Вeнгeр в поу р нeужeли я гeний м 2003 370 с

В. Венгер, Р. Поу.  Неужели я гений?  Можно ли развить умственные способности? Несомненно! Знаю, многие будут удивлены, узнав, что IQ можно поднять на более высокий уровень. Специалисты, однако, не отрицают такой возможности: имеющиеся тому свидетельства слишком очевидны. Вот лишь некоторые примеры: у детей, занимавшихся в 1964 году по программе подготовки к школе, IQ увеличился на 10 баллов всего через шесть месяцев обучения, причем это были дети из неблагополучных семей; дети с расстройствами психики, которым тяжело давалась учеба, после электроэнцефалографической терапии продемонстрировали рост IQ с 10 до 23 баллов; ученые из Калифорнийского университета в Ирвине в результате десятиминутного прослушивания сонаты Моцарта для двух фортепьяно до-мажор К. 448 добились повышения IQ у испытуемых на 8-9 баллов.

 

Естественно, после такого резкого подъема показатель интеллекта не может долго оставаться постоянным. Например, прирост IQ у дошкольников сходит на нет ко второму или третьему классу, у слушавших сонату Моцарта — уже через 15 минут. Это называется эффектом затухания.  Некоторые эксперты считают, что эффект затухания доказывает невозможность превзойти врожденный IQ. Однако с тем же успехом можно утверждать, что братьям Райт следовало остановиться после первого же своего полета, так как они продержались в воздухе всего 12 минут. Но они доказали, что можно летать, а продолжительность полета была уже делом техники. И действительно, через четыре года братья Райт поставили армии США аэроплан, способный пролететь 125 миль.В наше время исследователи ускоренного обучения находятся примерно в том же положении, что и братья Райт в Китти Хок в 1903 году. Все знают, что интеллект можно развить.

 

Вопрос в том, как добиться эффективности результата и сохранить его. Методы, описанные в книге «Неужели я гений?», помогут вам в этом.  Здесь вы найдете наиболее эффективные и современные способы высвобождения своего «фактора Эйнштейна» — волшебного спускового крючка гениальных мыслей, который есть у каждого. В книгу вошли и описания некоторых совершенно новых приемов — таких, например, как просмотр потока образов, фоточтение, «гений напрокат».  IQ — это только один из показателей интеллекта, причем не самый удачный. Хотя практика показала, что методики, предлагаемые в этой книге, способны поднять IQ любого человека, тем не менее основная цель у них иная: совершенствование интеллекта в целом, развитие памяти и творческих способностей, увеличение скорости чтения, раскрытие специфических дарований и поддержание здоровья мозга.  «Неужели я гений?» — это кульминация двадцатипятилетних исследований в области ускоренного обучения. Тысячи людей уже вознаграждены. Мы надеемся, что на этих страницах и вы, наш читатель, найдете для себя тот путь, который приведет вас к открытиям и достижениям, о которых прежде вы даже не могли мечтать.  Вин Венгер,  доктор философии, и Ричард По  Выражение признательности    Программа ускоренного обучения «Проект возрождения» — главная тема этой книги — начала реализовываться 25 лет назад благодаря усилиям огромного количества людей, пионеров в области изучения человеческого сознания, тех, кто принимал участие в моих семинарах, внося свои идеи и делясь прозрениями.  Среди них в первую очередь я хочу с благодарностью отмеPтить Версиль Беннет, Бертона Линна, Гэла и Мэрилин Шук из «Лайф Менеджмент Сервис»; Эйба Голдблатта, Вильяма Шульца, Билла Вебстера, Дэна Найта из «Хай Перфоманс Ассоушиейтс» в Александрии, штат Вирджиния; Шарлотту Вард из группы ускоренного обучения в Мэриленде; Джона Робба; Теда Войнича; Мэй Лейнер; Тома Грегори; Кейт Джонс; Джоэля Хеймейкера и покойного Лео Зайака, доброй памяти которого я посвящаю эту книгу. На каждого упомянутого здесь приходится еще более дюжины тех, кому стоило бы выразить признательность. Заранее прошу прощения у всех, кого не поблагодарю персонально, так как просто не имею такой возможности.  Помимо перечисленных, еще очень многие помогали автору и его работе. Я приношу свою искреннюю благодарность:  Доктору Сидни Дж. Парнесу и Беатрисе Парнес за их особую роль в развитии оригинальной, так вдохновившей нас, системы творческих решений по методу Осборна-Парнеса; за их добрую поддержку, за их советы и за их неизменную мудрость на протяжении многих лет.  Линне Шредер и Шейле Острандер, авторам книги «Суперобучение» и «Суперобучение 2000», которые открыли дверь ускоренному обучению еще тогда, когда большинство даже не знали, что такая дверь вообще существует. Именно они высоко держали светильник все эти годы для всех, кто уходил в незнаемое.

 

Сюзанне Венгер — за ее блестящий ум и юмор, за ее необычайное терпение и редакторские способности. Ее яркие идеи внесли в создание этой книги так много, что я не в состоянии все перечислить.  Майклу и Мэри Колози, финансовая поддержка которых помогла этому судну удержаться на поверхности.  Полу Шилу и его группе за то, что они терпеливо и доброжелательно выслушивали автора и помогали ему в проведении экспериментов, которые привели к настоящему прорыву в области ускоренного обучения.  Стью Карту за его горячую поддержку. Он был моим предшественником во многих областях исследований.  Профессору физики, мужественному человеку Чарльзу Рейнерту, чьи исследования, проведенные в одиночку, помогли «узаконить» программу обучения с использованием метода просмотра образов в глазах общественности, которая, как известно, не всегда благосклонно относится к усовершенствованиям и новинкам.

 

Лиэлу Палмеру, профессору педагогики Государственного колледжа Винона, штат Миннесота, за то, что он с такой теплотой делился со мной своими обширными знаниями и опытом.  Заслуженному деятелю науки профессору Вирджилу С. Уарду из Университета штата Вирджиния, который подал мне пример стойкости и не позволил поддаться обстоятельствам; а также покойному профессору Джону Куртису Гоуэну. Оба они — светила мирового уровня в области педагогики и оба — мои друзья, хотя, к сожалению, друг с другом были не особенно дружны.  Джону Пирсону, работающему в Лос-Анджелесе с детьми, страдающими расстройствами речи. Он внес огромный вклад не только в жизни этих детей, но и в теорию нашей программы.  Биллу Веберу, Синтии Бекер и Ренди Крафту из Сент-Луиса, моим верным сотрудникам по «Проекту возрождения».  Стиву Голдстоуну из Нью-Йорка, опытному преподавателю и энтузиасту программы «Проект возрождения» и метода нейролингвистического программирования.

 

Баду Брукзикеру, который почему-то считает, что это я учил его, но сам научил меня гораздо большему.  Лине Борджесон, моему издателю и хозяйке в Швеции, которая обогатила меня своим европейским взглядом на мир.  С.

 

С. Бат, моему издателю и хозяину в Сингапуре и Малайзии, который, в свою очередь, обогатил эту программу мудростью Востока.  Профессору Луису Хосе Мачадо де Андраде из Государственного университета Рио-де-Жанейро, который не только помог изданию наших книг в Бразилии, но также является одним из наиболее выдающихся ученых в области исследования лимбического мозга; учредителем и лидером одной из самых представительных организаций научной общественности в области ускоренного обучения; создателем теории и метода эмотологии и моим самым замечательным другом.  Октавио Гордильо Гульену, Мануэлю Гарибай Олиоквенги, Розе Марте, Глории Гонцоро и всем членам группы САР, моим издателям и друзьям из прекрасного города Мехико.  И наконец, я должен принести особую благодарность моему соавтору Ричарду По не только за его героический труд над моей многословной прозой, но и за инициативу, которая и привела к появлению этой книги. Я благодарю его за чуткое отношение, а также за его, можно даже сказать, болезненную пунктуальность по отношению к нашим рабочим отчетам, которую он проявил, будучи в своей прежней роли главного редактора журнала «Успех».

 

(Тогда мы с ним и познакомились.) Необычайная степень точности, характеризующая все материалы его журнала, является образцом журналистского профессионализма и, несомненно, стала одной из причин успеха этого первоклассного издания.  Повторяю, на каждого человека, которому я принес свою благодарность на страницах этой книги, приходятся дюжины тех, кого я не могу лично отметить из-за отсутствия места, и потому прошу у них прощения.

 

Вин Венгер  Глава 1    А ВЫ — ГЕНИЙ?

 

Работая в течение двадцати пяти лет в области ускоренного обучения, я неоднократно убеждался в том, что человеческий разум способен творить чудеса. Один случай произвел на меня неизгладимое впечатление. В 1981 году, когда я проводил семинар в Равенне, штат Огайо, у одного из участников (назовем его Боб С.) произошло замечательное, быть может, даже спасшее человеческую жизнь, столкновение с подсознанием.  Мы практиковались в так называемой технике потока образов. Я попросил слушателей разбиться на пары и попеременно, закрыв глаза, вслух описывать друг другу все всплывающие в воображении картины.  Во время такого сеанса необычайно важно описывать всякий возникающий образ, каким бы зыбким, тривиальным или загадочным он ни был. Однако у Боба С. возникли трудности: стоило ему закрыть глаза, как перед ним тотчас возникал совершенно отчетливый образ старой автомобильной покрышки. Вместо того чтобы честно рассказать об этом, Боб пытался избавиться от злополучного видения. Он никак не мог поверить, что именно этого от него и «ждут».  «Я снова и снова твердил своему партнеру, что ничего не вижу, — писал Боб впоследствии, — и старался увидеть что-нибудь другое. А он с не меньшей настойчивостью описывал все подряд, будь то пузыри, черточки — короче, всякую всячину.

 

В конце концов я все же проговорился об этой назойливой старой покрышке».  И как только Боб описал покрышку своему партнеру, его вдруг осенила догадка. Где-то раньше он ее видел… Да, да действительно — на заднем правом колесе машины своей невесты. Но почему же она так навязчиво и так отчетливо являлась ему теперь?

 

«Я почувствовал, что что-то тут не так, — вспоминает Боб. — Я прервал занятия и бросился звонить невесте. Подошел ее отец.

 

Я попросил его немедленно проверить колеса машины. Оказалось, что та самая покрышка прорезана сбоку почти насквозь».  Если бы поврежденная покрышка лопнула на шоссе при скорости 65 миль в час — все в машине могли бы погибнуть.

