АНАЛИЗ СПEЦИФИКИ КОРРУПЦИИ В СФEРE ВЗИМАНИЯ НАЛОГОВ С ИНДИВИДУАЛЬНЫХ ПРEДПРИНИМАТEЛEЙ САРАТОВ 2006 107 С 2

 7. Чем больше людей, тем больше привлекается внимания — 42 (28,2%);  8. Свой вариант — 6 (3,7%). На мой взгляд, здесь чаще имеет место соучастие; Они очень редко злоупотребляют своим положением; «Знают двое, знает и свинья».    14. Есть ли национальная «составляющая» в выборе сотрудником налогового органа «клиента»?  1. Да (укажите, представители какой национальности подвержены коррупции больше) — 42 (28,2%); Азиаты (2); Кавказцы (7); Лица «кавказской» национальности — «чурки»; Обобщая, все нерусские; Платить заставят всех, в том числе и русского, и представителей Кавказа, и Средней Азии — в первую очередь (!!); Сами должны знать!; Приезжие; Представители закавказских национальностей; Южане; Эмигранты из Республик Средней Азии и Кавказа; Выходы из кафгаза.  2. Нет — 99 (65,9%); В Нижнекамске19.    15. Если сотрудник решает брать взятки только с лиц определенной национальности, то на что он рассчитывает? (возможно несколько вариантов)20  1. На слабое знание ими русского языка — 3 (2,3%);  2. На низкий уровень их правового образования — 37 (24,7%);  3. На их нежелание «светиться» — 46 (30,5%);  4. На легкость «работы» с указанным контингентом — 42 (28,2%); Традиции! (!!)  5. На то, что с них можно больше и чаще брать — 54 (36,4%);  6. Свой вариант — 7 (4,7%). Азиаты и кавказцы более лояльно относятся к даче и получению взятки; Не брал взятки, поэтому не знаю21; Безнаказанность.    16. Коррупция в сфере налогообложения именно частных предпринимателей более актуальна на сегодняшний день и общественно опасна, по сравнению с взиманием «дани» служащими фискальных органов с других налогоплательщиков (государственных органов, муниципальных органов, общественных некоммерческих организаций и др.)?  1. Да — 129 (85,9%); Так как это прямо ведет к удушению экономики (!!)  2. Нет (почему) — 16 (10,6%). Все деяния противоправны; Коррупция опасна вообще; Коррупцией пронизаны все сферы; Другой уровень, намного выше.    17. Каковы первостепенные причины коррупции в сфере налогообложения частных предпринимателей? (один вариант)  1. Правовые — 9 (5,9%);  2. Политические — 9 (5,9%);  3. Экономические — 70 (47,0%);  4. Социальные — 14 (9,4%);  5. Социально-психологические — 16 (10,6%);  6. Нравственные — 11 (7,1%);  7. Организационно-управленческие — 14 (9,4%);  8. Свой вариант — 7 (4,7%). Гиперпотребление, а потому оценка своего служебного положения как «инструмента» для получения прибавки у зарплате; Все варианты; Социально-экономические.    18. В чем заключаются экономические причины коррупции в сфере налогообложения частного предпринимательства? (возможно несколько вариантов)  1. Низкий уровень заработной платы сотрудников налоговых органов — 70 (47,0%);  2. Появление в последнее время среди налогоплательщиков большого количества предпринимателей — как физических, так и юридических лиц, имеющих в гражданском обороте большие средства — 44 (29,4%);  3. Отсутствие системы материального стимулирования в служебной деятельности (премий и др.) — 51 (34,1%);  4. Уравнительный подход государства к оплате труда государственных и муниципальных служащих — 24 (16,4%);  5. Более выгодное «обложение» именно предпринимателей — 35 (23,5%);  6. Свой вариант — 7 (4,7%). Первый вариант и возможность манипулировать недостатками законодательства; Предпринимателям выгодно платить часть в виде взятки, чем все в бюджет (!!); Отсутствие жестких санкций в отношении коррупционеров; Не знаю, так как не работаю в сфере налогообложения; Зажрались.    19. Каковы политические причины налоговой коррупции в сфере бизнеса? (возможно несколько вариантов)  1. Неспособность населения (налогоплательщиков) реально повлиять на власть — 72 (48,2%);  2. Предельно слабая политическая активность предпринимателей — 28 (18,8%);  3. Избирательный подход правоохранительных органов к наказанию различных государственных служащих за коррупционные преступления — 42 (28,2%);  4. Отсутствие авторитета со стороны вышестоящих должностных лиц — 16 (10,6%);  5. Политическая нестабильность в стране, принимающая временами характер кризиса — 44 (29,4%);  6. Расширяющееся проникновение во власть представителей организованной преступности — 33 (22,3%);  7. Весьма большая численность государственного аппарата — 21 (14,1%);  8. Отсутствие надлежащей системы государственного контроля за деятельностью налоговых инспекций — 60 (40%);  9. Упразднение Федеральной Службы Налоговой Полиции — 7 (4,7%);  10. Свой вариант — 3 (2,3%). Недостатки налоговой политики, необоснованные ставки налогов (!!); Круговая порука; Нежелание власти заниматься социально-экономическими проблемами своих служащих.    20. В чем заключаются правовые причины рассматриваемого вида коррупции? (возможно несколько вариантов)  1. Недостатки налогового, бюджетного и иного специализированного для налоговой отрасли законодательства — 46 (30,5%);  2. Недостатки законодательства, регламентирующего правовые основы бизнеса — 44 (29,4%);  3. Низкий уровень правового образования предпринимателей — 56 (37,6%);  4. Отсутствие законодательного определения коррупции — 9 (5,9%);  5. Отсутствие комплексного закона «О борьбе с коррупцией» — 39 (25,9%);  6. Фактическое преобладание ведомственного правового регулирования над законодательным — 33 (22,3%);  7. Недостаточный уровень уголовного наказания — 33 (22,3%);  8. Повышенное применение к привлеченным к уголовной ответственности сотрудникам налоговых органов более мягких мер уголовно-правового характера (условного осуждения и др.) — 33 (22,3%);  9. Свой вариант — 5 (3,5%). Не могу оценить; Недостатки налоговой системы: правовые, экономические и политические (!!); Бюрократизм при законных способах.  