НEГОДАEВ И А ФИЛОСОФИЯ ТEХНИКИ МОНОГРАФИЯ М 2003 537 С

     Негодаев И.А.        Философия техники                                              1997                     Резензенты:   заслуженый деятель науки РФ, доктор философских   наук, профессор Давидович В.Е.   доктор философских наук, профессор Золотухин В.Е.   доктор философских наук, профессор Режабек Е.Я.                       Книга относится к числу немногих работ, освещающих проблемы специфической области философского знания — философию техники,получившую на Западе широкую популярность. В ней реализуется многоаспектный философский анализ техники при котором она рассматривается как форма творческой деятельности людей, средство этой деятельности, материализованное знание и социальный феномен.   Книга рекомендована Министерством общего и профессионального образования Российской Федерации в качестве учебного пособия для студентов высших технических учебных заведений.                       К читателю.   Высшая школа призвана готовить специалистов, соответствующих реалиям сегодняшнего времени и запросам приближающегося ХХI века. Ускоряющиеся темпы развития всех областей человеческой деятельности предъявляют особые требования к высшему образованию. Но что такое образование? Парадоксальный ответ на этот вопрос дал знаменитый физик-теоретик Вернер Гейзенберг. «Образование, — говорил он в одной из своих речей, — это то, что остается, когда забыли все, чему учились». Парадокс этого ответа лишь мнимый и имеет глубокий смысл. Раскрывая его, Гейзенберг далее говорил: «Образование, если угодно, — это яркое сияние, окутывающее в нашей памяти школьные годы и озаряющие всю нашу последующую жизнь. Это не только блеск юности, естественно присущий тем временам, но и свет, исходящий от занятия чем-то значительным». Следовательно, образование — это нечто большее, чем усвоение определенной для данного специалиста суммы знаний. Это некоторая матрица всей дальнейшей жизнедеятельности человека.   Действительно, образование — это обучение и воспитание. Каждая их этих составляющих процесса образования, т.е. создания образа специалиста, имеет свои функции. Образование — вооружить будущих специалистов профессиональной суммой знаний и научить творчески усваивать в дальнейшем новые знания. Воспитание — формирование гражданина, личности. Однако выполнение этих различных функций невозможно без единства обучения и воспитания. Они как два магдебургских полушария немыслимы друг без друга. Лишь когда обучение не сводится исключительно к усвоению определенной суммы чисто профессиональных знаний, но несет и воспитательный заряд, а воспитание реализуется на фоне обучения, вырабатывая духовные качества личности, в том числе ее профессиональную этику, возможно формирование не только узкого специалиста, но и иинтеллигента и гражданина, сочетающего определенный массив знаний с культурой в самом широком значении этого слова. Именно культура является фоном соединения обучения и воспитания — формирования человеком самого себя, создания своего образа, организацию cвоего характера.   Что же составляет культуру инженера? Основоположники российской пианистической школы, получившем мировую признательность, формулировали три задачи подготовки в консерватории: воспитать человека, музыканта и пианиста. По аналогии с подготовкой пианистов ( а эта аналогия вполне уместна поскольку труд и пианиста, и инженера имеет творческий характер) можно утверждать, что при образовании инженеров нужно решить три задачи. Первая — воспитать будущего специалиста как человека — его самосознание, политическую ориентацию, нравственность, эстетическую восприимчивость красоты человека и природы, дисциплину и ответственность, гармонию его духа и тела. Вторая — обучить его как инженера , т.е. как творческую личность ( инженер от лат. ingeniare — творить), обладающей солидной гуманитарной, математической, естественно-научной и общеинженерной подготовкой. Третья — подготовить инженера-специалиста — информатика или автоматчика, сварщика или прибориста и т.д.   Гармония воздействия гуманитарных, естественно-научных, общетехнических и профилирующих кафедр на подготовку инженера — задача технических университетов. В весьма сложных условиях демократизации нашего общества и становления рыночных отношений технические университеты призваны дать универсальное, то есть всестороннее образование инженеров огромного и все увеличивающегося спектра специальностей и специализацией. Во всесторонности образования, по нашему мнению, смысл преобразования ряда технических институтов в технические университеты. Усвоив традиции классических университетов, технические университеты должны соединить обучения и воспитание в единый процесс образования современного инженера. Более того : преобразование ряда институтов в университеты — технического, педагогического, медицинского и аграрного направлений — стало организационной основой интеграции образования, науки и культуры. Решается задача уравнять эти фундаментальные составляющие университетской триады.   Решение этой задачи, в большой степени влияющей на будущее человеческого общества в наступающей информационной цивилизации, предполагает не подготовку инженеров-технократов, замыкающихся в скорлупу своих узко профессиональных интересов и не видящих ничего дальше чертежей , экспериментов и моделей , математических формул и технических расчетов, а людей наступающего нового времени, глубоко эрудированных специалистов, сочетающих технические знания с широким культурным кругозором. Культурное развитие инженера в сочетании с его профессиональными качествами позволяет ему осознать, что любая техническая проблема не ограничивается решением технических и технологических задач. Она имеет социальные, экономические, экологические, нравственные, эстетические аспекты. Поэтому ныне нужны не напичканные инженерной грамотностью технократы, а широко образованные люди, способные ориентироваться в бурном и противоречивом мире, осознавать ответственность за свои действия как перед своей совестью, так и перед обществом. Другими словами, теперешнему обществу нужны инженеры-интеллигенты.Работа высших технических учебных заведений нашей страны в должной мере не обеспечивает того образования, которое требует жизнь. Во многом это зависит от профессорско-преподавательского состава, который подчас не учитывает, что не только мы призваны совершенствовать образовательный процесс, но и образовательный процесс перестраивает нас, требует непрерывного повышения квалификации преподавателей — овладения ими последними достижениями науки, техники, культуры, компьютерной грамотностью, иностранными языками и гуманитарным знанием. Без этого непременного условия невозможен высококачественный процесс образования. В результате молодой специалист часто является интеллигентом по диплому или должности, но не становится им по существу, как личность.   Правда, редко какое-либо общество было удовлетворено системой образования. Это справедливо особенно сейчас, когда классическая модель образования фактически себя исчерпала. Ныне все явственнее намечается тенденция обучения не знанию, а мышлению, реформирования общекультурного ядра высшего технического образования, осознания того, что инженер не может добиться серьезных достижений в своей технической деятельности, если он слабо ориентирован в других областях человеческой жизнедеятельности.   Чтобы подготовить инженера не только как специалиста, но и как личность, видимо, нужно в процессе его образования выйти за рамки узко профессиональных технических знаний. Как художник смотрит на созданный им шедевр на расстоянии, так и инженер должен оценивать свои действия в другом ракурсе. Такое другое, как бы стороннее видение смысла инженерной деятельности дает ее философское осмысление.  Подобное осмысление призвана дать специальная отрасль философского знания, получившая название философии техники. Именно она рассматривает инженерную деятельность и ее объект — технику на фоне широкого спектра человеческих ценностей. Об этом и идет речь в представляемой книге, где техника анализируется как особый вид и средство творческой человеческой деятельности, реализованное знание людей, выполняющее социальные функции, зависимая от социума и в то же время воздействующая на общественное развитие.В этом, на наш взгляд, заключается назначение этой книги, которая без сомнения принесет пользу вдумчивому читателю и явится хорошим подспорьем в подготовке современных инженеров.     Заслуженный деятель науки и техники РФ,   доктор технических наук, профессор А.А.Рыжкин.                                                 ВВЕДЕНИЕ.   1.Философия техники как область   философского знания.   1. Проблема техники в философии.   Вступление человечества в третье тысячелетие совершается путем глобальной революции в масштабах планеты как результата совпадения социально-экономических, политических, научно-технических, экологических и демографических факторов. Поражение тоталитарных режимов и переход к неоконсервативным и либерально-демократическим формам правления, постепенный но все убыстряющийся переход человечества от индустриальной к постиндустриальной или ,точнее говоря, к цивилизации высоких технологий, осознание приоритета общечеловеческих ценностей над ценностными установками отдельных социальных групп, экологический кризис и в связи с этим признание необходимости качественного изменения общества к природе ( от господства над природой к гармонии с ней) — таков далеко не полный набор тех процессов, которые составляют содержание современной глобальной революции.   В многоцветном спектре составляющих глобальной революции одно из первых мест занимает техника, ее развитие, функционирование и вызываемые ею социальные следствия. Именно с техникой в большой степени связана деятельность и сама жизнь современного человека. Именно она оказывает все возрастающее воздействие на современную цивилизацию, трансформируя ее в постиндустриальную. Не удивительно, что техника во всем многообразии связей и отношений с разными сферами и явлениями общества и природы является объектом философского внимания. Более того, в философии сложилась солидная традиция , которая привела к формированию философии техники.   Философия техники как специфическая область философского знания зародилась на Западе более ста лет назад и приобрела «второе дыхание» ныне. в эпоху бурного научно-технического прогресса. Она призвана дать философский синтез знаний о технике и разработать методологию ее исследования.   