Философский энциклопeдичeский словарь издатeльство бсэ м политиздат 1983 672 с 389

философии и  психологии, под ред. Дж. М. Болдуина, т. 1—3 (Dictionary of philosophy and  psychology, ed. by J.M.  Baldwin, v. 1—3, N. Y.—L., 1901—05; Gloucester, 1957); Энциклопедия по  философии, гл. ред. П.

 

Эдуарде, т. 1—8 (The encyclopedia of philosophy, ed. P. Edwards, v.

 

1—8, N. Y.—  L., 1967; 19722).

 

Франция: Блая Э., Словарь по древней, новой и совр. философии, т. 1—2, доп.  (Blanc Ё., Dictionnai-re  de philosophie ancienne, moderne et contemporaine, t. 1—2, suppl., P., 1906—09);  Гобло Э., Филос.  словарь (G o b l o t E., Le vocabulaire philosophique, P., 1901; 19387); Жоллве  Р., Словарь по философии  (J olivet4 R., Vocabulaire de la philosophie, Lyon, 1942; 19574); Кювилье ?.,  Новый филос. словарь  (Сuvillier ?., Nouveau vocabulaire philosophique. P., 1956); Лаланд ?.,  Специальный критич.

 

словарь  по философии (L a l a n d e ?., Vocabulaire technique et critique de la  philosophie, fasc.

 

1—21, P., 1902—  22; 197211); Легран Ж., Словарь по философии (L e g r a n d G., Dic-lionnaire de  philosophie, P., 1973);  Словарь великих филос. доктрин, под ред. Л. Жерфаньона (Dictionnai-re desgrandes  philosophies, sous  la dir. de L.

 

Jerphagnon, Toulouse, 1973); Фулькье П., Словарь филос. языка (F o  u l q u i ё Р.,  Dictionnaire de la langue philosophique, P., 1962; 19692). ФРГ: Краткий филос.  словарь [издательства]  Хердера, под ред.

 

М. Мюллера и А. Хальдера (Herders Kleines philosophisches  Worterbuch, hrsg. v.

 

M.  Muller und A. Halder, Freiburg im Breisgau, 1958); Мецке Э., Настольный словарь  по философии (M e t  z k e E., Handlexikon der Philosophie. Hdlb., 1948, 19493); Философия, под ред.  А. Димера и И. Френ-  целя (Philosophie, hrsg. ?.

 

?.

 

Diemer und I.

 

Frenzel, Fr./M., 1958; 196911);  Философский словарь, осн. Г.

 

Шмидтом (Schmidt H., Philosophisches Worterbuch, Lpz., 1912; 197419); Филос.  словарь, под ред. В.  Бруггера (Philosophisches Worterbuch, hrsg. v.

 

W. Brugger, Freiburg im Breisgau,  1947; 196713).  Историко-филос.

 

и биогpафич.

 

Ф. с. и э. Вильман О., Важнейшие филос. термины в  историч.  последовательности (W i 11 m a n n O., Die wichtigsten philosophischen  Fachausdrucke in historischen  Anordnung, Kempten — Munch., 1909; 19333); Декуртинс К., Краткий словарь  философов. От  досократиков до современности (Decurtins С., Kleines Philosophen-Lexikon.

 

Von  den Vorsokratikern bis  zur Gegenwart, Affoltern, 1952); Историч. словарь по философии, под ред. И.  Риттера, т. 1—5 —  (Historisches Worterbuch der Philosophie, hrsg.

 

v. J. Ritter, K. Grunder, Bd 1—  5—, Basel —Stuttg.,  1971—80); Кьернан Т., Биографич. словарь по истории философии (К i r1 r ]) я n  Т.. Who’s who in the  history of philosophy, N. Y., 1965); Ноак Л., Историко-филос. лексикон (N о а с  k L., Philosophie    geschichtliches Lexikon, Lpz., 1879; Stuttg.—Bad Cann-statt, 1968); Питере Ф.,  Греч, филос. термины.  Историч. лексикон (Peters F. E., Greek philosophical terms. Ahistorical lexicon,  N. Y.—L., 1967);  Словарь философов (Dictionnaire des philosophes, P., 1962); Томас Г.

