Eрохина л д буряк м ю торговля жeнщинами и дeтьми в социальной и криминологичeской пeрспeктивe м 2002 360 с

Ерохина Л.Д., Буряк М. Ю.    ТОРГОВЛЯ ЖЕНЩИНАМИ И ДЕТЬМИ  В СОЦИАЛЬНОЙ И КРИМИНОЛОГИЧЕСКОЙ ПЕРСПЕКТИВЕ                                                            Книга издана при финансовой поддержке Агентства США по международному развитию (USAID) и Совета по научным исследованиям и обмену (IREX)       Ерохина Л.Д., Буряк М.Ю. Торговля женщинами и детьми в социальной и криминологической перспективе. — М.: 2002. С.     ISBN     ББК     В представленной книге внимание фокусируется на природе и социальных последствиях одной из форм современной работорговли, а именно торговле женщинами и детьми в целях сексуальной эксплуатации. В связи с этим в книге исследуются ряд подходов к изучению основных форм сексуальной эксплуатации ? проституции и порнографии, структура и виды организованной проституции, и ее связь с организованной преступностью. Учитывая преступный характер деятельности современных работорговцев, авторы посчитали необходимым включить в книгу анализ международных документов и законов, направленных против торговли людьми. В свете этих законов рассматриваются социальные и криминальные аспекты секс-торговли женщинами, способы вовлечения в сети международных торговцев и ее организационную структуру.

 

Особый акцент авторы делают на освещении проблемы торговли людьми в России. Авторы рассматривают способы вовлечения женщин и детей в сеть работорговли, маршруты их вывоза за рубеж, условия работы в странах доставки.

 

Основу книги составили эмпирические исследования в области трэффика женщин, проведенные авторами в Дальневосточном регионе России.   Книга предназначена для высшего управленческого персонала, руководителей правоохранительных органов, философов, социологов, преподавателей, студентов и аспирантов высших учебных заведения социального и юридического профиля, правозащитных организаций и круга читателей, интересующихся теоретическими и практическими вопросами природы, предупреждения и противодействия торговли людьми.          ВВЕДЕНИЕ    Раздел I.

 

МЕТОДОЛОГИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ I.1  I.2. I.3.  1.4.  1.5.  1.6.     Цель исследования  Рабочие гипотезы  Общие проблемы методологии исследования трэффика  Методологическая и техническая база исследования  Методология поиска и интервью с трэффикерами  Методология сбора информации в агентствах по трудоустройству населения за рубежом Раздел II. ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ И ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ ОСНОВАНИЯ ПРОСТИТУЦИИ И ТОРГОВЛИ ЖЕНЩИНАМИ II.1.  II.2.

 

II.3.  II.4.    II.5.  II.6     Дефиниции проституции  Природа и мотивы женской проституции: антропологические теории  Теории институциональных оснований проституции  Проблема изучения масштабности и организационной структуры проституции  Условия труда  Социальный портрет проститутки   Раздел III ДЕТИ И СЕКСУАЛЬНОЕ НАСИЛИЕ III.1.  III.2.  III.3.   Вовлечение детей в проституцию  Вовлечение несовершеннолетних в порнографию  Порнография и права человека Раздел IV. СОВРЕМЕННАЯ ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА БОРЬБЫ С ПРОСТИТУЦИЕЙ IV.1.  IV.2.     Дискуссии о легализации проституции  Деятельность правоохранительных органов в борьбе с проституцией в Дальневосточном регионе   Раздел V БЕЛОЕ РАБСТВО В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ V.1.  V.2.   Международная секс-индустрия и процессы глобализации  Торговля детьми Раздел VI ПРОБЛЕМА ДЕФИНИЦИЙ ТРЭФФИКА И ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ БАЗА VI.1.  VI.2.    VI.3.    VI.4.

 

Поиск корректного определения  Определение трэффика в международных декларативных документах  Законодательство против вывоза и торговли женщинами в странах поставщиках  Законодательства принимающих стран, направленные  против торговли людьми   Раздел VII ТОРГОВЛЯ ЛЮДЬМИ КАК ПРОБЛЕМА НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ VII.1  VII.2  VII.3  VII.4 Состояние проблемы  Способы вербовки в секс-индустрию  Организация трэффика  Перемещение женщин в страны Юго-восточной Азии с целью сексуальной эксплуатации   Раздел VIII. РЕГИОНАЛЬНЫЕ ОРГАНИЗАЦИЙ И ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫЕ ОРГАНЫ В ПРОТИВОДЕЙСТВИИ ТОРГОВЛЕ ЛЮДЬМИ VIII.1.    VIII.2.   Анализ деятельности дальневосточных фирм по трудоустройству и туристических фирм  Борьба правоохранительных органов региона с торговлей людьми   Раздел IX. ВОЗМОЖНЫЕ ПОДХОДЫ К РЕШЕНИЮ ПРОБЛЕМЫ ТОРГОВЛИ ЛЮДЬМИ: ПОСЛЕДСТВИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ ПРИЛОЖЕНИЕ                                                 Обращение к столь сложной проблеме как торговля женщинами в целях сексуальной эксплуатации вызвано следующими обстоятельствами.

 

Во-первых, в последней четверти ХХ века международная проблема торговли людьми стала горячей темой для многих политиков в разных странах. Правительства и граждане стран, в которые доставляются люди в качестве товара, проявляют озабоченность нарастающими масштабами проблемы, нелегальной миграцией, сопровождающими торговлю людьми и ростом сети организованной преступности, осуществляющей процесс торговли. По своей сущности торговля людьми является формой рабства.

 

И как любая форма она, в первую очередь, захватывает в свое поле самых беззащитных, а именно женщин и детей. Они вовлекаются в сети работорговцев с разными целями, одна из которых — сексуальная эксплуатация.

