Лузина и а история экономики 3

История экономической науки оформилась в качестве ветви в системе экономических наук в XIXв.   Вначале произошло становление истории экономической мысли, а затем, во второй половине XIXв., выделение из нее истории политической экономии. Далее, в конце XIXв., появились в качестве отдельных отраслей знаний история народного хозяйства (история хозяйственного быта, история экономического быта, общая экономическая история). Часто история народного хозяйства излагалась одновременно с историей экономической мысли.

 

В первый период своего существования история народного хозяйства использовалась для демонстрации на примерах положений экономической теории, т.е. главной ее функцией была иллюстративная.

 

Арнольд Тойнби во второй половине XIX в. отметил ее мировоззренческую роль, когда написал, что историко-экономическая наука способна служить философией экономического развития.

 

Джон Невилл Кейнс отмечал три главные функции экономической истории:   1.

 

Историческая иллюстрация экономических теорий.   2. Историческая критика (т.е. проверка историей) экономических теорий.   3. Историческое обоснование новых экономических теорий.

 

Из этих функций следует глубокая и нерасторжимая связь историко-экономического знания с развитием экономической теории.   Полноценным экономистом можно стать, только имея знания всемирной истории хозяйства. Эти знания необходимы для развития стратегического и оперативного экономического мышления. Действительно, без знания истории методов государственного регулирования экономики в XX в., причин и факторов, способствовавших экономическому взлету в Японии, ФРГ и в других странах после второй мировой войны и т.д., невозможно предложить действенную систему мер по регулированию современной экономики в России. Знания истории экономики могут помочь как в понимании современной экономической теории, так и в поиске путей выхода из экономического кризиса и создания стабильно растущей экономики в России.

 

Считается общепринятым, что самые благоприятные условия для развития общества создаются рыночной экономикой.   Известно также, что процветают только 20 — 30 стран мира с рыночной экономикой, а сотни других далеко от них отстали, и разрыв не сокращается. Видимо, рыночные отношения, сами по себе, не обеспечивают процветания экономики.   Объектами изучения являются история и факторы зарождения, становления и развития экономических процессов и явлений.

 

Для экономической истории регионов объектами изучения являются экономические причины и последствия исторических событий, экономическая политика государств, историческая динамика хозяйства регионов.   Для истории народного хозяйства объектами являются эволюция способов производства, история хозяйственных механизмов и отраслей народного хозяйства, хозяйственных процессов (урбанизация, кооперирование, индустриализация и т.д.), история экономических институтов (налоговые и банковские системы, бухгалтерский учет и т.д.).   У любой науки выделяют предмет ее исследования. Учитывая интеграционный характер экономической истории, можно говорить о широком и узком понимании ее предмета. В широком смысле ее предметом является «экономическое движение» общества, закономерности и особенности его экономического развития, эволюция этих закономерностей, их связь со всеми другими сторонами общественной жизни. В узком смысле — это изучение хозяйственной деятельности народов различных стран, развития их производительных сил, смены способов производства, эволюция форм хозяйства и экономических институтов.

 

Экономической истории присущ ряд функций: прагматические (обобщение и усвоение опыта хозяйственного развития), ценностные (нравственная оценка средств и результатов различных процессов и преобразований), культурные (сохранение преемственности в хозяйственной практике, знакомство с альтернативными моделями развития), фундаментальные (анализ и обработка разнообразной экономической информации), мировоззренческие (формирование логики и стиля экономического мышления).   Основными методами являются: исторический, логический, метод классификаций, хронологический, сравнительно-исторический, метод исторического моделирования, математической статистики, социальной психологии.

 

Без знания экономической истории нельзя понять подоплеку политических событий прошлого и настоящего. История экономики и экономическая теория тесно связаны. Первая больше основывается на историческом методе исследования, вторая — на логическом, но обе подпитывают друг друга результатами исследований и, поэтому взаимосвязаны.

 

Основными источниками изучения экономической истории являются памятники материальной культуры и письменности, своды законов, деловые, административные и юридические документы, статистика.    ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ ИСТОРИИ ЭКОНОМИКИ КАК НАУКИ   Началом зарождения экономической истории как науки считается конец XIXв.

 

Сначала появились обширные собрания документов и первые истории цен.

 

В Англии это труды Роджерса (1866-1902), в Германии — Вибе (1895), во Франции — виконта д’Авениля (1894-1926), а также Золля (1893 -1894). Эти труды — начало экономической и количественной истории, основанной на анализе статистических данных: временных рядов объемов производства и потребления, цен и т.п.   Но современная экономическая история, как многогранная гуманитарная наука, возникла лишь в конце 20 — начале 30-х гг. в атмосфере мирового экономического кризиса огромного масштаба. Все, что мы имеем до 1929г., — это архаика экономической истории.   Во Франции лидирующую роль в ее создании сыграли Эрнест Лабрусс (1895-1988) и Фернан Бродель (1902-1985). Их труды были задуманы, выношены и созданы в атмосфере мирового кризиса 1929-1933гг.

 

Этот кризис затронул все сферы жизни, им закончился период «скрытого» развития экономики. Это было время конца старых и открытия новых технологических горизонтов, зарождения новой цивилизационной системы.

 

В течение нескольких лет были созданы длинные, уточненные, сложные и четкие статистические ряды, смело устремленные в прошлое, охватившие статистику XIXв.

 

и спустившиеся в протостатистику XVIIIв., а в Италии — даже в XIII — XIVвв.   Тогда и зародилась систематическая количественная экономическая история. Экономическая история стала не просто отраслью истории, но и наукой, помогающей политической экономии.

 

Она применяет для изучения прошлого модели, созданные для количественного анализа сегодняшней экономики. Это история движения, изменчивости, история сдвигов в структуре экономики.

 

Благодаря Ф.Броделю зародилась геоистория. Он описал Средиземноморье — пространство в 3 млн км2 воды, 2 млн км2 суши, 4 тыс.лет истории.

 

Средиземноморье оказалось пространством без государства, диалогом человека с землей и климатом, сражением человека с материальным миром вещей, без государственного посредничества, без ограничивающих права человека национальных пределов с их административной географией и границами.   В 50-х гг. в США и в Европе сложилась количественная экономическая история, начало которой положили Саймон Кузнец и Жан Марчевский. «Мы будем говорить впредь о количественной экономической истории, только если ее результаты могут быть представлены в виде национальных отчетов» (Пьер Шоню, 1970).   Новая форма количественной истории является историей экономического роста.

 

Это история «взлета», роста и разных этапов этого роста. Она неотделима от работ Уолтера Ростоу. Ускорение экономического роста, улучшение демографической ситуации в развитых странах, а также «демографический взрыв» в «третьем мире» — все это заставило изучать прошлые структуры экономического развития. Актуальной становится задача изучения механизмов развития, выявления общих характеристик и черт экономического развития.

 

Новая количественная экономическая история с гораздо большим трудом, чем это делала конъюнктурная динамика и географическая история 30-50-х гг., выходит за рамки собственно экономической сферы и требует перехода к новым методам анализа.

 

В последние годы происходит возврат к исследованию рядов и выход количественных методов на новый уровень. Первые исследования структурной динамики приходятся на конец XIXв., их взлет — на 1930-1935гг., а расцвет — на 1950-1960гг. Глобальная количественная история начинается около 1930г., ее взлет-начало 60-х гг., а кульминация — 1965-1968гг. С началом применения компьютеров третьего поколения ее возможности стали огромными.

 

Экономическая история сегодня не столько объект, сколько состояние сознания, совокупность методов, подход.   Экономическая история не перестает совершенствовать свои инструменты анализа. Так, например, использование регрессионного анализа антропологических данных из архивов армии показало их плодотворность для познания человеческой натуры. Была также создана история климатических изменений в коротком, среднем и долгом периодах. Был создан также метод серийной административной истории и регрессионной картографии.

 

Он позволяет использовать разрозненные цифровые данные для всей эпохи традиционных обществ в региональном масштабе с конца XIII в. до начала XIX в. Он был создан для изучения населения в сверхдолгом периоде.

 

Историческая демография позволяет исчислять нетто — коэффициент воспроизводства населения и вероятность выживания в разных странах и городах с XIV в.

 

до наших дней.   Создаются истории религиозной жизни, отношения к жизни, истории семейных пар, т.е. происходит переход от фундаментальных базовых структур социальности к истории любви, жизни и смерти.

 

Количественный анализ экономической и социальной истории позволил перейти к познанию страстей, разума, коллективной психологии и, в целом, к познанию систем цивилизации.   Благодаря количественной семантике и помощи компьютера появилась возможность серийного исследования документов, а также мебели, церквей и крестьянских жилищ. Таким образом, шаг за шагом, деталь за деталью выстраивается глобальная история цивилизации.

 

Теодор У.Шульц в 1974г.

 

заявил: «Практически все экономисты очень склонны недооценивать историю экономики стран, как с высоким, так и с низким доходом. По-моему, тенденция заниматься только сегодняшним днем весьма сомнительна».   На рубеже XIX-XX вв. экономическая история стала преподаваться как самостоятельный предмет в европейских университетах. Например, в 1895г. при Лондонском университете была создана школа экономики и политической науки, которую возглавил У.Хьюинс, один из родоначальников экономической истории Великобритании. В 1901г. коммерческую школу Бирмингемского университета возглавил крупный историк-экономист У.Эшли. Он же основал первую кафедру экономической истории в Гарвардском университете США. В 1910г. такая же кафедра была открыта в Манчестерском университете.

 

В 1928г. в Кембридже, а в 1931г. в Оксфорде были открыты кафедры экономической истории. Во Франции, в Париже, работает Институт экономической и социальной истории. Центр экономической и социальной истории действует при университете в Лионе. Быстро растет число университетов и курсов истории экономики, читаемых в них. В 46 итальянских университетах в начале 50-х гг.

 

читалось всего 15 курсов по экономической истории, в начале 70-х гг. — 51, а в начале 80-х гг. — уже 87.   Экономическая история читается в университетах США, причем в последнее время в составе курсов по экономической теории.

 

В Европе же эта наука сохранила свою самостоятельность.

 

В Великобритании с 1926г. существует Общество экономической истории, издающее с 1927г. экономический журнал «Economic History Review» («Обзор экономической истории»). С 1968г. оно стало издавать «Исследования по экономической истории», «Очерки по количественной экономической истории» и «Очерки по европейской экономической истории».   С 1972г. в Риме издается общеевропейский журнал экономической истории «The Journal of European Economic History» (Журнал европейской экономической истории). Начиная с 1960г. по экономической истории регулярно проводятся международные конгрессы. С 1962 г. работает международная ассоциация экономической истории.   Наиболее известными экономистами-историками являются: англичанин Арнольд Тойнби (1852-1883), написавший «Промышленный переворот в Англии в XVIIIв.», французы Фюстель де Куланис НумаДени (1830-1889), написавший «Историю общественного строя древней Франции», Марк Блок (1886-1944), один из основателей школы «Анналов», написавший «Характерные черты французской аграрной истории» и «Апологию истории», Лабрус Эрнест Камиль (1895-1972), изучавший историю Франции XVIII и XIX вв., исследовавший динамику цен и доходов, денежное обращение, периодические подъем и спады в экономике, историю техники и народонаселения.   Наиболее известным экономистом-историком является Фернан Бродель (1902-1985). Он написал две основные работы: двухтомнуюкнигу «Средиземноморье и средневековый мир в эпоху Филиппа II» и трехтомник «Материальная цивилизация, экономика и капитализм, XV — XVIII вв.», с 1956 по 1968г. был редактором журнала «Анналы: экономика, общество, цивилизация».   Наиболее известными немецкими экономистами-историками были Карл Бюхер (1847-1930), написавший «Возникновение народного хозяйства», где он выделял три стадии: «домашнее хозяйство» — с потреблением собственной продукции, «городское хозяйство» — с производством «на заказ», для собственного потребления и отчасти для обмена и «народное хозяйство» — национальное хозяйство с развитым обменом, а также Макс Вебер (1864-1920), главными трудами которого являются «История хозяйства (очерк всеобщей социально-экономической истории» и «Протестантская этика и дух капитализма». Он разработал теорию происхождения западноевропейского капитализма и считал, что протестантизм с его строгой пуританской этикой и поиском религиозного «спасения» в повседневной трудовой деятельности способствовал успеху ремесленников, предпринимателей и коммерсантов в реализации профессионального призвания.   Значителен вклад немецкого экономиста-историка Вернера Зомбарта (1863-1941), написавшего «Современный капитализм» (1902), «Буржуа» (1913), «Народное хозяйство Германии в XIX и начале XXв.» (1923).

 

Многие работы Карла Маркса (1818-1883) написаны на обширном историко-экономическом материале. Он одним из первых предложил продуманную философию истории, подкрепив ее экономической теорией. К.Маркс рассматривал экономический прогресс как главный двигатель общественного развития.