21. Из чего складываются психологические причины анализируемой коррупции? (возможно несколько вариантов)  1. Нравственно-психологическая псевдооправданность собственного коррупционного поведения («мы бы не брали, если бы нам не давали», «другие берут и намного больше» и т.п.) — 58 (38,8%);  2. Постоянные подношения налоговым инспекторам со стороны налогоплательщиков — 35 (23,5%);  3. Атмосфера одобряемости коррупционного поведения, бытующая среди сотрудников налоговых органов — 28 (18,8%);  4. Дача взяток как наиболее легкий путь решения проблем для некоторых предпринимателей — 95 (63,5%);  5. Страх бизнесменов перед налоговиками — 12 (8,2%);  6. Психологическая готовность значительной части населения к подкупу государственных служащих — 54 (36,4%);  7. Низкий риск быть привлеченным к ответственности за получение взятки — 42 (28,2%);  8. Многовековые традиции мздоимства и лихоимства в государственном аппарате Руси и России — 42 (28,2%); Не берусь судить, но вполне возможно (!!)  9. Свой вариант — 1 (0,6%). Психология потребления, навязываемая правящей элитой.    22. В чем состоят организационно-управленческие причины коррупции в сфере налогообложения частных предпринимателей? (возможно несколько вариантов)  1. Отсутствие надлежащего уровня образования как общего, так и специального среди сотрудников налоговых органов — 24 (16,4%);  2. Недостатки в специальной подготовке правоохранительных органов — 21 (14,1%);  3. Недостатки во взаимодействии налоговых органов с иными финансовыми органами — 7 (4,7%);  4. Недостатки во взаимодействии различных правоохранительных органов между собой — 33 (22,3%);  5. Откладывание борьбы с налоговой коррупцией на более позднее время в связи с более острой необходимостью в борьбе с иными, «более опасными» видами коррупции (в правоохранительной, судебной системе, законодательной власти и др.) — 58 (38,8%);  6. Отсутствие специального внебюджетного фонда по финансированию специальных мер по борьбе с налоговой коррупцией — 12 (8,2%);  7. Нежелание предпринимателей взаимодействовать между собой — 33 (22,3%);  8. Свой вариант — 14 (9,4%). Это обусловлено общей тенденцией, берущей начало на федеральном уровне и доходящей до регионов; Несовершенные критерии оценки налоговых, финансовых и правоохранительных органов; Имитация противодействия; Слабый контроль со стороны вышестоящих должностных лиц; Отсутствие надлежащего контроля руководства (т.е. ведомственного), бюрократизация деятельности налоговой службы; Отсутствие эффективных мер борьбы с коррупцией; Практическое отсутствие надлежащего финансирования налоговой службы; Возрастающая потребность во взятках, безнаказанность.    23. По статистике в Саратовской области коррупционные преступления в налоговой сфере совершаются гораздо чаще женщинами, чем мужчинами, по сравнению, например, с ситуацией в правоохранительной системе. Чем это может быть объяснено? (возможно несколько вариантов)  1. Преобладанием женщин среди штата сотрудников — 88 (58,8%);  2. Преобладанием женщин среди руководящего звена штата — 14 (9,4%);  3. Преобладанием женщин в судебной сфере — 7 (4,7%);  4. Преобладанием мужчин в правоохранительной сфере — 12 (8,2%);  5. Почти полным отсутствием женщин среди следователей прокуратуры, ведущих уголовное производство по факту совершения преступлений должностными лицами — 14 (9,4%);  6. Большей склонностью женщин к «легким» деньгам — 14 (9,4%); Категорически не согласен (!!);  7. Такая статистика умышленно искажена — мужчин-налоговых коррупционеров значительно больше — 37 (24,7%); Во всяком случае, не меньше (!!);  8. Свой вариант — 14 (9,4%). В варианте 7 зачеркнуты слова «Такая статистика умышленно искажена»; Трудный вопрос. Криминологически доказано существование «мужских» и «женских» преступлений; Вопрос не ясен; Одинаково; Все это относительно; Женщин проще выявить, так как они менее осторожны22; От пола не зависит.    24. По статистике большинство (59%) коррупционеров в налоговых органах Саратовской области — из числа руководящих, а не рядовых кадров инспекций (руководители и их заместители), что в некоторой степени феноменально по сравнению с ситуацией в той же правоохранительной системе. Чем это может быть продиктовано? (возможно несколько вариантов ответов)  1. Все решается через начальника — 37 (24,7%);  2. Через начальника «быстрее», чем при помощи рядового инспектора — 46 (30,5%);  3. Через начальника «лучше», чем при помощи рядового сотрудника — 51 (34,1%);  4. Начальство в курсе всех дел, в том числе и проявления коррупции от своих подчиненных, поэтому хочет в этом «поучаствовать» — 24 (16,4%);  5. Начальству больше нечем заняться — 9 (5,9%);  6. Руководство так обеспечивает себе дополнительную зарплату — 18 (11,7%);  7. Начальство хочет быть «впереди» подчиненных — 2 (1,2%);  8. Недобросовестный налогоплательщики, имеющие в обороте большие средства, в первую очередь идут к руководителю, так как рядовой сотрудник — ниже их «достоинства» — 24 (16,4%);  9. Данная статистика умышленно искажена — рядовых взяточников существенно больше — 26 (17,6%);  10. Свой вариант — 3 (2,3%). Правоохранительным органам гораздо «престижнее» поймать начальника, а не рядового сотрудника (!!); И те, и другие одинаково берут взятки.    25. По статистике две трети служащих ИФНС РФ Саратовской области, допускающих факты коррупции, — из числа сельских жителей (районов Саратовской области), а одна треть — жители г. Саратова. Каковы причины этого? (возможно несколько вариантов)  1. В городских инспекциях больше порядка — 35 (23,5%); Не думаю (!!)  