Ариарский м а прикладная культурология монография изд — 2 спб 2001 561 с

М.А.Ариарский   ПРИКЛАДНАЯ КУЛЬТУРОЛОГИЯ   Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств     Ассоциация музеев России   ПРИКЛАДНАЯ КУЛЬТУРОЛОГИЯ   Издание второе, исправленное и дополненное     Санкт-Петербург   2001 г.   ББК —     Рекомендовано к изданию редакционными советами Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств и Ассоциации музеев России.

 

Автор удостоен звания лауреата первой премии третьего конкурса научных проектов Северо-Западного отделения Российской Академии образования в номинации «Фундаментальные исследования».     Научный редактор — доктор культурологии, профессор, почетный академик Российской академии образования Г.П.Бутиков.     Рецензенты:   * доктор исторических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ Д.Н.Аль   * доктор философских наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ. Э.В.Соколов.     В монографии доктора культурологии, профессора М.А.Ариарского обосновывается сущность, природа и специфика прикладной культурологии как области научного знания и социальной практики; раскрывается технология вовлечения человека в мир культуры; определяются пути и средства реализации культуросозидающего потенциала разных областей жизнедеятельности; подводятся итоги многолетнего формирующего эксперимента по обеспечению эффективности подготовки специалистов социально-культурной сферы.   Книга снабжена категориально-понятийным аппаратом прикладной культурологии и развернутым перечнем рекомендованной литературы.   Адресовано студентам, аспирантам вузов культуры и широкому кругу специалистов сферы культуры и образования.

 

ISBN (c) Ариарский М.А., 2001 Издание второе    ОГЛАВЛЕНИЕ    ПРЕДИСЛОВИЕ 6 ВВЕДЕНИЕ 9 ГЛАВА I. ПРИКЛАДНАЯ КУЛЬТУРОРЛОГИЯ КАК ОБЛАСТЬ НАУЧНОГО ЗНАНИЯ И СОЦИАЛЬНОЙ ПРАКТИКИ 20 1.1. Социально-культурная ситуация на рубеже ТРЕТЬЕГО ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ 20 1.2. Становление единой науки о культуре 34 1.3. Прикладная культурология как средство научного обеспечения культурной политики и социально-культурной деятельности 56 1.4.

 

Культурология и педагогика вовлечения индивида в мир культуры 81 1.5.

 

Массовая культура в системе формирования личности 98 ГЛАВА II. ТЕХНОЛОГИЯ ФОРМИРОВАНИЯ ЛИЧНОСТИ КАК СУБЪЕКТА КУЛЬТУРЫ 115 2.1.

 

Механизм усвоения культуры 115 2.2. Основные стадии и ведущие сферы формирования культуры личности 143 2.3. Методика формирования духовной культуры личности 171 ГЛАВА III. РЕАЛИЗАЦИЯ КУЛЬТУРОСОЗИДАЮЩЕГО ПОТЕНЦИАЛА ВЕДУЩИХ ОБЛАСТЕЙ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧЕЛОВЕКА 208 3.1.

 

Общекультурное развитие личности в профессионально-трудовой сфере 208 3.2.

 

Культуротворческая направленность системы образования 235 3.3. Обеспечение культуры досуга 264 ГЛАВА IV. ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРОЛОГИЯ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ УЧРЕЖДЕНИЙ ИСКУССТВ И КУЛЬТУРНО-ПРОСВЕТИТЕЛЬНОЙ РАБОТЫ 300 4.1. Социально-культурная деятельность театрально-зрелищных учреждений 300 4.2. Развитие информационно-просветительных функций музеев и библиотек 331 4.3. Удовлетворение рекреативных и духовных потребностей человека в центрах общественного досуга 360 ГЛАВА V.

 

СИСТЕМА ФОРМИРОВАНИЯ СОВРЕМЕННОГО СПЕЦИАЛИСТА СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ 393 ГЛАВА VI .КАТЕГОРИАЛЬНО-ПОНЯТИЙНЫЙ АППАРАТ ПРИКЛАДНОЙ КУЛЬТУРОЛОГИИ 434 6.1.

 

Терминологическая культура как непреложный элемент культурологического знания 434 6.2. Ведущие области культурологии 442 6.3. Исходные понятия фундаментальной (теоретической) культурологии 449 6.4. Стержневые понятия прикладной культурологии 461 6.5. Принятые в прикладной культурологии термины смежных наук 480 ЗАКЛЮЧЕНИЕ 487 ЛИТЕРАТУРА 494 ПРИЛОЖЕНИЕ  Паспорт специальности «Прикладная культурология» 522   ПРЕДИСЛОВИЕ     Весной 1987 года, когда автор предлагаемой читателям монографии на Учетном Совете Ленинградского государственного института культуры (ныне Санкт-Петербургского университета культуры и искусств) и на заседании учебно-методического совета Министерства культуры СССР выдвинул идею о необходимости ускорения наметившегося процесса интеграции различных научных течений в области культуры в единую науку об общих закономерностях становления, развития и функционирования культуры, утверждения на базе культурологии такого ее направления как прикладная культурология и создания научно обоснованной системы культурологического образования, аудитория единодушно оценила это как плод далекой от жизни фантазии. Прошло чуть более 10 лет, и культурология получила широкое признание в науке и общественном сознании, культурологические дисциплины читаются в гимназиях, лицеях, колледжах и вузах; факультеты культурологии стали одними из самых престижных в системе высшей школы; библиотеки и книжные магазины изобилуют десятками учебных пособий, справочников, словарей, антологий и иной литературы по курсам культурологии для разных форм и ступеней непрерывного образования.   В становлении культурологии как области науки произошел существенный прорыв. Однако в широкой массе работ по методологическим основам культурологии, философии культуры, исторической и социальной культурологии нет фундаментальных публикаций по прикладной культурологии как области культурологии, раскрывающей механизм вовлечения человека в мир культуры, обосновывающей технологию создания благоприятной культурной среды, определяющей пути и средства изучения, удовлетворения и последовательного обогащения духовных интересов и потребностей людей, их вовлечения в социально-культурное творчество.   Сложившийся пробел преодолевает монография заслуженного работника культуры Российской Федерации, доктора культурологии, профессора М.А.Ариарского, которая глубоко и разносторонне раскрывает сущность, природу и специфику прикладной культурологии, ее место в системе наук и социальной практики. Автор шел к этой книге длинным и тернистым путем.

 

Ей предшествовали более 300 научных статей, учебных пособий, докладов на конференциях, учебных программ, редактируемых им сборников научных трудов.

 

Под научным руководством М.А.Ариарского защищены более 50 кандидатских диссертаций, осуществлен ряд комплексных теоретико-эмпирических исследований, способствовавших утверждению прикладной культурологии как области гуманитарного знания, соединяющей теорию с социальной практикой.   Книгу отличают фундаментальность, многоаспектность, теоретическая новизна, практическая направленность.

 

В первой главе на основе разностороннего анализа теории и истории вопроса обосновывается методология прикладной культурологии; во второй — четвертой главах раскрывается методика вовлечения человека в мир культуры и социально-культурное творчество; в пятой — обобщаются итоги деятельности созданной автором в 1987 году первой в стране кафедры прикладной культурологии по подготовке специалистов, владеющих теорией и практикой социально-культурного проектирования и формирования личности как субъекта культуры. Наконец, в шестой — суммирован апробированный практикой категориально-понятийный аппарат прикладной культурологии.   За последние десятилетия М.А.Ариарский создал научную школу прикладной культурологии, которая объединила его многочисленных учеников и последователей. Более 80 представителей этой школы в 80-90 годы XX века защитили кандидатские и докторские диссертации, выступили активными пропагандистами прикладной культурологии как области научного знания и социальной практики.   При всей своей многогранности монография не исчерпывает всех проблем современной прикладной культурологии.

 

И хочется верить, что вслед за ней появятся многие другие публикации, которые будут способствовать дальнейшему развитию этого направления науки и формы теоретического и методического осмысления социально-культурной деятельности, внесут свой вклад в отечественную и мировую культуру.       Г.Бутиков, доктор культурологии, профессор, почетный академик РАО    ВВЕДЕНИЕ     Решение сложнейших социально-экономических, научно-технических, политических, экологических и иных задач, вставших перед Россией на современном этапе, актуализировало проблемы культуры и человека как ее носителя. Строитель информационной цивилизации XXI века, основу которой составит производство знаний и информации, гуманистически ориентированные высокие технологии, взаимосвязанная, взаимозависима и взаимодополняющая планетерная экономика, перспективно-долгосрочное планирование, демократия, самообеспечение и самозанятость, обязан следовать нормам права, может руководствоваться религиозной нравственностью, однако главным регулятором его поведения, деятельности, жизненной позиции должна выступать культура, проявляющаяся в образованности, профессионализме, социально-культурной активности, следовании высоким принципам морали.

 

В истории России было немало войн, восстаний, революций, иных тяжелых испытаний, преодоление которых требовало реформ в экономике, системе управления, других сферах социальной жизни.

 

Однако наиболее эффективным средством прогресса всегда оказывалась культура, которая стимулировала творческие силы народа, консолидировала его единство, порождала мир и общественное благополучие.   За многие тысячелетия люди научились достаточно успешно постигать основы общения и семейно-бытовых отношений, осваивать общекультурные знания, овладевать профессией. Однако сегодня жизнь требует большего: человек третьего тысячелетия должен интериоризировать культуру как всепроникающее явление, проявляющееся во всех сферах и на всем протяжении жизни — от усваиваемых младенцем санитарно-гигиенических качеств до способности в труде, познании, быту, на досуге, в деловом и межличностном общении, во всех проявлениях общественных отношений жить по законам чести и красоты.   Условием эффективного развития общества становится успешная социализация и инкультурация личности, ее саморазвитие как субъекта культуры. Но, чтобы достичь этого, нельзя ограничиваться данными разных наук, раскрывающих методики решения частных образовательных или воспитательных задач. Нужна комплексная, всепроникающая программа нравственно-эстетического воспитания и развития творческих потенций личности во всех сферах жизнедеятельности, и таковая может быть предопределена культурологией, как наукой о культуре во всем ее многообразии и единстве, и прикладной культурологией, как областью культурологии, раскрывающей механизм вовлечения человека в мир культуры, его разностороннего развития и социально-культурного творчества.   Реальное место культуры в духовной жизни мирового сообщества предопределило настоятельную потребность завершить многовековой процесс становления единой науки о культуре, которая призвана обеспечить системное осмысление закономерностей происхождения, становления, развития и функционирования культуры, раскрытие сущности, природы, структуры и специфики духовного производства, анализ созданных и создаваемых национальных и общечеловеческих ценностей.   Как фундаментальная гуманитарная дисциплина культурология еще утверждает себя, но ее методологические основы, теоретические и фактологические источники были разработаны рядом выдающихся мыслителей XVII — XX веков — от Д.Б.Вико, И.Канта, Г.В.Ф.Гегеля, И.Г.Гердера, Л.Уайта, до Ю.М.Лотмана, М.С.Кагана, А.И.Арнольдова, С.Н.Иконниковой, Э.В.Соколова, А.Я.Флиера и др.   Сегодня культурология наряду с философией, экономикой, социологией, политологией, психологией, правом стала одной из стержневых дисциплин современной высшей школы. Это свидетельствует об оправданной тенденции гуманизации образования, необходимости усиления в нем многих аспектов, коренящихся в мировой и отечественной культуре.

 

