Барт ролан с з пeр с фр 2-e изд испр под рeд г к косикова м эдиториал урсс 2001 232 с

Сканирование: Янко Слава (библиотека Fort/Da) [email protected] || [email protected] || http://yanko.lib.ru || зеркало: http://members.fortunecity.com/slavaaa/ya.html  || http://yankos.chat.ru/ya.html | Icq# 75088656  update 10.09.02    Ролан Барт S/Z    Перевод с французкого Г.

 

К.

 

Косикова и В.П.Мурат  Общая редакция  и вступительная статья  Г.К.Косикова  Издание второе, исправленное    УРСС Москва • 2001  ББК 87.8 фр  Барт Ролан  S/Z. Пер. с фр. 2-е изд., испр. Под ред. Г. К. Косикова. — М.: Эдиториал УРСС, 2001. — 232 с.  ISBN 5-8360-0211-8  Барт, несомненно, был прав, назвав «S/Z» поворотной книгой в своей творческой биографии: начиная с «S/Z», он действительно отказывается от роли чистого аналитика, носителя надкультурного «метаязыка», которым пытался стать в свой структуралистский период, и принимает на себя функцию «лицедея», «гистриона» новой формации — актера, одновременно использующего как аристотелевскую технику мимесиса, так и брехтовскую технику очуждения. Не наивно перевоплотиться, но и не варварски разрушить, а «разыграть» (в обоих смыслах этого слова) полифонию чужих голосов, — такова отныне задача Барта, и ключом к такого рода игровому поведению вполне может служить фраза, вынесенная им на обложку «Ролана Барта о Ролане Барте»: «Все здесь сказанное следует рассматривать как слова, произнесенные романическим персонажем, или даже — несколькими персонажами».  Группа подготовки издания:  Директор — Доминго Марин Рикой  Заместители директора — Наталья Финогенова, Ирина Макеева  Администратор — Леонид Иосилевич  Компьютерный дизайн — Виктор Романов  Верстка — Ксения Пулькина  Редакционно-корректурные работы — Елена Кудряшова, Андрей Стулов  Обработка графики, техническая поддержка — Наталья Аринчева  Менеджер по продажам — Алексей Петяев  Издательство «Эдиториал УРСС». 113208, г. Москва, ул. Чертановская, д. 2/11, к.

 

п. Лицензия ИД №03216 от 10.11.2000 г.

 

Гигиенический сертификат на выпуск книжной продукции №77.ФЦ.8.953.П.270.3.99 от 30.03.99 г. Подписано к печати 19.12.2000 г. Формат 60×84/16.

 

Тираж 3000 экз. Печ. л. 14,5.

 

Зак. № 424  Отпечатано в ГУП «Облиздат». 248640, г. Калуга, пл. Старый Торг, 5.  ISBN 5-8360-0211-8  Эдиториал УРСС  научная и учебная литература  Тел./факс: 7(095)135-44-23  Тел./факс: 7(095)135-42-46  E-mail: [email protected]  Каталог изданий в Internet: http://urss.ru  © Editions du Seuil, 1970  © Г. К.

 

Косиков, статья, 1993, 2000  © Г. К. Косиков, В.

 

П. Мурат,  перевод, 1993, 2000 © Оформление, оригинал-макет, Эдиториал УРСС, 2000  Все права защищены. Никакая часть настоящей книги не может быть воспроизведена или передана в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, будь то электронные или механические, включая фотокопирование и запись на магнитный носитель, если на то нет письменного разрешения Издательства.

 

Содержание. 3  Идеология. Коннотация. Текст. 5  I. Вынесение оценок.

 

21  II.

 

Интерпретация. 22  III. Коннотация: против. 23  IV. И все же — за коннотацию.. 23  V. Чтение, забывание.

 

25  VI. Шаг за шагом.. 26  VII. Рассыпанный текст. 26  VIII.

 

Раздробленный текст. 27  IX. Сколько прочтений?. 27  X. Сарразин.

 

28  XI. Пять кодов. 29  XII. Сплетающиеся голоса. 30  XIII.

 

Citar. 31  XIV.