К философскому анализу техники сложились различные подходы. В одних случаях техника трактуется в чисто инструментальном плане, в других как явление культуры, в третьих в ее взаимоотношениях с научными знанием. Иногда технику рассматривают в таких аспектах, как мировоззренческий, натуралистический, волевой, рациональный и т.д.Наличие многоаспектного рассмотрения техники при ее философском иследовании вполне правомочно и определяется рядом обстоятельств.   Прежде всего, в различные исторические периоды в термин «техника» вкладывалось разное содержание в зависимости от значимости функций человека и техники в трудовом процессе. Поскольку при использовании ручных орудий труда огромное значение имело умение человека ими работать под техникой понималось искусство, мастерство. В условиях ремесленного производства мастерство, передаваемое из поколения в поколение, имело большое значение, но возрастает и роль орудий труда в производственном процессе. Под техникой начинают понимать не только искусство работника, но и средства его труда. Не случайно английское слово technolodgу означает и технику и технологию. С переходом в начале ХХ111 века к крупному машинному производству, когда мастерство рабочего отступило на задний план, под техникой стали понимать материальные средства труда. Ныне, когда техника внедрилась буквально во все сферы человеческой деятельности, технику понимают более широко, как искусственно созданные средства человеческой деятельности и , более того, как овеществленное знание. Принцип историзма требует анализа различных исторических значений феномена техники.   Учтем и то. что техника представляет собой весьма сложную и гетерогенную систему, что затрудняет ее однозначное определение. Гегель писал,что » чем богаче подлежащий изучению предмет, т.е. чем больше различных сторон он представляет рассмотрению, тем более различными оказываются даваемые ему дефиниции» ( 1.413)х. Этому способствует и то,что техника имеет весьма сложные о порой амбивалентные отношения с другими социальными и природными факторами.   Наконец, техника является объектом внимания многих специалистов — от инженеров и философов до экономистов и социологов. Все они исследуют технику сквозь призму своих профессиональных интересов.   В предлагаемой работе сделана попытка дать философский синтез тех знаний о технике, которые добыты различными специалистами. В этом плане в работе реализуются следующие существенные с точки зрения автора аспекты философского анализа техники:   — техника как особый вид человеческой деятельности,   — техника как средство этой деятельности ,   — техника как реализованное знание,   — техника как социальный феномен.   При анализе названных аспектов техники мы будем иметь дело с ее различными сторонами. Они взаимосвязаны друг с другом в самом объекте. » Мы ставим вопрос о технике, когда спрашиваем, что она такое,- пишет М.Хайдеггер. Каждому известны оба суждения , служащие ответом на вопрос. Одно гласит: техника есть средство для достижения цели. Другое гласит: техника есть известная человеческая деятельность. Оба определения техники говорят об одном. Ибо ставить цели, создавать и использовать средства для достижения их есть человеческая деятельность»(2,45). Продолжая эту мысль можно утверждать, что в средствах человеческой деятельности реализуются определенные знания , а сама деятельность направлена на достижение заданных личными и общественными потребностями целей. Поэтому указанные аспекты техники можно вычленить лишь в абстракции для всестороннего философского исследования техники.   Все эти соображения определили структуру книги. После введения, где характеризуется специфика философского под   —   х) Здесь и далее в скобках цифры обозначают: порядковый номер источника в списке литературы и страницы.   хода к исследованию техники,определяется предмет философии техники как специфической области философии , практическая значимость знания философии техники и излагается возникновение и развитие философии техники, в последующих четырех главах освещаются основные аспекты философского анализа техники.   Ряд важных проблем философии техники, которые получили лаконичное изложение в предлагаемой книге, более детально освещены в ранее опубликованных работах автора, в частности в книгах «Современная научно-техническая революция» (1970), » Наука и техника как социальные явления «, (1973), » НТР и культура» (1985), «НТР и гуманизм» (1990), «Основы философии техники» (1995) и других.     2.Предмет философии техники.   С формированием таких понятий как артефакт, техника, машина, двигатель, технология, системы «человек-машина»и «наука-техника» возникли основные элементы философии техники. Для философии техники вскоре выявилась центральная проблема — в какой мере и каким образом техника содействует достижению целей человека и как эта техника влияет на общество, его динамику и структуру, культуру,политику, образ жизни людей,гуманизацию общественных отношений. Начинает формироваться предмет философии техники. Классические фундаментальные проблемы философии в применении к анализу техники потребовали своей конкретизации. Так, основной вопрос философии — вопрос об отношении сознания к материи выступает в форме вопроса об отношении сознания к материальным объектам модулирующим деятельность сознания. Диалектика субъектно-объектных отношений проявляется в форме диалектики взаимоотношений человека и технических устройств различной степени сложности. В предмет философии техники включились вопросы создания искусственного интеллекта,его отношение к естественному интеллекту, закономерности развития техники, специфика технического знания и технических наук, проблемы детерминации развития техники и перспектив этого развития. Но главные проблемы сегодняшней философии техники связаны с бурным развитием и внедрением во все сферы жизни компьютерной техники, разрешением противоречий современной техногенной цивилизации, социальными следствиями современного научно-технического прогресса, переходом человечества к постиндустриальной цивилизации, техническим образованием и воспитанием. В целом предметная область философии техники неоднородна. В ее содержание входит философия, технология, социальные , экологические и политические проблемы. Философия техники как бы аккумулирует энергию многих областей человеческого знания и деятельности, направленных на познание техники. Синтетическая роль философии техники чрезвычайно важна поскольку в исследовании техники возникла определенная диспропорция. На одном полюсе сосредоточены исследования сугубо научно-технического порядка в которых участвуют представители технических, естественных наук и инженеры . На другом — проблемы личности, нравственности, творчества, проводимых гуманитариями. Между этими полюсами находятся проблемы социальной структуры общества, научно-технической политики, социальных следствий научно-технического прогресса, развития материальной и духовной культуры. Философия техники призвана дать философский синтез всех этих трех групп проблем.   Конечно, процесс становления философии техники продолжается. Однако эта область философских исследований ныне уже обладает всеми параметрами научной дисциплины: сформулированы и реализуются различные исследовательские программы, существует довольно значительный массив статьей и книг, созданы обзоры и указатели по философии техники и выпущены в свет даже учебники по философии науки и техники, наконец, выделились наиболее фундаментальные проблемы. Вместе с тем остаются трудности философского исследования техники, связанные с тем, что эти исследования далеко выходят за рамки изучения методологических проблем технического знания и технических наук и с тем, что они должны включать в себя громадный комплекс разнообразных проблем. что придает исследованию техники междисциплинарный характер.   Несмотря на такой характер философия техники является философской дисциплиной. «Философия техники, — пишет Ф. Рапп, — безусловно новая форма философии, но она все же форма философии» ( 3,31). Она разрабатывает методологические подходы к анализу техники исходя из общих принципов философии. Специфика философского исследования заключается в том, что объективный мир в этом исследовании рассматривается не сам по себе, как в физике, химии, биологии, а мир в его отношении к человеку, обществу. » Изучение обратного воздействия технического прогресса на общество, культуру, индивида, — пишет Г. М. Тавризян, — мировозренческий подход к комплексу проблем, которые ставит перед обществом развитие техники, стало неотъемлемой частью современного философского знания » (4, 3). Важным для философии техники является и формирование тех идеалов, которыми руководствуются люди в своей технической деятельности и общество в технической политике. Философия техники стремится выйти за пределы чисто философских рассуждений и дать практическое решение актуальных вопросов — что такое техника, какова роль человека в развитии и функционировании техники, сущность технической деятельности, соотношение техники с культурой, взаимосвязь техники с политикой, дает критику технократизма, рассматривает группу этических проблем ( в том числе проблемы ответственности инженеров), взаимосвязь науки и техники, научной и технической деятельности и знания.   Как область философского знания философия техники отражает состояние философской мысли и не может быть лучше ее. Она выражает состояние философии в целом, ее достижения, неудачи и пытается ответить на вечные проблемы . Господствующий длительный период в советской философской мысли догматизм не способствовал развитию в России философии техники и последняя развивалась на Западе, где сложилось довольно большое разнообразие взглядов по проблемам философии техники. «Можно сказать,- отмечает журнал «Вопросы философии»,- что ни один крупный мыслитель ХХ века не обошел своим вниманием феномен техники в процессе технизации современной культуры» ( 5, 25).     3.Для чего нужна инженеру философия техники.   Инженер на окружающую его реальность в процессе своей профессиональной деятельности смотрит с практической точки зрения, он постоянно осмысливает рациональность и практическую пользу своих действий. Все, что лежит вне поля его профессии как бы отходит на второй план, заслоняется повседневными профессиональными нуждами. Это не означает, что инженеру чужды театр и музыка, литература и политика, Но в первую очередь на производстве его интересует чисто инженерные вопросы. Поэтому инженер может обратить свой взгляд на философию лишь тогда, когда он осознает ее полезность для своих действий.   Еще французский философ Д.Дидро писал, что есть только одно средство расположить людей к философии: оно заключается в том, чтобы показать философию с точки зрения ее пользы.