 

По мнению американского социолога Д.Белла, «западные теории общественного развития — В.Зомбарта, М.Вебера, Й.Шумпетера — являются диалогами с историческими схемами К.Маркса».   Значителен вклад известного американского экономиста и социолога Йозефа Алоиза Шумпетера (1883-1950), автора трудов «Теория экономического развития» (1911), «Экономические циклы: теоретический, исторический и статистический анализ капиталистического процесса» (1939), «Капитализм, социализм, демократия» (1942), «История экономического анализа» (1954). Он разработал динамичную концепцию экономического цикла. Ему же принадлежит вывод о неизбежной трансформации частнопредпринимательского капитализма в экономическую систему, развивающуюся при регулирующем воздействии государства.

 

Наиболее известные представители «новой экономической истории» — американские ученые А.Конрад, Дж.Мейер, Р.Фогель и С.Энгерман. Для этой школы характерно применение ЭВМ и широкое использование статистических методов исследований. Главное направление исследований — изучение альтернативных вариантов развития экономики на основе построения экономико-математических моделей исторического развития.   В 70-х гг.

 

«новая экономическая история» слилась с анализом долговременных тенденций экономического развития.   Последнее направление зародилось в конце XIXв. Большой вклад в его развитие внесли русские и советские (М.И.Туган-Барановский, Н.Д.Кондратьев, Е.С.Варга, И.А.Трахенберг и др.), английские (С.Джевонс), французские (А.Афтальон) и другие ученые. Основное направление исследований этой школы — анализ экономического цикла и долговременных тенденций развития экономики. В 60-е гг. на первый план вышли исследования факторов экономического роста, доходов населения, тенденций развития международной торговли и потоков капитала.   В 70-е гг.

 

на основе этого слияния появилось новое направление — историческая экономика, изучающая проблемы экономического роста и влияния на него различных факторов. Изучается роль научно-технического прогресса, смены технологий, эволюция финансовой системы и трудовых отношений, развитие денежных систем и международных финансовых рынков, роль государства в различных исторических условиях и т.д. Эти проблемы рассматриваются, например, в работе У.Ростоу «Мировая экономика».   Экономическая история как наука служит источником систематизированных фактов для экономической теории и поставщиком материалов для проверки вновь разрабатываемых экономических теорий и моделей.

 

В классической работе «Сфера и метод политической экономии» Джон Невилл Кейнс делает различие между «позитивной наукой, т.е. суммой систематизированных знаний о том, что существует; нормативной и регулирующей наукой, т.е. суммой систематизированных знаний, служащих для обсуждения того, что должно существовать; и искусством, т.е. системой правил для достижения поставленной цели», и прибавляет, что смешение этих различных уровней мышления является источником многочисленных и досадных ошибок».    ПЕРИОДИЗАЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ. ЗАРОЖДЕНИЕ ОБМЕНА     1.Вопросы периодизации истории экономики   В этой главе рассматривается эволюция хозяйства человека на первом этапе его зарождения и становления общественного хозяйства. Общественное хозяйство основывается на разделении труда, специализации отдельных групп людей в производстве тех или иных продуктов и развитии обмена продуктами труда между ними. Развитие общественного разделения труда и обмена — процесс длительный, связанный с освоением новых сфер деятельности человека, изобретением новых орудий труда и технологий производства, созданием системы общественной координации производства и других социальных институтов.   История человечества является очень длительной, хотя она охватывает лишь короткий период истории Вселенной, изучаемой астрономами. Развитие Вселенной, галактик, созвездий и солнечных систем они изучают на протяжении миллионов и миллиардов лет. На этом фоне известная нам история человечества, охватывающая несколько десятков тысяч лет его развития, кажется ничтожно короткой. Но для сегодняшнего человека, интересующегося чаще всего только самим собой и своими близкими и не заглядывающего более чем на несколько лет в будущее, может показаться очень далеким от его повседневных нужд изучение истории, т.е. событий, которые происходили сотни или даже тысячи лет назад. Тем не менее, изучение истории человечества необходимо, так как помогает понять как самих себя, так и современные политические и экономические процессы.

 

Сейчас, в очень сложный период развития России, психологическая потребность в исторических знаниях резко увеличилась. Возрос интерес людей к истории своих семей, которую они редко знают более чем на 100-150 лет (а это всего 3-4 поколения предков). Обычно считают, что за столетие сменяется три поколения. Демографы определяют величину среднего интервала смены поколений в 28 -30 лет, при средней продолжительности жизни человека в развитых странах около 70 лет. Иначе говоря, с начала «новой эры», за 20 веков сменилось более 60 поколений людей (если же учесть более короткую продолжительность жизни в прошлые века и более ранний брачный возраст людей, то более 100 поколений).   Выделение основных периодов развития человечества — периодизация экономической истории — является сложным и дискуссионным вопросом. Сегодня применяется два основных подхода: формационный и цивилизационный (иногда говорят о линейном и циклическом подходах). Формационный (линейный) подход основан на пятизвенном (или шестизвенном) делении К.Марксом мировой истории — первобытнообщинный строй, рабовладельческий, феодальный, капиталистический и коммунистический (первая фаза которого — социализм). По-видимому, формационная схема — это частная теория, применимая лишь к одному региону — Европе и к определенному отрезку времени — примерно от момента зарождения классов и государств и до XXв.   К другим подходам к периодизации относятся деление истории человечества на доиндустриальное, индустриальное, постиндустриальное общества (Д.Белл, А.Турен и др.), аграрную, индустриальную, технотронную цивилизацию (О.Тоффлер). В них тоже заложено представление об историческом прогрессе как о движении от простого к сложному, от менее развитых к более развитым отношениям.

 

Каждый из подходов к периодизации истории ограничен и не может претендовать на универсальность. Сегодня общепринятой периодизацией является следующая: древняя история (100 тыс. лет до н.э. — V в. н.э.), средние века (V — XVвв.), новое время (XVI -XIXвв.), новейшее время (с 1914г. до наших дней). Но эту, довольно грубую периодизацию, трудно применить к экономической истории.   Для экономистов же наиболее важна та часть знаний об истории человечества, которая касается истории материальной цивилизации, т.е. истории развития производства, торговли, денег, государства, финансов, экономических институтов и методов регулирования государством экономической деятельности людей.

 

История первобытного способа производства охватывает, по-видимому, всю древнюю историю человеческого общества. Обычно она делится на:   1) ранний древнекаменный век (нижний палеолит), в котором археологи выделяют три типа древнего человека: питекантропа, синантропа и неандертальца. К этому периоду относят появление древнейших каменных орудий, происхождение человеческой речи и искусственное добывание огня (с 700-го до 40-го тыс.до н.э.);   2) поздний древнекаменный век (верхний палеолит), с которым связано появление человека современного типа — кроманьонца (с 60-го до 14-го тыс.до н.э.). В этот период начинают складываться три основные человеческие расы: негроидно-австралоидная раса, европеоидная, или европейско-азиатская раса и монголоидная, или азиатско-американская раса. В этот период оформляется матриархальная родовая община, появляются первобытные религиозные представления и палеолитическое искусство.

 

Совершенствуются каменные орудия труда, набор орудий соответствует 30 — 40 функциям, в основном охотничьим. Появляется лук, зернотерки, ступы, песты;   3) средний и новый каменный век (мезолит и неолит).

 

Охватывает с 13-го до 4-го тыс.до н.

 

э., в том числе неолит 6-4-го тыс. до н. э. Развивается родоплеменной строй, возникают земледелие и скотоводство (с. 39), осваивается искусственное орошение.

 

Появляются орудия из обсидиана — вулканического стекла, полое сверло, шлифованные топоры и тесла, жатвенные ножи, гончарная посуда, лодки-долбленки и сани, серпы и мотыги. В позднем неолите появляются первые ткацкие станки — горизонтальные (Египет) и вертикальные (Передняя Азия, Европа).

 

Древнейшая кузнечная обработка меди зафиксирована в Передней Азии с 8-го тыс.до н. э., а в 5-4-м тыс. до н.

 

э. на Ближнем Востоке и в Иране освоено бронзо-литейное производство.   В период неолита происходит разложение первобытнообщинного строя и возникновение раннеклассового общества (4 — 3-е тыс.до н.э.). Появляются первые государства: Древний Египет, Шумер, Элам, Лагаш и Ур, государства в Китае и Индии.   В 3 — 2-м тыс.

 

до н. э. возникают новые государства: Вавилония, Ассирия и Митанни, Хеттская держава, Финикия, Палестина и Сирия, Крит, Микены.

 

Самыми древними способами хозяйственной деятельности человека были охота и собирательство. Люди жили первобытной общиной или большой семьей (родом), собственность на орудия труда была коллективной, распределение материальных благ-уравнительным.   Овладение огнем произошло примерно 500 — 400 тыс. лет назад (по другим данным, на 1 млн лет раньше). В конце верхнего палеолита был изобретен лук (примерно 15 тыс. лет назад), совершенствуется копьеметалка.   Большую часть истории человечества мы знаем благодаря исследованиям археологов, изучающих ее с помощью материальных следов культуры.

 

Письменные источники охватывают лишь несколько последних тысячелетий, причем не все древние языки поддаются расшифровке.   В что в мезолите и неолите подавляющая часть продукта труда направлялась на личное потребление, причем в мезолите этот продукт давали, в основном, охота, рыболовство и собирательство (65%), а в неолите большую роль начали играть земледелие и скотоводство (35%). В раннеклассовом обществе появились государственное потребление (государственные услуги), начали развиваться транспорт и торговля, религия, искусство и наука (интеллектуальная деятельность). К эпохе античного общества доля охоты и собирательства снизилась до ничтожного уровня (7%), т.е. подавляющая часть общественного продукта создавалась уже в аграрном секторе (25%), ремеслах (31%), добывающей промышленности, строительстве (15%) и на транспорте (5%). Существенных размеров достигли государственные услуги (12%) и интеллектуальный продукт (10%). Несомненно, что эти грубые оценки далеки по точности от современных статистических данных, но они иллюстрируют динамику структуры общественного продукта по отраслям и воспроизводственным секторам в древнем человеческом обществе.     2. Зарождение обмена.   «Хозяйственная жизнь древних людей была примитивной, охота и собирательство диких растений были единственными способами добычи средств существования. Самый удивительный период в жизни людей — хозяйство без обмена», — писал польский историк Х.Цывиньский. Почти весь древнекаменный век, т.е. более 650 тыс.

 

древний человек обходился без обмена продуктами своего труда с другими людьми. Господство в древности автаркии — хозяйственной замкнутости, считается чем-то естественным, не требующим пояснений. Плотность населения была очень низкой, встречи представителей отдельных родов крайне редкими и нерегулярными.   Тем не менее, археологи, изучающие каменный век, уже привыкли к тому, что балтийский янтарь встречается при раскопках палеолитических стоянок во Франции и Австрии, раковины из Красного моря — в Северной Италии и Швейцарии, т.е. на расстоянии многих сотен и даже тысяч километров от места их добычи.   Вулканическое стекло с острова Милое найдено на стоянке на Пелопонесе у города Койла (10 тыс.

 

лет до н.э.), т.е. за 93 мили по морю от места добычи. Позднее, через 2 тыс.лет, это стекло и изделия из него были развезены по всему побережью Эгейского моря. Четыре тысячи лет до н.э. кремень стандартных размеров из Дании распространялся по всей Северной Европе. Изделия из светлого кремня из-под Гран-Прессиньи на юге Франции попадали в долину Роны и в Швейцарию, на берега оз. Невшатель. В Бельгии обнаружено около 2 тыс.

 

шурфов, некоторые глубиной до 20 м. Серо-голубой камень из них находят в поселениях древних людей в дельтах Рейна и Эско.   Самым ранним предметом обмена на Ближнем Востоке было черное вулканическое стекло (обсидиан). Он встречается в раскопках, относящихся к раннему каменному веку. Были установлены 7 центров его добычи.

 

Первые из них начали работать в 18 тыс. до н.э. Иначе говоря, уже 10 или 20 тыс. лет назад существовали международный товарный обмен и товарное производство каменных изделий, раковин и янтарных бус на «экспорт».

 

Аналогичные археологические находки были сделаны в Северной Америке: их датируют 3-4 тыс.лет назад — в медном веке. Это свидетельствует о том, что уже в древнем мире обмен не был случайным, племена и роды специализировались на производстве тех или иных изделий.   Ф.Энгельс высказал мнение, что закон стоимости действует уже около 5-7 тыс. лет. Для его времени это была смелая оценка. Современная история и археология позволяют считать, что товарообмен возник не менее 10-12 тыс.

 

лет назад.   До сих пор еще бытуют воззрения, сложившиеся в Древней Греции, что в истории человечества последовательно сменялись три формы хозяйствования: охотничье-собирательская, скотоводческая и земледельческая. Последняя считалась высшей формой, скотоводов же древние греки считали дикарями. Этой точки зрения придерживались А.Смит и Ж.-Ж.Руссо, аналогичные взгляды изложены в Библии.

 

Между тем доказано, что земледелие (с.