 

Антитеза I: придаток. 33  XV. Партитура. 35  XVI. Красота (в отличие от уродства) поистине. 37  XVII. Поле кастрации. 38  XVIII. Потомство кастрата. 39  XIX. Признак, знак, деньги. 40  XX. Затухающие голоса.

 

41  XXI. Ирония, пародия. 43  XXII.

 

Вполне естественные поступки. 46  XXIII. Живопись как модель.

 

48  XXIV.

 

Трансформация. 50  XXV.

 

Портрет. 51  XXVI. Означаемое и истина. 51  XXVII. Антитеза II: женитьба. 53  XXVIII. Персонаж и образ. 54  XXIX. Алебастровая лампа. 55  XXX. По ту и по эту сторону. 56  XXXI.

 

Прерванная перекличка.

 

57  XXXII. Задержка ожидания. 58  XXXIII. И/или.

 

59  XXXIV. Словоохотливый смысл. 60  XXXV. Реальное и воплотимое. 60  XXXVI. Свертывание и развертывание. 61  XXXVII. Герменевтическая. 62  XXXVIII. Рассказы-сделки. 65  XXXIX. Это — не объяснение текста. 65  XL.

 

Рождение тематизации. 66  XLI. Имя собственное. 68  XLII. Классовые коды.. 69  XLIII. Стилистическая трансформация. 70  XLIV. Исторический персонаж..

 

71  XLV. Обесценение. 72  XLVI.

 

Полнота. 73  XLVII. S/Z.. 73  XLVIII. Несформулированная загадка. 74  XLIX.

 

Голос. 75  L. Тело, собранное воедино. 76  LI. Блазон. 77  LII. Шедевр. 77  LIII. Эвфемизм.. 79  LIV.

 

Все дальше и дальше — вспять. 81  LV. Язык в роли природы..

 

83  LVI. Древо. 84  LVII. Коммуникативные линии. 86  LVIII. Сюжетный интерес. 88  LIX. Три кода вместе. 90  LX. Казуистика дискурса. 90  LXI. Нарциссический довод. 92  LXII. Экивок I: двойное понимание.

 

92  LXIII. Психологический довод. 94  LXIV. Голос читателя. 95  LXV. «Сцена». 97  LXVI.

 

Текст-чтение I: «Все взаимосвязано». 98  LXVII. Как сделана оргия. 98  LXVIII. Плетение. 99  LXIX. Экивок П: метонимическая ложь. 101  LXX. Кастрация и кастрированность. 101  LXXI. Обращенный поцелуй. 102  LXXII. Эстетический довод. 103  LXXIII. Означаемое как вывод. 105  LXXIV. Владение смыслом.. 106  LXXV. Признание в любви. 108  LXXVI. Персонаж и дискурс. 109  LXXVII. Текст-чтение II: детерминат/детерминант. 110  LXXVIII. Умереть от неведения.

 

112  LXXIX.

 

До кастрации. 112  LXXX. Развязка и разгадка.

 

113  LXXXI.

 

Голос личности. 115  LXXXII. Glissando. 118  LXXXIII. Пандемия.

 

119  LXXXIV. Полная литература. 119  LXXXV. Разорванная цепочка. 120  LXXXVI. Голос эмпирии. 121  LXXXVII.

 

Голос знания.

 

122  LXXXVIII. От скульптуры к живописи.

 

123  LXXXIX. Голос истины.. 124  ХС. Бальзаковский текст. 124  XCI. Изменение.

 

125  ХСII.

 

Три входа. 126  XCIII.

 

Задумчивый текст. 127  Приложение I. Оноре де Бальзак 1Сарразин*. 127  Приложение II. Акциональные последовательности (АКЦ.) 145  Приложение III.

 

Аналитическое оглавление. 148  I.

 

Текст-чтение. 148  1. Типология I : вынесение оценок. 148  2. Типология II : интерпретация. 148  3. Метод I : условия, при которых возникает интерес к множественности. 148  4. Метод II : операции.

 

148  II. Коды..

 

149  1. Код в целом (XII). 149  2. Акциональный код, голос Эмпирии (LXXXVI).

 

149  3. Герменевтический код, голос Истины (LXXXIX). 149  5. Семы, или коннотативные означаемые, голос Личности (LXXXI).