Однако, противоречивость сложившейся ситуации связана с тем, что объективные процессы социальной практики существенно опережают развитие культурологии как науки, разработку ее методологических основ, научно оправданной структуры, включающей широкий диапазон ее проявления от фундаментальной до прикладной культурологии, категориально-понятийного аппарата, определение роли и места в системе человекознания и гуманитарных науках.   Наибольший интерес в этом плане представляет прикладная культурология, которая отвечает требованиям социальной практики и принимает на себя раскрытие принципов использования теоретических знаний о культуре и механизмов хоминизации, социализации и инкультурации в целях прогнозирования, проектирования, регулирования и организационно-методического обеспечения культурных процессов; разработки и реализации технологий формирования благоприятной культурной среды; удовлетворения и дальнейшего обогащения духовных интересов и потребностей человека, развития его творческих потенций.   Как область практического преломления закономерностей культуры и культурной деятельности, прикладная культурология строится на обоснованной фундаментальной культурологией классификации функций культуры и вытекающих из них направлениях социально-культурной деятельности; на идее многообразия и обеспечения диалога и взаимовлияния культур, на концепции эволюционизма, диффузионизма, на принципах социодинамики культуры, на теории культурно-исторических типов и локальных цивилизаций.   Реализуемые прикладной культурологией механизмы культурно-просветительной деятельности и методика стимулирования социально-культурного творчества опираются на раскрытые в русской философии концепции сохранения и дальнейшего обогащения традиций духовной жизни и духовного наследия россиян, на этнических концепциях культуры и игровых формах социально-культурной деятельности, на разработанной в философии, психологии и фундаментальной культурологии концепции формирования духовного мира человека и личностно ориентированного процесса приобщения индивида к культуре, на теории развития празднично-обрядовых форм социально-культурной деятельности.   Принципиальное значение для прикладной культурологии имеют закон приоритетности культуры в общественном развитии, концепция реализации нравственно-эстетического потенциала культуры, требования дифференциальной культурологии об учете специфики формирования культуры различных социальных общностей, прогностические идеи проективной культурологии.   Существенный вклад в разработку проблемы внесли исследования Е.А.Александровой, А.И.Арнольдова, С.Н.Артановского И.М.Быховской, Г.П.Бутикова, П.С.Гуревича, Т.М.Дридзе, Б.С.Ерасова, А.С.Запесоцкого, А.С.Кармина, А.П.Маркова, С.Т.Махлиной, А.И.Новикова, Э.А.Орловой, Е.С.Протанской, А.Я.Флиера, Ю.М.Шора и других культурологов, которые раскрыли ряд принципиально важных аспектов теории и истории культуры, способствовали становлению культурологии как науки. Важную роль в научном осмыслении сути и природы социально-культурной деятельности; в обосновании взаимосвязи культуры, образования и воспитания; в обеспечении культуросозидающей направленности различных сфер жизнедеятельности сыграли исследования Д.Н.Аля, А.П.Беляевой, С.Г.Вершловского, Д.М.Генкина, Т.Г.Киселевой, Ю.Н.Кротовой, В.Т.Лисовского, Г.А.Неценко, Б.Д.Парыгина, М.М.Поплавского, Ш.З.Санатулова, Е.И.Смирновой, Ю.А.Стельцова, А.А.Сукало, Б.А.Титова, В.Е.Триодина, Г.И.Фроловой и др. Однако все эти исследователи не ставили перед собой задачу дать обобщенную характеристику сути и природы прикладной культурологии. Правомерно особо отметить исследования Г.М.Бирженюка, Л.Г.Брылевой, А.И.Голышева, непосредственно связанные с прикладной культурологией, но и они формулировали задачи ее анализа, ограничиваясь такими аспектами проблемы, как методология региональной культурной политики, технология развития социально-культурной сферы или онтология самореализации личности в социально-культурной сфере   Сложившееся противоречие между объективной потребностью и необходимостью использовать прикладную культурологию как средство решения непреложных задач вовлечения людей в мир культуры и неразработанностью ее методологических и методических основ обусловило целесообразность осуществить отраженное в предлагаемой читателям монографии комплексное теоретико-эмпирическое исследование цель которого — определить сущность прикладной культурологии как области научного знания и социальной практики.   Из этой цели вытекали задачи:   1. Выявить функции прикладной культурологии; ее объект, предмет, целевые установки, области научного знания, ведущие сферы реализации, место в системе наук.   2. Раскрыть технологию формирования личности как субъекта культуры, механизм усвоения культуры, основные стадии, ведущие сферы и методики формирования культуры личности.   3. Обосновать пути реализации культуросозидающего потенциала ведущих областей жизнедеятельности человека (профессионально-трудовой сферы, системы образования, досуга).

 

4.

 

Определить специфику культуроохранительной, культурно-просветительной и культуротворческой деятельности социально-культурных институтов.   5. Разработать основы профессиограммы специалиста социально-культурной деятельности и системы его формирования.

 

6. Обобщить итоги многолетнего и многоаспектного поисково-констатирующего и формирующего эксперимента в паспорте специальности «Прикладная культурология» как интегральной характеристике этой области науки и социальной практики.   Объектом анализа стали отдельные индивиды, социальные общности и социально-культурные институты в процессе их преобразования из объектов воздействия в субъекты культуры. Предметом — процесс формирования культурной среды; технология изучения, удовлетворения и дальнейшего развития духовных интересов и потребностей людей; методика вовлечения личности или социальной общности в мир культуры, в социально-культурное творчество.   Изучение истории и теории вопроса позволило сформулировать предположение, основанное на том, что самого факта социального и научно-технического прогресса и предоставления широких свобод во всех формах духовной жизни для торжества гуманистически ориентированного информационного общества явно недостаточно. В дополнение к этому необходима нравственно-мотивированная, научно обоснованная и методически инструментованная культурная политика, которая, как минимум, призвана обеспечить:   — создание соответствующей требованиям цивилизации XXI века инфраструктуры общественно-культурной деятельности;   — подготовку специалистов, способных возглавить процесс создания, освоения, сохранения, распространения и дальнейшего обогащения ценностей отечественной и мировой культуры;   — формирование у всех групп населения, и в первую очередь молодежи, высоких духовно-эстетических потребностей и способов их эффективного удовлетворения; разработку и внедрение социально-педагогического механизма инкультурации личности, ее вовлечения в различные формы культурного творчества.   Решить эти задачи, опираясь на культурологию, социальную педагогику, социальную психологию, экономическую и правовую основы социально-культурной сферы и другие науки призвано такое активно развивающееся направление духовной жизни, как организация социально-культурной деятельности. Ведущей, стержневой областью научного знания, обеспечивающей методологическое, методическое и организационное осмысление сути, природы и источников функционирования социально-культурной сферы может и должна стать прикладная культурология, которая раскрывает механизм реализации нравственно-эстетического потенциала культуры, обосновывает технологию вовлечения людей в процессе освоения ценностей мировой и отечественной культуры и различные формы социально-культурного творчества. Прикладная культурология — это мостик между культурой как интегральным явлением духовной жизни и конкретным человеком, включенным в социально-культурную деятельность. Если государство и общество, а в еще большей мере наука и практика осознают это — он будет укрепляться, обрастая новыми методиками максимального развития творческого потенциала личности, стимулирования последовательного и активного проявления ее самобытности, индивидуальных способностей и дарований.   Осуществленный в книге анализ строился на синтезе философско-культурологических (М.Вебер, П.С.Гуревич, Б.С.Ерасов, С.Н.Иконникова, М.С.Каган, Э.Кассирер, Э.В.Соколов, Л.Уайт, А.Я.Флиер и др.) и психолого-педагогических (Б.Г.Ананьев, Ю.К.Бабанский, Л.С.Выготский, Б.С.Гершунский, Е.А.Климов, А.Н.Леонтьев, Н.Д.Никандров, С.Л.Рубинштейн, Д.Б.Эльконин и др.) концепций , на данных публикаций западноевропейских, северо-американских и японских ученых (Ш.Генри, С.Гликман, Р.Дейв, А.Корлози, Л.Колберг, А.Королли, Дж.Левинджер, Д.Либерман, Л.Миллер, В.Перри, А.Пэн, С.Судзуки, Р.Тамаширо, Р.Хант, Л.Шрейдер, К.Т.Элсдон и др.), которые в 80 — 90-х годах нашего века достаточно широко отразили влияние высоких технологий, компьютеризации производства и других аспектов социального и научно-технического прогресса на формирование духовных потребностей разных групп населения и способов их удовлетворения.   Как в любой науке, переживающей период становления и институциирования, в культурологии продолжаются дискуссии о ее границах, структуре, исходном категориально-понятийном аппарате.

 

Предстоит немалая работа по уточнению параметров соотношения культурологии с философией, эстетикой, рядом других гуманитарных дисциплин. Однако уже сегодня на основе анализа теории и истории вопроса правомерно определить ряд методологических положений, которые приняты специалистами, прошли апробацию временем, нашли свое отражение в научных публикациях и могут быть положены в основу современного понимания культурологии как науки.   Во-первых — это концепция надбиологического социального характера культуры как формы общественного бытия, отражающей качественный уровень жизнедеятельности человека в труде, познании, быту, досуге, деловом и межличностном общении.

 

Во-вторых, — это принцип органичной взаимосвязи материальной и духовной стороны культуры; единства гносеологического, аксиологического и проективного в культурологии, призванной изучать и общие закономерности функционирования духовной жизни, и своеобразие культур разных эпох, регионов, народов.   В-третьих — это восприятие культуры как творения человека и его творца, как средства и способа реализации творческих потенций человека и социальных общностей.   И, наконец, в четвертых — швейцеровский принцип благоговения перед жизнью как основополагающий для общечеловеческой, планетарной культуры, ядро которой составляет экология духа и добра.   Важнейшая особенность культурологии видится в том, что предметом своего изучения она избрала не только и не столько лучшие образцы художественной культуры, вершины литературного, музыкального, театрального творчества, архитектуры, живописи, скульптуры, а объективные реалии современного мира; достижения, противоречия, проблемы многогранного процесса создания, освоения, сохранения и распространения ценностей культуры; процесса, связанного как с высоким искусством, так и с повседневным трудом, познанием, общением, бытом, досугом.   Для культурологии, и в первую очередь такого ее направления, как прикладная культурология, исключительное значение приобретает принцип целостного постижения культуры, методология формирования которой исходит из того, что ее нельзя усваивать фрагментарно, не связанными между собой частями, она всегда базируется на синтезе знания и веры, единстве информационно-логического и эмоционально-образного. Это сближает прикладную культурологию с педагогикой, избравших единый магистральный путь развития своей методики — от репродуктивно-информационного к эмпирико-диалогическому, от тематического к проблемно-концептуальному, от созерцательного к деятельному, культуротворческому.

 

Предлагаемая читателю книга пытается раскрыть сложный процесс формирования индивида как субъекта культуры, его преобразования из человека умелого, владеющего технологией производства, в человека творящего, человека-художника, который повседневно реализует высокие критерии культуры во всех сферах жизнедеятельности. При этом главная ее особенность проявляется в том, что каждое теоретико-методологическое положение, раскрываемое в первой главе, подкрепляется соответствующими методиками и технологиями в последующих главах, позволяющих рассматривать механизм инкультурации и реализации культуросозидающего потенциала ведущих областей жизнедеятельности человека на операционном уровне.   Всеобъемлющий и всепроникающий процесс вовлечения человека в мир культуры и социально-культурное творчество невозможно вложить в прокрустово ложе одной, даже самой объемной монографии. Ряд аспектов проблемы, естественно, остались за пределами анализа. Однако, для того, чтобы с максимально возможной полнотой ответить на наиболее актуальные, узловые вопросы заданной темы, структура книги построена на освещении референтных аспектов прикладной культурологии — основных стадий и областей формирования культуры индивида, объективных возможностей обеспечения разностороннего развития личности в сфере труда, познания и досуга, нравственно-эстетического потенциала социально-культурной деятельности. Особое место в работе принадлежит обоснованию профессиональных качеств специалиста прикладной культурологии, который призван обеспечить реализацию ее социальных функций, придать социально-культурной деятельности научно обоснованный и методически инструментованный характер.   Появление этой книги — результат многолетнего сотрудничества автора с профессорами Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств С.Н.Артановским, Д.М.Генкиным, В.Л.Дранковым, В.Д.Ермаковым, С.Н.Иконниковой, А.И.Новиковым, Л.В.Петровым, Н.И.Сергеевой, Э.В.Соколовым, с президентом Ассоциации музеев России, профессором Г.П.Бутиковым, с известными специалистами в области общего и культурологического образования, профессорами А.Д.Жарковым, Т.Г.Киселевой, Ю.Д.Красильниковым, Б.Г.Мосалевым, Г.Я.Никитиной, В.С.Садовской, Ю.А.Стельцовым (Московский государственный университет культуры и искусств), Б.Д.Парыгиным, В.Е.Триодиным (Санкт-Петербургский гуманитарный университет профсоюзов), А.Г.Соколовым, П.С.Хейфецем (Российская академия образования), Н.Ф.Максютиным (Казанская государственная академия культуры и искусств), Ш.З.Санатуловым (Московская академия труда и социальных отношений), В.Я.Суртаевым (Ростовский филиал Санкт-Петербургского университета культуры и искусств), В.В.Туевым (Кемеровский государственный институт культуры) и другими учеными, которые на разных этапах работы анализировали отдельные разделы рукописи и своими конструктивными замечаниями и советами способствовали становлению цельной концепции прикладной культурологии как области науки и социальной практики.   Книга рождалась на кафедре социально-культурной деятельности СПГУКИ, где каждое принципиальное положение автора становилось предметом разностороннего обсуждения на методологических семинарах и посредством других форм профессиональной экспертизы. Существенный вклад в разработку проблемы внесли профессора кафедры В.С.Аксенов, Г.М.Бирженюк, А.П.Марков, И.А.Новикова, А.З.Свердлов, А.А.Сукало, Б.А.Титов. Нельзя не отметить работу 44 аспирантов и соискателей кафедры, которые, осуществляя под научным руководством автора диссертационные исследования, проанализировали сотни отечественных и зарубежных научных публикаций, собрали огромный эмпирический материал, обогатив комплексное исследование и фактологически, и теоретически. Наконец, глубокой благодарности заслуживают многочисленные практики — от специалистов Министерства культуры РФ до учителей, библиотекарей, работников музеев, кинотеатров и клубных учреждений, которые помогли увидеть наиболее актуальные проблемы социально-культурной сферы и определить пути и средства их разрешения.

 

ГЛАВА I.   ПРИКЛАДНАЯ КУЛЬТУРОЛОГИЯ КАК ОБЛАСТЬ НАУЧНОГО ЗНАНИЯ И СОЦИАЛЬНОЙ ПРАКТИКИ     1.1. Социально-культурная ситуация на рубеже третьего тысячелетия     Вступление человечества в двадцать первый век происходит в условиях завершения пятивековой эры капитализма и перехода к новому способу организации общественного бытия, что в свою очередь породит и новый, соответствующий ему тип антропоцентристской гуманитарно ориентированной культуры. Уже сегодня под воздействием гигантского скачка производительных сил, под влиянием бурного развития информационных технологий, в условиях крушения ряда тоталитарных режимов и существенного социального прогресса во многих странах мира происходят глубокие качественные изменения в культуре, однако их темпы, широта и интенсивность в разных областях духовной жизни протекают далеко не идентично. Научно-технический и особенно социальный прогресс встречают активное противодействие фанатичного фундаментализма, национализма, иных форм политического экстремизма, которые способны на какое-то время, в каком-либо регионе остановить его или на какой-то период отбросить страну к далекому средневековью, но ничто не может нарушить общепоступательное движение цивилизации, изменить закономерность общественного развития.