 

Таким образом, не исключено, что сообщение подсознания Боба спасло его невесту от смертельной опасности.  1.1.ЦЕНЗОР  Случай с Бобом С. интересен вовсе не как уникальный, а именно своей типичностью.

 

Наше подсознание практически непрерывно извергает потоки образов, ощущений, неясных предчувствий, многие из которых несут жизненно важные предвидения. Но, подобно Бобу, мы часто не обращаем на них должного внимания. Приняв предупреждение, Боб — первое, что сделал — попытался «задавить» его. Так поступает большинство: день за днем, год за годом люди, не замечая, отметают самые ясные предвидения. Этот защитный рефлекс — я называю его цензором — в большей степени, чем что-либо другое, блокирует полное использование наших ментальных возможностей.  1.1.1.»Бутылочное горлышко» внимания  Как и многих из нас, Боба с детства приучали игнорировать все, что всплывает в подсознании.

 

«Довольно мечтать! — ворчали учителя в школе. — Сядь прямо и будь внимателен!»  К сожалению, возможности внимания ограниченны. Ученые подсчитали, что человеческий мозг способен сознательно воспринимать не более 126 бит информации в секунду. Причем для понимания собеседника требуется примерно 40 бит «внимания». Остальные 86 бит приходятся на наблюдение за мимикой лица говорящего и на раздумья о том, что сказать в ответ (рис. 1.1).

 

Рис. 1.1. Мозг получает значительно больше подсознательной информации, чем та, которой удается проскользнуть через «бутылочное горлышко» внимания.

 

И тем не менее наш мозг ежесекундно захлестывает информация, по объему намного превышающая пресловутые 126 бит. Эксперименты показали, что сетчатка глаза человека чувствительна даже к единичным фотонам, а обоняние реагирует на каждую молекулу. Такие микроскопические фрагменты восприятия окружающего мира поступают в наш мозг непрерывно, но подавляются, прежде чем мы успеваем их осознать. Этим и объясняется появление иногда у человека экстраординарных «сенсорных способностей» при повреждении мозга: в таких случаях просто отключается цензор и способность к восприимчивости ничем не сдерживается. Так, к примеру, нарушение нейрохимического равновесия в человеческом организме, известное как аддисонова болезнь, обостряет вкусовые ощущения иногда в 150 раз.  Что же происходит с подавляемой информацией? Вопреки здравому смыслу, она не утрачивается и не разрушается. Фактически, как показали последние исследования, человеческая память способна сохранять почти сто процентов поступающей информации. Потенциально мы способны запомнить все. Однако большая часть данных столь глубоко спрятана в подсознании, что до недавнего времени психологи умели ее восстанавливать, не иначе как вводя в глубокий гипнотический транс.  1.2.ГЕНИЙ ВНУТРИ НАС  Если вы играете в теннис, то ваш тренер наверняка уже десятки раз призывал вас «держать мяч в поле зрения». Как многие полагают, это означает сконцентрировать все свое внимание на мяче, что физически невозможно.

 

Летящий теннисный мяч примерно на полсекунды неизменно опережает осознанное восприятие его положения человеком, поскольку изображение, сформированное сетчаткой глаза, достигает мозга за десятую долю секунды и еще 400 миллисекунд требуется на осознание увиденного. Если бы теннисисты полагались на концентрацию внимания, каждый мяч ударялся бы об ограждения корта прежде, чем кто-то успевал бы взмахнуть ракеткой.

 

Удар по теннисному мячу — лишь одно из простейших действий, на которое способно наше подсознание. Его возможности огромны.

 

Подсознание Боба С. запечатлело мелкую отметину на автомобильной покрышке, увиденную, вероятно, краем глаза, в то время как Боб сконцентрировал свое внимание на чем-то другом. По этому обрывку информации подсознание диагностировало опасный дефект покрышки и начало бороться за то, чтобы довести свой диагноз до сознания Боба. Согласитесь, для такой последовательности действий требуется не только сообразительность, но и обостренное чувство ответственности.  Мы можем попытаться представить себе подсознание Боба как самостоятельную личность с повышенной восприимчивостью, которая постоянно следит за Бобом изнутри. Это напоминает образы древних духов-покровителей, называемых греками демонами. Даже ультрарационалист Сократ во время войны Афин против Спарты доверял демону охрану своей жизни. Римляне именовали дружественных призраков genii (в единственном числе — genius). Именно таким «остроумным и находчивым» духам древние и приписывали мудрость, прозорливость и вдохновение.  1.2.1.Сверхразум  Античный подход не так уж далек от истины. В каждом из нас заключено своеобразное мыслящее устройство, значительно превосходящее по мощи наш слабый рассудок. Математик Джон фон Нейман однажды подсчитал, что человеческий мозг способен хранить до 280 квинтиллионов (то есть 280 000 000 000 000 000 000) бит информации. Многие считают эту цифру слишком «консервативной».  Оценки быстродействия мозга колеблются от 100 до 100 000 терафлоп (1 терафлоп равен одному триллиону операций с плавающей запятой в секунду; это одна из принятых мер скорости компьютерных вычислений).

 

Сравните их с производительностью самого современного суперкомпьютера СМ-5, который «ковыляет» со скоростью 100 гигафлоп — то есть 100 миллиардов операций с плавающей запятой в секунду.

 

Итак, 1017 флоп мозга против 1011 флоп СМ-5.  Несмотря на достойную удивления мощь, заключенную в черепной коробке, большинство из нас трудно заставить перемножить пару двузначных чисел без помощи калькулятора, и еще меньше способны осилить кроссворд из «Нью-Йорк Таймс» или припомнить, что было на обед в прошлую пятницу.

 

И только бесконечно тонкий срез человечества — Моцарты, Эйнштейны и да Винчи — оказались способными использовать свои мозги с толком (да и то, как показывают исследования, не на полную мощность.) Их дарования столь впечатляющи, что мы смотрим на этих гениев почти так же, как древние, — то есть как на людей, наделенных сверхъестественной силой.  1.2.2.Скрытый гений  Но так ли уж гении отличаются от нас, остальных? Пожалуй, вы не стали бы так думать, ознакомившись с их школьными отметками или «характеристиками с места работы». Очень редко гении «от бога» получали раннее признание. Напротив, многим из них навешивались ярлыки «трудных», «заторможенных» и даже «тупых». Знаменитый математик Анри Пуанкаре показал столь убогий результат по тесту Бине, что его признали имбецилом (личностью с необычайно слабо развитым интеллектом). Томас Эдисон, автор рекордного числа запатентованных изобретений — 1093 — так преобразивших жизнь человечества, славился в школе своей медлительностью.  Позднее Эдисон вспоминал: «Отец считал меня туповатым, и я почти свыкся с мыслью, что я действительно умственно отсталый». Альберт Эйнштейн также в детстве казался ущербным ребенком — частично из-за дислексии, проявляющейся в трудностях при разговоре и чтении.

 

«Он развивался в детстве медленнее обычного, — вспоминает его сестра Майя Винтелер-Эйнштейн. — У него были такие проблемы с речью, что окружающие боялись, научится ли он вообще говорить… Каждую фразу, которую он готовился произнести, даже самую простую, он долго повторял про себя, шевеля губами. Эта привычка сохранялась у него до семи лет».  Греческий язык юному Эйнштейну давался с таким трудом, что его учитель, не удержавшись, однажды воскликнул: «Ты никогда ничего не добьешься…». Позднее Эйнштейн был исключен из школы и завалил вступительный экзамен в колледж.

 

Наконец, заканчивая свою дипломную работу на ученую степень бакалавра, он не смог получить ни места в научном учреждении, ни рекомендаций от своих профессоров.

 

Вынужденный согласиться на низкооплачиваемую работу в швейцарском патентном бюро, Эйнштейн в свои двадцать пять, казалось, был обречен на жизнь посредственности.  Но на двадцать шестом году жизни Эйнштейн совершил неожиданное. Летом 1905 года он опубликовал свою специальную теорию относительности, содержавшую знаменитую формулу E = mc2. Шестнадцать лет спустя он стал лауреатом Нобелевской премии и приобрел мировую известность. Даже сегодня, через 40 лет после кончины ученого, его вдохновенный взгляд, кустистые усы и копна седых волос для всех нас остаются квинтэссенцией образа, а его имя — синонимом выдающегося ума.  1.3.ЧТО БЫЛО У ЭЙНШТЕЙНА И ЧЕГО НЕТ У НАС?  Именно это хотел выяснить Томас Харвей. Доктор Харвей был дежурным патологоанатомом Принстонской больницы в тот день, когда в 1955 году скончался Эйнштейн.

 

По чистой случайности судьба распорядилась так, что именно Харвею пришлось вскрывать тело Эйнштейна. Не заручившись разрешением семьи великого ученого, на свой страх и риск Харвей извлек и законсервировал его мозг и сорок лет слой за слоем изучал под микроскопом орган органов, хранящийся в растворе формальдегида. Какова же была его цель? Раскрыть секрет гения Эйнштейна.  «Никто до сих пор не выяснил, что отличает мозг гения от мозга обычного человека, — рассказывал позднее доктор Харвей журналистам. — …Нами руководила идея попытаться найти хоть что-нибудь…»  Самому Харвею так ничего и не удалось обнаружить, но вот одной из его коллег повезло больше.

 

Изучив фрагмент мозга Эйнштейна, Мариан Даймон, нейроанатом при Калифорнийском университете в Беркли, в начале 80-х годов сообщила о потрясающем открытии, ведущем к революции в представлениях о человеческих способностях и гениальности.  1.3.1.Как сделать гения  Принято считать, что гением нужно родиться. А вот Мариан Даймон посвятила свою работу «выращиванию» гениев в лабораторных условиях.  В своем впоследствии знаменитом эксперименте она поместила несколько крыс в обстановку, стимулирующую развитие: их клетки были наполнены качелями, лесенками, «беличьими колесами» и разнообразными игрушками. А другим крысам достались совершенно пустые клетки. В стимулирующей среде крысы не только дожили до трех лет (что соответствует примерно девяноста годам человека), но у них увеличились и размеры мозга. Между нервными клетками вырос целый лес новых соединений в форме дендритов и аксонов — тонких разветвленных структур, передающих электрические сигналы от одной нервной клетки (нейрона) к другой. Крысы, обитавшие в обычных клетках, умирали раньше. Их мозг имел значительно меньше межклеточных соединений, чем у стимулировавшихся собратьев, и в какой-то момент развитие животных останавливалось вовсе.  Еще в 1911 году отец нейроанатомии Сантьяго Рамон-и-Кахаль обнаружил, что количество соединений между нейронами (синапсов) является мерой гениальности, причем этот показатель оказывается более существенным, нежели общее число нейронов.