 

В разных ее проявлениях она приобретает угрожающие масштабы. В частности, предметом особой озабоченности правозащитных, государственных и правоохранительных организаций стала проституция, драматический рост которой Всемирная организация здоровья (ВОЗ) отмечает практически в каждой стране мира1. В докладах ООН указывается, что насилие против женщин, включая принудительную проституцию, приобретает, по-видимому, глобальный характер.

 

Немаловажную роль в ее росте сыграли бум секс-индустрии в Азии, Европе, Южной Америке; бедность стран третьего мира, экономическая депрессия в странах бывшего Восточного блока и слабость или неспособность законов, бессильных перед сводниками, сутенерами, покупателями проституции, содержателями борделей и другими участниками сексуальной эксплуатации женщин и детей.   Во-вторых, явление торговли людьми слабо освещено в научной литературе и еще меньше находит признания в российской правоохранительной и криминалистической практике. Одна из причин подобного положения дел состоит в том, что как теоретики, так и практики не делают различий между добровольной и принудительной проституцией, хотя есть достаточно много оснований допускать их разграничения. Вторая причина заключается в смешении понятий торговля женщинами и проституция.

 

В данном пункте авторы занимают четкую позицию, утверждая, что никоим образом нельзя отождествлять два эти понятия. Торговля людьми, в частности торговля женщинами, включает разные виды, к которым относят домашнее рабство, принудительные браки, продажа людей для использования их внутренних органов, фальшивое усыновление/удочерение, принудительное вынашивание ребенка и т.д.

 

Торговля женщинами в целях сексуальной эксплуатации есть часть глобальной проблемы работорговли, которая требует рассмотрения наряду с другими ее формами.   В-третьих, авторы убеждены, что торговля женщинами, как отдельный вид торговли людьми, является грубейшим нарушением прав человека и дискриминацией по признаку пола. Освещение торговли людьми под данным углом зрения позволяет изменить сложившиеся общественные стереотипы, рассматривающие любую женщину, попавшую в сети сексуальной эксплуатации как потенциальную проститутку. Фокус борьбы с торговлей людьми должен быть перенесен с пострадавшей на организаторов перемещения и продажи женщин за рубежом в сферу секс-индустрии.

 

В-четвертых, точка зрения авторов состоит в том, что торговля женщинами представляет собою глубоко криминализированное явление. Она поддерживается криминальными организациями, играющими определяющую роль в данном бизнесе и прямо или косвенно вовлеченными в транспортировку женщин как внутри России, так и за ее пределами. Как сектор коммерческой секс-индустрии проституция, поставленная в большинстве стран вне закона, приносит колоссальные доходы ее владельцам.

 

Именно поэтому вовлечение в проституцию, продажа и перепродажа женщин и детей с последующим принуждением к занятиям проституцией становится прибыльным занятием для многих преступных групп, вовлеченных в данный бизнес. Рассмотрение торговли женщинами в целях сексуальной эксплуатации как явления, поддерживаемого и провоцируемого организованной преступностью или организованными преступными группами, позволяет понять скрытые механизмы его поддержания, а, значит и возможности борьбы с нею.   В-пятых, масштабы торговли людьми являются столь угрожающими национальной безопасности и национальному генофонду, что пришло время специалистам правоохранительных структур и государственным властным организациям обратить пристальное внимание на указанную проблему. В-шестых, необходимо вносить принципиальные изменения в методологию изучения торговли людьми.   В связи с этим в монографии анализируются с позиций защиты прав человека существующие в мировой и российской практике законы, направленные против торговли людьми.

 

Авторы обосновывают необходимость введения в российскую юридическую практику законодательства, аналогичного тому, что введено во многих зарубежных странах.   В книге отмечается связь между вывозом, продажей женщин и организованной проституцией, как в России, так и за рубежом. Авторы отмечают, что организованная проституция является экономическим и структурным основанием торговли женщинами в целях сексуальной эксплуатации. Рост проституции, встроенность ее в экономику страны, связь с международной сетью организованной преступности являются объектами общественного морализаторства. Именно морализаторства, поскольку ни государство, ни институты социальной помощи и образования (за редким исключением) не берут на себя обязательства в оказании помощи взрослым и детям, вовлеченным в проституцию.

 

А между тем проституция как объект исследования требует подходов с различных сторон: нарушения прав человека, исследования условий труда, незаконной миграции, коммерциализации сексуальной эксплуатации детей, угрозы общественного здоровья. Проституция увеличивает риск роста ВИЧ-инфицированных больных. Она тесно связана с экономической эксплуатацией, коррупцией, организованной преступностью и наркоторговлей. Кроме того, проституция — чрезвычайно опасное занятие, поскольку индивид, включенный в этот род занятий, оказывается в криминальной среде сутенеров, наркоманов и преступников. Она/он рискует своим здоровьем и даже жизнью.   В книге предпринята попытка обобщения некоторых подходов к изучению проституции как явления. Во избежание морализаторства и поверхностных оценок внимание обращается, прежде всего, на институциональные и индивидуальные мотивации женщин к этому роду занятий.

 

Важнейшими институциональными факторами являются: 1) резкая диспропорция в трудоустройстве женщин, желающих выехать на работу за границу по легальным каналам; 2) отсутствие двухсторонних договоров на уровне государств для трудоустройства граждан по специальностям, не требующим высокой квалификации (няни, сиделки, горничные, строительные рабочие и т.п.); 3) традиционная установка российских служб занятости на низкий уровень притязаний женщин в зарплате и карьере. Все это вместе взятое приводит к тому, что женщины подталкиваются самим государством к поиску альтернативных путей заработка, каковым может стать проституция. Отсутствие рабочих мест или крайне низкая заработная плата, часто ниже прожиточного минимума, вынуждают женщин сознательно принимать кабальные условия найма на работу различных агентств. При этом женщины оказываются в положении правовой незащищенности, поскольку в России отсутствует законодательное обеспечение массовой трудовой миграции.   В монографии представлены наиболее типичные способы рекрутирования женщин и детей в проституцию.

