, политическую и культурную системы. В основном колонии играли подчиненную роль. Исключительное значение имели в истории Нового времени североамериканские колонии Англии и Франции (будущие США и Канада). Здесь влияние коренного населения и средневековых европейских традиций было крайне слабым, и особенности Нового времени смогли проявиться почти в «чистом виде». В XVII-XIX вв. происходит европеизация России, которая в свою очередь начинает заметно влиять на европейские дела. И все же культура Нового времени была по преимуществу западноевропейской.   Теперь необходимо уточнить позиции, с которых Новое время будет рассмотрено в данной главе. Для нас Новое время — историко-культурная система, сложившаяся и существовавшая в определенное время (начало XVII-80-е годы XIX вв.) в Западной Европе и Северной Америке. Эта система — неповторимое сочетание цивилизационных, экономических, социальных, политических, культурных явлений, исторических форм жизни человека. Выбор этих хронологических рамок объясняется следующим. Несомненно, возникновение многих важнейших элементов Нового времени связано с эпохами позднего средневековья, Возрождения и Реформации. Однако лишь в XVII в. они соединяются в одно целое и становятся определяющими факторами европейской истории. В XVII-XIX вв. новоевропейская цивилизация достигает расцвета, реализует заложенные в ней возможности. Конец XIX и XX в. — это уже период переосмысления и критики идей и ценностей Нового времени, поэтому о них целесообразно рассказать отдельно.   В новой истории Европы можно выделить два периода. Первый охватывает 1640-1789 гг. В эти годы буржуазные общественные и экономические отношения окончательно вытесняют средневековые. Происходит революция в Англии (1640-1688): королевская власть ограничивается, законодательные функции и контроль за правительством переходят к выборному парламенту, юридически закрепляются права граждан. На континенте в этот период господствует абсолютная (неограниченная) монархия, хотя постепенно развивается сословное представительство. В 1776 г. принимается Декларация независимости США. В 1787 г. утверждается конституция США, провозглашающая создание демократической республики. В XVII-XVIII вв. происходят огромные изменения в науке и технике, формируется философия Просвещения, в искусстве складываются стили барокко, рококо, классицизм.   Второй период новой истории — с 1789 по 1880 г.- время победы и утверждения капитализма во всей Европе. Решающую роль в этом процессе сыграла Великая французская революция 1789-1799 гг. и последовавшее за ней правление Наполеона Бонапарта (с 1799 г.- первый консул, с 1804 по 1815 г. — император Франции). В государстве Наполеона экономическая, политическая и правовая системы буржуазного общества обрели свои классические формы, которые навязывались в ходе наполеоновских войн другим странам или добровольно ими заимствовались. Происходит промышленный переворот, возникает механизированное производство, резко ускоряется экономическое развитие Европы. К середине XIX в. обостряются классовые и национальные противоречия, что приводит к революциям 1848-1849 гг., целому ряду внутриевропейских войн, гражданской войне в США (1861-1865). К 80-м годам XIX в. в Европе устанавливается политическая стабильность, сохранявшаяся до первой мировой войны (1914-1918). В XIX в. продолжается бурное развитие науки, в искусстве появляются такие стили, как романтизм и реализм.   Развитие европейской цивилизации Нового времени сочетает в себе эволюционные и революционные моменты, медленное накопление определенных явлений и резкие болезненные скачки, приводившие к переворотам в экономике, политике, культуре.  10.2. Образ жизни и материальная цивилизация Нового времени     Исторические и культурные особенности Нового времени неразрывно связаны с образом жизни, основанном на определенном отношении к миру и людям. Его наиболее существенные черты сформировались еще в эпоху Возрождения и Реформации (XIV-XVI вв.). В XVII-XIX вв. этот образ жизни является господствующим. Главным его элементом становится новое понимание труда. Для средневекового человека труд был тяжкой необходимостью, Божьей карой за совершенный Адамом грех; труд должен был обеспечить земное, временное существование человека и дать ему возможность искупить часть его прегрешений путем благотворительности. В то же время плоды труда поддерживали общественный статус личности, труд являлся средством сохранения социальной иерархии. Материальные и денежные излишки, если они и были, растрачивались церковью, знатью, городскими общинами. На пути людей, стремившихся расширить производство или скопить не соответствующее их сословному рангу богатство, стояли хищность феодалов, цеховые ограничения, религиозные кары, таких людей (особенно ростовщиков и банкиров) было запрещено хоронить по-христиански, ограничивался их доступ к богослужению.   Отличное от средневекового отношение к труду возникает в городской торгово-ремесленной (буржуазной, бюргерской) среде. Его отдельные проявления фиксируются уже в XII-XIII вв. (особенно в Италии), а в XV-XVI вв. они приобретают характер мощной тенденции в развитии Европы. Труд превращается в «дело» (бизнес), главной целью и критерием успеха которого являются получение прибыли, ее постоянный рост и связанное с этим расширение дела. Поначалу такого рода деятельность могла существовать лишь на задворках феодального общества и была связана с торговлей предметами роскоши и финансированием придворной жизни. Шаг за шагом бизнес отвоевывает позиции в сфере ремесленного производства и сельского хозяйства. Важнейшую роль начинают играть денежные отношения. Банки и биржи регулируют движение товаров и денег, вкладываемых в дело, долговых обязательств и т.п. Капитал, т.е. деньги, приносящие деньги (прибыль), становится самостоятельной силой, не зависящей от сословной принадлежности своего владельца.   Предпринимателям нового, капиталистического типа пришлось столкнуться с сопротивлением не только средневековых социальных структур, но и средневекового мировоззрения. М. Вебер приводит такой пример. Помещик платил жнецам по 1 марке за уборку 1 моргена, а убирали они по 2,5 моргена в день. Желая увеличить продуктивность имения, он увеличил плату в полтора раза, однако вместо ожидаемых им 3,75 моргена жнецы стали убирать меньше 2 моргенов на человека, получая примерно те же 2,5 марки. Ясно, что у этих жнецов существовало устойчивое представление о естественных потребностях человека и они работали лишь для того, чтобы их удовлетворить. Капиталистическая деловая психология не могла полностью подчинить себе жизнь даже в XVII в. В Англии тогда существовала обширная литература для предпринимателей о том, как вести хозяйство. Обычно давался совет выйти из дела, когда капитал достиг 50 тыс. фунтов, так как после этого можно купить поместье, а продолжать дело — уже бессмысленный риск. Поэтому процесс перехода к Новому времени сопровождался и ломкой феодальной общественной системы, и сменой стереотипов поведения.   В искусственно создаваемом мире бизнеса важнейшими становятся такие человеческие качества, как деловитость, предприимчивость, мастерство, возрастает роль специалистов. Главный закон дела — наибольший результат с наименьшими затратами, причем то и другое имеет денежное выражение. Денежная оценка дает возможность свести все к числам (бухгалтерии), даже в области морали. В одной бухгалтерской книге эпохи Возрождения слева записано: «Дож Фаскари — мой должник за смерть отца и дяди», а когда дож был убит, справа записано: «Уплатил».   Стремление к непрерывному росту дела ускоряло темп жизни, способствовало разрыву с традициями, нарушению органичности развития. С этой стороной духа Нового времени связана большая роль в его истории переселенцев, эмигрантов, национальных и религиозных меньшинств. Примером служат итальянские банкиры в Англии и Франции, бежавшие из Франции в Германию протестанты (гугеноты) и колонисты-пуритане (одна из протестантских сект) в Америке. Отсутствие исторической преемственности, особенно в последнем случае, создавало идеальную почву для расцвета капиталистического хозяйства. Колонизация европейцами стран во всех частях света была тесно связана с деловой активностью. В XVI-XVII вв. колонии были в основном источниками сырья, дешевой рабочей силы (в том числе рабской) и драгоценных металлов, необходимых для развития денежной системы. В XVIII-XIX вв. начинаются вывоз из Европы в колонии капитала и технологий и организация здесь производства и торговли. Таким образом, деловая сфера европейской цивилизации стала увеличиваться и расширяться и за счет колоний.   К XIX в. развитие бизнеса стало представляться устремленным в бесконечность процессом, в котором ограниченная человеческая жизнь — бесконечно малая величина. Это состояние В. Зомбарт описывает в книге «Буржуа» как «поздний капитализм». Экономика принимает отвлеченный от конкретного труда характер. Главными факторами в ней становятся ценные бумаги, продажа акций на бирже, а грандиозная работа промышленности оказывается лишь отражением обращения бумаг. Благодаря акциям собственность (предприятие, материальные компоненты дела) удаляется от человека, с которым она была раньше прочно связана; теперь она легко переходит из рук в руки, становится анонимной. Денежный долг, воспринимавшийся ранее как элемент человеческих отношений, заменяется векселем, который также анонимен — может быть продан и перепродан.   Важнейшим фактором постоянного расширения дела становится техника. Если в средние века усовершенствовались орудия, с помощью которых люди могли выполнять все более сложные операции, то в Новое время ставится задача создать управляемое людьми механизированное производство. Ткацкие и швейные станки XVIII в. почти полностью заменяют человеческую руку. Колоссальные возможности для дальнейшей механизации открыло создание Дж. Уаттом универсального парового двигателя (1784), способного приводить в движение машины любого типа. Настоящей революцией было появление отрасли «машиностроение». В 1794 г. английский механик Г. Модсли изобрел подвижный суппорт (резцедержатель) для токарного станка. Затем суппорт был приспособлен к станкам других типов; он также выполнял операции, ранее совершавшиеся человеческой рукой. Благодаря суппорту токарные, фрезерные, шлифовальные, сверлильные и другие станки превратились в рабочие машины.   Радикальные изменения в ритм жизни внесло создание парового транспорта: наземного (паровоз Дж. Стефенсона — 1814 г.), речного (пароход Р. Фултона — 1807 г.), морского (1819), а также изобретение в середине XIX в. электромагнитного телеграфа и скоропечатных полиграфических машин, современники называли XIX век «веком пара и железа»: паровые установки применялись во всех отраслях промышленности и сельского хозяйства, завершился переход от мануфактуры — крупного предприятия, основанного на ручном труде, к машинной индустрии.   