История и культурология 7

В 60-е годы XIX в.

 

было введено новое положение о школьных учреждениях, по которому заботу о них брали на себя государство, земства и городские думы, а также церковь. Образование провозглашалось доступным для всех сословий и конфессий. Однако в период политической реакции 80-90-х годов в свет вышел циркуляр, получивший название «указа о кухаркиных детях», отменивший бессословность образования.   В 1755 г. П. Шувалов, всесильный фаворит Елизаветы Петровны, один из образованнейших людей своего времени, открыл Московский университет с двумя гимназиями при нем (одна — для дворян, другая — для разночинцев).

 

Тогда же зародились многие университетские традиции, в том числе празднование студентами Татьяниного дня.

 

Кроме Академии наук и Московского университета крупными научными центрами стали созданные в начале XIX в.

 

университеты: Дерптский, Виленский, Казанский, Харьковский, Киевский. Им была предоставлена широкая автономия.   Всего, по данным переписи 1897 г., средний уровень грамотности в стране составлял 21,1%, высшее и среднее образование имели немногим более 1%. В России насчитывалось 63 высших учебных заведения, в которых обучалось 30 000 студентов. Сложными путями, противоречиво, в борьбе прогрессивной общественности за введение общего бессословного обучения развивалось российское образование в XVIII-XIX вв., но тем не менее оно стало мощным катализатором научно-технического и культурного подъема в стране.   В 1725 г.

 

была создана Петербургская академия наук.

 

Первым русским академиком стал М.

 

Ломоносов, деятельность которого являлась олицетворением успехов российской науки в середине XVIII в. Среди первых русских академиков были поэт В. Тредиаковский, известный изобретатель А. Нартов, работавший токарем у Петра I.

 

Начало университетскому образованию было положено в XVIII в.   Уже в XVIII в. в России были сделаны важные открытия в этнографии, географии, ботанике, минералогии, выработаны основы общенационального литературного языка. Однако внедрение науки в российскую культуру происходило медленно и болезненно, наталкиваясь на недоверие, непонимание и даже враждебность со стороны духовных традиций, моральных устоев, всего уклада русской жизни. Ценностный статус науки, ориентированный на рациональное исследование, проникающее в любые сферы природы и общественной жизни, противоречил традиционным ценностям русской культуры. Российская наука набрала темпы количественного и качественного роста только полтора столетия спустя — с началом новых общественных процессов, связанных с реформами 60-70-х годов XIX в. С этого времени она вышла на уровень мирового признания — Д. Менделеев, Н. Лобачевский, И.

 

Павлов, А.

 

Столетов, А. Бутлеров, И. Сеченов, А. Можайский, А. Попов, П.

 

Семенов-Тян-Шанский, Н.

 

Пржевальский, Н. Миклухо-Маклай, С. Соловьев, В. Ключевский и многие другие ученые внесли весомый вклад в разные научные области.   Отметим тесную связь корифеев российской науки с искусством. Химик А. Бородин был, как известно, талантливым композитором.

 

Врач В.

 

Богданов стал автором знаменитой песни «Дубинушка».

 

Разнообразием своих интересов поражал И.

 

Мечников. Столь высок был уровень культуры многих ученых.

 

Блистательную плеяду составили российские инженеры: Чебышев, Попов, Макаров, Ладыгин, Можайский, Патон, Петров — десятки, сотни имен. Эти люди сочетали таланты изобретателя, фантазию ученого, культуру художника.

 

«Инженеры обязаны, заботиться о красоте своих сооружений, и поэтому они должны получить и художественное образование»*,- писал В.Л.

 

Кирпичев, воспитавший несколько поколений русских инженеров.   * Цит. по: Миронов В.Б. Пир мудрецов. М.: РАГС, 1944. С. 152.     С помощью государства в России была создана не только система светского образования, но и множество социокультурных учреждений, таких как книгоиздательские, градостроительные, музейные и т.д.   В эпоху Нового времени в России появилась профессионально подготовленная художественная интеллигенция.

 

Закономерно, что русские зодчие, ваятели и живописцы нашли признание в прославленных академиях Европы. Так, архитектора В. Баженова избрали профессором Римской, членом Флорентийской и Болонской академий.

 

В этот период происходило формирование зрелой национальной культуры: были освоены все виды и жанры литературы и искусства, совершенствовались формы передачи и распространения культурных ценностей. Немалое значение в этом деле имело открытие для всеобщего обозрения национальных хранилищ художественной культуры. Так, в 1852 г.

 

был открыт Эрмитаж, в 1856 г.- Третьяковская картинная галерея. Таким образом, в эпоху Нового времени в России возникло светское образование, развивались научные знания.

 

Соотношение провинциальной и столичной культуры     До недавнего времени процессы дифференциации российской культуры изучались с классовых позиций, в соответствии с которыми ее типологизация проводилась на уровне буржуазной (реакционной) и демократической (прогрессивной). Современные история и культурология выдвигают и другие классификации культуры, в том числе разделение российской культуры на столичную и провинциальную.

 

В досоветский период в России существовало множество местных провинциальных культур.

 

Каждая из них была по-своему своеобразна и уникальна. Разнообразие природных условий (лес и степь), сложность этнического состава населения, влияние религии, более позднее, чем в Западной Европе, разрушение средневекового религиозного мировоззрения и позднее развитие капитализма способствовали формированию провинциальных культур. Благодаря большой территории, меньшему воздействию модных веяний, чем в столицах, более тесной связи с деревенским народным миром провинции удавалось сохранить национальное и самобытное. Вспомним Л.

 

Толстого: «Без своей Ясной Поляны я трудно могу себе представить Россию и мое отношение к ней». О вкладе провинции в общерусскую культуру писали Н. Добролюбов, М. Горький, В. Короленко, С.

 

и Вл. Соловьевы, М. Булгаков, П. Флоренский и многие другие философы и писатели.   В то же время провинцию рассматривали как застойную, инертную, враждебную социальному процессу и идейному началу. Ее принято было изображать духовно дремлющей. Хрестоматиен критический взгляд Н. Гоголя и М.

 

Салтыкова-Щедрина, А.

 

Платонова и Ф. Сологуба на всю государственную систему России, которая оставляла провинцию в варварском состоянии.

 

У А.

 

Чехова провинция — застой, стагнация, умертвляющая самых достойных людей.   Основу провинциальных культур составляли народный быт, определенные нравственные и этические нормы, народная художественная культура, фольклор. Исследователи провинциального быта дореволюционной России выявили целый ряд его особенностей: тишину и покой традиционного уклада; средоточие народного искусства, промыслов, фольклора и естественный источник профессионального художественного творчества; органическое единство в провинциальной жизни духовности и повседневности быта; особенное место религии; своеобразие, индивидуальную неповторимость. Проявлялось это в: архитектуре казенных и жилых строений и особенно церквей, храмов и часовен.

 

Так, культовые сооружения многих провинций не могли претендовать на то, чтобы стоять в одном ряду с выдающимися творениями архитектуры. В нашем Донском крае большинство храмов — это творения рук неименитых мастеров, но отыскать в их числе даже два одинаковых очень трудно. Среди памятников донского зодчества встречалось много храмов, построенных горожанами или казаками для своего городского прихода или станицы. Эти храмы были не только местом отправления богослужения, но играли несравненно большую общественную роль.

 

Иногда часовни, храмы сооружались в честь одержанных казаками военных побед, и тогда в их архитектуре находят выражение народная сила, ибо здесь зодчие ощущали себя выразителями патриотического чувства.   Таким образом, провинциальная культура, с одной стороны, имела свои специфические особенности, которые определяли ее характерные черты, а с другой — она включала в свою систему такие моменты, которые выражали стремление к постоянству, неизменности, статичности.   В понятие «столичная культура» исследователи включают научно-техническую мощь индустриальной и постиндустриальной цивилизации и ее космополитические тенденции, динамизм постоянного обновления, отчуждение человека как в социальном, как и личностном плане, высокий профессионализм, большой творческий потенциал, широкую информированность.

 

В столичной культуре наиболее ярко проявились авангардные, новаторские тенденции.   Однако в контексте провинциальной культуры складывалось особое отношение к культурной среде, воспринятой и переживаемой как ценность.

 

Возникало стремление к провинциальной культуре как альтернативе официальности, отчужденности мира стандартных урбанистических центров.   Ощущение ценности общности, своеобразного «дома», тепла, уюта возникало в связи с поисками в рамках провинциальной культуры неотчужденной духовности. Вместе с тем существование в мире провинциальной культуры таило в себе опасность абсолютизации этих ценностей повседневности, измерения всех явлений духовной жизни критериями быта.

 

И остается проблемой соотношение в рамках провинциальной культуры традиционной высокой культуры, ориентированной на духовные ценности бытия, и особого культурного смысла, растворенного в текущей жизни, повседневности.     Культура донского казачества     В духовной культуре России в период становления капитализма заметное место продолжал занимать народный фольклор. Хранителями его были в основном «почвенные» слои населения. Одним из ярких примеров существования народной культуры в эпоху Нового времени является культура донского казачества [9, с. 101-116]. Наиболее популярным видом народного творчества на Дону были песни. Слагая песни, казаки вкладывали в них душу. Песни любовно хранились и передавались из рода в род. В песнях казаки воспевали воинскую доблесть, дружбу, родную природу, особенно Дон:   Ой ты, батюшка, наш славный тихий Дон,   Ты кормилец наш, Дон Иванович!   Про тебя лежит слава добрая.

 

Слава добрая, речь хорошая.   Традиционными на Дону были казачьи драмы — своеобразные театральные зрелища, разыгрывавшиеся обычно во время праздников. Наиболее известные из них — «Атаман Буря», «Степан Разин» и особенно «Ермак».

 

Последняя была широко распространена среди казаков в XIX в. Обычно она разыгрывалась во время крещенской ярмарки. Для представления приспосабливался один из торговых корпусов, его называли «скоморошным».

 

Плата за вход бралась разная: «стоять пятак, а ежели сидеть, то и до полтины». Оформлялся спектакль красочно, с большой фантазией — на сцену ставился ярко раскрашенный казачий струг, нос и борта которого были украшены богатой резьбой; с помощью невидимой для зрителя веревки струг вместе с казаками двигался по сцене.

 

Наряду с героической драмой на Дону бытовали сатирические комедии. Излюбленным героем донской народной комедии был плутоватый казак по имени Чигуша, Чита. Большой популярностью пользовался казак Кондаков, создавший кукольный театр на Хопре в 80-е годы XIX столетия. Донской кукольный театр имел две мужские и две женские куклы в казачьих костюмах.