 

Эксперименты, проведенные Даймон, показали, что «физический механизм гениальности» можно создать путем умственных упражнений, по крайней мере, у крыс. Применим ли этот принцип к людям? Даймон пыталась найти ответ на этот вопрос. Она изучала фрагменты мозга Эйнштейна. Как и ожидалось, в левом полушарии ей удалось обнаружить повышенное число глиальных клеток. Даймон назвала этот нейрологический коммутатор «ассоциативной областью других ассоциативных областей мозга». Глиальные клетки служат «клеем», связывающим нервные клетки друг с другом; они способствуют передаче электрохимических сигналов между нейронами. Именно это и ожидала увидеть Даймон, уже наблюдавшая повышенную концентрацию глиальных клеток у подопытных крыс. Присутствие их большого количества и в мозгу Эйнштейна указывало на сходство процессов обогащения ими мозга.  Однако в отличие от нейронов, которые не воспроизводятся с момента рождения, количество глиальных клеток,аксонов и дендритов может увеличиваться на протяжении всей жизни, если правильно использовать мозг. Исследования Даймон позволяют предположить, что чем активнее мы учимся, тем больше возникает таких соединений (рис.

 

1.2). И напротив, стоит нам прекратить обучение и позволить мозгу погрузиться в застой, соединительные клетки начинают отмирать.    Рис.1.2. Нейроны не воспроизводятся с рождения. Но аксоны, дендриты и глиальные клетки, обеспечивающие электрохимическое взаимодействие между нейронами, продолжают расти, пока мы учимся. Становление этих связей имеет гораздо большее значение для развития интеллекта, нежели количество нейронов в мозгу.  Вывод для преподавателей очевиден. Если мозг Эйнштейна в чем-то устроен подобно мозгу подопытных крыс, то это значит, что путем достаточно интенсивной тренировки ума можно вырастить новых эйнштейнов.  1.4.ЭЙНШТЕЙНОВСКАЯ ТЕОРИЯ ГЕНИАЛЬНОСТИ  Какие же типы умственных упражнений можно предложить человеку в качестве аналога качелям, лесенкам и «беличьим колесам» в крысиных клетках? Сам Эйнштейн имел некоторые соображения на этот счет.

 

Он полагал, что можно стимулировать появление глубоких и оригинальных мыслей, предоставляя полную свободу своему воображению, не ограничивая его традиционными условными запретами.

 

Эйнштейн относит открытие теории относительности не на счет своего особого дарования, а напротив — на счет собственного так называемого «задержавшегося» развития.  «Нормального взрослого никогда не станут беспокоить проблемы пространства и времени, — рассуждал Эйнштейн. — Есть вещи, о которых задумываешься только в детстве. Но мое интеллектуальное развитие задержалось, в результате чего я начал размышлять о пространстве и времени, будучи далеко не юным».  1.4.1.Как Эйнштейн оседлал луч света  В своих последних автобиографических записках Эйнштейн вспоминает озарение, которое привело его к созданию специальной теории относительности. Оно явилось неожиданно, когда шестнадцатилетним юношей он просто мечтал о чем-то. «А что, если… — подумал он тогда, — лететь рядом с лучом света с его же скоростью?»  Нормальные взрослые, как резонно заметил Эйнштейн, обычно заглушают в себе подобные вопросы, а если они все-таки возникают, то быстро забывают о них.

 

Видимо, именно это и имел в виду Уинстон Черчилль, когда говорил, что»много людей спотыкаются о великие открытия, но большинство из них просто перешагивают и идут дальше».  Эйнштейн был исключением. Не имея ясного представления о том, куда заведет его этот вопрос, он размышлял над ним целых десять лет. И чем больше он думал, тем больше вопросов возникало перед ним. Отыскивая ответ на каждый новый вопрос, он шаг за шагом приближался к истине.

 

1.4.2.»Ощущуние » относительности  Предположим, что через несколько лет после того, как возник вопрос о луче света, Эйнштейн задался вторым: «А что, если… оседлать луч света и держать перед собой зеркало? Можно ли тогда увидеть свое отражение?» Классическая физика давала бесспорный ответ: нет, поскольку, чтобы достичь зеркала, свет, отражающийся от вашего лица, должен был бы двигаться быстрее светового луча.  Однако Эйнштейн не согласился с таким ответом, несмотря на то, что он соответствовал всем неопровержимым фактам.

 

По каким-то необъяснимым причинам Эйнштейн почувствовал, что это неверно. Ему показалось абсурдным, что, глядя в зеркало, человек ничего не увидит. Доверившись своей интуиции больше, чем известным и общепринятым законам физики, он мысленно представил себе Вселенную, где, даже мчась со скоростью света, можно видеть себя в зеркале. Прошли годы, прежде чем ему удалось подкрепить свои умозрительные представления математически.

 

Именно внутреннее чутье, а не математический расчет, привело Эйнштейна к правильному ответу.  «Открытие не является продуктом логического размышления, — полагал Эйнштейн, — даже если окончательный результат привязан к строгой логической структуре».

 

1.5.МЕТОД ЭЙНШТЕЙНА  За редким исключением, все великие открытия в науке были сделаны интуитивно, в результате мысленных экспериментов. Эйнштейн не был первооткрывателем этого метода, но являлся самым выдающимся и активным его сторонником. Поэтому мы и назовем такой метод эйнштейновским методом открытий. Широкой известностью пользуется книга на эту тему Сиднея Дж. Парнеса «Игра воображения: искусство развития способности делать открытия», изданная Фондом творческого образования.  Психолог Роберт Б. Дилтс недавно собрал все обрывки информации, характеризующие научное мышление Эйнштейна, проанализировав его переписку с Зигмундом Фрейдом и математиком Жаком Адамадом, а также детально изучив интервью, данное Эйнштейном психологу Максу Вертхеймеру, основателю гештальт-терапии. Биографические исследования дали потрясающие результаты.  «Вместо слов или математических формул, — пишет Дилтс в своем трехтомном труде «Стратегия гения» (Meta Publications, Capitola, CA, 1994), — Эйнштейн мыслил преимущественно с помощью визуальных образов и ощущений… Вербальные и математические плоды этих раздумий появлялись лишь после самого главного — творческого осмысления проблем».

 

1.5.1.Комбинаторная игра  На самом деле Эйнштейн относил свои выдающиеся научные способности к навыку, как он сам называл, «туманной игры» со «знаками», «образами» и прочими элементами — как «визуальными», так и «мышечными». «Такая комбинаторная игра, — писал Эйнштейн, — по-видимому, является существенной составляющей продуктивного мышления» (рис.

 

1.3).    Рис.

 

1.3.

 

Эйнштейн описал свои научные прозрения как «комбинаторную игру» чувственных впечатлений, «мышечных ощущений», эмоций и интуиции.

 

Только на заключительной стадии мыслительного процесса он облекал свои теории в слова и уравнения.  О своей теории относительности Эйнштейн говорил Максу Вертхеймеру: «Эти идеи пришли не облеченными в готовые словесные формулировки.

 

Я вообще очень редко думаю словами».  В эйнштейновской «туманной игре с образами и ощущениями» я усматриваю механизм, работающий подобно тому, что помог Бобу С. спасти жизнь своей невесте. Как Эйнштейн, так и Боб С. были не способны решить задачи, стоящие перед ними, путем осознанного размышления: Боб С. смог добиться прозрения с помощью метода просмотра образов, у Эйнштейна был собственный метод. Но оба они получили толчки из области бессознательного.  1.6.НАВЫКИ ГЕНИЯ  Многолетние исследования привели меня к окончательному выводу, что гении немногим отличаются от обычных людей, а именно тем, что они способны расширять каналы своего внимания, руководствуясь собственными смутными, подсознательными ощущениями. Как правило, это умение развивается у них в таком раннем возрасте, что со временем они просто забывают его секрет.

 

Все происходит автоматически, и потому гении, так же как и простые смертные, склонны к самым мистическим представлениям о том, как им удалось достигнуть столь выдающихся результатов.  1.6.1.Бейсбольный гений  Несколько лет тому назад я гостил у своего друга в Чикаго. В то время его сын боролся за место в школьной бейсбольной команде, но боялся, что ему не удастся прорваться из-за низкого индекса среднего числа попаданий по мячу. Я позанимался с мальчиком около часа, использовав методики, с которыми вы познакомитесь в этой книге.  Во время занятий выяснилось, что ему лучше всего удавался удар, когда он наносил его в воображаемую крошечную точку на мяче.

 

Она служила дополнительным фокусом для нанесения удара. Это может показаться тривиальным, но воздействие данного приема на игру было потрясающим. В бейсболе средний индекс попаданий битой 0,250-0,300 считается неплохим. Мальчик же во время первых десяти игр сезона продемонстрировал индекс 0,800! Его не только приняли в команду, но и присвоили ему звание самого результативного игрока года — как в собственной команде, так и во всей бейсбольной лиге.  В течение часа нам удалось найти подход, который позволил мальчику стать бейсбольным гением.

 

Но самое удивительное открытие было еще впереди. Я не встречал его несколько лет. Он продолжал играть в бейсбол и прекрасно помнил нашу встречу, послужившую поворотным пунктом в его спортивной карьере.  Тем не менее он основательно забыл подробности выработанной тогда методики тренировки.

 

Он ничего не помнил о крохотной точке и уже не пытался представлять ее во время удара. Так же как и его товарищи по команде, он совершенно не отдавал себе отчета, как ему удалось стать таким выдающимся спортсменом за столь короткий срок.  1.6.2.Вопрос таланта  Легко возразить, предположив, что, должно быть, мальчик обладал талантом бейсболиста. Лично я в этом не сомневаюсь. Но до нашей первой встречи этот талант ни в чем не проявлялся. По всем объективным признакам мальчик был обречен на неудачу. Его талант активизировался только после того, как мы выработали прием с крохотной точкой.  На самом деле все мы имеем скрытые таланты и как раз в тех самых областях, где считаем себя наименее способными. Несомненно, учеба, практика и упорная работа могут обеспечить некоторые достижения. Но если мы хотим раскрыть наш гений в полную мощь, мы должны отыскать тот уникальный катализатор, подсказку или навык, которые приведут наше тело, чувства и разум к вершине.  Именно этот катализатор я и называю фактором Эйнштейна.  1.7.ВЫ ТАЛАНТЛИВЕЕ, ЧЕМ ДУМАЕТЕ!  Существующие системы образования и профессиональной подготовки весьма успешно подрывают нашу уверенность в себе и душат наши самые яркие мысли. Как правило, мы еще в раннем детстве осваиваем умение подавлять свою естественную гениальность.