XIX столетие отмечено и прогрессом строительной техники, связанным с перестройкой городов в соответствии с потребностями промышленности, транспорта, ростом населения. Многие города подверглись перепланировке: сохранившиеся от средневековья узкие запутанные проезды заменялись на геометрически строгую сеть улиц и проспектов. Стал применяться портландский цемент, затем распространение получили цельнометаллические конструкции. В середине XIX в. появился новый тип сооружений из металла и стекла («Кристаллпалас» в Лондоне — 1851 г.).   К концу XIX в. развитие техники сделало жизнь людей в новоевропейской цивилизации отличной от жизни при всех прежних исторических эпохах. Человек все больше исключается из природных условий и помещается в искусственные. Яркое освещение улиц вырывает его из цикла день-ночь; комфортабельные дома — из цикла зима-лето; паровоз, пароход, телеграф изменяют восприятие пространства и времени. Труд все более удаляется от своей цели; человек зависит не от себя, а от какой-то внешней силы. Быт стандартизируется, подчиняясь законам массового производства. Постепенно исчезают национальный стиль в архитектуре, различия в одежде и т.п.   Итак, выше описывались некоторые стороны образа жизни и материальной цивилизации Нового времени, которые сложились вокруг дела (бизнеса). Однако пока почти ничего не сказано об организации самого дела: о его участниках, их отношениях друг к другу и к делу, прежде всего к собственности. Общие принципы построения дела определились еще при его появлении в средние века. Дело организует предприниматель. Он — хозяин дела, он (или его доверенное лицо) руководит им и получает прибыль. Хозяин привлекает к участию в деле других людей. В этом случае он выступает как работодатель, а все привлеченные — как наемные работники разных типов (инженеры, управленцы, рабочие). Между работодателем и наемными работниками заключается договор об оплате труда. Решающим фактором при распределении ролей в деле является собственность на него. Поскольку дело изначально было результатом личной инициативы и предприимчивости, то владение приобрело характер частной собственности. Юридическое оформление права частной собственности стало одной из важнейших задач общественной и политической системы Нового времени.  10.3. Социальная и политическая системы Нового времени     Общественная структура, государство и право Нового времени, как и многие другие его элементы, сформировались в недрах средневековья. Однако средневековая социальная система была полностью преобразована, причем периоды постепенной перестройки сменялись периодами революционной насильственной и кровавой ломки этой системы. Прежде всего деловой основе новоевропейской цивилизации не соответствовал жесткий сословный строй средних веков. Он сковывал предпринимательскую активность, мешал вовлечению людей в постоянно расширявшуюся деловую сферу. Средневековый человек зависел от стоящих выше его в сословной иерархии, должен был вести определяемый его рангом образ жизни. Средневековый европеец служил Богу, государю, феодальному сеньору, своей корпорации или общине; европеец Нового времени служит делу (бизнесу), все участники которого должны быть максимально свободными от всех неделовых отношений.             Длительный процесс разрушения средневекового общества, окончательно завершившийся лишь к середине XIX в., привел к возникновению новой общественной системы, основанной на принципах юридического равенства людей, единого внесословного гражданства, законодательно закрепленных свобод и прав человека и гражданина. Последние мыслились как принадлежащие человеческой природе и лишь добровольно или принудительно ограничиваемые в пользу общества. Представления о свободах и правах человека, столь характерные для Нового времени, отразили действительное освобождение от средневековых форм зависимости, а также реальные деловые отношения капитализма, в которых участвовали юридически свободные, обладающие определенными правами и обязанностями личности.   Разумеется, равенство граждан перед законом не означало, что в обществе Нового времени исчезли социальные различия. Их основой стала собственность на дело. Выделились группы владельцев больших промышленных, сельскохозяйственных и торговых предприятий — крупная буржуазия; владельцев капитала и ценных бумаг — банкиры, финансисты, рантье; собственников земли и ресурсов. В Новое время в Европе и США продолжал существовать многочисленный слой мелких товаропроизводителей и собственников — ремесленников и фермеров. Однако множество людей оказались лишенными собственности на дело и участвовали в нем как наемные работники: управленцы (менеджеры), инженеры, техники, промышленные рабочие, неквалифицированные рабочие и др. По мере разрастания деловой сферы общества усложнялась и система социальных связей. Решение главных задач — гарантировать право собственности и регулировать отношения предпринимателей и наемных работников — стало невозможным без вмешательства государства. Но для этого нужно было создать соответствующий тип государства.   Средневековое государство являлось нецентрализованным и сословным, важнейшие государственные функции передавались рыцарству (армия, суд, налоги), церкви (суд, налоги, образование), городским коммунам (суд, полиция, налоги), крупные феодалы имели собственную дипломатию. К началу Нового времени практически вся внутренняя и внешняя политика сосредоточивается в руках центрального правительства, в XVII-XIX вв. завершается уничтожение остатков средневековой политической системы.   Процесс централизации имел два важных аспекта. С одной стороны, власть переходила от представителей сословий к служащим государства (чиновникам), назначаемым правительством или выбираемым населением. С другой стороны, переосмысливается понятие суверенитета — верховной власти, источника власти. В средние века сувереном считался Бог, а земные правители выступали как его наместники. В Новое время господствующей становится идея общественного, народного суверенитета. Она прослеживается в основных формах государства Нового времени — абсолютной монархии (XVII-XVIII вв.) и парламентском государстве (XVIII-XIX вв.).   Абсолютизм был логическим завершением борьбы с феодализмом. В первоначальном виде он утвердил принцип юридического равенства людей перед лицом неограниченной власти короля; армия, полиция, суд, частично и образование стали государственными учреждениями; церковь, даже в католических странах, была политически подчинена государству. Однако при абсолютизме сохранялись многие привилегии дворянства и духовенства. Они были уничтожены (вместе с абсолютизмом) в ходе революций XVII в. (Англия), XVIII в. (Франция), XIX в. (остальная Европа). При этом как переходная форма часто устанавливалась военная диктатура: Кромвеля в Англии, Наполеона во Франции. Наиболее характерные для XIX в. политические системы — конституционная ограниченная монархия и демократическая республика — могут быть названы двумя разновидностями парламентского государства. В средние века парламент был совещательным органом при королях, занимавшимся финансами. Значение парламента росло по мере превращения дела (бизнеса) и капитала в основу европейской экономики. В революционную и послереволюционную эпохи парламент стал вместо короля представителем народного суверенитета (верховной власти). В парламентском государстве весьма важна роль выборных должностных лиц: президента, премьер-министра, депутатов, судей и т.п. Разделение исполнительной (правительство), законодательной (парламент) и судебной властей позволило согласовывать интересы личных социальных групп и лучше контролировать невероятно усложнившийся государственный аппарат.   Выборность многих, в том числе высших чиновников, привела к созданию партий и общественных организаций (например, профессиональных союзов), на поддержку которых кандидат мог рассчитывать при условии реализации их программ. Партии, профсоюзы и другие общественные организации образовали сферу «гражданского общества», относительно независимого от государства. Здесь стали формироваться политические решения, политические линии. Ожесточенная, а подчас и кровавая борьба партий была следствием не столько личных честолюбий, сколько острых социальных противоречий и конфликтов, в первую очередь между собственниками дел и капиталов и наемными работниками. К концу XIX в. классовый характер многих партий ослабевает, окончательно складывается двухпартийная система, гарантировавшая мирный переход власти к оппозиции.   Для Нового времени было типичным национальное государство, объединяющее большую часть какой-либо нации и защищающее ее национальные интересы. Столкновение этих интересов часто приводило к войнам; кроме того, некоторые государства (особенно Франция) стремились к гегемонии, господству в Европе. Многие страны проводили активную колониальную политику, создавали огромные колониальные империи, например Британскую. Отражением этих процессов стали идеи национализма, национального превосходства и превосходства европейских «цивилизованных» народов над неевропейскими «нецивилизованными».  10.4. Картины мира Нового времени     При сравнении картин мира Нового времени со средневековыми обращает на себя внимание прежде всего нерелигиозный характер первых. Интеллектуальные системы Нового времени представляют собой попытку дать описание природы, истории и культуры, опираясь только на человеческий разум. Богу при этом отводится скромная роль «перводвигателя вселенной» или олицетворения «нравственного закона», а на первый план выступают такие понятия, как «естественный закон», «движение», «развитие», «эволюция», «прогресс» и т.д.   Революция в науке второй половины XVII в. создала естественно-научную картину мира. Эта революция выразилась в качественном росте достоверности, точности, математической обоснованности научных и технических знаний, в росте их практической применимости. Были созданы методы теоретического и экспериментального исследований и образованы специальные учреждения (научные и технические общества, академии и институты), в рамках которых научное знание могло бы воспроизводиться и развиваться.   Зачинателями переворота в естествознании стали ученые ряда европейских стран. Галилей (Италия) открыл многие законы движения, дал окончательное подтверждение гелиоцентрической системе. Математическим фундаментом нового естествознания стали работы Паскаля и Ферма (Франция) и в особенности создание в 1665-1676 гг. Ньютоном (Англия) и Лейбницем (Германия) методов дифференциального и интегрального исчисления; Декарт (Франция) ввел переменные величины, благодаря чему математика стала способна описывать движение; Бойль (Англия) развил учение о химическом элементе. В 1687 г. Ньютон в своих «Математических началах натуральной философии» сформулировал три закона движения и закон тяготения, с помощью которых он привел в единую систему все ранее известные законы и данные. В XVIII в. механика Ньютона стала основой естественно-научной картины мира, выводившей все формы движения из сил притяжения и отталкивания.   