 

В основе заключений лежат эмпирические исследования, которые были проведены в Дальневосточном регионе среди взрослых женщин и несовершеннолетних девочек, занимающихся проституцией. В работе намеренно делается различие между детской и взрослой проституцией для того, чтобы показать, что наказание за насилие в отношении женщин должно быть таким же неотвратимым, как и за насилие над детьми. Дело в том, что, наказывая преступника за сексуальную эксплуатацию девочки пятнадцати-шестнадцати лет и оставляя без внимания сексуальную эксплуатацию женщин после восемнадцати лет, мы тем самым вольно или невольно санкционируем проституцию, забывая, что детская проституция непосредственно смыкается с взрослой. Вряд ли возможно покончить с детской проституцией до тех пор, пока не будет развита стратегия борьбы против сексуальной эксплуатации человека любого пола и любого возраста.   И, наконец, в книге представлены результаты исследований специфики и масштабов торговли женщинами в Дальневосточном регионе и сравнение их с аналогичными процессами в странах мира. Авторы рассматривают способы вовлечения женщин и детей в сеть работорговли, маршруты их вывоза за рубеж, условия работы в странах доставки.

 

Вместе с тем в книге обобщается практика работы различных государственных структур, по роду своей деятельности обязанных противостоять торговле людьми.   Авторы выражают глубокую и искреннюю признательность сотрудникам правоохранительных органов, Федеральной пограничной службы и работникам прокуратуры Приморского края, Амурской области, Хабаровского края и Сахалинской области, оказавших большую помощь в сборе материалов для книги.   Мы благодарим профессора Американского Университета (Вашингтон) Салли Стокер инициировавшей наше исследование в области торговли людьми и сексуальной эксплуатации женщин.   Рамки данного издания не позволяют перечислить всех людей, помогавших авторам в сборе эмпирического материала: волонтеров, представителей женских неправительственных организаций, женщин и их родственников, пострадавших от торговли людьми и многих других. Их участие в работе над книгой авторы ценят чрезвычайно высоко.   И, наконец, мы благодарим спонсоров, без которых издание данной книги было бы невозможным, а именно Агентство США по международному развитию (USAID) и Совет по научным исследованиям и обмену (IREX).     Издание подготовили:   Разделы I-V, VI.1, VII-IX ? Ерохина Л.Д.   Разделы VI.2, VI.3, VI. 4 ? Буряк М.Ю.

 

РАЗДЕЛ I.  МЕТОДОЛОГИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ       Незаконное перемещение людей и торговля ими как живым товаром (трэффик) становятся глобальной проблемой, которая, в свою очередь включает множество вопросов, связанных с определением специфики стран, откуда осуществляется доставка людей, способами перемещения, вербовкой, структурной организацией, требованиями рынка в странах доставки и др. Каждый из этих вопросов сам по себе составляет серьезную проблему, требующую решения. Однако основная сложность их решения, ? отсутствие соответствующей методологии, которая бы в полной мере приблизила наше знание о проблеме к картине, соответствующей реальности, а также практически полное отсутствие трэффика как предмета исследований в российской академической литературе. Поэтому каждому исследователю, особенно включенному в эмпирико-аналитическое поле исследования, приходится начинать все сначала. Путем проб и ошибок в этой области создаются собственные методы или применяются комбинации различных методов. Видимо пришло время исследователям объединить усилия и рассказать о шагах, техниках и методах, используемых ими в ходе получения и анализа информации. Освещение такого рода опыта поможет значительно продвинуться в международных усилиях по борьбе с работорговлей.  I.1.

 

Цель исследования     Исследование торговли женщинами в Дальневосточном регионе проводилось с января 2000 по сентябрь 2002 гг. Оно осуществлялось в рамках Владивостокского Центра по изучению организованной преступности и коррупции, созданного в 1997 году на грант Министерства Юстиции США и по договору с American University Transnational Crime and Corruption (Вашингтон).   Учитывая сложность объекта исследования, скрытый характер, способы транспортировки, формы торговли женщинами и неоднозначное отношение к проблеме, как со стороны административных властей, так и со стороны общественного мнения исследование имело следующую цель: определить влияние трэффика женщин в целях сексуальной эксплуатации в Дальневосточном регионе на формирование политики национальной безопасности в России.   Цель достигалась через постановку следующих задач:  — определить правовые, экономические, социальные и криминологические основания торговли людьми в целом и факторы, способствующие трэффику женщин;  — исследовать, какую специфику приобретает трэффик, когда его объектом являются женщины;  — исследовать способы вербовки женщин в секс-индустрию;  — определить организационную структуру трэффика;  — проанализировать работу туристических фирм и фирм по трудоустройству, деятельность которых связана с обеспечением выезда-въезда российских граждан за пределы России;  — исследовать деятельность правоохранительных органов в борьбе с торговлей людьми;  — выявить процессы, свидетельствующие о тенденциях нарастания торговлей женщинами и сексуальной эксплуатации.   Данные, на которых строилась практическая часть исследования трэффика женщин, были собраны в Приморском и Хабаровском краях, Амурской и Сахалинской областях.  I.2. Рабочие гипотезы    Гипотеза первая   Торговля людьми (в частности торговля женщинами) объявленная вне закона, представляет собою многоплановую, широко разветвленную и хорошо организованную международную сеть, вовлекающую в процесс купли-продажи ее жертв и организаторов ? продавцов, покупателей, посредников, охранников и т.д. В ее обороте находятся не только криминальные структуры, но и официальные круги: сотрудники визовых и миграционных служб, правоохранительных органов, государственных учреждений разного уровня и пр.