2. Областная ИФНС способна «дотянуться», в основном, только до городских сотрудников — 32 (21,2%); Возможно (!!)  3. «На селе» более добросовестные налогоплательщики — 12 (8,2%); Вряд ли (!!)  4. В райцентрах лучше ситуация в правоохранительной системе — 5 (3,5%); Не думаю (!!)  5. В районах области меньше коррупции в судебной власти — 3 (2,3%); Не согласен (!!)  6. По таким делам при наличии жалоб на обвинительные приговоры (которые подаются практически всегда) суды кассационной и надзорной инстанций склонны выносить оправдательные приговоры или прекращать дела — 5 (3,5%); Не знаю статистику (!!)  7. Г. Саратов — лицо области, поэтому здесь можно и нужно пойти на злоупотребления из политических соображений — 3 (2,3%);  8. Данная статистика умышленно искажена — городские взяточники преобладают над сельскими — 62 (41,1%).  9. Свой вариант — 21 (14,1%). Взяточничество «на селе» воспринимается как обычное дело, проявление соседских взаимоотношений, кумовство; Возможно, размер взяток и т.п. «на селе» больше, но размер ущерба намного меньше; В варианте 8 зачеркнуты слова «Такая статистика умышленно искажена»; Более «грубая» работа служащих из числа сельских жителей; Может быть, по численности их больше, поэтому и по статистике среди них больше выявлено (!!); «На селе», возможно, меньше контроля; Чем меньше «коллектив» (село и город), тем больше вероятность легкости подкупа, «все свои», круговая порука…; Деревенские наглее; В Саратове больше вопросов решается через вышестоящее руководство (см. вопрос 24)23; И те, и другие берут одинаково.    26. По статистике в Саратовской области крайне низок уровень рецидива (повторности совершения преступлений) среди налоговых коррупционеров (2,7%). Как это можно объяснить? (возможно несколько вариантов)  1. Эта сфера государственной деятельности привлекает меньше внимания со стороны правоохранительных органов — 18 (11,7%);  2. Ослаблен контроль со стороны вышестоящих налоговых органов — 40 (27,0%);  3. Недостаточен контроль со стороны руководства в самой инспекции — 26 (17,6%);  4. Налоговикам достаточно одного раза — 18 (11,7%);  5. Налоговики боятся привлечения к ответственности — 44 (29,4%);  6. Предприниматели больше не дают — 5 (3,5%);  7. Сотрудники налоговых органов опасаются, что цель их основной деятельности — взимание налогов — превратится в карьеризм и собирание «податей» — 3 (2,3%);  8. Жажда наживы налоговиков не прельщает — 0 (0%);  9. Налоговики понимают, что в их деятельности много таким образом не заработаешь — 3 (2,3%);  10. Данная статистика умышленно искажена — уровень рецидива гораздо выше (укажите, он выше или хотя бы сравним с соответствующим уровнем в правоохранительной сфере) — 23 (15,3%). Сравним с правоохранительной сферой.  11. Свой вариант — 16 (10,6%). В связи с применением такого наказания, как «лишение права занимать определенные должности либо заниматься определенной деятельностью коррупционер редко возвращается в налоговый орган; Их просто на работу больше не берут; Привлекавшиеся к уголовной ответственности там же не работают; Вообще не понятно: как может быть рецидив. После первого раза необходимо с такими сотрудниками расставаться; А разве их после этого не увольняют? Или потом опять берут на работу? (!!); Человек с судимостью может работать в налоговых органах?! Какой рецидив может быть у налоговой коррупции?; После совершения преступления налоговик отстраняется от должности и теряет возможность совершать преступления; Трудно доказуемое преступление.    27. Если Вы при ответе на хотя бы один из предыдущих четырех вопросов выбрали вариант «статистика умышленно искажена», то укажите, кем именно и почему. Всего ответило 44 (29,4%). Многие не поясняли «кем именно и почему».  Наличие латентной преступности (2); Высокий уровень латентности, коррупция в правоохранительных органах; Кем — не знаю. Почему — возможностей больше; Правоохранительным органам, чтобы не «портить» статистику, отчетность; Наверное, исследователем; Органами, расследующими факты коррупции, и руководством налоговых органов; СМИ (2); Самими налоговиками; Смотря кто проводил статистику; Просто так искажена; Мало исследовали этот вопрос; У статистики мало данных, потому что не все случаи преступных деяний доходят до логического завершения. Здесь не важно, кто: мужчина, женщина, начальник, рядовой сотрудник, городской, сельский житель — коррупция везде одинакова; Для сглаживания картины среди других регионов РФ; Не знаю, но думаю, ИФНС, правоохранительными органами и т.п.; Руководством УФНС по Саратовской области; Работниками налоговых органов из соображений «чести мундира»; Теми, кто заинтересован скрыть размеры коррупции, ибо ее больше там, где больше денег, торговля, производства и других видов деятельности, а это деньги; Налоговиками: не хотят показывать точный процент коррупции.     28. Коррупционеры в сфере налогообложения частного предпринимательства склонны брать взятки за совершение определенных действий или, напротив, за их невыполнение (бездействие)? (один вариант)  1. Да, за действия — 24 (16,4%);  2. Нет, за бездействия — 32 (21,2%);  3. Им все равно — 94 (62,4%). Но предпочтительнее вариант 2.    29. Эффективна ли сегодня, на Ваш взгляд, уголовно-правовая борьба с коррупцией в сфере налогообложения бизнеса?  1. Да — 16 (10,6%); Правоприменительная — нет, некому бороться (!!)  2. Нет — 127 (84,7%).    30. Какие меры, на ваш взгляд, более предпочтительны в борьбе с коррупцией в налоговой сфере? (возможно несколько вариантов)  1. Правовые — 90 (60%);  2. Политические — 30 (20%);  3. Экономические — 74 (49,4%);  4. Социальные — 21 (14,1%);  5. Социально-психологические — 23 (15,3%);  6. Нравственные — 18 (11,7%);  7. Организационно-управленческие — 62 (41,1%);  8. Свой вариант — 7 (4,7%). Все в комплексе (3).    