 

Подобно юному Томасу Эдисону, мы позволяем другим осаживать нас до тех пор, пока из зеркала на нас не уставится стопроцентный тупица.  В реальности вы гораздо гениальнее, чем представляете себе. Методики, описанные в этой книге, помогут вам повернуть вспять годы, ушедшие на оболванивание. Вы отыщете свою «крохотную точку», которая станет работать на вас. На свете нет двух людей, которые одинаково определили бы свой фактор Эйнштейна. Я не могу предсказать, в какой форме явится ваша «точка», но, несомненно, подсознание, подобно джинну Аладдина, обязательно предстанет перед вами как могучий союзник, сопровождающий вас повсюду, — только не мешайте ему.  Глава 2    ВЫ ВСЕ ВРЕМЯ ВИДИТЕ СНЫ  Изобретатель Элиас Хове долго и неустанно трудился, создавая первую швейную машину, но ничего не получалось. Однажды ночью ему приснился кошмарный сон: за ним гналась банда людоедов, они уже почти настигли его — он даже видел блеск наконечников копий. Сквозь весь этот ужас Хове неожиданно отметил для себя, что в каждом наконечнике просверлено отверстие, по форме напоминающее ушко швейной иглы. И тут он проснулся, еле дыша от страха.  Лишь позднее Хове догадался, что ему хотело подсказать ночное видение. Для того чтобы швейная машина заработала, нужно было всего лишь переместить ушко иглы с ее середины вниз, к острию. Это и было то самое решение, которое он искал.

 

Так благодаря страшному сну, посетившему Хове, родилась швейная машина.  2.1.ПРОБЛЕМА СНОВ  История богата эпизодами, похожими на случай с Хове.

 

Еще с библейских времен сны вдохновляли властителей, художников, ученых и изобретателей. Но они имеют и дурную славу, поскольку не подвластны контролю. Мы еще не научились вызывать сны по собственной воле (хотя однажды это может случиться), нам неизвестно заранее, что приснится, и чаще всего мы быстро забываем содержание ночных видений.  2.1.1.Явные сны  Психофизиолог Стефан Лаберже пытался разрешить проблему запоминания увиденного, используя методику явных снов, — он тренировал у людей способность приходить в сознание посреди сна.

 

Первый шаг в освоении этой методики — вырабатывание привычки задавать себе вопрос «А сон ли это?» через короткие промежутки времени в течение всего дня. Как только эта привычка укоренится, тот же вопрос начинает возникать и ночью.

 

И когда вы, наконец, ответите на него «да», — вас можно поздравить. Вы увидели свой первый явный сон.  Люди, способные видеть явные сны, быстро обучаются контролировать ход событий в них и умеют избегать ужасных и будоражащих видений. Многие рассказывают о поразительных эпизодах парения в облаках, исследованиях подводных царств, превращениях в животных и прочих волшебных трюках, совершаемых по собственной воле.

 

Таким образом можно вновь и вновь общаться с полюбившимися героями снов, бороться с неврозами, противостоять страхам. Можно даже остановить ночной кошмар в самом разгаре. Те, кому это интересно, могут обратиться к замечательным книгам Лаберже «Явные сны» (1985) и «Исследование мира явных снов» (1990).

 

Метод Лаберже обещает стать эффективным средством раскрытия тайных богатств подсознания, но все же он не является панацеей, которой его провозглашают некоторые энтузиасты. Критики явных снов заявляют, что Лаберже сознательно принижает сложность освоения своего метода. По-видимому, одним он дается легче, другим — намного труднее. Нередко требуется оборудование, которое может стоить от 275 до 1000 долларов — к примеру, такое, как «NovaDreamer». Световыми и звуковыми сигналами это устройство отмечает момент, когда обучаемый входит в фазу быстрого сна — Rapid Eye Movement (REM-фазу сна), где и рождаются сновидения.  Мой же собственный опыт подсказывает, что даже если удается преодолеть эти трудности, техника явных снов примерно в половине случаев не приносит желаемого результата. Глубокий транс REM-фазы сна открывает нашему сознанию глубинные мысли и эмоции, столь отдаленные от наших повседневных забот, что они так и остаются непостижимыми. И хотя всегда полезно поработать со своим сном, не говоря уже о том, что это увлекательнейшее занятие, все же, если вы ставите своей целью развитие творческих способностей и решение конкретных задач, вам следует дополнить имеющийся арсенал значительно более действенными методами.  2.2.СНЫ НАЯВУ  Как же лучше подступиться к желанному потоку подсознательных ощущений? Я полагаю, что за последние двадцать пять лет работы мне удалось найти ответ на этот вопрос.

 

Разработанный мной метод просмотра образов открывает сознанию не менее богатый поток символических картин, чем в сновидении. К тому же, в отличие от сна, в нем можно практиковаться и бодрствуя — в любое время и в любом месте. Десяти минут ежедневных занятий вполне достаточно, чтобы существенно изменить свою жизнь к лучшему.

 

2.2.1.Поток образов  Факт остается фактом — мы постоянно о чем-то мечтаем или видим сны. По оценкам психологов, 50% времени мы тратим на дневные мечтания и более 8% — на ночные сновидения. Это означает, что 58% всей нашей жизни уходит на пассивное восприятие подсознательных ощущений. Цифры поражают, и все же мне они кажутся преуменьшенными.

 

Есть основания предполагать, что поток образов никогда не иссякает. Даже когда наш ум занят работой, разговором или другими требующими внимания делами, чувственные механизмы сознания продолжают генерировать воображаемые картины, звуки, запахи, вкусы и ощущения. Большая часть из всего этого — воспоминания, вызванные случайными ассоциациями, а что-то является и отражением сознательных мыслей в настоящий момент.  Это один из тех немногих случаев, когда внутренний цензор полезен. Если бы вы не фильтровали свой поток образов, то, управляя самолетом или оперируя пациента, вы подвергали бы опасности жизни людей, — поток образов отвлекал бы ваше внимание от работы.  2.3.НЕОБЫЧНОЕ РАССТРОЙСТВО  Великий югославский изобретатель Никола Тесла в детстве страдал необычным расстройством: ему досаждали ослепляющие вспышки света и яркие образы припоминаемых сцен, возникавшие перед его глазами безо всякого предупреждения.

 

Отдельное слово, произнесенное кем-то, могло неожиданно вызвать живой образ человека или вещи, о которых шла речь.

 

Образы были настолько реальны, что Тесла часто сам затруднялся определить, где действительность, а где — плод воображения. Все это доставляло ему большое беспокойство и создавало дискомфорт. Со временем ему удалось преодолеть расстройство с помощью упорных упражнений и постоянного напряженного самоконтроля.  В 20-е годы нашего столетия русские психологи заинтересовались журналистом по имени Соломон Шерешевский, пытаясь разгадать секрет его парадоксальной памяти. Необычайный талант Шерешевского приоткрыл некоторые до сих пор неразгаданные загадки. Слова в разговоре, случайные мысли или воспоминания могли вызывать у него бурные всплески потока ощущений, управляющие спектром всех пяти чувств.  «Слыша звуки, я неизбежно вижу игру цвета, — рассказывал он. — Если, скажем, человек говорит слово, я вижу это слово. Но как только вклинивается голос другого человека, все смазывается. Это происходит и со слогами произнесенных слов, так что я просто не могу понять, что же говорится на самом деле».  В беседе с великим советским психологом Л. С. Выготским Шерешевский заметил: «Какой у вас ломкий желтый голос». А вот голос выдающегося кинорежиссера С. М.

 

Эйзенштейна понравился Шерешевскому гораздо больше: «Когда я слушал его, мне казалось, что языки пламени приближаются ко мне. Я был так очарован, что не смог уловить смысл его слов».Однажды Шерешевский подошел к уличной торговке и спросил, какое мороженое она продает.

 

В ответ раздалось: «Тутти-фрутти».  «Но она произнесла это таким тоном, — рассказывал он позднее, — как будто бы куча угля и пепла вырвалась из ее уст. Я был не в силах заставить себя купить мороженое». Тесла и Шерешевский не страдали галлюцинациями в строгом клиническом смысле этого слова. Их подсознание реагировало на мир вполне нормально. Им просто недоставало способности, которой обладает большинство из нас, — при необходимости подавлять потоки образов.  2.3.1.Дар Теслы  Хотя интенсивность потока образов доставляла Тесле неприятности, тем не менее она же и стимулировала его талант. Среди прочих дарований Тесла обладал замечательной способностью видеть в мельчайших деталях свои изобретения еще до того, как приступал к их графическому изображению. Он мог в уме деталь за деталью построить новое устройство и опробовать его, используя только силу воображения.

 

Его мысленные чертежи были столь точны, что он мог диагностировать неисправность в машине, просто представляя себе ее в работе.  «Мне было абсолютно неважно, испытываю ли я турбину мысленно или проверяю ее в мастерской, — писал он. — Результат во всех случаях один и тот же. Я даже определяю, правильно ли она сбалансирована».  Все основные принципы и составляющие современных энергетических систем, включая переменный ток, высоковольтные трансформаторы, линии электропередачи и гидроэлектрогенераторы, были разработаны Теслой именно таким путем.  2.3.2.Человек, который запоминает все  Шерешевский тоже весьма своеобразно использовал свой поток образов — он применял его для выполнения поразительных трюков с памятью. К концу жизни Шерешевский снискал славу «человека, который запоминает все». Его память была совершенной в буквальном смысле слова.

 

Как-то раз, проводя эксперимент, психолог А. Р.

 

Лурия дал Шерешевскому список слогов, который начинался примерно так:  1. ма ва на са на ва  2. на са на ма ва  3. са на ма ва на  4. ва са на ва на ма  5. на ва на ва са ма  6. на ма са ма ва на  7. са ма са ва на  8.

 

на са ма ва ма на  Поскольку список был очень длинным, а слоги столь бессмысленны и похожи друг на друга, обычные мнемонические приемы не помогли бы запомнить их.