Но выполнение этой миссии для философии весьма затруднительно. С одной стороны, философия должна «опуститься» c высоких абстракций до осмысления конкретных проблем инженерной практики. С другой — философия не должна подменять инженерное решение вопросов и инженер должен не «философствовать» ( в худшем смысле этого слова), а решать свои практические проблемы. Игнорирование специфики философского и научно-инженерного мышления приводит к абсурду. И.Кант писал, что «геометр, пользуясь своим методом, может строить в философии лишь карточные домики, а философ своим методом может породить в математике лишь болтовню»(6, 609). Поэтому, продолжал он, задача философии именно в том и состоит, чтобы четко определить границы и функции, реализация которых принесла бы пользу. Эти границы и функции философии по отношению к инженерной практике, технике и технологии определяет философия техники. Какие же функции для инженера выполняет философия техники, для чего она нужна инженеру? Это определяется теми проблемами, которые инженеру приходится решать в процессе его практической деятельности.   Главная инженерная проблема — конструкторско-технологическая. Инженер проектирует, конструирует технические устройства и обеспечивает их правильное технологическое функционирование. Однако ныне он все чаще имеет дело в этом случае не только с техническими устройствами, а с системой «человек-машина» и даже порой со сложными системными комплексами, в которые включены технологический процесс, природная и социокультурная среда. Возникает необходимость знать не только технологический процесс, но и функции человека в этом процесс, его взаимоотношения с маши — ной,знать социокультурную и даже естественную среду его деятельности. Без философского мышления здесь не обойтись.   Инженер выполняет не только конструкторско-технологическую,но и социальную функцию — он является руководителем определенного производственного коллектива,должен им управлять, уметь работать с людьми, разговаривать с ними. При этом необходимо иметь ввиду, что трансформация современной цивилизации происходит в направлении возрастания значимости возможностей индивида, повышения значения деятельности отдельного человека, роста его свободы и ответственности. Поэтому инженер как руководитель коллектива должен «дойти» до каждого отдельного участника производственного процесса. Он должен обладать, если так можно сказать, человекознанием, высокими моральными качествами, общей культурой, искусством руководителя. Знание философии помогает инженеру в формировании этих черт его личности.   Сколько бы мы не старались, жизнь бежит быстрее нас. Эта мысль, высказанная еще древнегреческим мудрецом Сенекой, ныне находит яркое подтверждение. Темпы современных производственных процессов и, соответственно, темпы нынешнего обновления техники убыстряются. То обстоятельство, что поколения машин сменяются быстрее, чем поколения людей, требует постоянной актуализации знаний инженера, его непрерывного образования и самообразования. Умение пополнять и обновлять свои знания, самостоятельно учиться связано с четкой ориентацией на нужную информацию в огромном информационном массиве. Это возможно лишь с видением всего поля технического прогресса, определением его основных направлений и тенденций развития, болевых точек и точек роста. Здесь требуется философская мировоззренческая ориентация инженера, правильная логика его мышления.   Необходимо также учесть, что в какой бы ипостаси не выступала техника, ее функционирование направлено на реализацию поставленных людьми целей. Но, являясь для общества средством достижения определенных целей, для инженера техника выступает как цель его деятельности. Создавая тот или иной артефакт, инженер реализует намеченную цель — обеспечить опреленный технологический процесс. При этом мысли инженера часто не простираются за рамки этого процесса. В таком случае разрывается диалектическая цепочка » цель — средство — результат» и инженер не видит социальной значимости своей деятельности, он выступает не как творец, а как простой исполнитель, ремесленник. Преодоление этой профессиональной ограниченности предполагает выход за пределы тех понятий, которые связаны лишь с созданием артефактов, технологий, преодоление технократического мышления, ориентацию на социальный простор, социально- философское осмысление своей технической практики. Это — одна из главнейших функций философии техники.   Понимание социальной значимости инженерной деятельности особенно важно сейчас, когда происходит переход от всеобъемлющего жесткого планирования к рыночным отношениям, слом тоталитаризма и безудержный рывок к демократии часто принимающий уродливые формы. Иногда жизнь на Западе уподобляют жизни в богатых и красочных джунглях а былую жизнь у нас при тоталитарном режиме с зоопарком, где люди жили хотя и в клетках, но были отгорожены от опасных джунглей. Раньше они мечтали о свободе в джунглях. Но, очутившись после крушения тоталитаризма на свободе, люди после первой эйфории сталкиваются с опасность джунглей и начинают думать, что возможно лучше жить в безопасных клетках. Именно в этой ситуации нужен правильный социальный ориентир для любого члена общества в том числе и для инженера. Только имея эти ориентиры инженер сможет подчинить развитие техники гуманным целям, создать и освоить новые технологии. «Для этих новых технологий,- пишет В. Циммерли,- нужен «инженер будущего» , который в процессе своей профессиональной подготовки менее всего должен быть «накачан» техническими знаниями, которые к моменту окончания им своего образования уже устаревают. Прогресс несомненно не в последнюю очередь будет зависеть от того, что неистребимая творческая»созидательная деятельность инженера» определяется мышлением в рамках целых систем с учетом внетехнических условий и связей, что уже само по себе означает подчинение технологий человеческим целям» (2,255). Философия техники, рассматривая технику как социальный феномен, позволяет учитывать внетехнические условия, подчинять технику человеческим целям.   Философия техники позволяет не только трезво оценить сегодняшний уровень технического прогресса и сделать его человеческое измерение, но и определить тенденции и перспективы развития техники, выбрать оптимальные и не тупиковые варианты этого развития. Только такой подход к анализу научно-технического прогресса, который улавливает его основные тенденции и экстраполирует их в будущее, дает возможность рационального управления научно-техническим прогрессом и предвидения его экономических, социальных, политических, духовных негативных и позитивных следствий.   Определение перспектив развития науки и техники, следствий этого развития — один из видов социального прогнозирования. Основой этого прогнозированная является методологическая функция философии, которая дополняется современными техническими возможностями. Так, в США разработана компьютерная система прогнозов » SIGMA», позволяющая видеть будущее так, как люди видят прошлое, т.е. во временной последовательности событий. » SIGMA» основывается на таком подходе к будущим событиям, относительно которых неизвестно ничего, кроме степени их вероятности как они сегодня представляются. К примеру, если степень вероятности событий оценивается в 50 %, то можно изобразит его как случившееся 5 раз из 10 сценариев. В результате большой работы, как сообщает американский журнал «Futurist» (1987, № 2), были определены будущие события , степень их вероятности, сделан компьютерный анализ альтернативных решений и разработаны необходимые стратегические инициативы. Акцент смещался с простого описания будущего, которое не поддается человеческому воздействию, на стратегические действия. Пассивная картина будущего сменяется картиной будущего, в которой современники являются активными участниками. Безусловно, каждый отдельный сценарий сам по себе не представляет большого интереса. Но группа сценариев может быть полезна для принятия решений, прогнозирования, понимания будущего. Если разрабатывать стратегию для каждого из альтернативных вариантов будущего, то можно сравнить эти стратегии, определить ту, которая применима к наибольшему числу вариантов. «SIGMA» предотвращает «разовое» видение будущего и избавляет от сценариев, которые неосуществимы.   Известны и другие случае прогнозирования будущего при помощи компьютерной техники. Так, компьютеры позволили смоделировать возможные сценарии дальнейшего развития техногенной цивилизации. В 1972 г. были опубликованы результаты такого моделирования, учитывающего основные глобальные проблемы современности и было установлены естественные пределы роста технологического развития.   Подобные прогнозирования нацеливают общество на преодоление того разрыва между научно-техническим и социальным прогрессом, который имеет тенденцию к увеличению. Развитие техники должно сочетаться с моральным, экономическим и социально-политическим развитием общества. Достижение такой гармонии, мировоззренческое обоснование социально-эффективного развития техники — важнейшая функция философии техники. » Поскольку философия внесла свой вклад в сохранение динамики современной техники она должна помочь также понять наше положение и повести технику к дальнейшему развитию в рациональном направлении» — пишет Ф.Рапп (3, 53).   Приведенные соображения позволяют заключить, что знание философии техники не нечто внешнее для инженера, а составная часть знания инженера без которой он не может развить свою рациональную и эффективную деятельность. Можно сказать так: не являясь инженерным знанием, философия техники является составной частью знания инженера. Если инженер не хочет превратиться в ремесленника, если он хочет быть активным гражданином сегодняшнего времени он должен знать философию техники.   2. Возникновение и развитие   философии техники.   1.Возникновение философии техники.   Техника давно привлекала внимание мыслителей. Понимая технику как искусство производить вещи воплощающее в себе человеческое знание и подражающее природе, Платон считал ее обязательной для строительства оборонительных стен, корабельных верфей, храмов и других сооружений. Особое внимание при этом он уделял тому, что техника должна быть основана на знании. «Мы нуждаемся в таком знании,- говорит в своих «Диалогах» Платон,- в котором сочеталось бы умение что-то делать и умение пользоваться сделанным… Ведь здесь искусство изготовления и искусство применения существуют порознь, хотя и относятся к одному и тому же предмету «(7,180). Аристотель писал, что «из существующих предметов одни существуют по природе, другие — в силу иных причин» (8,82). Эта причина заключена в труде, в процессе которого » в предметах искусства мы обрабатываем материал ради определенного дела, а в природных телах он имеется в наличии как нечто существующее» (8,87). Совершенно очевидно, что для Аристотеля техника — это искусство извлекать из природы ее потенциальные возможности для человеческого существования. Конечно, рассуждает далее он, в том, что создано при помощи искусства,т.