 

32) гораздо древнее скотоводства и возникло из собирательства. Одомашнивание животных скорее происходило у земледельцев, чем у охотников, так как у последних не было запасов кормов. Земледелие дало толчок развитию хозяйства, переходу от присваивающего к производящему хозяйству, от экономики немедленного потребления к экономике с запасами и распределением потребления во времени.   Производящее хозяйство появилось впервые в Передней и Центральной Азии между Средиземным морем и иранским Хорасаном. Избыточное население переселялось через Балканы на Запад, а через Курдистан и Туркмению — на Восток.   Первое общественное разделение труда — выделение родов с производящей экономикой из среды присваивающего хозяйства произошло 8-6 тыс. лет до н.э.

 

Второе общественное разделение труда — выделение из племен — с производящей экономикой скотоводческого уклада — в последней трети 3-го тыс. до н.э.   С появлением общественного разделения труда стал необходимым регулярный обмен продуктами труда. Этот обмен требовал использования тех или иных форм (т.е. торговли) и средств обмена, а также определения пропорций обмена.

 

Специализация в производстве каменных топоров, ножей, наконечников копий и стрел заставляет сделать вывод о существовании и развитии торговли и торговых путей, а так же средств обмена — прообраза денег.   Современные монетаристы считают, что издревне экономическая жизнь определялась решениями «сильных мира сего».

 

Более традиционный подход — мнение о «стихийности» экономического развития, которое определяется множеством решений многочисленных субъектов экономической деятельности.

 

Поскольку обмен начался еще в каменном веке, то в торговле использовались не металлические деньги, а глиняные, т.е. даже не деньги в привычном смысле, а их прообразы.   Как отмечает американский востоковед А.П.Оппенгейм, один из исследователей древней Месопотамии, в 3-м тыс. до нашей эры существовало два типа торговли. Первый — экспорт готовых изделий в обмен на сырье и другие товары, необходимые в городе-экспортере. Второй — транзит товаров, т.е. перевозка товаров, купленных в одном месте и продаваемых в другом. Во втором случае деньги в какой-то форме необходимы.   Археологи часто находили маленькие стилизованные скульптурные изображения из необожженной глины, размером с грецкий орех.

 

Они встречаются на огромной территории: от Хартума в Северной Африке до Копет-Дага в нынешней Туркмении, от Малой Азии до устья Инда.

 

Самые древние находки относятся к 9-му тыс. до н.

 

э., т.е. древнее письменности.   А.П.Оппенгейм высказал предположение, что эти фигурки, названные им жетонами, использовались для счета и назывались по аккадски «abnu», от корня «abn» — считать, перечислять (древние счеты назывались абак).

 

Р. де Мекенем высказал предположение, что эти жетоны — своеобразное учебное пособие, применявшееся при обучении детей, что-то вроде азбуки с картинками.   Дело в том, что изображения на глиняных жетонах в точности соответствуют протошумерским иероглифам. Поскольку иероглифы появились позже, совпадение объяснимо только тем, что иероглифы представляют изображения этих предметов.

 

На английском языке они называются «токенами», а на французском и русском «жетонами». Экономисты XVIIIв. использовали слово «токен» применительно к деньгам, как «знак стоимости».   «Жетоны» не меняли свою форму в течение 60 веков, не менялись и нанесенные на них графические символы.   Археологи строили разные гипотезы о назначении этих жетонов.   1. «Знаками собственности, по-видимому, были и так называемые пуговицевидные печати, известные по энеолитическим культурам Передней Азии и Греции».

 

2. «Предположительно жетоны использовались для учета собранного урожая и распределения его между членами общества и (или) по времени — до будущего урожая».

 

Назначение жетонов неизвестно для периода письменной истории, тем более для времен более ранних.   По предположению Пьера Амье жетоны с отверстиями использовались при крупномасштабных торговых сделках, когда их соединяли в связки. Обнаружены так же наборы жетонов внутри замурованных дынеобразных глиняных сосудов. На внешней стороне этих сосудов находились отпечатки тех жетонов, которые были помещены в сосуд. Предположительно сосуды с жетонами служили накладными при партиях товаров, описывали товары и использовались для проверки сохранности товаров.   Другое предположение — это остатки архивов государственной канцелярии.   Третье — это жалованье для государственных чиновников, развозимое по местам их службы.   Д.Жман-Бессера выделила 200 видов жетонов и сгруппировала по геометрическим формам в 15 классов: шары, конусы, диски и т.д. Генрих Шлиман найденные при раскопках Трои жетоны назвал «пряслицами», так как они могли быть настоящими пряслами от веретена. Но такое их назначение вызывало сомнения в связи с вырезанными на них рисунками и знаками: солнца, фигуры молящегося человека и т. д.   Древнейшие китайские бронзовые монеты — цяни, просуществовавшие с IXв. до н.э. до середины IIIв. н.э., — явное подражание глиняным «пряслицам». Сами же пряслица были близки по форме к ритуальным нефритовым кольцам и круглым кремням с отверстием посредине. По-видимому, форма цяня заимствована у яшмовых дисков -драгоценности, служащей символом Неба. Китайские и корейские археологи называют нефритовые диски «каменными деньгами».   Глиняные и каменные пряслица встречаются часто и повсеместно, от Шумера до Урала и Подмосковья, Украины, Белоруссии и Дальнего Востока. Одно из возможных использований — в качестве грузиков в ткацких станках и рыболовстве.   В бассейне р.Москвы на 14 городищах найдено 1088 глиняных «грузиков», в лесах Зауралья на стоянках времен неолита и бронзы — 53 каменных диска. Они оказались неудобны для использования в качестве грузиков или скребла.   Ценность каменного диска с дыркой должна быть высока, так как эксперименты показали, что бушмену требуется не менее 10 дней, чтобы выдолбить в камне дырку с помощью инструмента, сделанного из черного, очень твердого камня — лидити.

 

В нынешних ставках заработной платы, ценность такого диска не менее 400 руб. в России (10 дней х 40 руб. в день), или около 100 дол. в США. Это сравнение достаточно условно, но дает понимание, что меновая ценность таких дисков должна была быть значительной.    ПРИЧИНЫ И ПОСЛЕДСТВИЯ НЕОЛИТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ. ЗАРОЖДЕНИЕ ГОСУДАРСТВ     1.»Неолитическая революция» и причины перехода к производящей экономике.   Переход от хозяйства присваивающего, т.е.

 

основанного преимущественно на охоте и собирательстве с использованием примитивных каменных орудий, к хозяйству производящему, основанному на земледелии, скотоводстве и ремесленном производстве назван историками «неолитической революцией».   Тесно связана с неолитической революцией и эволюция форм общественной жизни и хозяйства древних людей. Поэтому в этой же главе рассмотрены функции первых государств и их роль в становлении общественного хозяйства.   Ученые не пришли к единому мнению о причинах перехода к производящему хозяйству.

 

По-видимому, в числе этих причин были следующие:   1.

 

Истощение запасов дичи и полезных растений с совершенствованием способов охоты и ростом численности населения.   2. Повышение технического уровня орудий труда и развитие знаний.   3. Наличие благоприятных природных условий, способствующих развитию земледелия и скотоводства.   С переходом к производящему хозяйству человек начал выращивать пшеницу, ячмень, горох, чечевицу, вику, маис, финиковую пальму, банановое и хлебное дерево, разводить домашних животных — овцу, козу, корову, свинью, собаку, лошадь.   «Неолитическая революция» происходила в ряде центров возникновения земледелия:   1. Северо-западный Таиланд — 10 — 6-е тыс. до н.э.   2. Передняя Азия и Восточное Средиземноморье — 8 — 6 тыс.

 

лет до н.э.   3.

 

Индокитай — 7 — б тыс. лет до н.э.   4. Иран и Средняя Азия — 6 — 5 тыс. лет до н.э.   5. Долина Нила — 5 — 4 тыс. лет до н.э.   6. Индия — 5 — 3 тыс. лет до н.э.   7.

 

Индонезия, Китай, Центральная Америка, Перу — 4-1 тыс. лет до н.э.   В Европе первые признаки возникновения производящего хозяйства относятся к 7 — 6-му тыс. до н.э. на юго-востоке и к 4-му тыс. до н.э. на севере.

 

Переход к земледелию приводил к росту численности жителей.

 

Избыточное население мигрировало на неосвоенные земли. Средняя скорость продвижения земледельческих племен в Европе — примерно 5,5 км в год, или за одно поколение от 100 до 150 км. Развитие земледелия и скотоводства создавало предпосылки зарождения ремесла, т.е. производства одежды, обуви, орудий труда, строительства жилищ и т.д.

 

По мере освоения производства металлов, особенно железа (2-е тыс. до н.э. в Египте и Месопотамии, начало 1-го тыс. до н.э.

 

в Европе) производство орудий труда усложнилось и выделилось в отдельный вид производства — ремесло. Ремесло отделилось от земледелия. С развитием и усложнением обмена товаров выделилась следующая отрасль — торговля.

 

Например, в начале 3-го тыс. до н.э.

 

в некоторых поселках Ирана и Северной Сирии обитали целые общины месопотамских торговцев.   Переход к земледелию, скотоводству и ремеслам вызвал имущественное и социальное неравенство, привел к образованию государства.

 

Возникновение государств было вызвано также необходимостью коллективных действий при ведении интенсивного хозяйства с ирригационным земледелием (с.

 

29) и защиты от внешних нападений.   Благодаря успехам археологии и этнографии наши знания о первобытном обществе существенно расширились. Если в XIX в.

 

и начале XX в. период исторического охвата ограничивался 3 тыс. лет, то к концу XX в. история многих регионов насчитывает 10-12 тыс. лет.   Общество всегда развивалось, проходило различные этапы. Поэтому производится выделение периодов его развития.   Особое значение имеет выделение «неолита» (нового каменного века) как периода неолитической революции. Это понятие ввел английский археолог Г.Чайлд, описывая принципиальный качественный переворот (примерно в 7 -3-м тыс.

 

до н.э.) при переходе от присваивающего к производящему хозяйству. Этот переход от охоты, рыболовства и собирательства к земледелию, скотоводству, металлургии и металлообработке. керамическому производству.   Длительное время наш предок, кроманьонский человек, появившийся 40 тыс. лет назад, занимался охотой, рыболовством, собирательством плодов и корней растений.

 

Он использовал кремневые, костяные и другие орудия, которые сам изготавливал.   Кроманьонцы жили семейной общиной (кланом), которой руководили опытные добытчики пищи, знатоки обычаев и обрядов. Семейную общину объединяли родственные отношения людей нескольких поколений.   Несколько семейных общин могли объединяться также на родственной основе в более крупные племенные образования, для организации походов, коллективных охот и для защиты от нападений.   Такую социальную организацию называют родоплеменным строем. В нем существовала половозрастная система разделения труда, система брачно-семейных отношений и распределения пищи. Формы брака варьировались от моногамных до гаремных форм семей.

 

Форма власти была потестарной, в отличие от власти в государственно-организационном обществе, т.е. была власть предводителя (вождя) и совета старейшин. Существовали выборность, сменяемость вождей, предводителей, совета старейшин.   Потестарная власть предводителя семейной общины основывалась не только на его авторитете, но и на принуждении. Нарушитель мог быть наказан, вплоть до изгнания и лишения жизни. Для разрешения споров применялись состязания (поединки) спорящих, суд родственников, посредников, вождя и совета старейшин.   Но на рубеже 12-10 тыс. лет назад произошли неблагоприятные изменения климата земли, началось наступление ледников и вымирание мамонтов, шерстистых носорогов, приведшее к сокращению источников питания человека.   Человечество сумело выжить в этих условиях, перейдя к производящей экономике. Начав с архаичных форм земледелия, оно переходило к подсечно-огневому, неполивному, поливному, в том числе ирригационному земледелию и скотоводству (пастбищному, отгонному, а затем и кочевому).   Этот переход сопровождался не только селекцией более продуктивных растений и животных, но и освоением изготовления керамических изделий, а также металлургии и металлообработки.   Производящая экономика стала к 4 — 3-му тыс.

 

до н.э. вторым после присваивающей и основным способом существования и выживания человечества.

 

Итогом «неолитической революции» стало возникновение ранних государств (на Ближнем Востоке — в 6-м тыс. до н.э.). К 4 — 3-му тыс. до н.э.

 

относится расцвет раннеземледельческих обществ. Происходит становление раннеклассовых обществ — возникают первые цивилизации.   Они возникали в долинах крупных рек (Тигр и Ефрат, Нил, Инд, Янцзы и др.) приблизительно между 20 и 40° северной широты в наиболее благоприятных для земледелия климатических условиях и составили к 3 — 2-му тыс. до н.э. пояс первичных цивилизаций, протянувшийся от Средиземного моря до Тихого океана.

 

Переход к производящей экономике обеспечил рост человечества («демографический взрыв»). Без этого роста населения и увеличения его плотности было бы невозможно развитие разделения труда, ремесел, торговли и возникновение государств. Например, народы севера Сибири из-за крайне низкой плотности населения так и не смогли создать каких-либо государственных форм и развить новые отрасли производства, помимо охоты, рыболовства, скотоводства и собирательства.