 

Шерешевский не только с легкостью запомнил слоги, но и через восемь лет восстановил все без единой ошибки и в том же порядке, вызвав этим неподдельное удивление Лурии.  2.4.СЕКРЕТ ШЕРЕШЕВСКОГО  Секрет Шерешевского состоял в использовании им для облегчения процесса запоминания так называемых мультисенсорных мозговых бурь. Он утверждал, что запоминает слова не только с помощью фотографических отпечатков, возникающих в сознании, но также по их «вкусу или весу», то есть по «целому комплексу ощущений».

 

К примеру, прочитав вышеупомянутый список бессмысленных слогов, Шерешевский внезапно вообразил себя в лесу. Слева от него сразу же возникла тонкая серовато-желтая линия.  «Это оттого, что все согласные в списке сопровождались буквой а, — вспоминал он позднее. — Затем на линии появились бугорки, кляксы, разводы, грозди — разные по цвету, весу и толщине. Они представляли собой буквы м, в, н и т. д.».  Восстанавливая слоги, как объяснял Шерешевский, он просто проходил по воображаемому пути в лесу, чтобы «прочувствовать, ощутить запах и прикосновение каждого пятна, каждого всплеска».  2.4.1.Волшебник — недоучка  Поразительная память Шерешевского доставляла ему и свои неприятности. Он не мог ее полностью контролировать: она работала непредсказуемо, как заклинание, произнесенное волшебником-недоучкой. И эта особенность постоянно напоминала ему о себе, вызывая неожиданные проблемы. Когда, например, он пытался запомнить набор слов, выписанных на доске, в его памяти всплывали другие наборы слов, написанные на этой же доске, но в другое время, и все они перепутывались. Шерешевский должен был постоянно прикладывать усилия, чтобы подавить определенные образы, освобождая место для других, тогда как у большинства людей этот процесс протекает естественно.  Кроме того, у него была плохая память на лица. Мы, как правило, помним знакомые лица как цельные обобщенные образы.

 

Но с Шерешевским все было иначе. Когда он пытался вспомнить чье-либо лицо, его сознание переполнялось образами этого лица, запечатленными памятью в разные моменты жизни в мельчайших деталях, во всевозможных ракурсах, при различном освещении и во всем многообразии выражений.  Среди всей этой путаницы Шерешевскому очень редко удавалось узнать человека.

 

«Лица так переменчивы, — жаловался он,- меня постоянно сбивают с толку бесконечные оттенки их выражений».  2.5.В ПОИСКАХ РАВНОВЕСИЯ  Явление гениальности, по всей видимости, связано с интенсивностью подсознательных образов.

 

Для того чтобы использовать свои способности эффективно, необходимо поддерживать равновесие между подавлением образов, не представляющих сиюминутной ценности, и допуском остальных в область осознаваемого. В борьбе за восприятие интенсивного потока ярких образов мы не должны потерять способность подавлять его по мере необходимости. Наиболее простой путь к желаемому равновесию — использовать управляемый процесс, такой как метод просмотра образов, позволяющий выбрать подходящий момент для контроля потока образов и сохранить при этом ясность сознания и готовность к быстрой и адекватной реакции.  2.6.ФЕНОМЕН ВОСПРОИЗВЕДЕНИЯ СНА  Мы обладаем гораздо большими способностями по реорганизации нашей подсознательной деятельности, чем может показаться на первый взгляд. Явление воскрешения сновидений в памяти представляет собой одну из наиболее ярких иллюстраций таких скрытых возможностей. Некоторые эксперты, например нейролог Алан Хобсон, утверждают, что, когда наш мозг погружается в состояние REM-фазы сна, он приостанавливает выделение нейротрансмиттеров — химических компонентов, необходимых для работы памяти. Именно поэтому, согласно Хобсону, физиологически невозможно запомнить большую часть являющихся нам сновидений. Однако вы сами можете легко убедиться в ошибочности этой теории.  Давайте проведем простой эксперимент.

 

Спросите себя: «Какие три сна я видел прошлой ночью?» В большинстве случаев вам не удастся вспомнить и одного, не говоря уже о трех кряду. Многие люди вообще говорят, что совсем не видят снов, разве что крайне редко. Но специалисты по сновидениям утверждают, что каждый нормальный человек в течение ночи в среднем видит около пяти снов, общая продолжительность которых не менее двух часов. Мы просто забываем их, когда просыпаемся.

 

А теперь попробуйте следующее. Прежде чем отойти сегодня ко сну, приготовьте блокнот и карандаш. Как только вы проснетесь — пусть даже посреди ночи, — запишите все, что вам удастся вспомнить из своего сна. Первые несколько дней, скорее всего, не принесут никаких результатов, но я гарантирую, что через пару недель таких упражнений вы обнаружите, что просыпаетесь каждое утро с яркими детальными воспоминаниями, как минимум, трех различных сновидений. У вас в памяти окажется такое неимоверное количество материала, что вы будете просто не в состоянии все записать.

 

Тот же результат можно получить, заменив блокнот и карандаш магнитофоном.  2.6.1.Тренировка и развития навыка  Это явление иллюстрирует так называемый первый закон поведенческой психологии: навык развивается благодаря повторяемости действий.  Всякий раз, записывая содержание своих сновидений, вы укрепляете навык восстанавливать их. И наоборот, как только вам не удается записать сон, вы играете на руку обратному навыку.  Метод просмотра образов работает в том же направлении. Когда вы впервые взяли эту книгу в руки, ваш поток был, вероятно, очень слабым и бедным, поскольку на протяжении всей своей жизни вы старательно подавляли и игнорировали его.

 

Но как только вы начнете ежедневные упражнения по предписанной методике, вы с удивлением обнаружите, насколько живее и ярче становится ваше воображение.

 

2.7.КАК ВЫЗВАТЬ ПОТОК ОБРАЗОВ  Процедура просмотра потока образов обманчиво проста. Вы удобно усаживаетесь в кресло, закрываете глаза и описываете вслух череду образов, проносящихся в вашем сознании. Отметим три важнейших принципа.

 

Я называю их тремя китами прогона образов:  1. Вы должны описывать образы вслух — либо партнеру, либо пользуясь магнитофоном. В противном случае вы обрекаете себя на неудачу.

 

2.

 

Вы должны использовать полный набор ощущений при описании образа. Если вы видите, например, заснеженную вершину, не ограничивайтесь описанием того, как она выглядит. Опишите ее вкус, ощущения, которые вы получили бы, прикоснувшись к ней, ее запах и свист проносящегося над ней ветра.  3. Составляйте свои описания в настоящем времени.  2.8.ЭКСПЕРЕМЕНТ РАЙНЕРТА  Первоначально я разрабатывал метод просмотра образов как некоего оракула по вызовам. Идея заключалась в том, чтобы, поставив вопрос своему подсознанию, вы могли получить на него ответ в мысленных картинах, подобно тому как Элиасу Хове мир его снов помог изобрести швейную машину. Не без гордости отмечу, что метод и в самом деле оказался максимально эффективным для достижения поставленной цели. Подробнее я остановлюсь на этом в последующих главах.  К тому же неожиданно открылись и дополнительные преимущества просмотра образов. Один из наиболее удивительных побочных эффектов проявился в эксперименте, выполненном доктором Чарльзом П. Райнертом, профессором физики при Юго-Западном университете в Маршалле, штат Миннесота. Райнерт предложил семидесяти девяти студентам-первокурсникам принять участие в опробовании методов ускоренного обучения.  В течение зимнего семестра 1988 года часть студентов занималась по методу Уимби (Whimbey), представляющему стандартную программу, использующую для развития аналитических способностей вербальные задания. Остальные студенты опробовали необычный новый метод — просмотр образов.  Каждому из испытуемых Райнерт предложил стандартный тест на уровень развития интеллекта — до и после экспериментального курса. Результаты оказались потрясающими (рис. 2.1).    Рис.

 

2.1. Cемдесят девять студентов Юго-Западного университета в Маршалле были разделены на две группы. Первая группа весь зимний семестр занималась по стандартной образовательной программе, вторая — по методу просмотра образов. На графике показана динамика «роста интеллекта» участников обеих групп.  В первой группе студенты набирали примерно 0,4 балла IQ за каждый час занятий; а те, кто занимался по методу просмотра образов, — около 0,9 балла в час, то есть целый балл за 80 минут практики! (Результаты Райнерта еще не опубликованы и могут рассматриваться только как предварительные. Окончательные цифры будут приведены по завершении Райнертом его долгосрочного исследовательского проекта.)  2.8.1.По старым каналам  Почему же метод просмотра образов так повышает IQ? Ответ на этот вопрос кроется в клеточной структуре мозга. Рассмотрим, что происходит при вырабатывании нового навыка, например, езды на велосипеде.

 

Сначала кажется невозможным балансировать на движущейся двухколесной машине, но, овладев ею однажды, вы уже никогда не забудете, как это делается. И даже после двадцатилетнего перерыва можно снова сесть на велосипед и поехать без особого труда.  Все это происходит потому, что навык езды на велосипеде «впечатывается» в наш мозг как обширная сложно переплетенная сеть, охватывающая миллионы различных нейронов.

 

Подобные сети достигают гигантских размеров.

 

Ученые из Нью-Йоркского университета натренировали кота различать две двери, на одной из которых были изображены две концентрические окружности. Кот довольно быстро понял, что миску с кормом можно найти, толкнув дверь с окружностями. Но экспериментаторы были поражены, когда при радиоактивном сканировании мозга животного обнаружилось, что этот простой акт распознавания и выбора одного из двух объектов требует одновременного использования от 5 до 100 миллионов кошачьих нейронов, — то есть до 10% всей массы мозга!  Этот эксперимент показал, что одни и те же нейроны используются во многих сетях памяти одновременно. Иначе всего кошачьего мозга хватило бы только на десять сложных заданий. Объекты сохраняются в памяти не в клетках как таковых, а в виде своеобразных рабочих схем электрохимических сигналов, циркулирующих между клетками. А как сохраняются эти схемы? Неужели, если в течение двадцати лет вы не садитесь на велосипед, ваш мозг все это время держит схему данного навыка включенной? Конечно, нет.

 

Мозг уже давно бы угас, если бы ему пришлось постоянно сохранять все 280 квинтиллионов бит вашей памяти, включая все приобретенные навыки.  В 40-х годах нашего столетия психолог Дональд Хебб открыл, что, когда два смежных нейрона обмениваются сигналами, в обеих клетках происходят нейрохимические изменения, вследствие чего они взаимодействуют друг с другом намного проще, чем с другими нейронами, не вовлеченными в этот процесс. Когда вы учитесь кататься на велосипеде, нейроны формируют связи, описанные Хеббом. Если вы садитесь на велосипед даже после двадцатилетнего перерыва, эти связи еще сохраняются и электрические импульсы распространяются по ним подобно дождевой воде, стремящейся просочиться по уже размытым в почве каналам.  Просмотр образов — такой же вырабатываемый навык, как и езда на велосипеде.