 

Каждое кукольное представление сопровождалось игрой двух гармоний, нескольких бубнов, литавров и трензелей. Из музыкальных инструментов самыми популярными были русская гармонь и бубен, реже звучали балалайка и скрипка.   Множество пословиц и поговорок, созданных на Дону, отражали неписаные законы казачьей вольницы, например: «Была бы булава, будет и голова»; «Из рядовичей в атаманы выходят».   История Дона сохранила большое число интереснейших преданий, которые дают представление о быте и нравах казачества. Жизнь донских казаков описана во многих художественных произведениях, самым знаменитым из которых является «Тихий Дон» М. Шолохова. Донская культурная традиция формировалась на протяжении нескольких веков. Таким образом, именно в «почвенном» укладе сохранялось этнокультурное своеобразие русской культуры.     Развитие общественно-политической мысли и пробуждение гражданского самосознания     Наряду с изложенным, важное значение в эволюции духовной культуры принадлежало развитию общественной мысли, имеющей в эпоху Нового времени самые разнообразные проявления. В.

 

Ключевский писал: «…чуть не в один век перешли от домостроя попа Сильвестра к энциклопедии Дидро и Даламбера». В XVIII в. заметную роль играло русское просветительство. Оно развивалось под влиянием идей европейского, особенно французского, Просвещения. Наиболее ярко идеи русских просветителей представляли Н.

 

Новиков, И. Крылов, Д. Фонвизин, С. Десницкий. В их сочинениях отрицались доводы об особой дворянской породе и правомерность ее элитарного положения.

 

Просветители провозглашали внесословную ценность человека, наделенного единой и равной для всех людей естественной природой. Эта идея стала одной из важнейших культурных идей XVIII в. Критика сословного дворянско-монархического общества сопровождалась у просветителей основательной разработкой социально-философских проблем.   Критическая направленность мысли приобретала в XVIII в.

 

различные формы.

 

Неприятием и официальной церкви, и просвещенного абсолютизма характеризовались масонские организации, выдвигавшие в качестве центральной идею самосовершенствования личности.

 

Движение масонов не отличалось однородностью. Некоторые его представители разделяли просветительские идеалы, другие тяготели к мистике, иррационализму, эзотеризму.

 

«Странная смесь мистической набожности и философского вольнодумства, бескорыстная любовь к просвещению, практическая филантропия отличали их от поколения, которому они принадлежали» — писал А. Пушкин.

 

Теоретиками русского масонства были И. Лопухин, И.

 

Елагин. В масонстве дворяне искали удовлетворения духовных потребностей, не находивших себе реализации.   Важным этапом в развитии общественной мысли в России был декабризм. Основной целью декабристы (их идеологи П. Пестель, К. Рылеев, А. Муравьев, С. Трубецкой, И. Якушкин) считали уничтожение крепостного права и введение конституции, т.е. решение двух важнейших вопросов XIX в. В декабризме отразились идеи европейски ориентированной части общества, стремившейся ускорить продвижение страны по западному типу развития. Декабристы считали себя детьми 1812 г.

 

Перенесенные Россией тяжелые испытания, национальная победа над Наполеоном способствовали усилению гражданственности, политической активности. Выступления дворян-революционеров 14 декабря 1825 г.

 

на Сенатской площади, их дальнейшая судьба оказали огромное воздействие на развитие освободительных идей в России, утверждение национального самосознания в российском образованном обществе. Поражение декабристов привело к размежеванию различных общественно-политических сил.

 

Мыслящих людей интересовали проблемы взаимоотношения России с Западом и ее роль в мировой истории, отношение к крепостному праву и самодержавию.

 

Возникновение охранительной, либеральной и социалистической традиций     Правительственные круги активно проводили политику введения «единомыслия» на основе идеологии официальной народности, которая выражала охранительные консервативные тенденции. Создателем теории «официальной народности» при Николае I был министр просвещения С. Уваров. По его мнению, существующий строй должен опираться: на самодержавие, которому народ обязан своим благополучием; православие, означавшее коренную религиозность русских; народность, выражавшую единение царя и народа. Эти положения пропагандировались в учебниках, прессе, на лекциях, в художественных произведениях, но, однако, имели множество противников.

 

В конце 30-х-начале 40-х годов появились два оппозиционных течения — западники и славянофилы.

 

И те и другие осуждали крепостничество как проявление несовершенства николаевской России.

 

Однако их подход к прошлому и будущему был противоположным.

 

Видными фигурами среди славянофилов были А. Хомяков, братья Киреевские, братья Аксаковы, Д. Валуев, Ю. Самарин, их поддерживали также В. Даль, А. Островский, Н. Языков. Славянофилы считали необходимым вернуться к идеям допетровской Руси (отсюда их название) — к патриархальности, истинной православной вере, призывающей к внутреннему совершенствованию, коллективизму, соборности, а не к материальным приобретениям. Виновником ошибочного пути развития России они считали Петра I, неоправданно взявшего курс на европеизацию государства и тем самым нарушившего ее естественное развитие. Свои идеи славянофилы проповедовали со страниц журналов «Московитянин», «Русская беседа», в спорах, проходивших в московских литературных салонах. Эти споры особенно усилились после публикации в 1836 г. «Философического письма» П. Чаадаева, где автор заявил, что все беды России от ее отлученности от «всемирного воспитания человеческого рода», от национального самодовольства и связанного с ним духовного застоя. С этого времени началось формирование течения «западников». Назвали их так потому, что они считали неизбежным повторение Россией пути Западной Европы и призывали учиться у нее. Они были сторонниками теории прогресса, свободы личности; общинности и соборности славянофилов противопоставляли индивидуализм, исполненный веры в могущество человеческого разума рационализм, приоритет общечеловеческих ценностей над общенациональными.

 

Идеи западников проповедовали Т. Грановский — с кафедры Московского университета, В. Белинский — на страницах журналов «Отечественные записки», «Современник», А. Герцен и Н. Огарев — в спорах, ведущихся в литературных салонах. Их идеи выражали публицисты и литераторы В. Боткин, М.

 

Катков, И.

 

Тургенев, Д. Григорович, И.

 

Гончаров, А. Некрасов и др.   Споры западников о путях преобразования России привели к возникновению буржуазно-либерального течения (В. Белинский, А. Герцен, Н. Огарев, верившие в действенность насильственного переворота). Самодержавие болезненно переносило критику в свой адрес и вело борьбу с проявлениями инакомыслия. В 1822 г.

 

были запрещены масонские ложи. Основным средством борьбы с распространением прогрессивных идей стала цензура, особенно усилившаяся в годы правления Николая I. Жертвами открытого гонения на передовую литературу и журналистику стали погибшие в расцвете таланта А.

 

Грибоедов, А. Пушкин, М.

 

Лермонтов; в солдатах закончил свои дни поэт А. Полежаев и т.д.   Ширилось революционно-демократическое движение интеллигенции, получившее название «народничество». Народничество* 70-80-х годов XIX в. (М. Бакунин, П.

 

Лавров, П. Ткачев) обратилось к идеям социального переустройства, апеллируя к ценностям «почвенного» уклада и предлагая развиваться на основе общинного коллективизма, общинной демократии, уравнительных принципов социальной справедливости.

 

* Народничество — идеология и движение разночинной интеллигенции.     Развитие капитализма и рост рабочего движения в России, а также кризис революционного народничества в 80-е годы способствовали распространению идей марксизма, которые будут рассмотрены в следующей главе.     Две линии в истории русской культуры XIX в.     В соответствии с общественно-политическими взглядами по проблеме социокультурного выбора России исследователи выделяют две линии в истории русской культуры XIX в., сохраняющие свое значение и в настоящее время. Одна из них обозначена как национально ориентированная культурная политика представителей общественно-политической мысли и литературного движения, обращенная к психическому складу русского этноса, истокам русской ментальности, относительно постоянным и определенным составляющим национального характера и самосознания русского народа. Другая линия в развитии русской культуры — радикально модернизаторская и революционно-освободительная — направлена «вширь», за пределы ее национального своеобразия. Она представлена именами В. Белинского, А. Герцена, Н. Чернышевского, В. Добролюбова, а также их прямыми и косвенными предшественниками и последователями — от А. Радищева до В. Плеханова и В. Ленина. Ориентируясь на отвлеченные представления о критериях общечеловеческого прогресса, разума, цивилизации, мировой культуры, представители этой линии стремились вырвать русскую национальную культуру из ее национально-специфических условий, разрушить границы, отделявшие русскую культуру от западной.     Роль литературы в духовной жизни российского общества     Общественно-политические взгляды русских мыслителей были тесно связаны с развитием русской литературы. Широко известны слова Герцена: «У народа, лишенного общественной свободы, литература единственная трибуна, с высоты которой он заставляет услышать крик своего возмущения и своей совести. Влияние литературы в подобном обществе приобретает размеры, давно утраченные другими странами Европы». Анализируя роль литературы и литературной критики в русской культуре XIX в., современный исследователь И. Кондаков писал: «…литература — в силу специфически стесненных общественно-политических условий развития страны — выполняет миссию сразу нескольких составляющих культуры одновременно: философии, социальных наук, публицистики, общественно-политической деятельности (неправительственного оппозиционного характера), далее непосредственно служит гласности (за счет способности метафорически, иносказательно говорить о том, что нельзя сказать прямо буквально) применительно к обществу, в своей основе безгласном.

 

Вместе с тем это означало и то, что литература в России (начиная с николаевской эпохи, т.е. еще при жизни Пушкина) перестала быть только искусством в ряду других искусств и становилась особым — универсальным, синтетическим явлением культуры, по необходимости замещающим ее иные, вынужденно неполноценные отрасли, отвечающие за познавательные, мировоззренческие, общественно-регулятивные и иные функции. Принципиально иным становится груз ответственности литературы перед обществом — ответственности не только и не столько художественно-эстетической, сколько нравственно-этической, политической, социально-философской, познавательно-мировоззренческой» [3, с. 126-127].

 

Таким образом, в духовной культуре новой эпохи происходил сложный процесс дифференциации, развивались такие ее сферы, как наука, художественная литература и искусство, образование, многочисленные социокультурные учреждения.

 

Светский характер, открытость, способность вбирать в себя лучшее из культур других народов, сохраняя национальную самобытность и целостность, характеризовали русскую культуру XVIII в. Разрыв между достигнутым уровнем духовной культуры и возможностями широких народных масс овладеть культурными ценностями стал преодолеваться во второй половине XIX в. благодаря распространению печатного слова и грамотности, пополнению интеллигенции и среднего сословия разночинцами. Капитализм и относительная децентрализация управления положили начало объединению дворянской европеизированной и народной традиционной культур в единую общенациональную культуру. Эти же причины способствовали появлению крупных провинциальных культурных центров в промышленных и торговых районах страны.

 

Господствующее положение в начале XIX в.

 

«просвещенного дворянства» было поколеблено к середине столетия, когда в общественную, научную, художественную жизнь вошли представители низших сословий.

 

На духовную культуру эпохи большое влияние оказывала общественная мысль.

 

Начиная с XVIII в. одной из самых важных культурных идей стала выдвинутая просветителями идея естественного права личности, данного ей по рождению. Особенностью развития общественной мысли в России была ее политическая заостренность, поиск места России в мировом сообществе.  11.6. Художественная культура Нового времени     Напряженности и динамизму развития общественной мысли соответствовал прогресс в области художественного творчества. В эстетической мысли утверждался принцип общественного назначения искусства, осознаваемого как важная и значительная форма человеческой деятельности.