 

149  6. Символическое поле. 149  7. Текст. 150  III. Множественность.

 

150  1. Неограниченная множественность текста : 150  2. Ограничительные детерминации.

 

150  3.

 

Поливалентные и обратимые детерминации.

 

150  4. Мастерство воплощения. 150  5. Текст-чтение в соотношении с письмом.

 

151    Содержание  Георгий Косиков. Идеология. Коннотация. Текст …… 8  I.

 

Вынесение оценок …………………… 31  II. Интерпретация …………………….. 32  III.

 

Коннотация: против …………………. 34  IV. И все же — за коннотацию …………….. 35  V. Чтение, забывание …………………… 37  VI. Шаг за шагом ……………………..

 

38  VII.

 

Рассыпанный текст …………………. 39  VIII. Раздробленный текст ……………….. 40  IX. Сколько прочтений? …………………. 41  X. Сарразин ………………………… 42  XI.

 

Пять кодов ………………………. 44  XII. Сплетающиеся голоса ……………….. 45  XIII.

 

Citar…………………………:. 46  XIV. Антитеза I: придаток ………………… 50  XV. Партитура ………………………. 52  XVI. Красота ………………………..

 

55  XVII. Поле кастрации …………………..

 

57  XVIII. Потомство кастрата ……………….. 58  XIX. Признак, знак, деньги ………………. 60  XX. Затухающие голоса ………………….

 

61  XXI. Ирония, пародия ………………….. 64  XXII. Вполне естественные поступки …………. 69  XXIII.

 

Живопись как модель ……………….

 

72  XXIV. Трансформация как игра …………….. 75  XXV. Портрет ……………………….. 76  XXVI. Означаемое и истина ………………. 77  XXVII. Антитеза II: женитьба ……………… 80  XXVIII.

 

Персонаж и образ ……………….. 82  XXIX.

 

Алебастровая лампа ……………….. 83  XXX.

 

По ту и по эту сторону ………………. 85  XXXI.

 

Прерванная перекличка …………….. 86  XXXII.

 

Задержка ожидания ……………….. 87  6  XXXIII.

 

И/или ……………………..

 

89  XXXIV. Словоохотливый смысл …………….. 90  XXXV. Реальное и воплотимое ………………

 

92  XXXVI. Свертывание и развертывание ………… 93  XXXVII. Герменевтическая фраза ……………. 95  XXXVIII. Рассказы-сделки ……………….. 98  XXXIX. Это — не объяснение текста …………. 99  XL. Рождение тематизации ………………..

 

101  XLI.

 

Имя собственное ………………….. 103  XLII. Классовые коды ………………….. 105  XLIII.

 

Стилистическая трансформация ………… 107  XLIV. Исторический персонаж ……………..

 

108  XLV.

 

Обесценение …………………….. ПО  XLVI. Полнота ………………………. 111  XLVII. S/Z ………………………….

 

112  XLVIII. Несформулированная загадка …………. 113  XLIX. Голос ………………………… 114  L. Тело, собранное воедино ………………. 116  LI. Блазон …………………………. 117  LII.

 

Шедевр ………………………… 118  LIII. Эвфемизм………………………. 122  LIV. Все дальше и дальше — вспять ………….. 124  LV. Язык в роли природы ………………… 127  LVI. Древо …………………………. 129  LVII.

 

Коммуникативные линии …………….. 131  LVIII.

 

Сюжетный интерес ………………… 134  LIX. Три кода вместе …………………… 137  LX. Казуистика дискурса ………………… 138  LXI.

 

Нарциссический довод ………………. 140  LXII. Экивок I: двойное понимание ………….. 141  LXIII. Психологический довод …………….. 143  LXIV.

 

Голос читателя …………………… 146  LXV. «Сцена» ……………………….. 148  LXVI. Текст-чтение I: «Все взаимосвязано» ……… 149  LXVII. Как сделана оргия ………………… 150  LXVIII. Плетение …………………….. 152  LXIX. Экивок II: метонимическая ложь ……….. 154  LXX.

 

Кастрация и кастрированность …………. 155  LXXI.

 

Обращенный поцелуй ……………….

 

157  LXXII. Эстетический довод ……………….. 158  LXXIII.

 

Означаемое как вывод …………….. 161  LXXIV.