е. техники могут быть ошибки.Но применение искусства — непременное условие создания новой вещи. В этом Аристотель видел отличие человека от прочих иных живых существ.   Попытки философского осмысления техники были в Средневековье, в эпоху Возрождения и в Новое время в работах Леонардо да Винчи, Г. Галилея, Ф. Бэкона, Паскаля и других мыслителей. Однако несмотря на солидный запас философских знаний о технике философии техники как специфической области философского знания еще не было. Отмечая это обстоятельство, Н. А. Бердяев писал: «Поразительно,что до сих пор не была создана философия техники и машин, хотя на эту тему написано много книг. Для создания такой философии уже много подготовлено…» (9,153).   Большую роль в становлении философии техники сыграли труды К.Маркса. Г. Рополь пишет, что «Маркс в своих размышлениях о значении труда и продуктов труда для самореализации человека практически был пионером в постановке проблем философии техники..,Маркса никак нельзя недооценивать как философа техники» (3,198). При поверхностном взгляде, замечает Г.Рополь, Марксу можно приписать технологический детерминизм. Но такое понимание Маркса по его мнению является недоразумением. «Очень жаль, — справедливо замечает Г. Рополь,- что советские толкователи Маркса некритически переняли указанный тезис, пренебрегая при этом… диалектикой техники и общества, заложенной в концепции Маркса»(3,199).   Однако справедливости ради отметим, что у Маркса философия техники еще не определилась как особая область философского знания, хотя он заложил методологические основы для этого. Рождение философии техники на Западе обычно связывают с именем Э.Каппа,который впервые употребил и само понятие «философия техники».   В 1877 году на книжном рынке Германии появилась книга профессора Гейдельбергского университета Э. Каппа «Основные направления философии техники». Не случайно она была переиздана в ФРГ сто лет спустя: от не хронологически ведет свое начала философия техники.   Основой рассуждений Э. Каппа стала его теория «органопроекции», в которой центральное место занимает понятие » природная душа». Это понятие выражает целостность живого организма. «Природная душа» реализует противоречия, которые возникают между органами организма и их функциями. Техника и есть результат разрешения этих противоречий, проекция анатомических и физиологических особенностей организма человеческого существа в природный материал.   Нельзя назвать быстрыми темпы становления философии техники и после книги Э. Каппа. Вклад техники в развитие цивилизации пока расценивался как только положительный, негативные следствия технического прогресса еще не проявлялись на поверхности социальной жизни и не беспокоили общественное мнение. К тому же в западной философии техника традиционно рассматривалась как ремесло или простое применение научных открытий в производстве. Техническая деятельность расценивалась как деятельность интеллектуально более низкого порядка, которая не заслуживала серьезного внимания философов. Отсутствие ярко выраженной серьезной философской традиции, анализ конкретных, а не фундаментальных вопросов развития техники, акцент на исследование исторических, социальных проблем связанных с техникой, а не самой техники — все это затрудняло до поры до времени формирование философии техники.   Как новая область философии философия техники в полный голос заявила о себе лишь в 60-70 годы нашего столетия в Германии. В начале 70-х годов была сформулирована программа философии техники — переход от абстрактных рассуждений о технике к ее междисциплинарному анализу как сложному феномену современной человеческой цивилизации. Философией техники стали заниматься не только философы, но и представители других областей научного знания и отраслей техники. Исследования по философии техники стали тесно связывать с философией науки и с философской антропологией, рассматривать их как важный раздел социальной философии. Философия техники начинает делать смелые шаги на пути своего развития. По словам Г.Рополя техника «стала достойным внимания предметом частной философской дисциплины, значение которой для самопонимания человека трудно переоценить» (3,196). Однако до признания философии техники в качестве специфической области философии было еще далеко.   Традиционное предпочтение занятий в философии теоретическими вопросами, сравнительно недавнее появление сложной техники, существующей рядом с простой явились причинами утверждений что «многие философы вообще не слышали о том, что существует какая-либо философия техники . И действительно. вряд ли есть основание утверждать. что философия техники — уже прочно сложившаяся дисциплина»(10,191-192).Совсем не случайно в последнем издании БСЭ, в «Философской энциклопедии», в «Философском энциклопедическом словаре» и даже в вышедшей сравнительно недавно «Краткой философской энциклопедии» есть статьи о философии культуры, жизни, морали, науки, освобождения, права, природы, истории, религии, чувства, экономики, но нет статьи о философии техники.   Необходимо отметить, что в становлении философии техники наряду с профессиональными философами громадную роль сыграли представители технических наук и инженеры. Более того, как в Германии, так и в России инженеры были инициаторами постановки вопроса о необходимости и важности философии техники и формирования новых исследовательских программ в этой области. Следует упомянуть «Союз немецких инженеров», созданный в 1855 году, исследовательскую программу по философии техники русского инженера П.К.Энгельмейера 1929 года, «Управление по оценке технологии в США «, созданное в 1972 году.   Западная философия техники довольно четко осознала две проблемы: недостаточность научного понимания техники только как инструментального средства воздействия общества на природу и противоречие между культурным и техническим прогрессом, отчуждение научно-технической деятельности и его продуктов от человека и общества.     2.Основные периоды развития философии   техники.   Несмотря на свое сравнительно недавнее существование — немногим более ста лет — философия техники прошла уже определенные периоды своего развития, каждый из которых имеет специфические черты.   К первому такому периоду можно отнести время, когда формировался круг идей получивших развитие в дальнейшей эволюции философии техники. К этому периоду относятся работы .Э.Каппа о котором уже шла речь, а также работы О.Шпенглера, Ф.Дессауэра, Н. Бердяева, М. Хайдеггера, Ж.Элюля, К.Ясперса, Э. Фромма и др. Какие же идеи выдвигали эти философы, идеи,которые получили свое развитие в философии техники?   Немецкий философ О.Шпенглер в нашумевшей на Западе книге » Закат Европы» , а позже в книге «Человек и техника» несмотря на весь свой пессимизм и нигилизм высказывает ценные идеи о собственных закономерностях развития техники. У него четко прослеживается тенденция анализировать технику в связи с всемирно-историческим развитием человека и культуры. На фоне существующей в то время недооценки фактора техники в общественном развитии О. Шпенглер поставил вопрос о месте и роли техники в истории, о воздействии техники на природу и общество.   В противоположность Э. Каппу и О. Шпенглеру, которые пытались понять технику как орудие человеческой деятельности, в это время появляются мнения о том, что техника, ее развитие определяется божьим промыслом, что человек в процессе своего технического промысла реализует замысел бога. Такие мысли развивал, в частности, неотомист Ф. Дессауэр. Но и в этих рассуждениях далеких от истины были ценные идеи о творческом характере технической деятельности. Интересны оптимистические рассуждения Ф. Дессауэра о будущем техники, которая де принесет миру гармонию.   Несмотря на отдельные попытки привлечь творца для понимания сущности техники преобладающей линией этого периода в эволюции техники было стремление постичь ее в связи с человеком. Это стремление получило наиболее яркое воплощение в философии экзистенциализма.   Своим появлением экзистенциализм отражал реакцию индивида на мучительный для человека процесс становления техногенной цивилизации с ее «затехнизированностью» общественных отношений и их бюрократизацией. Экзистенциализм утверждал что техника — это не только целые индустриальные страны с задымленными городами-гигантами но и сокровенная жизнь человека. Технизация всех сфер общественной жизни ведет к превращению человека в технологический комплекс состоящий из технологий успеха,счастья, любви, власти, воспитания и пр. Человек подчиняется технологии отношений, утрачивается восприятие мира с помощью органов чувств, углубляется абстрагированное отношение к реальности. Влияние психотехники представляет большую угрозу идентичности личности. Поэтому технический прогресс не сопровождается общественным. Понятие прогресса применимо к технике, но не применимо к истории общества. В целом экзистенциализм — это философская реакция по поводу человеческих и социальных феноменов развития техники в условиях становления индустриальной цивилизации.   В 1915 году Н.А.Бердяев в статье «Дух и машина» делает свою первую попытку сформулировать проблему соотношения человека и техники. В ней Н.А.Бердяев рассматривает технику как освобождающее «дух человека» начало. В начале 20-х годов в книге «Смысл истории» он вновь возвращается к этой теме, пишет о поворотном значении техники в судьбе человека. Техника, утверждает он, покоряет не только природу, но и человека. Наконец, в 1933 году он пишет статью ‘Человек и машина» (9,147-162),где трезво оценивает кризис человека и человечества, вызванных бурным развитием техники, рассматривает технику как фактор определяющий жизнедеятельность человека. Но способен ли человек ограничить власть техники? На этот вопрос Н.А.Бердяев ответа не дает.   Наиболее значительную попытку анализа феномена техники с точки зрения экзистенциализма дает классик этой философии М. Хайдеггер. Отвергая пессимистические суждения, М.Хайдеггер писал. что существующий ныне пессимизм пройдет на путях всеобщего стихийного возникновения новой духовной атмосферы. Чтобы понять технику. утверждал он, нужно обратиться к человеку, сделать «человеческое измерение» технического прогресса. Техника — это не просто совокупность соедств, инструмент, которым нужно овладеть. Сущность техники — это способ каким человек рассматривает возможности, заложенные в природе.   