31. Чья роль в профилактике коррупции в налоговой сфере более велика? (возможно несколько вариантов)  1. Правоохранительных органов — 58 (38,8%);  2. Вышестоящих налоговых органов — 42 (28,2%);  3. Законодательной власти — 54 (36,4%); В сфере позитивного (базового, экономического) законодательства (!!)  4. Судебной власти — 35 (23,5%);  5. Всех граждан — 37 (24,7%);  6. Предпринимателей — физических лиц — 12 (8,2%);  7. Предпринимателей — юридических лиц — 9 (5,9%);  8. Средств массовой информации — 48 (31,7%);  9. Свой вариант — 7 (4,7%). Президента РФ; Всех вместе взятых в комплексе; Руководства страны; Нравственности.    32. Федеральная служба налоговой полиции способствовала сдерживанию и уменьшению уровня коррупции в сфере налогообложения частных предпринимателей?  1. Да — 53 (35,3%); Ее «реформирование» (искоренение) было расценено обществом как показательный суд (судилище) (!!)  2. Нет — 84 (56,4)%.    33. Повлияло ли это (предыдущий вопрос) на упразднение ФСНП РФ?  1. Да — 77 (51,7%);  2. Нет — 60 (40%).    34. Требуется ли в настоящий момент орган, который бы подобно ФСНП осуществлял бы контроль за сотрудниками налоговых органов?  1. Да — 70 (47,0%);  2. Нет — 54 (36,4%);  3. Свой промежуточный вариант — 16 (10,6%). Контроль могут осуществить и иные органы МВД РФ, необходимо усилить прокурорский надзор; Прокуратуре этим надо заниматься; Необходима служба внутренней безопасности по примеру международных корпораций с подчинением ФНС РФ в г. Москве; Он уже есть (вероятно, имелось в виду Управление по налоговым преступлениям МВД РФ); Не обязательно. Достаточно заставить работать МВД и прокуратуру. А создавать новую структуру — значит, создавать новых взяточников. На работу туда все равно придут из МВД и т.п. (!!); Достаточно внимания правоохранительных органов; Они и составляли ядро коррупции; Мало что изменится: каждый человек должен в первую очередь следить за собой; Необходимо создать при ФНС подразделение, в функции которого перешли бы функции УНП МВД РФ. Т.е. налоговая служба должна быть единым целым.    35. Являетесь ли Вы предпринимателем?  1. Да — 12 (8,2%);24  2. Нет — 134 (89,4%).    36. Если были бы, то платили бы все налоги? (один вариант)  1. Да — 39 (25,9%);  2. Нет — 18 (11,7%);  3. Смысла платить все не вижу — 5 (3,5%);  4. Сколько не плати, государству не хватит — 10 (7,0%);  5. Сколько не плати, до бюджетников, экономики и реализации других важных задач не дойдет — 16 (10,6%);  6. Я лучше пожертвую на что-либо, чем заплачу налоги — 12 (8,2%);  7. Некорректный вопрос25 — 28 (18,8%);  8. Свой вариант — 16 (10,6%). При существующем объеме налогообложения — нет; Я бы искал пробелы в действующем законодательстве, чтобы не платить все налоги, так как их ставка достаточно велика; Да, если бы не смогла реально бы их обойти; Я заплачу, так как не рискну «химичить». Но если это окажется крайней невыгодным, скорее всего, прекращу предпринимательство. Но повторяю, я не предприниматель (по духу и по жизни). Бизнесменам сложнее, ведь для них это — жизнь (!!); Я не хочу пока заниматься бизнесом, чтобы не сталкиваться с коррупцией; В зависимости от рода занятий; Я бы им не была и не буду; Выбрала бы наиболее выгодную систему обложения и тогда бы платила; Платил бы по возможности все налоги, но постоянно искал бы законную возможность их минимизации; Платить в пределах, чтобы предприятие нормально работало.    37. Были ли у Вас в жизни коррупционные ситуации, не обязательно в сфере налогообложения, когда Вы рассматривали возможность дачи или получения взятки? (один вариант)  1. Да — 106 (70,5%);  2. Нет — 28 (18,8%);  3. Недопустимый в отношении меня вопрос — 7 (4,7%).  Иное: некорректно — дачи или получения взятки?; Непонятно: дать или взять? (!!); Что имеется в виду? Взял бы или дал бы? Не взял. Если вымогали бы, не дал. Но если нужно решить что-либо, возможно и дал бы. Хотя…26    38. Если бы у Вас возникла бы коррупционная ситуация, то как бы Вы из нее вышли? (один вариант)  1. Активно бы сопротивлялся — 58 (38,8%); Брыкалась бы и топала ногами;  2. Пассивно бы сопротивлялся — 23 (15,3%);  3. Не сопротивлялся бы — 10 (7,0%);  4. Поддался бы — 9 (5,9%); Дал или взял? (!!)  5. Считаю ниже своего достоинства отвечать на этот вопрос — 7 (4,7%).  Иное: Поступаю по ситуации27; В зависимости от значимости — поддался бы.    39. Насколько востребована в настоящее время научная разработка и обоснованность мер по профилактике и борьбе с коррупцией в сфере налогообложения бизнеса? (один вариант)  1. Она востребована не только в данное время, а всегда — 81 (54,1%);  2. Она имеет определяющее значение — 10 (7,0%);  3. Ее роль второстепенна — 16 (10,6%);  4. Ученые далеки от реалий жизни, поэтому их роль в этом деле незначительна — 14 (9,4%);  5. Ученые должны быть прежде всего генераторами идей, а большее от них и не требуется — 5 (3,5%);  6. Ученые должны, особенно сейчас, подавать пример образцовых борцов с коррупцией — 2 (1,2%);  7. Ученые сначала должны разобраться с коррупцией в своей сфере, а уже потом давать советы по профилактике данного явления в других областях — 9 (5,9%);  8. Свой вариант — 2 (1,2%). Она востребована обществом, но не правящей элитой (респондент, который уже указывал на правящую элиту при ответе на 21-й вопрос);    40. Каковы перспективы дальнейшего состояния коррупции в сфере налогообложения? (один вариант)28  1. Будет только возрастать — 60 (40%);  2. Не изменится — 60 (40%);  3. Ее уровень будет снижаться — 14 (9,4%).    