 

В XVIII столетии — веке Просвещения в России были представлены различные художественные стили.

 

Одним из них был барокко. Расцвет русского барокко приходится на первую половину XVIII в. Для этого стиля характерны грандиозность, пышность, динамика, пристрастие к различного рода эффектам, яркая зрелищность. В литературе петровских времен он проявился в творчестве Ф. Прокоповича, А. Кантемира, М. Ломоносова, В. Тредиаковского, частично Г.

 

Державина.

 

Пышные оды, мозаика, фейерверки, иллюминации соответствовали содержанию барокко. В архитектуре этого стиля развивались светские, жизнерадостные настроения, усиливались черты нарядности, красочности. Крупнейшими мастерами русского барокко были В. Растрелли, С. Чевакинский, Д. Ухтомский. Самыми выдающимися творениями Растрелли явились большой царскосельский дворец, петергофский Большой дворец, Зимний дворец и ансамбль Смольного монастыря. Барокко проникает и в изобразительное искусство. Кисти Растрелли принадлежит парадный скульптурный портрет Анны Иоанновны с арапчонком. Среди художников — создателей парадных портретов прославились И.

 

Аргунов, крепостной графа Н. Шереметьева, и И. Вишняков.

 

В российскую музыкальную культуру вошла итальянская и французская придворная опера, она была ведущим музыкальным жанром XVIII в. Настоящими мастерами русской музыкальной школы стали Е.

 

Фомин, В.

 

Пашкевич. Русским национальным гимном был в то время полонез О. Козловского на стихи Г. Державина «Гром победы, раздавайся».

 

Барочный эстетический идеал и соответствующий ему стиль отвечали своему времени — времени становления и расцвета дворянской империи.   Но в России, как и в других странах Европы, взгляды Просвещения находили в области искусства преимущественное выражение в классицизме — главном художественном стиле новой эпохи. Как и в Европе, русский классицизм опирался на античные традиции, заимствуя основные принципы, сюжеты, элементы архитектуры и изобразительного искусства этой эпохи.   «Памятники, фронтоны, и карнизы домов украшаются аля-греками, львиными мордами, шлемами, щитами, копьями и мечами. Даже на церковных стенах появляются атрибуты войны»*. Увлеченность античностью приводила к разрушению грани между искусством и реальным поведением человека в жизни. Русский офицер С. Глинка в своих мемуарах сблизил культ античности начала XIX в. с гражданственностью, свободолюбием и культом военной славы: «Голос добродетелей Древнего Рима, голос Цинциннатов и Катонов громко откликался в пылких и юных душах кадет»**. Русский классицизм отличался некоторыми особенностями. Просветительские взгляды выражались в постановке проблем крепостничества, сословных нравов российского общества, православной веры и т.д. Характерной чертой русского классицизма была идеализация действительности. Эти особенности находили отражение в творчестве художника А. Лосенко, скульптора Л. Шубина, поэтов Г. Державина, И. Крылова, писателя Д. Фонвизина, архитекторов В. Баженова, М. Казакова, Дж. Кваренги.

 

В первую очередь русский классицизм вошел в литературу (30-50-е годы XVIII в.). Возникли такие ее жанры, как ода, элегия, басня, трагедия, комедия, повесть, роман.

 

Большая заслуга в формировании новой системы литературного языка и стихосложения принадлежала Г.

 

Державину. Быстро развивались драматургия, театральное искусство. В 1756 г. в Петербурге был учрежден первый в России государственный театр «для представления трагедий и комедий». Его руководителем был известный русский актер Ф. Волков.

 

Возникло множество театров в провинции. Самобытным явлением русской культуры было появление крепостного театра. Наибольшей известностью пользовался театр графа Н. Шереметьева, в нем играли талантливые крепостные актеры П.

 

Ковалева-Жемчугова, П. Дягтярев. Судьба почти всех крепостных актеров складывалась трагически.   * Цит. по: Врангель Н.Н. История скульптуры // История русского искусства / Под ред. И.Э.

 

Грабаря. М.: Изд-во АН СССР.

 

1954. Т. 5. С. 171.   ** Цит. по: Лотман ЮМ. Беседы о русской культуре. Быт и традиции русского дворянства XVIII-начала XIX в. СПб.: Искусство, 1994. С. 182.     Классицисты выделяли три «знатнейших художества» — архитектуру, скульптуру и живопись, а в их пределах выше ставили сооружения общественного характера и произведения на историческую тему. Русские архитекторы В.

 

Баженов, М. Казаков, И. Старов, Д. Кваренги, Ч. Камерон, А. Воронихин, А. Захаров, К. Росси наиболее ярко и последовательно отразили в своем творчестве мироощущение и дух эпохи. Зодчие этого периода создали типы столичного дворца, усадьбы и крупного жилого дома, а также загородного дворцово-паркового ансамбля. Строгость формы, ясность пространственного решения, геометризм интерьеров, мягкость цветов отличали архитектуру классицизма.

 

Для скульптуры и живописи также характерна четкая разграниченность планов и ясное построение перспективы. Впечатляющими в XVIII в.

 

были успехи классической скульптуры, особенно если вспомнить, что в средневековой Руси круглая скульптура была запрещена. «И сам человек не есть ли движущаяся пластика?» — восклицал один из скульпторов. Скульпторы, воспитанники и создатели отечественной художественной школы Ф. Гордеев, Ф.

 

Прокофьев, И. Мартос, М. Козловский, Ф. Шубин, Ф. Щедрин, Б. Орловский и многие другие, создали множество памятников, скульптурных портретов своих выдающихся современников. Один из лучших памятников в истории русской скульптуры связан с именем Э. Фальконе — это памятник Петру Великому, знаменитый «Медный всадник». Строгость и красота силуэта, эмоциональность образа, воплощение идеи гражданского долга сделали эту скульптуру одной из любимых в России.   Живопись классицизма отличалась логическим развертыванием сюжета, ясностью, уравновешенностью композиции, ведущей ролью плавного, обобщенного рисунка. Идеалы эпохи были запечатлены в живописных портретах второй половины XVIII в.

 

(Ф. Рокотов, Д. Левицкий, В. Боровиковский), не уступающих работам крупных европейских мастеров. Художников увлекал внутренний мир изображенных.

 

Примером могут служить портреты В. Майкова, В. Новосильцева, Е. Санти, А.

 

Струйской (Рокотов), на которых представлен новый тип человека — более свободного и сильного душой. Поэт Н. Заболоцкий писал:   Ты помнишь, как из тьмы былого,   Едва закутана в атлас,   С портрета Рокотова снова   Смотрела Струйская на нас?

 

Портретное мастерство Д. Левицкого отличалось широтой диапазона — от парадных портретов (Демидова) до интимно-лирических (семи «смольнянок»). Все эти портреты позволяли представить разностороннюю жизнь людей того времени в их частном и общественном бытии.

 

Характерно, что круг людей расширялся за счет литераторов, актеров, зодчих, ученых, т.е. людей, знаменитых талантами и знаниями, а не происхождением. Портрет стал массовым явлением и за счет множества провинциальных художников. Ими создана обширная галерея образов, включавшая представителей всех слоев российского общества. Так, в Музее истории донского казачества Новочеркасска сохранена коллекция портретов донских атаманов XVIII в., в которых переплелись традиции русской и украинской парсунной живописи. Лучшими художниками академической школы в XVIII в. были К. Брюллов, А. Иванов («Явление Христа народу»).   Идеи классицизма соответствовали понятиям дисциплины, системы, нормы, гражданственности, «регулярного» государства, которые играли важную роль в жизни и культуре. Культ национально-государственного единства приводил к преобладанию логических, абстрактных форм в искусстве, отвлеченно героизированной трактовке истории.

 

В своих произведениях мастера стремились передать приверженность упорядоченности, восхищение силой разума. Зодчие отражали это в облике города, слагающих его зданий, в изображении человека, его тела, выражения лица, темперамента, во взаимосвязи внешнего облика и его социальной роли.   Искусство XVIII в.

 

отличалось комплексностью, синтетичностью. Архитектура, живопись, скульптура, садово-парковое искусство, музыка, поэзия служили общественным целям.

 

Часто искусство носило агитационный или научно-просветительский оттенок.   На смену «аристократическому» классицизму пришли более «демократические» направления — сентиментализм и романтизм. Сентиментализм, родоначальником которого считают Н. Карамзина, воспевал «естественную красоту» и неиспорченность веяниями западной цивилизации, он противостоял культу безличного государства.   Наиболее ярким произведением сентиментализма является «Бедная Лиза» Н.

 

Карамзина, где происходит открытие нового типа героя, способного на глубокие и тонкие переживания.   Романтизм выражал недовольство расхождениями действительности и идеалов, был своеобразной формой бунтарства. В романтических стихотворениях А. Пушкина, К.

 

Рылеева, В. Кюхельбекера, М. Лермонтова с огромной силой прозвучали мотивы протеста против произвола тиранов и жажда общественных перемен. Социальный характер русского романтизма стал его отличительной особенностью по сравнению с более возвышенным и отвлеченным европейским романтизмом.   Сочинения Ж.-Ж. Руссо стимулировали стремление к природе, к «естественности» нравов, поведения. В сознании людей утверждались мысли о том, что добро заложено в природе, что человек, созданный по образу и подобию Бога, рожден для счастья, свободы, красоты.   Романтизм стал не просто художественным стилем, подобным классицизму или барокко, «это общекультурное движение, культурно-исторический тип, охватывающий самые разнообразные явления — от философии и политической экономии до моды на прически и костюмы» [4, с.

 

269].

 

На портретах этой поры мы видим, как новая манера одеваться соединилась с естественностью, живым выражением лица. В моду входит «онегинский стиль», отказ от париков, излишней косметики, идеал простоты. Пушкин в своей поэзии прославлял «гражданина с душой благородной» и «женщину не с хладной красотой, но с пламенной, пленительной, живой». Примером может служить портрет М. Лопухиной, выполненный В.

 

Боровиковским. В литературе и в жизни возникали новые характеры, разрушающие нормы светского поведения. С этой точки зрения интерес представляет русский дендизм.

 

«Он был ориентирован на экстравагантность поведения, оскорбляющего светское общество, и на романтический культ индивидуализма. Оскорбительная для света манера держаться, «неприличная» развязанность жестов, демонстративный шокинг — все формы разрушения светских запретов воспринимались как поэтические» [6, с. 124.]. Такой стиль жизни был характерен для П.

 

Чаадаева, М. Воронцова — многолетнего посла в Лондоне, а также в некоторые периоды для А. Пушкина.   Распространению романтизма в России способствовала общественно-политическая ситуация, сложившаяся после Отечественной войны 1812 г. Романтизм воспитывал в людях возвышенные чувства чести, подготовленности к подвигу, а не к службе, карьере. В такой психологической обстановке воспитывались будущие декабристы — недостойный поступок расценивался хуже смерти. Жажда славы и свободы стали общераспространенными чувствами. Пушкин писал:   Свобода! Он одной тебя   Еще искал в пустынном мире.