 

Вместе с тем, для того, чтобы наука, и в частности культурология, могли конструктивно влиять на это, необходимо разносторонне изучить сложившуюся социально-культурную ситуацию с учетом закона нелинейного развития сложных систем, определить специфику происходящих в различных регионах мира культурных процессов, выйти за пределы сведения культуры лишь к духовной жизни и даже — еще эже — к искусству, увидеть многообразие и всепроникающий характер культуры и в культуре труда, и в культуре познания, и в культуре общественных отношений, и в культуре быта и досуга, и в культуре общения.   На пороге третьего тысячелетия следует говорить не только о теоретических проблемах, связанных с определением роли и места культуры в условиях утверждения нового способа организации общественного бытия. Не менее важно определить пути и средства вовлечения человека в эту культуру, выработать у него умения и навыки культурной деятельности, сформировать в каждом индивиде основы нравственной, эстетической, экономической, политической, правовой, технической, экологической, физической культуры; научить жить по законам культуры во всех сферах жизнедеятельности — от соблюдения санитарно-гигиенической культуры и культуры общения до культуры управления и культуры художественного и научного творчества.   Широкий круг указанных выше задач призвана решать прикладная культурология, и ее актуальность становится особенно очевидной, когда видишь, какой непоправимый ущерб наносит депутат Государственной думы, не владеющий политической культурой, или инженер атомной электростанции, не удовлетворяющий принципиально новым требованиям к технической культуре специалиста, призванного обеспечить безопасность ядерных реакций.   Научно-технический прогресс, динамизм социальной жизни, расширение международных контактов, бурное развитие таких средств массовой информации, как Интернет, видеопродукция, спутниковое телевидение привели к формированию нового системного качества — общечеловеческой культуры, которая вобрала в себя мировые научные и производственно-технологические достижения; образцы воспитания, образования, общественно-политической жизни; созданные разными народами и поколениями шедевры искусства и иные формы культурной деятельности, равняясь на которые, человечество строит единую планетарную цивилизацию XXI века, идет по пути интеграции национальных культур, глобализации заложенных в них гуманистических ценностей.

 

При всей прогрессивности процесса становления общечеловеческой культуры он протекает достаточно противоречиво и несет в себе не только лучшие, но и весьма спорные явления социальной деятельности. Средства массовой информации способны сегодня донести до миллиардов людей сведения о выдающихся открытиях в науке, ход олимпийских состязаний, голоса гениальных певцов, но в то же время они столь же широко тиражируют образцы насилия, других явлений антикультуры.

 

И в этой ситуации задача прикладной культурологии проявляется в том, чтобы разработать и внедрить такие технологии вовлечения человека в мир культуры, которые, способствуя сохранению и дальнейшему развитию национально-культурных традиций и национального менталитета, формировали бы у него избирательное отношение к информации, научили отличать подлинное искусство от его подделок, помогли воспринимать реальные ценности общечеловеческой культуры.   Осуждая последствия технократизма, который привел к засилью духовно и эмоционально обедненной мысли и гибели идеалов культуры, А.Швейцер1 выдвинул «принцип благоговения перед жизнью как основополагающий для общечеловеческой, общепланетарной культуры». Экологию духа и сущность добра как ядра общечеловеческой культуры великий гуманист XX века видел в том, чтобы сохранять жизнь, способствовать жизни, выявлять жизнь, которая способна развиваться до ее наивысшей ценности. Эта формула восприятия планетарной культуры может рассматриваться как методологическая основа прикладной культурологии.

 

Интеграция в современном культурном пространстве исторически сложившегося многообразия различных стилей и средств выражения человеческой жизнедеятельности предопределила его многомерность и многосложность. Однако, как справедливо заметил И.Л.Набок2, именно эта многополярность и многослойность сегодня оказывается под угрозой в результате нарастания так называемой гомогенизации культуры — приведения к единому знаменателю, ценностного выравнивания разноуровневых явлений. Развивая идеи, ранее в общем виде сформулированные А.Молем3, И.Л.Набок обращает внимание на то, что на рубеже нового тысячелетия преобладающими чертами культурного мироотношения оказываются калейдоскопичность, фрагментарность, дискретность, усиливаемые хаотичностью, неуправляемостью самой культурной ситуации, перенасыщенностью информационной среды, не поддающимся контролю разума использованием новых технико-технологических возможностей воздействия на психику человека. Типичные болезни начала XXI века — «видеотизм» и «синдром Интернета».   Появление экранной культуры — историко-культурная неизбежность, вызванная техническим и технологическим прогрессом. Однако отставание прикладной культурологии от темпов научно-технического прогресса и ее неготовность к выработке оптимальных способов освоения нового типа коммуникации привели к тому, что экранная культура в условиях стихийности лишает духовный мир человека его многомерности и многослойности, в значительной мере сужает его подлинное богатство. Экранизированные варианты литературной классики вытесняют письменную культуру, освобождают человека от чтения и вызываемого им активного мыслительного процесса.

 

«Компьютерная графика» и «компьютерная живопись» лишают людей возможности воспринимать реальные шедевры изобразительного искусства. Визуализация массовой культуры нарушает единство слуховой и визуальной культуры, подрывает способность человека эмоционально воспринимать музыкально-интонационную информацию.   И экранизация классики, и компьютерная графика, и широкое распространение визуальной информации, равно как и другие утвердившиеся ныне формы функционирования культуры сами по себе могут лишь приветствоваться, но все они будут способны реализовать свой эстетический потенциал, лишь в том случае если обеспечат гармонию внутреннего мира человека с окружающей действительностью, станут органичным компонентом единого, многообразного и многомерного культурного процесса.   Культура как сотворенная людьми среда их обитания и форма созидания духовных и материальных ценностей простирается в бесконечность прошлого, настоящего и будущего, однако конкретные формы ее функционирования и составляющие ее компоненты (духовность, нравственность, эстетическое отношение к действительности), как правило, имеют выраженные границы, отражают определенную ступень цивилизации, детерминируются уровнем развития общества, его ценностными ориентациями и идеалами.   Цивилизация начала третьего тысячелетия активно преображает природную среду, общественное развитие, бытовой уклад. Длительный период многие поколения людей жили в условиях единой структуры ценностей культуры. Ныне на глазах одного поколения ценности культуры обновляются многократно. Разрыв синхронности социального и культурного цикла усложняет подготовку человека к восприятию постоянно обновляющихся культурных ценностей и ориентиров.   Психологический стресс испытывают бывшие граждане СССР, попавшие в США, Германию, Израиль, в новую культуру, в новое окружение, в новую систему ценностей. Приобщение к новой культуре, вовлечение в новые формы социально-культурной деятельности, в новый круг деловых и досуговых отношений происходит очень болезненно. В рамках единой страны обновление структуры культуры идет относительно постепенно, и это сглаживает, но не снимает проблему.   На всех этапах общественного развития на человека воздействовало две силы — культура, которая поднимала его над уровнем обыденности к высшим духовным ценностям, и антикультура, опирающаяся на низменные инстинкты и утверждающая культ силы, злобы, секса и наркотического дурмана.

 

Марксистский исторический материализм долгие годы исходил из того, что развитие культуры, равно как всей духовной сферы общества, является непреложным отражением изменений в сфере материального производства. Однако история России убедительно свидетельствует о том, что в ряде случаев исходной точкой выступает не экономика, а культура. Об этом говорит принятие христианства, которое стало стимулятором ускорения социально-экономического развития русских земель; социально-культурные преобразования Петра I, послужившие основой бурного экономического развития России, или либеральные реформы Александра II, которые открыли дорогу коренным экономическим преобразованиям. Вероятно, и на рубеже XXI века Россия в преодолении переживаемого системного кризиса может опереться на культуру, на накопленный ею в последние века уникальный духовный потенциал, несомненно обладающий культуросозидающей силой4. При этом принципиально важно не только сохранять и возрождать лучшие национально-культурные традиции, но и реализовать инновационные возможности культуры, преобразовать ее репродуктивную доминанту в креативную, созидающую, способную активно воздействовать на всестороннее развитие общества.   Современная техногенная цивилизация с ее образом жизни, конкуренцией, криминализацией, социальными и национальными потрясениями вызвала усиление внутренней дисгармонии человека, социальной нестабильности, разбалансирование его отношений с окружающей средой, породило взрыв стрессовых состояний, агрессивности, бездуховности, алкоголизма, наркомании, страхов и неуверенности в завтрашнем дне.

 

Выход из сложившегося противоречия для складывающегося ныне информационного общества видится в энергоинформационном потенциале XXI века, который должен опираться на культуру овладения и реализации социальной, биологической и духовно-психической энергии в их единстве и многообразии5.   Одной из непреложных функций любого государства является культурная политика. Однако степень государственного регулирования культурной деятельности в странах с разным уровнем развития имеет принципиальные отличия. В США, Великобритании и других странах с высоко развитой экономикой и сложившимися демократическими традициями она носит весьма ограниченный характер, предоставляя общественным институтам и в первую очередь самому человеку широкие возможности в выборе содержания и форм духовного творчества. В странах с тоталитарными режимами эта политика стремится поставить под контроль все формы культурной деятельности, использовать культуру как средство идеологического воздействия на разные группы населения и укрепления существующего строя. Но в любой стране государственная культурная политика призвана:   * обеспечить охрану и учет культурного наследия, сохранение и преемственность национально-культурных традиций, защиту национальной культуры и языка в мире расширяющихся международных контактов и усиления межконтинентальных и межрегиональных информационных процессов;   * разрешить проблему общедоступности ценностей культуры, создать возможности для вовлечения различных слоев населения и в первую очередь молодежи в социально-культурное творчество;   * превратить культуру в средство единения населения, в фактор нравственно-эстетического воспитания, в исходную базу социального и научно-технического прогресса;   * добиться внедрения культурных начал в сферу труда, образования, управления, социальных отношений, в быт, досуг и другие области жизнедеятельности;   * осуществлять постоянную поддержку профессионального и любительского творчества; способствовать новаторству в культуре;   * оптимизировать социально-экономическое и социально-культурное развитие, противостоять непомерной и нравственно немотивированной коммерциализации культуры;   * стимулировать развитие общенациональной и региональной инфраструктуры социально-культурной деятельности;   * сформировать систему последовательно обновляющейся подготовки специалистов, способных возглавить вовлечение людей в мир культуры и протекающие в стране социально-культурные процессы;   * привести органы управления культурой, систему планирования, финансирования и прогнозирования ее дальнейшего развития в соответствие с требованиями социального, научно-технического и духовного прогресса.

 

Слабость сложившихся демократических традиций, низкий общий уровень политической культуры, неадекватно воспринимаемая свобода как вседозволенность и резкое ослабление государственной поддержки духовной жизни общества предопределили в России конца XX — начала XXI веков социально-культурную ситуацию, которая, в свою очередь, привела к упадку эстетического воспитания детей и молодежи, недоступности ряда ценностей культуры большинству населения страны, распаду процветавшей в период советской власти системы культурно-просветительной работы, коммерциализации и в определенной мере криминализации рекреативно-развлекательной сферы. Практическое устранение государства от регулирования культурных процессов привело к значительному сокращению фольклорных коллективов, поставило в тяжелейшее положение деятельность оперных театров, симфонических и камерных оркестров, и в то же время открыло дорогу пропагандируемой со сцены, а порой и с телеэкрана воинствующей безвкусице и явной антикультуре.   В этих условиях государственная культурная политика призвана:   * осуществлять правовую, экономическую, организационную и моральную поддержку социальных институтов и отдельных лиц, создающих подлинные ценности культуры и способствующих сохранению и дальнейшему развитию национально-культурных традиций;   * обеспечить общедоступность библиотек, музеев, театров, концертных залов, научно-просветительных, спортивно-оздоровительных, туристско-экскурсионных, культурно-досуговых учреждений и других очагов национальной и общечеловеческой культуры;   * возродить широко распространенную в 70-80-е годы прошедшего столетия идею эстетического всеобуча детей и молодежи и обеспечить ее реализацию в начале XXI века;   * разработать и внедрить механизмы развития спонсорства и меценатства в социально-культурной сфере, государственной поддержки культурной деятельности социально незащищенных групп населения;   * защитить население, и в первую очередь детей и молодежь, от черного пиара, от засилья квазихудожественной продукции, от пропаганды насилия, сексуальных извращений, бездуховности.   В условиях децентрализации потребления культуры, культурного творчества и управления сферой культуры проявляется и все более утверждает себя потребность в создании нетрадиционного программно-регулятивного механизма единой культурной политики, с помощью которой можно обеспечить оптимальное равновесие между фундаментальным плюрализмом культурного процесса и проектно-программным (программно-регулятивным) подходом к культуре как органичному целому.   Специфика общества, вступающего в XXI век, проявляется в том, что:   * благодаря научно-техническому прогрессу оно за относительно небольшую часть совокупного рабочего времени способно удовлетворить непреложные базовые потребности людей, направив основные усилия на решение социальных проблем и расширенное воспроизводство духовных ценностей, на вовлечение людей в различные виды и формы социально-культурного творчества;   * богатство любой страны в первую очередь определяется не столько обилием земли, полезных ископаемых или иных материальных ценностей, сколько уровнем образованности населения, развитостью научно-информационной базы и культурно-досуговой сферы;   * происходит дестандартизация и демассовизация экономической, социальной и духовной жизни; на место унифицированно-массового производства приходят базирующиеся на информатике и супертехнологии индивидуализированные услуги и продукты потребления;   * присущая индустриальному обществу механизация и автоматизация производства уступает первенство высоким технологиям, информатизации, научному знанию и, в наибольшей мере, гуманистической экономике, где производительность труда определяется эффективностью воспроизводства человека, способного стать и мерилом всех богатств и средством их достижения.   Основой парадигмы социального развития на рубеже третьего тысячелетия стали человек как высшая ценность и культура как коллективный интеллект и условие самоорганизации и саморазвития личности. Однако для того, чтобы реализовать творческие потенции индивида, вступавшего в XXI век, и привести культуру человека в соответствие с объективными требованиями и реальными возможностями мирового сообщества, необходимо учесть ряд принципиально важных факторов:   1. Сложившаяся система формирования культуры личности опирается на общее образование, стимулирует потребление культурных ценностей и фокусируется на лучших образцах музыкального, театрального, изобразительного и других жанров высокого искусства. Однако, общество XXI века не может опираться лишь на вершину духовных ценностей, оно обязано раскрыть все многообразие культурных процессов.