 

Владение смыслом ……………….. 163  LXXV. Признание в любви ………………..

 

165  LXXVI.

 

Персонаж и дискурс ………………. 166  LXXVII.

 

Текст-чтение II: детерминат/детерминант …. 169  LXXVIII. Умереть от неведения …………….. 171  LXXIX. До кастрации …………………… 172  LXXX. Развязка и разгадка ……………….. 174  LXXXI. Голос личности ………………….

 

176  7  LXXXII. Glissando………………………

 

181  LXXXIII.

 

Пандемия ……………………. 182  LXXXIV. Полная литература ……………….. 183  LXXXV. Разорванная цепочка ……………… 184  LXXXVI. Голос эмпирии ………………….

 

186  LXXXVII Голос знания …………………. 187  LXXXVIII. От скульптуры к живописи ………… 189  LXXXIX.

 

Голос истины ………………….. 190  ХС. Бальзаковский текст ………………… 191  XCI.

 

Изменение ……………………… 193  ХСII. Три входа ……………………… 194  XCIII. Задумчивый текст ………………… 196  Приложения  Приложение I. Оноре де Бальзак. Сарразин …….. 197  Приложение II. Акциональные последовательности . . 222  Приложение III.

 

Аналитическое оглавление …….. 226  Идеология. Коннотация. Текст  Актовую лекцию, прочитанную в 1977 г.

 

при вступлении в должность заведующего кафедрой литературной семиологии в Коллеж де Франс, Ролан Барт завершил фразой: «Sapientia: никакой власти, немного знания, толика мудрости и как можно больше ароматной сочности» 1).  «Никакой власти». Эти слова следует прежде всего воспринимать как самохарактеристику Барта, как его жизненную установку. «Барту, — замечает в этой связи Ц. Тодоров, — несомненно, принадлежала Интеллектуальная Власть, но что касается власти (подлинной), то он не только к ней не стремился, но и всячески ее избегал, предпочитая уважение и знаки любви». «В нем навсегда сохранилось нечто подростковое, даже детское. Он не хотел навязывать никакой истины ни другим, ни даже самому себе; вот почему (вероятно) он был столь уязвим для атак, которым периодически подвергался и от которых не умел по-настоящему защититься (поистине, это был скверный воин)». Флюиды власти не исходят и от работ Барта.

 

Приступая к ним, «жадный до знания читатель заранее торжествует: вот, думает он, опробованное оружие, которым отныне смогу пользоваться и я. Однако мало-помалу, словно в результате обдуманной стратегии, надежда оказывается обманутой…

 

Слова Барта так и не превращаются в оружие, не позволяют овладевать; по мере продвижения текста вперед они вовсе не кристаллизуются, но, напротив, распадаются, развеиваются, истаивают»2).

 

В известном смысле сама жизнь Барта (которому была органически чужда роль фрейдовского Отца, Авторитета, Мэтра, Владыки) оказалась воплощенным протестом против Власти. Более того, этот человек представлял собою довольно редкий случай, когда «жизнь» и «творчество» совпадают едва ли не полностью, складываясь в нераздельную экзистенциальную «судьбу»: не только «практиче­ская», но и интеллектуальная деятельность Барта была направлена на подрыв принципа власти как такового, и прежде всего — власти идеологии, способной принимать самые разные обличий3).  1) Барт Р. Избранные работы. Семиотика. Поэтика. М.: Прогресс, 1989. С. 569.  2) Todorov Tz. Le dernier Barthes // Poetique. 1981. №47. P. 325, 324.  3) «Имя мне — Легион — могла бы сказать о себе власть… власть гнездится везде, даже в недрах того самого порыва к свободе, который жаждет ее искоренения… Кое-кто ожидает от нас, интеллектуалов, чтобы мы по любому поводу восставали против Власти; однако не на этом поле мы ведем нашу подлинную битву; мы ведем ее против всех разновидностей власти…» (Барт Р. Избранные работы. С. 547-548).

