АРИАРСКИЙ М А ПРИКЛАДНАЯ КУЛЬТУРОЛОГИЯ МОНОГРАФИЯ ИЗД — 2 СПБ 2001 561 С 5

  * особенности объекта культурно-досугового воздействия (дети, молодежь, самодеятельное население, пенсионеры и т.д.);   * полнота реализуемых в досуговой деятельности функций (монофункциональные, диафункциональные, комплексные).   С точки зрения отдельного человека и культуры в целом значение занятий на досуге чрезвычайно велико, ибо они включают каждого в систему культурных ценностей, помогают их освоению, служат целям гармоничного развития личности. Однако, досуг не должен заполняться чем-то случайным, в нем всегда должна просматриваться цель. Удовлетворение одной потребности порождает новую потребность, поэтому изменения в сфере досуга должны быть направлены на переход от простых ко все более сложным потребностям: от физических — к духовным, от индивидуальных — к общественным, от пассивности — к активному творчеству.   Содержание и формы досуга находятся в органичной взаимосвязи с характером профессионально-трудовой деятельности и всем образом жизни человека.   В.Е.Триодин174 очень точно заметил, что, к примеру, для подводника спуск под воду — тяжелый труд, для члена клуба подводного плавания — активный досуг. Актер на сцене работает, участник художественной самодеятельности — духовно наполняет свое свободное время. Исходя из этой позиции, досуг следует рассматривать как форму любительской деятельности, психологически воспринимаемую как удовольствие, а субъективно оцениваемую как высшую ценность.   По мере духовного роста человека последовательно обогащается и его досуг и, если нет условий для его поступательного развития, это приводит к негативным последствиям. Именно в условиях неразвитости конструктивных начал досуговой деятельности свободное времяпрепровождение превращается в фактор антикультуры, порождает условия для пьянства, наркомании, разврата и других антиподов образа жизни любого цивилизованного общества. Отсюда понятно, какое значение имеет прикладная культурология, которая раскрывает механизм рациональной организации досуга людей, обеспечения его педагогической направленности.   Структура досуга, соответствующая прогрессивному усложнению и развитию потребностей личности, представляется рядом уровней деятельности, отличных друг от друга по своей культурной значимости.   Одним из первичных уровней организации досуга является развлечение. На этом уровне досуг становится в какой-то мере целенаправленной, организованной, активной деятельностью. Развлечениями могут служить прогулки, игры, участие в коллективных экскурсиях или путешествиях, посещение концерта или танцевального вечера, коллекционирование или другие виды любительства и т.д. Деятельность на уровне развлечения отвечает социально-психологическим потребностям личности и лучше всего протекает в небольших, неформальных коллективах, в группах свободного общения, в семье.   Для людей, находящихся на уровне развлекательного досуга, важную роль играет зрелище в самых разных формах его проявления. Игнорировать потребность в зрелище — значит обеднять досуг людей. Действенность зрелищ во многом предопределяется характером вызываемых эстетических переживаний. Зрелище адресовано не одному человеку, оно — для каждого зрителя, для всей публики. Человеческая общность в данном случае оказывается могучим резонатором, усиливающим индивидуальные эстетические переживания и рождающим коллективную эмоцию. Основу таким переживаниям в зрелище дает ряд взаимосвязанных, взаимопереплетенных факторов. Прежде всего, это красота, изобретательность, яркость. Одновременно зрелища всегда несут и познавательную нагрузку, специфическими средствами перерабатывая события прошлого и современной жизни, демонстрируя возможности науки и техники, достижения ума и рук человека.   Являясь самостоятельным действием, рассчитанным преимущественно на эстетическое восприятие, зрелище, как правило, не связано с самодеятельностью людей, которые довольствуются лишь положением зрителя. Вследствие этого воспитательная ценность развлечения на уровне зрелища ограничена, но недооценивать и тем более игнорировать ее, естественно, нельзя.   Переход от развлечения к высшему уровню досуга связан с пробуждением и развитием более сложных интересов личности, перерастающих рамки групповой жизни и выходящих в более высокие области человеческой деятельности. Современная наука убедительно показала, что поэтапное развитие и усложнение досуга как явления культуры и сферы воспитания всегда происходит параллельно с расширением потребностей и интересов, с переходом их от индивидуальных через групповые к общественным.   Одним из высших проявлений человеческого досуга на уровне общественных, общекультурных потребностей является праздничных досуг, означающий такую организацию масс, которая в отличие от зрелища основывается не только на восприятии, но и на активном действии, связана с самыми различными формами самовыражения, включает в себя позитивное отношение людей к тем или иным датам, событиям, традициям. Быть на празднике — значит активно участвовать в массовом действии, которое основывается на сопереживании и совместных действиях большой общности людей.   Досуг — время, которое каждый вправе использовать по своему выбору и усмотрению. Но, вместе с тем, это — время, от характера заполнения которого непосредственно зависят и готовность человека к общественно-полезному труду, и нравственный облик человека. Поэтому оно не может быть свободно ни от социального влияния, ни от моральной ответственности перед обществом.   Прикладная культурология как любая отрасль знания должна вычленить изучаемый ею объект в виде определенной системы, отличающейся конкретными параметрами и неповторимыми, только ей присущими целями, закономерностями и способами существования. При этом нельзя не учитывать, что культурно-досуговая деятельность носит своеобразный характер и не может копировать функционирование индивида в школе, трудовом коллективе или общественно-политической организации. Однако, в любой ячейке общества преломляются единые методологические принципы прикладной культурологии, анализ которых помогает научно обосновывать возможности их реализации в специфических условиях того или иного социального института, позволяет творчески осмыслить и использовать все подлинно конструктивное, что накоплено теорией и практикой формирования личности в современном человекознании.   Прикладная культурология предполагает не просто воздействие, обеспечивающее не только усвоение индивидом какой-то суммы сведений и правил, но и стимулирование культурной деятельности самого человека, в ходе которой знания и идеи превращаются в убеждения, привычки, в мотивы поведения; формируются социально значимые культурно-досуговые потребности и способы их реализации. Это методологическое положение является основополагающим в анализе механизмов воздействия на личность, с целью формирования у нее культуры организации и самоорганизации досуга.   Многолетнее комплексное исследование различных аспектов обеспечения культуры досуга не решило и не могло решить всей совокупности проблем, которые детерминируют реализацию культуросозидающего потенциала рациональной организации и самоорганизации свободного времени разных групп населения. Однако оно смогло существенно ускорить процесс их разрешения и сформулировать ряд социально значимых теоретических и методических положений.   В ходе исследования опровергнута идея о правомерности управления поведением, отношениями и деятельностью людей в сфере свободного времени и обоснована концепция рациональной организации досуга, исходящая из принципа опосредованного воздействия на личность, группу или иную социальную общность путем создания благоприятных условий для:   * удовлетворения, педагогически целесообразной коррекции и дальнейшего развития психофизиологических, коммуникативных, познавательных и эстетических потребностей;   * стимулирования социально значимых мотивов культурно-досуговой деятельности;   * формирования и развития умений и навыков рационально строить свой досуг;   * самовыражения и самоутверждения личности в сфере свободного времени.   Исследование позволило обосновать сущность и специфику методики сотворчества как наиболее адекватной природе досуга совокупности приемов и способов обеспечения культуросозидающего влияния на людей в сфере свободного времени, построенной на внедрении субъект — субъектных отношений и преобразовании объекта воспитательного воздействия в субъект культурно-досугового творчества.   В ходе исследования раскрыты содержание и структура процесса обеспечения культуры досуга, включающего в себя формирование:   * осмысленной необходимости рационально использовать свое свободное время;   * активного стремления духовно насыщать и интенсивно строить свой досуг;   * умений и навыков планировать и организовывать свое свободное время.   Исследование показало, что культура досуга как способность личности к выработке качественно нового, собственного подхода, замыслов и решений по организации своего свободного времени представляет своеобразный образ мысли по созданию своих, индивидуализированных способов действия в сфере досуга. Как результат педагогического воздействия и самовоспитания, культура досуга является слагаемым одновременно действующих интеллектуальных, эмоциональных и волевых факторов организатора свободного времени и объекта его воздействия, который последовательно преобразуется в субъект социально-культурного творчества.   Культуру досуга в этой связи можно определить как сложное качество личности, характеризующееся совокупностью проявления самостоятельности мышления и действия, функциональной и интеллектуальной активности, творческих устремлений во имя реализации прогрессивного процесса отдыха и дальнейшего саморазвития, продуктивного влияния на окружающих.   Отражая социально-сущностные силы человека, которые реализуются в практике общественной жизни, культура досуга входит в структуру социальной активности как один из способов ее выражения и критерий ее эффективности.   Возможность проявления личностью культуры досуга определяется не только объективно (социальными условиями), но и совокупностью субъективных факторов:   * развитых структурных компонентов культуры свободного времяпрепровождения;   * наличием основ специальных знаний и умений в избранной области культурно-досуговой деятельности;   * творческой установкой на данный вид отдыха.   Осуществленное нами исследование позволило утвердить в общественном сознании понимание культуры досуга как интегрального качества личности, отражающего потребность и умение конструктивно использовать свое свободное время, которое реализуется в активном отдыхе, удовлетворении и постоянном возвышении духовных потребностей посредством репродуктивной и творческой деятельности по освоению культурного наследия человечества, созданию культурных ценностей и развитию своих сущностных сил.   В ходе исследования обоснована программа формирования духовных интересов разных групп населения и способов их реализации в сфере досуга в условиях повседневного, воскресного и каникулярно-отпускного свободного времени, основанная на поэтапном переходе от пассивных и ситуативных к активным и стабильным формам свободного времяпрепровождения на уровне:   * репродуктивном, когда досуг строится на известных образцах;   * поисково-творческом, при котором личность вносит в досуг элементы индивидуализации его форм и содержания;   * творческо-созидательном, обеспечивающем разностороннее раскрытие индивидуальности.   Показателем эффективности этой программы выступает коэффициент интенсивности освоенного свободного времени, отражающий взаимосвязь духовного наполнения досуга и уровня владения умениями и навыками его организации, что проявляется в способности личности:   * планировать свой досуг;   * использовать эстетический и оздоровительный потенциал природной среды;   * осуществлять интеллектуально насыщенное общение в кругу семьи, друзей, клубного объединения или иной социальной общности;   * эффективно использовать возможности чтения, избирательного просмотра телепрограмм и других форм индивидуального потребления ценностей культуры;   * реализовывать свои способности и дарования в различных областях художественного, технического и прикладного творчества.    ГЛАВА IV     ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРОЛОГИЯ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ УЧРЕЖДЕНИЙ ИСКУССТВ И КУЛЬТУРНО-ПРОСВЕТИТЕЛЬНОЙ РАБОТЫ     4.1. Социально-культурная деятельность театрально-зрелищных учреждений     Прикладная культурология как область научного знания и социальной практики решает широкий круг задач — от методологического обоснования созидательного потенциала культурной деятельности и ее правового, экономического, политического, духовного, материально-технического, организационно-методического и кадрового обеспечения, до разработки культурной политики и внедрения эстетических начал в труд, познание, быт, досуг и иные формы жизнедеятельности. Однако ее ведущая функция концентрируется на раскрытии научных основ вовлечения человека в мир культуры, создания благоприятной культурной среды, удовлетворения и последовательного возвышения духовно-эвристических и художественно-творческих интересов и потребностей разных групп населения. И в этом прикладная культурология органично смыкается с педагогикой, используя ее веками наработанные методы хоминизации, социализации, инкультурации и стимулирования индивидуального развития личности. С другой стороны, педагогика, интегрируя в себе не менее широкий комплекс задач научного обеспечения процесса обучения и воспитания человека, во всем, что связано с формированием культуры индивида или социальной общности, опирается на теоретическую, историческую и прикладную культурологию.   Преподавание литературы в средней школе или обучение дошкольников основам изобразительного или музыкального искусства строится на принятых в педагогике принципах дидактики, но содержание этого процесса коренится в культурологии. Даже в естественно-математических и технических дисциплинах, призванных наряду со специальными знаниями формировать культуру мышления и эстетическое отношение к данному виду деятельности, решение этих задач осуществляется с учетом специфики культуры и культурных процессов.   В конце XX века в системе непрерывного образования во взаимосвязи с традиционными циклами естественно-математических и социально-экономических дисциплин утвердило себя культурологическое направление, включающее:   — начальное художественное обучение в детских садах и учреждениях начального образования;   — раскрытие основ теории и истории культуры в средних общеобразовательных и профессиональных учебных заведениях;   — научное осмысление проблем теории и истории культуры средствами культурологических дисциплин в высшей школе.   В духовной жизни современного общества все большую роль играет система дополнительного образования, позволяющая не только углублять и расширять художественные познания разных групп населения, но и включать их в разнообразные формы социально-культурного творчества, способствующие преобразованию знаний о культуре в художественно-эстетические убеждения, в нормы, принципы и навыки социально-культурной деятельности. Если к этому добавить основанную на педагогике С.Т.Шацкого и А.А.Брянцева художественно-просветительную деятельность театров юного зрителя; широко реализуемые сегодня принципы музыкальной педагогики Б.В.Асафьева, Л.А.Баренбойма, Д.Б.Кабалевского, Б.Л.Яворского; педагогику пропаганды изобразительного искусства Б.М.Неменского; методику нравственно-эстетического воспитания средствами киноискусства С.А.