 

Бытовая и психологическая реальность жизни оценивалась сквозь призму литературы. Ю. Лотман показал, например, какую роль сыграла поэма К.

 

Рылеева «Войнаровский» в формировании поведения декабристов, как герои литературы делались героями жизни. Идеалы декабризма были тесно связаны с принципами романтического миросозерцания. Особенность русского романтизма заключалась в соединении его с идеями Просвещения и классицизма, переоценке всесильной роли разума. Высшим проявлением романтизма была баллада, в которой в наибольшей мере обозначилось двоемирие (реального и воображаемого миров). Это характерно для «Светланы» и «Вадима» В. Жуковского, для «Песни о вещем Олеге» Пушкина. Романтическими настроениями проникнута поэзия, живопись О. Кипренского (портреты Пушкина, Жуковского, Швальбе), В.

 

Тропинина («Кружевница», «Гитарист»), пейзажистов С. Щедрина и И. Айвазовского.

 

Первая половина XIX в.- это время расцвета городской песни и бытового романса. Композиторы А. Алябьев, А. Варламов, А. Гурилёв имели тесную связь с народным творчеством.   Для романтизма характерен интерес к национальному прошлому, а нередко и его идеализация. Опора на традиции фольклора и культуры своего и других народов, стремление создать универсальную картину мира (прежде всего истории и литературы), идея синтеза искусств также отразилась в идеологии и практике романтизма.

 

Чуть позже романтизма (в 30-40-е годы) появился реализм.

 

Этот художественный стиль называют социально-историческим и критическим реализмом. Его характеризуют общий с романтизмом интерес к духовному миру человека, исторической судьбе своего народа, страны, критическое отношение к действительности. Однако реализм отличается глубиной проникновения в действительность, в социальный мир людей, точным отображением типического. Русский реализм отличался остротой постановки нравственных проблем, которые в наибольшей мере проявились в творчестве Л. Толстого, Ф. Достоевского, ставших лидерами мировой литературы в конце XIX в. Их социально-психологические романы отличались новизной способов раскрытия человеческой психики — в созданных ими типических образах обобщены закономерные сущностные особенности российской жизни. Не зря Ромен Роллан говорил, что даже трагедии Шекспира не могли бы потрясти современников глубже, чем «молнии откровения» в лице Толстого и Достоевского. П.

 

Валери сравнивал Россию XIX в. с такими чудесами мировой истории, как Эллада и Ренессанс.   Наибольшая критическая направленность реализма проявилась в произведениях А.

 

Герцена (повесть «Кто виноват?»), Н. Чернышевского (роман «Что делать?»), в поэмах Н. Некрасова. Они пытались ответить на главные вопросы общественной жизни России. В XIX в. в культуре России зародились истоки нигилистического отношения к эстетическим ценностям.

 

Так, Д. Писарев отказывал музыке, балету, живописи, скульптуре, архитектуре, в основе которых лежало искусство, иррациональное по своей природе, в праве на существование потому, что они не могли служить «орудием реализма», а потому бесполезны. Часть писателей соглашались с критикой правящих кругов России, но осуждали крайности революционной тактики: И.

 

Тургенев, М. Салтыков-Щедрин, А. Островский. Одним из духовных центров русского общества был театр.

 

Ведущими театрами по-прежнему оставались Малый в Москве и Александрийский в Петербурге. Актеров М. Ермолову, П. Стрепетову, М.

 

Садовского знала вся Россия.   Блестящие образы реализма давало изобразительное искусство. В 60-е годы XIX в. художники-реалисты вступили в конфликт с Академией художеств, выражавшей вкусы консервативного направления в искусстве. Лучшие выпускники Академии отказались от конкурса на золотую медаль и образовали первую Санкт-Петербургскую артель свободных художников. В 1870 г. в Петербурге было создано товарищество передвижных художественных выставок, которое организовало 48 выставок по России. Члены товарищества поставили перед собой задачу ознакомить общество с русским искусством, сделать его доступным жителям не только столичных городов, но и русской провинции. Отсюда и произошло название — «общество передвижников».

 

Идейным вдохновителем его стал И. Крамской. Членами товарищества являлись многие талантливые художники-передвижники: И. Крамской, В. Перов, И. Репин, В. Суриков, П. Саврасов, И. Левитан, братья Васнецовы и др. Художники-реалисты работали в различных жанрах: портретном, пейзажном, бытовой живописи, исторических сюжетов. Источником сюжетов их картин стала современная им русская жизнь, родная природа, история русского народа. Художники показали бесправное положение низов общества, их страдание, горе и радости. Живопись передвижников впервые в русском искусстве стала носить социальный характер, воссоздавала повседневную жизнь и те условия, в которых жили простые люди, отражала протест против самодержавия.   Реалистические тенденции проявлялись и в музыке XIX в. В 1862 г. после Славянской этнографической выставки в Петербурге был создан кружок «Могучая кучка», в который вошли М. Балакирев (руководитель), А.

 

Бородин, Ц. Кюи, М.

 

Мусоргский, Н. Римский-Корсаков, продолжавшие традиции М. Глинки и А. Даргомыжского. Основным источником сюжетов их оперного творчества стала русская история. Кроме опер композиторы этого кружка создали немало известных произведений. Это и «Богатырская симфония» А. Бородина, и «Шахерезада» Н.

 

Римского-Корсакова, и «Картинки с выставки» М.

 

Мусоргского.

 

Деятельность «Могучей кучки» стала эпохой в развитии русского и мирового музыкального искусства. Как и в других жанрах искусства, реализм в музыке был наполнен духом социальности.

 

В целом для русского реализма был характерен «литературоцентризм». В литературе наиболее ярко выразилось национальное своеобразие русской культуры и сущности русской жизни. Благодаря ей философия, общественная мысль, изобразительное искусство («передвижничество»), музыка были пронизаны литературными образами, идеями.   В соответствии с различными художественными стилями, направлениями искусства по-разному строилось поведение человека. Например, оправданием реалистического сюжета служило утверждение, что именно так вели себя люди в действительности. Классические образцы искусства трактовали поведение людей в идеальном мире. Романтизм предписывал более доступное поведение, так как оно включало не только добродетели, но и пороки.   В «молодой» России XVIII-XIX вв. искусство не противостояло жизни, а являлось ее частью.

 

Активность искусства была велика, поскольку человек зачастую осознавал себя через его призму. Поэтому литература, живопись, театр, музыка, приобретали важнейшее значение. Как писал авторитетный исследователь русской культуры Ю. Лотман, «В подобные эпохи искусство и жизнь сливаются воедино, не разрушая непосредственности чувств и искренности мысли.

 

Только представляя себе человека той поры, мы можем понять это искусство, и одновременно только в зеркалах искусства мы находим подлинное лицо человека той поры» [6, с. 209].         XVIII-XIX столетия для России были временем радикальных изменений во всех сферах жизни.

 

Главным содержанием Нового времени стало вызревание в недрах феодальной экономики капиталистического уклада, а также завершение формирования культуры русской нации.   Начиная с петровских преобразований, на протяжении двух столетий прослеживается несколько попыток решительных реформ, направляющих Россию к европейскому типу развития. Их результатом стало значительное изменение ее социально-экономических, политических, мировоззренческих, ценностных, нравственных основ. В области экономики это проявилось в интенсивном разложении феодальных отношений собственности в деревне и отмене крепостного права, в осуществлении промышленного переворота и переходе от мануфактуры к фабрике, во вхождении России в мировой рынок.

 

В политической сфере отличительными чертами российского государства были его заинтересованность в проведении радикальных преобразований, значительная централизация власти при опоре на мощную бюрократическую систему, приоритет государственных интересов над местными. Отсутствие механизма разрушения социально-политических противоречий приводило к социальным протестам и политической борьбе.   Новая эпоха была отмечена изменениями в системе ценностей российского общества. Народное мироощущение мало было затронуто грандиозными переменами, православие и самодержавие продолжали играть в нем значительную роль. Среди грамотной и активной части населения России на смену традиционному, теологическому мировоззрению приходило рационалистическое сознание, церковь теряла монопольное право духовной наставницы.

 

Значительно изменились культура и быт, ценностные ориентации дворянства, буржуазии, интеллигенции, находившихся под влиянием передовой европейской культуры.

 

В сфере духовной жизни активно развивались наука, художественная литература и искусство, образование, книгоиздание, целый ряд социокультурных учреждений, отличающихся открытостью, светским характером, более совершенными формами передачи и распространения культурных ценностей. Капитализм и относительная децентрализация управления положили начало объединению дворянской европеизированной и народной традиционной культур в единую общенациональную культуру. Эти же причины способствовали появлению крупных провинциальных культурных центров в промышленных и торговых районах страны.

 

На духовную культуру эпохи значительное влияние оказывала общественная мысль. Одной из основных культурных идей XVIII в. стала выдвинутая просветителями идея естественного права личности, принадлежащего ей по рождению, безотносительно к общественному положению, вероисповеданию, национальности. Особенностью развития общественной мысли в России является ее политическая заостренность. Радищев и декабристы, западники и славянофилы, народники и социал-демократы пытались определить путь России, ее место в мире.   Важная роль в духовной культуре принадлежала русской литературе, выполняющей художественно-эстетические, нравственно-этические, социально-философские, познавательно-мировоззренческие и политические функции. Для художественной культуры Нового времени характерны напряженность и динамизм, разнообразие художественных стилей, школ и направлений.

 

Средоточием художественной культуры был Человек. В каждом из ведущих стилей — барокко, классицизме, романтизме, реализме — на свой лад рассматривались проблемы человека как существа социального, биологического и в то же время уникального, непостижимого в своей тайне, которую ни наука, ни религия не могут раскрыть до конца. Несмотря на разрыв и раздвоение, неустанную внутреннюю борьбу, через всю культуру новой эпохи проходит общее стремление к социальной справедливости, к достойному существованию человека в свободном обществе.    Контрольные вопросы    1. Назовите основные периоды истории России в эпоху Нового времени.  2. Определите особенности экономического развития России в XVIII-XIX вв.  3. Охарактеризуйте либеральные реформы, проводимые в России в XIX в.

 

4. Как изменился социальный состав российского общества в пореформенный период истории в эпоху Нового времени?  5.

 

Обозначьте главные особенности формирования Российской империи.

 

6. Охарактеризуйте систему ценностей российского общества, сложившуюся в эпоху Нового времени.  7. Дайте определение понятий «провинциальная» и «столичная» культуры.  8.

 

Определите особенности функционирования в России народной культуры в XVIII-XIX вв.  9. Раскройте основные направления развития общественно-политической мысли в России.  10. Проанализируйте характер общественных движений в XIX в.  11. Определите роль литературы в духовной жизни российского общества.

 

12.

 

Проанализируйте особенности развития русской культуры в петровскую эпоху.  13. Расскажите о развитии литературы и искусства в XVIII в., эволюции художественных стилей в XVIII-XIX вв.        Библиография     О с н о в н а я    1.