41. Каковы перспективы дальнейшей борьбы с данной видом коррупции? (один вариант)  1. Будет возрастать положительная роль правоохранительных и иных властных органов — 24 (16,4%);  2. Возрастет позитивная роль населения, в том числе предпринимателей — 28 (18,8%);  3. Увеличится продуктивное воздействие средств массовой информации — 9 (5,9%);  4. Борьба с этим видом коррупции останется на таком же уровне, что и сейчас — 67 (44,7%); В ближайшее время.  5. Борьба с коррупцией в налоговой отрасли будет менее эффективной — 9 (5,9%);  6. Она будет сведена на нет (по каким причинам) — 0 (0%);  7. Свой вариант — 5 (3,5%). Все зависит от устранения/неустранения причин коррупции; Зависит от политической воли властей; Перспектив никаких, так как неправильная экономическая политика. Правоохранительные органы не могут вести успешную борьбу, пока сами не очистятся от коррупции. А их оздоровление возможно только после оздоровления экономики (!!).    42. Способны ли Вы повлиять на ситуацию с коррупцией в налоговых органах? (один вариант)  1. Да — 10 (7,0%);  2. Нет — 81 (54,1%);  3. Хотел бы, но не верю в положительный результат собственных усилий — 26 (17,6%);  4. Это в любом случае бесполезно — 10 (7,0%);  5. Могу, но не желаю наживать проблем со своими коллегами (предпринимателями, друзьями, сослуживцами и др.) — 2 (1,2%);  6. Опасаюсь негативной реакции начальства — 0 (0%);  7. Свой вариант — 10 (7,0%). Только как ученый; Зависит от многих обстоятельств; Может быть, но не в настоящий момент; Я всего лишь женщина, поэтому нет29; Оспаривание решений налоговых органов в суде.    43. Как Вы относитесь к такому утверждению: перманентная (постоянная) и непримиримая борьба с коррупцией ведет только к ее увеличению, ибо, постоянно выискивая недостатки и «сор в избе», мы только усугубляем их и добавляем к ним новые? (один вариант)  1. Нет, без борьбы нельзя — 77 (51,7%);  2. Возможно, роль борьбы сегодня преувеличена, требуется основной акцент перенести на профилактику — 24 (16,4%);  3. Неверное выражение: не вижу причинно-следственной связи — 12 (8,2%);  4. Согласен: болезнь, в данном случае, одно из проявлений зла, нужно лечить только добром — 3 (2,3%);  5. Борьба не нужна, так как ни к чему положительному не приведет, а профилактика сама по себе недостаточна, а потому бессмысленна — 5 (3,5%);  6. Свой вариант — 3 (2,3%). Нужна и борьба, и профилактика (!!)    44. Если в настоящее время констатируется практически полная беспомощность государства в профилактике коррупции и не только в налоговых органах, то зачем мы все равно упорно продолжаем уповать в первую очередь именно на государственные меры? (один вариант)  1. Потому что все зависит прежде всего от государства — 35 (23,5%);  2. Потому что государство является идеологом этой борьбы — 16 (10,6%);  3. Так как без поддержки государства не справиться — 28 (18,8%);  4. Поскольку это проблема государства, оно и должно ее решить — 26 (17,6%);  5. Это философский вопрос — 19 (12,9%);  6. Нелепый вопрос — 9 (5,9%); три восклицательных знака30  7. Свой вариант — 7 (4,7%). Я не утверждала, что меры государства приведут к снижению коррупции (респондент, который неоднократно затруднялся с ответом); Необходимо укреплять государственность в целом. Деятельность государства должна приносить пользу обычным людям; Государство вообще — это инстанция, уполномоченная обществом вести его дела. Если государство не справляется, то, боюсь, оно будет заменено обществом. Вначале это приведет к катаклизмам и анархии. Потом — к новому государству, которое не обязательно станет лучше предыдущего (!!); Уповать нужно не на государственные меры, а на изменение менталитета и отношения к этому явлению населения в целом, не только предпринимателей.     Подведем итоги и сделаем необходимые выводы.   Подавляющее большинство опрошенных (57,6%) полагают, что предпринимательство — это вид трудовой деятельности, а не просто вид заработка. Примечательно, что бизнес в качестве средства для обеспечения собственного пропитания рассматривает 4,7% респондентов, а как средство для собственного обеспечения и обеспечения других — в два раза больше (9,4%). Что свое дело призвано обслуживать только других, не считает никто. При этом только 1,2% опрошенных полагают, что предпринимательство — это основной источник налоговых поступлений, что в целом свидетельствует о соответствующем менталитете российского населения.   На вопрос о том, какие виды предпринимательской деятельности наиболее распространены, большинство справедливо считает, что торговля товарами массового, повседневного спроса (продуктами питания, бытовыми, промышленными и иными товарами).   При постановке вопроса «Занятие каким видом деятельности, по Вашему мнению, наиболее доходно?» преобладают ответы «Торговля минеральными сырьевыми ресурсами» (42,3%) и «Шоу-бизнес» (20%), что естественно для «стороннего» взгляда. Нас удивило, что никто не выбрал вариант «Организация и проведение спортивных состязаний», ибо речь шла о спорте в широком смысле. Никто даже не пробовал остановиться на этом варианте, сделать какие-либо уточнения и др., а ведь высокие заработки как отдельных спортсменов, так и чиновников спортивных ведомств и клубов очевидны, не говоря уже о коррупции и иных криминальных явлениях в этой сфере. Ведь доходность и от шоу-бизнеса, и от добычи нефти и иного углеводородного сырья — тоже понятие «растяжимое».   При ознакомлении с результатами ответов, как и на первом этапе, можно выявить массу противоречий.   