 

Сегодня не менее актуальным представляется процесс формирования умений и навыков повседневной, практической культуры, охватывающей широчайший диапазон жизнедеятельности — от культуры познания, культуры труда, культуры деловых и неформальных отношений, культуры общения, от проявляемой во всех сферах жизнедеятельности нравственной, экономической, политической, правовой, экологической, эстетической, физической культуры до культуры быта и досуга.   2.

 

Развитие экономики и культуры органически взаимосвязано, но внутренние закономерности их функционирования принципиально различны. Научно-технический прогресс ломает границы государств, приводит к последовательному переходу от национальной экономики к планетарной. Достижения техники и информатики можно и нужно без потерь переносить из страны в страну, из региона в регион. В сфере духовной жизни это оказывается невозможным, т.к. эстетические ценности непреложно требуют наличия определенных традиций, конкретной общности. Прав Э.Тайлор, постулирующий единый мир культуры, интегрирующий в себе общечеловеческие ценности, но не менее прав и О.Шпенглер, подчеркивающий, что развитие культуры неотделимо от каждого народа, и его национально-культурных традиций, каждого региона, каждой эпохи. В рамках единых духовных ценностей культура сохраняет уникальность субкультур отдельных народов, регионов, социальных групп. Как бы ни прогрессировали культурные коммуникации, самую высокую степень активного включения индивидов в духовное творчество может обеспечить лишь развитая культура конкретного района, конкретной общности.   3.

 

Сложный и противоречивый процесс становления и развития культуры неотделим от закономерностей фило- и онтогенеза.

 

В современных условиях на протяжении одной жизни чередуется несколько культурных эпох, и это обязывает формировать у человека способность воспринимать динамику времени, эффективно адаптироваться к определенной культурной среде. В то же время процесс инкультурации носит непрерывный характер и связан с сенситивными пиками развития. От первых лет жизни ребенка, когда он осваивает основы общения и санитарно-гигиенической культуры, общество призвано соизмерять реальные возможности и способности к восприятию информации.

 

Мировая и отечественная возрастная психология и педагогика убедительно доказали, что дошкольники могут вполне успешно освоить технологию пения, танца или рисования. Однако подростки в 5 и 6 классах, изучающие историю Древней Греции или Рима, еще не способны осмыслить сущность и подлинную ценность античной культуры, равно как старшеклассники в силу ограниченности жизненного опыта не в состоянии в полной мере оценить В.Шекспира, В.Гете, Ф.М.Достоевского или Л.Н.Толстого.   Рассогласование между содержанием социально-культурного просвещения и объективными возможностями его восприятия на определенном этапе возрастного развития порою порождает иллюзию решения поставленной задачи.

 

Более того, в ряде случаев это отталкивает человека от определенных духовных ценностей и затрудняет возможность их постижения в будущем.   4. В современной педагогике.

 

прочно утвердило себя понятие «функциональная грамотность», предполагающее способность человека использовать имеющиеся базовые знания во всех сферах жизнедеятельности. Не менее актуальна сегодня и такая категория, как «функциональная культура», констатирующая, что личность не только усвоила совокупность определенных фундаментальных культурологических знаний, но и эффективно реализует их в профессионально-трудовой, общественно-политической и духовной сфере, в семье, быту и досуге, в общении и наедине с собой.   В обществе коллективного интеллекта и информационных технологий формирование культуры личности происходит в процессе социализации посредством образования, пропаганды научных знаний, вовлечения в духовное творчество, физкультуру, спорт, в другие виды социально-культурной активности.

 

Но культура — это не только и не столько знание. Можно заставить человека усвоить таблицу умножения, императивы технологии производства или нормы гражданского поведения, но никак нельзя этими же методами приобщить индивида к таким ценностям культуры, как счастье, свобода, любовь. В.

 

Соловьев очень точно подчеркнул, что культуру нельзя навязать силой, она должна стать результатом добровольного, желаемого выбора.6   5. В процессе социализации общество призвано заботиться о том, чтобы формирующаяся личность усвоила выработанную им совокупность требований и норм, восприняла основы накопленных к этому периоду мировоззренческих знаний. Воспитание гражданина осуществляется по вектору — от социума к индивиду. Механизм овладения ценностями культуры носит избирательный характер, отталкиваясь от особенностей способностей, наклонностей и дарований каждой конкретной личности. Одна из них в безграничном мире культуры остановится на музыке, другая — на живописи, третья — на поэзии. Кто-то утвердит себя в нескольких жанрах искусства, но никто не в состоянии объять всю его гамму. Вектор инкультурации идет от личности к ценностям культуры, и сложнейшая задача прикладной культурологии состоит в том, чтобы найти оптимальное соотношение между минимумом социально-культурных знаний, умений и навыков, которые должен усвоить каждый, и содержанием индивидуально-творческой деятельности, связанной с удовлетворением потребности личности в самоактуализации, самоорганизации, реализации своих потенций и способностей.

 

1.2. Становление единой науки о культуре     Интеграция научного знания о становлении, функционировании и развитии культуры, необходимость научного обеспечения различных направлений и форм социально-культурной деятельности и объективная потребность в эффективной реализации нравственно-эстетического потенциала мировой и отечественной культуры предопределили утверждение культурологии как единой науки о культуре, вставшей в один ряд с философией, экономикой, социологией, политологией. За короткий период начала 90-х годов культурология получила признание в системе гуманитарных наук, введена в качестве обязательной дисциплины для всех вузов России, внедряется в учебные программы средней школы и систему повышения квалификации, стала предметом широкого обсуждения научной общественностью.   Богатство и разнообразие культурных этносов нашло отражение во многих научных дисциплинах — от археологии, этнографии, истории, философии и искусствознания до семиотики и морфологии культуры. Однако сегодня реальное место культуры в духовной жизни мирового сообщества предопределило настоятельную потребность завершить многовековой процесс становления единой науки о культуре, которая призвана обеспечить комплексное осмысление закономерностей происхождения, становления, развития и функционирования современной культуры, раскрытие сущности, природы, структуры и специфики духовного производства, разносторонний анализ созданных и создаваемых национальных и общечеловеческих ценностей. Как фундаментальная гуманитарная дисциплина культурология утвердила себя лишь в последние годы, но ее методологические основы, теоретические и фактологические источники были разработаны рядом выдающихся мыслителей XVIII — XX веков — от И.Канта, И.Г.Гердера, Э.Тайлора, Н.Я.Данилевского, О.Шпенглера, Э.Кассирера, А.Тойнби, В.С.Соловьева, Н.А.Бердяева, В.В.Розанова, М.М.Бахтина, А.Ф.Лосева, А.Швейцера до Г. Риккерта, В.Оствальда, Л.Уайта, Т.Парсонса, Э.Фромма, К.Ясперса, Ж.-П.Сартра, А.Моля, Л.Н.Гумилева, Д.С.Лихачева, Ю.М.Лотмана, М.С.Кагана, А.И.Арнольдова, С.Н.Иконни-ковой, Э.В.Соколова и др.

 

Утверждение культурологии как явления духовной жизни, отрасли науки и одной из базовых дисциплин, изучаемой во всех типах высших учебных заведений, обусловлено глубокими качественными изменениями в духовной сфере, значительным ускорением общественного развития, достижениями современных гуманитарных наук и, в первую очередь, настоятельной потребностью конструктивно использовать созидательный потенциал культуры для решения возникших накануне третьего тысячелетия кардинальных социальных проблем.

 

Как подчеркивает П.А.Подболотов7, культурология значительно шире бытующего понятия «теория культуры», т.к.

 

включает в себя не только научно-теоретические, но и эмпирические данные о культурной деятельности. Преодолевая отраслевой узкопредметный взгляд на явления и процессы духовной жизни, который отличает искусствоведение, социологию или экономику культуры, культурология интегрирует историю, философию и другие аспекты познания культуры и поднимается до уровня выявления общих закономерностей преобразования действительности, развития сущностных сил человека, превращения богатства человеческой истории во внутреннее богатство личности. В рамках этой научной дисциплины сегодня развивается фундаментальная культурология, которая концентрируется на обосновании общих закономерностей возникновения, становления и функционирования культуры, и прикладная культурология, призванная раскрыть социально-педагогические технологии приобщения человека к достижениям мировой и отечественной культуры.

 

Становление фундаментальной культурологии как формы отражения качественно нового уровня осознания методологических основ духовного производства и общих принципов социально-культурной деятельности на различных этапах цивилизации воспринимается как естественное развитие науки о культуре.   Искусствознание или иные составляющие такого широкого понятия, как культурология, как правило, фокусируются на лучших образцах музыкального, театрального, изобразительного или иных жанров искусства. Культурология в целом не может ограничиться лишь вершинами культуры, она призвана раскрыть объективные реальности современного мира, все многообразие процесса создания, освоения, сохранения, распространения и дальнейшего развития духовных ценностей, показав в этом процессе и достижения, и противоречия, и явные слабости и недостатки.

 

История цивилизации свидетельствует о том, что мифология древних отражала идеализированные образы людей и иных живых существ, которые были наделены сверхъестественными физическими и интеллектуальными качествами; религия в Библии, Коране и других энциклопедиях человеческой мудрости выразила интегрированные взгляды верующих на окружающую действительность; в эпоху античности люди ассоциировали культуру с образованностью и воспитанностью, а в средневековье — с конкретным образом жизни, ее укладом, традициями, обычаями и нормами. Культурология начала XXI века видит свои главные задачи в познании закономерностей, принципов и средств повседневного функционирования культуры как компонента общей социальной регуляции различных форм жизнедеятельности наряду с политикой, экономикой и социальным управлением, исходит из необходимости раскрытия механизма формирования в каждом человеке практической культуры, которая обеспечивает регуляцию социального бытия, утверждает культуру труда, познания, быта, досуга, семейных отношений, делового и неформального общения.   XX век войдет в историю России как время тяжелейших испытаний революциями, войнами, массовыми репрессиями и иными социальными катаклизмами. Разваливалась экономика, ломались традиции, рушились храмы, семьи, человеческие судьбы, страна с богатейшим природным и духовным потенциалом оказывалась в числе замыкающих мировую таблицу уровня жизни. И каждый раз после очередного социального потрясения здоровые силы общества обращались к культуре как наиболее эффективному средству единения людей во имя созидания и прогресса.   Русское искусство и поддержанное меценатами культурно-просветительное движение внесли огромный вклад в развитие экономики, образования и возрождение традиций интернационализма и веротерпимости после революции 1905 — 1907 годов. Созданная в 20-е годы система культурно-просветительной работы способствовала обеспечению общедоступности ценностей культуры, массовому развитию самодеятельного творчества, ликвидации неграмотности и малограмотности 80 миллионов человек. В послевоенный период эта система, подкрепленная шефством деятелей культуры над учебными заведениями, трудовыми коллективами и воинскими частями, обеспечила вовлечение в различные виды социально-культурного творчества десятков миллионов людей, приняла на себя осуществление идеи эстетического всеобуча детей и молодежи, внесла существенный вклад в формирование культуры труда, быта, досуга.   Реализация культуросозидающего потенциала российского общества в современной социально-культурной ситуации приобретает особую значимость, и помочь этому может культурология как наука о становлении, развитии и функционировании культуры, ее роли и месте в экономической, политической и духовной жизни.   Культурология как область научного знания ныне находится на начальном этапе становления, переживает сложный и противоречивый период поисков, ошибок, дискуссий. Сегодня продолжаются бурные споры о предмете культурологии, о границах этой науки, ее структуре и понятийном аппарате. Однако ряд методологических положений, концепций и идей, предопределяющих восприятие сути и природы культуры и изучающих ее наук, к концу XX столетия были приняты специалистами разных направлений и вошли в научный оборот. Как подчеркивалось выше в первую очередь, это положение о надбиологическом, социальном характере культуры как формы общественного бытия, отражающей качество жизнедеятельности человека в труде, познании, быту, досуге, в сфере общения. Это принцип органичной взаимосвязи духовной и материальной сторон культуры; единства гносеологического, аксиологического и проективного в культурологии как науке, изучающей общие закономерности культуры. Это восприятие культуры, выступающей в качестве способа реализации творческих потенций человека, как творения человека и в то же время его творца.   Идея целостности культуры нашла отражение в историко-философской концепции Д.Б.Вико (1668 — 1747), и в еще большей мере у И.Г.Гердера (1744 — 1803), который заострил внимание на том, что генетический и органический процесс воспитания человеческого рода и есть процесс освоения культуры.   Среди классиков философии культуры особое место принадлежит Георгу Вильгельму Фридриху Гегелю, который обосновал роль культуры в разрешении антропологических противоречий в субъективном и объективном, общественном и естественном, индивидуальном и универсальном, эмоциональном и рациональном; в развитии мышления к всеобщности, к абсолютному духу, к идеалу человеческого совершенства как высшей ценности культуры.   Различая в «Лекциях по эстетике» и в «Лекциях по философии» теоретическую и практическую культуру, Гегель, по сути, формулирует требование современной прикладной культурологии о постижении культуры посредством труда, согласовании своих деяний с законами природы, усвоении умений и навыков эстетической деятельности8.   Термин «культурология» впервые появился в 1915 году у известного немецкого физика, химика и философа В.Оствальда. Однако, в отличие от Э.Тайлора, который еще во второй половине XIX века выступил с идеей единой науки о культуре, В.Оствальд попытался с помощью этого понятия отделить явления, присущие только человеку, от процессов, характерных для естественной природной среды.   Идею Э.Тайлора, равно как ряд положений М.Вебера, А.Вебера, Г.Риккерта, Э.Кассирера, К.Юнга, О.Шпенглера, А.Тойнби, В.Оствальда, М.Бахтина, П.Карсавина, П.Флоренского, С.Франка, А.Лосева, Г.Шпета и других специалистов в области истории философии, социологии, антропологии, филологии, семиотики, подводящих к раскрытию общих закономерностей культурно-исторического процесса, в 1939 году в значительной мере реализовал Лесли А. Уайт, который в понятии «культурология» увидел термин, обозначающий научное знание о культуре в ее единстве и многообразии.   Несомненное достоинство культурологии по Лесли А. Уайту в том, что она не ограничивается восприятием лишь высокой культуры как совокупностью достижений в области науки, просвещения и искусства, а видит ее всепроникающий характер, охватывающий сферы труда, познания, общения, быта и досуга.   По П.Флоренскому, «в основу понимания культуры кладется исторически активная творческая деятельность человека и, следовательно, развитие самого человека в качестве субъекта деятельности. Развитие культуры при таком подходе совпадает с развитием личности …