 

Поэтому можно отметить, по крайней мере, две причины, по которым отсутствует точная и надежная статистика в области торговли людьми. С одной стороны, большинство их тех, кто был продан, никогда не определяются как таковые иммиграционными властями. С другой стороны, угроза депортации обычно сдерживает женщин, пострадавших от торговли и эксплуатации, в их желании обратиться за помощью к официальным властям.    Гипотеза вторая   Противоборство торговле женщинами затруднено, во-первых, политическим попустительством российского правительства при игнорировании проблемы большинством властных структур, предпочитающих не замечать, что вывоз российских граждан за рубеж давно перестал быть частным делом, а перешел в разряд масштабных коррумпированных криминальных преступлений. Во-вторых, несовершенство, либо отсутствие правовой базы для решения данной проблемы делает торговлю женщинами практически безнаказанной. Практика рассмотрения дел, связанных в целом, с торговлей людьми осуществляется, чаще всего, в контексте проблем иммиграции, что затрудняет выделение уголовно наказуемых деяний, каковыми является торговля людьми, в отдельные преступления. С прибывшими женщинами обращаются как с нарушительницами иммиграционных законов, что ставит последних в условия правовой беззащитности. В-третьих, ущербность современной российской и международной законодательной и процессуальной практики, не позволяет в должной мере выявить криминальный аспект торговли людьми. В-четвертых, юристы и общественные организации, отстаивающие интересы женщин, попавших в рабство, утверждают, что, «правительства как импортирующих, так и экспортирующих живой «товар» стран имеют большой интерес в этом «бизнесе» и потому не торопятся принимать необходимые меры»2.

 

В-пятых, в правоохранительных структурах отсутствуют специальные подразделения, которые могли бы заниматься борьбой с торговлей людьми в различных ее проявлениях. В-шестых, практически полное отсутствие научных исследований данного явления в России или некачественные и недобросовестные исследования не только в России, но и в зарубежных странах не позволяют представить полноценно его масштабы и, следовательно, выработку политики в борьбе с организованной преступностью.    Гипотеза третья   Она состояла в том, что торговля женщинами в целях сексуальной эксплуатации ? явление не только транснациональное, но и национальное. Многие женщины, вовлеченные в коммерционализированную секс-индустрию в России добровольно или по принуждению, подвергаются трэффику внутри региона. Их перевозят с места на место, обменивают партиями для обновления персонала фирм досуга, бань, гостиниц и других мест по оказанию се6ксуальных услуг. Поэтому исследование внутренней структуры и организации коммерческой секс-индустрии, в частности, организованной проституции, в России позволит создать исследовательский фундамент для понимания структуры транснациональных организаций, вовлекающих женщин в сексуальную эксплуатацию за пределами страны.    Гипотеза четвертая   Во многом трэффику содействуют средства массовой информации, имеющие огромное влияние на массовое сознание населения. Действующий закон о рекламе не требует проверки объявлений, публикующихся в СМИ на предмет определения недостоверной информации о трудоустройстве за рубежом; не запрещает печатать объявления о найме на работу в фирмы досуга, за фасадом которых скрывается организованная проституция; не препятствуют, а более того, популяризирует образы проституции, зачастую идеализируя этот род занятий и формы насилия над женщиной. В равной степени СМИ могут противодействовать трэффику. Взвешенное, квалифицированное освещение проблемы в средствах массовой информации может предупредить трэффик. В то же время изучение Дальневосточных изданий выявило, что СМИ далеки от этой проблемы. Среди десятков региональных газет были выбраны для контент-анализа 12 крупных газет Приморского и Хабаровского края, имеющих репутацию источников, дающих достаточно объективную информацию. Охватываемый период изучаемых источников — с 1991 по 2000 гг. Анализ показал, что в изучаемых источниках отсутствовал сам термин «трэффик».

 

Он появился только в сентябре 2000 г.

 

Отсутствие данного термина позволило предположить полное незнание проблемы средствами массовой информации и в этом смысле, отсутствие информированности населения о формах и видах торговли людьми.  I.3. Общие проблемы методологии исследования торговли людьми     В условиях невнимания к проблеме секс-торговли как со стороны правоохранительных органов, так и со стороны академических ученых выработка подходов к изучению данного явления как вида работорговли сильно затруднена. Существует множество факторов, влияющих изучение данного феномена. Наибольшая трудность состоит в скрытом характере проблемы. Это означает практическое отсутствие систематизированных статистических данных; глухое сопротивление проведению исследования со стороны официальных лиц, с большим трудом признающих существование проблемы торговли людьми в России или не признающих ее вовсе; труднодоступность к официальным и неофициальным источникам информации; и, наконец, проблематичность интерпретации полученных данных. Следовательно, создание соответствующей методологии для изучения проблемы трэффика все еще находится в процессе.   Торговля людьми является нелегальной сферой деятельности, в которой очень трудно определить точную численность торговцев и их жертв и это усложняет задачу и исследования данного феномена. Противоречивые данные, полученные путем предварительного изучения темы, позволяют сделать вывод о зачастую ненадежных источниках, используемых в докладах и отчетах. Так, например, в многочисленных отчетах МОМ указывается, что только из Украины за последние десять лет было продано за границу 400.000 ?