 

Наоборот, в регионах с благоприятными для земледелия климатическими условиями плотность населения быстро росла, что способствовало развитию разделения труда, обмена и созданию первых государственных образований.   Численность людей на земле 35 — 40 тыс. лет назад составляла (по разным оценкам) от нескольких сот тысяч до миллиона человек. Взяв исходное население в 500 тыс.

 

человек, растущее на 0,023 % в год, мы получили через 40 тыс. лет примерно 5 млрд человек -численность, к которой сейчас приближается население Земли. Однако известно, что темпы роста населения значительно отличались в разные эпохи.   Первый скачок в темпах роста (и численности) населения наблюдался примерно 40 — 35 тыс. лет назад (в период появления и расселения по земному шару неоантропов (кроманьонцев). Второй этап «ускорения» роста численности населения Земли приходится на 10-5 тыс. лет до н. э., т.е. на период «неолитической революции», освоения человечеством земледелия и скотоводства и появления первых государств.

 

Все оценки говорят о том, что на протяжении последних 10 тыс. лет темпы роста населения Земли имеют общую тенденцию к увеличению.   Следует отметить, что рост населения во всем мире, и особенно в крупных регионах, шел неравномерно и даже наблюдаются циклические колебания численности населения в Китае, Европе и на Индостанском субконтиненте.

 

Быстрый рост населения в Европе с 400 г. до н.э. и примерно до 400 г. н.э. совпадает с расцветом Средиземноморской цивилизации, становлением и развитием Римской империи, распад которой и становление раннефеодального строя в Европе привели более чем к двухкратному снижению численности населения в период с 400 г. до 800 г. н.э. Население Китая выросло более чем в три раза (с 20 до 70 млн человек) с 400 г. до н. э. до I в.

 

н. э., а затем почти три века снижалось до уровня примерно 20 — 25 млн человек в 400 г. н. э.

 

Затем оно росло примерно восемь веков до более чем 120 млн человек в 1200 г.

 

н.э.

 

(с небольшими спадами в IX — Х вв.), чтобы затем сократиться почти вдвое в XIII — XIV вв. (по-видимому, в связи с завоеванием Китая татаро-монголами). Резкие спады численности населения наблюдаются в XIII — XIV вв.

 

на территории СССР, Юго-Западной Азии, Индостанского субконтинента и Европы, что также, по-видимому, связано с опустошительными завоеваниями татаро-монголов в этот период.

 

Распад империи чингизидов в XV в. также сопровождался снижением численности населения на территории СССР.   Расчеты показывают, что охотнику, вооруженному луком и стрелами, чтобы прокормиться, необходимо не менее 20 км2. Этой площади хватает для существования нескольких сот (или даже тысяч) земледельцев, поэтому «неолитическая революция» сопровождалась бурным демографическим ростом.   По другим расчетам население Земли насчитывало в конце мезолита (7 тыс. лет до н. э.) 10 млн человек и выросло в конце неолита до 50 млн человек (2 тыс.

 

лет до н. э.). Этот рост возник благодаря переходу к производящей экономике и тому, что человек стал создавать прибавочный продукт. Селекция растений, поливное земледелие в условиях ирригации привели к небывалому росту урожаев.   Например, урожайность зерновых в 1-м тыс.

 

до н. э. составляла в Египте и Средней Азии сам — пятнадцать — сам — двадцать (т.е. урожай в 15-20 раз превосходил расход семян).

 

Для сравнения, в Италии во II -1 в. до н. э. — сам — десять, во Франции и Англии в XIII -XV вв.

 

— сам — три — сам — четыре, во Франции XX в. — сам — двадцать, в Московском княжестве XV в. — сам — три. Общественно-организованный труд повышает производительность труда и приводит к возникновению прибавочного продукта, что ведет к появлению и развитию новых форм собственности: коллективной, групповой, частной и, как следствие, к социальному расслоению общества. Появление новых профессий, как производственных, так и управленческих, также способствует социальной дифференциации общества.     2.Социальные и экономические функции первых государств   Первые государства возникают к 4 — 3-му тыс.

 

до н.э. в Месопотамии, Месоамерике, в Горном Перу независимо друг от друга в форме городов-государств.

 

Города-государства возникли из поселков (селений), в которых жили свободные общинники-земледельцы, они представляли уже не родовую (семейную), а соседскую общину. Такой город выделяется в хозяйственный и религиозный центр и постепенно перерастает в административно-хозяйственный и религиозный центр — город.   Этому способствует плодородная местность, где он расположен (высокие урожаи — высокая плотность населения) и удобное географическое положение (транспортный фактор — на берегу большой реки или удобной бухты).   В таком городе постоянно проживают вожди и жрецы, появляются кварталы горшечников, медников, других ремесленников, выделяется знать, формируется первоначальный аппарат управления, занимающийся организацией производства, учетом, сбором налогов и выдачами из общественных фондов и т.п.   В нем формируется три центра управления: городская община, дворец и храм.   Город стал выполнять функции государственного управления по отношению к населению сельских окрестностей и прилегающих поселений.

 

Он стал также религиозным и торговым центром. Внутренний и межгосударственный продуктообмен развивается в товарообмен.

 

Первоначально каждая «большая семья» внутри города обеспечивала себя продуктами полностью, но с развитием разделения труда, профессиональной и классовой дифференциации общества развивается продуктообмен, взимание дани и налогов. Со временем развиваются функции защиты от военных нападений и организации военных походов, создания и распределения общественных запасов, социальные институты для разрешения споров (судебная система), поддержания традиций и обычаев (мораль), светских и религиозных правил (право), развиваются ремесла и торговля и т.п.   Жрецы и храмы выполняли разнообразные практические (хозяйственные и религиозные) функции.

 

Жрецы разрабатывали календари на основе наблюдений за солнцем, луной и звездами и определяли порядок проведения полевых работ. Они же в храмах создавали запасы продовольствия для общественных нужд, создавали ремесленные мастерские и руководили их работой. Все это сопровождалось религиозным оформлением, а решения жрецов освящались покровительством богов.   В качестве одной из важных функций города-государства являлась функция информационного обслуживания общества.

 

Существовала потребность в совместном использовании земельных угодий, воды, ирригационных сооружений, а также в строительстве каналов, мостов, крепостей, гаваней и маяков, потребность создавать, учитывать и распределять общественные запасы, учитывать поступления дани и налогов.   Функцию создания и управления информационной системой берет на себя специальная группа людей — жрецы, писцы и др. Они монополизируют знания, осуществляют контроль над общественными фондами, выполняют судебные и карательные функции, служат социальной интеграции и стабильности общества.   Ранее в отечественной теории происхождение государства объяснялось по иной схеме. С переходом общества к земледелию появился прибавочный продукт, и, как следствие, частная собственность.

 

Общество разделяется на классы, выделяется господствующий класс, который создает государство, с тем чтобы с помощью насилия, принуждения держать в подчинении эксплуатируемый класс. Пленных, которых ранее убивали и съедали, стало выгодно использовать в качестве рабов.

 

Схема была проста: прибавочный продукт — частная собственность — классы — господствующий класс — государство -насилие и принуждение — рабовладение (с. 18).   Функции государства требовали создания разветвленного бюрократического аппарата: даже в небольших городах-государствах 4 — 3-го тыс. до н.

 

э. насчитывалось от 80 до 130 должностей и профессий.

 

Но классовая природа государств проявлялась лишь со временем, когда расслоение общества на классы приводило к захвату власти в государстве господствующим классом и приспособлением его к своим нуждам. Таким образом, само первичное государство выступает мощным катализатором классообразования, но на основе развития производительных сил и роста прибавочного продукта. Господствующие классы присваивали в своих интересах производимый благодаря разделению труда прибавочный продукт, эффект синэргии (эффект коллективного труда).   При этом деформируются структуры первичного государства, исчезает практика выборности вождей, военачальников, членов городских советов и магистратов. Институты выборности остаются только в мифах и легендах, на практике происходит узурпация власти экономически сильным классом и превращением его в политически господствующий класс.   Исторические данные свидетельствуют, что общинники-земледельцы не были рабами. Они имели отношения непосредственно с государством, и их зависимость не была ни рабством, ни крепостничеством.   Если в Древней Греции и Римской империи возникали впоследствии рабовладельческие государства, то это было явлением не универсальным, а уникальным.

 

Но и в них, наравне с рабовладением, существовали свободные общинники-земледельцы.   Государства так называемого азиатского способа производства были широко распространены в Азии, Африке и в Америке. Основывались они на господстве государственного бюрократического аппарата над массой общинников-земледельцев (государства Древнего Египта, Ближнего Востока, Индии и Китая, других регионов).   Государство стало новой структурной организацией общества, так как выделился из общества особый слой людей, основным занятием которого являлись управление и организационная деятельность.   В отличие от первобытного общества государство было территориальным образованием. Территория стала неотъемлемым атрибутом, собственностью государства, и многие войны 3 — 2-го тыс. до н.э. велись ради расширения или защиты территории.   Аппарат государства ориентировался не только на управление теми или иными родственными, этническими или социальными группами, но и на управление территориями.   Признаками государства являются: а)единое территориальное пространство; б)единое экономическое пространство; в)наличие особого слоя людей — аппарата управления; г)единая система мер, весов и денег; д)единая система налогов и финансов.     3. Хозяйственные достижения древних государств   Древний Восток стал колыбелью цивилизации. В Древнем Шумере в 3-м тыс. до н.

 

э. в земледелии выращивались ячмень, полба, просо, горох, чечевица, фасоль, лен, овощи, финиковая пальма, виноград, яблоки.

 

Появились гончарное, камнерезное, ювелирное дело, развивались другие ремесла и торговля. Росли селения, в центре которых были храмы, где работали ремесленники. Шумеры овладели методами литья и паяния меди. Земля делилась на две части.   Одна часть делилась между большими семьями и могла продаваться и покупаться. Другая входила в фонд храмовой земли и делилась на две категории: собственно-храмовая, передаваемая в ненаследуемое пользование храмовому персоналу за исполнение обязанностей и сдаваемая в аренду за часть урожая. Были и рабы, но в производстве они были мало заняты.

 

В первой половине 2-го тыс.до н.э. образовалось Вавилонское царство, достигшее наибольшего расцвета при царе Хаммурапи (XVIIIв. до н.э.). Хозяйство было децентрализованным, существовал общинно-частный сектор; царская земля, мастерские, торговые учреждения раздавались чиновникам и воинам в условное держание за службу, остальным — в аренду. За аренду пашни взималось 1/3 урожая, за садовые земли — 2/3. Из Вавилона вывозили зерно, финики, шерсть, ремесленные изделия, ввозили лес, камень, металлы.   Существовали долговое рабство и ростовщичество, причем законы Хаммурапи ограничивали норму дохода: 20 % в год за взятое в долг серебро, 33 % — за зерновую ссуду. Долговое рабство не превышало трех лет. Рабство было патриархальным, рабы могли иметь имущество, вступать в брак со свободными.   В Древнем Египте первые государственные образования — «нормы» возникли во второй половине 4-го тыс.

 

до н. э. На рубеже 4-го и 3-го тыс. враждовавшие Верхне- и Нижнеегипетское царство объединились в единое государство. Верхний Египет стал центром земледелия, а Нижний -скотоводства, садоводства и виноградарства.   В Египте была создана совершенная оросительная система. В период Среднего Царства (XXII — XVIII вв. до н. э.) были созданы водохранилище, соединенное каналом с Нилом, и разветвленная система каналов в Фаюмском оазисе.

 

За 2 тыс. лет до н. э. в Китае появились сложные гидротехнические сооружения в долинах рек Хуанхэ и Янцзы. Причем на Востоке в древности строились каналы шириной до 20 м, как оросительные, так и судоходные.   Была достигнута высокая продуктивность земледелия, развиты садоводство, огородничество, виноградарство. Египтяне освоили пчеловодство, научились делать папирус.

 

Главным богатством Египта было зерно — ячмень и пшеница.   Древние египтяне задолго до нашей эры освоили производство цветного стекла и стеклодувное дело. В 3-м тыс. до н. э.

 

в Китае научились делать тончайшие шелковые ткани.

 

В урожайные годы на Востоке собирали урожаи по 30 — 40 ц с га.   В Египте существовало царское, храмовое и вельможное хозяйство, причем в последнем было занято, по-видимому, наибольшее число общинников. Вельможное хозяйство состояло из двух частей: одна была платой за должность и считалась условным владением, другая находилась в собственности.   Верховное право на землю принадлежало фараону, являвшемуся организатором и распорядителем ирригационной системы. Земли обрабатывались отрядами, получавшими из хозяйства семена, тягловый скот, одежду.

 

Урожай принадлежал хозяину.