Герасимова или утверждающиеся ныне на телеканале «Культура» художественно-педагогические формы эстетического просвещения, то правомерно сделать вывод о том, что в современной России сложилась система воспитания разносторонне развитой, художественно-образовательной и духовно богатой личности. Содержание образовательно-воспитательного процесса в этой системе детерминировано культурологией, а методика воздействия на разум и чувства обучающихся — педагогической культурологией.   Совокупный опыт культурологического образования и воспитания позволяет сделать вывод, что педагогическая культурология — это область науки и социальной практики, которая интегрирует в себе принципы педагогики и культурологии и, опираясь на их взаимодействие и взаимовлияние, раскрывает методику историко-культурного просвещения и вовлечения индивида в социально-культурную деятельность, способствующую преобразованию знаний о культуре в художественно-эстетические убеждения, нормы и принципы духовной жизни.   Введение в научный оборот понятия «педагогическая культурология» позволяет более четко определить границы использования педагогики в сфере социально-культурной деятельности. Когда говорится о методике преподавания культурологических дисциплин, раскрытии вопросов культуры в разных формах обучения или о пропаганде художественно-эстетической культуры средствами искусства — это предмет педагогической культурологии. Когда речь идет о технологии разработки и реализации культурной политики, социально-культурного проектирования или создания благоприятной культурной среды — это, естественно, собственно прикладная культурология. Когда же мы сталкиваемся с механизмом вовлечения человека в мир культуры, правомерно видеть в нем органичное соединение и прикладной, и педагогической культурологии — двух направлений науки и социальной практики, которые взаимно дополняют и обогащают этот процесс.   Педагогическая культурология — понятие новое. Его нет в существующих учебных пособиях и словарях, однако на практике многое из того, что раскрывает это направление науки применяется достаточно давно. Пропагандой культуры средствами искусств на Руси занимались веками. Православная церковь вовлекала людей в мир культуры с помощью музыки, хорового пения, изобразительного и ораторского искусства; с XVIII века во многих помещичьих усадьбах крепостные крестьяне и их дети участвовали в театральных постановках; оригинальные методы приобщения широких слоев населения к музыкальной классике, живописи и скульптуре использовали члены «Могучей кучки» и «Движения передвижников». Диапазон художественного просвещения простирался от Талашкинской школы искусств М.К.Тенишевой и Лиговского народного дома художественного воспитания рабочих С.В.Паниной до благотворительных концертов Ф.И.Шаляпина, Л.В.Собинова, А.В.Неждановой, на которых великие мастера сцены доносили до гимназистов, студентов, солдат чарующие мелодии русской и западноевропейской оперы.   И священнослужители, приобщавшие людей к искусству, и помещики, вовлекавшие своих крестьян в театральное творчество, и многочисленная армия российской интеллигенции, считавшая своим гражданским и нравственным долгом способствовать повышению общекультурного уровня населения страны, решали эти задачи методами педагогической культурологии, но делали это интуитивно, спонтанно. В чем-то их деятельность была достаточно успешной, в чем-то допускала существенные ошибки. Однако сегодня, в условиях формирующегося информационного общества, когда Интернет и иные новейшие электронные средства обрушивают на людей лавину самого противоречивого воздействия — от шедевров мировой культуры до их абсолютных антиподов — строить процесс инкультурации на уровне обыденного сознания, безусловно, нельзя.   В современной социально-культурной ситуации формирование духовного богатства личности может быть эффективным лишь на научной основе. И педагогическая культурология в этом плане может принять на себя широкий круг задач. Она способна помочь индивиду разобраться в сложных и противоречивых процессах культурной жизни, воспитать интерес и любовь к искусству, привить художественных вкус, выработать умение воспринимать и оценивать явления духовной жизни, наслаждаться подлинными творениями человеческого гения, отвергать любые формы псевдоискусства, вносить свой вклад в создание ценностей культуры.   Педагогическая культурология призвана обеспечить преобразование явлений и процессов культуры из «вещей в себе» в «вещи для нас»; сделать доступным любым слоям населения театральное, музыкальное, изобразительное и иные жанры искусства; дать возможность наиболее полно реализовать нравственно-эстетический потенциал художественной культуры. Но для этого, прежде всего, необходимо выявить сущность и специфику этой области духовной жизни, обосновать механизм ее восприятия, раскрыть совокупность приемов и способов вовлечения людей в систему социально-культурной деятельности, обеспечивающей ее дальнейшее развитие.   Богатство и многообразие художественной культуры обусловили неослабевающий интерес к ней со стороны ряда наук. Философы исследуют ее методологическую основу, содержание, структуру и функции, социологи изучают формы распространения художественной культуры и уровень овладения ею различными группами населения, психологи постигают специфику художественных способностей и художественного творчества, а педагогическую культурологию интересует процесс формирования личности под воздействием художественной культуры, и в этой области за последние десятилетия достигнут определенный прогресс. Многие работы, посвященные изучению этой проблемы, способствовали дальнейшей разработке таких вопросов, как понятие, структура, функции художественной культуры и ее место в жизни общества. Указывая на богатейший созидающий потенциал различных видов искусств, ряд специалистов (Ю.Б.Борев, М.С.Каган, Л.Н.Коган, Ю.А.Лукин, Т.С.Махлина, Ю.У.Фохт-Бабушкин и др.) раскрывают специфику восприятия каждого из них, подчеркивают особенности их использования как средств духовного развития, как для отдельных индивидов, так и для социальных общностей.   Давая обобщенную оценку художественной культуры, Ю.У.Фохт-Бабушкин определяет ее как ядро эстетической культуры175, а Л.Н.Коган видит в ней степень реализации сущностных сил социального субъекта в художественном освоении действительности176. Ю.Б.Борев обращает внимание на специфику искусства, которое вовлекает аудиторию в выработку эстетических идей и заставляет читателя, зрителя, слушателя интериоризировать художественные идеи в личной форме177, а М.С.Каган отмечает способность искусства «раздвинуть границы реального опыта жизни, значительно расширить жизненный кругозор»178.   За последние годы появилось немало интересных работ, посвященных проблеме функций искусства179. Отсутствие единства в трактовке этих функций говорит о сложности предмета исследования и возможности различных подходов к его рассмотрению. Но, так или иначе, всеми авторами признается такая функция искусства, как его преобразующее воздействие на личность (например, у М.С.Кагана — социально-организационная функция как базовое звено многоуровневой системы искусств; у Ю.Б.Борева — общественно-преобразовательная, познавательно-эвристическая, воспитательная функции).   Педагогическая культурология строит механизм восприятия искусства на использовании способности психики индивида поддаваться внушению, подражать героям художественных произведений, а главное сопоставлять отраженные в искусстве явления и процессы со своим жизненным опытом, сопереживать, соизмерять себя с мыслями, чувствами и поступками этих героев.   Сила искусства проявляется в том, что оно одновременно воздействует и на разум, и на чувства человека, вызывая широкую гамму эмоционального восприятия — от симпатии, восхищения и восторга до грусти, негодования и презрения.   Органично соединяя интересы и потребности личности и общества, искусство раскрывает свою социальную сущность в способности реализовать:   — гносеологическую функцию познания действительности;   — аксиологическую функцию определения ценностей окружающего мира;   — эвристическую функцию активизации и развития творческих потенций человека;   — просветительную функцию распространения знаний о сути наиболее значимых событий и явлений бытия;   — пропагандистскую функцию формирования общественного сознания и утверждения определенных философских, экономических, политических, правовых, нравственных, эстетических, экологических и иных концепций и идей;   — коммуникативную функцию обеспечения духовного общения людей на базе восприятия ценностей культуры;   — гедонистическую функцию стимулирования душевного подъема и чувства наслаждения;   — воспитательную, по сути интегрирующую в себе все вышеперечисленные функции и способствующую проявлению деятельной сущности искусства, его социальной предназначенности стимулировать процесс общественного преобразования действительности.   Специфика искусства проявляется в том, что оно реализует свои социальные функции во взаимосвязи, взаимодействии и ситуации активного взаимодополнения с другими сферами духовной жизни. Гносеологическую, познавательную функцию в первую очередь осуществляет наука; просветительную — широкая система непрерывного образования; пропагандистскую — политические институты государства и общества и их средства печатной, электронной и иной информации. Однако искусство не дублирует, а усиливает и обогащает их воздействие. Используя феномен единства информационно-логического и эмоционально-образного воздействия, искусство активизирует и интенсифицирует процесс восприятия действительности, раскрывает ее в эстетическом многообразии, способствует открытию новых граней в известных явлениях и фактах, учит видеть прекрасное, поднимает на новую высоту духовный мир человека.   Вне искусства нет силы, которая одновременно позволяет индивиду видеть, слышать, чувствовать, мыслить, сопереживать и, по сути, вслед за создателем этого творения подняться до уровня художника. При этом искусство не может быть назидательным, решать узко утилитарные задачи. Его воспитательное воздействие проявляется в том, что оно возвышает человека, выводит его за пределы будничного, заставляет оперировать категориями вечного.   Л.С.Выготский180 и его последователи убедительно показали, что искусство вызывает не обыденные, отражающие биологическую сферу личности, а художественные эмоции, носящие социальный характер и отличающиеся осмысленным восприятием окружающего мира. Это достигается благодаря тому, что искусство не копирует природу, а обобщает, отражает среду обитания, выражая ее смысл и сущность.   Искусство породило и стало основой деятельности многочисленных институтов социально-культурной сферы, каждое из которых обрело определенный профиль, приняло на себя конкретные функции. Это, в первую очередь:   — социальные институты по производству произведений искусства (киностудии, художественно-творческие и художественно-производственные мастерские, дома художественного творчества, дома прикладных искусств и т.д.);   — культуроохранительные институты (дворцово-парковые, ландшафтные, историко-художественные заповедники, реставрационные мастерские и т.д.);   — культурно-просветительные учреждения, специализирующиеся на пропаганде искусства (художественные музеи, кинотеатры, видеотеки, музыкальные салоны и т.д.);   — образовательно-воспитательные учреждения художественного профиля (школы изобразительных искусств, музыкальные школы, хореографические студии, вузы искусств и т.д.).   Особое место занимают театрально-зрелищные учреждения (театры, филармонии, цирки и др.), которые интегрируют в себе и создание ценностей культуры, и опирающуюся на них повседневную культурно-просветительную деятельность.   Как образно заметил Луи Жуве181 театр — это самое совершенное, удивительное и оригинальное изобретение человека. Его феномен пытаются исследовать, по крайней мере, более двух с половиной тысячелетий. От Аристотеля и Эпикура до наших дней представители разных наук стремятся раскрыть механизм его воздействия, понять природу его коллективного искусства, осознать синтетический характер используемых им выразительных средств, оценить роль и место драматурга, режиссера, актера и других участников процесса создания театрального действия. В последние годы в исследование проблем современного театра активно включились социологи, социальные психологи, экономисты, сценографы, специалисты электронной техники, других направлений научного знания. И в целом правомерно констатировать, что театроведение сумело представить общественному мнению достаточно полную и достоверную картину состояния театрального дела. Однако белым пятном на этом фоне представляется раскрытие сути и природы социально-культурной деятельности отечественного театра, определение методики художественно-педагогического воздействия театра на разные группы зрителей, обоснование оптимальной технологии формирования театральной культуры населения и в первую очередь молодежи.   Включаясь в исследование социально-культурной деятельности театра, филармонии, цирка, мы видели особую значимость этих центров культуры в том, что их искусство представляет собой творчество, совершаемое на глазах у зрителя. Театральный спектакль, цирковое представление, филармонический или эстрадный концерт каждый раз воспроизводятся заново, и зритель воспринимает не только результат сценического действия, но и сам творческий акт. Он становится свидетелем, и в значительной мере соучастником создания духовных ценностей.   Замечательный русский актер и руководитель труппы Малого театра А.И.Южин очень точно подчеркнул, что публика для актера — это холст для художника, но холст живой, отзывчивый, помогающий художнику, дополняющий его, зажигающий актеров своим дыханием, с любовью и радостью купающий свою душу, свою мысль, нервы и сознание в потоках их вдохновения. Произведения сценического искусства живут лишь до тех пор, пока идет спектакль, представление, концерт, пока не прекратился творческий процесс. Их можно записать на пленку, но от этого действие существенно потеряет то, что совершается на сцене, происходит здесь и сейчас. Произведения живописи, художественная фотография, кинофильм или книга, посвященные самой горячей теме современности, изображают ее как явление свершившееся, то есть как прошлое. Театр же, даже ставя Софокла, Шекспира или Пушкина, играет их в настоящем времени.   Как бы ни было велико эстетическое наслаждение, доставляемое восприятием любого художественного произведения, оно никогда не заменит радости, доставляемой воздействием самого процесса художественного творчества. Зритель может десятки раз смотреть один и тот же спектакль, слушать симфоническое или камерное произведение, наслаждаться цирковыми трюками, но каждый раз он имеет дело с рождением нового художественного произведения.   По своей природе сценическое искусство предполагает активную позицию зрителей, ибо ни в каком ином искусстве нет такой зависимости творческого процесса от его восприятия, как в театре, филармонии или цирке. Как бы ни относился посетитель картинной галереи к полотнам живописцев, ни одного штриха это отношение в них не изменит. Актер же, дирижер или музыкант как чуткий барометр реагируют на малейшее движение в зале и откликаются на него — чуть большей продолжительностью пауз или, наоборот, ускорением ритма, какими-то иными нюансами исполнения.   Любой спектакль, представление или концерт — своеобразный поединок с залом, потому что каждый раз зрителя нужно заново завоевать, сделать своим союзником, превратить в соучастника творческого процесса. Оперируя к чувствам и мыслям зрителей, театр воздействует не на отдельного человека, как книга или картина, которую каждый может прочесть или посмотреть наедине с собой, он обращается одновременно ко множеству людей, собравшихся в зрительном зале, воздействует на всех сразу, формируя коллективное сознание, основанное на взаимном заражении, на едином чувстве сопричастности к происходящему действию.   