Потерпевшие должны быть осведомлены

Конституционный суд России 18 марта потребовал от законодателей уточнить порядок извещения потерпевших о предстоящем судебном заседании по делу об условно-досрочном освобождении осужденного.

В настоящее время, вступившие в силу поправки, расширяющие права потерпевших, в частности, предусматривают принятие судом во внимание мнения потерпевшего в деле об условно-досрочном освобождении (УДО) осужденного. Подобное участие потерпевшего возможно посредством видеоконференц-связи, либо личного присутствия при рассмотрении дела. Чтобы потерпевший принял участие в процессе, его необходимо об этом проинформировать. А это получается не всегда.  

18 марта Конституционный суд рассмотрел обращение судьи Кетовского районного суда (Курганская область) о проверке конституционности части 2.1 статьи 399  Уголовно-процессуального кодекса (УПК) РФ. Дело в том, что в районный суд поступило ходатайство осужденного об УДО. У суда отсутствовала возможность уведомить потерпевшего, поскольку суд не обладал какими-либо сведениями о его местонахождении. В своем запросе в Конституционный суд судья выразил мнение, что нормы, защищающие права потерпевшего, ограничивают право осужденного просить о смягчении наказания. При этом потерпевший не обладает собственными правами и интересами в решении вопросов, связанных с исполнением наказания, в том числе с досрочным освобождением от его отбывания. По мнению заявителя, оспариваемые положения не соответствуют статьям 50 (часть 3) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

«Нередко бывает так, что человек был осужден в Москве, а отбывает наказание в Магадане, - прокомментировал суть проблемы юрист правозащитного движения «Сопротивление», член Общественной наблюдательной комиссии Москвы Максим Пешков. – В городе Магадан при рассмотрении ходатайства осужденного об УДО никто не знает, где проживает потерпевший. У осужденного есть личное дело, в котором находится приговор, иные судебные решения о сроках и порядке его содержания. При этом личные данные о потерпевших отсутствуют. Они, конечно же, есть, но находятся в уголовном деле в Москве. Получается, что суду надо направить запрос в Москву, чтобы ему дали необходимую информацию, получить ее, затем направить уведомление потерпевшему. Потом дождаться ответа. Это, безусловно, существенно затягивает рассмотрение ходатайства об УДО».  

Рассмотрев обращение судьи Кетовского районного суда, Конституционный суд РФ признал, что «оспариваемая норма, по сути, делает невозможным проведение судебного заседания по вопросу об УДО без подтверждения получения всеми потерпевшими соответствующего уведомления», а так же создает «препятствия для своевременного разрешения дела, вступая тем самым в противоречие с требованиями Конституции Российской Федерации».

«Меня удивляет, что целый ряд СМИ, комментируя решение Конституционного суда РФ, говорят о том, что суд признал нормы, защищающие права потерпевшего не соответствующими Конституции РФ,  - заявил Максим Пешков. – Якобы, Конституционный суд признал их ограничивающими права осужденного. Это не так! Суд отметил противоречие в порядке уведомления потерпевшего нормам закона, но не в праве потерпевшего участвовать в процессе об УДО, не в праве потерпевшего высказывать свое мнение о возможности освобождения осужденного. Что, если осужденный полностью возместил вред потерпевшему и раскаивается?! Мнение потерпевшего может быть решающим, особенно в тех случаях, когда у осужденного не сложились отношения с администрацией исправительного учреждения или, наоборот, в колонии человек ведет себя тише воды - ниже травы, а жертве преступления продолжает угрожать».

Признавая проблему, Конституционный суд предписал федеральному законодателю оптимизировать порядок информирования потерпевших о судебных заседаниях по рассмотрению вопросов об УДО. Функции суда и администрации исправительного учреждения по обеспечению такого информирования должны быть четко прописаны. Вплоть до внесения соответствующих изменений в законодательство суды, рассматривающие дела об УДО, направляют уведомления потерпевших по адресам, находящимся в материалах уголовного дела либо указанным самими потерпевшими. При этом подтверждения получения соответствующего уведомления потерпевшим, по общему правилу, не требуется. Вместе с тем, суд вправе счесть это требование обязательным, если найдет необходимым заслушать потерпевшего с целью получения от него дополнительной информации по вопросу об условно-досрочном освобождении осужденного от отбывания наказания.

«Оптимальным решением данной проблемы было бы, чтобы помимо прочих решений, при направлении приговора для исполнения в УФСИН, суд приобщал бы к делу определенную служебную справку о потерпевших для соответствующего информирования судов на местах, - считает Максим Пешков. – После ходатайства осужденного об УДО, администрация учреждения заблаговременно до начала судебного рассмотрения могла бы направить уведомление потерпевшему. В уведомлении необходимо разъяснить права потерпевшего и дать телефоны для справок. Уведомление, кстати, можно было бы направить и заказным письмом».