Так, 106 (70,6%) респондентов полагают, что наиболее ощутимо коррупционное воздействие на бизнес от чиновников местного уровня, видимо, по причине того, что те ближе других к «народу». Хотя в данном случае это далеко не повод и не причина. В частности, если руководствоваться таким «критерием» и мотивом, то это входит в противоречие с результатами ответов на следующий вопрос. В самом деле, если, по мнению большинства, наиболее высок уровень коррупции по отношению к предпринимательству среди муниципальных служащих, то как тогда объяснить то, что при ответе на вопрос «Коррупционному воздействию с чьей стороны более всего подвержен бизнес?» преобладают ответы «сотрудники ОБЭП МВД РФ», «работники СЭС» и «служащих налоговых органов»? Ведь все указанные структуры — федерального уровня. Только двое отвечавших указали «органы местного самоуправления» (против 106 в предыдущем вопросе).   При ответе на вопрос «Какова динамика коррупции в сфере налогообложения частных предпринимателей в последнее время?» примерно одинаковое количество человек избрало варианты «ее уровень увеличивается» (43,5%) и «остается неизменным (41,1%), что, в сущности, повторяет результаты, полученные при ответе на этот вопрос, поставленный на первом этапе исследования.   На вопрос о том, как влияет на уровень коррупции в налоговой среде характер торговой деятельности, большинство (55,3%) ответило, что максимальное воздействие от коррумпированных сотрудников исходит в отношении предпринимателей, имеющих свои магазины или оптовые базы. Это подтверждается и материалами изученных нами уголовных дел.   Неожиданностью стали варианты ответа на вопрос «Зависит ли коррупционное воздействие налоговых служащих по отношению к частным предпринимателям от соответствующего поведения сотрудников иных ведомств?». 65 чел. (43,5%) считают, что коррупция в сфере налогообложения напрямую зависит от коррумпированности служащих других министерств и ведомств, «облагающих» бизнесменов.   При ответе на вопрос «Почему служащие налоговых органов злоупотребляют своим служебным положением, как правило, в одиночку, а не в соучастии?» многие (9,4%) поддались на провокацию, ответив, что так принято брать взятки.   На вопрос о том, есть ли национальная «составляющая» в выборе сотрудником налогового органа «клиента», большинство ответивших утвердительно указали «представители Северного Кавказа», причем в ряде ответов чувствовалась неприязнь к данному контингенту, что прослеживается в ответах и на следующий, 15-й вопрос.   При постановке вопроса «Каковы первостепенные причины коррупции в сфере налогообложения частных предпринимателей?» большинство ответило «экономические» (47,0%). Так, в частности, отвечали почти все опрошенные предприниматели. Отрадно то, что 11 чел. (7,1%) указали «нравственные».   При попытке охарактеризовать экономические причины налоговой коррупции большинство, как и на первом этапе, выбрало вариант «Низкий уровень заработной платы сотрудников налоговых органов» (47,0%). А вот что касается политических детерминант, то здесь данные разошлись. Если полгода назад преобладал вариант «Расширяющееся проникновение во власть представителей организованной преступности» (36,8% из 263 чел.), теперь — «Неспособность населения (налогоплательщиков) реально повлиять на власть» (48,2%).   Что касается правовых причин коррупции в сфере налогообложения бизнеса, то как на первом, так и на втором исследования возобладало мнение о низком уровне правового образования населения, в данном случае — предпринимателей. Аналогично едино мнение и при ответе на следующий вопрос о психологических причинах рассматриваемой коррупции: дача взяток как наиболее легкий путь решения проблем для некоторых предпринимателей (63,5% на втором и 54,3% на первом этапе). Как видим, данное мнение от этапа к этапу укореняется.   Наконец, при выяснении, что же может служить в качестве организационно-управленческих причин налоговой коррупции, большинство считает, что как и вообще, так и по отношению к предпринимателям в частности, таковым является откладывание борьбы с налоговой коррупцией на более позднее время в связи с острой необходимостью в борьбе с иными, «более опасными» видами коррупции (в правоохранительной, судебной системе, законодательной власти и др. (35,7% на первом и 38,8% на втором этапе).   Дальше мы поместили ряд по-своему провокационных вопросов с целью социальной оценки собранной на первом этапе статистики коррупционных преступлений в налоговой среде.   Первый вопрос был относительно того, что в Саратовской области коррупционные преступления в налоговой сфере совершаются гораздо чаще женщинами, чем мужчинами, по сравнению, например, с ситуацией в правоохранительной системе. Большинство респондентов объяснили это преобладанием женщин среди штата сотрудников (58,8%). Преобладание женщин в судебной сфере на это практически никак не влияет (всего 4,7%), а вот, по мнению почти 10%, женщины все же склонны к легким деньгам.   По собранной нами статистике большинство (59%) коррупционеров в налоговых органах Саратовской области из числа руководящих, а не рядовых кадров инспекций (руководители и их заместители). Отрадно то, что не «все решается через начальника» — так ответили 37 чел. (24,7%). Большинство же полагает, что «через начальника «быстрее», чем при помощи рядового инспектора» (30,5%) и «через начальника «лучше», чем при помощи рядового сотрудника» (34,1%). Таким образом, постепенно выявляются особенности российского предпринимательства, на что в числе прочего и было направлено анкетирование.   Следующим вопросов из данной серии был «По статистике две трети служащих ИФНС РФ Саратовской области, допускающих факты коррупции, — из числа сельских жителей (районов Саратовской области), а одна треть — жители г. Саратова. Каковы причины этого?». С подобной статистикой было больше всего несогласных (41,1%), по сравнению с другими такими же вопросами. Приятно, что всего 3 чел. (2,3%) в числе причин указали «г. Саратов — лицо области, поэтому здесь можно и нужно пойти на злоупотребления из политических соображений».   