 

История России с начала XVII до конца XIX века / Под ред. А.Н. Сахарова. М.: ACT,1996.  2. Ключевский В.О. Русская история. Полный курс лекций: В 3 кн.

 

М.: Наука, 1994.  3. Кондаков И.В. Введение в историю русской культуры.

 

М.: Наука, 1994.  4. Культурология / Под ред. проф. Г.В. Драча. Ростов-н/Д.: Феникс, 1995.  5. Лихачев Д.С. Была ли эпоха петровских реформ передовой в развитии русской культуры? // Славянские культуры в эпоху формирования и развития славянских наций XIII-XIX вв.

 

М.: Наука, 1978.  6. Лотман Ю.М. Беседы о русской культуре.

 

Быт и традиции дворянства XVIII-начала XIX в.

 

СПб.: Искусство, 1994.  7. Семенникова Л.И.

 

Россия в мировом сообществе цивилизаций. М., 1994.

 

Д о п о л н и т е л ь н а я    8. Костомаров Н.И. Домашняя жизнь и нравы русского народа. М.: Экономика, 1993.  9. Куприн А.И.

 

Поединок // Сочинения.

 

М.: 1980.

 

10. Леонтович В.В. История либерализма в России. М.; СПб.: Русский путь, 1995.  11. Поликарпов B.C. История нравов в России.

 

Ростов-н/Д.: Феникс, 1995.  12. Пушкин А.С. Выстрел / Собр.

 

соч. М.: Худ.

 

лит., 1975.

 

Т. 5.  13. Русские цари 1547-1917. М.: Зевс, 1997.  14.

 

Толстой Л.Н. Два гусара / Собр. соч.: В. 22 т. М.: Худ.

 

лит., 1979. Т. 2.      Глава 12  ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА РОССИИ В КОНЦЕ XIX-НАЧАЛЕ XX в.

 

12.1. Общая характеристика периода     Обстановка в России на рубеже веков отличалась крайней напряженностью. Сложный клубок создавшихся противоречий — экономических, политических и социальных — между самодержавием и либеральной интеллигенцией, помещиками и крестьянами, фабрикантами и рабочими, центральной властью и национальными окраинами мог быть разрешен без социальных потрясений только при глобальной реформе. Необходима была демократизация страны и капитализация деревни.

 

Попытки найти пути выхода из создавшейся ситуации, разработка различных проектов и программ, немедленно реализуемых на практике, осмысление происходящего и отражение этого осмысления творческой интеллигенцией до сих пор остаются в поле внимания историков, философов, ученых.   Период с 1880-х до начала 1920-х годов вошел в историю русской культуры под названием «серебряного века». С. Маковский (автор этого образа) представлял его в виде холодного, мерцающего сияния в отличие от солнечного, яркого золотого века.

 

Беспрецедентный расцвет культуры коснулся всех видов творчества, породил новые направления в искусстве: символизм, акмеизм, футуризм, модернизм, авангардизм и неоантичность. Появилась плеяда блестящих имен, ставших гордостью не только русской, но и мировой культуры.

 

Однако особый колорит культуре серебряного века придала высочайшая по своим достижениям русская религиозная философия.   События этого периода русской истории и культуры описаны и проанализированы многими их очевидцами и участниками*. Революция и гражданская война наложили свой отпечаток на изучение этого периода, поскольку все воспринималось только через призму классовых интересов победившего пролетариата**. Перестройка и последовавшие за ней события привели к тому, что теперь мы можем воспринимать нашу историю, изучая многочисленные публикации последних лет***.   * Белый А. На рубеже двух столетий. Воспоминания: В 3 кн. М., 1989; Бердяев Н. Ивановские среды // Л.Иванова. Воспоминания об отце. М., 1992; Бердяев Н.

 

Истоки и смысл русского коммунизма. М., 1990; Вехи. Сборник статей о русской интеллигенции. М., 1990; Ключевский В. Афоризмы. Исторические портреты и этюды. Дневники. М., 1993; Розанов В. Уединенное. М., 1990.   ** История СССР с древнейших времен до наших дней. Сер. первая.

 

Т. VI. Россия в период империализма (1900-1917). М., 1968.   *** Наше отечество / С. Кулешов, О. Волобуев, Е. Пивовар и др. М., 1991. Ч. 1; Семенникова Л. Россия в мировом сообществе цивилизаций.

 

М., 1994; История России с начала XVIII до конца XIX века / Под ред. А.Н. Сахарова.

 

М., 1996; Серебряный век русской поэзии. М., 1993; Русский космизм. Антология философской мысли. М., 1993.     К концу XIX в. Россия представляла собой огромную мировую державу, оказывавшую влияние на ход мировых дел.

 

В то время как в Европе государственная власть развивалась в направлении парламентаризма и выборных структур. Российская империя оставалась последним оплотом абсолютизма, а власть государя не ограничивалась никакими выборными органами*. Незыблемость принципа царской власти делала невозможным существование конституционного режима. Вступление на престол Николая II (1894) пробудило надежды у тех, кто стремился к реформам.

 

Николай II, выступая перед представительствами земств в 1895 г., назвал надежды «бессмысленными мечтаниями». На рубеже веков царская власть была обеспокоена только одним — во что бы то ни стало сохранить самодержавие.   * В своде законов Российской империи (1892) провозглашалась обязанность полного послушания царю; власть его определялась как «самодержавная и неограниченная».

 

Экономика страны также имела свою специфику и значительно отличалась от экономики других стран. Перед Россией остро стояли проблемы модернизации, т.е. коренного обновления важнейших сфер жизни общества. Сложность заключалась в том, что ни одна из ранее осуществившихся реформ не была проведена комплексно и последовательно — за реформами, как правило, следовали контрреформы. Надо также учесть, что острота назревавших проблем обусловливалась социально-политическим кризисом, соперничеством на международной арене, неравномерным характером экономического развития.   В начале XX в. капиталистическая модернизация в России усилилась.

 

Сравнительно высокие темпы индустриального роста, монополистическая перестройка крупной промышленности, транспорта и кредита поставили ее по уровню капиталистического обобществления этих отраслей в один ряд с передовыми странами Запада. Однако утвердившийся в экономике капитализм так и не смог до конца преобразовать докапиталистические структуры. В частности, не завершилась капиталистическая трансформация сельского хозяйства, окончательно не утвердилась в качестве господствующей формы землевладения частная собственность на землю, огромную роль продолжало играть общинное землевладение.   Одна из особенностей российской буржуазии состояла в ее зависимости от самодержавно-бюрократического аппарата, которая не только сохранилась, но и усилилась. После революции 1905-1907 гг. консервативная часть буржуазии стала отстаивать позиции монархии, но революция способствовала и созданию в стране либерально-бюрократической оппозиции самодержавию. В целом же отсутствие у русской буржуазии массовой социальной базы и авторитета в народе обрекало ее на политическое бессилие, лишало возможности модернизировать общественный строй. Политически господствующим классом оставались помещики — опора самодержавия, которая прежде всего выражала их интересы.   Одна из особенностей социально-классовой структуры России в отличие от развитых капиталистических стран заключалась в том, что так называемый средний класс (обеспеченные собственники города и деревни, средние служащие, лица свободных профессий и т.п.) являлся относительно малочисленным: его составляла в основном интеллигенция, которая поставляла идеологов и функционеров во все борющиеся классы и партии.   Таким образом, общей причиной затянувшегося кризиса в конце XIX-начале XX в. была несостоятельность попыток самодержавия приспособиться к развивающимся капиталистическим отношениям, не меняя своей природы. И в этом же состояло одно из самых глубоких противоречий российской действительности того времени.

 

Кризис российского общества поставил в качестве главного вопрос о путях дальнейшего развития страны. Так или иначе в его решение были втянуты все классы, социальные слои и социальные группы, политические партии и революционеры. Выбор пути дальнейшего общественного развития России стал предметом не только творческой мысли, но и основой практической политики.  12.2.

 

Выбор пути общественного развития. Программы политических партий и движений     Экономическая политика С.Ю. Витте и П.А. Столыпина     Правительство занимало двойственную позицию по отношению к капиталистическому развитию страны.

 

Наиболее последовательные сторонники промышленной модернизации России группировались вокруг С.Ю. Витте (министр финансов с 1892 по 1907 г.), который считал, что Россия имеет уникальные природные ресурсы, однако они лежат мертвым грузом. Для отсталой в сравнении с Западом России необходимо было развитие ее производительных сил, а следовательно, перерабатывающей промышленности и транспорта.   Витте был поборником индустриализации страны. Грандиозные проекты требовали средств, которые обеспечивались за счет увеличения косвенных налогов, возросших в 90-е годы на 42,7%. По его инициативе была введена винная монополия*, обеспечивающая основные поступления в государственный бюджет. Притоку денежных средств из-за рубежа способствовало введение «золотого стандарта»**. Правительство брало крупные деньги за рубежом, но занятые деньги шли исключительно на развитие производства***. В то же время государство поощряло частное предпринимательство, особенно благоприятные условия создавались для отечественной промышленности****. Возобновилось строительство Транссибирской железной дороги (отложенное из-за нехватки средств). Витте видел в этом не только военно-стратегическую выгоду, но и способ развития производительных сил Сибири.

 

Все эти меры неоднозначно воспринимались в правительстве. Оппозиция обвиняла Витте в разрушении хозяйственных устоев, чрезмерном увлечении промышленностью, распродаже России иностранным банкирам.   * Исключительное право государства на продажу спиртных напитков.   ** Свободный обмен рубля на золото. За 10 лет доля импортного капитала увеличилась с 200 до 900 млн рублей. Главными вкладчиками были банки и акционерные компании Франции, Великобритании и др.   *** Если в 1888 г. в России было 16 иностранных фирм, то в 1909 г. их уже насчитывалось 269.   **** В 1891 г. был введен протекционистский таможенный тариф. Даже в разгар экономического кризиса (1900-1903) оказывалась помощь предпринимателям щедрыми субсидиями.     Другим важным вопросом, по которому шла борьба внутри правящей верхушки,- правовое положение крестьянства. Витте предлагал уравнять крестьян в правах с другими сословиями, разрешить свободный выход из общины и переход к подворному земледелию. По существу это был комплекс мер, предвосхитивший будущую столыпинскую аграрную реформу.   Поляризации политических сил способствовали также просчеты во внешней политике России. Русско-японская война, начавшаяся 26 января 1904 г., ознаменовалась рядом неудач для страны. Сокрушительное поражение в Цусимском проливе породило панику в придворных кругах.

 

Ближайшее окружение царя высказывалось за прекращение войны и предлагало послать делегацию во главе с Витте для переговоров с Японией. Заключив Портсмутский мир с Японией (1905) на сравнительно легких условиях, Витте получил за это графский титул и укрепил свой авторитет.   Начавшаяся революция показала, что самодержавие в очередной раз опоздало с реформами «сверху».