 

В Египте централизованно распределялась основная масса произведенного продукта. Чиновники скрупулезно учитывали урожай и количество скота. Общинники, работающие на строительстве и ирригационных объектах, получали инструмент и продовольствие из государственных хранилищ.   Мелкие земледельцы трудились в царском, храмовом и вельможном хозяйствах. С юности они распределялись по профессиям (земледельцы, пастухи, торговцы, воины и т.д.), где они должны были работать пожизненно.   В период Нового царства (1580 — 1085 гг. до н.э.) владения Египта были расширены, в страну хлынул поток сырья, скота, золота, дани и пленных.   Широко применялись орудия из бронзы, но сохранялись и каменные орудия. Лишь в VII -VI вв. до н. э. стали широко применяться железные орудия. До этого железо было очень дорого и редко. Подаренный хеттским царем египетскому фараону железный кинжал был воистину царским подарком. Египтяне усовершенствовали соху, в металлургии стали применять ножные меха, изобрели вертикальный ткацкий станок. Развилось коневодство, интенсифицировалось и совершенствовалось производство стекла.

 

Достигнутые в древних государствах Востока успехи хозяйственного развития впоследствии были в значительной мере унаследованы народами Европы, в первую очередь древними греками. Существенным отличием первых европейских государств от государств Древнего Востока было то, что они основывались на массовом использовании рабского труда.   В Римской империи рабский труд стал применяться так широко, что труд свободных граждан стал считаться позором. Рабы в Риме широко использовались в сельском хозяйстве, в ремесленном производстве, в торговле. Купцы, банкиры (менялы), артисты и писатели, поэты и художники были рабами.

 

Даже государственные чиновники в Римской империи (сборщики налогов, таможенники, писцы и т.п.) были государственными рабами. Эти рабы, в значительной части, поступали в Рим из стран Востока, что способствовало распространению ремесел и достижений материальной цивилизации.   Общие черты развития древневосточных цивилизаций:   1) сосуществование хозяйств первобытнообщинного строя и раннеклассового общества;   2) устойчивость общины, коллективный труд которой был   необходим для строительства и эксплуатации ирригационных систем;   3) устойчивость государства, организующего общественные работы и управляющего ирригационными системами;   4) наличие храмового или царского хозяйства, являющегося центром хозяйственной жизни;   5) слабое развитие частной собственности на землю;   6) появление городов и крупных поселений, социальная дифференциация населения, выделение ремесленников;   7) появление патриархального рабства;   8) увеличение роли обмена и торговли, сосредоточение функций управления в руках государства.  ТИПЫ ДОКАПИТАЛИСТИЧЕСКОГО ХОЗЯЙСТВА   ЭКОНОМИКА ОХОТНИКОВ — это древнейший тип хозяйства имеет немалые заслуги перед историей: первый симбиоз человека с другим видом (приручение собаки); глобальное расселение человечества (это легко понять в свете современных спортивных достижений: оказывается, человеку вполне под силу переплыть Тихий океан на веслах, а Атлантический — и вовсе вплавь).   Охота на крупных животных требовала больших загонных ареалов. Поэтому слабыми местами данного типа экономики являлись: прозрачность огромных охотничьих зон для проникновения соседних народов (это породило бесконечные территориальные войны) и перепромысел, ведущий к истощению запасов диких зверей.

 

Поисками нетронутых ареалов охоты и были вызваны миграции народов, приведшие к заселению всех континентов. В наше время охотничьи цивилизации сохранились только в экстремальных природных условиях — экваториальных тропических лесах (пигмеи Конго, индейцы Амазонии), частично в тундре Арктики, где охотничий промысел сочетается с оленеводством.     1. Кочевое скотоводство.

 

Данный тип экономики произошел от загонной охоты: группы охотников со своими собаками, попадая на естественные маршруты сезонных миграций диких животных, постепенно становились сначала пассивными (подобно некоторым хищникам — волкам, львам), затем — активными пастухами, производящими селекцию животных и управляющими движением стад. Следовательно, способ эксплуатации почвы скотоводы просто переняли у животных.

 

Симбиоз человека с разнообразным одомашненным животным миром (особенно крупным и мелким рогатым скотом и лошадью) и породил очень своеобразный тип степной экономики, построенный на регулярных управляемых миграциях скота в места, где есть трава, из тех мест, где она уже выедена. В сути кочевой экономики далеко не все ясно, в частности, характер собственности на скот и пастбищную территорию. Но какова бы ни была собственность, при данном типе хозяйства обязательно преобладали мясомолочная пища, полигамия (многоженство), власть патриархов (при невысокой ценности человеческой личности).   Скотоводческий тип хозяйства благодаря своей мобильности (со скотом мигрирует весь народ) оказал огромное влияние на экономическое развитие всего мира.

 

Кочевые скотоводческие народы особенно сконцентрировались на просторах Великой степи — огромной равнины, протянувшейся в Евразии — от Карпат до тунгусской тайги. Здесь сформировалось хозяйство тюрских, угро-финских, иранских народов. Отсюда некоторые из этих народов совершили поистине великие миграции — вплоть до черноморского, средиземноморского и даже атлантического побережий, что вызвало важные изменения в социально-экономической жизни целых континентов.

 

Кочевой тюркоязычный народ хунну (гунны), стартовав во второй половине IV в. н.э. из Приуралья (все миграцирующие на Запад народы прошли через «ворота» между южными отрогами Урала и северным побережьем Каспия) и возглавив большой межэтнический союз племен, дошел почти до Атлантики и с великим трудом был отброшен войсками Римской империи и ее союзников на Дунай.

 

Миграции печенегов, половцев и других тюркоязычных народов Великой степи в Северное Причерноморье в Х — XII вв. и их давление на Киевскую Русь привели к переносу центра государства восточных славян из Приднепровья во Владимиро-Суздальскую Русь, а нашествие монголов в XIII в. — к превращению Руси в полуколонию татаромонгольского государства Золотая Орда.   Миграция венгров в Х в. в Центральную Европу вызвала необходимость для отпора этому вторжению внести большие изменения в военную организацию и социально-экономическую структуру Германии. Сами венгры, потерпев поражение и перейдя к оседлому образу жизни, создали на Дунае свое государство, подчинившее на целые века ряд окружающих славянских народов — хорватов, словаков, русинов и др.   Но самые грандиозные историко-экономические последствия имела миграция турок в Малую Азию, где они осели и, образовав свое государство, в XIV — XVI вв. постепенно подчинили себе Ближневосточный, Балканский, Азово-Черноморский, Североафриканский регионы. Турецкая (Османская) империя стала огромным препятствием в средиземноморской торговле Европы со странами Востока и стимулировала поиски европейцами других коммуникаций, которые в конце XV в. привели к открытию Америки, морского пути в Индию и образованию мировой экономики.     2. Экономика населения горных долин (горские цивилизации)   В высоких горах, покрывающих значительную часть земной суши, расселение людей, значит, и ведение хозяйства, возможно только по склонам ущелий, которые являются природными акведуками ледников.

 

Хотя хозяйство горцев включает обычные земледелие и скотоводство, оно имеет одну особенность, которая и делает его отдельным типом экономики. Эта особенность — неизбежный массовый отход молодежи в силу аграрного перенаселения как следствия дефицита пахотной и пастбищной земли. И в наше время для пашни там нередко используются плоские крыши жилых домов, а увеличение поголовья скота сверх определенных пределов влечет за собой полное исчезновение кормовых трав на горных лугах и зарастание их травами, которые скот не ест.

 

Это обстоятельство было ярко продемонстрировано в экономике горного Карпатского региона, где после присоединения к Советскому Союзу произошло плановое увеличение поголовья скота.   В течение многих столетий отход горской молодежи носил исключительно характер военного найма юношей Швейцарии, Шотландии, Северного Кавказа. Из них состояли, в частности, гвардии целого ряда государств (Франция, Англия, Египет и др.) С развитием в Европе фабрично-заводской индустрии и железных дорог военный наем горской молодежи уступил место хозяйственному (широко известны кавказские, западноукра-инские и прочие строительные артели). Как бы там ни было, и в наше время местная экономика по-прежнему не в состоянии занять все население горных ущелий, что обусловливает его отходничество, создает ряд экономических и политических проблем, как на родине, так и в местах, куда направлен отход.     3. Ирригационные системы (речные цивилизации)   Остальные типы докапиталистического хозяйства основаны главным образом на растениеводстве (симбиозе человека с растениями), столь же древнего, как загонная охота. Один из самых древних типов растениеводства сложился в долинах великих рек Востока — Тигра и Ефрата, Нила, Хуанхэ, Аму-Дарьи и др. (а также в доколумбовой Центральной и Южной Америке). Режимы земледелия здесь полностью зависели от гидрорежима. Поэтому главным условием производства сельскохозяйственных культур и, следовательно, самого существования людей, было искусственное регулирование режима рек при помощи дамб и каналов для обводнения (гидромелиорации) исключительно плодородной почвы.

 

При жарком климате это обеспечивало в нормальные (без стихийных бедствий) годы довольно высокие урожай злаков, овощей и фруктов.   В отсутствие механизации только коллективный труд больших масс людей мог справиться с исключительно трудоемким ирригационным строительством. Люди регулировали реки, но и вся их жизнь, в свою очередь, регулировалась реками.

 

Ирригационная экономика являла собой, по-видимому, самый ранний пример командно-распределительной системы — без центрального управляющего и учетного органа невозможно было поддерживать гидромелиоративную сеть вдоль великих рек. Поскольку ручные земляные работы были исключительно трудоемкими (120 — 150 тыс. чел./час на 1 км канала), а материальные стимулы в условиях натурального хозяйства не действовали, управление этими работами должно было быть не только централизованным, но и обожествленным (цари вполне официально считались живыми богами). Отсюда — огромное значение в управлении хозяйством мифологии и жрецов как ее интерпретаторов, а также бюрократии — для контроля и учета (чтобы выдать работнику вавилонского государственного хозяйства пару сандалий, требовалось выписать 9 глиняных табличек-накладных). Государство, как распорядитель ирригационных работ и распределитель воды, являлось верховным собственником и всех орошаемых земель, которыми распоряжалось через царские (государственные) или храмовые хозяйства. Крестьянские общины имели право наследственного пользования за натуроплату, размер которой устанавливался не по амбарному, а по биологическому урожаю (определялся до жатвы чиновниками).   Итак, непосредственным производителем материальных благ в ирригационных системах был крестьянин, юридически свободный, но обязанный государству трудовой повинностью.

 

Производственный труд рабов по самым элементарным экономическим причинам не мог применяться: не было не только дефицита, но существовал избыток трудовых ресурсов (населения в трудоспособном возрасте).

 

В период разливов рек, когда сельскохозяйственные работы прекращались, эти избыточные трудовые ресурсы необходимо было занять.

 

Поэтому-то древневосточные государства силами трудообязанных крестьян могли вести строительство грандиозных сооружений — египетских пирамид, вавилонских башен, великой китайской стены и пр.

 

Такие сооружения в древности причислялись к «чудесам света». Поражают они и сейчас…   Рабство захваченных на войне и кабальных (несостоятельных должников) людей носило домашний, а не производственный характер, преследовало политические и идеологические цели.

 

Огромные массы слуг в домах царей и знати, многонациональные гаремы — все это лишний раз подчеркивало престиж деспотии, ее безграничную власть. Поэтому правовое положение рабов не очень отличалось от положения свободного населения: фактически все были рабами государства.     4.Приоритет организации   Ирригационные системы Древнего Востока возникли на базе каменной техники.

 

Через две-три тысячи лет эти страны стали родиной металлургии: сначала медной (воздуходувный мех, клещи для поддержания раскаленного металла во время ковки, глиняные формы для литья, легирование меди с оловом, т.е. получение бронзы, которая значительно тверже меди, и т.д-.), затем и железной (кричный метод — многократная ковка железных комочков (крицы), выделившихся из нагретой руды). Изделия из бронзы были столь дефицитны, что применялись лишь для производства вооружения и предметов роскоши. К середине первого тысячелетия до н.э. бронза значительно подешевела, ею стали заменять первобытные каменные лезвия мотыг.

 

Кованые же стальные изделия, значительно более эффективные, чем бронзовые, благодаря большей прочности и более дешевому процессу производства (без литья), шли только для военных целей. В Египте, например, железо ценилось выше золота (найден кинжал с золотой рукояткой, инкрустированной железом).   Выше среднего уровня, кроме военной, была и гидротехника, особенно подача на верхние поля. Древнеегипетским журавлем (шадуф) можно было поднять в течение одного часа на высоту шести метров почти две тонны воды (при отсутствии насосной техники эффект значительный). В Месопотамии, с ее топкими болотистыми берегами, функционировала сложная система дамб и каналов для равномерного поступления воды на поля. При этом технология полеводства оставалась на первобытном уровне: мотыжная вспашка, ручной сев, после чего скот копытами втаптывал семена в землю, копытами производилась и молотьба.   Очень бедной (примитивной) была и технология строительства уникальных гигантских зданий. Египет, например, не знал колеса, и при строительстве пирамид не применялся даже такой простой подъемный механизм как блок. Сооружение пирамиды Хеопса (самое высокое здание в мире до появления Эйфелевой башни) продолжалось 20 лет.