Ярким представителем экистанциализма был К. Ясперс. Он исходил из того, что человечество имеет единые истоки и общую цель. Прослеживая с этой точки зрения историю общества, К. Ясперс отмечает резкий поворот в истории, который произошел 500 лет до нашей эры и породил греческую, индийскую и китайскую философию и культуру. Человек начинает осознавать свое место в мире, обнаруживает разум. Великие культуры древности, существовавшие тысячелетия, исчезли.   В конце ХУ111 века произошел великий исторический перелом в развитии техники, чему способствовали три фактора: естественные науки, дух изобретательства и организация труда. Техника хотя и отдалила человека от природы, но породила новую близость с ней — родила красоту технических изделий. расширила реальное видение мира.   Ныне наступление нового » осевого времени», связанное с бурным научно-техническим прогрессом. » По широте и глубине перемен во всей человеческой жизни, — писал К. Ясперс, — нашей эпохе принадлежит решающее значение (11, 29 ). Развитие техники К. Ясперс связывал с изменением труда : сокращением затрат и усилением интенсивности труда, эволюцией самого характере труда в процессе которого техническое творчество противостоит нетворчеству. Техника открывает перед нами новый мир. Но она имеет свои границы определяемые тем, что техника- лишь средство господства над безжизненными , органическими силами и людьми, которые подчас смотрят на технику с ужасом. И все же главный смысл техники по К. Ясперсу состоит в преобразовании самого человека.   К концу первого периода развития философии техники актуальность приобретают мысли о положении техники в тотализированном обществе, где рождается идея технократии а помехи в развитии техники рекомендуют устранить посредством целенаправленного планирования.   Второй этап эволюции философии техники характеризуется утверждением и развитием тех идей, которые были представлены выше. Однако развитие этих идей имеет свое своеобразие. Это своеобразие заключается в том, что анализ технического прогресса осуществляется сквозь призму общественных отношений, развития общества в целом и его отдельных институтов в частности. Реализуется более глубокий и конкретный анализ взаимосвязи техники с обществом. К этому этапу относятся работы Р.Дарендорфа, Л. Мэмфорда, Сколимовски, Г. Маркузе, Ю.Хабермаса, членов Союза немецких инженеров.   Р.Дарендорф в небольшой книге «Социология индустрии и производства» показал зависимость жизни людей индустриального общества от технического развития. Его «индустриальная социология» обратила внимание на исследование взаимоотношений человека и машины, возникающих в индустриальном обществе. По мнению Р.Дарендорфа, который исследует не саму технику, а те отношения которые складываются в обществе «по поводу техники», современная техника вызывает большие социальные следствия. Под воздействием появления новых отраслей техники происходит расслоение рабочего класса на отдельные профессиональные группы имеющие свои интересы. Образуется «новый средний класс» , обширная бюрократия. Общество становится очень мобильным. Развитие техники задает новый принцип социальной дифференциации общества через определенную «квалификационную сетку». Тем самым технике отводится структурирующая функция. Она выступает в качестве независимой переменной, определяющая зависимую переменную — развитие общества. Технологический детерминизм во всех этих рассуждениях проявляется достаточно прозрачно. Саму по себе технику, ее структуру и сущность Р. Дарендорф не исследует. Увлечение открытием специфика социальных отношений возникающих в связи с развитием и функционированием техники отвлекло Р.Дарендорфа от анализа самой техники как средства деятельности людей .   Л. Мэмфорд в работе «Техника и природа человека» характеризует современную ему эпоху как переходящую от изготовления техники для господства над силами природы к завоеванию природы и полному отделению человека от этой природы при помощи созданной метатехнологии. В результате «человек из активно функционирующего животного, использующего орудия , становится пассивным, обслуживающим машину животным,собственные функции которого, если этот процесс продолжится без изменения, либо будут переданы машине, либо станут сильно ограниченными и регулируемыми в интересах деперсанизированных коллективных организаций » (2, 225). Поэтому, заключает Л. Мэмфорд, надо понять природу человека не как животного производящего орудия, а как самосовершенствующего существа.   Понять природу человека и человечества для правильной оценки техники! Этот тезис стал приобретать все большую популярность среди философов техники. Так, Х.Сколимовски прямо пишет. что философия техники мало связана с техникой как таковой, что техника имеет смысл лишь в ее соотнесении с человеком.На развитие последнего поэтому и следует обращать первоочередное внимание. Духовный строй человека техногенной цивилизации рационализирован, основан на количественных инструментальных ценностях. Необходимо изменить господствующий настрой нашей цивилизации. Поэтому «философия техники, понимаемая как философия человека, настаивает на том, что скорее техника должна быть подчинена человеческому императиву, чем человек подчинен императиву техническому»( 2, 248-249).   В разработке философии техники на этом этапе ее развития значительную роль сыграл «Союз немецких инженеров», существующий уже более ста лет. В 1965 году этот Союз сформировал исследовательскую группу «Человек и техника», которая издала серию сборников, организовывала дискуссии и конференции. В 70-е годы группа Мозеля-Ленке развернула критику традиционных взглядов, существующих в философии техники. С их точки зрения никто ничего существенного для понимания техники не сделал. Все дело в том, что техника — сложный социальный феномен, она имеет полисистемный характер и требует междисциплинарного исследования. Разрабатывая программу такого исследования, эта группа определила различные аспекты анализа техники: культурно-исторический, научно-исследовательский, социально-философский и другие. Особо выделялось значение системотехники, информатики, футурологии для философского осмысления научно-технического прогресса.   В 70-80-е годы появляется «аналитическая философия техники», которая разрабатывает проект «всеобщей технологии» как науки о технике. Центральным в этой науке по мнению Г.Рополя должно стать понятие социально-экономической системы, описываемое на языке теории информации и функциональные законы. «Аналитическая философия техники» стремилась выработать и конструировать комплексное знание о технике, выступала с требованием ценностного подхода к проблемам техники. «Технические проблемы, — писал Г.Рополь,- являются одновременно и моральными проблемами» (3, 195). «Аналитическая философия техники» исследовала техническое знание, разрабатывала теорию систем.   Свой вклад в философию техники внесла антропология техники А. Хунинга, которая претендовала на выполнение интерпретаций знаний о технике — поднимать эти знания до уровня ее теоретического осмысления путем научных понятий. Другие функции антропологии техники по А. Хунингу это функция интеграции — объединять знания о технике и функция эмансипации — освобождать сознание человека от ложного понимания технического прогресса. Главным в антропологии техники выступают требования сделать философию техники средством формирования и развития самосознания ученых и инженеров,рассматривать прогресс техники во взаимодействии техники с человеком. Главнейшим при этом является исследование развития самого человека.   В философии техники к концу второго периода ее развития возникают, таким образом, попытки преодоления ограниченности чисто инструментального анализа техники которое существовало в традиционной философии техники. Возникает стремление рассматривать технику не только в тесной связи с развитием самого человека, но и изучать технику на широком социально-культурном фоне. Эта тенденция пробивает себе дорогу в третий период эволюции философии техники.   Теперь техника начинает рассматриваться в тесной связи с теми новыми социально-экономическими и политическими процесами, которые характеризуют переход общества к новому типу цивилизации. Прежде выработанные представления о сущности техники, ее роли в общественном развитии применяются к осмыслению новых закономерностей реальных процессов «информационного века», к описанию возникающего «информационного общества» и его будущему.Именно теперь четко формулируется тезис о том, что дальнейший прогресс техники невозможен без радикальных общественных изменений.   Возглавляющий Римский клуб А. Кинг в своем докладе » Грядущее информационное общество», утверждая необходимость социальных перемен, говорил : «Чтобы достичь информационного общества плавно и гармонично, всем слоям общества, включая и производство, необходимо овладеть перспективным и образным мышление, точно так же необходимы радикальные изменения социальных отношений и структур. И прежде всего. необходимо единство воли, основанное на общности интересов партий. что трудно достижимо в нынешней системе конфронтаций» (12, 81).   В середине 60-х годов американские философы и социологи ясно увидели, что США начинает движение к постиндустриальному обществу основанному на первоочередном развитии информации.Действительно, современный этап научно-технической революции в значительной степени основывается на успехах в телекоммуникациях и информационной технике.С появлением компьютеризованных карточек и нформации и на ее основе развились новые виды услуг. Соединение домашних телевизионных приемников посредством сетей кабелей открывает гораздо более прогрессивную возможность обмена информацией. Быстро формирует свой облик офис будущего с персональным компьютерным письмом, связью с персональной компьютерной картотекой. Повсеместно стали применяться компьютеры в процессе обучения.   Д. Белл в книге «Социальные рамки информационного общества» показал, что в новом информационном обществе знание а не труд выступают источником стоимости. » В этом смысле,- писал он,- как труд и капитал были центральными переменными в индустриальном обществе, так информация и знание становятся решающими переменными постиндустриального общества» ( 2, 332 ). Компьютер становится инструментом управления общества. Информация — это власть. Технические проблемы переплетаются с экономическими проблемами. Информация и теоретическое знание — стратегические ресурсы постиндустриального общества.   