 

Витте считал необходимым пойти на определенные уступки. Манифест 17 октября 1905 г., подготовленный С.Ю. Витте, и комплекс практических мер, осуществляемых в развитие этого акта, внесли серьезные изменения в государственный строй России.

 

Манифест провозгласил начало буржуазного конституционализма, но вызвал резкую критику со стороны как демократических сил, так и правящих кругов.

 

Правительство Витте оказалось между двух огней и в апреле 1906 г. подало в отставку. А 9 июля 1906 г. была распущена I Государственная Дума под тем предлогом, что депутаты «уклонились в не принадлежащую им область». Однако II Государственная Дума (1907) оказалась еще более радикальной по составу.

 

После того как Дума отвергла правительственную программу реформ, царизм взял курс на пересмотр ряда положений Манифеста 17 октября.

 

3 июня 1907 г. II Государственная Дума была также распущена.

 

Одновременно с этим вводилось новое положение о выборах. Эти действия получили название «государственного переворота», так как явились грубым нарушением положений Манифеста 17 октября.

 

Переворот положил начало третьеиюньской политической системе. Главным архитектором ее был П.А.Столыпин*.   * П.А. Столыпин — представитель старинного дворянского рода, внук наместника Польши и сын коменданта Кремля, окончил Петербургский университет и, хотя ему пророчили блестящее научное будущее, предпочел роль предводителя дворянства.

 

В 1906 г. стал министром внутренних дел и председателем кабинета министров.

 

В своей программной речи (март 1907 г.) Столыпин заявил: «Отечество наше должно превратиться в государство правовое».

 

Прекрасно понимая необходимость экономической модернизации России, он в отличие от Витте сосредоточил усилия не на промышленности и финансах, а на аграрном вопросе, доказывая, что общинные порядки тормозят развитие сельского хозяйства.   Столыпин настоял на немедленном проведении царского указа*, означавшего коренной поворот в аграрной политике самодержавия. По этому указу крестьяне получали право выйти из общины, закрепить свой индивидуальный надел в частную собственность.

 

Государство оказывало всяческое содействие частным владельцам. Губернские и уездные землеустроительные комиссии использовали все методы — от пропаганды реформ до прямого давления на сельские сходы. Излишки надельной земли отдавались «укрепленцам» либо бесплатно, либо по номинальной цене.   * Указ от 9 января 1906 г. основывался на рекомендациях «Особого совещания о нуждах сельскохозяйственной промышленности» (созванного в 1902 г.).     Возможность превратиться в полноправных хозяев земли привлекала многих крестьян. Вместо разрозненных полосок крестьянин получал землю в одном месте — так называемый отруб. Часть таких владельцев покидала деревню и селилась на хуторах. По крылатому выражению премьер-министра, правительство делало ставку «не на убогих и пьяных, а на крепких и сильных». Частная собственность была призвана стать лучшим противоядием революционным настроениям.

 

Составной частью аграрной реформы являлась переселенческая политика в Сибирь и Казахстан из европейской России*.

 

Столыпинская реформа также неоднозначно была встречена в обществе.

 

* За 10 лет в Сибирь переселилось 3,1 млн человек, посевные площади за Уралом увеличились вдвое. Но были и сложности: плохо организованный переезд, высокие заболеваемость и смертность среди переселенцев, новые приемы земледелия и климатические условия.

 

В результате 537 901 человек вынужден был вернуться назад.     В объективно-историческом плане реформа носила прогрессивный характер. Она проводилась «сверху», но не шла вразрез с естественными процессами в российской деревне, была нацелена на создание высокоэффективного фермерского хозяйства. Но Столыпину удалось лишь отчасти реализовать свои планы. Реформа проводилась бюрократическим аппаратом, способным загубить любую идею на корню. Широкомасштабные замыслы требовали значительного времени («двадцать лет покоя», по словам Столыпина) — это время было потрачено царизмом еще в пореформенную эпоху.

 

Кроме того, реформаторы не учли живучести общинных порядков, стремления к уравниловке у общинных крестьян. Но главный недостаток реформы — нетронутым осталось помещичье землевладение.   Столыпин предполагал принять ряд законов, обеспечивающих права личности. Он также предлагал создать международный парламент — прообраз Лиги Наций и ООН.   Анализ программы Столыпина показывает, что при всей ее прогрессивности произвести преобразование России мыслилось в рамках старой бюрократической системы. Суть реформ сводилась к усилению исполнительной власти и созданию новых министерств. Столыпин понимал, что даже эти умеренные преобразования натолкнутся на сопротивление консерваторов. Проекты Столыпина не были даже обнародованы, так как 1 сентября 1911 г. он был смертельно ранен в Киевском городском театре.   Последнее десятилетие существования самодержавия пришлось на период, когда страна окончательно встала на капиталистические рельсы. Царизм продемонстрировал различный подход к экономической и политической модернизации России. Политическая модернизация отставала от изменений в экономической сфере. Противоречивость этого процесса была традиционной для России. В исторически сжатый отрезок времени (1905-1914) повторилась знакомая схема: сначала отрицание самой возможности реформы, затем вынужденные реформы в условиях социально-политического кризиса и, наконец, свертывание реформы после стабилизации обстановки.

 

Самодержавие сделало шаг по пути превращения в конституционную монархию, но сам этот шаг был половинчатым — правительственный лагерь не допустил к реальной власти даже умеренных либералов, перекроил избирательный закон в соответствии со своими интересами, постоянно нарушая и без того урезанные права законодательных учреждений. Крайне правые блокировали серьезные реформы, добивались реставрации неограниченного самодержавного правления, утверждали, что их программа отражала желание монархически настроенного народа. Эту иллюзию разделяли царь и царица. Самодержавие подошло к краху, даже не осознавая глубины кризиса, охватившего страну.     Либеральная альтернатива преобразования России     На рубеже XIX и XX вв. начался новый этап эволюции русского либерализма, в котором возникло новое течение. На позиции либерализма перешли некоторые представители народничества, «легального марксизма» и «экономисты». Интеллигенция внесла в либеральную политику и идеологию элементы демократизма и социального реформаторства, но либеральный лагерь продолжал оставаться аморфным и разделенным на ряд течений и направлений.

 

Процесс смены старого земского либерализма новым буржуазным растянулся на целый ряд лет и не был завершен вплоть до 1917 г.   На рубеже веков наметился процесс взаимного сближения наиболее передовых земских деятелей конституционного толка с интеллигенцией. Лидеры нового либерализма П.Б. Струве и П.Н. Милюков предлагали создать единый фронт представителей либерализма и социал-демократии и таким образом «сложить костяк» широкой конституционной партии, политическая программа которой выражала бы мнение «всего образованного русского общества, всей русской интеллигенции».   Революция 1905-1907 гг. ускорила этот процесс. После издания Манифеста 17 октября 1905 г. поляризация сил в оппозиционном лагере усилилась: были созданы две общероссийские буржуазные партии — кадеты* и октябристы**, которые активно действовали до 1917 г. Общая численность их не превышала тогда 50-60 тыс.

 

человек***.

 

* Конституционно-демократическая партия создана в октябре 1905 г. (в январе 1906 г. к названию было добавлено — народной свободы).   ** «Союз 17 октября» — ноябрь 1905 г.   *** После поражения первой революции численность обеих партий уменьшилась в 2-5 раз. Процесс организационного кризиса продолжался и в 1912-1914 гг. Партия кадетов, численность которой не превышала 10 тыс.

 

человек, избежала раскола, а октябристы в 1913 г. раскололись на три части: земцы-октябристы, Союз 17 октября и группа беспартийных.     В ноябре 1912 г. состоялся съезд «молодой» московской прогрессивно настроенной буржуазии. А.И.

 

Коновалов, С.Н. Третьяков, А.С. Вешняков, П.П.

 

и В.П. Рябушинские предприняли попытку создать новую партию и выработать ее тактику. Однако их замыслы не были реализованы до конца, и политическое влияние «прогрессистов» было сравнительно незначительным.   Идеологи либерализма считали капитализм наиболее оптимальным вариантом общественного развития, но выступали за эволюционное развитие общества.

 

Кадеты полагали, что революция была бы подлинным несчастьем для России.

 

В рамках концепции капиталистического прогресса между кадетами и октябристами имелись разногласия.

 

Более радикальная и демократическая часть кадетов защищала интересы общебуржуазного развития страны. Октябристы отражали интересы крупной буржуазии и предлагали умеренные и постепенные реформы.

 

Но обе партии выступали за реформирование государственной власти, установление конституционно-монархического строя, сохранение «единой и неделимой России».               Политическим идеалом кадетов была парламентарная конституционная монархия английского типа. Программа октябристов носила более консервативный характер: они выступали против парламентаризма, за сохранение имущественного и образовательного цензов, ценза оседлости при выборах в Думу, местное самоуправление и суд. В обеих программах большое внимание уделялось решению социальных проблем.

 

Идеологами либерализма была разработана программа экономических реформ, реализация этих мероприятий создала бы необходимые условия для капиталистической системы хозяйства.   Подчеркивая, что с революцией «умные государственные люди вообще не борются, П.Б. Струве считал, что единственная разумная тактика состоит в том, чтобы овладеть революцией в самом начале… и вдвинуть ее в русло закономерной социальной реформы» [2].

 

Отношение либеральных партий к войне предопределило их тактический курс — отказ от всякой оппозиции царизму.   Либеральная буржуазия предприняла массу усилий для мобилизации сил на ведение войны, что способствовало ее политической консолидации и создало объективные предпосылки для их прихода к власти после Февральской революции 1917 г.   В условиях российской действительности, где социальные антагонизмы достигли своей кризисной точки и за сравнительно короткий исторический срок (12 лет) трижды перерастали в революции, политическая линия на консенсус воспринималась и справа (со стороны правительства), и слева (революционной социал-демократией) как предательство. Единственно эффективным средством признавалось насилие. Либеральная альтернатива, рассчитанная на мирные, конституционные формы борьбы, оказалась нереализованной. Находясь между двумя полярными политическими лагерями, либералы не только не смогли предотвратить столкновение, но и сами оказались его жертвами.

 

Социал-демократическая альтернатива преобразования России     На рубеже веков российская социал-демократия переживала новый этап своего развития: переход от раздробленности — кружков к формированию единой политической партии.

 

В конце 90-х годов XIX в. в российской социал-демократии появились «легальные марксисты» и «экономисты», представители которых предприняли попытку «модернизации» марксистской ортодоксии, стали возникать национальные организации и партии. Наибольшим авторитетом пользовалось ортодоксальное направление, ведущее начало от группы «Освобождение труда» (1883), сделавшей первый шаг навстречу рабочему движению. Первый съезд РСДРП (1898) только провозгласил создание партии, а фактически (принятие программы, устава) партия была создана на II съезде (1903). Характерно, что программа отражала типичные как для российской, так и для международной социал-демократии представления об общественном прогрессе, который понимался как движение к социализму. По многим принципиальным вопросам — о диктатуре пролетариата, по аграрному вопросу, о принципах построения партии — на съезде шла борьба между «твердыми» и «мягкими» искровцами*. Победу одержали «твердые» искровцы, которые оказались в большинстве, отсюда название большевики. Оставшиеся в меньшинстве стали называться меньшевиками.