 

Чем больше мы практикуемся, тем сильнее укрепляем миллионы хеббовых связей, соединяющих различные участки нашего мозга.  2.9.СОННЫЙ ПАРАЛИЧ  Шестидесятисемилетнему мужчине периодически снилось, что он едет на мотоцикле, а мотоциклист-соперник пытается столкнуть его с трассы. Он сопротивлялся, яростно отталкивая нападавшего.  К несчастью, его бурные сны прорывались в реальную жизнь. Его жена жаловалась, что во сне он толкал ее и бил кулаками, а иногда вскакивал и неистово метался по комнате.

 

Психиатры университета штата Миннесота пришли к заключению, что у пациента нарушен механизм сонного паралича.  Ключевые участки нашего мозга не способны отличить сон от реальности. Когда во сне мы видим, слышим, щупаем, пробуем на вкус или нюхаем, включаются все соответствующие области мозга, как если бы это происходило в реальности. Аналогично физические движения во сне активизируют соответствующие моторные механизмы, реализующие движения и в период бодрствования.  «Что касается нейронов, — говорит нейролог Алан Хобсон, — во время REM-фазы сна мозг контролирует зрительные процессы и движение».  Но для того чтобы мы не покалечили себя и других, в стволе головного мозга существует «кнопка безопасности», отключающая во время REM-фазы сна мышечную систему, фактически парализуя нас.

 

В описанном случае с мужчиной механизм подстраховки был нарушен.  2.10.НАВЕДЕНИЕ МОСТОВ  В потоке образов, как и во сне, воображаемые картины, звуки и ощущения активизируют соответствующие центры мозга, почти идеально воспроизводя реальность.  Во время таких занятий человек говорит, слушает, смотрит, ощущает запахи и вкус, чувствует, анализирует, размышляет и удивляется, творит и генерирует мысленные образы — и все это одновременно.

 

Эта необычная ментальная комбинация «наводит мосты» между многочисленными противоположными полюсами мозга (рис. 2.2). За последние пятнадцать лет попытки достичь равновесия между аналитическим левым полушарием мозга и оперирующим цельными структурами творческим правым полушарием стали почти самоцелью. Во многих престижных корпорациях психологи без устали натаскивают исполнителей-тугодумов в «правостороннем» мышлении. Наиболее отчаянные занимаются тренингом в специальных салонах, где в окружении ярких мигающих огней и модулированных звуковых волн пытаются добиться синхронности работы обоих полушарий.    Рис. 2.2. При просмотре образов каждый из основных полюсов мозга вовлекается в своеобразную игру, формирующую связи между его отделами.

 

В результате наведения мостов развиваются те самые способности, которые помогли Эйнштейну в создании теории относительности.  Однако делению на правое и левое полушарие придается несколько большее значение, чем следовало бы. На самом деле функции мозга с таким же успехом могут быть поделены между верхним и нижним или задним и передним отделами. Практически любая деятельность, связывающая различные полюса мозга, способствует его сбалансированному развитию.  Из всех известных мне методов именно те, что способствуют установлению связей между различными отделами мозга, активизируют наиболее обширные и сбалансированные его части, максимально повышая активность сознательной деятельности и наращивая мощные сети хеббовских связей, пронизывающих мозг не только справа налево, но и во всех направлениях. Просмотр образов — это лишь одна из множества методик, способствующих развитию связей между полюсами мозга, но, бесспорно, наиболее эффективная.  2.10.1.Сбалансированная работа мозга  Факт установления связей между различными полюсами мозга получил блестящее подтверждение в экспериментах доктора Райнерта. К тому же было обнаружено, что помимо повышения IQ метод просмотра образов является и наиболее сбалансированной системой обучения.

 

Такой вывод следует из результатов тестирования по стандартному тесту Колба, проведенного среди студентов до и после прохождения ими курса Райнерта.  Тест Колба определяет степень приверженности человека четырем различным видам обучения: конкретному опыту, абстрактной концептуализации, осмысленному наблюдению и активному эксперименту. В идеале соотношение должно быть уравновешенным.  Студенты Райнерта, занимавшиеся по методу Уимби, резко отклонялись в сторону со значительным перевесом рефлекторного и конкретного над активным и абстрактным, что, кстати, является типичным для обучения в высшей школе.

 

В то же время студенты, владеющие методом просмотра образов, постепенно приближались к идеальному стилю обучения, сбалансированному по всем четырем видам.  2.11.ДАВАЙТЕ ЖЕ НАЧНЕМ  Вам, наверное, уже не терпится попробовать взглянуть на свой поток образов. Как это всегда бывает в жизни, одни быстрее овладеют методом, чем другие. Но согласно известному правилу навыки будут развиваться прямо пропорционально количеству вложенного труда. Следующая глава описывает множество проверенных методов, которые позволяют запустить даже самый инертный поток образов.  Глава 3    ОТКРОЙТЕ СВОЙ ПОТОК ОБРАЗОВ  Итак, вы готовы приступить к просмотру потока образов…

 

Сели в удобное кресло, включили магнитофон, закрыли глаза… и ничего! Где же образы? Увы! Похоже, что вы относитесь к 30 процентам людей, испытывающих затруднения с возникновением мысленных образов. Но не отчаивайтесь. Поток образов существует у каждого. Необходимо лишь научиться не подавлять его. Но даже если вы из тех 70 процентов счастливчиков, которым легко удается создавать образы по собственной воле, то методика, предложенная в этой главе, поможет вам сделать их отчетливее и увеличить интенсивность потока.  3.1. РАСШИРЕНИЕ НЕЙРОЛОГИЧЕСКОГО КОНТАКТА  Давайте попробуем выполнить такой опыт: выберите два угла комнаты, возьмите лист бумаги и на одной стороне листа запишите описание одного угла, на другой — другого.  Описывая первый угол, используйте термины, характеризующие цвет, фактуру, форму, положение в пространстве и свои ощущения. Для описания второго угла используйте только абстрактные понятия, не имеющие ничего общего с чувственными впечатлениями. Например, вы можете написать: «на стене висит картина, в углу стоит обитое тканью кресло», но ни слова о том, как смотрятся или какие чувства вызывают эти предметы. Описание должно занять примерно пять минут (если вы пользуетесь магнитофоном, то три минуты).  А теперь посмотрим, каков результат. Какое описание интереснее? Какое передает больше информации? Очевидно, что первое. Это объясняется тем, что оно в большей степени обеспечивает нейрологический контакт с описываемым объектом. Когда вы читаете или слушаете описание, изобилующее чувственными впечатлениями, ваш мозг автоматически включает соответствующие сенсорные области.

 

Примерно так же происходит и во сне.

 

Чем больше чувств пробуждается — тем шире нейрологический контакт.  3.2. СООЩУЩЕНИЯ  Уолт Дисней был большим любителем классической музыки.

 

Он утверждал, что при первых же звуках в его сознании начинают возникать картины. Мультипликационный фильм «Фантазия», где классическая музыка вызывает к жизни фантасмагорию красок и форм, стал попыткой поделиться этим опытом: Дисней свято верил, что таким образом музыка вызовет у людей больший отклик.  «В музыке есть моменты, которые людям трудно понять, пока они не увидят на экране воплощающие ее образы, — говорил он. — Лишь тогда они смогут прочувствовать всю глубину звучания».  Многие эксперты в настоящее время считают, что Дисней был слабовыраженным синестетиком. Это естественное состояние наблюдается примерно у одного процента людей, но может и искусственно создаваться с помощью наркотиков. Исследования показали, что психоделические смеси (такие как ЛСД), как правило, стирают грани между различными ощущениями.

 

Под их влиянием вы можете, к примеру, слышать красный цвет и нюхать Концерт Баха. Существует множество свидетельств того, что такое смешение ощущений, такое соощущение — синестезия — является нормальной функцией мозга, но у большинства людей она обычно подавляется. По-видимому, мощность потока образов прямо пропорциональна количеству мостов между полюсами мозга, наведенных именно этим скрытым механизмом, что объясняется наличием связей между ощущениями, которые принято считать совершенно самостоятельными и независимыми.

 

3.2.1.Синестетический мир  Нейролог Ричард Цитович годами наблюдал за синестетиками — то есть за людьми, от рождения обладающими абсолютным синестетическим восприятием.

 

Они могут любоваться золотыми шарами, слушая звуки виброфона, или рассматривать стеклянные столбы, просто жуя новую жевательную резинку.

 

Пробуя на вкус какое-то блюдо, некоторым ничего не стоит ощутить, как на них начинают давить странные геометрические формы, другие — непроизвольно изгибаются в ответ на слова собеседника. Русский журналист Шерешевский, сознание которого при произношении различных звуков заполнялось кляксами, бугорками, линиями, был классическим синестетиком.  Проводя радиоактивное сканирование мозга одного из синестетиков, Цитович был потрясен увиденным: когда испытуемый приходил в синестетическое состояние, поток крови отклонялся от коры головного мозга.

 

Позднее Цитович писал: «Мы никогда ничего подобного не видели…» Кора — так называемое серое вещество — обычно считается «наиболее человеческой» частью мозга, ответственной за интеллект. Цитович предположил, что соощущения, скорее всего, рождаются глубоко в лимбической системе мозга, контролирующей инстинкты и пробуждающей такие примитивные потребности, как голод или половое влечение.  У несинестетиков кора головного мозга работает в качестве глушителя, подавляя синестезию и не выпуская ее из «загона» лимбической системы мозга. На уровне сознания мы, как правило, четко осознаем границы между ощущениями, а наше подсознание функционирует только в синестетическом мире.

 

3.2.2.Видеть, не видеть  Нейролог Антонио Дамасио провел исследование людей, страдающих прозопагнозией — то есть недугом, при котором в результате повреждения головного мозга человек лишается способности сознательно распознавать лица. Дамасио показывал испытуемым фотографии друзей и членов семьи, знаменитостей и совершенно незнакомых людей: те никого не узнавали. Но когда они смотрели на знакомое лицо, резко возрастала электропроводимость их кожи, что является несомненным признаком эмоционального отклика. Дамасио пришел к выводу, что больные прозопагнозией способны подсознательно распознавать лица, а из-за травмы этот процесс не может «выйти» на уровень сознания.  Аналогичное явление можно наблюдать и при «слепом зрении». Люди, ослепшие в результате поражения мозга, а не из-за повреждения глаз или зрительного нерва, на самом деле способны видеть.