 

Биография,  энциклопедия но  философии (Т h от a s H., Biographical encyclopedia of philosophy, Garden City—  N. Y., 1965);  Цигенфус В., Юнг Г., Лексикон философов, т. 1—2 (Ziegenfuss W., Jung G.,  Philosophen-Lexikon, Bd  1—2, B., 1949—50); Эйслер Р., Лексикон философов. Жизнь, труды и учения  мыслителей (E i s l o r  R., Philosophen-Lexikon. Lehen, Werke und Lehren der Denker, B., 1912; 1972). Т.  С. Лаврова.  «ФИЛОСОФСКИЕ ТЕТРАДИ», произв. В.

 

И.

 

Ленина, в к-ром разработан ряд  принципиальных  положений о диалектике как логике и теории познания марксизма, а также о  категориях как  основном содержании теории диалектики.  «Ф. т.» — это десять тетрадей конспектов и выписок из книг (К.

 

Маркса и Ф.  Энгельса, Гегеля,  Фейербаха, Аристотеля, Ф. Лассаля и др.), сделанных Лениным в период 1914—16, а  также отд.  набросков, наиболее развёрнутым и важным из к-рых является фрагмент «К вопросу о  диалектике».

 

Впервые «Ф.

 

т.» опубликованы в 1929—30. «Ф. т.» в целом представляют собой  подготовит.

 

материал для задуманной Лениным работы по теории материалистич. диалектики. Идеи  «Ф. т.»  составили методологич. основу теории империализма, использованы Лениным в  статьях по  экономике и политике, напр. «Крах II Интернационала», «Русские зюдекумы»,  «Детская болезнь  „левизны» в коммунизме», «Еще раз о профсоюзах…», «О значении воинствующего  материализма» и  др.  Работа Ленина над «Ф. т.» была вызвана необходимостью дальнейшей разработки  философии  марксизма в условиях, когда теоретики 2-го Интернационала отрицали наличие в  марксизме собств.  филос.

 

системы, в особенности теории познания, и настаивали на соединении  экономич. учения К.  Маркса с кантианством, позитивизмом или даже энергетизмом.  Изучая труды Гегеля, Ленин подмечает непоследовательность гегелевской  диалектики, вскрывает её  идеали-стич. и мистич. характер, но вместе с тем подчёркивает, что без её  крития. освоения нельзя  проникнуть в существо марксистского метода мышления. Именно Гегелю первому  удалось угадать  «… в смене, взаимозависимости всех понятий, в тождестве их противоположностей,  в переходах  одного понятия в другое, в вечной смене, движении понятий, именно такое  отношение вещей,  природы» (ПСС, т. 29, с. 179). Вместе с тем мистицизм гегелевской позиции  заключается в  обожествлении «логич.

 

идеи», мышления. Отсекая эти черты идей Гегеля, Ленин  применяет учение о  развитии к процессу познания. Диалектика неполна без выражения движения в логике  понятий, т.е.  она имеет подлинный смысл как логика и теория познания. В этой связи приобретает  особое зна-  чение категория практики, к-рую в идеалистич. виде начал вводить в логику  Гегель. Предметная  деятельность рассматривается Лениным как основа для формирования  категориального, логич. строя  мышления, в к-ром воспроизводится диалектика объективного мира. Поэтому  диалектика как филос.  наука есть одновременно и онтология (учение о бытии), и гносеология (теория  познания), есть  содержательная логика, к-рая ни в коей мере не может быть сведена к общей схеме,  иллюстрируемой  «суммой примеров» (см. там же, с. 316). «Согласие» с принципом развития, не  распространённое на  логику и гносеологию, Ленин квалифицирует как вульгаризацию и опошление  диалектики. Особый  смысл поэтому приобретает закон единства и борьбы противоположностей,  позволяющий выразить  самодвижение в системе понятий. Для определения характер» связи  противоположностей внутри  единого целого Ленин употребляет различные термины (единство, совпадение,  тождество, равнодействие), к-рые раскрывают взаимопроникновение, взаиыопереход  противоположностей. «Диалектика есть учение о том, как могут быть и как бывают  (как становятся)  тождественными противоположности,— при каких условиях они бывают тождественны,  превращаясь друг в друга,— почему ум человека не должен брать эти  противоположности за  мертвые, застывшие, а за живые, условные, подвижные, превращающиеся одна в  другую» (там же, с  98).