 

в любой области общественной деятельности»9.

 

В этом определении — ключ к пониманию органичной взаимосвязи прикладной культурологии как одного из направлений культурологии и как науки о механизмах вовлечения человека в мир культуры и социально-культурное творчество с психологией и педагогикой как науками о личности и ее развитии.

 

Три области человекознания — психология, педагогика и прикладная культурология — выступают как различные направления единого процесса научного осмысления феномена «человек и культура».   Существенные аспекты развития социально-культурной активности обоснованы в философском и культурологическом наследии Хосе Ортега-и-Гасета10, который подчеркивал, что культура как целое существует не как изначальная данность, а лишь потому, что определенное число людей на планете верит примерно в одно и то же и сомневается также в одном и том же. Верование составляет невидимую изнутри почву культуры, и когда эта почва уходит, перед человеком встает дилемма: либо смириться и перестать жить законами культуры, либо превзойти себя, найти в себе дополнительные резервы и разрешить противоречие средствами своей активности.   Сегодня в России привычная реальность, отраженная в традициях высокой духовности, патриотизма и соборности, как выразился бы Ортега-и-Гасет, «дереализовалась», «пребывает в пучине сомнений», и задача здоровых сил в том, чтобы вернуть веру в безграничные потенции своего народа, стимулировать его культуросозидающую активность.   К. Ясперс11 рассматривает культуру как непрерывное историческое движение, основанное на последовательном приращении нравственно-эстетических, религиозных, философских ценностей и базирующееся на научно-технических достижениях.

 

Однако будущее находится в прямой зависимости от ответственности человека за направленность использования современных технических возможностей.   Забвение экзистенциальной коммуникации, потеря своих историко-культурных корней, по К.Ясперсу, превращает человека в единицу, приводит к потере своего лица.

 

В этих условиях задача общества в том, чтобы вся система социализации и воспитания обеспечивала сохранение индивидуальности, которая не теряла бы себя в общем, а одухотворяла его.   Культура предопределяет духовный базис общества, его энергетику, совокупность созданных ценностей и непрерывно продолжающийся процесс их сохранения и расширенного воспроизводства. Она отражает уровень жизни, а главное, ее качество. Сердцевину этого феномена человеческого сообщества составляет гуманитарная культура, концентрирующая ее созидательные функции и обеспечивающая сохранение и наследование национально-культурных традиций, передачу социального опыта, преемственность поколений.

 

Культура, прежде всего, — понятие коллективное. Это не исключает такие аспекты индивидуальности, как санитарно-гигиеническая или сексуальная культура, но в основе своей культуру отличает коммуникативная природа, которая опирается на язык или иные сформированные историей символы общения.   «Символы культуры, — пишет Ю.М.Лотман, — редко возникают в ее синхронном срезе.

 

Как правило, они приходят из глубины веков и, видоизменяя свое значение (но не теряя при этом памяти и о своих предшествующих смыслах), передаются будущим состояниям культуры.

 

Следовательно, культура исторична по своей природе.

 

Само ее настоящее всегда существует в отношении к прошлому (реальному или сконструированному в порядке некоей мифологии) и к прогнозам будущего»12.

 

Юрий Михайлович подчеркивает, что культура всегда подразумевает сохранение предшествующего опыта. Одно из важнейших определений культуры характеризует ее как негенетическую память коллектива. Поэтому она всегда связана с историей, всегда подразумевает непрерывность нравственной, интеллектуальной, духовной жизни человека, общества и человечества.   Если постижение культуры определенной эпохи — функция теоретической и исторической культурологии, то формирование исторической памяти и воспитание подрастающих поколений на культурных традициях народов и всего человечества — непреложная задача прикладной культурологии.   В XX веке в рамках исторической культурологии и культурантропологии широкое развитие получили вопросы диалога и взаимовлияния различных культур, проблемы аккультурации.

 

Британская школа социальной антропологии в лице Б.Малиновского, А.Родклифф-Браун, Годфри и Моники Вильсон, развивая традиции мифологической школы Д.Д.Фрезера и Э.Б.Тайлора, обосновала методологию процесса аккультурации, раскрыла принципы осуществления взаимовлияния культур, выявила специфику социально-культурного взаимодействия разных цивилизаций.   По пути практического раскрытия механизмов аккультурации пошла американская антропологическая школа.

 

Её виднейший представитель Дж. Гершкович показал, как в процессе прямого и длительного контакта одной группы людей с другой изменяются культурные парадигмы обеих групп, как влияют на этот процесс религиозно-миссионерские службы, торговля, культурный обмен.   Аккультурация как средство сближения цивилизаций и взаимного обмена между народами духовными ценностями, безусловно, важная сторона культурологии, но не менее важен другой процесс — вовлечение человека в мир определенной, конкретной цивилизации, усвоения ценностей той культуры, которую представляют твои современники по региону, стране, части света.   В многочисленных изданиях 90-х годов XX века, отражающих проблемы культурологии, одни сводят ее к общей философии культуры; другие — к прикладной дисциплине, раскрывающей методику культурной адаптации к социальной среде; третьи видят в ней форму интеграции искусствоведения, теории культуры, истории культуры, социологии культуры, экономики культуры, семиотики культуры и других самостоятельных наук, раскрывающих различные аспекты культуры. Несомненный интерес в этом плане представляет позиция И.Л.Набока13, который подчеркивает метанаучный характер культурологии, означающий сочетание обобщающего системного, философского осмысления целостности культуры и ее процессов с анализом конкретных фактов функционирования культуры в различных сферах духовной жизни.   Как пишет М.С.Каган14, становление и развитие культурологического знания, и в первую очередь философии культуры, прошло три этапа. Первый — от античности до XVIII века — характеризуется попытками рассматривать культуру «в континууме онтологических, теологических и эпистемологических проблем». Второй связан со стремлением увидеть в культуре, при всей ее разнородности, предмет самостоятельного философского рассмотрения. При этом в понятие «культура» включалась и экономическая, и политическая жизнь, т. е. все, что не относилось к природе и Богу.   Развитие в XX веке наряду с философией культуры конкретно научных культурологических дисциплин и художественно-образного постижения культуры средствами литературы, изобразительного, музыкального, театрального и других искусств предопределило становление третьего этапа истории культурологической мысли, позволившей «подняться от интуитивного ощущения целостности культуры к ее теоретическому осмыслению как системы, отличающейся наивысшей степенью сложности по своему устройству и полифункциональности, системы исторической, саморазвивающейся и саморегулирующейся, органически связанной со своим творцом и творением — человеком — и находящейся в постоянном взаимодействии со своей природной и социальной средой».

 

На третьем этапе развития культурологической мысли удалось преодолеть эмпирическую заземленность и фактологическую ограниченность частных культуроведческих дисциплин, подняться до широкого философского обобщения сущности, природы и механизмов функционирования культуры, раскрыть в ней единство гносеологического, аскиологического и проективного.   Во введении к «Философии культуры» М.С.Каган15 подчеркивает, что «этнограф и социолог, психолог и технолог, искусствовед и педагог смотрят на культуру разными глазами и видят в ней разное». Можно рассматривать разные аспекты культуры, видеть ее различные компоненты, но любое явление, любой процесс, любая область жизнедеятельности только тогда могут стать объектом и предметом науки, если все, кто хочет их исследовать, смогут исходить из единых позиций, единых понятий, единых категорий. Появление культурологии как единой науки о культуре, во всем ее единстве и многообразии, по сути, снимает сложившееся противоречие, позволяет поднять осмысление культуры от ее интуитивного, субъективно-рефлекторного восприятия до уровня системного анализа, опирающегося на сложившуюся началу третьего тысячелетия методологию познания процессов и результатов культуротворческой деятельности человека.   Как научная дисциплина культурология пока четко не определила свои границы; сегодня это комплекс ряда общественных и гуманитарных дисциплин, отражающих различные аспекты культуры. Однако процесс их интеграции идет достаточно быстро.   Любая современная наука, будь то социология, политология, психология, педагогика, берет свое начало от философии. Философия культуры, и в первую очередь немецкая и русская культурфилософия, предопределили методологию культурологии. При этом значимость философии культуры обусловлена и спецификой сегодняшней России, которая ищет свои идеалы, свою национальную идею.

 

Именно философия культуры призвана выявить культурную и национальную идентичность российского общества на рубеже XXI века, определить ценностные ориентации на грядущее тысячелетие, сформировать культурное самосознание каждой конкретной личности.   В сложном и противоречивом процессе утверждения культурологии как единой науки о становлении, функционировании и развитии культуры проявляется и стремление определить ее как науку наук, детерминирующую всеобщую методологию гуманитарного знания. Как подчеркивает С.Н.Иконникова16, такое превращение неоднократно происходило во многих науках гуманитарного цикла: эстетика отрывалась от искусства, этика от морали, этнография от жизни этносов, литературоведение от литературного процесса, право от криминалистики, религиоведение от конфессий, история от событий. Для того, чтобы культурология не попала в этот ряд, не оторвалась от исторической и современной реальности, принципиально важно развивать ее прикладное направление как область научного знания и социальной практики, органично связанную с культурной средой, социально-культурными процессами, а главное — с человеком как творцом культуры и ее производным.   Принципиальная особенность культурологии как метанауки о единой культуре во всей ее многослойности и многообразии проявляется в том, что она раскрывает не только шедевры классики, но и самые разнообразные, в том числе и весьма противоречивые, процессы повседневной культуры, захватывающие сферы труда, образования, общественной жизни, делового и неформального общения, быта, досуга.

 

Культурология позволяет раскрыть сущность и природу такого противоречивого явления духовной жизни второй половины XX века, как молодежная субкультура и контркультура, тяготеющие к музыкальному самовыражению, ритуальности, к стремлению возродить естественные истоки жизни средствами рок-музыки, символикой внешнего вида, специфическими формами общения, неприятием общепринятых культурных традиций при одновременной попытке опереться на фольклор и иные виды этнокультурной деятельности. Культурология объясняет это потребностью компенсировать противоречия сложившегося ныне процесса социализации молодежи, стремлением преодолеть трудности самоутверждения, утолить голод инициативы и самодеятельности, желанием выйти за пределы убивающего воображение и фантазию рационализированного и упорядоченного мира.   Появление культурологии как науки об органично цельном процессе становления, развития и функционирования культуры явилось результатом преодоления фрагментарности представлений об этом явлении духовной жизни, отдельные аспекты которого использовались с позиций разных наук. Культурология признала интегративную целостность того, что может и должно восприниматься, исходя из единой методологии. Однако процесс определения сути и предмета культурологии встретил сегодня активные попытки ограничить это направление гуманитарного знания.   В интересной и безусловно конструктивной статье А.П.Маркова17, к примеру, подчеркивается, что культурология не должна рассматривать в качестве своего объекта эмпирический состав культуры — на этом пути она будет вынуждена неэффективно дублировать методологию, принципы, цели и задачи культуроориентированных наук, обрекая себя тем самым на хронический дилетантизм. Она также должна отказаться от анализа культуры в наиболее обобщенном, абстрактном определении данного феномена как сотворенной человеком материальной и духовной среды его обитания, совокупности способов преобразования его природных задатков и возможностей, условия развития творческих способностей личности и гуманизации общества. Такое определение культуры, фиксирующее прежде всего внеприродную сущность этого явления, процессуальные и результативные составляющие внеприродного бытия человека, является, преимущественно, объектом философии культуры.   Объект культурологии — «сверхэмпирический» состав культуры, т. е. культура, отраженная и застывшая в «тексте» (в слове, знаке, символе, образе). Это та составляющая культуры, которая выступает специфическим способом ее самопознания и одновременно формой концентрации идеально-духовной энергии человека и человечества. Данный пласт человеческой культуры представляет собой максимальное выражение «проектных», идеальных способов и результатов освоения и преобразования природы, общества, самого человека.