В своей концепции постиндустриального общества известный американский социолог Э. Тоффлер писал, что приход этого общества сопровождается структурной перестройкой экономической жизни страны с большими переменами в социальных структурах и ценностях. Исчезают старые формы дегуманизированного труда. Рабочие становятся более независимы, более изобретательны и уже не являются придатком машины, а требуют индивидуального отношения к себе на работе. Внимание должно быть фиксировано на человеческих проблемах. на вопросах образования и воспитания. Нужно осознать, писал Э. Тоффлер, что «мы вступаем в период, когда культура имеет значение большее, чем когда-либо» (2, 288). Э. Тоффлер видит непосредственную связь изменений в технике с изменениями в образе жизни людей. Техника обуславливает тип нового, постиндустриального общества и новый тип культуры.   Рассуждая о наступлении нового информационного века, У. Драйзард пишет, что новая технология дала людям огромные информационные и коммуникационные услуги. Большинство из них стали доступны благодаря телефону и телевизору. Именно они, находясь в каждом доме,станут каналами связи с новыми базами информационных услуг. Но, продолжает он, новая технология требует нового понимания связи этой технологии с социальными потребностями, выдвигает фундаментальные проблемы человеческой личности и ее ценностей. Однако возникает чувство того, что техника в своем развитии перешла некоторый порог после которого нет обратного пути. Строя треугольник,состоящий из таких факторов как микроэлектронная технология, экономика и политика, У.Драйзард приходит к выводу о необходимости кординальных политических перемен.»Необходимые нам решения ,- заключает он,- выходят далеко за пределы технологической и экономической проблематики. В конечном итоге главные проблемы — политические» ( 2, 353).   Если у У.Дройзарда формируется мысль о зависимости технических изменений от политических, то другие западные философы подчеркивают зависимость политических решений от технических. Так, Ф.Джордж, хотя и признает определенную зависимость технического прогресса от социальных условий,главным считает то, что » технические изменения детерминируют экономические изменения, и экономические изменения детерминируют социальные перемены» ( 2, 357). В итоге он считает, что политические и социальные перемены, которые произойдут в мире, будут являться почти исключительно результатом научного и технического прогресса.   Вместе с тем в современной западной философии техники есть и противники признания жестко детерминирующей связи между техническим и общественным прогрессом. Так, французский социолог А.Турен, признавая кризис индустриального общества, все же возражает против чрезмерного преувеличения роли техники в обществе. «Говорить о «компьютерном обществе» или «плутониевом обществе» столь же поверхностно, — пишет он ,- как говорить об » обществе парового двигателя » или «электромоторном обществе». Нет резона давать столь большую привилегию определенной технике, какой бы не была ее историческая важность» (2, 415). С точки зрения А.Турена будущее общество с большим основанием можно назвать программируемым обществом — » обозначение, которое ясно указывает на его способность создавать модели управления производством, организацией, распределением и потреблением » (Там же). Такое общество возникает благодаря своему самосовершенствованию, является мобильным и точнее его было бы назвать не обществом, а культурой.   Как видим, взгляды современных западных философов техники содержит целый спектр различных утверждений о взаимоотношении техники и общества. Но несомненным остается то, что эта проблема встала в центр их внимания. Вместе с тем во всех рассуждениях подобного рода все большим лейтмотивом выступает опасение за будущее общества и человека.   Тем не менее, западная философия техники довольно четко осознала две проблемы: недостаточность научного понимания техники только как инструментального средства воздействия общества на природу и противоречие между культурным и техническим прогрессом, отчуждение научно-технической деятельности и его продуктов от человека и общества.   В нашей стране философия техники представлена весьма слабо. Несмотря на уже упоминавшиеся работы Н.Бердяева, сформулированные П.К.Энгельмейером еще в 1929 году основные положения исследовательской программы по философии техники, последняя в свое время встретила непонимание и даже открытое противодействие со стороны «ортодоксальных марксистов». В том же журнале. где П.К.Энгельмейер в статье » Нужна ли нам философия техники?» отмечал важность этого раздела философии Б.В.Барков в статье «В философии ли дело?» подверг резкой критике П.К.Энгельмеера . «Философия техники. как таковой, изолированной от человеческого общества, от его классовой борьбы и нет, и быть не может,- писал он-. Говорить о философии техники — значит мыслить идеалистически. Философия техники — не материалистическая, а идеалистическая концепция» (13,41).   Собственно с тех пор в советской литературе к философии техники на долгие годы был приклеен ярлык идеализма.Создалось парадоксальное положение: сторонники материалистического понимания истории игнорировали главнейший материальный фактор общественного развития — технику. Сошлемся на одну из монографических работ — книгу Г. Смирновой «Критика буржуазной философии техники» (само название работы уже знаменательно). Вот как ее автор характеризует философию техники: «Философия техники представляет собой попытку буржуазной идеологии , оставаясь в рамках идеалистического решения основного вопроса философии, дать ответ на злободневные вопросы научно-технического прогресса, подновить фасад собственно философских систем, доказать их «современность»( 14,5). Правда, автор вынужден признать, что возникновение философии техники было вызвано как внутренними процессами научно-технического развития, так и возрастанием социально-экономической роли техники, необходимостью обоснования научно-технического знания и творчества, проблем исторического развития техники. Но все же, замечает автор, » по мере своего развития философия техники оформилась в особую систему идеалистического обоснования техники, научно-технического знания и творчества, социальных последствий и тенденций технического прогресса» (14, 10).   В нашей стране философия техники представлена весьма слабо. Несмотря на уже упоминавшиеся сформулированные П.К.Энгельмейером основные положения исследовательской программы по философии техники, последняя в свое время встретила непонимание и даже открытое противодействие со стороны «ортодоксальных марксистов». В том же журнале. где П.К.Энгельмейер в статье » Нужна ли нам философия техники?» отмечал важность этого раздела философии Б.В.Барков в статье «В философии ли дело?» подверг резкой критике П.К.Энгельмеера . «Философия техники, как таковой, изолированной от человеческого общества, от его классовой борьбы и нет, и быть не может,- писал он-. Говорить о философии техники — значит мыслить идеалистически. Философия техники — не материалистическая, а идеалистическая концепция» (9,41).   Собственно с тех пор в советской литературе к философии техники на долгие годы был приклеен ярлык идеализма.Создалось парадоксальное положение: сторонники материалистического понимания истории игнорировали главнейший материальный фактор общественного развития — технику.   Последние десятилетия многие отечественные философы, социологи и науковеды стали уделять все большее внимание разработке отдельных проблем философии техники. В этом отношении характерны работы, посвященные философско-методологическим проблемам технического знания и технических наук — работы В.И. Белозерцева, О.М. Волосевича, Б.И.Козлова, В.Д.Комарова, Б.И.Иванова, В.М.Фигуровской, В.В.Чешева, Г.И.Шеменева и др. Отдельные работы — В.И Белозерцева,К.С.Пигрова, Е.А.Шаповалова посвящены научно-техническому творчеству и инженерной деятельности.   Однако со временем все чаще делались попытки , и довольно плодотворные, философского осмысления научно-технического прогресса, что характерно для работ Г.Н.Волкова, В.Г.Горохова, Н.И.Дряхлова, А.А.Зворыкина, Б.М.Кедрова, В.Г. Марахова, Ю.С.Мелещенко, Г.М Тавризян, С.В.Шухардина и др. Разработке философии техники способствовали созданный под руководством С.В.Шухардина сектор современой научно-технической революции ИИЕТ РАН, а затем сектор по философии техники в Институте философии РАН под руководством В.Г Горохова, переводы работ западно-европейских и американских философов техники, статьи в журнале «Вопросы философии». Осмыслению современного этапа научно-технического прогресса, роли информационной технологии в переходе общества к постиндустриальной цивилизации посвящены работы Р.Ф.Абдеева, А.И Ракитова, Г.Л.Смоляна. Но и до сего времени уровень разработок философских проблем техники в нашей стране не отвечают ни той роли, которую играет техника в жизни современного общества, ни мировому уровню философского исследования техники.       3. Основные направления и тенденции развития философии техники.   Возникнув в конце Х1Х века философия техники в процессе своего дальнейшего развития включала в свое содержание большую палитру взглядов, которые порой сходились друг с другом, а порой основывались на прямо противоположных принципах. Одни из них относятся к так называемому технократическому направлению. Они видят в технике определяющую, да пожалуй и единственную, причину всех социальных изменений. Подобные утверждения основываются на принципе технократического детерминизма. С точки зрения других техника имеет свою логику развития , независимую от социума. Для одних будущее человечества под воздействием научно-технического прогресса предстает в радужном свете: техника в процессе своего развития автоматически разрешит все социальные коллизии, создаст общество изобилия, ликвидирует унижающий человека не творческий и физически тяжелый труд и обеспечит радостную творческую жизнь. Другие, напротив, видят в технике демона, подчиняющего себе человека: эра человека сменится эрой роботов, произойдет интеллектуальное вырождение индивидов, моральная деградация личности. Одни взгляды связывают прогресс техники с развитием науки, рационального познания. Другие, напротив, уповают на бога. высший иррациональный дух.   Трудно подчас провести разграничительные линии между этими взглядами. Постоянно взаимодействуя друг с другом и в процессе этого взаимодействия испытывая взаимовлияния, претерпевая серьезную эволюцию эти взгляды в своей совокупности отражают стремление человеческой мысли философски осмыслить такой сложный феномен каким является техника, понять ее сущность, тенденции развития, роль в нашей жизни, перспективы технического прогресса. В разнообразии этих взглядов выражается гордость человечества своими достижениями и его испуг, радость и опасения, надежды и отчаяние.   