 

Ленин обращает внимание на необходимость использования для изучения и  изложения диа-  лектики вообще логики «Капитала», в к-ром Маркс дал образец диалектико-  материалистич. анализа  реальности.  Большое методологич. значение имеет ленинское положение о том, что теория  диалектики должна  быть сгустком, итогом, обобщением всей истории познания, включая историю умств.  развития  человеч. рода и индивидуума, историю языка, физиологию органов чувств.

 

историю  философии,  историю всех отд. отраслей знания.

 

Ленин высоко оценивает гегелевскую идею о  том, что историко-  филос. развитие, освобождённое от случайностей историч. формы, должно составить  существенное  содержание науч.

 

философии. В понимании процесса становления и применения логич.  категорий в  истории познания и философии Ленин подчёркивает удачность гегелевского образа  «круга кругов»,  к-рый в противоположность простой хронологии и эмпирич. констатации раскрывает  противоречивость, сложность, многосторонность, спиралевидность процесса  познания. Анализируя  план диалектики (логики) Гегеля, Ленин отмечает, что в последовательности  изложения категорий  должен найти отражение общий ход движения человеч. познания. Ленин требует  показать  основополагающее значение понятия материи и углубить его, выделяя те моменты,  шаги, ступени,  узловые пункты в процессе познания, к-рые «…направляются от субъекта к  объекту, проверяясь  практикой и приходя через эту проверку к истине…» (там же, с.

 

301). «С одной  стороны, надо  углубить познание материи до познания (до понятия) субстанции, чтобы найти  причины явлений. С  другой стороны, действительное познание причины есть углубление познания от  внешности явлений  к субстанции» (там же, с. 142—43).

 

Ленин подчёркивает активность сознания,  находящую  выражение в преобразовании человеком природной и социальной действительности, в  созидании  культуры на основе познания объективных законов мира. «Сознание человека не  только отражает  объективный мир, но и творит его» (там же, с. 194).

 

Прослеживая развитие диалектики, Ленин проводит линию воинствующего  материализма,  разоблачая суеверие и мистику, свойственные идеализму, критикуя Гегеля за  фальсификацию им  истории философии. Он формулирует принципы диалектико-материалистич. критики  идеализма,  отмечая недостатки критики и оценки Плехановым и нек-рыми др. марксистами  кантианства,  махизма и т. д. «Марксисты критиковали (в начале XX века) кантианцев и юмистов  более по-  фейербаховски (и по-бюхнеровски), чем по-гегелевски» (там же, с. 161).  Конспектируя «Святое семейство» Маркса и Энгельса, Ленин прослеживает процесс  перехода их на  позиции науч.

 

социализма и выделяет гл. моменты этого процесса: 1) подход «к  идее обществ.

 

отношений произ-ва»; 2) критика филантропич. теорий социализма и осознание  революц. роли  пролетариата; 3) анализ того направления франц.

 

материализма, к-рое подводит к  социализму. В «Ф.  т.» Ленина изложена программа филос. исследований, включающая задачи разработки  диалектики  как цельной филос. науки, глубокого освоения классич. филос. наследия и острой,  принципиальной  критики бурж. философии. Они сыграли громадную  ФИЛОСОФСКИЕ 739  роль в развитии марксистско-ленинской философии, определили направление  исследований  философов-марксистов.  • О «Ф. т.» В. И.

 

Ленина, М., 1959; Суворов Л. Н., Вопросы диалектики в «Ф. т.»  В.

 

И. Ленина, М., 1960; Ка-сымжанов  А. X., Как читать и изучать «Ф. т.» В. II. Ленина, М., 1968; Кедров Б. М., Из  лаборатории ленинской мысли, М., 1972.

 

А.  X. Касымжанов.  ФИЛОСОФСКИЙ ДИАЛОГ, особый вид филос. лит-ры, раскрывающий филос. тему в  инсценируемой беседе неск. лиц. Впервые получил распространение в мемуарной лит-  ре о Будде и  Сократе.

 

В буддийской лит-ре Ф. д. ещё включён в повествоват.

 

текст, беседа  наставника с учеником  преподносится как откровение истины: учитель авторитарно излагает доктрину,  слушатель внимает  ему, выражая своё согласие. В классич. Греции 4 в. до н. э. Ф. д. впервые стал  самостоят. жанром с  особым присущим ему недогматич. способом разъяснения филос. мысли.