Издревле театр выполнял в обществе благородную роль института просвещения и воспитания широких социальных слоев, выступая как уникальный вид искусства массового показа и восприятия, обладающий привлекательностью незафиксированности и сиюминутности.   На всех этапах истории театр был могучим оружием гуманизма, одним из самых мощных институтов самовоспитания человечества. Истина, провозглашаемая с театральных подмостков, по силе и широте своего воздействия всегда была не сопоставима с истиной, которая была заложена в других формах искусства.   Сила театра проявляется в том, что удовольствие здесь сочетается с поучением, спокойствие с возбуждением, забавы с образованием. «Более, чем какое-либо иное общественное учреждение в государстве, театр есть школа нравственной мудрости, путеводитель по гражданской жизни, верный ключ к сокровеннейшим входам в человеческую душу. — писал Ф.Шиллер, — …Театр есть общий канал, по которому от мыслящей, лучшей части народа струится свет истины, мягкими лучами распространяясь отсюда по всему государству. Более верные понятия, более высокие правила поведения, более чистые чувства растекаются отсюда по всем жилам народа»182.   Появившись вначале как развлечение, театр постепенно стал для человека школой познания жизни, выразителем его чувств, стремления к общности, к коллективному сопереживанию.   Театральное искусство раздвигает жизнь человека далеко за пределы его физического существования. Восприняв образы театра, интериоризовав их, зритель незаметно для себя расширяет собственное духовное бытие. Искусство театра владеет поразительной способностью сливаться с жизнью. Жизнь, показанная со сцены, не только предмет увлекательного зрелища и поучительного познания, она еще и часть собственной жизни зрителя, ибо он в эту жизнь свободно вошел, она стала ему близкой и знакомой. Эта жизнь для него реальность, некогда существовавшая сама по себе, а ныне, в сегодняшний вечер, воссозданная искусством.   Идейная и эмоциональная емкость, широкая наглядность, способность непосредственно воздействовать на большие массы людей делают театр одним из наиболее действенных форм духовного воспитания народа. По словам Гарсиа Лорки: «Театр — одно из самых действенных полезных орудий в строительстве страны, это барометр, отмечающий ее величие или упадок. Чуткий театр, верно направленный во всех своих жанрах — от трагедии до водевиля, — может в несколько лет изменить мировосприятие нашего народа. А театр искалеченный, у которого вместо крыльев — копыта, может развратить и усыпить целую нацию»183.   «Театр — счастливец, — писал К.С.Станиславский, — он и в дни мира и в дни войны, в дни голода и урожая, и в дни революции и мира оказывается нужным и наполненным. Когда весело и радостно на душе — люди идут к нам, чтоб веселиться; когда голодно, тяжело, тоскливо на душе — идут в театр, чтоб отвлечься, успокоиться»184.   Театр всегда обращается непосредственно к жизни человека, к насущным вопросам его бытия и сознания. И поэтому древнее и молодое искусство театра всегда было и продолжает оставаться в высшей степени искусством современным. Театр может обогатить духовный мир человека, воздействовать на его ум, волю и чувства, пробудить в нем творческую активность и идейную устремленность. Искусство театра развивается благодаря потребности в нем людей, но оно само постоянно формирует эту потребность, воспитывает художественный вкус.   Роль театра, равно как концертно-зрелищных учреждений в духовной жизни общества, безусловно, велика. По широте своего воздействия на разные группы населения эти центры культуры уступают лишь телевидению и кино185. Однако можно ли утверждать, что их культуросозидающий потенциал используется в полной мере? К сожалению, нет, ибо десятки миллионов россиян не посещают театры и, тем более, залы филармонии, а значительная часть реальных зрителей и слушателей не обладает элементарной культурой восприятия художественной информации, не владеют умениями и навыками избирательного отношения к искусству и способностью оценки его достоинств.   Между интересом к театральному, цирковому, филармоническому или эстрадному искусству и художественной культурой личности, умением воспринимать искусство и стремиться к общению с ним — прямая связь. Если ты не способен сопереживать происходящую на сцене трагедию, радоваться цирковой буффонаде, наслаждаться эстрадными мелодиями, если ты не поднялся до восприятия С.Прокофьева или А.Шнитке, — вряд ли появится желание посетить театр или концертный зал. Жизнь убедительно показывает, что формирование культуры зрителя и слушателя должно начинаться с детства, с подросткового возраста, и решение этой задачи может и должна принять на себя педагогическая культурология.   Необходимость последовательного вовлечения подрастающих поколений в мир художественной культуры подтверждается зафиксированным в исследованиях социологов реальным противоречием: наличием среднего и высшего образования у большинства молодежи при отсутствии достаточного уровня эстетического развития. Наиболее ярко это проявляется в том, что, имея возможность воспринимать высококачественную художественную продукцию, массовый потребитель нередко ориентируется на произведения среднего уровня, восприятие которых не требует определенных интеллектуальных и эмоциональных усилий и специальной подготовки. Только в условиях отсутствия у значительной части населения подлинно эстетического вкуса оказалась возможной ситуация, когда под маркой традиционной культуры прилавок заполняется многочисленными подделками, которые, к сожалению, достаточно активно раскупаются. Недостатки художественного воспитания породили кич и интерес к псевдохудожественным коллективам, претендующим на роль выразителей новой музыкальной культуры.   Общее образование, вооружая молодого человека системой знаний, умений и навыков, формирует мировоззрение, развивает познавательный интерес. Последний выступает своего рода поисковым ориентиром, побуждая следить за произведениями того или иного автора, той или иной проблематики, за творчеством исполнителей, художников, режиссеров. Гуманитарное образование, полученное в общеобразовательной школе, позволяет зрителю, читателю, слушателю представить эпоху создания произведения, лучше понять его замысел, художественную идею, определить созвучность своему времени.   Повышение общекультурного уровня является важной, но не единственной предпосылкой осуществления массового художественного воспитания и образования. Значительное место в этом процессе принадлежит повышению эстетического эффекта современного производства. Подростки, усваивающие основы труда, встречаются с промышленной эстетикой, дизайном. Налицо диалектическая связь: характер современного производства диктует необходимость с детских лет формировать творческие потенции личности; искусство же, особенно в его современных формах, стимулирует развитие воображения и творческой мысли.   Следующей предпосылкой расширения и совершенствования художественного воспитания подростков является развитие средств массовой коммуникации.   Современное техническое оснащение повседневного бытия позволяет практически каждой семье иметь телевизор, радиоприемник, магнитофон, музыкальный центр, домашнюю библиотеку, фонотеку. Однако, повышение общеобразовательного уровня, насыщение быта предметной стороной художественной культуры само по себе автоматически не обеспечивает художественное развитие подростков. Необходима специальная работа по формированию потребности в общении с высокохудожественными произведениями искусства, вооружению школьников определенной системой знаний.   Традиционно термин «художественное образование» связывается с профессиональной деятельностью в области искусства. Или еще уже — с профессиональной деятельностью в области изобразительного искусства. Нередко под художественным образованием понимают систему организации художественного обучения. Так, «Большая советская энциклопедия» определяет художественное образование как систему подготовки мастеров изобразительного, декоративно-прикладного и промышленного искусства, архитекторов, художников, искусствоведов, художников-педагогов. В определенной мере — это определение вполне правомерно. Но жизнь требует учета и ряда иных факторов.   Для широкого определения понятия «художественное образование» в первую очередь необходимо уточнить его целевую установку. Цель художественного образования — приобщение личности к художественной культуре, результатом которого является потребность в общении с искусством, способность наслаждаться искусством, умение ценить подлинное искусство, которое является структурообразующим элементом художественной культуры.   Сила искусства заключается в его способности вовлекать аудиторию в выработку эстетических идей и заставлять читателя, зрителя, слушателя интегрировать художественные идеи в личностной форме. Искусство для вступающего в жизнь поколения выступает своеобразной «машиной времени», ибо оно позволяет человеку, ограниченному в пространственном и временном отношениях, преодолевать границы бытия, значительно расширить жизненный опыт. Предметом художественного образования должно стать искусство.   Общее художественное образование есть процесс, результатом которого является знание основ эстетики, знание и понимание специфики искусства как формы общественного сознания, его видов и жанров, художественная эрудиция. Это образование проявляет себя не только в ходе усвоения знаний об искусстве, что само по себе является важной задачей художественного образования. Оно осуществляется также в процессе восприятия искусства, ибо знание об искусстве имеет смысл тогда, когда его результатом является повышение общей культуры зрителя и слушателя, формирование высокого художественного вкуса.   Сложившаяся в Российской Федерации система эстетического воспитания опирается на знания, которые формируются школьными курсами литературы, музыки и изобразительного искусства. Однако за пределами этих дисциплин остаются волнующие современное общество проблемы театра, кино, хореографии, прикладного искусства, художественного вещания радио и телевидения.   Беглые обзоры культурных процессов в курсе истории или анализ драматургии отдельных писателей на уроках литературы дают определенные знания, но в программах этих дисциплин задачи по их преобразованию в соответствующие умения и навыки практически не ставятся. Далеки от требований культуры формирующегося информационного общества XXI века проводимые в начальных классах уроки музыки и изобразительного искусства. Ограниченные рамками детского восприятия эти, дисциплины не затрагивают сложные процессы музыкальной культуры, не пытаются давать оценки противоречивым тенденциям развития живописи, скульптуры, графики, художественной фотографии.   Противоречия функционирующей системы художественного воспитания подрастающих поколений привели к тому, что у значительной части подростков, юношей и девушек не выработаны необходимые интересы и потребности общения с искусством.   Как показало наше исследование из 3156 старшеклассников и учащихся профессиональных училищ Санкт-Петербурга, Самары, Орла, Калининграда, Пскова и Новгорода лишь у 273 (8,7%) был обнаружен интерес к театральному искусству и только у 84 человек (2,6%) были выработаны навыки восприятия музыкальной информации.   Подавляющее большинство учащихся (2848 — 90,2%) в ответах на вопросы анкеты, при собеседовании на классных часах и в индивидуальных беседах подчеркивали, что удовлетворение своих потребностей в общении с искусством в отдельных случаях они находят в кинотеатрах, а главным образом в просмотрах художественных фильмов по телевидению. Преобладание влияния кино подтверждается и данными статистики.   Существенную роль в совершенствовании системы художественного воспитания сыграла получившая бурное развитие в 80-90-е XX века годы система дополнительного образования. Анализ первых результатов ее деятельности среди учащейся молодежи ряда регионов страны позволил обобщить немало интересных и эффективных форм приобщения детей, подростков, юношей и девушек к достижениям отечественной и мировой художественной культуры. Но в то же время, этот анализ обнаружил явное противоречие между современными требованиями к обеспечению завершенности воспитательного воздействия и ограниченным количеством учащихся, которые систематически и последовательно, а не эпизодически и случайно вовлекаются в педагогически целесообразную эстетическую деятельность, дополняющую учебный процесс и способствующую преобразованию знаний в нравственно-эстетические убеждения, нормы и принципы поведения.   Широкое художественное образование предполагает, что раскрываемые на уроках духовные ценности будут дополнены, углублены, проиллюстрированы в процессе чтения, просмотра телепередач, посещения театра, музея, филармонии, кинотеатра, участия в самодеятельном художественном творчестве. Использование воспитательного потенциала культурной среды, естественно, не может носить столь целеустремленный, планомерный и последовательный характер, сколь это возможно обеспечить в процессе обучения, но стремиться к этому, безусловно, необходимо. Между тем, как свидетельствует практика, свободное времяпрепровождение подростков в основе своей отличает случайный, не связанный с учебным процессом и не детерминированный им выбор видов и форм досуговой деятельности.   Школьники 4 класса в течение года бывают в кинотеатрах в среднем 8 раз, в музеях и театрах 1 раз, на концертах в филармонии практически не бывают, а на детских утренниках и массовых праздниках в клубных учреждениях и парках — 4 раза.   В 5-8 классах эта картина в основном сохраняется с той лишь разницей, что к 8 классу количество посещений кинотеатров достигает 12, экскурсии в музеи остаются на уровне 4 класса, посещение театров достигает в среднем 2-х раз в год. Школьники старших классов и учащиеся профессиональных училищ за этот же период бывают на эстрадных концертах в среднем 1-2 раза, на вечерах в клубных учреждениях до 9-10 раз, в музеях 2-3 раза. Филармонию посещают единицы.   Таким образом, подростки юноши и девушки общаются с учреждениями культуры в среднем чаще, чем 1 раз в неделю, но это общение носит односторонний характер и в основе своей связано с киноискусством. В этих условиях важная организационно-практическая задача сводится к тому, чтобы с помощью педагогической и родительской общественности раскрыть конструктивные возможности разных видов искусства, усилив при этом пропаганду театрального, музыкального и изобразительного искусства.   Не менее сложная проблема связана с некритическим отношением подростков к кино. Формирование избирательного отношения к искусству, и в частности, к искусству кино, сложный, длительный и противоречивый процесс. Нельзя недооценивать присущий подростковому возрасту интерес к героико-приключенческой тематике, детективу; можно приветствовать и поддерживать интерес подростков к историческим фильмам, к произведениям о Великой Отечественной войне. Правомерен и интерес старшеклассников к проблемам товарищества, дружбы, любви. Однако стремление школьников пойти в кино на любой новый фильм и неумение отличить подлинное произведение искусства от умело смонтированного кинобоевика таит в себе существенный изъян формирования у учащихся эстетического отношения к действительности. Если же к этому добавить, что каждый школьник и учащийся профессиональных училищ в среднем в неделю от 9 до 14 часов проводит за просмотром фильмов, демонстрируемых по телевидению, то напрашивается вывод, что налицо явное злоупотребление кино-информацией, которая, как свидетельствует ряд ученых, перейдя через определенные границы, перестает носить конструктивный характер, превращаясь порой в свою противоположность.   