В естествознании XIX в. наступил период распространения концепций эволюции, саморазвития природы. Космологическая интерпретация этой идеи восходит к XVIII в., когда Кант и Лаплас создали гипотезы об образовании планет из вращающегося вокруг Солнца газового облака. Важную роль сыграли учения Бюффона и Лайеля об эволюции Земли и непрерывном изменении земной поверхности. Теории развития в биологии XIX в. выразились в концепциях эволюции видов. Первая из них, основанная на представлении о непосредственном изменении наследственности под влиянием внешних условий, была предложена Ламарком (1809). Учение Дарвина об эволюции путем естественного отбора (1859) стало опытно обоснованной теорией эволюции. Универсальность клеточного строения организмов была установлена немецким биологом Шванном; в 1865 г. австриец Мендель открыл законы наследственности и создал генетику.   В физике крупнейшими открытиями XIX в. явились закон сохранения энергии, обнаружение электромагнитной индукции и разработка учения об электричестве. Представление об атомно-молекулярной структуре вещества получило всеобщее признание. В 1868 г. русский ученый Менделеев открыл периодический закон химических элементов.   Отличительными чертами науки Нового времени стали ее математизированный и экспериментальный характер, использование специальных научных языков, коллективный, а подчас и интернациональный характер исследований, неразрывная связь науки с техникой.   Параллельно научной картине мира и под ее влиянием в XVII-XVIII вв. развивается философия Просвещения. Во Франции это течение было наиболее сильным в период между 1715 и 1789 г., именуемый «веком Просвещения» и «столетием философии». Движение это приобрело всеевропейские масштабы: его главные представители во Франции — Вольтер, Монтескье, Кондильяк, Гольбах, Дидро, Руссо, в Англии — Локк, Мандевиль, Юм, в Германии — Лессинг, Гердер, Кант, в США — Франклин, Джефферсон.   Просвещение выступило в качестве мировоззрения, претендующего на исправление человека и общества согласно «естественному закону». Он познаваем человеческим разумом и соответствует подлинным, неиспорченным желаниям человека. Общественные отношения должны быть приведены к гармонии с закономерностями окружающей и человеческой природы. Просветители считали, что обществу свойственно постепенное развитие на основе неуклонного совершенствования человеческого разума.   Для просветителей невежество, мракобесие, религиозный фанатизм — главные причины людских бедствий. В понятии «Бог» большинство из них видели только обозначение разумной первопричины мира, верховного геометра и архитектора вселенной. Отсюда попытки создать «религию разума» или «религию в пределах только разума», более или менее резкий разрыв с христианской традицией и церковными организациями, доходивший у Ламетри, Гольбаха, Дидро, Гельвеция до открытого атеизма. Моральное учение Просвещения призвано было обосновать столь характерный для Нового времени индивидуализм, свободу и независимость личности от ограничений, прежде всего религиозных. Просветительский призыв следовать человеческой природе мог пониматься весьма широко: от умеренных концепций «разумного эгоизма» до проповеди аморализма, пороков и преступлений как проявлений той же человеческой природы (маркиз де Сад). Одним из духовных детей Просвещения был Наполеон, сказавший как-то: «Такой человек, как я, плюет на жизнь миллиона людей».   Именно в рамках философии Просвещения были предприняты первые серьезные попытки анализа культуры. Особенно интересен в этом смысле труд немецкого просветителя Гердера «Идеи к философии истории человечества». В нем проводится мысль об органическом развитии во всей природе, восходящем от неживого мира к человеку, к его безгранично совершенствующейся душе. Человеческий дух, культура движутся к гуманности, разуму, справедливости. Гердер пытается систематизировать данные истории, психологии, этнографии, естественных наук, чтобы дать целостную картину эволюции культуры.   Новое время — эпоха идеологий. Они были необходимы для обоснования революций и реформ, классовой и партийной политики. Из необычайного разнообразия идеологических концепций XVII-XIX вв. выберем некоторые наиболее значительные.   Выше мы упоминали учение об общественном суверенитете, которое было идеологическим отражением абсолютистской монархии и парламентского государства. Выдающийся вклад в его разработку внес в XVII в. английский философ Гоббс. Он рассматривал государство как человеческое, а не божественное установление, которое возникло на основе общественного договора. Ему предшествовал период, когда люди жили разобщенно, в состоянии войны всех против всех. Государство учреждается в целях обеспечения всеобщего мира. В результате общественного договора на государя были перенесены права отдельных граждан, добровольно ограничивших свою свободу. Гоббс всячески подчеркивал роль государства, монархии как абсолютного суверена. Напротив, Руссо в XVIII в. выступает с резкой критикой государства, присвоившего себе права народа, что стало причиной общественного неравенства и насилия богатых над бедными. Руссо предлагал восстановить подлинный народный суверенитет в форме прямой демократии.   Наиболее значительным идейно-политическим течением XIX в. был либерализм. Он объединил сторонников парламентского государства или «правового государства» — конституционного правления, основанного на разделении власти между исполнительными и законодательными органами, обеспечивающего основные политические права граждан, включая свободу слова, печати, вероисповедания, проведения собраний и т.д. На протяжении XIX в. либерализм отстаивал идею общественного устройства, при котором регулирование экономических и социальных отношений осуществлялось бы через механизмы конкуренции и свободного рынка, без вмешательства государства. Единственную функцию последнего либералы усматривали в том, чтобы охранять собственность граждан и устанавливать общие рамки свободной конкуренции между отдельными предпринимателями. Наибольшего расцвета либерализм достиг в Великобритании, где его видными представителями были Милль и Спенсер.   Для политической мысли Нового времени характерны и резко критические настроения в отношении новоевропейского общественного строя, поиски альтернативы ему. Наиболее полного выражения они достигли в социалистических и коммунистических теориях XVII-XIX вв. Общими чертами этих подробно разработанных концепций были требования полного равенства, уничтожения общественной иерархии и того, на чем она основана: частной собственности, государства, семьи, религии. В середине XVIII в. Мелье, Мабли, Морелли выступили во Франции с проектами коммунистического общества, осуществляющего принципы «совершенного равенства» всех людей. В начале XIX в. широко распространились учения Сен-Симона, Фурье, Оуэна, предусматривавшие многочисленные практические меры по социалистическому преобразованию общества с использованием достижений техники. В середине XIX в. социализм превращается из кружкового в массовое движение. Значительную роль в этом сыграли Маркс и Энгельс. Марксизм претендовал на звание «научного социализма», который показывает объективную необходимость перехода к коммунистическому обществу.   В XIX в. традиции Просвещения продолжает позитивизм. Он основан на мысли, что все подлинное, «положительное» (позитивное) знание может быть получено лишь как результат отдельных наук и их синтетического объединения. По мнению основателя позитивизма Конта, то, что можно бы назвать философией, сводится к общим выводам из естественных и социальных наук. Наука не объясняет, а только описывает явления природы и отвечает не на вопрос «почему?», а на вопрос «как?». Следуя просветителям, Конт и его последователи во всех странах Европы и за ее пределами высказывали убеждение в способности науки к бесконечному развитию, неограниченных возможностях науки, в том числе в преобразовании общественной жизни. Таким образом, идея прогресса является итогом развития картин Нового времени (XVII-XIX вв.).  10.5. Художественные стили в искусстве Нового времени     В области искусства во второй половине XVII в. наблюдался расцвет стиля барокко, который был тесно связан с церковной и аристократической культурой того времени. В нем проявились тенденции к прославлению жизни, всего богатства реального бытия. Живопись, скульптура, архитектура, музыка барокко воспевали и возвеличивали монархов, церковь, дворянство. Пышность, аллегоричная замысловатость, патетика и театральность художественного стиля барокко, сочетание в нем иллюзии с реальностью получили развитие во многих памятниках культуры, и прежде всего в Италии (творчество скульптора и архитектора Бернини, архитектора Борромини и др.). Барокко распространилось также во Фландрии, Испании, Австрии, в некоторых областях Германии, в Польше. Менее заметно этот стиль проявился в Англии и Голландии, искусству которых жанровый и бытовой реализм был ближе, чем возвышенность, чрезмерность и условность барокко.   Иного рода эстетика, противоположная художественным средствам барокко, была канонизирована в европейском искусстве и литературе классицизмом. Тесно связанный с культурой Возрождения классицизм обращался к античным нормам искусства как к совершенным образцам, для него были свойственны рационалистическая четкость и строгость. Классицизм узаконил принципы «облагороженной природы», искусственного деления на жанры — «высокие» (трагедия, ода, эпопея, историческая, мифологическая и религиозная живопись) и «низкие» (комедия, сатира, басня, жанровая живопись), введение в драматургию закона трех единств — места, времени, действия.   Свое наиболее полное выражение классицизм получил во Франции в XVII-XVIII вв. В это время монархия стремилась руководить развитием наук и искусств, использовать их для поддержания своего престижа. Во Франции были созданы академии наук (1666), академии живописи, архитектуры, государство выплачивало пенсии ученым и деятелям искусства. Главным достижением развивавшейся в русле классицизма французской литературы было создание великой национальной драматургии: трагедии Корнеля, Расина, комедии Мольера. Отразился классицизм и в архитектуре: дворцы, церкви, новые парижские площади, созданные Мансаром и другими зодчими, отмечены строгой симметрией, величественной простотой. Классицизму свойственны стройная упорядоченность формы, идея подчинения личности общественному долгу. Ясность и гармония линий в классицизме как бы подчеркивали разумную закономерность существующего мира и в своеобразной художественной форме отражали идеи Просвещения.   