 

По расчетам современных специалистов, постройка подобной пирамиды во второй половине XX в.

 

(в 1970 г. в мире был только один кран такой высоты) — заняла бы не менее 40 лет. Весь секрет заключался в организации труда. Современные инженеры пришли к выводу, что такое сооружение можно было создать за 20 лет только при условии выбора для каждой трудовой операции оптимального варианта, полностью исключающего простои. Высокий уровень организации возмещал примитивную технологию, гарантируя стабильное воспроизводство жизни (при натуральном хозяйстве повышение производительности не было обусловлено экономически, а на случай неурожаев государство создавало резервы).

 

Технологический прогресс касался в основном производства вооружения. Естественно, решающие преимущества на поле брани имели государства, располагающие стальным вооружением и лошадьми (запряженные парой боевые двуколки, где за щитами находились возница и два лучника, выполняли функцию маневренных ударных войск, что-то вроде танков своего времени). Благодаря этому Ассирия, расположенная в верхнем течении реки Тигр, нещадно эксплуатировала окружающие ирригационные системы, превращая их в свои колонии (причем войны начинались обязательно сразу после уборки урожая народом — объктом агрессии). Насилие являлось основой ассирийской экономики.

 

Завоевание ирригационных систем приводило к нарушению раз навсегда заданного ритма хозяйственной жизни.

 

Ирригационные системы Месопотамии, Египта, Китая, Передней Азии неоднократно подвергались иноземным завоеваниям, приходили в упадок, но каждый раз возрождались, ибо без орошения не могло быть жизни.   Какое бы общественное устройство не приносили с собой завоеватели (Центральная Азия, например, завоевывалась в XIII в. монголами, в XIX в. — царской, в XX в. — большевистской Россией), — все равно под этой вывеской жила по своим законам, как и тысячелетия назад, ирригационная система со всеми своими атрибутами (собственность государства на землю и воду, командное распределение воды и т.д.). Проще всего древневосточная система сочеталась с колхозным строем, установленным советской властью, но колхозы непомерным орошением земли под хлопок разобрали воду Аму-Дарьи, еще не доходя до Аральского моря, которое стало высыхать; КНР нашла дополнительное применение лессовым толщам Хуан-хе, упрятав туда свою атомную промышленность.

 

5. Античная система хозяйства. Образование рабовладельческой экономики.   Данный тип хозяйства основан на производственном труде рабов-иностранцев, захваченных на войне (рабство соплеменников исключалось). Античная экономика сформировалась в масштабах небольших средиземноморских (прибрежных или островных) городов-государств (полисов). Отдельные полисы существенно различались между собой по экологии и характеру экономики: одни тяготели больше к сельскому хозяйству, другие — к промышленности. Однако образование рабовладельческой экономики везде исходило из одних и тех же предпосылок.   Формирование рабовладельческого хозяйства повсеместно началось с создания военной организации для воспроизводства.

 

Как уже отмечалось выше, при тогдашнем уровне военной техники создать такую организацию можно было, только призвав к оружию всех граждан полиса (с. 18). У небольших государств не было средств для найма воинов.

 

Поэтому каждый должен был служить за свой счет — в том роде войск, в котором позволяло его материальное положение — в пехоте (основная масса граждан полиса — люди среднего достатка), кавалерии, снаряжать корабли (две последние категории — самые богатые), а самые бедные граждане вооружались дротиками или просто камнями.

 

Только воин считался гражданином полиса и имел право на участок земли.   По этой причине формирование античной экономики, как правило, начиналось с военно-экономических реформ, разделявших всех граждан на имущественные разряды для несения военной службы.

 

В Афинах, по реформе Солона (594 г. до н.э.) стало четыре разряда, в Риме, по реформе Сервия Туллия (середина VI в. до н.э.) — шесть. Эти и подобные реформы создали античный военный строй — фалангу — колонну пехотинцев, вооруженных двухметровыми копьями. Удар колонны всегда приносил успех против войск, не знавших строя. Функционирование фаланги и обеспечивало функционирование и рабовладельческой экономики. А процветание фаланги, в свою очередь, зависило от процветания хозяйств пехотинцев — людей среднего достатка.   С военным типом воспроизводства рабочей силы связано основное правило рабовладельческого хозяйства: добиться у раба максимума производительности в кратчайший срок, после чего заменить его новой военной добычей, так как содержание детей рабов представляло бы собой накладные расходы на капитал.   6.Технологическая сфера античности   Античное производство базировалось почти исключительно на железной технике.

 

Железный сельхозинвентарь первого тысячелетия до н.э. (топоры, лопаты, заступы, вилы, кирки, мотыги, косы, ножницы, двуручные пилы и пр.) позволил увеличить посевные площади за счет расчистки лесных массивов, улучшить обработку почвы, ввести стрижку овец (до этого овечью шерсть выщипывали), трехпольный севооборот (озимые — яровые — пар), пилораму. Более совершенные кузнечные мехи (гармоника), железные клещи, зубила, сверла, несколько видов молотов, — все это повысило уровень металлообработки. В горном деле широко применялись обрушение породы, подъемные ручные ворота. Плавка металла производилась в муфельной печи (муфель — вырезанная в печи коробка), вращение мельничных жерновов — при помощи водяного колеса. Технический прогресс происходил только в военно-промышленном комплексе или там, где нельзя было применить дешевый труд рабов (когда рабы подорожали, на полях кое-где появились жатвенная машина, даже механизированная молотилка — повозка с зубьями, выбивавшими зерно из колосьев).

 

Подавляющая часть металла шла на создание вооружения. Появились сложные метательные механизмы.

 

Предмет особой заботы античных государств — военно-морской флот — исключительно дорогостоящий. Самым крупным военным тоннажем располагали Афины и Рим, но даже небольшие средиземноморские полисы имели десятки триер — двухмачтовых, трехпалубных парусно-гребных судов.     7. Хозяйство афинского полиса   Это хозяйство, обладавшее небольшими сельскохозяйственными площадями, но довольно плотным населением, представляет собой тип промышленной рабовладельческой экономики. Афинам не хватало своего хлеба, и в обмен на хлебный импорт они экспортировали непродовольственные товары. Основную массу товаров вырабатывали мелкие рабовладельческие ремесленные мастерские (эргастерии) в составе 3-12 рабов, при отсутствии разделения труда.

 

В VI в. до н.э. Афины стали главным центром ремесленного производства в античном мире (основные отрасли — обработка металлов и керамики, спрос на которую определялся больше не техническими, а эстетическими качествами — гармонией форм, лаковой обработкой поверхности, секреты которой до сих пор не открыты). Благодаря своему высокому качеству продукция афинского ремесла в VI-V вв. до н.э. вытеснила изделия восточных стран на рынках Средиземноморья, оставив им монополию лишь на полотно (Египет), парфюмерию и стекло.   В середине V в. самой крупной торговой гаванью Средиземноморья становится афинский аванпорт Пирей. Через него идет афинский экспорт — оливковое масло, вино, медь, свинец, мрамор, шерсть, металлические изделия, керамика и пр., и импорт — важнейшие статьи — хлеб и рабы, а также рыба, скот, кожа, шерсть, парусина, пенька, корабельный лес и пр. Хлебный импорт представлял собой самое уязвимое место афинского хозяйства.

 

Небольшая задержка ввоза хлеба немедленно вызывала панику на рынке. Поэтому государство регламентировало импортные цены. Не меньшую роль играла работорговля: крупные распродажи военнопленных, а в перерывах между войнами — людей, захваченных пиратами или проданных царьками небольших государств и вождями племен на Балканах, в Малой Азии, Сирии.   Товарное производство афинского полиса не могло обходиться без денег — и в качестве посредника обмена, и в качестве объекта торговли (ростовщичество). Разнообразие образовавшихся в античном мире валют вызывало нужду в обмене, за что менялы (трапезиты} брали плату. С расширением внешней торговли Афин появился безналичный расчет (переписывание со счета на счет), а меняльные пункты — трапезы превратились в банки, принимавшие вклады и производившие расчеты за товары, купленные вкладчиками. Скопившиеся в банках деньги предоставлялись в кредит торговцам. Операции афинских банкиров были довольно крупными. Например, трапеза некоего Пассиона в начале IV в. оперировала (в пересчете на российскую валюту начала нашего века) почти 100 тыс.

 

золотых руб.

 

Но не следует обольщаться относительно высоким уровнем древнегреческого товарно-денежного хозяйства: достаточно было прекратить постоянный приток новых рабов на рынок, чтобы нарушить воспроизводство и привести самую развитую экономику в рабов ладельческом мире в состояние коллапса. Так и случилось с хозяйством Афинского полиса в IV-III вв. до н.э., когда вследствие упадка его военной мощи, вызванного тяжелой борьбой за гегемонию среди греческих государств, число рабов, занятых в промышленности, стало резко сокращаться.

 

Афины, как и другие полисы древней Греции, послужили сравнительно легкой до бычей иностранных завоевателей.   Законченный тип общинно-рабовладельческой экономики сложился в полисе Спарта на полуострове Пелопоннес: завоеванные спартиатами аборигены стали рабами всей спартанской общины (илотами) и содержали своим трудом завоеватели, которые так и остались навечно в режиме оккупационной армии, не работая.

 

Мужчины день проводили совместно — в казармах, с общими трапезами и неустанной боевой подготовкой. Численность илотов регулировалась спартиатами при помощи массовых убийств (криптий). Знаменитый спартанский стиль жизни произвел, видимо, непревзойденный в истории усредненный тип профессионального солдата, но не создал высокой духовной культуры, чем прославилась древняя Греция.   8. Римский тип аграрного рабовладельческого хозяйства   Создание пехотной фаланги, наиболее крупной по тому времени (несколько десятков тысяч свободных граждан), обеспечило Римскому полису господство в Италии, а с подчинением Италии — во всем Средиземноморском бассейне. В результате беспрерывных захватнических войн Рим в середине II в. до н.э. превратился в центр колониальной рабовладельческой державы, включающую большую часть древнего мира. Значительная часть населения завоеванных стран обращалась в рабство и непрерывно пополняла контингент рабочей силы Рима. Во II-1 вв.

 

до н.э. в Италии было сосредоточено 10-12 млн. рабов!   В древней Италии был создан законченный тип частновладельческого сельского хозяйства, обслуживамого трудом рабов. В античности существовали и общинные рабовладельческие хозяйства. Они возникали в результате полного завоевания одного родственного племени другим, например, греков-ахеян (победителей Трои) греками-дорянами.   В период образования и начала внешней экспансии Римского полиса в экономике италийского села главную роль играл обычный крестьянский двор, обслуживаемый трудом свободного крестьянина, его семьи и одного-двух рабов. Свободные крестьяне, составлявшие основу фаланги, своей кровью обеспечили гегемонию Рима. Оказалось, что это обрекло их на разорение и вытеснение из производства. Труд мелких крестьянских хозяйств не мог конкурировать с дешевым трудом рабов. Крестьяне покидали свои земельные участки, уходили в Рим и другие города и становились пролетариями, живущими за счет государства, обеспечивающего их бесплатными хлебом и зрелищами (цирковые бои рабов-гладиаторов). К концу I в. до н.э. в Италии проживало 500-600 тыс. пролетариев. Крестьянские земли рабовладельцы приращивали к своим владениям. Так возникли латифундии — обширные плантации; обслуживаемые трудом рабов, живших в казарменном режиме.   На первых порах перестройка на рабовладельческий лад отразилась благотворно на состоянии сельского хозяйства Италии. Трудом миллионов рабов вводились в сельскохозяйственный оборот большие земельные площади, италийские оливки, фрукты, овощи стали лучшими в Средиземноморье, были выведены новые продуктивные породы скота.

 

Однако господство латифундий таило в себе все условия кризиса и упадка рабовладельческой экономики.   Разорение италийского крестьянства неминуемо должно было привести и привело к ослаблению римской фаланги. Она все более становилась наемной, а это, в свою очередь, столь же неминуемо вело к подрыву рабовладельческого воспроизводства. Рабский труд постепенно перестал быть рентабельным, число рабов, приобретаемых на войне, стало сокращаться, тогда как потребность в рабочей силе возрастала. В результате резко повысились цены на рабовладельческих рынках. Уже в середине I в. н.э. сельское хозяйство стало экономически невыгодным: виноградники давали 6,5% дохода, поля — 4,5%, а обычный процент с капитала составлял около 6%. Не только луга и пастбища, но даже леса (листья с деревьев срывали для корма скоту) стали более предпочтительными для собственников, чем виноградники. Аграрии стремились к удешевлению сельскохозяйственного производства — сокращали число работников, применяли поверхностную обработку полей и т.д. — это называлось «плохой способ, который хорош».   Изменилась социальная организация многих латифундий: там вообще отказались от применения рабского труда, а плантации стали разбивать на небольшие участки (парцеллы), которые отдавали в аренду рабам или свободным крестьянам, получившим название колонов. Постепенно колоны теряют свою свободу и из арендаторов превращаются в людей, прикрепленных к земле, которые могут быть проданы вместе со всей парцеллой.