Философия по своему содержанию была всегда плюралистична. В этом ее величайшая сила, позволяющая отразить объект во всех его аспектах и существующие в обществе умонастроения во всем их многообразии. Это полностью относится к философии техники. Ее предмет настолько сложен и практически значим, что не может быть в ее исследовании один прав а все остальные неправы. Как мы уже отмечали, философия техники изучает технику с различных сторон и выражает интересы различных социальных и профессиональных слоев общества. Один ценностный подход будет у конструктора, другой у того, кто эту технику использует в процессе производства, третий у ученого, видящего в технике материализацию научных знаний, четвертый у политика, пятый у религиозного человека и т.д. Все различные аспекты и ценностные подходы в осмыслении техники находят свое интегрированное выражение в философии техники в сравнительно молодой истории которой существуют более или менее оформленные направления . В современной философии техники можно выделить четыре крупных направления: сциентистское. социологическое, антропологическое и религиозное. Они последовательно анализируют взаимосвязь техники с наукой, обществом. человеком и верой.   Первое направление — сциентистское ( от англ. science — наука) возникает еще в 70-х годах Х1Х века. Техника рассматривается как практическая реализация научных знаний. Делается философский анализ системы » наука-техника», проводится гносеологическое исследование проблем техники, технического творчества и технического знания. Техника начинает рассматриваться как всякий способ человеческой деятельности, применяющий методы научного познания.   Второе направление — социологическое. Оно анализирует взаимоотношения техники и общества. Это направление делится на две ветви. Первая — техницизм утверждает всемогущество «научно-технической рациональности», совершенствование которой само по себе должно разрешить социальные и политические проблемы современного общества. Вторая- антитехницизм, возникший еще в 20-х годах ХХ века. Техника предстает как злой гений человечества, источник всех его бед. В зависимости от конкретной социально-политической и экономической обстановки техницизм и антитехницизм последовательно сменяют друг друга. Так, после второй мировой войны разворачивается гуманистическая критика техники, ставится вопрос о кризисе личности и ее судьбе в современном технизированном обществе.   Третье направление — антропологическое ( от гр.anthropos- человек). Свою проблематику это направление сформулировало еще в 30-е годы нашего столетия. Техническая среда рассматривается как способ существования человека. Философский анализ технической деятельности сочетается с данными антропологии, психологии, физиологии и других наук, изучающих человека. Исследуя технику как необходимый атрибут человеческого бытия, это направление философии техники часто идет по пути биологизации техники. Источник всякого технического творчества оно видит исключительно в деятельности человека как биологического существа, рассматривает технику как реализацию каких-то качеств и способностей присущих природе. Человек таким образом техникой восполняет свою биологическую недостаточность.   Четвертое направление — религиозная философия техники. Оно является попыткой найти в религиозной вере спасение от технического пессимизма. Религиозные интерпретации техники возникли в начале ХХ века и с большей активностью стали реагировать на противоречивые тенденции научно-технического развития и его амбивалентные последствия. Стремяcь осмыслить научно-технический прогресс с позиций христианства, это направление рассматривает технику как воплощение сверхъестественной сущности — бога. Любая техническая система воплощает универсальную «упорядоченность» природы в соответствии с божественной целью. Изобретение рассматривается как «свободное» совпадение человеческой инициативы с волей бога. а технический прогресс — как реализация развивающегося с непреклонной логической необходимостью божественного интеллекта. Вера в бога придает смысл человеческой деятельности, формирует чувство ответственности и защищает людей от возможных злоупотреблений техникой,будит в них совесть.   В последнее время иногда в роли бога выступают пришельцы из далеких миров. Эрих фон Деникин, к примеру, утверждает. что развитие человечества осуществляется по «плану», заложенному в людях «богами-астронавтами». Авторы технических изобретений, пишет он, только мнят себя творцами. В действительности же сами того не ведая они извлекают из глубин своей генетической памяти информацию, унаследованную от «богов-астронавтов». Появление новых идей наверняка было запрограммировано с момента сотворения человека.   Подводя итог рассмотрения возникновения и развития философии техники, отметим,что в этом сложном и многоплановом процессе многие исследователи, к примеру Карл Митчем ( 15,32- 53), прослеживают две явно выраженных традиции. Исторически первая — инженерная философия техники, которая рассматривает технику в субъективном аспекте ее возникновения и указывает что является ее субъектом, деятельным носителем. Эта традиция представляет собой попытку техников и инженеров выработать некоторую философию своей сферы деятельности. Первое выражение этой традиции восходит к Ньютону, к его натуральной философии и к «механической философии» Р. Бойля. Шотландец Э.Юр выдвинул другой термин-словосочетание «философия производства»(1835 г.). Через 40 лет после Э.Юра выражение «философия техники» использовал Э.Капп в своей теории органопроекции: «в орудии человек систематически воспроизводит самого себя», поэтому «собственная форма орудия должна исходить из формы этого органа — изогнутый палец становится прообразом крючка, горсть руки — чашей; в мече, копье, весле, совке, граблях, плуге и лопате нетрудно разглядеть различные позиции и положения руки, кисти, пальцев, приспособление которых к рыбной ловле и охоте, садоводству и использованию полевых орудий достаточно очевидно. К этой традиции принадлежат и труды П.Энгельмейера, А. Дюбуа-Реймана, Э.Чиммера, Союза немецких инженеров.   Инженерная философия техники дает анализ техники как бы изнутри, интерпретацию технического бытия человека в прагматическом мире. Именно это техническое бытие является для этой традиции главным для понимания других типов человеческого мышления и действия. Вникая во различные детали техники и технические процессы инженерная философия техники вольно или невольно отодвигает на второй план изучение связей техники с другими аспектами человеческого бытия.   Вторая традиция выражена в гуманитарной философии техники, которая рассматривает технику в объективном аспекте ее возникновения и представляет собой совокупность усилий ученых, литераторов, религии и философии (т.е. гуманитарных сфер сознания). Она пытается осмысливать технику в гуманитарном аспекте, в ее связи со всем спектром человечески духовных ценностей и действий, отдавать предпочтение гуманитарному началу перед техническим. Эта традиция зарождается уже в романтическом движении, в «Рассуждении о науках и искусстве» Жан Жака Руссо, находит свое продолжение в философии экзистенциализма и близких к ним философов — А.Бергсона, К. Ясперса, Г.Марселя, Г.Маркузе. Особенно ярко эта традиция представлена работами Л.Мэмфорда в его мифе о машине, первого профессионального философа, обратившегося к проблематике философии техники, Хосе Ортеге-и-Гассета, М. Хайдеггера, Ж.Эллюля. При этом особо подчеркивается значимость человеческой интерпретации — его способности творческого отношения к миру. Так, утверждая, что человек не «делающее», а «мыслящее «существо, Мэмфорд пишет:»Если бы внезапно исчезли все механические (технические) изобретения последних пяти тысячилетий, это было бы катострофической потерей для жизни. И все же человек остался бы человеческим существом. Но если бы у человека была отнята способность интерпретации…, то все, что мы имеем на белом свете, угасло бы и исчезло быстрее, чем фантазии Просперо, и человек очутился бы в более беспомощном и диком состоянии,чем любое другое животное: он был бы близок к параличу» ( 15, 32). Ортега также обращает внимание на то, что человеческая природа есть некий сырой материал, из которого та или иная личность должна что-то творить для себя и техника может рассматриваться как известный вид человеческого проектирования.   В целом видимо есть смысл рассматривать основные направления и тенденции в развитии философии техники как формирование различных аспектов анализа техники.О необходимости многоаспектного рассмотрения техники мы уже упомянули.В предлагаемой вашему вниманию книге мы также стремимся, преодолевая инструментальное рассмотрение техники, реализовать различные аспекты исследования техники. В итоге мы должны получить интегрированное понимание техники, обогащенное проведенным анализом.                                                                                     Литература.   1. Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук, т.1,   Наука логики. М., 1974.   2. Новая технократическая волна на Западе. М., 1986.   3. Философия техники в ФРГ. М., 1989.   4. Тавризян Г.М. Техника, культура, человек. М., 1989.   5. Философия техники//Вопр. философии, 1989, № 3.   6. Кант И. Критика чистого разума// Кант И. Соч. в   6-и томах, т.3. М., 1964.   7.Платон. Евтидем // Платон. Собр. соч. в 4-х томах,   т.1. М., 1981.   8. Аристотель.Физика// Аристотель. Соч. в 4-х томах,   т. 1,М.,1981.   9. Бердяев Н.А. Человек и машина// Вопр. философии,   1989, № 2.   10.Блюменберг Х. Жизненный мир и технизация с точк-   ки зрения феноменологии// Вопр. философии, 1993,   № 10.   11. Ясперс К. Смысл и назначение истории. М., 1991.   12. Компьютеризация общества и человеческий фактор.   М., 1988.   13. Марков Б. В. В «философии» ли дело ? // Инженер-   ный труд, 1929, № 2.   14. Смирнова Г.Е. Критика буржуазной философии техники. Л.,1976.   15. Митчем К. Что такое философия техники. М., 1995.             Глава 1.   ТЕХНИКА КАК ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ.   Исследование техники как определенного вида человеческой деятельности является антропологическим аспектом ее анализа. В этом случает техника понимается как творческая деятельность, направленная на преобразование природы с целью удовлетворения разнообразных жизненных человеческих (индивидуальных и общественных) потребностей. Такое понимание техники весьма распространено. Так, немецкий философ Х. Закесе пишет, что технику часто понимают «как особую форму действия, и к тому же как такое действие, которое выбирает обходной путь, поскольку на нем цель достигается легче. Обходной же путь состоит в том, чтобы не приступать непосредственно к достижению цели, а сначала ставить между нею и собой средства» (1, 424-425).   