В русле просветительского искусства XVIII в. во Франции развивался и сентиментализм, связанный в литературе прежде всего с художественными творениями Руссо. В противовес рассудочности он прославлял свободу естественного человеческого чувства, показывал его несовместимость с сословным неравенством (роман «Юлия, или Новая Элоиза»).   Во второй половине XVIII в. вновь усилилось влияние классицизма с его идеями самоограничения, борьбы за высокие общечеловеческие идеалы. В качестве образцов нередко выступали республиканские герои Древнего Рима. Знаменитая картина Давида «Клятва Горациев» (1784) оказалась как бы художественным предвестием французской революции. В XVIII в. классицизм развился в литературе, архитектуре и живописи Италии, Германии, Англии, Дании.   Очень значительным явлением в европейской культуре было движение «Буря и натиск» в Германии (с 70-х годов XVIII в.). Оно уже не удовлетворялось рационализмом просветителей, его представители взывали не столько к разуму, сколько к чувствам людей. Движение «Буря и натиск», к которому в начале своего творчества примыкали великие немецкие поэты Шиллер и Гёте, страстно ратовало за свободу человека и воспевало героическую личность, борющуюся против тирании. В творчестве Гёте немецкая национальная литература достигает вершины.   Первая половина XIX в. стала временем интенсивного развития духовной культуры. Среди ее многообразных проявлений особо заметное распространение получил романтизм, отличающийся исключительной многогранностью. В сфере художественного творчества он ярко запечатлелся в виде направления в литературе, изобразительном искусстве, музыке, театре. Вместе с тем романтизм представлял собой определенное мировоззрение: романтическое направление сложилось в области философских и эстетических идей, исторической науки, возник романтический тип личности и поведения.   Романтизм складывается в атмосфере серьезных идейных сдвигов, происходивших в Европе на рубеже XVIII-XIX вв. Еще в годы Великой французской революции начался кризис идеологии Просвещения: становилась все более очевидной несостоятельность утверждений просветителей о близком торжестве принципов разума, равенства, справедливости. Эти разочарования отразились в образах романтических героев, зараженных меланхолией, душевной тоской, «мировой скорбью», в образах мятущихся свободолюбивых натур, страдающих из-за разлада между их высокими духовными устремлениями и несовершенством мира. Дух безоговорочного отрицания наиболее полно и ярко запечатлелся в творчестве Байрона.   Острым средством романтической критики действительности являлись гротеск, сатира, ирония. Их с блеском использовали Гофман и Гейне, едко высмеивавшие убожество и ограниченность мещан-бюргеров. Отвергнув стеснительные литературные каноны классицизма, романтики провозгласили полную свободу художественного творчества. Они придавали особое значение воображению, фантазии, но требовали при этом соблюдения исторической достоверности.   Постоянное обращение к историческому прошлому — одна из характерных черт романтизма. Интерес к прошлому вылился в подъеме исторического знания. Историки французской романтической школы (Тьерри, Минье, Гизо, Тьер), изучавшие причины глубокой общественной ломки во Франции, пришли к выводу о закономерности французской революции XVIII в. В то же время некоторые романтики (Шатобриан, Новалис и др.) выступили с апологией христианства (католицизм), изображая его в виде альтернативы просветительских и революционных идей, источника высших духовных, нравственных и эстетических ценностей, которые могут открыть путь к миру и гармонии. Они превозносили средневековье как время упорядоченного общества с монолитной католической церковью, благородными рыцарскими нравами и патриархальными обычаями. В подобном идеализированном виде средние века противопоставлялись отталкивающей буржуазной действительности.   Возник новый жанр литературы — исторический роман (Вальтер Скотт), появился широкий интерес к народному творчеству как воплощению неиспорченных нравственных начал. На этой почве возникла тяга к изучению фольклора — «архива народов», как называл его Гердер. С поэтизацией национального прошлого связаны многочисленные издания народных песен, легенд, сказок, эпических поэм, словарей национального языка.   В 30-40-е годы XIX в. в романтизме произошли значительные изменения. Сложилось литературное течение, в котором на первый план выступило действенное начало. Новое поколение романтиков отличали оптимистический взгляд в будущее, сочувствие к угнетенным, активное отстаивание идеалов правды и справедливости. Эта тенденция с особой силой прозвучала в драмах и романах Гюго и Жорж Санд, в поэзии Гейне, Мицкевича, Петефи, пропитанной предчувствием близкого возрождения человечества в результате революции народов Европы.   Идейное и художественное своеобразие романтизма запечатлелось в живописи Жерико и Делакруа, в музыке Вебера, Берлиоза, Шуберта, Шумана, Вагнера, Верди. Особое место в музыкальной культуре того времени занимают великие творения Бетховена, пронизанные темой трагического противоборства мятежного человеческого духа с враждебными ему силами.   В целом романтизм способствовал более углубленному и многостороннему — художественному и философскому — познанию мира и человека со свойственными им противоречиями. Романтизм обогатил культуру Нового времени значительнейшими духовными ценностями и проложил новые пути ее развития.   В 30-40-е годы XIX в. наряду с романтизмом в художественной литературе и живописи утверждается реализм. Произведения писателей-реалистов Бальзака, Стендаля, Диккенса, Теккерея и др. отличаются исключительно широким охватом действительности и преобладанием социальной проблематики. Жизнь общества в самых разнообразных ее проявлениях, быт, нравы, психология людей, принадлежащих к различным классам, никогда не получали в литературе столь многогранного отражения. Общественную, гражданскую заостренность реализма четко выразил Диккенс: «Когда я писал, я служил своей стране. Я хотел разобраться в социальной несправедливости и помочь правильно решить общественные вопросы».           Историко-культурные процессы Нового времени — развитие капитализма, научно-технический прогресс, общественная система, построенная на либерально-демократических принципах, идеи и ценности Просвещения и позитивизма, эстетика великих стилей XVII-XIX веков (барокко, рококо, сентиментализма, классицизма, романтизма, реализма) — оказали решающее влияние на формирование современного нам мира.    Контрольные вопросы    1. Каковы главные подходы к изучению Нового времени?  2. Перечислите основные периоды Нового времени.  3. Капитализм как тип экономики и система ценностей.  4. Социальная структура европейского общества в Новое время.  5. Принципы политической системы и типы государства в Европе в Новое время.  6. Революция в области науки и техники в западных странах в XVII-XVIII вв.  7. Философия Просвещения: идеи, представители, влияние на западную культуру.  8. Идеологии в европейской культуре Нового времени.  9. Охарактеризуйте стили в европейском искусстве XVII-XVIII вв. (барокко, классицизм, сентиментализм).  10. Дайте характеристику основным стилям европейского искусства XIX в. (романтизм, реализм).    Библиография     О с н о в н а я    1. Бродель Ф. Материальная цивилизация, экономика и капитализм, XV-XVIII вв. / Пер. с франц. М.: Прогресс, 1986-1988. Т. 1-3.  2. Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма // М. Вебер. Избранные произведения / Пер. с нем. М.: Прогресс, 1990.  3. История Европы. М.: Наука, 1994. Т. 3, 4.  4. Новая история стран Европы и Америки. Первый период / Под ред. проф. А.В. Адо. М.: Высшая школа, 1986.  5. Шкуратов В.А. Историческая психология. Ростов-н/Д.: Город Н, 1994. С.161-191.     Д о п о л н и т е л ь н а я    6. Зиновьев А.А. Запад. Феномен западнизма. М.: Центрополиграф, 1995.  7. Тарле Е.В. Наполеон. Минск: Беларусь, 1992.  8. Тойнби А. Дж. Цивилизация перед судом истории / Пер. с англ. М.: Прогресс, Культура; СПб.: Ювента, 1992.  9. Философия эпохи ранних буржуазных революций. М.: Наука, 1983.  10. Шпенглер О. Закат Европы. Очерки морфологии мировой истории / Пер. с нем. М.: Мысль, 1993. Т. 1; 1998. Т. 2.      Глава 11  РОССИЯ В ЭПОХУ НОВОГО ВРЕМЕНИ  11.1. Общие сведения     XVIII-XIX столетия занимают особое место в российской истории. Это было время выбора альтернатив цивилизационного развития, поиска Россией своего места в мировом сообществе. В исторической литературе сложились противоречивые оценки характера, сущности и результатов данного периода. Наибольшее внимание в историографии уделено преобразованиям Петра I. Подверг ли Петр жестокому испытанию национальную самобытность русского народа заимствованиями с Запада, нанеся тем самым вред естественному ходу развития страны (славянофилы) или открыл перед ней путь прогресса (западники)? В пользу каждой из этих точек зрения есть свои аргументы. Весь ход исторического развития России именно к началу XVIII в. поставил перед страной ряд неотложных задач в экономической, политической, социальной и культурной сферах жизни. Эти задачи решались в соответствии с накопленными в течение многих веков возможностями страны. Их решение было связано в национальном самосознании с именем Петра I. Универсальность личности великого реформатора выразил А.С. Пушкин: «То академик, то герой, то мореплаватель, то плотник, он всеобъемлющей душой на троне вечный был работник».   В целом в обширной и разнообразной историографии Нового времени выделяются идеи историков либерального направления, особенно В.О. Ключевского, поставившего проблему социокультурной расколотости России. Обсуждение этой проблемы продолжали авторы сборников «Вехи», «Из глубины» — Н. Бердяев, Н. Лосский, П. Струве, Г. Федотов и др. Главную роль в изменении всего строя русской жизни они отводили постепенной модернизации, отрицая насильственные методы. В современной научной литературе и публицистике преобладает позитивная оценка деятельности Петра I. Главные проблемы «дореформенной» и «пореформенной» России, весь XIX в. в советской историографии рассматривались в контексте формационных характеристик, в основном как время вызревания предпосылок социалистической революции. В связи с этим особое внимание уделялось революционным традициям. Те же проблемы российской истории, которые не укладывались в теорию формаций, были отнесены к историческим особенностям. Так, была выдвинута концепция трех эшелонов модернизации. Россия рассматривалась как страна «второго эшелона». С одной стороны, такой подход позволял отойти от однозначно негативной оценки деятельности правительства, давал возможность изучать позиции реформаторских сил, в целом являлся выражением поиска новых теоретических построений, а с другой стороны,- новой попыткой спасти и усовершенствовать концепцию формационного развития.   