 

Безусловно, «проектность» является одной из основополагающих характеристик культуры в целом и прослеживается на различных уровнях и «в срезах» ее функционирования (процессуальном, результативном, идеальном, институциональном), но в наиболее концентрированном виде это свойство содержится в рефлектированном срезе человеческого опыта и бытия — в гуманитарной культуре, которую и следует рассматривать в качестве основного объекта культурологии. В этой связи культурология должна обнаружить глубинные связи онтологического уровня бытия культуры и форм ее самопознания и самосознания, рассматривая культуру как текст и текст как модель культуры и одновременно сущностный модус ее бытия.   «Тексты культуры», являющиеся продуктом специализированных сфер духовного производства (науки, искусства, религии и т.д.), выступают формой самосознания и самопознания культуры каждой конкретной исторической эпохи, высшим проявлением духовной, идеальной деятельности человека, мерой освоения и реализации человеком своей родовой сущности. Они обеспечивают непрерывность бытия социокультурной системы в историческом времени (ее континуальность), сохраняют язык нации, фиксируют «генотип духовности» (образ человека и мира), характерный для конкретного народа, выполняют функцию национального самосознания и культурной самоидентификации. В «текстах культуры» обнаруживаются и актуализируются универсальные модусы бытия культуры в целом — мифологический, символический, архитипический и др. В этой связи следует отметить очень существенное обстоятельство: в контексте культурологической проблематики «текст культуры» обретает предметную, онтологическую интенциональность — он начинает указывать на некую культурную реальность, которая за ним стоит, в нем и через него выражается и актуализируется.   Таким образом, отмечает А.П.Марков, в качестве объекта культурологии следует рассматривать явления и формы культуры «второго порядка», которые или уже содержат в себе непосредственное знание о различных феноменах культуры (т.е.

 

знания, накопленные в русле таких «культуроориентированных» наук, как этнология, этнография, социальная антропология, искусствоведение, лингвистика и др.), или представляют собой форму неосознанного опосредованного (образно-символического), но в то же время целостного отражения всего многообразия культурного мира (это преимущественно «тексты» художественной и религиозной культуры, отражающие ее идеальный, ценностно-ориентационный смысловой пласт).   П.С.Гуревич подчеркивает, что культурология несет конкретное знание о культуре; философия культуры — метафизическое, абстрактное18. Такая позиция, достаточно широко распространенная, поддерживается многими известными теоретиками культуры, но она сужает понятие «культурология», которое призвано отражать восприятие культуры как единого целого, включающего и философию культуры, и аксиологию культуры, и социологию культуры, и семиотику культуры, и сравнительную культурологию, равно как историю мировой и отечественной культуры, дифференциальную культурологию.   Феномен культурологии интегрирует понятия «художественная культура, нравственная, экономическая, политическая, правовая, экологическая, физическая, религиозная культура; культура научной, художественно-творческой и иной социально и личностно значимой деятельности».   Наряду с этими сферами научного знания о культуре следует учитывать и такую область культурологии, как прикладная культурология, которая, в свою очередь, включает в себя культурологию личности, культурологию семьи и быта, культурологию социальной жизни, культурологию общения, культурологию досуга и иные направления вовлечения человека в мир культуры.   А.Я.Флиер19 видит предметом культурологического познания не всю культуру, что, по его мнению, по силам лишь всей совокупности социальных и гуманитарных наук, а комплекс ценностно-смысловых, нормативно-регулятивных и знаково-коммуникативных средств и механизмов, обеспечивающих коллективный характер форм жизнедеятельности человека. Ведущая функция культурологии в рамках этой позиции проявляется в исследовании системы социальных норм человеческой жизненной практики.

 

Подобное понимание сути и природы культурологии перекликается с концепцией И.М.Быховской20, которая в объект культурологии включает любые виды и формы человеческой жизнедеятельности, а в предмет — ценностно-нормативные установки и механизмы, регулирующие всю социальную практику, и в первую очередь взаимодействие и взаимопонимание между людьми.   И И.М.Быховская, и А.Я.Флиер многократно подчеркивают, что, подобно истории и социологии, культурология может рассматриваться как наука, изучающая все о человеке и обществе, но в конкретном ракурсе анализа экстраутилитарных регулятивных начал человеческой жизнедеятельности.   В любой области познания (исторического, экономического, политического, правового и т.п.) видов и форм человеческой жизнедеятельности А.Я.Флиер вычленяет:   * философско-теоретический уровень обобщений, касающийся вопросов сущности и базовых закономерностей, определяющих тот или иной вид деятельности;   * предметно-эмпирический уровень обобщений, связанный с вопросами непосредственных технологий, организации и обеспечения деятельности;   * специфический социальный уровень обобщений, относящийся к зоне «теорий среднего уровня», который исследует историю данного вида деятельности (ее генетический аспект), ее психологию (мотивационный аспект), социологию (социально-функциональную организацию ее субъектов) и культуру изучаемого вида деятельности (ценностно-нормативный и семантико-коммуникативный аспекты).   Это свидетельствует о том, что в любой области социального и гуманитарного знания может иметь место культурологический подход к определенным социально-нормативным функциям и механизмам изучаемой сферы жизнедеятельности, к процессам формирования различных профессиональных культур, к специфической символике, к языку того или иного вида деятельности.

 

Оценивая перспективы развития культурологии в XXI веке, отдельные специалисты указывают на невозможность ее дальнейшей опоры на деятельное понимание культуры, т.к. позитивная роль этой концепции практически исчерпала себя. Вступление человечества в информационное сообщество активно связывается с информационно-семиотическим подходом к культуре, реализующим, в частности, философские концепции Ю.М.Лотмана и его научной школы.

 

Однако, вряд ли следует противопоставлять эти направления философской и культурологической мысли. Гораздо конструктивнее видеть их взаимодополняющее воздействие, ибо при самом активном развитии информационной техники и информационных технологий они, в конечном итоге, будут обеспечивать еще более эффективную, чем в XX столетии, деятельность человека по созданию ценностей культуры и культурные процессы, которые еще более возвысят человека как их творца.   Культурология стала одной из стержневых дисциплин современной высшей школы, ее основы преподают также в других звеньях системы непрерывного образования.

 

По количеству изданных в 90-е годы ХХ века учебных пособий культурология заняла положение абсолютного лидера, значительно опередив философию, политологию, экономику, право, психологию и другие вызывающие общественный интерес дисциплины. Все это — несомненное свидетельство безусловно оправданной гуманизации образования, признания необходимости усиления в нем многих аспектов, коренящихся в мировой и отечественной культуре. Однако, противоречивость и парадоксальность ситуации связана с тем, что все эти позитивные, но относительно односторонние процессы, в основе своей носящие характер обобщения известных фактов теории и истории и культуры, существенно опережают развитие культурологии как науки, фундаментальную разработку ее методологических основ, ее категориально-понятийного аппарата, определение ее роли и места в системе человекознания и гуманитарных науках.

 

Утверждение культурологии как области научного знания связано с продолжающимся и ныне сложным и противоречивым процессом становления ее структуры, в рамках которой большинство исследователей выделяют фундаментальную (теоретическую) культурологию, интегрирующую в себе философию, социологию, экономику, аксиологию, семиотику культуры, культурную антропологию, культурное наследие; историю художественной, религиозной, философской, политической, экономической, нравственной, правовой, экологической, физической и других направлений культуры, и прикладную культурологию, раскрывающую принципы использования фундаментальных знаний о культуре и механизм хоминизации, социализации и инкультурации в целях прогнозирования, проектирования, регулирования и организационно-методического обеспечения культурных процессов; разработки и реализации технологий формирования благоприятной культурной среды; удовлетворения и дальнейшего обогащения духовных интересов и потребностей человека, развития его творческих потенций. Однако граница между фундаментальной и прикладной культурологией весьма подвижна.

 

Более того, процесс определения тех или иных явлений как составных частей конкретного компонента структуры культурологического знания сегодня далеко не завершен, и различные авторы толкуют эту структуру весьма своеобразно. К примеру, один из ведущих специалистов в области культурологии А.Я.Флиер21 в глубокой и конструктивной работе, посвященной объекту, предмету и структуре современной культурологии, вводит в структуру фундаментальной культурологии психологическую культурологию, а в ее рамках — общую социокультурную теорию личности (что, безусловно, соответствует фундаментальной культурологии) и культурологию социальной интеграции, которая включает в себя механизмы социализации, инкультурации и социокультурной самоидентификации личности, что, по сути, составляет основное ядро прикладной культурологии.   Это же относится и к процессам формирования комплексов устойчивых социокультурных стереотипов (культурного менталитета) и способности человека к инновационной деятельности, к творческому преобразованию мира (культурология инновационной деятельности). А.Я.Флиер относит их к фундаментальной культурологии. Однако в дальнейшем он же доказывает, что психологическую антропологию можно представить как науку, исследующую не только общие закономерности формирования культурно обусловленных черт личности, но и механизмы систематического «обучения» индивида культуре и его самоидентификации в ней, механизмы «использования» индивидом обретенных культурных знаний и навыков в режиме их простого воспроизводства, наконец, механизмы «преодоления» индивидом традиционных культурных ограничений и выхода на поисковую, инновационную, творческую парадигму сознания и деятельности. А это, естественно, составляет предмет прикладной культурологии.   Научное осмысление сути, природы и специфики культурологии далеко не завершено. Это направление гуманитарного знания в XXI веке ждут новые исследования и дальнейшие поиски истины. Суммирование сложившихся взглядов уже сегодня позволяет гипотетически вычленить объект и предмет фундаментальной и прикладной культурологии, определить их сущность и специфику.   Объектом и предметом фундаментальной (теоретической) культурологии выступает интегративное знание о становлении, функционировании и развитии культуры как целостного феномена и специфически человеческого способа жизни; исторически развивающаяся система сотворенных человеком материальных и духовных ценностей; структура и продукты культурной деятельности — от конкретных произведений искусства и иных творений человеческого гения до созданных людьми языков, обычаев, нравов, этикета, символики, способов сакрализации, психологического склада нации или иной социальной общности; культура как ведущая функция и модальность человеческого бытия.   Объектом и предметом прикладной культурологии стали культурная политика, культурное прогнозирование, охрана и трансляция культурного наследия, социально-культурное творчество, социокультурные аспекты образования, воспитания, общения, профессионально-трудовой, общественно-политической, культурно-просветительной, семейно-бытовой, спортивно-оздоровительной и досугово-развлекательной деятельности; семья как первичная база формирования и функционирования культуры; учреждения искусства и иные социальные институты, которые обеспечивают сохранение и дальнейшее обогащение ценностей культуры, способствуют процессу социализации и инкультурации личности, ее вовлечению в духовное общение и различные сферы социально-культурной деятельности.

 

1.3.

 

Прикладная культурология как средство научного обеспечения культурной политики и социально-культурной деятельности     Всепроникающий характер культуры породил столь же широкую, многообразную и общественно значимую деятельность по ее освоению, сохранению, распространению и дальнейшему развитию, которую интегрирует понятие «социально-культурная деятельность». Субъектами ее могут быть государственные и общественные институты, отдельные лица и социальные общности, проявляющие активность в различных сферах духовной жизни.   Первое направление этой активности связано с созданием ценностей культуры, осуществляемое как профессиональными специалистами (учеными, конструкторами, писателями, художниками, композиторами, актерами, музыкантами, архитекторами, дизайнерами, модельерами, ювелирами и т. п.), так и любителями социального, художественного и научно-технического творчества.   Второе направление, отражающее многогранный процесс освоения ценностей культуры, практически объединяет все население планеты, каждый представитель которого становится субъектом последовательного овладения различными компонентами культуры — от санитарно-гигиенической, коммуникативной, семейно-бытовой до художественной, нравственной, правовой, экономической, политической, экологической, физической и т. д.   Кто-то усваивает лишь самые элементарные основы культуры, кто-то достигает энциклопедических знаний и подлинных высот интеллектуально-эстетического творчества, но специфика цивилизованного общества проявляется в том, что каждый рожденный на земле индивид в большей или меньшей мере становится субъектом социально-культурной деятельности.   Третье направление, обеспечивающее связь эпох, преемственность культуры и передачу ее достижений из поколения в поколение, выразилось в деятельности музейных работников, библиотекарей, реставраторов, специалистов архивного дела и иных форм сохранения ценностей материальной и духовной культуры, исторической памяти, национально-культурного наследия.   Четвертое, ориентированное на распространение ценностей культуры, относится к деятельности лекторов, экскурсоводов, работников средств массовой информации и различных форм культурно-просветительной деятельности. В первую очередь оно объединило людей, получивших право носить высокое звание Учитель и посвятивших себя решению сложнейшей задачи руководства процессом освоения подрастающими поколениями и другими группами населения достижений мировой и отечественной культуры:   * педагогических работников дошкольных, общеобразовательных, средних специальных и высших учебных заведений, учреждений дополнительного образования, системы повышения квалификации;   * социальных педагогов, осуществляющих регулирование многоаспектных и индивидуально ориентированных процессов приобщения личности к культуре в открытой социальной среде.   Пятое направление, концентрирующееся на дальнейшем развитии культуры, обогащении ее содержания, расширении форм ее проявления и представленное, в первую очередь, менеджерами социально-культурной сферы, приняло на себя организационно-посреднические, административно-управленческие и психолого-педагогические функции стимулирования познавательно-образовательной, художественно-творческой, развлекательно-игровой, спортивно-оздоровительной и иных видов активности в области культуры.   Любое из приведенных направлений социально-культурной деятельности органически взаимосвязано с остальными, составляя единый культурный процесс. Однако у каждого из них своя специфика, свой предмет, своя методика, своя история развития. Одни направления, такие, как создание ценностей культуры или функционирование образовательных учреждений, обеспечивающих их освоение, появились вместе с цивилизацией и утвердили себя как непреложные компоненты жизни любого общества. Другие — такие, как организация социально-культурной деятельности, — относительно молоды и лишь сегодня отрабатывают свои категориально-понятийный аппарат, принципы, механизмы и технологии.