Этимология слова «техника» восходит к » tekp», имеющего индоевропейскую основу и означающего деревообработку или плотницкое мастерство. В древнегреческом языке » techne» , как и соответствующее ему латинское » ars», означало искусство или мастерство плотника, строителя, а в более общем плане — искусство во всякого рода производстве, более того, любое человеческое мастерство: как ремесло, так и художественное искусство, любую человеческую деятельность, направленную на производство того, что не способна производить природа; деятельность, требующую профессионального мастерства. Это искусство, по Платону, имеет три типа: использование, изготовление и изображение и резко, как утверждает Аристотель, отлично от науки поскольку направлено не на познание сущности вещей, а на создание этих вещей. У Аристотеля термин «техника» употребляется в смысле индивидуального искусства производить вещи, «искусства творения».   Понимание техники как умелого вида деятельности имело в античном мире свое основание. При примитивных орудиях ручного труда эффективность трудовой деятельности человека в большой степени зависела от его умения, навыков. До сих пор слово «техника» часто употребляется в этом его первоначальном значении когда мы, к примеру, говорим о умении игры на музыкальном инструменте, искусстве оратора или умении руководить коллективом, т.е. когда имеют ввиду человеческую деятельность, наполненную творческим, созидательным содержанием. Такого понимания техники придерживались многие философы. И.Кант, понимая технику как искусство производить вещи, писал: «Искусство как мастерство человека отличают также от науки ( умение от знания), как практическую способность от теоретической, как технику от теории ( как землемерное искусство от геометрии )» (2,318). П.К. Энгельмейер утверждал, что » техника есть реальное творчество» (3, 9). В.Раби пишет, что техника есть разработка плана, метода, способа действия, следовательно духовная творческая деятельность. Рассматривая технику именно в таком аспекте, К.Ясперс пишет: «Техника- это совокупность действий знающего человека, направленных на господство над природой» (5,115). И далее : » Непосредственная деятельность подобно дыханию, движению, принятию пищи, еще не называется техникой. Лишь в том случае. если эти процессы совершаются неверно, и для того. чтобы выполнять их правильно, принимаются преднамеренные действия, говорят о технике дыхания и т.д… Техника — это умение, методы которого являются внешними по отношению к цели. Это умение — способность делать и обладать, а не создавать и предоставлять расти» (5,117). Следовательно, под техникой во всех этих случаях понимают активную преобразовательную деятельность людей, деятельность, имеющую творческий характер.   Для уяснения этого аспекта техники следует понять, прежде всего, что представляет собой человеческая деятельность и ее творческий характер, затем исследовать инженерную деятельность как вид технической деятельности и, наконец, раскрыть взаимосвязь инженерной и научной деятельности.     1.Деятельность и творчество.   Свойство организмов приходить под влиянием воздействия внешней среды в состояние деятельности является фундаментальным для живой материи, необходимым условием обмена веществ а значит и самой жизни.Что же такое деятельность ?   «Те специфические процессы, которые осуществляют то или иное жизненное, т.е. активное отношение субъекта к действительности, мы будем называть в отличие от других процессов процессами деятельности, » — пишет А.Н. Леонтьев ( 6, 49). Психологически деятельность характеризуется тем, что с этой деятельностью специфически связан особый класс психических переживаний — эмоций и чувств. Деятельность можно определить не только в психологическом плане, но и в более широком — социально-философском. В этом случае деятельность понимается как » материально-практическое, преобразующее воздействие субъекта на объект, в ходе которого изменяются как внешний объект, так и воздействующий на него субъект» (7,41).   Деятельность является основной «единицей» жизненного процесса всех живых организмов — от простейших животных до человека. Но между деятельностью животных и человека имеются существенные отличия.   Деятельность животных по своему характеру инстинктивно-биологическая. Механизмом такой деятельности является функционирующая система элементарных рефлексов — врожденных, безусловных и приобретенных, условных. Эта деятельность может осуществляться лишь по отношению к предмету, который удовлетворяет жизненную биологическую потребность животного. «Деятельность животных, — пишет А.Н.Леонтьев,- всегда остается в пределах их инстинктивных, биологических отношений к природе. Это общий закон деятельности животных» (6,264). Поэтому деятельность животных иногда называют поведением, а саму деятельность понимают как специфически человеческую активную форму отношения к миру. Так, В.В.Чешев утверждает, что поведение животных представляет собой реакцию на ситуации и биологические потребности, тогда как деятельность менее эмоциональна, но более рассудочна (см: 8,14). Подобной точки зрения придерживаются многие философы. С нашей точки зрения поведение как система деятельности присуща и животным и человеку. Оно может быть агрессивным, девиантным, аморальным, расчетливым и т.д. Деятельность в целом также присуща и животным и человеку, имея не только общие, но и отличительные черты о которых пойдет речь.   В связи с тем, что деятельность животных остается в пределах их биологических потребностей и отношений к природе, психические возможности отражения животными окружающего мира также являются весьма ограниченными. Все отражения имеют для животного определенную «ценность» в меру их биологического смысла. Даже отношение животных к себе и подобным принадлежит исключительно к кругу их инстинктивных биологических отношений. Именно поэтому у животных нет общества. Деятельность животных осуществляет акты приспособления к среде, но никогда — акты овладения достижениями филогенетического развития. «Эти достижения даны животному в его родных, наследственных особенностях ; человеку они заданы в объективных явлениях окружающего мира. Чтобы реализовать эти достижения в своем онтогенетическом развитии, человек должен ими овладеть» (6,373). Сложная деятельность высших животных, подчиняющаяся естественным связям, превращается у человека в деятельность, подчиняющуюся общественным отношениям. В этом — важное отличие деятельности человека от деятельности животного.   Далее. В отличие от деятельности животных человеческая деятельность является сознательной и продуктивной. В процессе своей деятельности люди не просто как животные приспосабливаются к природе, но приспосабливают природу к себе, изменяют ее в соответствии со своими развивающимися потребностями. Это изменение природы происходит в процессе основной формы человеческой деятельности — труде. Труд характеризуется определенными чертами. Одна из них — это изготовление и употребление орудий труда благодаря которым реализуется опосредованное отношение людей к природе. Животные же к природе продолжают относиться непосредственно при помощи своих естественных органов.   Другая характерная черта труда — его общественный характер. Труд совершается в процессе совместной коллективной деятельности. С самого своего зарождения труд выступает как процесс опосредованный не только орудиями труда, но и общественными отношениями — экономическими и технологическими.   Наконец, важная характеристика труда — его социально-сознательный характер. В процессе труда человек для достижения определенной сознательно поставленной цели применяет все свои способности, умения, знания, которые как бы кристаллизуются в продуктах труда. В отличие от инстинктивно-биологической деятельности животных человеческая деятельность сознательная и созидательно-продуктивная.   На ранних ступенях человеческой истории трудовая деятельность носила преимущественно репродуктивный характер. На протяжении тысячелетий трудовые приемы не претерпевали существенных изменений. Совершенствование приемов трудовых процессов шло стихийно методом проб и ошибок. Способы действий определяли длительное время неизменяемые орудия труда. В этих условиях новации могли быть привнесены только извне и источниками этих изменений стали отделившиеся от трудовой деятельности другие формы активной деятельности: искусство, религия, физическая культура, карнавалы и т.д. Эти вторичные формы деятельности оказались способными к изменению и саморазвитию. Вырабатываемые в этих формах деятельности новые двигательные структуры внесли изменения в трудовые процессы. Новационным изменениям процесса труда способствовали также формируемые структуры общения,определенная степень отрешенности активности от предмета,его вещной оболочки, конструирование идеальных предметов.Таким образом, » в истории человечества были периоды, когда символическая, ритуальная деятельность подготавливала предметную, трудовую деятельность» (10,387). Подобные мысли высказывал еще в конце 19 века немецкий философ техники А. Эспинас. «Живописец и скульптор . — писал он, — являются работниками, искусство которых оценивается как необходимая принадлежность культа… Более того, первые машины, по-видимому, приносились в дар богам и посвящались культу, прежде чем стали употребляться для полезных целей. Бурав с ремнем был, по-видимому изобретен индусами для возжигания священного огня — операция , производившаяся чрезвычайно быстро, потому что она и теперь совершается в известные праздники до 360 раз в день. Колесо было великим изобретением, весьма вероятно, что оно было прежде всего посвящено богам. Гейгер полагает, что надо считать самими древними молитвенные колеса, употребляемые и теперь в буддийских храмах Японии и Тибета, которые отчасти являются ветряными, а отчасти гидравлическими колесами… Итак, вся техника этой эпохи — имела один и тот же характер. Она была религиозной, традиционной и местной» (Цит. по: 11, 294-295). С исчезновением подготовительных периодов трудовой деятельности возникает модельная форма этой деятельности.Структура и содержание человеческой деятельности претерпевает серьезные изменения по мере развития орудий труда, она наполняется новым содержанием, приобретает новые свойства. Одним из таких важнейших свойств является творчество. Человеческая деятельность приобретает все более творческий характер.

Пролистать наверх