При существенном различии в широте и интенсивности общения учащейся молодежи с искусством можно констатировать, что 93% от общей массы подростков, юношей и девушек чаще или реже смотрят телепередачи, бывают в кинотеатрах и других учреждениях искусств, однако это общение ограничивается уровнем слушателей или зрителей. И только 16% дома, в школе или в клубе овладевают основами игры на фортепиано, баяне, гитаре или иных музыкальных инструментах, участвуют в работе клубов любителей искусств, занимаются в коллективах самодеятельного художественного творчества. Это значит, что лишь малая часть подростков, юношей и девушек вовлечена в наиболее эффективную форму развития своих творческих потенций и имеет возможность не только воспринимать достижения художественной культуры, но и непосредственно участвовать в ее дальнейшем развитии и обогащении.   Определяя программу формирования интереса подрастающих поколений к различным жанрам искусств, мы отдавали себе отчет в трудности решения этой задачи в части театральной и музыкальной классики, но были уверены, что с искусством цирка никаких проблем не будет. Однако эти предположения в значительной мере не подтвердились. Как показало поисково-констатирующее исследование, почти повальное увлечение цирком в начальной школе в старших классах претерпевает существенные изменения. Из 2460 учащихся старших классов общеобразовательных школ и профессиональных училищ 297 (более 12%) отвергают цирк, т.к. «не хотят терять время на забавы для малышей»; 244 (почти 10%) «не воспринимают глупые репризы клоунов», а 200 человек (9%) проявили себя противниками цирка из нравственных позиций протеста против мучений дрессированных животных.   Приведенные выше аргументы далеко не бесспорны. В них отражается и юношеский максимализм, и не очень адекватное восприятие экологических проблем животного мира, и стремление, дистанцируясь от малышей, подчеркнуть свою взрослость. Однако, поскольку объективно такие позиции существуют, их нужно учитывать, и в первую очередь необходимо средствами педагогической культурологии использовать методики формирования у молодежи смеховой культуры, способности видеть и ценить юмор, умение смеяться.   В процессе исследования обнаружилась достаточно интересная связь между цирком и спортом. Наибольший процент поклонников цирка оказался среди участников спортивных секций, которые видели в артистах цирка эталон мужества и спортивного мастерства.   На позиции учащейся молодежи сказалось и место проведения опроса. В Пскове или Великом Новгороде, где нет стационарного цирка и у горожан складывается о нем впечатление посредством телевидения или представлений жонглеров и акробатов на клубной сцене, сторонников этого искусства оказалось значительно меньше, чем в Санкт-Петербурге.   Выявляя объективные возможности организации социально-культурной деятельности концертно-зрелищных учреждений, мы отталкивались от психологических закономерностей восприятия песни, танца, разных жанров музыки. При этом необходимо было учитывать, что в отличие от слова музыка воспринимается не в силу своей новизны, а ассоциативно. Слушатель, особенно неопытный, ищет в ней знакомые мелодии и ритмы, а это в свою очередь диктует необходимость последовательного, поэтапного вовлечения индивида в мир музыкальной культуры.   Эффективную программу музыкального воспитания многие годы осуществляет Санкт-Петербургская государственная филармония им.Д.Д.Шостаковича. Приглашению молодых слушателей в свой большой зал, предшествуют лекции-концерты в школах, профессиональных училищах, воинских частях, где слушателей знакомят с музыкальными инструментами и разными формами музыкального выражения действительности.   Несколько поколений города на Неве выросло на музыкальных абонементах «От А до Я», в рамках которых последовательно осваивали основы популярной и классической музыки.   С 30-х годов, когда И.И.Соллертинский и И.Л.Андроников вступительным словом, предвосхищавшем концерт, ярко и доступно доносили до слушателей его суть, Санкт-Петербургская филармония последовательно развивает и совершенствует методику культурно-просветительной деятельности среди разных групп слушателей. В основе этой методики — учет специфики музыки как явления духовной жизни и закономерностей ее восприятия.   Первая особенность музыки кроется в интонациональной природе этого вида искусства. Музыка становится близкой и понятной в силу сходства с интонациями человеческой речи. Когда язык и звуковая речь в древности стали средствами общения между людьми, возникли первые образы вокальной музыки — музыки для голоса. Интонирование в музыке как проявление человеческой речи, сознания и мысли раскрыты в работах академика Б.В.Асафьева. Интонация рассматривается им как фундамент, как звуковыраженная «музыкальная мысль», которая лежит в основе музыкального образа произведения, его содержания и формы, творческого метода, стиля и иных граней музыкального самовыражения. В самом звучании слова отражается интонационный смысл сути; музыка не выдумывается, а плавится из реальности. Можно сказать, что главное в восприятии музыкального произведения состоит в том, чтобы услышать «смысл интонационного смысла»186.   Вторая особенность музыки в том, что она выступает как особый язык человеческого общения: музыка не может отражать и изображать отдельные предметы и явления, но она способна более ярко передавать переживания человека, внутренний мир его чувств, эмоционально-психологические состояния, их динамику, переливы. В этой связи Р.Шуман любил повторять, что там, где кончается слово, начинается музыка.   Воссоздавая эмоциональный опыт человечества, музыка заставляет каждого подниматься до вершин эмоциональных переживаний, придает людям нравственные силы, воспитывает в них веру в жизнь, правду, красоту, стимулирует воображение, обогащает чувства и интеллект.   Третья особенность музыки состоит в глубине и огромной эмоциональной силе не только нравственно-эстетического, но и психологического и физиологического воздействия на человека. Материалом, физической основой построения музыкального образа выступает звук, который по данным современной психологии является более сильным сенсорным раздражителем для человека, чем свет или цвет. Главный эстетический смысл музыкального произведения, естественно, проявляется в его художественно-образной системе, однако нельзя недооценивать и силу физиологического воздействия на человека его физико-акустического ряда.   Отталкиваясь от самой природы музыки, Санкт-Петербургская филармония более 70 лет совершенствует методику музыкального просвещения, являя собой пример эффективной пропаганды музыкальной классики. Реализуемая филармонией система социально-культурной деятельности учитывает, что самые великолепные творения музыкального гения остаются «вещью в себе» до тех пор, пока люди не освоили их. Даже для профессионалов требуется время, чтобы услышать и принять новую мелодию. История знает как трудно коллеги по «Могучей кучке» принимали Первый концерт для рояля с оркестром П.И.Чайковского; сколь болезненно шли первые репетиции «Войны и мира» С.С.Прокофьева, как музыканты отвергали первые опусы А.Шнитке. Вряд ли на фоне этих примеров можно удивляться, что школьники или учащиеся профессиональных училищ без необходимой подготовки не проявляют интерес к И.С.Баху или Д.Д.Шостаковичу.   Музыкальное просвещение, охватывающее самые широкие слои населения, в этом плане представляется принципиально важным и необходимым. Однако информационно-просветительное воздействие — это лишь первый этап формирования музыкальной культуры, за которым должно последовать вовлечение людей в различные формы музицирования, в процессе которого знания о музыке могут преобразоваться в умения и навыки музыкального творчества.   От филармонии как учреждения культуры, которое призвано исполнять и пропагандировать произведения музыкального искусства, нельзя требовать и организации музыкального образования. Однако в истории отечественной культуры есть примеры, способные сегодня подсказать пути более полной реализации культуросозидающего потенциала музыки. Это пример С.И.Танеева, Е.Э.Линевой, Б.Л.Яворского, Н.Я.Брюсовой, Н.К.Метнера, А.Б.Гольденвейзера, К.Н.Игумнова и других подвижников, которые в 1906 году создали Московскую Народную консерваторию, где представители самых разных групп населения имели возможность приобретать музыкальные знания и обучаться исполнительскому искусству.   Интеграция просветительного опыта Санкт-Петербургской государственной филармонии и концепции С.И.Танеева об общедоступном музыкальном образовании позволили выработать рекомендации региональным филармониям России о расширении их влияния на слушателей посредством заключения договоров с учебными заведениями, центрами дополнительного образования, воинскими частями и клубными учреждениями о творческом сотрудничестве, в процессе которого:   — филармонии помимо традиционных концертов принимают на себя осуществление циклов лекций-концертов, последовательно раскрывающих шедевры музыкальной классики и наиболее актуальные тенденции развития современной музыкальной культуры;   — учебные заведения, воинские части, клубные учреждения, центры дополнительного образования вовлекают людей в систему музыкального просвещения; кружковую и студийную деятельность по освоению основ музыкального творчества, организуют посещения филармонических концертов с последующим обсуждением их достоинств и недостатков.   По данным Министерства культуры Российской Федерации187 в 1998 году 64 филармонии страны тесно сотрудничали с образовательными и культурно-просветительными учреждениями. Несколько меньше (47 филармоний) имели договора о культурном шефстве над воинскими частями. Практически все филармонии вели музыкально-просветительную работу в санаторно-курортных учреждениях, многие — в гостиницах, на туристских базах, в трудовых коллективах. И это свидетельствует о существенной тенденции к обогащению содержания и форм их социально-культурной деятельности.   Определяя принципы организации социально-культурной деятельности театра начала XXI века, мы руководствовались концепцией Г.А.Товстоногова, исходившей из того, что современный театр обязан соединить, сплавить воедино школу с праздником, мудрость с развлечением, урок со зрелищем188. История театра блестяще подтвердила, что реальным и стабильным вниманием зрителей пользовались именно те творческие коллективы, которые удовлетворяли этим требованиям.   Малый театр России:   — это средоточие отечественной классики;   — это реалистическая, доступная пониманию любого зрителя режиссура;   — это созвездие мастеров сцены, свято хранящих национально-культурные традиции «Дома А.Н.Островского», но одновременно — это признанная школа литературного русского языка, где каждый спектакль, являя образец культуры речи, соединяет урок со зрелищем, школу — с праздником.   «Современник», Захаровский «Ленком», Любимовская Таганка, Санкт-Петербургский Малый драматический театр — Театр Европы под руководством Л.А.Додина — это социально острый репертуар, новаторская режиссура, но в первую очередь — это социально-культурные центры демократии и прогресса, психологический климат которых способствует формированию у зрителей активной нравственно-эстетической позиции.   К началу нового столетия подавляющее большинство театров восстановили нарушенную в 90-е годы XX века традицию культурного шефства над вооруженными силами, учебными заведениями, детскими домами, социально-значимыми стройками. Ряд театров включились в движение за сохранение памятников истории и культуры, экологической среды, уникальных традиций региона.   Наибольшее распространение получила культурно-просветительная деятельность театров, направленная на воспитание зрительской культуры детей и молодежи. Особое место в решении этой задачи принадлежит театрам юных зрителей, и совершенно естественно, что на формирующем этапе исследования, мы опирались на конструктивный опыт театрально-зрелищных учреждений Москвы, Саратова и в первую очередь Санкт-Петербурга, где в ТЮЗе им.А.А.Брянцева успешно реализуется эффективная и оригинальная программа нравственно-эстетического воспитания детей и молодежи средствами искусства.   Опыт Московского Центрального детского театра позволил увидеть широчайшие возможности репертуарной политики. Учащаяся молодежь столицы встречается в театре с произведениями классиков русской и мировой литературы, которые изучают по школьной программе, при чем постановки театра никак не копируют эту программу, а дополняют и обогащают ее, стимулируя стремление школьников глубже и полнее познать доставшееся новому поколению литературное наследство человечества.   Уникальный музыкальный театр имени Наталии Сац позволяет с ранних лет встретиться со многими шедеврами музыкальной культуры и с помощью педагогически осмысленной режиссуры понять специфику оперы, балета, оперетты, мюзикла.   Саратовский ТЮЗ осуществил на своей сцене серию постановок, раскрывающих нравственные ценности человека. Галерея романтических героев — от Спартака до Юрия Гагарина — побуждает юных зрителей равняться на них, воспитывать в себе высокие нравственные качества.   Оригинальную систему воспитания средствами театрального искусства, разработал и успешно претворяет в жизнь Санкт-Петербургский ТЮЗ. Эффективность этой деятельности предопределяется дифференцированным подходом к зрителям разного возраста; широтой репертуара, включающего и детские сказки, и «Братьев Карамазовых»; системой обратной связи, позволяющей постоянно отслеживать динамику восприятия каждой постановки разными группами детей, подростков, юношей и девушек.   Педагогическая культурология театра строится на концепции смешанного зрительного зала и отвержения классных культпоходов. Для подростка, которого вместе с классом привели в театр, спектакль превращается в дополнительный урок с присущей ему психологической атмосферой. Здесь слышаться те же реплики одноклассников, те же замечания педагога, требующего быть внимательным. В этой ситуации подросток не испытывает ауры театра, где происходящее можно воспринимать индивидуально, а внимание проявляется не от того, что этого требует учитель, а потому, что тебя естественно увлекает «мудрость, соединенная с развлечением».   Театр последовательно добивается того, чтобы в зале дети сидели с родителями, с которыми дома можно обсудить спектакль, поспорить о его достоинствах и недостатках, сопоставить с принятыми в семье ценностями.   Ведущим стержнем социально-культурной деятельности театра успешно выступает Делегатское собрание — орган общественного самоуправления, объединяющий представителей школ, профессиональных училищ, детских домов. Его функции проявляются:   — в информировании коллектива театра о пожеланиях, замечаниях и просьбах зрителей;   — в донесении до учебных заведений информации о жизни театра, его репертуаре и намечаемых премьерах;   — в организации общественных обсуждений спектаклей, встреч с актерами и руководством театра, проведении конференций, выставок, презентаций и иных форм пропаганды театрального искусства.   В процессе исследования сложившиеся формы социально-культурной деятельности театра были дополнены созданием общественного родительского совета, объединившего представителей аналогичных советов школ. Это дало возможность учитывать мнение родительской общественности и через нее в свою очередь давать информацию в учебные заведения и советы муниципалитетов.   