 

480.000 женщин для работы в секс-индустрии и низкооплачиваемых сферах предприятий легкой промышленности3. Из их числа 100.000 были насильственно принуждены к занятию проституцией,4 в частности около 3000 на территории США5. Более того, в марте 2000 г. представительницы МОМ завили, что ежегодно из Украины вывозится около 400.000 женщин (Семинар «International Efforts to Combat Human Traffic» Вашингтон, IOM офис, 5 марта 2002). Однако первое и последнее научное исследование, связанное с проблемами трэффика женщин проводилось в Украине по заказу МОМ в 1994 году, а цифра 400.000 продолжает звучать во всех официальных отчетах. Аналогичные заблуждения возникают и на правительственном уровне. Так, секретарь госдепартамента США Коллин Л. Пауэлл заявил, что «число жертв трэффика в мире, большинство из которых женщины и дети, оценивается от 700.000 до 4.000.000 ежегодно»6. Некорректность оценок в 3.500 млн.

 

человек свидетельствует, по меньшей мере, о непрофессиональных исследованиях и данных, предоставляемых затем на официальном уровне.   Сходные проблемы возникают и при изучении торговли женщинами в России.

 

В большинстве своем российские исследования имеют своей целью привлечение внимание общественности и поэтому достаточно поверхностны в статистике, методах оценки масштабности явления и используемых подходах. Специальных научных исследований, которые бы представили торговлю людьми как систему организованной преступности, в России не проводилось.

 

В большой степени проблему трэффика поднимают неправительственные организации. И хотя само по себе ее осознание и освещение очень важно, однако, используемые подходы позволяют сделать вывод, что явление торговли людьми рассматривается как проблема нарушения прав человека, с одной стороны. С другой ? выводы и данные НПО часто не отличаются научной, криминологической и правовой обоснованностью7. В большинстве случаев их выводы основываются на нерепрезентативных результатах общественного мнения и свидетельских показаниях жертв трэффика, что конечно очень важно, но не всегда достоверно.

 

Бороться же с явлениями торговли и эксплуатации людьми, только опираясь на международные документы по правам человека и на свидетельских показаниях, невозможно. Необходима, прежде всего, доказательная база для создания программ борьбы с трэффиком на всех уровнях власти.   В то же время, очевидно, что трэффик ? явление сложное и многогранное.

 

Оно выходит за рамки привычного круга вопросов, с которыми имеют дело уголовные и гражданские законодательства разных стран. Кроме того, явление это имеет транснациональный характер и процедуры согласования совместных оперативно-розыскных действий, выявления состава преступления, согласования процессуальных процедур требуют значительных усилий и времени.

 

Тем более что сам термин «торговля людьми» имеет множество аспектов. Значит и подходы к изучению данного явления должны быть комплексными.  I.4.

 

Методологическая и техническая база исследования     Поскольку исследование проблемы торговли людьми осложнено высокой латентностью данного вида преступлений и его ярко выраженной специфичностью, то «прямое» изучение этого явления крайне затруднительно. Поэтому в исследовании феномена трэффика был использован системный подход. В рамках данного исследования к основаниям, которые формируют эту систему, следует отнести социальные, экономические и криминальные структуры. Следовательно, понимание сущности данного феномена необходимо исследовать через системный анализ. Прежде всего, это означает найти ответ на вопрос: что является системообразующим фактором, какие уровни и структуры имеет торговля людьми, как взаимодействуют уровни и как поддерживаются уровни устойчивости этой системы.   На макроуровне в качестве системообразующих факторов можно выделить 1) процессы глобализации мировой экономики, влияющие на создание секс-индустрии, 2) рост внутренних и внешних миграционных потоков, 3) создание региональных рынков труда, 4) процесс интеграции российской и международной организованной преступности. При этом процессе внутренние процессы каждой системы должны выступать в качестве мотивации к интеграции. Кроме того, ни один из элементов системы, не может рассматриваться как самодостаточный, главный, или второстепенный в создании или понимании этой системы. Более того, в сложных системах, таких как трэффик отдельные элементы могут осуществлять движение и становиться факторами иных элементов.

 

В системный анализ был включен также гендерный подход8. Многие исследования в области торговли женщинами в целях сексуальной эксплуатации проводятся без понимания того, что конструкция гендера играет наиболее важную роль в создании стереотипных представлений о мужчинах и женщинах как эротических и сексуальных субъектах.

 

Это означает, что в канву проблемы должны быть включены не только торговцы и жертвы торговли, но также мужчины-клиенты, СМИ, порнографическая индустрия и многое другое.   Имея в качестве основания данный подход, представляется возможным: 1) увидеть национальные и региональные особенности торговли женщинами и юными девушками; 2) представить механизмы, используемые сетью торговцев для их вовлечения в сексуальную эксплуатацию; 3) понять социальную ответственность государства и общества в отношении феномена торговли людьми; 4) преодолеть исторически сложившееся маргинальное положение женщин и зачастую несправедливое обращение с ними со стороны уголовного правосудия.

 