 

9  Ранний, послевоенный Барт, «сартрианец и марксист»4), противопоста­вивший отчуждающей силе идеологии как «ложного сознания» сартровскую идею свободы, предпринял (в книге очерков «Нулевая степень письма», 1953) смелую, хотя и методологически недостаточно обеспеченную попытку восстать против власти социально-идеологических языков, «социолектов» (типов «пись­ма»), а уже через 3 года, в эссе «Мифологии» (1956), где объектом разоблачения стали мифы мелкобуржуазного сознания, он пережил одну из самых своих плодотворных иллюзий: Барту, только что познакомившемуся с «Курсом общей лингвистики» Ф. де Соссюра, представилось, что именно соссюровская семио­логия способна послужить тем инструментом, который сделает возможным научное разоблачение идеологии: «Соссюр позволил мне определить (по край­ней мере, я так думал) идеологию с помощью семантической схемы коннотации, и я тогда горячо поверил в возможность интегрироваться в семиологическую науку…»5): «с точки зрения ее будущего, ее программы и ее задач, семио­логия представилась мне тогда основополагающим методом идеологической  критики»6).

 

Этот период «грезы (эйфорической) о научности»7), период увлечения структурно-семиотическими методами, отмеченный преимущественным влия­нием К.Леви-Стросса, Э.Бенвениста, Р.Якобсона, В.Я.Проппа, А.-Ж.Грей­маса и др., — этот период продлился около десяти лет. Он оставил после себя два «памятника» — «Основы семиологии» (1965), своеобразное введение в семиотику культуры, и «Систему моды» (1967), объемистый труд, начатый еще в конце 50-х годов.  Обе работы представляют несомненную ценность хотя бы уже потому, что в них изложены оригинальные принципы бартовской коннотативной семиотики (о которой преимущественно и пойдет речь в нашей статье), однако сам автор остался ими недоволен: по свидетельству друзей, «Основы семиологии» он даже не хотел печатать8), а «Систему моды» в конце концов охарактеризовал как «сложную, но ненужную вещь», публикация которой не принесла ему «никакого удовольствия»9).

 

Не следует думать, будто Барт разочаровался в аналитических возможно­стях семиологии (напротив: «я до сих пор убежден в том, что любая идеоло­гическая критика…

 

должна и может быть только семиологической», — скажет он в 1974 г. и сохранит эту убежденность до конца дней); во второй половине 60-х гг.

 

он разочаровался в другом — в претензии семиологии на статус «абсо­лютной» науки, на роль универсального гуманитарного метаязыка, якобы спо­собного дать исчерпывающее и завершающее описание своего предмета; именно эту претензию Барт назвал «наивной»: «наивной была сама вера в метаязык»10). Отходом от «строгой» («бесстрастной и беспристрастной») научности как раз и характеризуется третий этап «семиологического приключения» Барта.  4) Barthes R. Reponses // Tel Quel. 1971. № 47. P. 92.  5) Ibid. P.

 

97.  6) Barthes R. L’aventure semiologique. P.: Seuil, 1985. P. 11.  7) Barthes R. Reponses. P. 97.  8) Eco U., Perzini I.

 

La semiologie des «Mythologies» // Communications. 1982. № 36.

 

9) Barthes R. Reponses.

 

P. 99.  10) Ibid.  10  «Говоря обобщенно, для меня этот период располагается между «Введением в структурный анализ повествовательных текстов» (1966) и книгой «S/Z» (1970), причем вторая из этих работ как бы отрицает первую благодаря отказу от струк­турной модели и обращению к практике Текста…»11).

 

Среди тех, кто помог ему выработать концепцию Текста, Барт называл Ж. Деррида, Ю. Кристеву, Ж.Лакана и М. Фуко.

 

«S/Z», несомненно, — не только лучшая, но и «главная» книга Барта. В ней сошлись основные мотивы его творчества, в ней ему удалось с наибольшей полнотой, блеском и убедительностью реализовать свой «фундаментальный проект» — расшатать идеологию, натурализовавшуюся в литературном произ­ведении, вывернуть наизнанку притаившиеся в нем идеологические знаки.

 

Идеология, коннотация, Текст — таковы основные параметры, опреде­ляющие смысловую конфигурацию этой книги, посвященной теоретическому обоснованию и практической демонстрации одной сквозной мысли: идеоло­гия — это «монстр», безраздельно владычествующий в культуре; однако если иллюзорна надежда навсегда победить или хотя бы временно повергнуть этого монстра, то отнюдь не иллюзорна попытка «обмануть» его, «ускользнуть» от его недреманного ока.