Существенное значение в современных условиях приобретают создание стабильной взаимосвязи театрально-зрелищных и клубных учреждений. Современный дом культуры или центр досуга, опираясь на театрально-зрелищные учреждения, имеют возможность строить эстетическое воспитание на подлинных образцах драматического, оперного, балетного искусства. В свою очередь, театры с помощью учреждений клубного типа могут углубить процесс пропаганды своих произведений, формировать эстетический вкус и избирательное отношение к искусству, стабилизировать свою зрительскую аудиторию, привлечь в нее учащуюся молодежь и ряд других групп населения, у которых не выработана потребность постоянного общения с театральным искусством.   Клубы любителей театра, зрительские конференции, стабильное шефство мастеров искусств над коллективами самодеятельного творчества не только расширяют зрительскую аудиторию, но и обеспечивают обратную связь, формируют вокруг театра определенное общественное мнение.   Исследование социально-культурной деятельности театрально-зрелищных учреждений убедительно показало, что их связь с домами культуры или иными центрами досуга может последовательно преобразовать совокупность находящихся в регионе автономно функционирующих учреждений культуры в социально-культурный комплекс, в рамках которого каждое из них, сохраняя специализацию и неповторимость своего лица, будет рассматриваться как составная часть единой системы, обеспечивающей кульуросозидающее воздействие на сферу свободного времени населения, работающего, обучающего и проживающего в данном регионе.   В основе функционирования такого комплекса должно быть:   — изучение, учет, удовлетворение и дальнейшее обогащение эстетических интересов разных групп населения;   — стабильная связь учреждений культуры и досуга с повседневной жизнью региона, с социально-политическими, экономическими, воспитательными задачами, которые решаются в его рамках;   — динамичное и эффективное использование материальных, кадровых и других возможностей различных учреждений искусств и культурно-просветительной деятельности в решении единых воспитательных задач; преодоление параллелизма и дублирования в их работе;   — система комплексного планирования социально-культурной деятельности, последовательно реализующая объективные возможности каждого учреждения культуры в обогащении духовной жизни региона.   В рамках культурного комплекса с максимальной полнотой будет реализовываться социально-культурная функция театрально-зрелищных учреждений как системы общественно-воспитательной и культурно-шефской деятельности, которая, выражая гражданскую позицию мастеров искусств и будучи производной их профессионально-художественного творчества: обеспечивает последовательное возвышение духовных интересов и потребностей людей; способствует формированию у них интереса к театральному и другим жанрам искусства, эстетического вкуса, культуры восприятия художественных ценностей; последовательно пропагандирует результаты их творческой работы; содействует расширению и стабилизации аудитории зрителей; вовлекает разные группы населения в художественно-критическую деятельность и самодеятельное театральное творчество; вносит интеллектуально-эстетические начала в содержание и формы общественно-организованного досуга.     4.2. Развитие информационно-просветительных функций музеев и библиотек     XXI век открывает перед человечеством самые широкие возможности получения информации и удовлетворения своих познавательных интересов. Люди еще не успели в полной мере осмыслить последствия информационной революции, совершенной Интернетом, а ученые создают технику нового поколения, позволяющую получать информацию о тайнах Вселенной и коры головного мозга. Однако как бы ни раздвигались границы познания, как бы ни обновлялась материально-техническая база информации и просвещения, есть социальные институты, которые веками сохраняют и будут сохранять свое особое, неповторимое место в духовной жизни общества — это библиотека и музей.   Нельзя не видеть, что социальный и научно-технический прогресс вносят в деятельность этих центров культуры существенные коррективы. От свитков папируса или хранилищ сокровищ египетских фараонов до электронных версий информации и современной экспозиции Эрмитажа пройден огромный путь. Изменились экспонаты музейного хранения, несоизмеримо расширился масштаб культурно-охранительной деятельности, умножилось число читателей, повседневно пользующихся книгами, кассетами, дискетами, разного рода и периодическими изданиями, но роль музея и библиотеки как институтов формирования исторической памяти, социальной информации, пропаганды национально-культурных традиций, непрерывного просвещения и нравственно-эстетического воспитания не только сохранилась, но и последовательно развивается. Обеспечивая преемственность поколений, превращая документы истории и образцы культурной деятельности в средства информационно-логического и эмоционально-образного воздействия, эти культурно-просветительные институты помогают людям, вступающим в третье тысячелетие, постигать непреходящие ценности человечества, осваивать новую информацию, включаться в социально-культурное творчество.   Только за несколько последних десятилетий в библиотеку пришла компьютерная техника, ее посетители широко используют лазерные диски, кассетное кино, механических переводчиков, автоматизированные каталоги и многие иные новинки. Однако, пока существует книга, — а она еще очень долго сохранит себя как уникальное явление культуры, — именно она будет предопределять лицо библиотеки.   Можно дискутировать с Н.А.Рубакиным189, считавшим, что чтение — это не столько расшифровка содержания книги, сколько проекция на нее собственных переживаний читателя, и даже пытавшимся доказать, что, сколько у книги читателей, столько у нее и содержаний. Но то, что книга ставит читателя в активную позицию, стимулирует эффективный мыслительный процесс, побуждает к творчеству — это аксиома, принятая и психологами, и представителями других областей человекознания.   Современная библиотека утвердила себя как неотъемлемое звено системы непрерывного образования и воспитания, приняв на себя существенную роль:   — в реализации внешкольных форм социализации, инкультурации и индивидуализации личности;   — в обеспечении самореализации творческих потенций личности, выходящих за пределы профессиональной деятельности;   — в оказании помощи образовательным учреждениям в общекультурном и профессиональном просвещении;   — в содействии семье и школе в нравственно-эстетическом воспитании детей и молодежи;   — в организации интеллектуально насыщенного досуга разных групп населения.   Педагогическая культурология в деятельности библиотеки проявляется в том, что, сохраняя читателям свободу выбора содержания и форм освоения информации, она корректно, не довлея над личностью, направляет ее познавательную активность в педагогически целесообразное русло.   Преимущество библиотеки в реализации принципа добровольности, в живом общении библиотекаря и читателя, позволяющем осуществлять дифференциацию объекта воздействия, обеспечить избирательное, селективное обслуживание. Ориентируясь на конкретно проявляемые интересы и запросы посетителей, библиотека может расширить источники информации, дополнив книгу периодическими изданиями, картографией, произведениями изобразительного искусства, видеокассетами и т.д. Опираясь на принципы педагогической культурологии, библиотекарь учит читателя находить нужную книгу, самостоятельно ориентироваться в библиотечных фондах и справочно-библиографических источниках, последовательно расширяет круг его чтения, а главное, возвышает духовные интересы и потребности, поднимая их до уровня литературной классики.   Главное достоинство библиотеки — в том, что она позволяет читателю воспользоваться универсальным фондом источников информации, с универсумом знаний, где представлены все отрасли науки и практики, или точнее, документированная часть социальной памяти, данная в ретроспективе.   Принципиальная особенность библиотечной деятельности в современных условиях связана с широким внедрением электронной техники. Как подчеркивает И.Е.Баренбаум190, электронная книга теснит на библиотечных полках традиционные формы печатных изданий. Фонды библиотек все более пополняются различными аудиовизуальными средствами, компьютерами, компакт-дисками, видеокассетами. Возникают артотеки, диатеки, фильмотеки. Привычные книгохранилища, библиотеки превращаются в «медиатеки», появляются и утверждают себя новые средства и способы хранения и передачи информации. Понятие книги вытесняется термином «документ».   Компьютерная технология, позволяющая получать самую широкую информацию через Интернет, поставила перед библиотекой сложнейшую проблему формирования такого ценностного ориентирования, эстетического вкуса и общей культуры человека, которые предопределили бы его избирательное отношение к этой информации, выработали иммунитет к восприятию сюжетов, несовместимых с нормами морали. Именно на этом должны сосредоточиться ныне и индивидуальные формы воздействия библиотекаря на читателя, и система культурно-просветительной деятельности библиотеки, осуществляемая средствами наглядности, лекционной пропагандой, вечерами встреч, презентациями новых поступлений и т.д.   Увеличение общего объема информации и усиление ее разнообразия обусловили необходимость значительно расширить рамки информационно-просветительной деятельности библиотеки, детерминировали укрепление ее связей с образовательными учреждениями и институтами культуры и досуга в решении единых социально-культурных задач. Пути их осуществления раскрывает прикладная культурология, которая, сохраняя присущий библиотеке принцип добровольности и свободы выбора, позволяет создать в ней благоприятную культурную среду; изучать, удовлетворять и возвышать реально проявляемые духовные интересы и потребности людей; вовлекать их в различные виды познавательного творчества, а через него в широкий мир культуры.   На аналогичных принципах может реализовать свой культуросозидающий потенциал и современный музей, который интегрирует в себе научно-исследовательские, охранительно-реставрационные, художественно-экспозиционные и культурно-просветительные функции.   Широта социальных функций музея предопределила и разнообразие работающих в нем специалистов. В ведущих музеях мира, как правило, сосредоточено не менее тридцати направлений профессиональной деятельности — от искусствоведов и реставраторов до экскурсоводов и дизайнеров. Однако в последние годы развитие информационно-просветительных функций музеев привело к необходимости существенно расширить число специалистов, способных их эффективно реализовать с учетом новой информационной техники и новых технологий.   Начиная с 1727 года, когда К.Найкель и И.Канольд попытались раскрыть природу музея и обосновать его социальные функции, отечественное и мировое музееведение обогатилось рядом фундаментальных монографий, сборников научных трудов, путеводителей, каталогов, учебно-методических пособий и иных публикаций, в которых разносторонне раскрывается технология поиска, отбора, сохранения, реставрации, классификации и экспонирования ценностей истории и культуры. Однако значительно менее разработаны проблемы музея как института социально-культурной деятельности, центра духовной жизни региона, источника историко-культурного, художественного, научно-технического просвещения. Разрешению этой проблемы было посвящено многолетнее комплексное теоретико-эмпирическое исследование Г.П.Бутикова «Историко-мемориальные музеи в духовной жизни России»191 и выполненное под нашим научным руководством исследование Н.В.Нагорского «Музей как институт социально-культурной деятельности»192.   В 1998 г. автор совместно с Г.П.Бутиковым представил Российской Академии образования доклад «Культуросозидающий потенциал музеев России и условия его реализации», в котором были обобщены итоги указанных выше исследований. Доклад был одобрен Президиумом РАО, рекомендован к публикации в журнале «Педагогика»193 и внедрению в практику.   В докладе подчеркивается, что в современной науке принята концепция, основанная на том, что в центре исторических, экономических, духовных и любых иных процессов всегда остается человек и закономерности его жизнедеятельности и развития. Это системообразующее начало предопределяет и восприятие духовных ценностей, собранных и экспонируемых в музеях.   Интеграция данных истории, философии, искусствознания, музееведения, семиотики и других наук позволяет увидеть взаимосвязь экономических, политических и социально-культурных явлений и процессов; единство исторического и логического в духовной жизни общества. Однако, обращение к человеку как создателю произведений искусства, как высшей ценности, отраженной в этом искусстве, и как объекту, на который ориентирована музейная экспозиция, позволяет осмыслить проблему с позиций прикладной и педагогической культурологии, подняться до уровня интеграции перечисленных выше компонентов, увидеть органичную взаимосвязь и единство всех этих аспектов, подтвердить гуманистические идеи общественного развития В.И.Вернадского, П.Тейяра де Шардена, Н.К.Рериха, А.Швейцера; символическую концепцию культуры К.Леви-Строса, М.М.Бахтина, А.Ф.Лосева, Ю.М.Лотмана.   Культуросозидающая, воспитательная, информационно-просветительная функция ныне присуща любому музею, независимо от его профиля. Но особое место в реализации этих функций принадлежит историко-мемориальным музеям. При этом включение мемориальных ценностей в современную культуру правомерно рассматривать как существенный фактор непрерывности и преемственности социально-культурного развития. Если генетическое воспроизводство людей предопределяется наследственностью, то основу развития духовной жизни составляет непрерывных процесс передачи из поколения в поколение опыта и знаний, материализованной формой которых, в частности, выступают духовные ценности, интегрированные в историко-мемориальных музеях.   Культурное наследие — категория историческая. Памятники истории и культуры, отраженные в мемориальных музеях, приобретают особую значимость, если учесть, что специфика человеческого мышления проявляется в том, что оно не может воспроизвести историю вне учета знаний, накопленных многовековым опытом, одной из форм выражения которого являют собой экспонаты мемориальных музеев. Музей включен как один из элементов в более широкую систему, звеньями которой выступают человек как посетитель музея и музей как воссозданная культурно-историческая среда. Музей, таким образом, выступает как посредник, необходимое звено между индивидом и культурной средой. Он доносит своими средствами до индивида комплекс духовных ценностей, идей, эмоций. Тем самым музей включает индивида в культурно-исторический процесс.   В экспозиции музеев, отражающих лучшие образцы архитектуры, живописи, скульптуры, мозаики, литературы, музыки, хореографии, в фольклоре, ритуалах, обрядах, праздниках, костюме, бытовом убранстве, прикладном творчестве и иных компонентах народно-традиционной культуры проявляет себя концентрированное отражение культурной памяти, культурного наследия. Для прикладной и педагогической культурологии принципиально важным представляется учет существенной особенности воздействия экспозиции музея, проявляющейся в том, что она захватывает человека целиком, активизирует все его физические и, в первую очередь, духовные силы и способности, одновременно воздействует на его сознание и эмоциональную сферу. Как свидетельствуют многократные наблюдения и отзывы посетителей, уровень восприятия ценностей искусства значительно повышается благодаря тому, что в силу исторически сложившейся близости этого искусства менталитету россиян активно проявляет себя эффект ассоциативности восприятия и сопричастности к духовным ценностям Отечества.   