Гендерный подход создает более высокую степень понимания этих вопросов и целенаправленность действий по их разрешению. На проходившем 10-м Конгрессе ООН по предупреждению преступности и оказанию помощи правонарушителям (Вена, апрель 2000 г.) директор Международного центра Национального института юстиции Министерства юстиции США Джеймс Финкенауэр подчеркнул: «Было бы желательно, чтобы исследования с учетом вопросов пола играли неотъемлемую роль в создании атмосферы лучшего понимания проблем. Было бы также целесообразно, чтобы системы уголовного правосудия на местном, национальном и международном уровнях заполнили многочисленные информационные пробелы путем предоставления соответствующих данных и осуществления исследований. И, наконец, важным является то, чтобы на основе этих знаний разрабатывались новые направления политики, практические решения и программы»9.   Системный подход позволил применять различные техники, в том числе, такие как сбор количественных данных о состоянии проблемы, включая:  * контент-анализ правовых, криминологических и гендерных информационных материалов, СМИ, научных статей, книг и других материалов в аспекте трэффика;  * статистический анализ отчетных материалов, полученных в туристических агентствах, силовых, пограничных, таможенных, правоохранительных и других организациях;  * первичный анализ отчетов судебно-медицинских экспертиз, ежегодных психологических и венерологических диспансеров и других материалов;  * анкетирование сотрудников правоохранительных органов и представителей исполнительной и законодательной власти; анализ полученных данных;  * анкетирование женщин вовлеченных в проституцию и сексуальную эксплуатацию, и анализ полученных данных;  * поиск данных через Интернет, целенаправленный поиск организаций, занимающихся проблемами миграции и мигрантов, а также организованной преступности;  * вторичный анализ полученных материалов.   Классические позитивистские техники дополнялись дискурсивными аналитическими техниками в форме полуформализованного, свободного интервью с экспертами правоохранительных, административных и силовых структур в области противодействия торговли женщинами. Выбор экспертов определялся возможной заинтересованностью в решении проблемы трэффика и уровнем принятия властных решений.   В качестве особого и, пожалуй, самого трудноступного информационного материала для понимания латентной проблемы использовались case-study, репрезентирующие качественное разнообразие явления торговли женщинами. В качестве таких случаев использовались глубинные и биографические (неформализованные) интервью с пострадавшими от торговли, записанные как свидетельские показания или же рассказы и свидетельства родственников пострадавших. Кроме того, были использованы в качестве case-study истории трэффикеров. Применение качественных техник позволяет как бы «входить» в жизнь и истории интервьюируемых, сопоставлять образцы жизни, действий и слов в контексте беседы. При помощи этих техник выстраивается цельная картина событий.   Однако большая проблема заключается в том, чтобы пострадавшие от трэффика себя обнаружили и заговорили. Особенно тяжело она решается в начале исследования.

 

Здесь возможно несколько вариантов решений. Первый ? обращение в официальные правоохранительные и другие организации, которые могут по роду своей деятельности заниматься розыском лиц, пропавших за рубежом и бороться с предотвращением и последствиями торговли людьми. Но запросы в данные структуры не внесли ясности в определение масштабов трэффика и путей его предотвращения.

 

Данные, получаемые из разных источников, противоречивы как в масштабах, так и в оценках феномена работорговли.

 

Второй путь ? обращение к неправительственным (в основном женским) организациям, работающим с жертвами насилия или обращение к правозащитным организациям. Но проблема заключается в том, что информация, предоставленная этими организациями, может быть недостоверной или субъективной.

 

Женщины, так или иначе пострадавшие от торговцев весьма неохотно рассказывают о своих историях по разным причинам. Во-первых, практика свидетельствует, что многие женщины имеют отрицательный опыт столкновения с полицией за рубежом и с правоохранительными органами в России. Обращение в милицию несет значительный риск для женщин ?

 

через использование их как свидетелей в интересах борьбы с организованной преступностью без предоставления определенной защиты или поддержки. Преследование преступников не включает защиту и соблюдения прав жертв, а, наоборот, в большинстве случаев, интересы женщин полностью подчиняются интересам расследования. Адвокаты торговцев и сутенеров делают все возможное для того, чтобы доказать добровольность действий со стороны женщины, показать ее моральную несостоятельность, акцентируют внимание на ее безволии и бесхарактерности. Этим пострадавшая превращается в соучастницу, хотя к ней было применено насилие со стороны ее клиентов, а преступление по отношению к ней не является наказуемым. Во-вторых, стыд и психологические проблемы являются сдерживающим механизмом для дачи показаний. Женщины, пережившие насилие и унижения находятся в депрессии, испытывают чувства растоптанности личности, стыда и вины за случившееся и отвращение к самим себе. Они, как правило, стыдятся рассказать родственникам или друзьям о том, что с ними происходило из-за боязни непонимания и общественного осуждения. Клеймо «проститутки» обладает убийственной силой. Пережитое прошлое разрушает психику пострадавших, женщины теряют самоуважение и интерес к жизни. Их надежды и желания были уничтожены. Дать показания, значит, предать огласке свое прошлое и подвергнуться преследованиям как со стороны бывших хозяев, так и со стороны торговцев у себя дома. Часто женщины боятся не только за свою жизнь, но и за жизнь близких, которые могут стать объектами запугивания и преступлений.   Третьим, более перспективным оказался путь поиска свидетельских показаний, которые можно было бы найти через краевую судебно-медицинскую экспертизу от лиц, получивших разной степени физические увечья или пострадавших от сексуального насилия. Правда, ни одна из пострадавших не утверждала, что работает проституткой, и не указывала, что получила увечья на «работе».

 

Это и понятно.

 

Женщины, работающие в секс-секторе, не могут обратиться в органы милиции или в суд с жалобами на жестокое обращение со стороны клиентов, так как они сразу же будут обвинены в проституции, а насилие в отношении них будет рассмотрено как издержки работы. Практика обращения в правоохранительные органы показывает, что в подобных случаях процесс сбора доказательств насилия или изнасилования есть, прежде всего, сбор информации о моральном образе жизни потерпевшей. Конкретный случай насилия не отделяется от характера занятий и морального облика потерпевшей. В результате, женщина, работающая в сфере коммерческого секса, оказывается вне юридической защиты.   Тщательный качественный анализ историй женщин, пострадавших от насилия, все же позволил выявить признаки профессиональных занятий проституцией. В качестве аналитического фундамента стали ключевые слова, определение места происшествия и характер насилия.

 

Далее необходимо было связаться с этими женщинами по телефону или по указанным адресам и взять интервью. Часть адресов оказалась ложной, однако, некоторая часть соответствовала действительности.