 

* Искровцы — сторонники социал-демократической газеты «Искра», сыгравшей важную роль в идейном и организационном объединении социал-демократических комитетов и групп.     В советской исторической литературе утвердилось мнение, что на II съезде РСДРП родилась большевистская партия нового типа, а меньшевизму отводилась роль фракции в ней.

 

Но большевистская и меньшевистская фракции существовали в рамках одной РСДРП, руководствуясь единой программой и уставом, вплоть до 1917 г. Программа, принятая на II съезде, состояла из двух частей: программы-минимум (свержение самодержавия и установление демократической республики) и программы-максимум (установление диктатуры пролетариата и построение социалистического общества).   В начале XX в. в России активную политическую деятельность развернули социалисты-революционеры (эсеры) — главная партия крестьянской демократии (1901-1902), в программе которой (1905) главной задачей ставилось преобразование общества на социалистических началах, так как они рассматривали себя «как один из отрядов армии международного социализма».   Наличие капитализма в России партия социалистов-революционеров (ПСР) считала искусственным насаждением правительства, надвигающуюся революцию — «трудовой».

 

И хотя программа ПСР по своим демократическим требованиям была близка программе РСДРП, в ее аграрной части выдвигались требования социализации земли: изъятия ее из частной собственности и передачи в общенародное достояние и прежде всего в руки сельских общин, введения уравнительно-трудового права пользования землей. На особом положении в ПСР находилась строго законспирированная боевая организация (в 1901 г. ее лидером был Г.А. Гершуни, с 1903 г.- Е. Азеф, осведомитель царской охранки).   Первая российская революция стала серьезным испытанием для социалистических партий России. После поражения революции социалистические партии переживали тяжелый организационный и идейно-политический кризис. Так, меньшевистская фракция представляла собой несколько группировок (меньшевики-партийцы, меньшевики-примиренцы, меньшевики-ликвидаторы), имевших разные позиции по теоретическим и тактическим вопросам. У большевиков также появились различные течения — отзовизм, ультиматизм, богостроительство, центризм. Неонароднические партии тоже переживали идейный и организационный разброд. Многочисленные аресты, репрессии ослабили партию эсеров, среди ее членов произошел раскол, появились два течения: крайне террористическое и сторонников исключительно легальных форм деятельности в массах.   В годы первой мировой войны проблема империализма и революции стала центральной в международном социалистическом движении. Лидеры II Интернационала считали, что вслед за империализмом придет фаза ультраимпериализма (Каутский), которая приведет к интернационализации финансового капитала и экономических отношений капиталистического мира, а это значительно ослабит социальную напряженность между трудом и капиталом.

 

Ленин считал, что империализм — это высшая и последняя стадия развития капитализма, создавшая все необходимые материальные предпосылки для социализма. Этот вывод Ленин рассматривал в контексте мировой революции.   Вторая половина XX в. показала, что капитализм обладает большим внутренним потенциалом и способностью к саморазвитию, чем это виделось в начале века. Война, предельно обнажив противоречия империализма, усилила созревание революционного кризиса в России, приведшего к Февральской революции, а затем и к Октябрьской.  12.3. Переоценка традиционной системы ценностей в общественном сознании     Глубокие сдвиги в общественном сознании были связаны с переоценкой всего сложившегося в XIX в.

 

комплекса представлений о мире. Кризис рубежа веков был характерен не только для России, но и для всей европейской цивилизации. Анализируя эту ситуацию, нужно в первую очередь отметить волну иррационализма, охватившего и философию, и искусство этого времени. Возрождение иррационализма было обусловлено распространением прежде всего «философии жизни»*, которая тесно связана с символизмом**.

 

* «Философия жизни» — философское течение конца XIX-начала XX в., исходящее из понятия образа «жизни» как некой интуитивно постигаемой органической целостности и творческой динамики бытия. Наиболее адекватной формой познания жизни является символ. Представители философии жизни: Ф. Ницше в Германии, Вл. Соловьев в России, А.

 

Бергсон во Франции.   ** Символизм — направление в европейском и русском искусстве 1870- 1910 гг., сосредоточено преимущественно на художественном выражении посредством символа.

 

Основы эстетики символизма заявлены в творчестве французских поэтов П. Верлена, А. Рембо, С.

 

Маларме и др. В России это течение ярче всего проявилось в литературе: А. Блок, А. Белый, Вяч. Иванов, Ф. Сологуб.     Русская культура, философско-этическая мысль, выдающиеся художники-мыслители понимали необходимость реформирования православия, которое на этом этапе оказалось политизированным и активно вмешивалось в социально-политическую жизнь. Русское общество нуждалось в моральном обновлении, в развитии нравственного сознания народа, особенно в надвигающейся революции.

 

Задачей философов-метафизиков и стало создание нового религиозного сознания не только на основе богословской традиции (исходя из оценки русской православной церкви, данной ранее), но и во взаимодействии сути христианской идеи и философии.

 

Они понимали, что страна должна идти мирным путем, что все преобразования необходимо проводить не через насилие, а постигая подлинность христианского учения. К этому призывал не только Вл. Соловьев, но и его последователи — Н. Бердяев, С. Булгаков, Г. Федотов, С.Н.

 

и Е.Н. Трубецкие, П. Флоренский и др. Стихи Соловьева «софийного цикла», посвященные «подруге вечной», «мистической возлюбленной», попали в центр внимания символистов, были с восторгом приняты и продолжены в творчестве А. Блока (цикл стихов о Прекрасной Даме), А. Белого и др.   Серебряный век создает свою особую, социокультурную среду, где вопросы философии, истории, религии, культуры, поэзии становятся не только предметом обсуждения, но и чертами сознания и мышления. Важнейшим шагом в развитии общественного сознания в России в конце XIX-XX в. было то, что оно приобрело новый космический масштаб. Это было связано с процессом религиозно-философского возрождения и перехода русских философов к созданию целостных философских систем. Одним из результатов этого процесса было появление антропокосмизма — системы, в которой мир природы и мир человека гармонично сливаются в одно целое. Основателем философии антропокосмизма был Н. Федоров, выдвинувший идею регуляции природы средствами науки и техники в космических масштабах. Сходные идеи высказывал и Вл.Соловьев, который впервые в России обосновал философскую предпосылку антропокосмизма — идею «всеединства», соединения всех «оживотворенных» элементов мира в божественном абсолюте.

 

Философия антропокосмизма была попыткой органично объединить идеалы традиционализма и либерализма, попыткой найти пути преодоления кризиса российской цивилизации. Создание философии антропокосмизма было наиболее заметным достижением русской мысли XX в., во многом определившим направления мирового научного поиска и тенденции развития мировой цивилизации. Ее можно рассматривать как завещание русской культуры современной мировой цивилизации.   История начала XX в. подготовила людям этого времени множество испытаний, которые они с готовностью принимали за признаки Апокалипсиса (начало XX в.- точка симметрии для двух тысячелетий как до, так и после пришествия Христа — вызвало сильную апокалиптическую волну). Эсхатология (религиозное учение о конечных судьбах мира и человека) в художественном сознании творческой интеллигенции на рубеже веков выразилась даже в тематике произведений: «Грядущий хам», «Конь блед», «Апокалипсис в русской поэзии» и др. Апокалиптические признаки, рассмотренные в системе целостного мировоззрения, дают достаточно точное представление об одной из важнейших тенденций в литературе начала века. В России эти мотивы получили громадной силы импульсы в виде нескольких волн: предапокалиптические ожидания «конца века»*, в годы русско-японской и первой русской революции**, годы первой мировой войны и Октябрьские дни, первое десятилетие советской власти***.   * «Повесть об Антихристе» Вл.

 

Соловьева — один из главных источников апокалиптики начала века, т.е. попытка создания новой разновидности христианской религии (декадентской).   ** Выразились в своеобразной форме эротических сочинений и сборников (К. Сомов, А. Ремизов, К. Бакст и т.д). «Блудница Вавилонская» — символ второй апокалиптической волны.   *** Третья волна Апокалипсиса — поколение людей, имеющих опыт ожидания рубежа столетий и переживания первой русской революции, наложившихся на поражение в русско-японской войне, породило литераторов, которым не надо было ждать вселенских катастроф — они уже были брошены либо сами бросились в пучину гигантских потрясений, отчетливо сознавая это. Февральско-октябрьские события лишь подтвердили их ожидания.     Если футуристы*, акмеисты**, обэриуты*** пережили какие-то отдельные этапы апокалиптического пути культуры серебряного века, то Д. Мережковский, В. Розанов, М. Волошин, А. Белый прошли трагический путь от начала до конца.

 

Именно они стали родоначальниками апокалиптической традиции.   * Футуризм (от лат.

 

futurum — будущее) — авангардистские художественные движения 10-начала 20-х годов.   ** Акмеизм (от греч. akme — высшая степень чего-либо, расцвет) — литературное течение в России в 1912-1913 гг. Возглавляли Н.Гумилев, С.

 

Городецкий, которые пытались освободить поэзию от мистики символизма, вернуть ее к земной жизни.   *** Представители «Объединения реального искусства».     В отличие от целого мира, который в какой-то момент будет переживать апокалиптическую эпоху, конкретному человеку в этой ситуации куда сложнее.

 

Произведения деятелей культуры рубежа веков остались для нас свидетельствами именно духовного опыта осмысления собственного конца на фоне конца света. Людям апокалиптического мышления неизбежно приходилось в творчестве решать вопрос «последних мгновений».

 

Тем, у кого хватило мужества духовно и творчески пережить их, удалось создать ту традицию, которая, похоже, обрела все права гражданства в русской культуре рубежа XIX-XX вв. и на протяжении всего апокалиптического XX в.   Особое место в философии и культуре серебряного века отводилось интеллигенции, а также исследованию той исторической ситуации, которая сложилась в ходе революции и после нее.

 

В годы революции 1905-1907 гг.

 

революционная интеллигенция одобрила индивидуальный террор и действия крестьянства, уничтожившего две тысячи помещичьих усадеб, в которых находились произведения искусства, библиотеки и т.д.

 

Ответом либералов стал сборник стихов «Вехи» (1909), в котором было переосмыслено место интеллигенции в России, отношение интеллигенции к народу. «Веховцы» предложили интеллигенции новый путь личностного развития, советовали освободиться от «народолюбия» и уравнительных идеалов. Бердяев говорил о необходимости «обуржуазить» Россию, понимая это как призыв к социальному творчеству и переходу к высшим формам хозяйства. Содействие воспитанию личности должно было стать для интеллигенции «национальным идеалом и национальным служением».   Уже в первом сборнике «Вехи» (1909) его авторы (Н. Бердяев, С. Булгаков, П. Струве, С. Франк, А. Изотов) предостерегали интеллигенцию от нигилизма, анархизма, «бесовства» русской революции. Во втором сборнике «Из глубины» (1918) ясно указывается на тенденцию тоталитаризма, люмпенизации России — это последствия разрыва традиций русской государственности, это уже та трагическая реальность, о которой предупреждали авторы первого сборника.  12.4. Серебряный век — ренессанс русской культуры     «Одной из самых утонченных эпох в истории русской культуры», эпохой «творческого подъема поэзии и философии после периода упадка» называл Н.А.