 

Перечисленные выше аспекты социально-культурной деятельности далеко не исчерпывают все ее многообразие, и совершенно естественно, что эта форма духовной жизни вызывает интерес философии, социологии, социальной психологии, педагогики, этнологии, семиотики, экономики, теории управления и ряда других наук.

 

Однако интегральное решение проблемы роли и места социально-культурной деятельности в жизни человека и общества оказалось возможным осуществить лишь в настоящее время благодаря завершению многовекового процесса становления единой науки о культуре — культурологии, которая призвана обеспечить комплексное осмысление закономерностей происхождения, развития и функционирования современной культуры, раскрытие структуры и специфики духовного производства и воспроизводства, разносторонний анализ созданных и создаваемых национальных и общечеловеческих ценностей.

 

В рамках этой научной дисциплины, сегодня развивается фундаментальная, теоретическая культурология, которая концентрируется на обосновании общих закономерностей возникновения, становления и функционирования культуры, и прикладная культурология, призванная раскрыть социальные технологии создания благоприятной культурной среды, приобщения человека к достижениям мировой и отечественной культуры. Прикладная культурология исходит из необходимости раскрытия механизма формирования в каждом человеке повседневной, практической культуры, которая обеспечивает самоконтроль социального бытия, утверждает культуру труда, познания, быта, досуга, семейных отношений, делового и неформального общения.   Развитие прикладной культурологии в условиях современной России предопределено, в частности, и кризисной социально-культурной ситуацией, которую переживает наше общество.

 

Сфера культуры оказалась еще менее подготовленной к переходу на новое качество духовной жизни, чем экономика или социология, и это породило ряд негативных процессов, нанесших существенный урон обществу и государству. Мы провозгласили лозунг возрождения российской культуры, но, не конкретизировав ни содержание, ни методику решения этой задачи, практически в течение ряда лет не добились никакого прогресса. Мы попытались широко открыть двери зарубежным образцам культуры, но в условиях полной незащищенности национально-культурного достояния России в них мутным потоком хлынули не шедевры искусства Запада и Востока, а отвергнутые в Америке, Западной Европе и Юго-Восточной Азии образцы псевдокультуры. Отказавшись от диктата атеизма, мы ударились в противоположную крайность, стремясь возложить на церковь социально-культурные функции, которые она в силу своей природы и ряда субъективных факторов не в состоянии реализовать. Наконец, справедливо отвергая тоталитарные принципы руководства культурой в годы советской власти, мы попытались перечеркнуть и несомненно прогрессивное, что было связано с ликвидацией неграмотности и малограмотности, развитием художественной самодеятельности, широкой общедоступностью духовных ценностей для всех граждан страны.   Практика, тем не менее, убедительно показала, что самого факта предоставления широких свобод во всех формах духовной жизни для подлинного развития социально-культурной деятельности явно недостаточно. В дополнение к свободе и демократии государство и общество должны выработать и реализовать систему организации духовной жизни, которая:   * обеспечила бы создание, функционирование и последовательное обновление культурной среды и инфраструктуры социально-культурной сферы, отвечающей требованиям информационного общества XXI века;   * опиралась на профессионально подготовленных специалистов, владеющих методикой вовлечения разных групп населения в мир культуры и обладающих способностью возглавить процесс создания, освоения, сохранения и распространения ценностей культуры:   * всесторонне стимулировала формирование высоких духовных интересов и потребностей людей и способов их удовлетворения, развитие социально-культурной активности, проявление культуры труда, познания, общения, быта и досуга.   Социально-ориентированная культурная политика, утверждения культуры во всех сферах жизнедеятельности, подготовка специалистов социально-культурной сферы, создание благоприятной культурной среды, нравственно-эстетическое воспитание и формирование умений и навыков культурной деятельности у подрастающих поколений опираются на философию, социологию, психологию, педагогику, теоретическую культурологию, другие направления гуманитарного знания, но ведущей дисциплиной, обеспечивающей научное осмысление этих процессов, выступает прикладная культурология. Это направление науки и социальной практики приняло на себя разработку методологии, методики и организации социально-культурной деятельности, раскрытие механизма изучения, удовлетворения и последовательного возвышения духовных интересов и потребностей людей, обоснование технологии вовлечения человека в процесс освоения и воссоздания ценностей культуры, в социально-культурное творчество.   Целевая установка прикладной культурологии — вовлечение человека в мир культуры. Содержание этого процесса в основе своей составляет социально-культурная деятельность, а методика осуществления поставленной цели строится на принципах социальной педагогики, на технологии педагогики сотворчества.   Как наука о культурных процессах, закономерностях их протекания и механизмах регулирования, прикладная культурология обращена к практической, повседневной культуре, обеспечивая устойчивую регуляцию социально-культурного бытия в сфере труда, познания, общения, семейных отношений, социального, технического, художественного творчества, досуга, иных областей жизнедеятельности. Она призвана придать нравственно-эстетический смысл изучаемым на разных этапах обучения наукам, а в условиях профессиональной деятельности — раскрыть ее социально-культурные аспекты. Она может и должна способствовать выявлению приоритетов национально-культурного развития, стимулировать решение многих других задач совершенствования социально-культурной практики. Однако реализация культуросозидающего потенциала прикладной культурологии находится в прямой зависимости от ее способности ориентироваться на эталоны и идеалы самых высоких достижений общечеловеческой и отечественной культуры, в повседневной жизни реализовывать ведущие концепции фундаментальной (теоретической) культурологии, которая, в свою очередь, интегрирует достижения философии, этнографии, антропологии, филологии, семиотики, социологии; истории художественной, религиозной, экономической, политической, нравственной, правовой, экологической, физической культуры и других наук, изучающих кардинальные проблемы культуры на современном этапе развития цивилизации, постигающие непреходящие ценности человечества.   Прикладная культурология строится на обоснованной фундаментальной культурологией классификации функций культуры (Г.Спенсер, Э.Дюркгейм, Т.Парсонс, Э.В.Соколов) и вытекающих из них направлениях социально-культурной деятельности: на идее многообразия и обеспечения диалога и взаимовлияния культур (С.Н.Артановский, С.Н.Иконникова, Э.А.Орлова), на концепции эволюционизма (Э.Тайлор, Л.Морган), диффузионизма (Ф.Ратцель, Т.Хейердал и др.), на принципах социодинамики культуры (М.Вебер, П.Сорокин), на теории культурно-исторических типов и локальных цивилизаций (Н.Я.Данилевский, О.Шпенглер, А.Тойнби, В.Шубарт) как методологической базе дифференциации и интеграции современных технологий вовлечения разных групп населения в мир культуры.

 

Принятые прикладной культурологией механизмы культурно-просветительной деятельности и методика стимулирования социально-культурного творчества опираются на раскрытые в русской философии и культурологии концепции сохранения и дальнейшего обогащения традиций духовной жизни и духовного наследия россиян (Н.Я.Чаадаев, В.О.Ключевский, В.С.Соловьев, П.Н.Милюков. Н.А.Бердяев, Д.С.Лихачев и др.); на этнических концепциях культуры и игровых формах социально-культурной деятельности (И.Хейзинга, Э.Берн); на разработанной в философии, психологии и фундаментальной культурологии концепции формирования духовного мира человека и личностно ориентированного процесса приобщения индивида к культуре (Э.Фромм, З.Фрейд, С.Л.Франк, В.В.Розанов, Л.Карсавин, К.Маркс, Ф.Энгельс и др.); на обоснованной в современной философии, этнологии и семиотике теории развития празднично-обрядовых форм социально-культурной деятельности (Э.Кассирер, К.Леви-Строс, М.М.Бахтин, А.Ф.Лосев, Л.Уайт, Ю.М.Лотман).   Дифференциальная культурология, ее требования учета специфики формирования культуры различных социальных общностей (половозрастных групп, профессий, классов, сословий, других слоев населения), равно как культурно-историческая психология (Л.С.Выготский, А.Н.Леонтьев, А.Р.Лурия) стали основой дифференцированного подхода к отбору методики приобщения разных групп населения к достижениям мировой и отечественной культуры.   Принципиальное значение для прикладной культурологии приобрели концепция реализации нравственно-эстетического потенциала культуры в философии И. Канта; методология использования художественной культуры как средства духовного развития личности (А.Я.Зиев, М.С.Каган, Ю.В.Петров, К.Б.Соколов, Ю.У.Фохт-Бабушкин); традиции народной культуры, разработанные Институтом художественного образования Российской Академии образования, методики эстетического воспитания средствами искусства (фольклор, театр, кино, изобразительное искусство и т. п.).   Существенную роль в научном осмыслении социально-культурной деятельности сыграл закон приоритетности культуры в общественном развитии (С.С.Аверинцев, А.И.Арнольдов, В.С.Библер, М.Вебер, Э.В.Ильенков, Э.С.Маркарян, Х.Ортега-и-Гасет, А.Швейцер, К.Ясперс), который способствовал разработке эффективного механизма обеспечения культуры труда, познания, быта, досуга, социальных отношений, делового и личностного общения.   Для проективной культурологии и определения ориентиров культурной политики существенное значение приобрели прогностические концепции культуры конца второго — начала третьего тысячелетия (О.Тоффнер, Ж.Дюмазедье, Ф.Фукуяма, И.В.Бестужев-Лада и др.).   Формирование прикладной культурологии как области научного знания и социальной практики обусловлено непреложной потребностью общества, вступающего в третье тысячелетие, обеспечить:   * научно-методологическое осмысление социально-культурной деятельности;   * осуществление государственной культурной политики и принятия научно обоснованных управленческих решений в социально-культурной сфере;   * эффективное прогнозирование, проектирование и регулирование социально-культурных процессов;   * разработку методики сохранения памятников истории и культуры, национально-культурных традиций;   * передачу и расширенное воспроизводство социально-культурного опыта;   * обоснование технологии достижения соответствующего культурным нормативам уровня социальной практики.   Важнейшая функция прикладной культурологии проявляется:   * в научно-методическом обеспечении культурно-просветительной и культуротворческой деятельности учебных заведений, трудовых коллективов, воинских частей, учреждений культуры, средств массовой информации, спортивно-оздоровительных, санаторно-курортных, коммерческо-развлекательных и иных институтов социально-культурной сферы;   * в раскрытии путей и средств внедрения нравственно-эстетических начал в семейно-бытовую, учебно-познавательную, профессионально-трудовую, рекреативно-развлекательную сферы, в деловое и досуговое общение;   * в разработке методологии и методики формирования культурной среды; изучения, удовлетворения и последовательного обогащения духовных интересов и потребностей людей; вовлечения человека в мир культуры, развития его духовно-эвристических и художественно-творческих потенций;   * в обосновании механизмов оптимизации процесса социализации, инкультурации и самореализации личности, преобразования ее из объекта культурно-просветительного воздействия в субъект социально-культурного творчества.   Ценности культуры, утверждаемые средствами прикладной культурологии, отражают богатство и многообразие культуросозидающей деятельности человека и широту критериев ее оценки.