 

Действительно, предположение нашло подтверждение. Часть из женщин, занимавшихся проституцией во Владивостоке, имела не только опыт работы в городской сети проституции, но и в других городах Дальневосточного региона, а также за пределами края и России.   Четвертый путь поиска информации о женщинах, пострадавших от торговли людьми появился после публикации нескольких интервью в местных СМИ. Отчаявшиеся родители стали обращаться к авторам книги за помощью в поисках пропавших или оказавшихся в затруднительном положении детей за рубежом. Как правило, все их обращения в местные отделения милиции в Приморском крае были либо отклонены, либо оформлялись так небрежно, что следы их заявлений терялись.   Исследователи предлагали родителям изложить суть их проблемы письменно, с уточнением деталей и затем составлялись обращения в Приморское отделение министерства иностранных дел, в Управление внутренних дел, которое молчаливо отторгало все заявления, в миграционную службу и другие инстанции.   Пятый путь поиска подсказали сами женщины, перенесшие тяготы торговли людьми. Некоторые из них поддерживают связи с российско-корейскими, российско-японскими, российско-китайскими культурными обществами, с помощью которых устанавливаются различные контакты с зарубежными партнерами, в том числе и в шоу-бизнесе. Действительно, этот путь принес результаты. Часть женщин, которые могли определенно быть отнесены к категории пострадавших от торговли людьми а, была найдена через такие организации.   С помощью вышеуказанных методов поиска всего было проинтервьюировано с 2000 по 2002 гг. 78 женщин.

 

В этом случае найденные женщины либо могли рассказать о своих историях, либо они могли указать тех женщин, кто были подвергнуты перемещению за рубеж и перенесли насилие.   В основном, накопление информации и историй осуществлялось по принципу «снежного кома», когда одна респондентка или респондент рекомендовали меня другому или сразу группе лиц. За редким исключением отказов, женщины соглашались на интервью, которое представляло по форме нарратив, длившийся по времени столько, сколько у респондентки или респондента хватало времени и сил. Как правило, такие интервью занимали время от полутора до трех часов. Респонденты рассказывали о своей жизни, о перенесенных лишениях, условиях пребывания за рубежом, отношениях с работодателями, клиентами, полицией и пр. Роль исследователя сводилась к роли слушателя, который изредка задает вопросы, уточняя сказанное или, задавая новые вопросы, расширяющие картину сказанного.

 

Истории женщин предоставили достаточно информации для построения гипотезы внутренней организации трэффика и условий труда в сфере секс-бизнеса.

 

Речь идет о статусных группах, условиях работы, способах передвижения, мотивации вхождения в проституцию, организаторах движения, странах доставки.   Шестой путь ? анкетирование женщин, работающих в секторе коммерческого секса.

 

Помимо общих вопросов о занятиях проституцией и причинах, подталкивающих к ней, в анкету включаются и вопросы, относительно видов работы за рубежом, странах пребывания, способах выезда, и др. Этот путь дал возможность собрать дополнительные количественные данные.

 

Исследование позволило составить представление о причинах вхождения в проституцию, воссоздать социальный портрет проституции, выявить готовность женщин выехать за рубеж и многое другое. Кроме того, эта выборка была дополнена широкомасштабным исследованием женской трудовой миграции в Дальневосточном регионе10.

 

Выводы о наличии трэффика, перспективах его развития строились на репрезентативной выборке (1500 опрошенных женщин, путем анонимного анкетирования).

 

Седьмой путь, оказавшийся весьма перспективным ? обращение к бывшим сотрудникам милиции, которые ныне либо на пенсии, либо работают в других организациях.

 

В силу того, что они являются профессионалами своего дела и прекрасно знают внутренний механизм бюрократической системы правоохранительных органов, они могли бы, с одной стороны, указать, в каком направлении вести поиск необходимой информации и людей. С другой стороны, будучи в настоящее время независимыми от этой системы они могли более свободно выражать свое профессиональное мнение и со своей стороны объяснить, почему бюрократическая система правоохранительных органов, в целом, упорно отрицает наличие торговли людьми.

 

Работа в этом направлении принесла неожиданно интересные результаты.

 

Среди материалов периодических изданий Приморского края 70-х и 80-х годов обнаружился ряд статей советского периода, в которых рассказывалось о деятельности отдела по борьбе с проституцией, существовавшем в г. Находка. Руководитель этого отдела, ныне пенсионер, охотно согласился на встречу, показал все свои старые материалы по данному делу и согласился не только обсудить проблему, но и помог найти целый ряд материалов в архивах города,   Восьмой путь изучения проституции и связанного с ним явления торговли людьми ? материалы следственных и судебных дел по вовлечению лиц в проституцию и притоносодержательство.   Как правило, такие дела заводят чрезвычайно редко в связи с труднодоказуемостью. Во всяком случае, с 1991 по 2002 в Дальневосточном регионе было заслушано в судах всего несколько подобных дел, а часть из них была прекращена за отсутствием состава преступления. Тем не менее, они дают возможность понять механизм действия организационной структуры преступных групп, вовлекающих молодых, часто несовершеннолетних девушек в проституцию: долговая кабала, шантаж, угрозы рассказать об их занятиях друзьям, родственникам, коллегам, физическое насилие и др.   Таким образом, сразу стало очевидно, что в ходе работы придется исследовать большей частью не прямые, а пограничные данные, которые могли бы помочь в исследовании феномена торговли людьми в целом и ее масштабов и специфики в Дальневосточном регионе. Это, прежде всего, изучение деятельности различных структур, таких как туристические и брачные агентства, агентства по трудоустройству и другие организации.