 

Бердяев период начала века. Культурный ренессанс, подъем поэзии и философии, грядущие зори, предчувствие катастроф — в этих ключевых словах (символах) запечатлены характерные черты духовной жизни России конца XIX — начала XX в. Рождение нового века воспринималось многими как явление исключительное, знаменующее конец исторического цикла и начало совершенно иной эпохи.   Повышенный и обостренный «идеологизм», несущий в себе обоснованно исторический опыт, или же, наоборот, мистифицированное представление о мире (от ницшеанских идей до обновленного религиозного «мессианства») — одно из важных отличительных свойств русской культуры 90-х годов. После безвременья, депрессии 80-х начался прилив творческой энергии во всех сферах жизни. 90-е годы XIX в. важны в плане не столько итогов, сколько начал. Поэты-восьмидесятники (С.

 

Надсон, К.

 

Случевский и др.) подготовили почву для декадентов* 90-х годов (или старшего поколения символистов).

 

В 90-е годы заявляют о себе новые художественные течения, определяются механизмы их развития. Одним из течений этого периода был авангард**. Тень невостребованности, неосуществленности, часто сопутствуя авангардистам, усиливает присущий им драматизм, изначальную дисгармонию с миром, которую они носят в себе: одиночество — внутреннее и внешнее, трагедию как жанр всей жизни и ее финал.   * Первоначально понятие декаданса применяется к характеристике умонастроения французских поэтов конца XIX в., которому П. Верлен дал броское название: «Я — римский мир периода упадка», а Ш. Бодлер сформировал эстетические принципы, среди которых отказ от двух важнейших опор рациональной культуры: веры в добрую природу человека и общественный прогресс, а также эстетики печали, безобразного, странного как отражения потенций увядающей цивилизации. В более широком контексте — как сущностную характеристику кризиса европейской культуры, основанной на христианской религии морали,- понятие декаданса использовал Ф.

 

Ницше.   ** Среди исследователей нет общего мнения в определении этого понятия, его происхождения, временной прикрепленности, связи с различными теориями. Т. Шах-Азизова, например, предлагает видеть в авангарде не стиль, не функцию, но состояние, свойственное нашему веку: авангард — вырвавшийся вперед отряд, независимо от того, где и когда произошел прорыв.         В принятой хронологии начало авангарда относят к 1900-м, чаще к 1910-м годам, в результате чего вне его сферы оказывается символизм, бывший в России и на Западе если не первым словом, то предтечей авангарда.

 

Основной тенденцией, характерной для рубежа веков, был синтез всех искусств. В литературе, которая продолжала играть исключительно важную роль в культурной жизни страны, эта тенденция выразилась в переходе от реализма к символизму*. По мнению Д. Мережковского, три главных элемента нового искусства это — мистическое содержание, символы и расширение художественной впечатлительности. «В жизни символиста все — символ.

 

Не символов — нет»,- писала М.Цветаева**.   * Через интуитивное прозрение символического смысла осуществляется прорыв к постижению мирового единства, основанного на универсальном «соответствии» (французский поэт Ш.

 

Бодлер, шведский философ-мистик Э. Сведенборг). Эта концепция в общей форме определяла творческие установки символизма.   ** Цветаева М.И. Сочинения: В 2 т. М., 1988. Т. 2. С. 259.     В 1900 г. младшие символисты — А. Блок, А.

 

Белый, Вяч. Иванов и другие, стали искать исцеления от недугов декадентства в духовно-религиозных, нравственно-эстетических и общечеловеческих идеалах, пытаясь совместить общественные интересы с личными. Уже в первом десятилетии XX в.

 

в России было так много поэтов, что XIX в. по сравнению с XX столетием кажется безлюдным. И. Анненский в статье «О современном лиризме» называет 45 имен — от Бальмонта, Брюсова, Сологуба до Дм. Цензора и Поликсены Соловьевой.   Бурным и сложным было это время. В литературе и искусстве сосуществовали различные течения и направления. Некоторые из них были крайне эфемерными, преходящими. То провозглашался культ Диониса и оргийное стихийное дионисианство, торжество вакхического начала (Вяч. Иванов, С. Городецкий), то бушевал «мистический анархизм» и пелись молитвословия «свободной воле» и «раскрепощенной плоти» (Г. Чулков, М. Арцыбашев, Л. Андреев, А. Каменский).   К началу второго десятилетия XX в.

 

в литературу начинали входить новые крупнейшие русские и будущие советские поэты и прозаики: В. Маяковский, Б. Пастернак, С. Есенин, А. Ахматова, М.

 

Цветаева, А. Толстой и др. На смену символизму приходят другие литературные течения. Черты символизма заметны в таких разных, соперничающих между собой направлениях, как футуризм, акмеизм, новокрестьянская поэзия.

 

Особый тип миропонимания ренессансного человека XX в. проявился не только в литературе, но и в искусстве. Особенно тесно с символизмом оказались художники кружка «Мир искусства». В декоративно-прикладной области искания «Мира искусства» выражались в двух тенденциях. Одна из них шла из Абрамцева, имения С. Мамонтова, где в 80-е годы многие художники работали над возрождением русской старины. Аналогичные работы велись в имении княгини М. Тенишевой Талашкино (Смоленской губернии).

 

Другая тенденция представляла собой поиски современного стиля — стиля модерн. В рамках этого стиля зарождался конструктивизм*.   * Конструктивизм — направление в советском искусстве 20-х годов, ставившее задачи «конструктирования» окружающей среды, осмысления новых видов техники таких материалов, как стекло, металл и др.     В 1906 г.

 

кружок друзей сплачивается, чтобы провести в жизнь одну из своих старых идей: прославить русское искусство на Западе. Дягилев находит применение своему таланту организатора. Он устраивает в Париже выставку «Два века русской живописи и скульптуры», где наряду с художниками XVIII столетия были также широко представлены самые значительные мастера конца XIX-начала XX в. Так начиналось покорение Парижа- сердца культурной жизни Европы — русским искусством. В 1907 г. парижан знакомят с русской музыкой. Успеху программы из пяти концертов современной русской музыки в немалой степени способствуют участие самих композиторов: С. Рахманинова, Н. Римского-Корсакова и др.   Сезоны 1909-1911 гг. становятся событиями в мировой художественной жизни. Русское искусство оказывает влияние на формирование мировой художественной культуры. Во втором десятилетии XX в. появились многие художественные группировки. В 1910 г.

 

в Москве, в помещении литературно-художественного кружка на Б.

 

Дмитровке была открыта выставка «Бубновый валет», в которой приняли участие П.

 

Кончаловский, М.

 

Ларионов, Н. Гончарова, А.

 

Лентулов, Р. Фальк — представители изобразительного искусства. К ним примкнули футуристы и кубисты*.   * Кубизм — течение в европейском изобразительном искусстве начала XX в. (П. Пикассо, Ф. Леже, Ж. Брак).     М. Ларионов организовал специальные выставки — «Ослиный хвост», «Мишень». В 1913 г.

 

он издал книгу «Лучизм» — манифест абстрактного искусства. В эти же годы работают зачинатели абстракционизма: В. Кандинский, К. Малевич, В. Татлин. Ими созданы направления, получившие широкое распространение в истории зарубежного искусства 20-30-х годов: абстракционизм* (Кандинский), супрематизм** (Малевич), конструктивизм (Татлин).   * Абстрактное искусство, или абстракционизм, — направление в искусстве XX в., отказывающееся от изображения реальных предметов и явлений в живописи, скульптуре и графике.   ** Супрематизм (от лат.

 

supremus — наивысший) — разновидность абстрактного искусства, сочетание окрашенных геометрических фигур (квадрат, круг, треугольник).     Конец XIX-начало XX в. отмечается появлением новых архитектурных стилей: модерна, новорусского стиля, неоклассицизма. Архитектурную истину зодчие видели в органической связи между строительным материалом, конструкцией и формой. Здесь также сказывается тенденция к синтезу искусств: в архитектуру вводятся элементы живописи, скульптуры (в архиве работают В.М. Васнецов, М.А. Врубель, А.Н. Бенуа, И.Э.

 

Грабарь, С.В. Милютин, А.С.

 

Голубкина и др).   Хотя в целом русский авангард, как и западный, тяготел к асоциальности, к абсолютизации творческого «я», однако русская социально-культурная почва серебряного века сказывалась на творчестве авангардистов.

 

Это и трагизм «немоты» («Черный квадрат» К. Малевича), и метафизические поиски нового религиозного сознания. Задачи авангарда — выражать духовные абсолюты в формах, соответствующих глубинам психики. Отсюда стремление к синтезу искусств будущего, к их новому сосуществованию. Именно этому замыслу служила вся знаковая система художественной культуры серебряного века.

 

Русская история культуры этого периода представляет собой итог сложного и огромного пути.

 

В развитии общественного сознания, искусства и литературы той эпохи возникло и существовало множество направлений, течений, кружков, большая часть из которых оказалась очень нестойкой. Это, в частности, и подтверждало мысли о распаде культуры, ее конце.

 

Ощущение потребности в принципиально новом научном и художественном истолковании действительности стало всеобщим в общественном сознании.

 

Здесь и религиозно-философские искания, и новый тип человека, и становление либерально-государственной традиции установок на эволюцию и реформы, и начало философии ненасилия, и создание культурной ауры нового типа.   Непревзойденный, блестящий интеллектуализм обобщений философии Ренессанса не был достойно оценен ни современниками, ни широкой западной общественностью того периода, хотя дал новое направление культуре, философии, этике России и Запада, предвосхищая экзистенциализм, философию истории, новейшее богословие.   Серебряный век — это эпоха выдающихся художников, писателей, поэтов, живописцев, композиторов, актеров, философов. Это время создания новых направлений и открытий. Ни в одной стране, ни в одной национальной культуре мира XX век не дал такого ее взлета, как в России. Это был синтез, сплав реализма и романтизма, науки и полета фантазии, действительности и мечты, сущего и должного, прошедшего и настоящего, озаряемых грядущим.   Серебряный век в русской культуре — это своеобразное время, которое по-разному воспринимается различными деятелями культуры. Это время отказа от «социального» человека, эпоха тотального индивидуализма, интереса к тайнам подсознательного, к примату иррационального, время господства мистического в культуре. Это время создания нового менталитета, освобождения мышления от политики и социальности, время, породившее религиозно-философский Ренессанс. Эпоха серебряного века — это культ творчества как интегрирующего элемента в разломе «времени и личности художника».   Богатейшее культурное наследие этого периода составляет золотой фонд не только нашей отечественной, но и мировой культуры.    Контрольные вопросы

Do NOT follow this link or you will be banned from the site! Пролистать наверх