 

Возник из  записей, к-рые  велись учениками Сократа. Из т.

 

н. сократич. разговоров, составленных после  смерти Сократа, до нас  дошли полностью диалоги Ксенофонта и Платона. Воссоздавая образ Сократа, Платон  раскрывает  собств. философию; разоблачение («эленксис») общепринятых взглядов на духовные  ценности  служит гл. содержанием драматизированного действия его Ф. д. По мере расширения  позитивного  содержания в Ф. д. Платона в них умалялась роль драматич. сценария, и Ф. д. всё  больше прибли-  жался к трактату. После Платона Ф. д. стал использоваться преим. в дидактич.  целях в перипатетич.  школе (Дикеарх, Гераклид Понтийский и др.). Цицерон подражал Платону в тематике  своих Ф.

 

д.

 

(«О  законах», «О гос-ве», «Об ораторе»). В поздней античности (2— 5 вв.) Ф. д.  использовался в  раннехрист. лит-ре как средство апологии, полемики, наставления; авторы Ф. д.  либо опирались на  опыт Платона (Юстин, 2 в.; Ме-фодий Олимпийский, 3—4 вв.; Эней Газский, 5 в.) и  Цицерона  (Августин, Против академиков), либо давали в условной форме вопросов и ответов  авторитарно-  дидактич. изложение доктрины (Григорий Нисский, О душе и воскресении; Августин,  Учитель).  Последняя форма характерна для мн. Ф.

 

д. средневековья (Ан-сельм  Кентерберийский, Об истине, О  свободе воли, и др.).  В ср. века и особенно в эпоху Возрождения, затем в 17—18 вв. получил  распространение Ф. д.-  диспут, дискуссия: Абеляр, Диалог между философом, иудеем, христианином; Л.  Валла, О  наслаждении и подлинном благе; Бруно, Пир на пепле; Галилей, Диалог о двух  системах мира;  Мальбранш, Беседа христ. и кит. философа о существовании бога; Беркли, Три  разговора между  Гиласом и Филонусом; Сковорода, Диалог.

 

Имя ему потоп, змеин, и др. В нач. 19 в.  Ф. д. высоко  ставился нем.

 

романтиками как форма философствования, близкая к жизни (Ф.  Шлегель, Разговор о  поэзии; Шеллинг, Бруно; К. Зольгер, Эрвин.

 

Четыре разговора о красоте и об иск-  ве).

 

В 19—20 вв. Ф.  д. утрачивает своё прежнее значение.  • Миллер Т.

 

А., Мефодий Олимпийский и традиция платоновского диалога, в  сборнике: Античность и Византия, М.,  1975, с. 175—94; H i r z е l R., Der Dialog, Bd 1—2, Lpz., 1895; Goldschmidt V.,  Les Dialogues de Platon, P., 1947; W i l d b o  l z R., Der philosophische Dialog als literarisches Kunstwerk, Bern, 1952; Ruch  M., Le proemium phi-losophique chez Ciceron,  P., 1958; Hofimann M., Der Dialog bei den christlichen Schriftstellern der  ersten vier Jahrhunderte, B., 1966.  ФИНИТИЗМ (лат. finitus — определённый, ограниченный, законченный), методологич.  установка в  теории доказательств, возникшая в нач. 20 в. в работах Гильберта и его школы с  целью обоснования  непротиворечивости теоретико-множеств. математики.

 

Программа Ф. предполагала  формализацию  теории (непротиворечивость к-рой доказывается), включая правила вывода и способы  образования  понятий, и одновременно её аксио-  740 ФИЛОСОФСКИЙ  матизацию (см. Аксиоматичеекий метод) при отвлечении от к.-л. (модельного)  истолкования её  формальных объектов.

 

К этим двум требованиям, касающимся изучаемых теорий, Ф.  присоединял  требование обязат. наглядности (конкретности) объектов метатеории этих теорий,  выражающее  финитную т. зр.

 

на задачу оснований — сведение проблемы непротиворечивости к  нек-рой  комбинаторной (конечной) проблеме, разрешимой без обращения к к.-л. «интуиции

(Visited 1 times, 1 visits today)
Do NOT follow this link or you will be banned from the site! Пролистать наверх