Опытно-экспериментальная работа, осуществлявшаяся в государственном музее «Исаакиевский собор» с 1968 года194, позволила апробировать и подтвердить эффективность социально-педагогической концепции историко-культурного просвещения, которая строится на учете эффекта единства информационно-логического и эмоционально-образного, достигаемого в условиях активного освоения музейных ценностей. Основой этого эффекта выступают интегрированные в своем единстве и взаимодополнении:   — экспозиция, наглядно отражающая непреходящие ценности истории и культуры;   — информационно-коммуникативный потенциал экскурсии и мастерства экскурсовода;   — особая нравственно психологическая атмосфера высокой духовности, предопределяющая преобразование объекта экскурсионного обслуживания в субъект социально-культурного творчества.   Систематически проводимые социологические опросы показали, что 95.8% из 70 миллионов человек, посетивших музей с 1968 года, выразили глубокое удовлетворение и его экспозицией, и, главное, царящей в соборе особой духовной атмосферой. Более 70% посетителей музея отметили его историко-культурное значение, его активную роль в расширении и углублении гуманитарных знаний. Только в 1991-1999 годах более миллиона человек приняли участие в проводимых на базе музея массовых социально-культурных акциях. С музеем постоянно сотрудничают десятки историко-краеведческих, культурно-просветительных и иных общественных объединений и инициативных движений, которые связаны с изучением и пропагандой российской истории и культуры.   Характер и направленность исследования музея как института социально-культурной деятельности предопределялись методологическим положением о том, что экспозиция историко-мемориального музея — это не самоцель, а лишь средство познания отечественной истории, усвоения ценностей мировой и национальной культуры. За архитектурным обликом Исаакия, Спаса на крови или Сампсониевского собора, за каждой иконой, скульптурой или иным произведением искусства, представленным в музейной экспозиции, за всем внутренним убранством этих храмов — тысяча лет российского православия, многовековая история России, достижения культуры населяющих ее народов, знаменательные события, сфокусированные в геральдике, праздниках, обычаях, традициях. Именно это составляет идеологию музея, его концептуальную позицию, его сверхзадачу.   Исследования механизмов восприятия экскурсии в массовой аудитории привели к констатации наличия у посетителей постоянно действующей потребности в обновлении своих ценностных ориентаций, мысленной консультации по разному кругу проблем, возникающих в процессе ассоциативного восприятия экспозиции музея. Соответственно, у ведущего экскурсию, имеющего определенные коммуникативные намерения, должна возникнуть ответная установка, продуманы оптимальные пути ее реализации.   Ход общения и восприятия информации в условиях музея позволил рассмотреть его не как «перемещение» определенного объема знаний из одной головы в другую, а как сложный психолингвистический процесс, складывающийся на базе экспозиции и обусловленный феноменом социальной общности. В этой ситуации деятельность экскурсовода строилась не на перекладывании объема знаний, а, прежде всего, на возбуждении сознания, памяти, представлений, ассоциаций и опыта слушателя. Информационно-целевой текст, реализованный в деятельности экскурсовода в коммуникативной фазе, в первую очередь выступал как метод активизации восприятия аудитории.   Формирующий эксперимент по использованию нравственно-эстетического потенциала историко-мемориальных музеев дал возможность увидеть эффект единства информационно-логического и эмоционально-образного, достигаемый в условиях особой нравственно-психологической ситуации, которая порождается атмосферой высокой духовности и чувством сопричастности посетителя к непреходящим ценностям культуры. Среди многочисленных записей, оставленных россиянами в книге отзывов, наиболее часто встречается благодарность за то, что музей оживил лучшие страницы отечественной истории и оставил неизгладимое впечатление от иллюстрированного раскрытия безграничных возможностей человеческого гения.   В соответствии с программой опытно-экспериментальной работы организаторы экскурсий предваряли их распространением альбомов и путеводителей по музею, знакомство с которыми существенно повышало интерес к экспозиции, способствовало активизации аудитории, вызывало у многих потребность подкрепить информацию экскурсовода соответствующей литературой о музее и отраженной в нем эпохе. Наиболее эффективной экскурсия представлялась тогда, когда после ее окончания научных сотрудников приглашали в школы, вузы, воинские части, трудовые коллективы для продолжения разговора, ибо это свидетельствовало о том, что историко-культурная информация музея оставила у посетителей глубокий след и стала основой их дальнейшего вовлечения в мир культуры.   В ходе исследования раскрыта концепция широкого понимания сути и природы историко-мемориального музея, позволяющая относить к их числу научно-просветительные учреждения, отражающие не только отдельные события или биографии выдающихся деятелей, но и художественно-документированную характеристику определенной эпохи.   Разносторонний анализ деятельности мемориалов в Московском и Новгородском кремлях, Царском селе, Пушкинских Горах, Ясной Поляне, на Мамаевом кургане позволили обосновать принципы функционирования современного историко-мемориального музея как центра духовной жизни страны, региона, города, иной среды обитания, основанные на учете социально-культурных, организационно-правовых, экономико-управленческих и психолого-педагогических требований к отбору его экспозиций, профессиональным качествам экскурсоводов, программам социально-культурной деятельности, правовому, социально-экономическому и информационно-методическому обеспечению их реализации.   В процессе исследования обоснован особый статус и феномен историко-мемориальных музеев культового искусства, основанный на единстве общечеловеческого и национального в культуре, что позволяет, при сохранении верности традициям и нормам определенной религии, проявлять веротерпимость, объединять людей разных убеждений, использовать творения культовой архитектуры, живописи, мозаики, скульптуры в процессе нравственно-эстетического воспитания разных групп населения, и в первую очередь молодежи.   Эффективность деятельности российских историко-мемориальных музеев дала возможность выдвинуть идею перспективности для формирующегося в настоящее время информационного общества XXI века их дальнейшего развития как социальных институтов, сохраняющих бесценные шедевры культурологической информации и обеспечивающих непрерывность и преемственность культурных процессов.   Главным итогом многолетней опытно-экспериментальной работы стала модель функционирования современного историко-мемориального музея как центра духовной жизни общества, обеспечивающего:   — дополнение традиционных форм поиска, отбора, реставрации и экспонирования музейных ценностей системой историко-культурного просвещения и вовлечения разных групп населения в социально-культурное творчество;   — внедрение маркетинга и других механизмов рыночной экономики в изучение, удовлетворение и дальнейшее развитие интереса людей к мемориальным историко-культурным ценностям;   — широкое использование издательской, культурно-просветительной и рекламно-иллюстративной деятельности для расширения информационного поля музея и включения в него средств массовой информации, клубных учреждений, учебных заведений и иных социальных институтов;   — создание условий для постижения ценностей музейной экспозиции в сфере семейного и индивидуального досуга;   — привлечение общественных организаций, культурно-просветительных объединений, инициативных движений, религиозных конфессий и отдельных деятелей культуры к поисково-творческой, консультационно-экспертной и социально-культурной деятельности музея, к проведению на его базе научных конференций, творческих встреч, празднично-обрядовых и иных крупных социальных акций, связанных с этапными событиями в истории отечественной и мировой культуры.   Исследование показало, что особый статус мемориального музея и его реальная роль в историко-культурном просвещении и нравственно-эстетическом воспитании всех без исключения групп населения предопределяет необходимость создания широкой сети таких социально-культурных центров не только в Санкт-Петербурге, но и в других регионах страны, где веками создавались выдающиеся творения архитектуры, живописи, скульптуры, мозаики. Исследование заставило обратить внимание и на необходимость включения историко-мемориальных музеев и их отдельных шедевров в единую отечественную и мировую информационную систему, в компьютерную сеть и другие средства хранения и распространения ценностей истории и культуры.   История России на рубеже нового тысячелетия убедительно показала, что в период серьезных трансформаций государственной идеологии существенно возрастает значение музеев и их культурно-просветительной деятельности для сложного процесса формирования новой идеологии. Иными словами, если ранее музеи длительное время были одним из инструментов государственной идеологической политики, то теперь они являются одним из источников информационного, эмоционально-психологического, духовно-идейного влияния на ее формирование, одним из определяющих ее факторов.   В этой ситуации необходима корректировка научно-исследовательской и экспозиционно-просветительной деятельности любого музея. Ранее, на протяжении десятилетий, она осуществлялась в соответствии с общей идеологической линией, заданной «извне», «сверху», в рамках определенных политизированных направлений. В настоящее время целесообразны и необходимы:   — объективный анализ исторических аспектов формирования музейной сети с привлечением материалов, вошедших в научных оборот или ставших доступными для исследования в последние годы;   — серьезное философское осмысление и всесторонний культурологический анализ всех аспектов музейной деятельности; в основу прогнозов и перспективного планирования развития музеев должны быть положены результаты фундаментальных и прикладных исследований всей сферы социально-культурной жизни.   Значительно возрастает роль культурно-просветительной деятельности как связующего звена, объединяющего интересы, с одной стороны, самого музея как достаточно замкнутой информационной системы, обычно тяготеющей к «самодостаточности», к сосредоточению всех ресурсов музея на собирательской, хранительской и научно-исследовательской работе, и, с другой стороны, интересы общества в целом, без удовлетворения культурных потребностей которого существование музея бессмысленно.   В настоящее время в музеях России сложилась оправдавшая себя система культурно-просветительной деятельности, включающая:   — циклы лекций или эпизодические выступления ведущих специалистов по актуальным проблемам духовной культуры, связанной с профилем музея;   — народные университеты культуры;   — передвижные выставки из фондов музея;   — организацию «дней», «недель», «декад», вытекающих из природы музея областей культуры в культурно-просветительных учреждениях, учебных заведениях, трудовых коллективах, воинских частях;   — семинары, конференции, презентации и иные виды информационно-просветительной деятельности с общественным активом;   — издание путеводителей, проспектов, альбомов, видео-роликов, подготовку информационных страниц в Интернете и иные формы пропаганды музея.   Государственный Эрмитаж, Русский музей, Третьяковская галерея, Российский этнографический музей осуществляют широкую культуролого-образовательную деятельность в детских садах, школах, профессиональных училищах. Несколько поколений москвичей и петербуржцев считают, что в этих музеях они прошли первую школу постижения ценностей мировой и отечественной культуры.   Центральный музей Российской армии, Центральный военно-морской музей, Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи, равно как подавляющее большинство историко-мемориальных и краеведческих музеев стали центрами историко-патриотического воспитания молодежи. Музеи естественнонаучного профиля включились в разностороннюю деятельность по формированию экологической культуры населения. Повседневную работу по нравственно-эстетическому воспитанию ведут музеи учебных заведений, предприятий и различных ведомств, которые создают на своей базе школы общественных экскурсоводов и клубы друзей музея, проводят встречи с интересными людьми, вовлекают посетителей в различные формы социально-культурного творчества.   Особый интерес вызывают организуемые в Государственном музее изобразительных искусств им.А.С.Пушкина вечера музыкальной и поэтической классики, исполнение шедевров музыкального и хореографического искусства в Эрмитажном театре, ежегодные праздники поэзии в Пушкинских Горах, торжественное открытие фонтанов в Петергофе, ярмарки искусств в музеях пригородов Санкт-Петербурга и Москвы.   Все эти и иные формы культурно-просветительной деятельности музеев, несомненно, способствуют пропаганде отечественной культуры, стимулируют общекультурное развитие разных групп населения, повышают интерес к музейным экспозициям. Однако они далеко не решают многие актуальные проблемы современного музея, не исчерпывают его культуросозидающий потенциал, не используют многие новые возможности, которые открывает информационная техника XXI века.   Главное противоречие развития музейного дела видится в том, что при всем конструктивном, что характеризует историю российских музеев (включая астрономические цифры посещаемости ведущих музеев), миллионы россиян, особенно в отдаленных от столиц регионах, десятками лет не бывают в музее, а главное, не испытывают потребности в этом. Значительная часть населения не обладает необходимыми культурологическими знаниями, не выработала в себе эстетическое отношение к искусству, не готова к восприятию прекрасного, остается нейтральной к шедеврам человеческого гения. Вместе с тем, как свидетельствует опытно-экспериментальная работа Российского научно-педагогического центра музейной педагогики при Государственном Русском музее195, при использовании методов педагогической культурологии за 2-3 года у всех без исключения учащихся средней школы можно вызвать интерес к искусству и выработать умения и навыки его осознанного восприятия.   Учитывая совокупный опыт культурно-просветительной деятельности отечественных музеев и достижения музеев Западной Европы и США в использовании новых информационных технологий, мы попытались на базе одного из крупнейших учреждений культуры страны — музея-заповедника «Царское Село» — определить объективные возможности расширения границ эксперимента Русского музея с тем, чтобы выявить методики педагогической культурологии, ориентированные не только на стабильную аудиторию школьников, но и на широкую, открытую и постоянно обновляющуюся массу посетителей музея.   Научный поиск мы направили по двум направлениям. Первое ставило своей задачей определить пути и средства более эффективного использования музейной экспозиции, второе предполагало поиск оптимальных методик активизации познавательной и эстетической активности разных групп посетителей, изыскание педагогических резервов столь активного включения людей в освоение ценностей истории и культуры, которые могли бы преобразовать последних из объектов культурно-просветительного воздействия в субъект социально-культурного творчества.   