 

Просто их мозг не в состоянии идентифицировать визуальные импульсы.

 

Когда доктор Энтони Марсел из Кембриджского университета просил таких слепых указать определенные предметы, расположенные перед ними, они находили их очень ловко и уверенно, без колебаний и ощупывания, — что было бы совершенно невозможно, если бы они их совсем не видели.  Другие эксперименты также подтвердили, что лишенные зрения люди способны из целого набора различных форм выбрать необходимые.  В результате синестетического восприятия кора головного мозга затопляется потоками, поступающими из лимбической системы. Правда, большинство об этом даже не подозревает.

 

Глушитель подавляет все запутывающие сигналы подсознания, но их слабое эхо все же проникает в нашу жизнь, как это показывают и скачки электрической проводимости кожи у прозопагностиков доктора Дамасио, и неожиданная безошибочность незрячих пациентов доктора Марсела.  Крупицы синестетизма отголосками звучат и в повседневных оборотах речи, когда мы говорим «холодный синий цвет», «сладкий женский голос» или «пронзительный звук». У этих метафор нет рационального смысла, и тем не менее мы инстинктивно очень хорошо понимаем их.  «Знаете, почему в ресторанах играет музыка? — спросил один синестетик.

 

— Потому что она меняет вкус пищи. Если вы правильно выберете музыку, то все станет вкуснее. Определенно, те, кто работают в ресторанах, знают об этом». Возможно, так оно и есть. Хотя, скорее всего, если они и подозревают о такой взаимосвязи, то лишь подсознательно.  Так неиссякаемый поток образов обогащает и стимулирует нашу жизнь.  3.2.3.Без паники!  Некоторые читатели, наверное, начинают опасаться, уж не посоветую ли я всем стать синестетиками.

 

Не стоит беспокоиться! В мои намерения это не входит. На самом деле полная синестезия — состояние необычное, сложное, а порой неприятное и отвлекающее, как мы могли видеть на примере Шерешевского. Сознательные попытки привести себя в синестетическое состояние бесплодны и вызывают раздражение, подобно стараниям управлять своим сердцебиением или работой желез внутренней секреции.

 

Как и многие другие функции организма, синестезия наилучшим образом работает, оставаясь в тени, «за кадром», то есть когда мы о ней даже не задумываемся.  Но она незаменима при вызове потока образов. Вы еще не забыли, что данный процесс требует вовлечения всех пяти чувств, а не одного только зрения? Хотя следует отметить, что наш мозг устроен таким образом, что в творческом процессе всегда доминирует именно оно. И это правильно. Но, описывая мысленные образы, мы должны позаботиться о том, чтобы отметить и их вкус, запах, фактуру — все то, о чем обычно забывают.

 

Вам не нужно прислушиваться к сердцебиению, чтобы понять, что бег трусцой стимулирует сердечно-сосудистую систему. И совершенно не нужно быть синестетиком, чтобы упражнять свои «синестетические» мускулы. Вышеупомянутое мультисенсорное описание налаживает нейронные связи между отделами мозга. Результат подобных упражнений не заставит себя долго ждать, проявляясь в живых и ярких мысленных образах.  3.3.САМОРАЗВИВАЮЩЕЙСЯ ПРОЦЕСС  Количество и яркость мысленных образов не имеют границ. Картины, звуки, ощущения, представленные «во всей своей красе», порой абсолютно неотличимы от реального восприятия.

 

Опытный гипнотизер способен вызвать у особо восприимчивого человека «позитивные галлюцинации», приказывая ему видеть и разговаривать с собеседником, которого на самом деле нет. Можно вызвать и «негативные галлюцинации», когда живой, из плоти и крови человек вдруг становится невидимым.

 

Такие трансиндуцированные галлюцинации зависят от силы внушения. Однако в состоянии гипноза один — с трудом поддающийся внушению — может воспринимать своего мнимого собеседника как некое полупрозрачное, призрачное видение, в то время как другой — впечатлительный человек — увидит совершенно реальное существо, к которому можно прикоснуться и ощутить теплоту его кожи.  Методика просмотра образов основана не на гипнозе.

 

Не чье-то внушение, а ваше собственное наблюдение дает жизнь потоку мысленных образов. Это саморазвивающийся процесс. Ваша увлеченность описанием образов неизменно заставит сознание сосредоточиться на них, что поможет вам увидеть их ярче, отчетливее, словом, реальнее.  3.4.РАЗВИВАЙТЕ СВОЮ СПОСОБНОСТЬ К ОПИСАНИЮ  Итак, давайте попробуем. Первый шаг — развитие способности к описанию. Как и любой другой навык, она растет с практикой. А значит, сломаем лед и приступим.  Начнем с того, что нас окружает.

 

Опишите комнату, где вы сидите, или какое-то место, которое вы часто посещаете в течение дня.

 

Очень важно, чтобы вы делали это вслух, записывая на магнитофон или рассказывая кому-то. Повторю еще раз: это непременное условие. Опыт показал, что процесс восприятия потока образов теряет свою эффективность, если вы не следуете точно всем предписаниям.

 

Вообразите, что магнитофон — это телефон, вы разговариваете с другом, и ваша задача — составить настолько богатое описание, чтобы обилие подробностей вызвало у вашего приятеля тот же образ.  Если у вас появляются какие-то сомнения — не обращайте внимания, продолжайте.

 

Ничего не исправляйте! Не нужно стараться говорить гладкими, отточенными фразами. Не стоит раздумывать над каким-то незначительным нюансом или тривиальностью — смело включайте в описание все и ни в коем случае не задерживайтесь. Правил описания не существует, единственная ошибка, которую вы можете допустить, — остановиться, чтобы что-то подправить.

 

Знайте: это в вашем мозгу срабатывает глушитель.

 

После нескольких дней усердных занятий ваша способность обрисовывать окружающий мир значительно возрастет (равно как и ваша наблюдательность).

 

Когда вы начнете чувствовать себя вполне комфортно при этом процессе, вы можете приступать ко второму этапу: описанию картин, которые существуют только в вашем воображении.  3.5.САМОСТОЯТЕЛЬНАЯ РАБОТА  Теперь поговорим о технических деталях. На следующих страницах вы найдете ряд подробных инструкций различных методик. Прочитав инструкцию какой-то одной методики, прежде чем переходить к следующим разделам, отложите книгу в сторону и попробуйте проделать это хотя бы один раз.  Я настоятельно рекомендую вам по мере изучения книги делать именно так. Тогда усвоение материала будет не теоретическим, а практическим.  Не стану больше утомлять вас напоминаниями о важности практики для всех изложенных методов, но если вы последуете моему совету, то гораздо глубже вникните в их суть.  3.5.1.Практика бархатно-гладкого дыхания  Воображение работает гораздо лучше, если вы находитесь в расслабленном (но не в сонном) состоянии. Один из способов привести себя в такое состояние — методика бархатно-гладкого дыхания. После того как вы прочтете несколько следующих строк, закройте глаза и посидите минут десять.

 

Не ищите образов! Вы только расстроите себя, когда ничего не увидите. Вместо этого сосредоточьтесь на своем дыхании. Постарайтесь дышать так плавно и гладко, чтобы между вдохом и выдохом не было паузы. Ваше дыхание должно быть одним сплошным, слитным, текущим д-ы-х-а-н-и-е-м, медленным и прочувствованным. Пусть оно поглаживает вас, как если бы вы сами гладили бархат.  3.5.2.Начнем со знакомых образов  При первом опыте попробуйте описать знакомого человека или предмет в мельчайших подробностях. Закрыв глаза, обрисуйте свою мать, ребенка или супруга. Опишите, например, Тадж-Махал или другую достопримечательность.  Если вы справитесь с этим несложным заданием, то примите мои поздравления! Вы начали работать с мысленными образами. Многие люди отрицают, что они видят мысленные образы, но наш мозг устроен так, что невозможно описать человека или вещь по памяти, не обратившись вначале к его мысленному образу.  Упражняйтесь до тех пор, пока не добьетесь легкости исполнения. Вот теперь вы готовы к тому, чтобы поэкспериментировать с произвольными образами.  3.5.3.Оставайтесь бдительны  Когда вы ждете спонтанные образы, то должны быть готовы ко всему. Не надо, подобно Бобу С., подавлять образ покрышки в надежде увидеть нечто волшебное и конкретное. Образы могут принимать любую форму: забор, чье-то лицо, ветка дерева.

 

Но возможно и ощущение песка, запах пряника, какая-то эмоция. Нередко что-то трудно уловимое, вроде цветных пятен, пересекающихся линий или световых зайчиков.

 

Главное — сохранять бодрствование. Когда образ запечатлевается в вашем сознании, происходит нечто невообразимое! Многие срываются именно в этот момент, поскольку им кажется, что образ должен неуничтожимо присутствовать в сознании, пока они описывают его.

 

Увы. Но даже если образ мелькнул и исчез, вы можете описать его по памяти, как описываете Тадж-Махал. Кстати, сам процесс описания способен снова представить заветное видение вашему мысленному взору.  Не стоит беспокоиться о точности. Неважно, если вы немного преувеличиваете. Вы можете совершенно свободно приукрашивать свое описание, если ваши фантазии сделают образ более жизненным.

 

Но помните, в таком случае лжесвидетельство коснется всех пяти чувств. Иногда запах провоцирует появление зрительных образов, а вкус может напомнить о звуке.

 

В начале вашей практики такое смешение может помочь вам запустить абсолютно неожиданный поток сознания.  Ну а теперь отложите книгу в сторону, закройте глаза и погрузитесь в поток образов, предварительно придя в расслабленное состояние, воспользовавшись методом бархатно-гладкого дыхания.  3.5.4.Для тех, кто не спит  Первая заповедь гласит: описывайте образы вслух! Новички часто думают, что сами знают, как лучше. Если они вообще утруждают себя описывать что-то, то делают это тихо или про себя. А это самый верный способ заснуть. Кстати, если вы страдаете от бессонницы, то я настоятельно рекомендую вам поупражняться в просмотре потока образов, лежа в постели. Это гарантирует вам здоровый сон лучше, чем все снотворные из вашей аптечки.  Во время своих мысленных экспериментов Эйнштейн держал в каждой руке по камню: когда он начинал дремать, камень падал и будил его. Такой способ, конечно, не даст заснуть и вам, однако в этом случае не приходится говорить о свободно льющемся, изобилующем словами и сравнениями рассказе, да и обратная связь с аудиторией будет отсутствовать, — а она совершенно необходима при просмотре потока образов.  3.6.ИСПОЛЬЗУЙТЕ ТОЛЬКО НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ  Даже если образ уже исчез, никогда не говорите: «Я видел то-то и то-то». Всегда стройте свою фразу: «Я вижу…» или «Я смотрю на…». Используйте только настоящее время!