Среди современных российских историков, исследующих особенности выбора пути развития страны, обращают на себя внимание работы А. Ахиезера, В. Антонова, Н. Эйдельмана, Л.И. Семенниковой и др.   Два столетия русской истории делятся на целый ряд этапов. Мы попытаемся рассмотреть их как целостный период, выделить главные тенденции и проблемы. В XVII-XIX вв. Россия сформировалась как цивилизационно неоднородное общество. В силу своего геополитического положения она представляла собой особый, исторически сложившийся конгломерат народов, относящихся к разным типам развития, испытывающим как западные, так и восточные влияния.  11.2. Характеристика основных этапов     Период с 1696 по 1725 г. в России — время петровских преобразований. Петр I, приверженец западного пути развития, предпринял глубокое реформирование российского общества. При нем произошли смена культурной парадигмы, культурный переворот. Россия, едва известная Западу, была возведена в ранг европейской державы. У нее появились сильные армия и флот, промышленность, обеспечивающая их боеспособность; административное устройство, модернизированное по европейскому образцу. В результате победы над Швецией в Северной войне (1700-1721) Россия получила доступ к Балтийскому морю. Был построен Петербург. Однако возведение России в ранг европейской державы далось ценой величайшего напряжения сил народа.   Реформирование России проводилось по азиатски, путем усиления государственного насилия, сохранения его деспотичной сущности. По образному выражению В. Ключевского, реформы Петра I раскололи русское общество на «почву», к которой относилась подавляющая часть населения — крестьянство, не принявшее петровский выбор, и европейски ориентированную «цивилизацию», включающую лишь небольшую часть грамотного и активного населения.   После смерти Петра I преобразование страны на европейской основе значительно замедлилось. В целом это было время острой политической борьбы за власть среди групп столичного дворянства. Отсутствие механизма наследования власти (Петр I изменил традиционный порядок престолонаследия, не успев назначить себе наследника) привело к так называемой эпохе дворцовых переворотов. С 1725 по 1762 г. поочередно царствовали Екатерина I, Анна Иоановна, младенец Иван Антонович, дочь Петра Елизавета Петровна, ее племянник Петр III. В 1762 г. к власти пришла Екатерина II, царствовавшая более 30 лет. По мнению В.О. Ключевского, она совершила двойной захват: отняла власть у мужа и не передала ее сыну, естественному наследнику отца. Из всех преемников Петра I в XVIII в. Екатерина II наиболее решительно продолжила курс его реформ. Число фабрик и мануфактур выросло в 4 раза (с 500 до 2000), была создана банковская система; увеличилось число собственников, в том числе из среды крестьян. Дворянство получило гражданские права, издавна существующие на Западе для собственников. Фактически было создано дворянское государство. Государственная власть осталась самодержавной, произошла еще большая бюрократизация и централизация государственного управления. Попытка осуществления радикальных реформ при сохранении неограниченного самодержавия получила название «политики Просвещенного абсолютизма». В целом политика Екатерины II имела прогрессивную направленность и содействовала развитию русской культуры.   Однако серьезных изменений в социально-экономическом и политическом развитии России все-таки не произошло. По-прежнему основная задача исторического развития России заключалась в реформировании ее, с тем чтобы не отстать от укрепляющейся индустриальной цивилизации Запада, сохранить независимость и статус европейской державы.   Историю XIX в. в России принято начинать с 12 марта 1801 г.- времени восшествия на престол Александра I после свержения и убийства Павла I, правившего страной пять лет (1796-1801).   Одним из главных событий XIX в. считается отмена крепостного права в 1861 г. В связи с этим XIX столетие в исторической литературе часто делят на «дореформенный» и «пореформенный» периоды. К дореформенному периоду относятся первые 55 лет XIX в., т.е. царствования Александра I (1801-1825) и Николая I (1825-1855); к пореформенному периоду — время царствования Александра II (1855-1881) и Александра III (1881-1894).   В XIX в. в России прослеживаются три попытки решительных реформ европейской направленности.   Первая связана с именем М.М. Сперанского в либеральный период правления Александра I, до начала 20-х годов XIX в. Усилия М.М. Сперанского были направлены на создание правового государства, в котором правит закон. Предполагалось обеспечить разделение властей и привлечь часть общества к управлению государством. Признавалась необходимость реформирования и «почвенного» уклада. Несмотря на то, что М.М. Сперанский не предусматривал отмены крепостного права, предполагалось регламентировать взаимоотношения крестьян с помещиками законом. Была ограничена передача крестьян в частные руки, издан указ «О вольных хлебопашцах» (1803), разрешавший выход крестьян на волю по согласию помещика, началась отмена крепостного права в прибалтийских губерниях.   Реформы Сперанского вызвали сопротивление в высших слоях общества, что не позволило реализовать их на практике.   Вторая попытка реформ была предпринята при Александре II. Либеральные преобразования этого времени названы в исторической литературе «эпохой Великих реформ», они охватили три основные сферы — социально-экономическую (освобождение крестьян и частичное решение аграрного вопроса), политическую (введение местного самоуправления, реформа суда и армии), культурно-образовательную (реформа школ, университетов и цензуры).   Внутреннее единство и либеральная направленность всего комплекса вышеназванных преобразований позволили Российскому государству в этот период сделать важный шаг по направлению к буржуазной монархии, ввести новые правовые начала в функционирование государственного механизма, стимулировать формирование гражданского общества, вызвать общественный и культурный подъем в стране.   Несмотря на противоречивость и непоследовательность этих реформ, основным итогом развития России в 60-70-х годах XIX в. явилось коренное обновление общественно-политической и культурной жизни страны.   В третий раз попытки преобразований были предприняты при Александре III. Первоначально при нем начался отказ от реформ, что дало основание в исторической литературе назвать этот период контрреформаторским (его вдохновителем был обер-прокурор Синода К.П. Победоносцев). Однако свертывание реформ произошло только в политической области: была ограничена демократия в органах политического самоуправления и суда присяжных, введена цензура, отменена автономия университетов. В экономике продолжалось внедрение рыночных отношений. Идеологом реформ этого периода был С.Ю. Витте.   Во второй половине XIX в. развитие России по-прежнему носило противоречивый и непоследовательный характер. Реформы коснулись лишь верхних слоев общества, большинство населения ими не было затронуто. Вместе с тем России удалось сохранить статус великой европейской державы, способность к модернизации.  11.3. Экономика. Социальный состав. Эволюция политического строя     Экономика. Реформы XVIII-XIX вв. направляли Россию по западному пути развития. Однако способы реформирования страны имели целый ряд особенностей. Для России было характерным активное вмешательство государства в развитие производительных сил. Так, начиная с петровской эпохи, крепостнические отношения проникли в промышленность. Показательным в этом плане был указ 1736 г., прикреплявший навечно к мануфактурам и пришлых работников, и их семьи. Внеэкономическое принуждение позволяло поддерживать конкурентоспособность русских мануфактур, обеспечивать перспективы их роста.   Во второй трети XIX в России начался промышленный переворот, переход от мануфактур, основанных на ручном труде, к фабрикам, базирующимся на использовании машин. Первоначально совершенствование материально-технической базы происходило в текстильной промышленности, затем в горнодобывающей. В 30-50-е годы производительность труда выросла в три раза, а на долю машинного производства уже приходилось две трети продукции крупной промышленности.   На отечественных предприятиях стали изготовляться паровые двигатели, станки и механизмы, сельскохозяйственные машины. В 1815 г. по Неве прошел первый пароход. С 30-х годов началось железнодорожное строительство. В целом экономическое развитие России происходило динамично. Но несмотря на некоторые успехи, развитие промышленности, транспорта и сельского хозяйства шло недостаточно быстро. Это и послужило впоследствии одной из причин поражения России в Крымской войне 1853-1856 гг.   Отставание от передовых стран имелось и во внешней торговле. Вывозились преимущественно продукты сельскохозяйственного производства, ввозились машины, шерстяные и шелковые ткани, сахар и многие другие товары.   В течение двух столетий происходил процесс разложения феодально-крепостнической системы и формирование капиталистического уклада: постепенно ликвидировалась натуральная замкнутость, усиливалась связь крестьянских и помещичьих хозяйств с рынком; зарождалось дворянское промышленное предпринимательство; в крестьянских хозяйствах развивались промыслы; появлялись крестьяне-капиталисты — юридически крепостные, но являющиеся владельцами крупных мануфактур (Горловы, Грачевы, Бугримовы и др.); шло развитие всероссийского рынка торгов и ярмарок (наиболее важными считались Ирбитская ярмарка, собиравшая купцов Европейской России и Европы, Нежинская на Украине, Нижегородская, а также Вознесенская и Успенско-Богородицкая ярмарки на Дону).   В эпоху Великих реформ в 1861 г. было отменено крепостное право. «Положение о крестьянах, выходящих из крепостной зависимости» провозглашало личную свободу крестьян и собственность помещика на всю землю имения. Надел крестьян оставался в их пользовании за барщину и оброк до выкупа ими земли в полную собственность.   В итоге реформа, делая землепашца формально свободным, по сути дела на десятилетия предопределила его хозяйственную несвободу от помещика и государства; у крестьян отрезали 1/5 их прежних земель (в черноземных губерниях — до половины) да еще связали реформу с огромным выкупом. Крестьянские реформы 1861-1866 гг. еще больше укрепили общинную структуру*, не создав слоя мелких собственников. Однако одновременное освобождение 23 млн помещичьих крестьян явилось уникальным событием в российской и мировой истории.   * Община — характерный для капиталистических обществ естественно возникший социальный коллектив непосредственных сельскохозяйственных производителей, в собственности или во владении которого находятся средства производства. Для общины типично сочетание индивидуальной собственности на дом, приусадебный участок, а затем и на пашню, иногда луг и общинной собственности на пустующие земли и другие угодья.     Отмена крепостного права, создание сети железных дорог, системы учреждений капиталистического кредита увеличили возможность сбыта хлеба и других продуктов сельского хозяйства, повысили товарность земледелия и животноводства. Россия вышла на первое место в мире по экспорту хлеба, ее сельское хозяйство все теснее связывалось с мировым рынком. Однако модернизация в почвенном укладе шла очень медленно. Здесь преобладало традиционное общинное сознание, очень медленно развивались рыночные отношения, нищета, безземелье, неурожаи характеризовали русскую деревню, способствовали углублению социальной дифференциации.   Социальный состав российского общества. На протяжении XVIII и XIX вв. продолжался процесс формирования социального состава российского общества. Существовали как традиционные социальные слои — крестьяне, дворяне, купцы, ремесленники, духовенство, чиновники, так и новые — рабочие, предприниматели-капиталисты. В.О. Ключевский обратил внимание на то, что при Петре I для основных классов русского общества — служилого землевладельческого, городского торгово-промышленного и сельского землевладельческого были установлены специальные сословные повинности и права, что придавало им характер разобщенных, замкнутых сословий. После Петра специальные сословные повинности, падавшие на свободные классы, постепенно облегчаются или упраздняются, а сословные права их определяются точнее и расширяются, что содействовало уравниванию и сближению сословий.   Сложность и противоречивость данного процесса заметны при характеристике дворянства — главного правящего класса. Закон 31 декабря 1736 г. об ограничении обязательной дворянской службы 25-летним сроком, манифест 18 февраля 1762 г. «О даровании вольности и свободы российскому благородному дворянству» содействовали облегчению, а потом и отмене служебных тягот, лежавших на этом сословии. Жалованная грамота дворянству 1785 г. предписывала образование губернских дворянских обществ, точно определяла и закрепляла их сословные права, как личные, так и общественные. Права личные: наследственность дворянского сословия, свобода от личных податей и телесных наказаний, возможность устраивать фабрики и заводы и заниматься торговлей, полная собственность на все, что находится в имении дворянина. Общественные права сословия выражались в деятельности органов губернского дворянского общества, губернского и уездных собраний, которые принимали участие в общем губернском управлении, вели дела внутреннего сословного самоуправления. Впоследствии эти права были переданы в ведение дворянского общества, и оно обязано было заботиться не только о своих сословных нуждах, но и об интересах всей губернии. Такое расширение прав дворянства привело к оформлению дворянского корпоративного сознания с собственной этикой, идеологией. Но одновременно постоянно расширялся доступ в ряды дворянства представителям других сословий. Так, в начале XIX в. их число превысило 44% общего количества дворян империи. Существенным образом численность дворянства возрастала за счет бюрократии. В соответствии с табелью о рангах (1722) все военные и гражданские должности подразделялись на 14 рангов. Военный или гражданский чиновник, достигший восьмого ранга, соответствовавшего коллежскому асессору или майору, получал потомственное дворянство.   Бюрократия распалась на три группы классов: I-IV, V-XII и XIII-XIV, которые по имущественному положению, стилю жизни, интересам отличались одна от другой так же, как разнились аристократия и среднее поместное или служилое дворянство. Погоня за чинами и должностями, которые давали большие материальные возможности, обрела в России особый размах.   В среде дворянства наблюдалась значительная имущественная дифференциация. К 1854 г., например, 1400 богатейших помещиков владели 3 млн крестьян, а 79 тыс. душевладельцев — 2 млн крепостных. У многих же дворян крепостных не было вообще. Самым многочисленным сословием оставались крестьяне — около 90% всего населения. Они делились на две основные группы — государственных и частновладельческих (крепостных). Идея освобождения крепостных крестьян была центральной на протяжении всего XIX в.   В XVIII-XIX вв. в стране резко увеличилось торгово-промышленное население, что было связано с ростом городов. Мануфактурная стадия производства и последующий промышленный переворот дали толчок процессу урбанизации — переходу от сельского к городскому обществу. Данное явление можно охарактеризовать как комплексный модернизационный процесс, включающий чрезвычайно высокое по историческим темпам радикальное преобразование производственной и социально-демографической сторон образа жизни населения.             В целом в XIX в. городское население выросло более чем вдвое. К 1897 г. удельный вес горожан составлял 15% всего населения. Огромного масштаба достигли градостроительные работы. Для России того времени масштаб и уровень проектно-планируемой деятельности в городах современные исследователи считают выдающимися. Ведь в этот период были разработаны регулярные планы около 500 губернских и уездных городов. В период проведения городской реформы в 1785 г. список городов пополнился 216 названиями. Новые города возникли также в Приазовье — Таганрог, Ростов, Новочеркасск. Созданные с целью противодействия военной экспансии со стороны южных соседей, они превратились в крупные торговые и культурные центры.   В соответствии с жалованной грамотой, устанавливающей основы самоуправления городов, население делилось на шесть разрядов. В число горожан включались купцы, ремесленники, интеллигенция, дворяне, чиновники, духовенство — все домовладельцы. Появился новый слой населения — мещанство, состоящий из мелких торговцев и ремесленников. Сформировался значительный слой лично свободного податного населения, в который входили отпущенные на волю крепостные, отставные солдаты, их семьи, т.е. разночинцы.   Во второй половине XIX в. изменилась социальная структура населения России. К этому времени насчитывалось крестьян около 70%, мещан — 11%, духовенства — 0,5%.   Распределение населения по классовому признаку указывает на рост численности крупной буржуазии и высшего чиновничества — до 2,4%. Возросла также численность социальных слоев, характерных для капиталистической эпохи,- пролетариев, средней и мелкой буржуазии.   До конца XIX в. буржуазия оставалась в своей массе приверженной традиционно-монархическим убеждениям, не воспринимала идеи либерализма, отражавшие потребности капиталистического развития страны. К началу 80-х годов в основном сложился пролетариат. Особенно интенсивно росли кадры фабрично-заводских, горных (в 1,5 раза) и железнодорожных (в 6 раз) рабочих. Важнейшим источником формирования кадров для промышленности являлась деревня. Многие рабочие сохраняли связи с традиционными формами сельской жизни, из которой они насильственно были вытеснены.   Положение рабочих отличалось социальным и политическим бесправием, нищетой. Бездомные рабочие, пришедшие в город на заработки крестьяне, босяки, нищие, бродяги осаждали ночлежные дома. В. Гиляровский подробно описал эти заведения, а художник В. Маковский в картине «У ночлежного дома» (1889) наглядно изобразил жизнь, которую влачили тысячи людей. Накапливались нерешенные социальные проблемы, механизмов же для их разрешения (в виде независимых от власти организаций) в России не было. Поэтому социально-классовые противоречия выливались в стихийные попытки решить их «снизу». Волнения крестьян и работных людей были обычными и для XVIII, и для XIX в. Нередко социальные противостояния проявлялись в выступлениях казаков. Крупнейшим из них было восстание на Дону Кондратия Булавина (1707-1708). Наиболее крупным событием того времени явилась крестьянская война под предводительством Е. Пугачева (1773-1775), в известной степени подорвавшая устои крепостничества и ускорившая процесс его разложения.   В XIX в. вместе с развитием капиталистических отношений усиливалось рабочее движение. Появились первые самостоятельные рабочие организации (Южно-российский и Северный союзы рабочих), талантливые организаторы. Так, Петр Моисеенко в 1885 г. возглавил наиболее значительное выступление рабочих — стачку на текстильной фабрике Морозова. Под влиянием морозовской стачки и других выступлений рабочих правительство было вынуждено в 80-90-х годах принять серию фабричных законов, которые ограничивали произвол владельцев, упорядочивали условия труда рабочих. Таким образом, осознание своих классовых интересов позволяло рабочим отстаивать свои права.   Несмотря на многие сложности, в социально-классовой структуре российского общества происходило формирование новых классов индустриального общества, но в целом социальный строй России отражал ее традиционный аграрный характер.   Эволюция политического строя. Государственный строй России в XVIII-XIX вв. оставался самодержавным. В первой четверти XVIII в. произошло окончательное оформление абсолютизма*. Европейский абсолютизм лавировал между буржуазией и дворянством, российский опирался на дворянство и бюрократию, поскольку буржуазный слой только зарождался. Отличительной чертой российского абсолютизма было то, что он сам выступал сторонником радикальных преобразований, проведенных государством и названных Н. Эйдельманом революцией сверху без участия, а зачастую при сопротивлении значительной части общества. Мощная централизация власти, принуждение общества, насилие как универсальное средство решения всех проблем характеризовали государственный строй России. Армия, полиция как главные силовые элементы играли значительную роль в гражданской жизни. С небольшими усовершенствованиями и изменениями такая политика продолжалась при всех преемниках Петра I.   * Абсолютизм — форма феодального государства, при которой монарху принадлежит неограниченная верховная власть.     Попытки модернизации системы государственного управления в соответствии с новыми задачами предпринимались постоянно: при Петре I появились правительствующий сенат, коллегии; при Александре I — Комитет министров и Государственный совет; при Александре II был подготовлен проект законосовещательного органа при царе, состоящего из представителей корпоративных объединений (земств, городских дум, дворянства). В этот период были предприняты меры по разделению властей. Относительно самостоятельной ветвью власти стала в России судебная. Так, при Екатерине II суд был отделен от администрации и полиции и приобрел разветвленную систему (гражданский, уголовный, сословный). При Александре II судебная реформа (1864) утвердила бессословность и относительную независимость новых судов, ввела гласность судопроизводства, состязательность судебного процесса, суд присяжных. В конечном итоге это был первый элемент разделения властей, реализованный в России.   