Преимущество заповедника проявилось в том, что за три века на территории в 300 гектаров подвижническим трудом зодчих, художников, скульпторов, паркостроителей, садовников и иных специалистов было сооружено более двухсот объектов, ставших ныне памятниками истории и культуры федерального значения. Созданный ими и научно-отреставрированный в послевоенные годы дворцово-парковый ансамбль столь совершенен, что каждая его деталь сама несет эстетический заряд, вызывая чувства восхищения. В этой ситуации главная задача состояла в том, чтобы сохранить шедевр отечественной культуры в первозданном виде. Для повышения степени наглядности экспозиции применялись вращающиеся карусели, трехгранные призмы, раздвижные планшеты-кулисы и многое другое, что сегодня внедряется в музейную практику. Однако, это, в основном, касалось лишь отдельных, второстепенных объектов и никак не подменяло то, что составляет классику отечественного искусства.   Последовательно расширяя в процессе опытно-экспериментальной работы сложившиеся формы социально-культурной деятельности, музей-заповедник заключил с рядом учебных заведений, воинских частей и трудовых коллективов договоры о творческом содружестве, в соответствии с которыми обеспечивалось поэтапное вовлечение учащейся молодежи, военнослужащих и иных групп населения в процесс освоения истории отечественной культуры. Договорами предусматривалась организация системы экскурсий, лекций, встреч с мастерами архитектуры и искусства, тематических вечеров и иных форм работы, которые учитывали общий уровень культуры и реально проявляемые интересы и потребности каждой конкретной группы посетителей.   Удовлетворяя запросы ряда организаций, учреждений, учебных заведений, отечественных и иностранных туристов, музей ввел в практику экскурсии по парку с включением элементов театрализации и музыкального сопровождения.   Для специализированных учебных заведений культурологического профиля были осуществлены новые циклы тематических экскурсий («Русский фарфор XVIII-XIX века», «Монументально-декоративная живопись», «Русский костюм и предметы быта» и т.д.), предоставлена дополнительная возможность детального ознакомления с фондами заповедника.   Значительный интерес вызвала работа лектория, в рамках которого разные группы населения получали систематизированную информацию по актуальным вопросам отечественной и мировой культуры, могли более глубоко познакомиться с архитектурой и искусством дворцово-паркового ансамбля, узнать о творчестве выдающихся представителей российской культуры, связанных с Царским Селом.   В норму повседневной деятельности вошли лекции-концерты, массовые гуляния в парке, выступления симфонических, камерных и духовых оркестров.   С 1991 года в Большом зале Екатерининского дворца проводятся торжественные посвящения в лицеисты, студенты, курсанты; вручаются государственные награды, паспорта, дипломы выпускников учебных заведений, и это свидетельствует о возможности использовать музейные помещения не только для экспонирования документов отечественной культуры, но и торжественного чествования современников в этапные моменты их гражданского и профессионального становления и самоутверждения. Придание общественного звучания знаменательным событиям в жизни людей несет в себе двойную пользу: участники тожественных актов сочетают их с осмотром музея, и наряду с этим на всю жизнь сохраняют память о том, что в представляющем национальную святыню растреллиевском Тронном зале их биография переплелась с историей Отчизны.   Приведенный выше перечень мероприятий социально-культурной направленности дает представления о поступательном расширении и обогащении культурно-просветительной деятельности. Однако, все это являло собой фактор экстенсивного развития, т.е. численного увеличения традиционно-сложившихся эпизодических или стабильных форм организации досуга. Между тем, признавая значимость всей этой работы, мы исходили из того, что ведущим направлением опытно-экспериментального исследования должно стать не экстенсивное, а интенсивное развитие музейного комплекса как субъекта историко-патриотического и нравственно-эстетического просвещения, дополняемого методиками прикладной и педагогической культурологии, ориентированными на вовлечение разных групп населения в социально-культурное творчество, в процессе которого приобретенные на просветительных мероприятиях знания преобразуются в убеждения, в нормы и принципы поведения.   Первое направление этой работы было рассчитано на преодоление сложившихся границ музейной деятельности, не выходившей за пределы экскурсий по дворцовым экспозициям или паркам, и превращение музея-заповедника в центр духовной жизни региона. С этой целью был спланирован ряд социально-культурных акций, которые, опираясь на материальную базу музея и его достопримечательности, обеспечивали вовлечение петербуржцев в историко-культурное просвещение, стабильное общение с высоким искусством и участие в системе праздников и развлекательно-познавательных мероприятий.   Ныне каждый Новый год начинается с цикла зимних праздников «Царскосельская зима», которые проходят по субботам и воскресеньям с января по март и ориентированы на петербургские семьи с детьми, старшеклассников, студентов, курсантов военных училищ, пенсионеров и другие группы населения.   «Царскосельская зима» включает в себя экскурсии по Екатерининскому дворцу, концерт, катание на тройках, лошадей, игры и забавы в Александровском парке, развлекательно-спортивные состязания.   Зимний праздник вызвал самые добрые отзывы участников, которые единодушно отметили его преимущества, порожденные психологической атмосферой музея-заповедника и возможностью постоянного общения с великим искусством. Общественная экспертиза «Царскосельской зимы» выразилась в том, что практически 100% ее участников по окончанию праздника в анкете поставили максимально высокую оценку качеству торжества, и в том, что абсолютно подавляющее большинство в начале следующего года прилагали усилия, для того, чтобы повторить радость общения с прекрасным.   Включенное наблюдение за ходом праздника и данные экспертной оценки, безусловно, подтвердили правомерность и эффективность этой формы социально-культурной деятельности в специфических условиях музея-заповедника. Однако, по ходу исследования в программу праздника пришлось внести некоторые коррективы, учитывающие особенности вовлеченных в праздник разных групп населения. Для детей и подростков пришлось сократить время экскурсии в Екатерининском дворце и увеличить долю развлекательно-спортивных состязаний. Для пенсионеров, наоборот, оказалось целесообразным значительно уменьшить время проведения игр и забав и увеличить период нахождения в залах Екатерининского дворца. Аналогично корректировалась и программа праздника для других групп его участников.   В результате, в традиции музея-заповедника вошли ежегодные праздники «Царскосельской зимы», программа которых включает в себя два блока. Первый реализуется для всех групп посетителей; второй — отражает специфику аудитории и строится с учетом особенностей ее интересов и потребностей.   К примеру, отвечая на запросы стотысячного населения города Пушкина, музей-заповедник включил в ежегодные планы января праздник «Этот новый, старый новый год…» и зимнюю «Юморину», которые предполагают максимальное вовлечение их участников в активную творческую деятельность.   Многие выдающиеся деятели отечественной и мировой культуры, воспевая Большой Тронный зал Екатерининского дворца Б.Растрелли, Концертный зал Дж.Кваренги или творения других великих зодчих, подчеркивали, что они создают неповторимую среду, наполненную музыкой. В процессе формирующего социально-педагогического эксперимента мы попытались дополнить это символическое восприятие Царского Села реальными формами пропаганды шедевров отечественной и мировой музыкальной культуры, фольклора народов Российской Федерации, новых произведений композиторов Санкт-Петербурга, Москвы, других музыкальных центров страны; достижений самодеятельного (в первую очередь детского) музыкального и хорового искусства.   При этом мы никогда не забывали, что музыка в музее не может и не должна повторять филармонию. К примеру, еженедельный цикл старинной классической музыки, проводимый в концертном зале комплекса, строился как возрождение музыкальных вечеров Екатерины II и других хозяев Царского Села, любивших и ценивших музыкальную классику.   Каждую неделю учащиеся 1-х и 2-х классов приглашаются на цикл музыкальных концертов-бесед «Музыкальные истории для любознательных детей», в рамках которых школьники узнают о музыкальных пристрастиях российской интеллигенции и познают удивительных мир симфонической и камерной музыки.   Чтобы удовлетворить потребности разных групп населения, и в первую очередь молодежи, музей-заповедник ежегодно стал проводить фестивали современной музыки и фольклорных ансамблей «Рождественские потешки», основанный на возрождении традиционных зимних музыкальных праздников, принятых в Царском Селе с начала XIX века.   Со второй половины XIX века в Екатерининском дворце и Концертном зале Царского Села сложилась традиция музыкальных премьер в летней резиденции российских императоров. Здесь выступали ведущие композиторы России, профессора Санкт-Петербургской консерватории, известные музыканты и певцы. Сохраняя и развивая эту традицию, музей- заповедник в соответствии с программой социально-педагогического эксперимента организовал цикл творческих отчетов петербургских композиторов перед слушателями, серию музыкальных премьер симфонических и камерных оркестров, ряд выступлений молодых исполнителей.   Многие годы российские города славились воскресными открытыми концертами духовой музыки в парках, скверах, на площадях. Эти концерты создавали благоприятную психологическую и эстетическую ситуацию, вносили в город праздничное настроение, порождали присущее менталитету россиян чувство соборности. А если учесть, что репертуар этих оркестров в основном состоит из отечественных мелодий, то это одновременно была и форма пропаганды национальной музыкальной культуры. Ныне эта традиция возрождена, что вызвало самую положительную реакцию посетителей Екатерининского парка.   В современном музееведении достаточно полно отражены поисково-отборочная, оценочно-топологическая, реставрационно-охранительная, художественно-экспозиционная и научно-просветительная функции музея. Все они, безусловно, присущи любому музею-заповеднику. Однако исследование исходило из того, что эти функции далеко не исчерпывают культуросозидающий потенциал такого дворцово-паркового музейного комплекса, как «Царское Село», который правомерно рассматривать и как субъект социально-культурной деятельности, опирающейся на сконцентрированные в нем непреходящие ценности отечественной и мировой истории и культуры. Специфика же музея-заповедника проявляется в том, что вовлечение людей в мир культуры и стимулирование их культурно-творческих потенций происходит опосредовано, благодаря влиянию архитектурно-художественных ценностей и атмосферы музея на осуществляемые в его стенах или парках встречи, лекции, концерты, фестивали, торжества или иные социально-культурные акции.   Просветительная деятельность музея-заповедника ныне охватывает самый широкий диапазон социально-культурных акций — от организации лектория для учащихся школ г.Пушкина, последовательно раскрывающего историю отечественной культуры, до системы выставок из фондов музея в США, Германии и других странах, которые позволяют народам мира увидеть замечательные творения российского гения, пропагандируют высокую духовность и способствуют укреплению международных культурных контактов.   12 лет исследования сопровождались встречами со слушателями и экскурсантами, выявлением оценок разных групп населения о работе музея, совершенствованием художественно-просветительной деятельности с учетом конструктивных замечаний и предложений участников этих встреч. За годы осуществления формирующего эксперимента в государственном музее-заповеднике «Царское Село» были бесспорные достижения, были и неудачи, связанные с просчетами в апробируемых методиках, но в целом в процессе расширения и обогащения социально-культурной деятельности, осуществляемой на принципах, обоснованных в прикладной и педагогической культурологии, можно было убедиться, что это наиболее эффективный и перспективный путь дальнейшего развития дворцово-паркового комплекса и он в соединении с традиционными формами музейной деятельности может и должен предопределить лицо музея-заповедника в начале XXI века.   Новые требования встают и перед экскурсоводом, который принимает на себя роль ведущего посредника между музеем и посетителем.   В ходе многолетней опытно-экспериментальной работы в музее-заповеднике «Царское Село», мы отрабатывали методологию и методику проведения экскурсии, основанную на феномене единства информационно-логического и эмоционально-образного воздействия. Экскурсовод в музее принципиально отличается от лица, пересказывающего текст путеводителя. В значительной мере он предстает как театр одного актера и выступает в роли интерпретатора экспозиции, реализует функции организатора творческого общения, основанного на интересе к отечественной истории и культуре. Но в ряде случаев опытный экскурсовод идет дальше, принимая на себя функции лидера интеллектуальной дискуссии.   В период создания текста экскурсии автор-коммуникатор (экскурсовод) совершает переход от множественности предметно-содержательных текстов к единому, информационно-целевому, от одной функциональной системы — к другой. Это переход от объективного к субъективному, — т.е. процесс, который может быть оценен как движение от системы значений к системе смыслов. Единство и противоположность знаний и смыслов в одном понятии (Л.С.Выготский196, А.Н.Леонтьев197), — фундаментальное положение психологии, которое широко реализуется в прикладной и педагогической культурологии.   Мы исходили из того, что экспозиция музея — это не самоцель, а лишь средство познания отечественной истории и культуры. За архитектурным обликом Екатерининского и Александрийского дворцов, за каждым произведением искусства, представленным в музейной экспозиции, за всем внутренним убранством дворцов и парков — многовековая история России, достижения культуры ее народов, знаменательные события, сфокусированные в геральдике, праздниках, обычаях, традициях. Именно это составило идеологию исследования, его концептуальную позицию, его, как выразился бы К.С.Станиславский, «сверхзадачу».   Исследуя механизм восприятия экскурсии в массовой аудитории, мы констатировали наличие у реципиента постоянно действующей потребности в переоценке ценностных ориентаций, мысленной консультации по «вопросам жизни». Соответственно, и в звене говорящего, имеющего определенные коммуникативные намерения, должна возникнуть «ответная» установка, продуманы оптимальные пути ее реализации.   Массовая экскурсия — это ситуация общения музея и экскурсовода с самой широкой и разнородной аудиторией, очень часто не являющейся единым коллективом, с группой, которую порой трудно объединить по какому-либо единому признаку. Это некий временно и внешне единый контингент людей, имеющих подчас полярные представления о цели экскурсии, с разными ожиданиями и требованиями к ней. Однако в процессе взаимодействия и понимания не может не играть роли тот факт, что и музей, и ведущий, и его слушатели являются частью более широкой социальной общности и, следовательно, носителями ее языка, представлений, понятий.   