 

Известное определение идеологии, принадлежащее Ф.

 

Энгельсу, звучит так: «Идеология — это процесс, который совершает так называемый мыслитель, хотя и с сознанием, но с сознанием ложным. Истинные побудительные силы, которые приводят его в движение, остаются ему неизвестными, в противном случае это не было бы идеологическим процессом. Он создает себе, следова­тельно, представление о ложных или кажущихся побудительных силах»12).  Идеология — «ложное» (не «лживое»!) сознание; это не способ созна­тельного обмана, а способ бессознательного самообмана. Функция идеологии состоит в том, чтобы незаметно, а стало быть, безболезненно, подменить в сознании человека подлинные, но «неприглядные» мотивы его поведения иллюзорными, но зато нравственно приемлемыми для него мотивировками. Вот почему идеология представляет собою такую «картину мира» (способ его «изображения»), которая «истолковывает» действительность не с целью ее объ­ективного познания, а с целью сублимирующего оправдания тех или иных групповых интересов.

 

Идеология — это коллективно вырабатываемая ценност­но-смысловая сетка, помещенная между индивидом и миром и опосредующая его отношение к этому миру13).  Что касается Барта, то во всех его работах подчеркиваются следующие аспекты идеологии:  — ее принципиальная неполнота: именно потому, что идеология выражает интересы отдельной группы, ни одно идеологическое «изображение» мира не в состоянии его исчерпать, дать его до конца связный и целостный образ; идеология «частична» по определению и уже в силу этого ущербна;  11) Barthes R. L’aventure semiologique.

 

P. 12-13.  12) Маркс К., Энгельс Ф. Избранные произведения в двух томах. Т. II. М.: ОГИЗ, 1948. С. 477.  13) Из новейших работ по идеологии см. в частности: Les ideologies. Sous la direction de F.

 

Chatelet et G. Mairet.

 

Verviers, Marabout, 1981; Гальцева Р., Роднянская И.

 

Summa ideologiae // Формирование идеологии и социальная практика. М.: ИНИОН, 1987.  11  — ее «империализм» и претензия на универсальность: парадокс в том и состоит, что идеология не способна признать собственную «частичность», но стремится к глобальной трактовке и охвату действительности и потому не терпит соперничества; отсюда  — ее агрессивность: идеологии, на которые разделен культурный мир, находятся в состоянии непрекращающегося противоборства, причем речь идет вовсе не о платоновской борьбе за истинное «знание» против превратных «мне­ний», но о ницшеанской войне между различными «мнениями»-идеологиями за господство: отношения, связывающие все множество идеологических систем, это «отношения силы»;  — ее принудительный характер: идеология стремится подавить личностное сознание и отчуждает ответственность индивида;  — ее «натурализующая» функция: ни одна идеология не признает себя в качестве таковой, т. е.

 

в качестве продукта культуры, обусловленного обще­ством и его историей; напротив, любая из них воспринимает себя как явление «природы», т. е. как нечто «естественное», «само собой разумеющееся»;  — ее стереотипность: идеология пытается упразднить всякое непосред­ственное видение мира, его творческое «открытие» в актах индивидуального опыта, предлагая взамен рутинное «узнавание» готового клише, топосов, набо­ром которых одна идеология как раз и отличается от другой;  — ее иммобилизм: идеология стремится к созданию «устойчивого», раз и навсегда данного образа мира, вырабатывая для этого Нормы, Правила и Схемы, под которые подгоняется подвижная, бесконечно изменчивая Жизнь.

 

Новаторство Барта заключается, однако, не в самом по себе факте выде­ления всех указанных черт, а в том, что он дал им семиологическую трактовку, а именно: попытался рассмотреть идеологию как особое знаковое образование. Барт связал идеологию с феноменом коннотации. Не случайно именно коннотации в значительной мере посвящено теоретическое введение к «S/Z».

(Visited 1 times, 1 visits today)
Do NOT follow this link or you will be banned from the site! Пролистать наверх