В результате реформ государственного управления структура власти была приближена к европейской. Создание Государственного совета в 1810 г. организационно соответствовало законодательной ветви власти. Однако несмотря на то, что в основе создания государственного аппарата лежали европейские образцы, общество полностью зависело от единоличной, неограниченной власти царя. С петровских времен утвердились представления о синтезе государственности, Отечества и личности самодержца. Традиционная богоданность царской власти была подкреплена рационалистическими рассуждениями о власти монарха как всеобщем благе. Большинство проектов преобразования общества, созданных русскими мыслителями XVIII-XIX вв. (Ф. Прокоповичем, Г. Бужинским, А. Кантемиром, Н. Новиковым и др.), было направлено на развитие и усовершенствование абсолютистского государства. Государство выполняло роль демиурга, формировало и одновременно отражало общественное мнение. При этом у государственной власти в России фактически долго не было оппонента, ибо общество, находясь под жестким государственным прессингом, оказалось неспособным выступить в роли оппозиции. Ситуация начала меняться примерно в середине XIX в., когда в ходе реформ стали возникать ростки гражданского общества, хотя политико-правовые предпосылки установления его контроля над государственной властью появились только спустя полвека.   Российское общество находилось в состоянии перехода от традиционного, закрытого общества к гражданскому, открытому обществу и правовому государству. Об этом свидетельствовали раскол общества на традиционно новые формирующиеся классы и социальные группы, множественность альтернатив общественного развития и т.д. Тенденция к расхождению в понимании национальных интересов между властью и основной массой населения четко просматривается в конце XIX в., и связана она была с неспособностью государственной власти в условиях быстрой экономической модернизации страны создать необходимые условия для осуществления безболезненной адаптации к ней основной массы населения.   С 1721 г. Россия стала именоваться империей*. Имперские черты придавали России ее историческая эволюция, долгий процесс территориальной экспансии, сочетавший завоевания, добровольные присоединения и мирную колонизацию. С XVI в. Русское государство постепенно превращалось в империю, но особенно явственный классический имперский характер оно приобрело в XVIII-XIX вв. Представление о российской великодержавности создавали российские просторы, ландшафтное разнообразие, объединение народов под властью одного монарха. С точки зрения геополитического положения Россия стала великой державой, как мощное континентальное ядро, активно взаимодействующее и тесно связанное со своей внутриконтинентальной и приморской периферией, с народами как Запада, так и Востока. На протяжении всего XVIII в. Россия боролась за Прибалтику, получив в результате выход к Балтийскому морю с собственными портами и целый ряд территорий. Во второй половине XVIII в. после двух победоносных войн с Турцией (1774; 1791) к ней отошли Крым и северные берега Черного и Азовского морей. Вопрос о воссоединении Западной Руси с Россией (все западно-украинские и белорусские земли, большая часть Литвы и Курляндии) разрешился уничтожением Речи Посполитой. С присоединением Финляндии (по договору со Швецией в 1809 г.) и Бессарабии (по договору в Бухаресте в 1812 г.) территориальное и национальное объединение Европейской России было завершено. Основным регулятором внешней политики России стал восточный вопрос. С 1801 г. по 1810 г. в ее состав было включено почти все Закавказье. Большая часть населения этих территорий предпочла Россию Турции и Ирану добровольно (закавказские христиане), мусульманские народы — под воздействием военной силы. Наиболее длительной и кровопролитной была колонизация Северного Кавказа (до середины 60-х годов XIX в.). На протяжении XVIII в. и до 80-х годов XIX в. к России были присоединены большие территории Казахстана и Средней Азии. Россия утверждалась и на Дальнем Востоке, на берегах Тихого океана.   * Империя — государство, глава которого — император, как правило, имел колониальные владения.     В процессе формирования территории Российского государства стабильность исторического ядра обеспечивалась через поглощение нестабильных геополитических зон, инкорпорацию* бывших противников. Россия делала выбор в пользу не перманентной войны с беспокойным соседом и временного примирения с ним, а в пользу присоединения этого соседа, его умиротворения во внутриимперском пространстве.   * Инкорпорация — включение в состав, объединение в одно целое.     К концу XIX в. Россия объединяла 165 народов, тяготеющих и к западному, и к восточному типам развития, т.е. представляла собой цивилизационно-неоднородное общество [13, с. 209-216]. Объединяющую роль играло мощное деспотическое государство, при ослаблении которого возникала угроза его распада. Сильная государственная власть обладала в России высоким авторитетом.  11.4. Система ценностей российского общества     Радикальные изменения во всех сферах жизни в эпоху Нового времени затронули и систему ценностей российского общества. Важнейшим фактором, повлиявшим на эти перемены, явилось становление техногенной цивилизации, буржуазных общественных отношений, рационалистического мышления.   Несмотря на раскол, который произошел в российском обществе при Петре I между высшими и низшими сословиями, в нем сохранялись традиционные ценностные представления, образ жизни. Одна из главных таких ценностей в жизни высших и низших сословий — семья и семейные традиции. Авторитет семьи в российском обществе был необычайно высок. Человек, не желавший в зрелом возрасте заводить семью, вызывал подозрение. Только две причины могли оправдать такое решение — болезнь и желание уйти в монастырь. Русские пословицы и поговорки красноречиво говорят о значении семьи в жизни человека: «Не женат — не человек», «В семье и каша гуще», «Семье в куче не страшна и туча» и т.д. Семья была хранительницей и передатчицей из поколения в поколение жизненного опыта, нравственности, здесь проходило воспитание и обучение детей. Так, в дворянской усадьбе сберегали портреты дедов и прадедов, рассказы и предания о них, их вещи — любимое кресло дедушки, любимую чашку матушки и т.д. В русских романах эта особенность усадебного быта предстает как неотъемлемая его черта.   В крестьянской жизни, также пронизанной поэзией традиций, само понятие дома имело в первую очередь значение глубинных связей, а не просто жилплощади: отчий дом, родной дом. Отсюда уважение ко всему, что дом составляет. Традицией предусматривались даже разные типы поведения в различных частях дома (что можно у печки, того нельзя в красном углу и т.д.), сохранение памяти о старших — также крестьянская традиция. От стариков переходили к молодому поколению иконы, вещи и книги. Такое крестьянско-дворянское восприятие жизни не обходилось без некоторой идеализации — ведь память всюду сохраняла самое лучшее. Обрядовые традиции, связанные с церковными и календарными праздниками, повторялись практически без изменений в различных социальных слоях российского общества. Не только к Лариным можно было отнести слова:   Они хранили в жизни мирной   Привычки мирной старины;   У них на масленице жирной   Водились русские блины.   Русская семья оставалась патриархальной, еще долгое время руководствуясь «Домостроем» — старинным сводом житейских правил и наставлений.   Таким образом, высшие и низшие сословия, оторванные в своем историческом существовании друг от друга, тем не менее имели одинаковые нравственные ценности.   Между тем происходившие в России важнейшие социально-экономические преобразования, характеризовавшиеся установлением конкуренции в экономике, либерализма в политической жизни, утверждением идей свободомыслия и просвещения, способствовали распространению новых европейских социокультурных ценностей, которые по сути не укоренились в массах — ими смогла овладеть только элита.   Трудящиеся массы (так называемая «почва») придерживались традиций допетровской старины. Они оберегали изначальные идеологические догматы, связанные с православием и самодержавием, глубоко укорененные традиции, политические и социальные установления. Такие ценности не могли способствовать модернизации или даже интенсивной социодинамике страны. Определяющей чертой общественного сознания в «почвенных» слоях оставался коллективизм. Он был главной нравственной ценностью в крестьянской, городской посадской и казачьей общинах. Коллективизм помогал сообща перенести испытания трудных времен, являлся главным фактором социальной защиты. Так, жизнь казаков была основана на общинной организации и принципах военной демократии: коллективное принятие решений на казачьем круге, выборность атаманов, коллективные формы собственности*. Суровые и жестокие условия существования казаков способствовали созданию определенной системы ценностей.   * В составе Российской империи было 12 казачьих областей. Российский феномен казачества отличается неоднозначностью, наличием спорных вопросов. Казаки жили на вновь осваиваемых территориях России, на ее окраинах. В допетровскую эпоху они самостоятельно боролись с могущественной Османской империей, Крымским ханством и Польским королевством, охраняя русские границы от разорительных набегов. Впоследствии казаки участвовали в войнах Российской империи.     Дореволюционный историк Е. Савельев, описавший историю донских казаков, обращал внимание на то, что «казаки были народ прямолинейный и рыцарски гордый, лишних слов не любили и дела в Кругу решали скоро и справедливо». Хитрость и ум, стойкость и способность переносить тяжелые лишения, беспощадная месть врагу, веселость нрава отличали казаков. Они твердо стояли друг за друга — «все за одного и один за всех», за свое казачье братство; были неподкупны; предательства, трусости, воровства не прощали. В походах, пограничных городках и на кордонах казаки вели холостой образ жизни и строго соблюдали целомудрие. Хрестоматийным примером является Степан Разин, который велел бросить в Волгу казака и бабу за нарушение целомудрия, а когда ему самому напомнили о том же, то он бросил в воду плененную персидскую княжну. Именно высокие нравственные качества способствовали постоянно высокой боевой готовности казачьего войска.   