Последний «статистический» вопрос касался причин весьма низкого уровня выявленного рецидива коррупции в налоговой сфере (2,7%). Почти все опрашиваемые поняли, что речь идет о рецидиве в его криминологическом, а не в уголовно-правовом смысле. Ибо если его трактовать в последнем, то сам вопрос естественно исключается, в чем мы согласны с теми, кто давал соответствующие пояснения при выборе варианта «свой вариант». Подразумевалось то, что, например, сотрудник налогового органа после совершенного преступления мог быть освобожден или вовсе не привлечен к уголовной ответственности, что в ряде случаев было выявлено нами на первом этапе.   Такой процент рецидива большинство респондентов объяснили страхом налоговиков быть привлеченным к уголовной ответственности (29,4%). Вариант «жажда наживы налоговиков не прельщает» не выбрал никто. Видимо, сказывается предубеждение: среди данного контингента государственных служащих невозможно прожить «на одну зарплату».   Добавим к числу противоречий то, что некоторые респонденты на вопросы 23-26 выбирали несколько вариантов ответов, в числе которых был «статистика умышленно искажена». Таким образом, допускалось взаимоисключение: согласие со статистикой и ее отрицание.   Вопрос под номером 27 был поставлен тем, кто как раз не согласился с каким-либо статистическим материалом. Автору приятно то, что его прямо «обвинил» всего один человек и двое косвенно («смотря кто проводил статистику», «мало исследовали этот вопрос»). Двое ответили совершенно бессмысленно, «взвалив вину» на средства массовой информации, которые здесь совершенно ни при чем, как, впрочем, и органы ФНС РФ — на них «грехи повесили» 6 чел.   На вопрос о том, какие меры более предпочтительны в борьбе с коррупцией в налоговой сфере, большинство ответило «правовые» (90%). На втором месте — «экономические» (49,4%). Как видим, если первостепенные причины рассматриваемой коррупции экономические, то меры ее профилактики — правовые. Что касается нравственных мер профилактики, то они заняли «почетное» предпоследнее место, но все же так считает 18 чел. (11,7%).   При ответе на вопрос «Чья роль в профилактике коррупции в налоговой сфере более велика?», как и на первом этапе, возобладали мнения «правоохранительных органов» (38,8%) и «законодательной власти» (36,4%). Следует отметить, что на этот раз гораздо большее число респондентов возложило надежду на СМИ (31,7% на втором этапе против 16,7% на первом).   При ответе на 32 и 33 вопросы получилось, что ФСНП РФ была упразднена, в том числе, потому, что не способствовала сдерживанию и уменьшению уровня коррупции в сфере налогообложения частных предпринимателей.   При ответе на 36-й вопрос множество уверенно ответило утвердительно (25,9%). Правда, вариант «некорректный вопрос» избрали 18,8% респондентов, причем один после того, как ответил «нет», спохватившись потом. В этом вопросе наиболее ярки мнения, помещенные в ответе «свой вариант»: многие люди отвечали практически без всякого стеснения. Хотелось бы отметить здесь от себя то, что множество граждан недооценивает значение налоговой системы, того, что очень многим ей обязано. В этом дополнительно проявляется правило: любая критика должна быть конструктивной.   У более двух третей респондентов были в жизни коррупционные ситуации (70,5%). Только 58 чел. (38,8%) ответили, что если бы она в очередной раз возникла, то они бы активно ей сопротивлялись. Мы, честно говоря, не ожидали такого откровения со стороны опрашиваемых: 15,3% ответили «пассивно бы сопротивлялся», 7,0% — «не сопротивлялся бы» и 5,9% «поддался бы». Обратим также внимание на пояснения в ответе «свой вариант». Нам повезло с тем, что на первом этапе этот вопрос задавался только служащим налоговых органов, а на сей раз — всем категориям лиц, среди которых были и сотрудники ФНС РФ (еще один камень в огород «социологического обоснования» анкетирования). В прошлый раз «активно бы сопротивлялся» ответили 23,8% и «пассивно бы сопротивлялся» — 4,4% респондентов. «Не сопротивлялся бы» и «поддался бы» не выбрал никто. В основном, налоговики уклонились и проявили гордость, ответив «считаю ниже своего достоинства отвечать на этот вопрос» (65,6%). Тогда как на этот раз такой вариант избрало всего 4,7% опрошенных.   При ответе на вопрос «Насколько востребована в настоящее время научная разработка и обоснованность мер по профилактике и борьбе с коррупцией в сфере налогообложения бизнеса?» большинство выбрало вариант «она востребована не только в данное время, а всегда» (54,1%). «Не совать ученым нос в чужими проблемы», а прежде разобраться со своими, посоветовало 5,9% респондентов. Удручает то, что всего 2 чел. (1,2%) ответило «ученые должны, особенно сейчас, подавать пример образцовых борцов с коррупцией».   Отдельно остановимся на 42-м вопросе относительно личного участия профилактике коррупции в налоговых органах. Обнадеживает то, что 10 чел. (7,0%) твердо ответили «да». Столько же человек ответило так же, считая, однако, дело безнадежным и фактически бессмысленным. Еще 26 чел. (17,6%) рады бы помочь и не опасаются это сделать, но не верят в положительный результат своих усилий.   Таким образом, наше анкетирование показало, что на коррупцию в налоговой среде реально могут повлиять 46 чел. из 150. Радует то, что никто не боится своего начальства и почти никто не страшится возникновения проблем со своими коллегами (1,2%). Следовательно, задача видится в том, чтобы отдельным гражданам просто преодолеть свою неуверенность и боязнь.   