 

Так в недрах рабовладельческого хозяйства возникло поместье (сальтус), обслуживаемое трудом зависимых земледельцев — предшественников средневековых крепостных.

 

А многие рабы, наделенные «пекулием» — участками земли и инвентарем, рассматривались как «почти колоны». С течением времени положение колонов и «почти колонов» все более сближалось: зарождалось зависимое крестьянство — компонент феодальной экономической структуры.

 

Античная система хозяйства окончательно погибла с распадом Римского государства. В XVI-XVII вв. в американских колониях европейских стран вновь возникло плантационное хозяйство, обслуживаемое трудом рабов, вывозимых из Африки.

 

От античного этот тип хозяйства отличался большой ролью семейного воспроизводства рабов.     9. Феодальная система хозяйства. Сущность феодальной экономики.   В отличие от рабовладельческой, феодальная система хозяйства явилась почти универсальной для Евразии: большинство народов этого материка прошло через систему феодализма либо находятся еще и сейчас на его различных стадиях. Непосредственный производитель при феодализме как бы нечто среднее между рабом и свободным фермером: он несвободен, как раб, но имеет собственное хозяйство, как фермер.   Внеэкономическое принуждение выражено в феодальной ренте: отработочной (барщина), продуктами (оброк) или деньгами. Однако размер ренты установлен раз и навсегда: взяв с крестьянина лишнее, можно, затронув семенной фонд, поставить под угрозу урожай будущего года. Твердо обусловленный размер ренты предоставлял непосредственному производителю определенную свободу при ведении собственного хозяйства. Это особенно сказывалось при коммутации — переходе к денежной ренте, когда крестьянин сам продавал продукцию своего хозяйства на рынке.   В этих условиях требовалось не только принуждение, но и моральное стимулирование труда. Моральный стимул давала монотеистическая религия (единобожие), в различных формах практически повсеместно господствовавшая при феодализме. В Европе — христианство, которое объявляет высшей ценностью не материальное, а духовное богатство, внутренний мир человека: честной, правдивой и скромной жизнью, любовью к ближнему человек может заслужить вечное блаженство души (спастись) в потустороннем мире. При стопроцентной искренней религиозности населения хозяйственная этика религиозных культов серьезно влияла на экономическую жизнь.

 

Например, христианское запрещение иметь приплод с неживого (в том числе денежные проценты) привело к тому, что ростовщичество в Западной Европе вначале сосредоточилось в руках нехристиан, в частности, евреев. Ожидание вселенской катастрофы («конца света») в 1000 г. вело к хозяйственной пассивности людей и т.д.).   Но и сама церковь обязана была показывать пример жизни, достойной спасения. Поэтому в монастырях — общежитиях религиозных профессионалов для молитвы и труда — постоянно боролись две тенденции: к бедности и к богатству. Аскетическая, подлинно святая жизнь христианских подвижников неизбежно порождала ценные материальные дары (в том числе земельные) со стороны верующих, стремившихся таким путем обеспечить заступничество святых людей в спасении своей души. Эти дары перерождали всю монастырскую жизнь, превращая монахов в лицемерных тунеядцев.

 

Но возникали новые аскеты и подвижники, появлялись новые, более строгие монастырские уставы, и все начиналось сначала.

 

Феодальное хозяйство было построено на более жестком функциональном разделении труда, чем рабовладельческое, где крестьянин был одновременно и воином. Здесь военное дело было монополией феодала, а монополией крестьянина являлся труд. Молитва была монополией духовенства. Это жесткое разделение труда было оформлено в обществе в виде сосуществования трех сословий: дворянства, духовенства и крестьянства (позже к этому сословию присоединились горожане). Сословные перегородки были непреодолимыми: человек уже от рождения считался благородным (феодал) или подлым (т.е. несущим повинности — это крестьянин).   Каждое сословие точно знало свои права и обязанности, но в этих пределах человек был свободен, большего, чем полагалось, от него никто не мог потребовать. Это давало непосредственному производителю определенную социально-экономическую защищенность и психологическую устойчивость: хотя он и зависел от феодала, но был защищен своей сословной принадлежностью от произвола.

 

Осознание этого способствовало к формированию в феодальном обществе личностей, хотя и угнетенных, но исполненных человеческого достоинства. В этом заключалось очень важное условие того, что феодализм сумел обеспечить хозяйственный прогресс.   Типы феодального хозяйства   Управление феодальным хозяйством носило, как правило, децентрализованный характер. Феодальное поместье имело функции не только экономического, но и государственного управления. Феодал (сеньор — глава поместья) сам творил суд над подвластным населением, санкционировал брачные отношения и т.д. Юридическое положение поместья в феодальной системе могло быть различным:   а) полностью независимое наследственное владение (вотчина);   б) пожизненное владение при условии несения военной службы (бенефиций, в России — поместье);   в) наследственное, при условии принятия вассальной присяги сюзерену — вышестоящему феодалу (лен, фьеф или феод), присяга обязывала вассала воевать под командой сюзерена, но обычно не более 40 дней в году, и выкупать его при необходимости из плена. Единой экономической базой была феодальная рента.   Производственная сфера поместья состояла, как правило, из двух запашек: господской (домен) и крестьянской. Когда прибавочный продукт производился в крестьянской сфере, применялась в основном рента продуктами (оброк). Если он со временем коммутировался, феодальная зависимость крестьян обычно слабела или вовсе ликвидировалась (за выкуп). Подобного типа хозяйства преобладали в большинстве стран Западной Европы.   В хозяйствах с производством прибавочного продукта преимущественно в господской сфере (домене) обычно превалировала отработочная рента (не только полевая барщина, но и обслуживание барских мельниц и других предприятий — вплоть до вотчинных мануфактур или даже машинных фабрик, как это было в России в XIX в.), и феодальная зависимость доходила до прикрепления крестьян к земле (крепостничества). Для этого нужны были соответствующие экономические и политические условия, в первую очередь, выгодная для феодалов поставка местной сельхозпродукции (чаще всего хлеба) на более или менее отдаленный рынок, а также мощное централизованное государство, способное прикрепить крестьянство к земле. Хозяйства подобного типа преобладали в странах Восточной Европы, где эти условия были налицо.   Формирование феодальной экономики   Феодализм как система утвердился у народов, как входивших в рабовладельческую Римскую империю, так и никогда не знавших рабовладельческой экономики.

 

Почему же одни народы прошли через рабовладельческую систему, а другие ее миновали?

 

Античная система сформировалась в середине первого тысячелетия до н.э., феодальная — примерно через тысячу лет.

 

За это время в хозяйственной и духовной жизни народов появилось много важных новшеств.

 

Среди них было два, обладая которыми, любой народ, мог перестроить свой общественный строй на феодальный лад: в материальной жизни -тяжелое (рыцарское) вооружение; в духовной — единобожие (христианство, ислам). При этих условиях можно было перейти и от античного рабовладения, и от общинного строя к такой системе, где одни трудятся, другие воюют, а третьи молятся, т.е. к феодализму.   Именно эти достижения античности — тяжелое вооружение и христианство переняли у Римской империи германские и славянские народы, заселившие в первом тысячелетии до н.э. большую часть Европы. Они создали целый ряд государств: королевства франков (современная Франция), англо-саксов (Британия), лангобардов (Италия), славян — западных (Польша, Чехия) и восточных (Киевская Русь) и др. В рамках этих государств и происходило становление феодальной экономики.

 

Трудились здесь главным образом свободные крестьяне-члены сельских общин (в Британии таких крестьян называли керлами, в Киевской Руси — смердами), а управляли короли (на Руси — великие князья), опиравшиеся на военную дружину, которая играла роль и гвардии, и генштаба, и правительства. Жили дружинники сначала при дворе, на полном королевском довольствии, а средства для этого собирались из дани (на Руси в форме полюдья}, разных повинностей и судебных штрафов (на Руси — виры) за правонарушения (убийства, побои, оскорбления и пр.). Наибольшая статья госрасходов — приобретение для дружины дефицитного и дорогостоящего тяжелого (рыцарского) вооружения. В государстве франков полное вооружение одного кавалериста (шлем, цельнометаллический бронежилет или бронерубашка (кольчуга), поножи, щит, меч, копье и пр.) стоило столько, сколько стадо скота целой деревни. Известны случаи, когда только за коня и меч (самый сложный предмет кавалерийского вооружения вследствие сочетания оптимальной длины, прочности и профиля) отдавали большой участок земли. В Киевской Руси в.Х в. минимальная цена кольчуги равнялась примерно 20 кг серебра. Стремя, появившееся к VIII в. Европе, соединило всадника и лошадь в единый ударный боевой агрегат, неуязвимый для пешего воина с холодным оружием (примерно как танк для пехотинца). До появления артиллерии (XIVв.) тяжелая конница была основным родом войск. В XV-XVIII вв.

 

ружейный и артиллерийский огонь сделал рыцарские доспехи анахронизмом, вроде вооружения Дон Кихота, и на смену феодальному ополчению пришла массовая, регулярная, состоящая из наемных солдат.   Каким же образом государственные повинности и дани превратились в феодальную ренту? Главным образом путем создания служилого войска, когда воины служат не за натуральный, а за земельный паек (королевским дружинникам раздаются земли и права на повинности и дани проживающего там населения).

 

Этот процесс сильно подтолкнула необходимость защиты от нашествий VIII-X вв.: арабов — в государство франков, скандинавов — в Британию, венгров — в Германию. Для отражения нашествий королевская власть повсеместно создавала тяжеловооруженную конницу путем перевода дружинников на земельный паек. В государстве франков этот паек сначала (VIII в.) представлял собой пожизненный бенефиций (дословно «благодеяние»).

 

Постепенно бенефиции превратились в феодов; бенефициарии — в феодалов; свободные крестьяне — в зависимых; дани и штрафы — в барщину и оброк.   В Германии для отражения нашествия венгров поступили еще проще: из каждых 10 крестьян в определенных деревнях одного делали воином, а 9 остальных должны были содержать его своим трудом. Западная Европа отстояла себя от чужеземных вторжений, но ценой крестьянской свободы.

 

На Руси в силу ряда причин (возможно, дефицита тяжелого вооружения) создание служилого войска значительно запоздало и произошло только в XV в.

 

В этом следует видеть одну из важных причин того, что страна не смогла в XIII в. отразить татаро-монгольское нашествие (необходимо было выставить одновременно несколько десятков тысяч защищенных железом всадников, что было не под силу Владимиро-Суздальской Руси).   Наряду с массовым, государственным, методом закрепощения существовал и индивидуальный (на Западе — прекарий, коменданция, на Руси — закупничество), который в общих чертах заключался в том, что свободный крестьянин, иногда за ссуду, добровольно вручал крупному землевладельцу (чаще всего монастырю) свою свободу и землю и становился зависимым от него человеком. Нередко здесь имело место скрытое насилие, оформленное в виде добровольного акта, но главную роль играла тотальная религиозность люден, искренне надеявшихся таким путем обеспечить упокой души в загробном мире.

 

Тем более, что это происходило на Западе в первом тысячелетии н.э. под знаком ожидания вселенской катастрофы (второе пришествие Христа и Страшный суд над живыми и мертвыми, предсказанные Новым заветом). Церковь официально прогнозировала катастрофу в 1000 г. (на Руси — 1492 г.).

 

Массовое катастрофическое сознание людей (эсхатология — ожидание конца света) на практике помогало формированию феодальной экономики.   10.Системы земледелия феодальной Европы   Основу феодального земледелия составлял обязательно индивидуальной полевой труд крестьянской семьи, а выпас скота мог быть и коллективным, и индивидуальным. В зависимости от этого применялись три вида землепользования:   а) открытых полей (самый распространенный вид, при котором существовали пахотные массивы, с межевым разделением на участки и коллективным выпасом);   б) средиземноморская (компактное, хуторское, расположение пашен и пастбищ в разрезе каждого хозяйства, с индивидуальным выпасом скота);   в) кельтская или атлантическая (преобладание пастбищ для коллективного выпаса при разделении полей на внутреннее — собственнно пашню и внешнее — нечто вроде потенциала, приобщаемого к пахотному ареалу путем подсеки.   Наибольшую экономическую свободу предоставлял земледельцу средиземноморский (хуторской) тип землепользования, а наибольшую экономическую роль общины олицетворял тип открытых полей. Но при любом типе земледелия европейская община коренным образом отличалась от азиатской: в Европе господствовал индивидуальный труд, а община была сообществом нетрудообязанных людей, а сельских соседей и решала вопросы справедливого пользования коллективными угодьями. На практике в масштабе одной страны могли применяться все перечисленные системы.   Прогрессивная тенденция феодального земледелия заключалась в медленном, но неуклонном наступлении с севера на юг континента давно известного в Азии трехпольного севооборота (озимое — яровое — пар; преимущество перед первобытным двупольным оборотом заключалось в большей площади под посевами и меньшем риске неурожая). В соответствии с этим происходило и распределение почвообрабатывающих орудий: на юге и в горных местностях европейских стран применялась в основном соха (легкий плуг), на севере, особенно при системе открытых полей — тяжелый колесный плуг с упряжкой до четырех пар быков. Постепенное улучшение технологии растениеводства позволило поднять несколько урожайность злаков (сам — 10 при расцвете римского хозяйства, сам — полтора при его упадке, примерно сам — пять в XI — XIII вв.).   Основные черты феодальной экономики Франции   Францию часто именуют классической страной феодализма, но это касается не столько экономики, сколько государственного устройства, Здесь получила законченное выражение характерная для феодализма иерархия в виде вассальной лестницы, экономический смысл которой заключался ^перераспределении феодальной ренты между сло,ями господствующего сословия.