Из высказанных суждений о системе ценностей в «почвенном» укладе российского общества видно, как народное мироощущение мало было затронуто грандиозными переменами, которые в Новую эпоху происходили в государстве. В гораздо большей мере изменения коснулись грамотной и активной части населения России, которую В. Ключевский назвал «цивилизацией». Здесь формировались новые классы общества, развивалось предпринимательство и складывались рыночные отношения, появлялась профессиональная интеллигенция. Интеллигенция была представлена духовенством и дворянством, разночинцами и крепостными (актерами, музыкантами, архитекторами и т.д.). В рядах интеллигенции как стиль мышления утверждались рационализм, оптимистическое мироощущение, вера в возможность совершенствования мира. Мировоззрение освобождалось от духовной власти церкви.   Петр I отменил патриаршество и поставил во главе церкви синод, по сути коллегию чиновников, тем самым подчинив церковь государству. Дальнейшее ослабление церкви произошло в 60-е годы XVIII в., когда Екатерина II, укреплявшая устои светского абсолютистского государства, конфисковала большую часть земельных владений, принадлежавших церкви и монастырям. Из 954 существовавших тогда монастырей секуляризацию пережили только 385.   Разрушение замкнутого православного мира во многом происходило благодаря русскому просвещению. Ф. Прокопович, В. Татищев, А. Кантемир, М. Ломоносов, Д. Аничков, С. Десницкий, А. Радищев развивали идеи о независимости природы и человека от божественного предопределения, о необходимости разделения сфер влияния религии и науки и т.д. В XIX в. идеи свободомыслия, резкой критики религии выдвигали многие декабристы, а также революционеры-демократы В. Белинский, А. Герцен, Н. Чернышевский, Н. Добролюбов. Они пытались создать общую атеистическую концепцию, освещающую происхождение религии, ее социальных функций, в особенности православия.   В системе ценностей российского общества большую роль играли изменения в личной и общественной жизни сословий. По оценке Д.С. Лихачева, при Петре I «осознание перехода заставило сменить систему знаков»: надеть европейское платье, новые мундиры, «скоблить» бороды, реформировать всю государственную терминологию на европейский лад, признать европейское [5, с. 172-173].   Одной из особенностей личности дворянина стала способность к общению, предполагавшая для него широкие дружеские связи. Немалое значение при этом имели ассамблеи, светские клубы (Английский и др.), которые ввели в общественную жизнь России женщину. После «теремного», замкнутого мира, в котором жила даже высокопоставленная женщина в эпоху средневековья, появился новый тип женщины — образованной, следующей европейским нормам жизни. XVIII и XIX вв. дают много таких примеров: Е. Дашкова — первый президент первой Российской академии наук, Е. Растопчина — писательница, М. Волконская и другие жены декабристов.   В быт дворянства обязательно входили обеды и балы, чтение книг и музицирование, наслаждение произведениями искусства. Ежедневная прогулка по парку вошла в дворянский быт не только деревни, но и города*. В конце XVIII в. возник такой социокультурный феномен, как дворянская усадьба, с которой связан обширный пласт отечественной культуры, выходящей за рамки ее дворянской части.   * Цит. по: Поликарпов В.С. История нравов в России. Ростов-н/Д.: Феникс, 1995. С. 196.     Противоречивость эпохи проявлялась в «возвышенных» достижениях дворянской «усадебной культуры» и наличии крепостнических нравов. Гуманность и благородство уживались с помещичьим «жестокосердием». Однако в целом для русских дворян XVIII-XIX вв. характерным было неприятие помещичьего произвола, жестокости, сословной спеси, надменности. В этой среде возник блестящий и просвещенный слой интеллигенции. Входящие в него вели замкнутый образ жизни, соблюдая определенную нравственную дистанцию по отношению к губернским и уездным администрациям, политике притеснения простого народа.   Это поколение интеллигенции оказало огромное влияние на развитие отечественной культуры. Именно тогда образование, талант ученых и литературные успехи стали главными критериями чести и достоинства дворянина. «Образованные кружки представляли у нас тогда посреди русского народа оазисы, в которых сосредоточивались лучшие умственные и культурные силы,- искусственные центры, со своей особой атмосферой, в которой вырабатывались изящные, глубоко просвещенные и нравственные личности»,- писал К.Д. Кавелин*.   * Цит. по: Русское общество 30-х годов XIX в. Люди и идеи. Мемуары современников. М., 1989. С. 145.     Здесь проповедовались чувства гражданственности, любви к Отечеству, необходимость совершенствования человека (улучшения породы). Считалось, что улучшению нравов будет способствовать любовь к знаниям, науке, театру. Важнейшее значение в формировании системы ценностей русской интеллигенции играла литература. Она выполняла роль моделей и образцов, форм жизненного поведения личности. А.С. Пушкин, Н.И. Тургенев, Н.В. Гоголь, Ф.М. Достоевский, Л.Н. Толстой, А.П. Чехов и многие другие писатели и поэты создавали образы — зеркала, позволяющие соизмерять с ними собственные поступки и действия. Интересно, что русская бюрократия, являясь важным фактором государственной жизни, почти не оставила следа в духовной жизни России: она не создала ни своей культуры, ни своей этики, ни даже своей идеологии. Система ценностей этой части российского общества была точно выражена Капнистом в комедии «Ябеда»:   Бери, большой тут нет науки;   Бери, что только можно взять.   На что ж привешены нам руки,   Как не на то, чтоб брать?   Передовую интеллигенцию объединяло неприятие российской действительности, ее деспотических нравов, произвола, беззакония. В XIX в. появилась радикально настроенная интеллигенция, провозгласившая необходимость изменения общественного строя России. Эту часть интеллигенции отличало наличие идей социального переустройства, обостренное чувство ответственности за судьбу народа. В выделении особого культурно-исторического и психологического типа дворянского революционера важную роль играли резкость и прямота их суждений, «неприличная» с точки зрения светских норм; энергия, предприимчивость, твердость, направленные на практические перемены; искренность и честность; культ пламенной дружбы и братства; ответственность перед историей; поэтизация свободы. Двойное поведение, неискренность в отношениях с политическими противниками, насилие как способ жизни революционера появились позже (в 60-80-е годы XIX в.). Так, для революционеров-народников жизнь в двойном мире стала нормой.   Члены организации «Народная воля» А. Желябов, С. Перовская, Н. Кибальчич и другие стали сторонниками террористической деятельности. В еще большей мере насилие утвердилось среди интеллигентов-марксистов, которые связывали с насильственным внедрением социализма прогресс человечества, воплощение в жизнь вековых чаяний народа о равенстве и справедливости.   В среде новой российской буржуазии утверждались ценностные установки буржуазного образа жизни. Здесь появилось стремление к европейскому образованию, воспитанию, меценатству и благотворительности, что совершенно не соответствовало нравам купечества, колоритно описанным А. Островским в его пьесах. Династии Демидовых, Щукиных, Третьяковых, Морозовых, Солдатенковых оказывали огромное влияние на культурную жизнь России. Крупные фабриканты и коммерсанты проявляли большой интерес к городской жизни и помогали ей значительными пожертвованиями. Примерами такого образованного купечества в Ростове-на-Дону являлись Гайробетовы, Садомцевы, Ященко, Литвиновы, Кречетовы и др. Театр развивался здесь благодаря купцам Гайробетову, Асмолову. Строительство одного из самых красивых зданий города — Александро-Невского храма стало делом жизни купца Ильина. Не меньшее значение имела купеческая благотворительность в области здравоохранения, социального призрения.   Таким образом, под влиянием западноевропейских идей формировались новое миропонимание, стиль жизни, нравы, изменившие систему ценностей русской элиты. Однако в результате всех трансформаций в эпоху Нового времени Россия не стала Европой, она, по образному выражению Г.В. Плеханова, «имела европейскую голову и азиатское туловище». Соединение европейских и традиционных ценностей привело к возникновению проблемы «интеллигенция и народ» — вечной российской проблемы.  11.5. Эволюция духовной культуры     Создание системы социокультурных учреждений в эпоху Нового времени     В России была создана система социокультурных учреждений. Большое общекультурное значение имели профессиональные петровские школы: Навигационная и Артиллерийская (1701), в том числе начальные (цифирные) в губерниях (1714), где детей обучали арифметике и началам геометрии. Появились также военные, медицинские, горные и другие школы. Дворян стали направлять для учебы за границу, а специальный указ Петра 1714 г. запрещал жениться неграмотным дворянам. Особенностью данного периода являлись практическая направленность образования, подготовка технических кадров, необходимых для преобразований армии и военной техники, создание промышленности и систем коммуникации.   Колоссальный прорыв в распространении образования произошел при Екатерине II. Просвещение признавалось необходимым само по себе, но целью являлся человек, а не государственная потребность в кадрах. В соответствии с идеями Просвещения предпринимались попытки воспитания «новой породы людей» или совершенного человека. Пользуясь идеями европейских просветителей, Екатерина II предполагала, что, воздействуя умело на общественное мнение и заботливо воспитывая «обоего пола юношество», можно будет со временем получить просвещенных дворян, прилежных купцов, промышленников и ремесленников, миролюбивых и послушных крестьян. В 1764 г. И. Бецким было разработано «Генеральное учреждение о воспитании особого пола юношества». Предусматривалась система закрытых «воспитательных училищ». В плане реализации проекта был открыт Смольный институт благородных девиц — первое среднее женское учебное заведение. Постепенно движение за формирование «новой породы людей» прекратилось.   В начале XIX в. в деятельности министерства народного просвещения ощущался либеральный дух реформ М. Сперанского. Появились новые типы средних учебных заведений: гимназии (для детей дворян и чиновников), реальные училища (для детей крестьян), лицеи (для подготовки высших государственных чиновников). Необходимость подготовки государственной элиты привела к основанию Царскосельского лицея, названного международными специалистами в области образования самым совершенным, учебным заведением во всей новейшей истории [7, с. 152]. В пушкинский период цикл нравственных наук о человеке состоял из полутора десятков дисциплин.

Do NOT follow this link or you will be banned from the site! Пролистать наверх