Экспонаты музея, как правило, созданы для утилитарных целей, но отделены от них известной мерой условности. Они доступны только созерцанию, но ни в коем случае не использованию по своему прямому назначению. Независимо от своего желания, посетитель так же подчинен условности музея: в окружении данных реалий, в данном музее, на данной экскурсии, в данных временных рамках он берет на себя роль исследователя истории и культуры. Однако, сугубо значимыми, устойчивыми в любой ситуации остаются глубинные личностные потребности, определяющие собой интерес и внимание. Таким образом, мера условности музея образует как бы два разных уровня — уровень ценности вещи с ее прошлым и уровень актуального сиюминутного запроса наблюдателя в настоящем.   Переход к игровой ситуации не означает переход к особой, четко обозначенной игре: тонкость и специфика момента как раз и состоит в том, что предлагаемые обстоятельства обуславливают лишь необходимость коррекции линии поведения и речи по отношению к практическому ходу деятельности, перехода из плана обыденных связей в план мысли. Какова мера этой коррекции — вопрос индивидуальности ведущего, опыта его работы, пола, возраста, чувства меры и степени оценки им роли идеи, отраженной в конкретном экспонате. Ориентируя свою деятельность в ситуации познания в музее, экскурсовод не может быть ни ученым-искусствоведом, замкнутым в своей области знания, ни тем более учителем. Хотя в той или иной мере он действительно объединяет их в своем лице.   Ведущую функцию экскурсовода мы видели не в перемещении объема знаний в головы посетителей, а, прежде всего, в возбуждении их сознания, памяти, представлений, ассоциаций и жизненного опыта. Информационно-целевой текст, реализованный в деятельности экскурсовода в коммуникативной фазе, выступал для нас как метод активизации восприятия.   Разносторонний анализ социально-культурной деятельности экскурсовода как ведущего посредника между музеем и посетителем заставил нас в процессе опытно-экспериментальной работы скорректировать ряд исходных позиций.   На начальном этапе исследования мы видели в нем автора экскурсии, создающего на докуммуникативной фазе партитуру раскрытия экспозиции и исполняющего в условиях коммуникации с посетителями функции театра одного актера. Однако, по мере изучения восприятия слушателями информации экскурсовода мы убедились, что эффективность экскурсии находится в прямой зависимости от степени активности посетителей, от уровня их задействованности в диалоге с экскурсоводом. Наиболее успешными, вызывающими самые положительные отзывы участников, были те экскурсии, на которых слушатели из объекта информационного воздействия преобразовывались в субъект социально-культурного творчества, а экскурсовод принимал на себя функции не только информатора, но и комментатора-дирижера, направляющего обсуждение в педагогически целесообразное русло. При этом методическое мастерство экскурсовода проявлялось в умении достичь оптимального соотношения информации, комментария и включения участников экскурсии в обсуждение поднятых в ней проблем.   Комплексное исследование музея как института социально-культурной деятельности подтвердило исходную рабочую гипотезу, основанную на том, что сегодня он не может более ограничиваться отбором, сохранением, классификацией, реставрацией и экспозицией историко-культурных раритетов. Эффективность музея, вступающего в информационное общество XXI века, находится в прямой зависимости от того, насколько он, реализуя традиционные формы поисково-охранительной и научно-экспозиционной деятельности, дополняет и обогащает их разнообразными методами вовлечения посетителей в активные формы социально-культурного творчества. Эксперимент убедительно показал, что магистральный путь развития музея-заповедника «Царское Село», равно как и любого иного музейного учреждения, — в единстве поисково-охранительной, научно-экспозиционной и социально-культурной деятельности, в превращении музея не только и не столько в сокровищницу ценностей истории и культуры, сколько в центр духовной жизни, опирающийся на эти ценности и использующий их как средство историко-патриотического и нравственно эстетического воспитания, как базу стимулирования культуротворческой активности разных групп населения.   Важным направлением совершенствования деятельности музея стало приведение его информационно-методического обеспечения в соответствие с требованиями и техническими возможностями начала XXI века. В первую очередь это было связано с подключением к Интернету и иным мировым информационным структурам, установлением системы обмена научно-методической информацией с ведущими музеями мира.   Логика исследования по ряду параметров заставила расширить его границы, выйти за пределы первоначальной гипотезы, проанализировать ряд общемузейных проблем. В частности, исследование доказало необходимость использования художественных, историко-мемориальных и иных музеев как средств сохранения и передачи из поколения в поколение исторической памяти, как фактор культурного наследия, опирающегося на предметные формы духовных и материальных ценностей. Эксперимент проиллюстрировал целесообразность расширения функций художественных и историко-мемориальных музеев, которые могут значительно повысить эффективность своей деятельности посредством соединения традиционных форм научно-исследовательской и экскурсионной работы с системой последовательного историко-культурного и нравственно-эстетического просвещения и вовлечения разных групп населения и, в первую очередь, молодежи в социально-культурное творчество.     4.3. Удовлетворение рекреативных и духовных потребностей человека в центрах общественного досуга     Развитие современного общества, его экономики, социальных отношений и демократических устоев находится в прямой зависимости от гражданской, нравственной, политической, экологической и профессиональной культуры его членов, их способности идти в ногу с научно-техническим прогрессом, регулировать свое физическое и психическое состояние, удовлетворять духовные потребности, проявлять социальную активность, самореализовывать индивидуально-творческие потенции во всех сферах жизнедеятельности. Формирующееся информационное общество XXI века диктует необходимость ликвидировать неестественную, противоречащую самой идее прогресса ситуацию, когда человек остается средством развития производства, а не производство выступает средством развития личности; когда диктат производства над человеком детерминирует игнорирование человеческого фактора, приоритет внутренних над внешними условиями развития личности. Существенным резервом преодоления этого противоречия может и должна стать деятельность клубов, домов, дворцов, парков культуры, домов творчества юных и иных центров общественного досуга, где на первый план выступают не требования производства, а реально проявляющиеся интересы и потребности каждого человека как самоцели общественного развития.   Современная социально-культурная ситуация ставит человека в новые условия жизнедеятельности, безгранично расширяет диапазон проявления его общественной активности, требует от него инициативы, самодеятельности, энергичных действий в самых разных сферах труда, общественно-политических отношений, быта, досуга. Однако умение жить в условиях гласности и подлинной демократии не приходит само по себе. Конструктивный процесс превращения каждого труженика в реального хозяина страны и субъекта культуры требует создания такой нравственно-психологической атмосферы, такой культурной среды, которая бы наиболее эффективно использовала созидающий потенциал всех сфер жизнедеятельности.   Усвоение основ демократического образа жизни достаточно успешно может осуществляться в центрах общественного досуга, где человека не сковывает служебная субординация, к минимуму сводятся элементы конформизма, и личность, свободно выбирая формы деятельности, общения и отношений, может проявлять инициативу и самодеятельность, осваивать принципы политической культуры, приобретать умения и навыки вести дискуссию и отстаивать свое мнение.   Обусловленная научно-техническим прогрессом интенсификация производства вызывает значительное увеличение физических, психологических и интеллектуальных нагрузок трудящихся, а это, в свою очередь, предопределяет необходимость по-новому подойти к проблеме рекреации. Вопреки многовековой традиции снятие усталости и перегрузок ныне не может осуществляться лишь спонтанным, естественным путем. Эффективность обеспечения рекреации становится искусством, не овладев которым, человек расплачивается тяжелыми заболеваниями и преждевременной смертью. Сегодня рационально организованный досуг призван не только восстановить силы человека, но и придать ему новый импульс творческого развития. Как подчеркивалось в предыдущих главах, тысячелетиями человека готовили лишь к труду и познанию. Ныне, наряду с этим, у каждого индивида необходимо сформировать соответствующие досуговые интересы и способы их удовлетворения. И помочь этому в первую очередь призваны культурно-досуговые учреждения.   В отличие от школы или производства, где выработаны и реализуются достаточно эффективные методы воспитания, методика обеспечения влияния на деятельность людей в свободное время лишь только начинает утверждать себя. Мы умеем ярко и увлекательно проводить в клубе, парке культуры или ином центре досуга отдельные массовые мероприятия, организовывать учебно-воспитательный процесс в коллективах самодеятельного творчества, вести занятия в народных университетах культуры, но пока еще очень далеки от способности систематически и последовательно обеспечить рациональный досуг всей массы проживающих, работающих или обучающихся в регионе людей.   Остаточный принцип развития социально-культурной сферы, грубые просчеты в строительстве учреждений культуры и практическое отсутствие в стране современного производства оборудования для культурно-досуговых учреждений привели к глубокому противоречию между потребностями разных групп населения в социально организованном досуге и материальной базой их удовлетворения.   Клубы и иные традиционные очаги свободного времяпрепровождения катастрофически отстали от современных требований и в планировке помещений, и в техническом оснащении, и в удовлетворении эстетических потребностей людей. Уровень индивидуального потребления ценностей культуры значительно обгоняет возможности культурно-просветительных учреждений, и это отталкивает людей от общественных форм досуга, стимулирует прогрессирующий процесс его индивидуализации, лишает общество возможности эффективно влиять на его содержание и формы.   Естественную тревогу вызывает сложившееся почти в любом крупном городе размежевание зон деятельности человека. Как правило, общественные центры досуга сосредоточены в границах старой застройки или вблизи крупных предприятий. Новые микрорайоны стали гигантскими «спальнями», где каждая квартира превращается в автономный центр пассивного восприятия культуры посредством телевидения или иных современных технических средств.   Учитывая сложившееся противоречие между объективными возможностями культурно-досуговых учреждений в удовлетворении рекреативных и духовных потребностей разных групп населения и реальным уровнем их деятельности, автор в 1977 году возглавил исследовательский коллектив, цель которого состояла в том, чтобы разработать принципы реализации культуросозидающего потенциала этих центров общественного досуга. Состав коллектива за 23 года научного поиска непрерывно обновлялся, но каждый его участник, следуя единой методологии и предопределенной научным руководителем методике осуществил решение конкретных научных задач, которые нашли свое разрешение в соответствующих диссертациях198.   Как показал начальный этап исследования, коренное переосмысление сути, природы, целевых установок, содержания и форм деятельности центров общественного досуга началось значительно раньше глобальной перестройки общественно-политической жизни, происшедшей в стране в 90-х годах. Это было вызвано в первую очередь глубоким кризисом гипертрофированно политизированной системы культурно-просветительной работы, в центре которой оказалась агитационно-пропагандистская деятельность, превратившая сферу свободного времени в средство навязывания людям идеологических штампов и догм.   Большинство населения как сельских, так в еще большей мере городских регионов практически игнорировало проводимые в клубных учреждениях или парках культуры мероприятия, как правило, сводившиеся к лекциям, докладам, информационно-директивным выступлениям. Пустующие залы заставляли задумываться над причинами этих явлений, но внешний, поверхностный взгляд на них мог вызвать лишь эмоциональную реакцию. Нам же нужно было опираться на научные факты, и это обусловило необходимость использовать достаточно широкий и репрезентативный арсенал исследовательских методов выявления реального состояния проблемы.   Рассмотрение такого важного аспекта работы культурно-досуговых учреждений, как обеспечение информационно-просветительной деятельности, диктовало необходимость учитывать тот факт, что эффективность функционирования последних может быть достигнута лишь при условии постоянной обратной связи с аудиторией и создании динамичной системы учета, удовлетворения и дальнейшего возвышения реально проявляемых духовно-познавательных интересов разных групп населения; соединения традиционных методов просвещения с методами художественного отражения действительности; внедрения диалогических форм просвещения, способствующих преобразованию объекта информации в субъект социально-культурного творчества.   На поисково-констатирующем этапе исследования посредством использования разнообразных методик социологического, педагогического и социально-психологического анализа (наблюдение, анализ документальных источников, анкетные опросы и интервью, психологические тесты, социометрические процедуры и т.д.) было выявлено мнение 444 организаторов культурно-досуговой деятельности, 110 методистов и руководителей региональных органов культуры и 1450 посетителей центров досуга разного профиля о состоянии, проблемах и противоречиях в организации информационно-просветительной, художественно-творческой и рекреативно-развлекательной деятельности.   Этот этап исследования показал, что и объекты, и субъекты социально-культурной деятельности видят конструктивные стороны работы клубных учреждений, лекториев, парков культуры и других центров общественного досуга по информированию и просвещению разных групп населения:   — в обеспечении непрерывного просвещения, дополняющего соответствующую деятельность учебных заведений, системы повышения квалификации, средств массовой информации и индивидуальные формы самообразования (1583 человека, или 79% от 2004 опрошенных);   — в создании условий для проявления слушателями избирательного отношения к информации (1142 человека, 57% от общего числа опрошенных);   — в актуальности информации, в мобильности, проявляющейся в способности культурно-досуговых учреждений быстрее, чем школа или иные социальные институты, откликаться на достижения науки и изменения в общественной жизни (962 человека, 48% от общего числа опрошенных).   Вместе с тем, при всем положительном, что было зафиксировано в ответах, большинство опрошенных (1971, или более 97% респондентов) указали на ряд принципиальных недостатков, которые снижают уровень информационно-просветительной деятельности культурно-досуговых учреждений, делают ее малоэффективной.   1762 опрошенных (88%) подчеркнули, что клубные учреждения в основной своей массе практически реализует лишь одну форму информационно-просветительной деятельности — лекцию.   1622 человека (81% опрошенных) отметили низкую эффективность отдельных, эпизодически читаемых и не связанных с единой системой просвещения лекций. При этом они указали на целесообразность перехода к использованию широкого разнообразия методов формирования общественного сознания.

Do NOT follow this link or you will be banned from the site! Пролистать наверх