 

Возглавлялось государство королем (считался вассалом Бога).

 

Королевскими вассалами были крупнейшие феодалы — герцоги и графы, их вассалами считались средние и мелкие феодалы, владельцы поместий — рыцари (вроде знаменитого д’Артаньяна). Вассал подчинялся только своему непосредственному сюзерену (по принципу: вассал моего вассала — не мой вассал). По команде, сюзерена того или иного масштаба все его вассалы за свой счет собирались в ополчение, которое и охраняло свои пределы от внешних врагов, и представляло аппарат внеэкономического принуждения крестьянства.   Эта система нередко давала сбои, и территория Франции становилась театром разорительных внутренних феодальных и национальных войн. Особенно тяжелые экономические последствия имели походы северофранцузских феодалов на юг страны (альбигойские войны XIII в.), а также периодические вспышки Столетней войны между Францией и Англией (XIV — XV вв.), которая велась на французской территории. Чтобы урезонить феодалов, военный разгул которых во время неудачной для Франции фазы Столетней войны (середина XIV в.) превзошел обычные рамки, потребовались восстания крестьян («жакерия») и парижан.

 

Тяжелый удар нанесла стране и общеевропейская пандемия бубонной чумы, разразившаяся в 1347 г. Поэтому, хотя Франция и была самой населенной страной в Западной Европе, за 500 лет, прошедших после 1000 г., когда ожидался предсказанный Апокалипсисом конец света, темпы роста ее населения (с 9 до 15,5 млн. человек) были ниже, чем в Англии, Германии, Италии. Вместе с тем Столетняя война объективно ускорила освобождение французских крестьян от феодальной зависимости. Для освобождения страны от англичан французским королям требовалась массовая наемная армия с артиллерией, а необходимым ресурсом для такой армии (и в качестве солдат, и в качестве налогоплательщиков) могли стать только свободные крестьяне. Поэтому королевская власть всячески поощряла освобождение крестьян за плату, и к XV в. большинство населения северофранцузской деревни уже состояло из лично свободных земледельцев.

 

Но экономическое положение крестьян вряд ли улучшилось, поскольку выкупные платежи и налоги с успехом заняли место феодальной ренты.

 

Земля приносила свободному французскому крестьянину доход, не превышающий 10% ее продажной стоимости, из этого 20% уходило в пользу церкви и государства.

 

К XIV в.

 

уже стали выделяться главные зоны сельскохозяйственной специализации: Северная и Центральная Франция — основная житница, Южная — база виноделия и пр. В это время четко проявилось экономическое превосходство Северной Франции, которое выражалось, в частности, в утверждении трехпольной системы.

 

Однако главная причина носила не столько экономический, сколько политический характер — именно Южная Франция служила в основном театром военных действий.

 

Особенности феодальной экономики Англии   Первая особенность феодальной экономики этой страны состояла в гораздо большей, чем во Франции, централизации управления. Причиной тому было завоевание (1066 г.) страны собранными со всей Франции феодалами под руководством герцогов Нормандии, занявших английский престол. Завоеватели провели всеобщую перепись («Книга страшного суда»), которая показывает, что к этому времени создание системы феодальных поместий (маноров), обслуживаемых трудом зависимых крестьян, в стране уже завершилось. Но в отличие от континентальных феодалов владельцы английских поместий были вассалами не крупных феодалов — графов и герцогов, а непосредственно короля. Другая особенность касалась технологической базы английского поместья. Благодаря приморской экологии там процветало овцеводство и производилось большое количество сырой шерсти. Шерсть улучшала быт английских крестьян (одежда, матрасы и пр.) и служила важным промышленным сырьем.   Наибольший спрос на сырую шерсть предъявляли города Фландрии (современная Бельгия) — главного центра производства шерстяных тканей в средневековой Европе. Поэтому английские короли всячески мешали попыткам королей Франции распространить на Фландрию свою власть (в этом и причины начала Столетней англо-французской войны).   Торговля шерстью, которую вели не только феодалы, но и крестьяне, подрывала крепостное хозяйство: к концу XIII в. барщина и натуральные оброки все более заменяются денежной рентой, а труд крепостных — наемным трудом.

 

Средние и мелкие феодалы (в отличие от континентальных рыцарей) стали превращаться просто в крупных сельских хозяев, центр интересов которых находился не в войне, а в вывозе шерсти. Этот процесс несколько задержала феодальная реакция в середине XIV в.: после чумы («черная смерть»), унесшей не менее трети населения Англии, владельцы маноров (лорды), желая закрепить за собой рабочие руки, стали возвращаться к барщине.   «Феодальная реакция» лордов, усиленная тяготами бесконечной войны с Францией, вызвала широкое народное восстание под руководством Уота Тайлера (1381 г.). После восстания в английской деревне наступает почти полная коммутация, а затем и выкуп крестьянами феодальных повинностей. В XV в. практически все английские крестьяне стали лично свободными: копигольдерами, обязанными за свои земельные наделы уплатой денежной ренты, или фригольдерами — полностью свободными держателями земли.   В XV в. возникает новое дворянство (джентри), ведущее свое хозяйство уже исключительно на наемном труде. И хотя для английского крестьянина феодальная зависимость уже была позади, оставалась опасность, что при росте спроса на шерсть, джентри предъявят свои права на земли копигольдеров, чтобы расширить пастбища. Это и случилось в XVI в.   Особенности феодальной экономики Германии   Во-первых, это более позднее, чем в Англии и Франции, становление феодальной системы хозяйства.

 

Во-вторых, Германия, в состав которой входили французские, славянские, итальянские регионы, не являлась национальные комплексом. В-третьих, отдельные части страны были оторваны экономически друг от друга. В-четвертых, в Германии так и не сложилось единое государство. В-пятых, движение немецких феодалов на Восток и захват земель западных славян, живущих по реке Лаба (Эльба), дало значительное приращение посевных площадей. Развернулась внутренняя крестьянская колонизация территорий восточнее Эльбы (на весьма льготных условиях при минимальной зависимости от феодалов). Но в XV в. начался массовый вывоз хлеба через балтийские порты в Голландию и Англию.

 

И феодалы Восточной Германии сумели взять это в свои руки. Они провели полное закрепощение крестьян (вчерашних льготных колонистов) и создали обширные господские запашки, согнав новых крепостных с земли и переведя их на барщину. Это явление приобрело массовый характер в XVI в. Позднее крепостничество, связанное с дальним вывозом господского хлеба’, утвердилось в целом ряде стран Восточной Европы. Понятие «земля за Эльбой» стало как бы символом позднего феодализма.   Резкое ухудшение материального и юридического положения коснулось крестьян всей страны и вызвало в 1525 г. Великую крестьянскую войну — по сути, восстание всего германского народа. После подавления великого восстания во всей Германии воцарились самые жесткие формы крепостничества.   Становление феодальной экономики в России   Становление феодальной экономики в России произошло значительно позже.

 

Служилое войско появилось в Московском го   сударстве только в XV в. и состояло из помещиков (дворян), которые владели поместьем (обычно 300 — 900 дес.) и пока служили — являлись на службу каждое лето за свой счет — конными, вооруженными и с подсобным персоналом, а по осени распускались по домам.

 

После смерти служилого человека поместье передавалось его сыновьям. В стране сложилась поместная система: по Соборному уложению 1649 г. крестьяне бессрочно прикреплялись к поместьям, на территории которых проживали.   Таким образом, русские крестьяне стали крепостными в тот момент, когда их коллеги в Западной Европе уже были в основном свободными.

 

Все большая доступность российских городских, а затем и зарубежных рынков для сбыта продукции поместий вела к усилению крепостного права, господству отработочной ренты — барщины, доходившей в XVII в. до четырех дней в неделю. Так сложилась социально-экономическая отсталость страны, которая стала догоняющей цивилизацией на всем протяжении своей истории.

 

Вестернизация, погоня за Западом принимала самые различные формы, но чем выше были ее темпы, тем мучительнее это было для страны и ее народа.   В XV-XVI вв. дворянская конница стала основным видом вооруженных сил на Руси, силами которых московское княжество решило ряд важнейших геополитических задач — освобождение от татаро-монгольского ига, собирание всех русских земель, создание российской колониальной империи в Евразии — присоединение народов Поволжья, завоевание и колонизация суверенных Казанского, Астраханского и Сибирского ханств, овладение Волгой на всем ее протяжении, колонизация Черноземного Центра и т.д. За все это заплачено ценой крестьянской свободы. Однако решить геополитические проблемы на Западе (выход к морю через Балтию) силами дворянского конного ополчения оказалось невозможным без регулярной массовой стреляющей армии.

 

Такая армия на базе феодальной крепостной экономики была создана в самом начале XVIII в.   Особенности феодальной экономики Японии   Хозяйство феодальной Японии во многом отличалось от европейское Во-первых, оно обходилась без господски,; (домени-альной^ запищки, а значит, без крепостного права и барщины. Преобладало ш ^кокрестьянское хозяйство, основанное на наследственном держании принадлежавшей феодалу земли, рента представляла собой натуральный (рисовый) оброк. Во-вторых, японское народное хозяйство функционировало в рамках многовековой феодальной раздробленности, породившей уникальную многочисленность феодального класса (каждый владетель феодального княжества имел собственное служилое войско, состоящее из рыцарей — самураев, которых в середине XIX в. насчитывалось 400 тыс., а вместе с семьями — более 2 млн. человек, что составляло примерно 7% от 30-миллионного населения Японии (крестьянство составляло 80%, остальные 13% — городские ремесленники и торговцы). Уникальным был и способ вознаграждения рыцарей. В отличие от европейских феодалов, многие самураи не имели своих поместий и получали от князей рисовый паек.   Хозяйство и японских, и европейских городов имело феодальное устройство: ремесленники объединялись в цехи (дза), а купцы — в гильдии (кабунакама), строго регламентирующие производственную деятельность и быт. Мануфактуры находились фактически в зачаточном состоянии, феодальная раздробленность препятствовала созданию всеяпонского рынка. До середины XIX в. Япония была закрыта для иностранцев, несмотря на все старания западных стран втянуть эту страну в сферу мирового хозяйства и открыть японский рынок для своих товаров и капитала. Первыми прорвали изоляцию Японии Соединенные Штаты Америки. В 1854 г. под угрозой бомбардировки с моря состоялось подписание неравноправного американо-японского договора, согласно которому Япония открывала для американских купцов порты Симоду и Хакодате.

 

Вскоре последовали подобные договоры Японии с Англией, Францией, Россией и другими странами.

 

Насильственное вхождение Японии в сферу мирового рынка, неэквивалентная торговля с Западом тяжело отразились на экономике страны, так как ремесленные японские изделия не могли конкурировать с фабричными импортными товарами, а японское сырье вывозилось за границу за бесценок. Следствием явилось массовое разорение японских производителей и торговцев.

 

Тяжелое внешнеполитическое поражение, превратившее страну фактически в полуколонию, закономерно привело к насильственной перестройке японского народного хозяйства в конце 60-х гг. XIX в.  ЗАРОЖДЕНИЕ КАПИТАЛИСТИЧЕСКОГО ХОЗЯЙСТВА В ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЕ. СДВИГИ В ТЕХНОЛОГИЧЕСКОЙ СФЕРЕ   В Европе в этот период происходили очень серьезные технико-экономические изменения. Прежде всего, резко возрос спрос на хлеб, металл и шерстяные ткани, связанный в основном с коренными преобразованиями в военной организации, которые последовали за применением огнестрельного оружия и созданием в странах Западной Европы массовых постоянных армий. Соответственно возросла потребность в металле для пушечных и ружейных стволов, пуль и ядер, в продовольствии и одежды для солдат и пр. Массовые наемные армии и непрерывные войны безвозвратно изымали из хозяйства много людей.

 

В XVI-XVII вв. темпы роста населения во всех странах Европы заметно понизились. В этих условиях новшества в промышленной и аграрной технологии того времени приобрели особое экономическое значение.

(Visited 1 times, 1 visits today)
Do NOT follow this link or you will be banned from the site! Пролистать наверх