Последние два вопроса были самыми сложными, носящими философский характер. Это было необходимо сделать: мы хотели, чтобы каждый отвечающий прочувствовал смысл анкетирования, а не просто ограничился участием в его процессе.   На 43-й вопрос, как и ожидалось, большинство стереотипно ответило «нет, без борьбы нельзя» (51,7%), не пытаясь как-либо рассуждать. «Крайнюю» логику проявили и те, кто остановился на 3-м варианте ответов. Удручает то, что только 3 чел. (2,3%) действительно уловили смысл вопроса и выбрали 4-й вариант. Остальные, по-видимому, его просто опасались или не поняли. Подчеркнем, что для нас важно не только и не столько то, чтобы человек правдиво и объективно отвечал на вопросы, а пытался бы размышлять и рассуждать, выходя за рамки общепринятых мнений. В данном же случае почти никто не поднялся на абстрактный уровень.   44-й вопрос показал всю беспомощность людей, находящихся во власти формулировок поставленных вопросов и приведенных вариантов ответов. Большинство (23,5%) выбрало первый вариант «потому что все зависит прежде всего от государства», а ведь он в корне неверен. Государство — это в любом случае правовая абстракция, институт, учрежденный населением. Борьба, а тем более профилактика коррупции — слишком сложная и комплексная проблема, чтобы поручать ее одному лишь государству и возлагать на него всю ответственность. Лукавость момента в том, что люди хотят сбросить с себя ее груз, однако он все равно ляжет на их плечи.   Также нисколько не заметили противоречивости и провокационности варианта ответа «поскольку это проблема государства, оно и должно ее решить» выбравшие его 17,6% респондентов. Даже на уровне многочисленных определений коррупции ее проблема никем не увязывается только с государством.   Продуктивность ощущается в том, что многие избрали вариант «так как без поддержки государства не справиться» (18,8%) и «потому что государство является идеологом этой борьбы» (10,6%).   Отвечая «это философский вопрос» (12,9%) и желая подчеркнуть его сложность как проблемы, респонденты, видимо, не чувствовали, что тем самым складывают в себя моральную ответственность. Положительно отметим то, что всего 9 чел. (5,9%) посчитало вопрос нелепым.   Пояснения, данные в варианте «свой вариант», достаточно ясны, хотя и не сущностны, несмотря на их казуистичность. Приятно то, что некоторые респонденты все же пытались рассуждать и высказывать собственные мнения.   Итак, анкетирование дало следующие результаты:  1) Население в целом показало достаточно высокий уровень осведомленности о состоянии и проблемах коррупции в сфере налогообложения вообще и в отношении частных предпринимателей в частности. Многие ответы были весьма полными с весомыми аргументами, основанными на здравом смысле, житейском опыте и профессиональном подходе.  2) При этом некоторые граждане, как и на первом этапе, проявляли несерьезность при ответе на многие поставленные вопросы. Многие из таковых отвечали вдумчиво, если только вопрос касался их лично. В этом, очевидно, заключается побочное свойство любого анкетирования: отдельные люди не желают делать над собой усилия с целью придания своим рассуждениям объективности. Так, мы снова столкнулись с «извечной проблемой между мужчиной и женщиной» (мужчины отвечают по «мужской», а женщины — по «женской» логике, порой демонстративно противопоставляя их друг другу). «Практики» и «прагматики» осуждали «теоретические» вопросы; множество лиц отвечало с позиции своего социального статуса (профессии, должности и др.), не в силах перешагнуть через него; ряд респондентов отрицательно высказывался в отношении чересчур «философского» характера анкет и т.д.  3) Население настроено далеко не так пессимистично и даже трагично в отношении проблемы коррупции в сфере налогообложения, как это пытаются представить средства массовой информации и отдельные научные деятели. Многие вообще не видят в этом серьезной проблемы, рассматривая ее как атрибут жизнедеятельности, пусть и с отрицательным оттенком.  4) Граждане вполне могут оказать существенное противодействие коррупции и не только в сфере налогообложения. Причиной, удерживающей их от этого, является вовсе не страх за своих родственников и близких, боязнь потерять работу и пр., а разумность поведения: по существу, все подспудно понимают, что гораздо лучше заниматься не борьбой, а профилактикой, причем осторожно.  5) При анализе результатов ответов мы убедились, что опрошенные люди не проявляют какой-либо активной неприязни, злобы к государству, которое ими управляет. Ибо, судя опять же по сообщениям во многих СМИ, наше государство насквозь «гнилое», коррумпированное и, в общем, жизнь у всех совершенно беспросветная. В даваемых ответах чувствовалось, что большинство людей хорошо представляет себе роль государства и его органов в управлении обществом, характер и степень опасности злоупотребления служебным положением отдельными служащими.  6) Люди, в основном, доверяют криминальной статистике, получаемой от правоохранительных органов, что означает в целом наличие их доверия по отношению к ним и опровергает все досужие вымыслы о нежелании сотрудничать с ними.  7) Граждане задумываются о проблемах коррупции не только на правовом, но и на нравственно-философском уровне. В частности, около 10-12% опрошенных в качестве признака коррупции вообще рассматривают нравственное оскудение и падение власти, в числе ее детерминант учитывают моральную составляющую и аналогично рассуждают о мерах профилактики коррупции.   Результаты анкетирования мы отразили в сводной таблице 1.      Таблица №5. Сводная таблица результатов анкетирования

Do NOT follow this link or you will be banned from the site! Пролистать наверх