 

Это:   * витально-биологические ценности, связанные с поддержанием жизни, здоровья, безопасности, внешности;   * социальные ценности, характеризующие статус и место личности в обществе, профессионально-трудовой, духовно-досуговой и семейно-бытовой сфере;   * политические ценности, закрепляющие свободы, права и обязанности гражданина;   * моральные ценности, вытекающие из принятого в обществе кодекса чести;   * эстетические ценности, интегрирующие прежде всего представления об идеалах прекрасного, красоты и гармонии;   * научные ценности, выражающиеся в постижении истины, объективности и достоверности знания;   * религиозные ценности, основанные на вере во Всевышнего и культуре добра.   Приведенные выше ценности могут носить характер общечеловеческих, национальных, религиозных, групповых, личностных; могут одновременно удовлетворять и общечеловеческим, и национальным, и любым иным критериям. Механизм их усвоения, естественно, учитывает специфику определенных ценностей, но во всех случаях он должен строиться на технологии, органично соединившей в себе методы формирования общественного сознания (информирование, комментирование, обобщение, внушение, заражение, убеждение) и методы вовлечения в социально-культурную деятельность, посредством которой знания преобразуются в убеждения, нормы и принципы поведения.   Если культуру рассматривать как систему надбиологических программ человеческой деятельности, которые включают в себя идеалы, мировоззренческие ориентации, верования, предписания, нормы поведения, образцы деятельности, и в первую очередь совокупность знаний о мире, обществе, макро- и микросреде, основах наук, ценностях искусства и других компонентах, составляющих социально-исторический опыт человечества, то прикладная культурология призвана обосновать и реализовать методы, технологии, механизмы хоминизации, социализации, инкультурации и самореализации индивида, вовлечения его в социум и мир культуры. В этой связи правомерно утверждать фундаментальную зависимость современной цивилизации от эффективности прикладной культурологии как области научного знания и социальной практики, обеспечивающей формирование личности в соответствии с требованиями развития общечеловеческой и национальной культуры начала третьего тысячелетия.   Конкретизируя роль прикладной культурологии в решении этой проблемной задачи, в первую очередь, целесообразно видеть ее:   * в обосновании технологии гармонизации отношений человека с природой, осуществления такой системы ноосферного, экологического, а по существу гуманистического образования и воспитания, которая утвердит новую систему ценностей, основанную на гуманистической парадигме экологической культуры, способной сохранить биосферу и ее главное составляющее — самого человека;   * в раскрытии механизма погружения человека в социально-культурную среду через освоение системы научных знаний и ценностей литературы и искусства;   * во внедрении эффективных методик формирования способности человека включиться в процесс непрерывного образования, постичь информационные технологии XXI века, познать себя, реализовать свои творческие потенции.   Для прикладной культурологии принципиальное значение приобретает гуманистическая философия Альберта Швейцера22, который видел в культуре «совокупность прогресса человека и человечества во всех областях и направлениях при условии, что этот прогресс служит духовному совершенствованию индивида как прогрессу прогрессов».

 

Несущая конструкция, стержень культуры по А.Швейцеру — в ее нравственном содержании. Прогресс культуры находится в прямой зависимости от возрождения и постоянного совершенствования ее нравственного характера и в непреложном формировании в рамках современной культуры жизнеутверждающего мировоззрения, которое включало бы в себя нравственно-эстетические, экологические и космические императивы.   Следует заметить, что А. Швейцер говорил об экологии и космическом мышлении задолго до прорыва в космос Ю.Гагарина и чернобыльской катастрофы, подобно В.И.Вернадскому, обогнав мышление современников по крайней мере на столетие.   Столь же прогрессивна и швейцеровская методология вовлечения человека в мир культуры, исходящая из того, что «способность человека быть носителем культуры, то есть понимать ее и действовать во имя ее, зависит от того, в какой мере он является одновременно мыслящим и свободным существом».   Эта позиция в значительной мере перекликается с концепцией П.Тейяра де Шардена23, которая, опираясь на веру в творческие и познавательные (рациональные) способности человека, определяет культуру как явление, возлагающее на человека ответственность (любовь) за отношения с окружающей природой и людьми (дух Земли), за развитие духовности.

 

Значимость прикладной культурологии как средства научного обеспечения процесса вовлечения человека в мир культуры проявляется уже на стадии определения самого понятия культуры. Э.С.Маркарян24, к примеру, подчеркивает, что культура — это «система внебиологически выработанных механизмов, благодаря которым стимулируется, программируется и реализуется активность людей в обществе». Выработать эти механизмы и обосновать их эффективность и призвана прикладная культурология.   Механизм постижения ценностей культуры взаимосвязан со спецификой сложившейся культурной среды, с уровнем развития средств трансляции этих ценностей, с особенностями восприятия тех или иных явлений и процессов культуры.   Непреложным условием усвоения определенных ценностей или способов культурной деятельности должно быть, как минимум, их наличие в окружающей микросреде. Не будь в детстве общения с пианино, скрипкой или виолончелью, не было бы в истории отечественной и мировой музыкальной культуры феномена С.Рихтера, Д.Ойстраха или М.Ростроповича. Чтобы оценить и полюбить музыкальное искусство, нужно не раз ощутить магию оперного или балетного спектакля, погрузиться в волшебный мир симфонического оркестра, почувствовать восприятие прекрасного теми, кто сидит рядом с тобой в оперном театре или зале филармонии.

 

И в этой связи нельзя не отметить, что ущербность нашей системы эстетического воспитания во многом связана с тем, что миллионы и миллионы россиян за всю свою жизнь ни разу не общались с подлинными образцами высокого искусства, не познали его сами и не могли передать эстафету художественной культуры своим детям.

 

Постигая ценности культуры, человек в первую очередь усваивает наиболее простое, доступное, вызывающее ассоциации. На экране телевизора, по радио, в магазине, в рекламе, из окон домов люди постоянно видят и слышат далеко не лучшие образцы зарубежной поп-музыки, одежды, прически, поведения. В то же время с шедеврами музыки, с оперными певцами, с русскими народными ансамблями песни и пляски мы встречаемся на телеэкране не так часто. И надо ли в этой ситуации удивляться тому, что современная молодежь не воспринимает многие традиционные формы национальной культуры, не в состоянии по достоинству оценить ее подлинные шедевры?   На процессе усвоения культуры явно отрицательно сказывается и так называемая «кнопочная» методика проведения домашнего досуга, когда человек, оперируя телевизором, компьютером, приемником, музыкальным центром или иными атрибутами современных средств информации, лишает себя творческого процесса чтения, обмена письмами, а главное, проявления социально-культурной активности.   Одна из узловых и наиболее сложных задач прикладной культурологии связана с формированием у разных групп населения, и в первую очередь молодежи, системы ценностных ориентаций.   Специфика общечеловеческих, национальных, региональных или иных ценностей культуры проявляется в том, что они интегрируют в себе не только необходимое, но и желаемое, не только нормы, но и идеалы, которыми живет данное общество. Ценности культуры нельзя навязать силой.

 

Добро, любовь или дружеские отношения могут быть результатом только свободного, активного, интериоризированного, личностно осмысленного выбора. Эти ценности нельзя заставить принять или отвергнуть, они должны быть восприняты сердцем, а это предопределяет необходимость сделать стержнем вовлечения человека в мир ценностей культуры методику воздействия на его эмоциональную сферу.

 

Сверхзадача прикладной культурологии — превратить ценности культуры из «вещи в себе» в «вещь для нас», реализовать созидающий потенциал культуры, сделать его доступным каждому человеку. Средствами решения этой задачи выступают система непрерывного образования; просветительная деятельность телевидения, радио, периодической печати, учреждений культуры; различные формы любительского творчества и т. д. и т.

 

п.   В последние десятилетия все более существенную роль в обеспечении общедоступности ценностей культуры и вовлечении людей в процесс их освоения играет туризм.

 

В США ныне функционирует около 160 тысяч федеральных туристических центров, с помощью которых свыше 280 млн.

 

человек (значительно больше общей численности населения, способного осуществлять туристические поездки) ежегодно знакомятся с национальными парками, музеями, архитектурными ансамблями, с иными достопримечательностями страны. Подобная система освоения достижений национальной и мировой культуры средствами туризма сложилась в Германии, Японии, Великобритании, Франции, других экономически высокоразвитых странах.   Еще большую роль в посредничестве между индивидом и культурой сегодня играют технические средства информации, способные донести шедевры человеческого гения персонально до конкретного человека, превратить его повседневный досуг в фактор оптимального сочетания рекреации и духовного обогащения личности. Степень освоения куль-туросозидающего потенциала досуга на рубеже третьего тысячелетия превращается в один из ведущих показателей цивилизованности страны, ее соответствия требованиям формирующегося информационного общества.   Одна из ведущих сфер прикладной культурологии связана с экологией отечественной культуры, с сохранением и дальнейшим развитием культурной среды, несущей в себе неповторимые черты духовности, созидания, толерантности и милосердия.

 

Средствами экологического просвещения и вовлечения людей в социально-культурную деятельность прикладная культурология призвана:   * помочь россиянам осознать значимость их историко-культурного наследия, непреходящих ценностей памятников истории и культуры, музеев, заповедников, мемориальных зон, связанных со знаменательными событиями отечественной истории, с памятью о выдающихся деятелях науки и культуры, с достижениями архитектуры, строительства, садово-паркового творчества; разносторонне раскрыть огромный вклад российской литературы и искусства в мировую цивилизацию;   * формировать у всех групп населения эстетическое восприятие природной среды, осознанную потребность обеспечить ее сохранность и гражданскую ответственность за передачу ее новым поколениям;   * на примере Палеха, Гжели, Хохломы, Мстёры, уральских самоцветов, каслинского чугунного литья, вологодских кружев, сибирской резьбы по дереву и иных шедевров прикладного искусства проиллюстрировать богатство и разнообразие традиционного народного творчества, вызвать интерес к нему у подрастающего поколения, которое должно усвоить, сохранить и придать современный колорит этой форме социально-культурной деятельности;   * способствовать широкой пропаганде национально-культурного наследия, привлекать разные группы населения, и в первую очередь молодежь, к изучению и постижению фольклорного искусства и празднично-обрядовой культуры народов России, к активному участию в их дальнейшем развитии;   * донести до сознания подлинное богатство русского языка как языка межнационального общения народов России и носителя их лучших духовных традиций;   * реализовать систему последовательного формирования языковой культуры средствами массовой информации, непрерывного образования, искусства, культурно-досуговой деятельности, рекламы, семейного воспитания;   * показать особую роль православной, мусульманской и иных церквей в создании, сохранении и распространении ценностей культуры, в утверждении атмосферы веротерпимости и уважения духовной свободы каждого россиянина, в объединении усилий различных религиозных конфессий в решении стоящих перед обществом социально-культурных задач;   * помочь в полной мере осознать необходимость сохранить исторически сложившиеся завоевания российского общества в создании разветвленной сети культурно-просветительных учреждений, в осуществлении эстетического всеобуча детей и молодежи, в обеспечении общедоступности ценностей культуры, в вовлечении разных слоев населения в социально-культурную деятельность, в возникновении и развитии движения благотворительности в сфере культуры, в социальном признании специалистов и общественных организаторов культурного творчества.   Становление прикладной культурологии как научной дисциплины находится на начальном этапе. Потребуется немало лет, чтобы с достаточной достоверностью и четкостью сформулировать ее методологические основы, отработать исходный категориально-понятийный аппарат, уточнить структуру, добиться принятия в научных кругах и признания в общественном сознании. Однако анализ совокупного опыта вовлечения различных групп населения в мир культуры и обобщение данных осуществленного нами теоретико-эмпирического исследования позволяют уже сегодня раскрыть ее сущность, выявить ее роль и место в системе гуманитарных наук, определить ее объект, предмет, цели, задачи, обосновать области научного знания и ведущие сферы реализации культуросозидающего потенциала.   Прикладная культурология как область научного знания и социальной практики находится на стыке фундаментальной культурологии с другими областями социально-гумани-тарных наук, и в первую очередь педагогики, что позволяет, используя методики этих дисциплин в единстве с оригинальными культуросозидающими технологиями, вырабатывать теоретические концепции и практические рекомендации, направленные на совершенствование условий формирования и развития субъектов культуры (личности, социальной группы, этнокультурной общности, региона, общества, человечества), на оптимизацию процессов хоминизации, социализации, инкультурации и самореализации личности.   Прикладная культурология — отрасль культурологии, раскрывающая методологические основы, закономерности, принципы, средства, методы и формы вовлечения человека в мир культуры; определяющая механизм создания благоприятной культурной среды; обосновывающая технологию обеспечения условий для реализации духовно-эвристических и художественно-творческих потенций людей, проявления их социально-культурной активности.   Объект прикладной культурологии — человек, личность, индивидуальность, отдельный индивид или социальная общность.   Предмет прикладной культурологии — процесс формирования культурной среды; механизм хоминизации, социализации, инкультурации и самореализации личности; технология изучения, удовлетворения и дальнейшего развития духовных интересов и потребностей людей; методология и методика вовлечения личности или социальной общности в мир культуры, в социально-культурное творчество.

 

Предметом прикладной культурологии выступает не идеал, а объективные реалии современного мира и его культурных процессов с присущими им достижениями, противоречиями, недостатками.   Цель прикладной культурологии — посредством комплекса специально отобранных и синтезированных видов культурной деятельности обеспечить:   * приобретение, расширение, углубление, обновление и приведение в систему знаний о природе, обществе, мышлении, технике и способах деятельности, способствующих утверждению мировоззренческой, идейно-нравственной и эстетической позиции;   * формирование интеллектуальных и практических навыков и умений в сфере социального, научно-технического и художественного творчества, стимулирование развития творческих потенций личности;   * создание, освоение, сохранение, распространение и воспроизведение ценностей культуры;   * усвоение способов культурно-досугового творчества и нерегламентированного общения;   * удовлетворение и последовательное обогащение духовно-эстетических интересов и потребностей разных групп населения;   * регуляция социального бытия, воспитание в каждом человеке повседневной, практической культуры, культуры труда, познания, быта, досуга, делового и неформального общения.   Задачи прикладной культурологии проявляются в том, чтобы обеспечить:

(Visited 1 times, 1 visits today)
Do NOT follow this link or you will be banned from the site! Пролистать наверх