 

3.6.1.Обратная связь  Поток образов обладает свойством самоусиления. Практически любой стимул может пробудить поток образов, но, начиная с этого момента, только ваше словесное описание поддерживает его дальнейшее течение.

 

Иначе говоря, чем больше вы описываете, тем больше образов получаете. Ваш монолог формирует цикл обратной связи. Он не только следует за потоком образов, но в то же время и создает его (рис. 3.1).    Рис. 3.1. Описывайте мысленные образы вслух, пользуйтесь магнитофоном или рассказывайте кому-то. В процессе описания следите за собственной реакцией. Эффективность данного процесса пропорциональна количеству подсознательных мыслей в фокусе внимания, которые благодаря обратной связи переходят на уровень сознания.  Именно поэтому некоторое сочинительство вполне допустимо. Это законная часть творческого процесса, которая обеспечивает обратную связь с подсознанием и взаимодействует с вашим воображением. Подобно вдохновению художника или поэта, ваше словесное творчество руководствуется подсознанием, несмотря на то, что подчиняется сознательной воле. Аналогично использование настоящего времени гарантирует обратную связь для потока образов, делая его более продолжительным и непосредственным.  Попробуйте снова погрузиться в поток образов и описать увиденное в настоящем.

 

Проследите за тем, какие это вызовет последствия, насколько четче и живее станут образы.  3.7.ИЩИТЕ СВОЙ ПУТЬ  Еще в 60-е годы ученые начали использовать биологическую обратную связь для того, чтобы обучить людей контролю над своим телом по системе йогов.

 

Испытуемые часами просматривали записи своих кардиограмм или температуры тела, стремясь по своей воле изменить показания. К немалому изумлению экспериментаторов, участвующие в эксперименте люди довольно быстро освоили умение контролировать частоту пульса, температуру тела и прочие, казалось бы, совершенно неподвластные функции.  Сейчас аналогичный принцип применяется для создания так называемых «машин с мозговым приводом». Люди успешно играют в компьютерные игры и работают с программами, используя только лишь импульсы мозга, которые передаются через электроды, прикрепленные на коже головы. Они сами не могут объяснить, как им удается столь тонко манипулировать своими мозговыми сигналами. «Это похоже на нащупывание верного пути», — говорят они. Такое чувство может развиться только как реакция на обратную связь. Вот вы подумали — и компьютер отреагировал на это, вы подумали иначе — и компьютер отреагировал по-новому. Методом проб и ошибок вы со временем начинаете понимать, как работает система.  Опыт работы с потоком образов накапливается точно так же. На практике вы констатируете, что некоторые образы более четкие и живучие, чем другие. По какой-то причине, которую, видимо, нельзя объяснить простым совпадением, именно эти образы оказываются более красивыми и восхитительными.

 

Пусть вами руководит инстинкт. Позвольте себе плыть вместе с потоком. Держитесь за образ как можно дольше. Его привлекательность взаимодействует с вашим вниманием в мощном цикле обратной связи, усиливая тем самым способность генерировать другие мысленные образы.  3.8.ПРИНЦИПЫ ОПИСАНИЯ  Упомянутый феномен можно свести к трем принципам описания:  1. Когда вы описываете реальный или воображаемый объект, вы одновременно наблюдаете его. В процессе описания ваше внимание фокусируется таким образом, что восприятие становится все более детальным.  2. Описание образа вслух слушателю или запись рассказа на магнитофон есть самый лучший способ вызвать эффект «дополнительного открытия».

 

3. Чем более чувственным и менее абстрактным будет ваше описание, тем сильнее окажется эффект, особенно когда вы обрисовываете сложные или отвлеченные ситуации (в отличие от конкретных).  Позднее мы вернемся к этим принципам. Пока же достаточно будет сказать, что они лежат в основе не только метода просмотра образов, но и самого явления гениальности.  3.9.ПОТОК СОЗНАНИЯ  Когда вы работаете с образами, не забывайте, что вам необходимо достигнуть праздника совершенно спонтанного, раскованного воображения, подобного тому потоку сознания, который поощряют у своих пациентов психоаналитики.

 

На определенном этапе занятий вам уже не придется прилагать усилия для вызова образов.

 

Напротив, вы будете удивлены их изобилием, их поразительной четкостью, неожиданной и фантастической природой. Именно тогда вы можете быть уверены, что приступили к просмотру потока образов.  3.10.ТИПИЧНЫЙ ПОТОК ОБРАЗОВ  По моему предложению мой соавтор Ричард По в качестве примера записал свой поток образов.

 

Ссылки Ричарда на отправной пункт и момент «Ага!» относятся к способам решения проблем, к которым мы обратимся в следующих главах. Предлагаем вашему вниманию эту запись в первородном виде — неотредактированную и без сокращений, что даст вам некоторое представление об описательном монологе.  Я вижу какой-то рисунок из зеленовато-желтых расплывчатых точек вроде крапин ягуара или гепарда, разбросанных на черном фоне, мерцающих, я приближаюсь к ним, и они растут.

 

Я наплываю на эти точки — они становятся больше, между ними черное пространство, и я вижу, что это мех ягуара. Я могу протянуть руку и потрогать его, я чувствую, что он гладкий на ощупь. Я вижу голову гепарда. На самом деле это гепард, а не ягуар. Это пятна гепарда.

 

Он поворачивается ко мне, и я могу притронуться к его голове. Я трогаю его уши и чувствую их податливость, они словно резиновые; я чувствую, что из его рта капает слюна, когда я глажу его по голове, и он поворачивается и смотрит на меня, смотрит настороженно, нет, не настороженно, а приветливо, словно я часть его гепардовой семьи, он смотрит на саванну, может быть, высматривает дичь, и мы оба в африканской саванне.

 

Деревья стоят редко. Я вижу водопой, около него зебры, все залито солнечным светом, травянистая степь тянется до горизонта.

 

Я чувствую кожей горячий ветер, я чувствую единение с гепардом. Мы вместе, я не чужой в этой стране, мы оба охотники и осматриваем стада, и я ощущаю дуновения ветра. Очень жарко. Сейчас полдень в тропической Африке, солнце страшно печет. Оно сжигает небо. Я не могу смотреть на него, потому что оно слишком яркое, оно стоит прямо над нами, оно жарит и полыхает. Оно такое яркое, что небо больше не кажется голубым. Оно тошнотворно-желтое… Стоп… пропал контакт, надо остановиться… Ветер и солнце, огромный простор, я оглядываюсь, но не вижу своего «Ага!», не нахожу ответа на свой вопрос.

 

Мой вопрос — как лучше подойти к написанию книги. Я думаю об этом, и небо открывается. Величественная фигура, кажется, это мужчина, нет, не могу понять, мужчина это или женщина, да, это женщина с темными волосами, затянутая в корсаж, волосы причесаны по моде и одежда в стиле итальянского Возрождения.

 

У нее темные волосы. Она похожа на итальянку.

 

Она средних лет. Мне так кажется. Она одна из Борджиа или из другой великой итальянской семьи времен Возрождения, она одна из них — королевской крови или графиня. Она смотрит на меня пронзительными глазами. Я ощущаю веющий от нее запах благовоний, аромат ее волос. Это какой-то простой, старинный, незамысловатый запах вроде ладана, что-то, что могло существовать в те времена. Позади нее комната. Она стоит, раздвигая руками в стороны рваные края неба, а позади затхлая комната. Я вхожу туда, вхожу в комнату, там пахнет плесенью, там очень тепло.

 

Там есть мензурки, фляги, бутылки, печь алхимика — атанор 1 — из кирпича. Там огонь.

 

Становится жарко, меня овевает горячий ветер, я потею, потому что жарко.

 

Было жарко в саванне, жарко и в этой комнате, жарко и тесно, и я смотрю на огонь в атаноре. Я смотрю в самую глубину и вижу дитя, почти эмбрион, свернувшийся в огне, и я знаю, что это рождение чего-то, но что там в огне? Я смотрю на дитя. Чем больше я смотрю, тем больше оно становится похожим на эмбрион. Пот заливает мне лицо, я чувствую, что очищаюсь, что все яды покидают мое тело, я чувствую запах огня. Я чувствую запах горячих кирпичей. Я слышу рев внутри. Я слышу яростную силу огня, заключенную внутри. Когда я смотрю в самый жар, там что-то светится оранжевым светом, сквозь него проносятся лиловые сполохи, и я вижу шар, лиловый шар. Он похож на хрустальный, и я уже решил, что тут не обойдется без отправного пункта, потому что, когда шар взрывается, от него исходит ответ. Шар растет, становится черным и узловатым, в нем что-то бурлит, как в яйце рептилии. Он взрывается, и выходит дракон, нормальный средневековый дракон, черный дракон, с крыльями, он расправляет крылья и летит, летит с земли в космос, в галактику, через солнечную систему, между планетами, а я еду на нем верхом в бескрайний космос…    1 Алхимический атанор — печь для долгого непрерывного нагревания при постоянной температуре; нечто вроде печи-термостата. (Прим.

 

перев.)  3.11.А ЕСЛИ НЕ ПОЛУЧАЕТЬСЯ?  Надеюсь, что к этому моменту читатели откладывали книгу в сторону хотя бы один раз и пытались погрузиться в поток образов.

 

Не сомневаюсь, что у 30 процентов результат получился мало вдохновляющий. Некоторые наверняка так расстроились, что уже причислили себя к тем, кому вовсе не дано видеть образы. На самом деле таких людей нет. Образы видят все. До 1973 года я сам упорно не верил в свои способности.

 

После усиленного обучения и экспериментов, которые включали элементы самогипноза, я наконец научился вызывать воображаемые картины.

 

Как только мне один раз удалось вызвать поток образов, я довольно быстро стал делать это, что называется, бегло.

 

Но вам не придется повторять то, через что прошел я. Все плоды моих двадцатилетних исследований содержатся в этой книге. В данной главе я привожу описания наиболее эффективных методик, открытых мною.

Do NOT follow this link or you will be banned from the site! Пролистать наверх