 

Различные аспекты их работы позволяют сделать выводы о способах и каналах выезда российских граждан за рубеж, характере их деятельности за пределами страны, способах перемещения, законности или незаконности их пребывания в странах доставки и многое другое. В ряде случаев различные агентства представляют средние или крупные звенья в цепи торговли людьми. Работа с этими организациями важна по той причине, что основная масса женщин, втянутых в трэффик выезжает, как показали данные пограничников и самих жертв, по туристическим визам или по безвизовому туристическому обмену. Кроме того, ряд туристических фирм занимается трудоустройством российских граждан за рубежом. И поскольку в подобной деятельности ряда турфирм, равно как и фирм по трудоустройству нарушается целый ряд законов о трудоустройстве (неправомочные действия, взимание платы за продажу бланков, информации и т.п.) то саму деятельность данных организаций можно квалифицировать как «торговля людьми» или трэффик.

 

Следовательно, вопрос о том, какие фирмы занимаются помимо туризма незаконным трудоустройством российских граждан за рубежом, как составляются туристические группы, куда они направляются, кто несет ответственность за безопасность данных групп, кто оформляет выездные документы ? это вопросы первостепенной важности.   Наибольшее понимание в исследовании торговли людьми было встречено со стороны сотрудников федерально-пограничной службы. По роду своей службы они являются последними, кто провожает российских граждан за рубеж, и первыми, кто их встречает. Они постоянно сталкиваются с фактами нарушения визового режима российскими гражданками, выезжающими за рубеж индивидуально или в составе туристических групп. В ходе бесед с нарушительницами паспортно-визового режима или с депортированными лицами они получают письменные и устные подтверждения обмана, насилия, которые приводят женщин к занятиям проституцией за рубежом. Все без исключения офицеры федеральной пограничной службы согласны с тем, что проблема торговли людьми существует. Анализ историй, записанных самими пострадавшими от трэффика при пересечении российской границы и переданных российским пограничникам в качестве объяснительных документов, позволяет произвести классификацию методов работы трэффикеров.  I.5. Методология поиска и интервью с трэффикерами     Поиск и интервью с торговцами людьми были центральными проблемами в исследовании. Если пострадавшие от трэффика не слишком охотно соглашаются на интервью, но все же идут на это, видя искреннюю заинтересованность исследователя в их судьбе, то всякий интерес, в том числе и исследовательский, для трэффикеров нежелателен.

 

Субъекты, представляющие цепь трэффика понимают, что они нарушают законы и, обычно, не заинтересованы в контактах с теми, кто проявляет интерес к их деятельности, будь-то независимый исследователь, или представитель закона. Поэтому необходимо было продумать стратегию поиска. Прежде всего, следовало создать легенду, которая бы заинтересовала трэффикера в такой степени, чтобы с ним можно было бы открыто говорить о проблеме. Причем легенда должна была быть правдоподобной, иначе можно было бы запутаться в вопросах и, тем самым, разрушить установившийся контакт.   С другой стороны, когда контакты установлены, получение достоверной информации, особенно если она высококриминализирована, представляется делом нелегким. Интервьюирование пострадавших или торговцев в пунктах, предназначенных для правонарушителей (в милиции, в погранично-пропускных пунктах, в иммиграционной службе и др.) сводится до сухих фраз, которыми правонарушители стараются отгородиться от официальных представителей власти и утаить множество деталей, существенно важных для восстановления картины правонарушения. Например, часть пострадавших из тех, кого удалось интервьюировать, оказались одновременно и сами в положении трэффикеров, поскольку они помогали получить документы, пересечь границы и войти в проституцию другим женщинам.

 

Но в стенах официальных учреждений они предпочитают не упоминать о подобных фактах, понимая, что их действия будут квалифицироваться как организованная преступность и меры наказания за нелегальное пребывание за границей будут другими. Следовательно, необходимо было продумать место, где можно было бы встретиться с интересующими нас людьми.   Вторая часть стратегии состояла в поиске людей, которые согласились бы дать интервью. При помощи ряда сотрудников правоохранительных и силовых структур такие интервью стали возможны.

 

На первое интервью пришлось ехать около полутора часов. Встреча была обставлена таинственностью, и первые полчаса беседа не отличалось особым дружелюбием со стороны хозяев.

 

На встрече присутствовали три молодые женщины, профессионально занимающиеся проституцией в России и неоднократно выезжавшие для занятий проституцией в Китай, хозяин фирмы досуга (продавец) и охранник (он же посредник). У хозяев естественно возник вопрос о целях интервью. Первое интервью длилось 4,5 часа, в течение которого были заданы самые общие вопросы о количестве работающих в фирме досуга, мотивах вхождения в проституцию и выезда за рубеж, отношений родственников и знакомых к работе проституток и трэффикеров, процедуре получения виз и паспортов, длительности контактов с китайскими партнерами, способах транспортировки и т.д.   Последовавшие после встречи рекомендации позволили встретиться с другими хозяевами фирм досуга, охранниками, продавцами. Уровень представительства этих лиц был различным, но никто из них не представлял организацию выше среднего уровня, т.е.

 

это были представители частных фирм или мелкие трэффикеры, действовавшие автономно. Но и те, и другие входили в состав групп, осуществлявших вывоз женщин за рубеж, имели зарубежных партнеров заказчиков или покупателей, имели возможности беспрепятственного и срочного получения загранпаспортов и виз. Иногда это была группа, состоящая из трех человек, иногда доходящая до 6-7 человек. Результатом интервью стала еще одна возможность анализа и классификации организационной структуры трэффика. В то же время выявилось, что и пострадавшие, и трэффикеры представляют только часть айсберга. Способы, каналы доставки обрели видимые формы, как и стало очевидным, что существование трэффика и организованных групп, его осуществляющих, возможно только при попустительстве, и порою и при поддержке официальных структур или легальных организаций, неподконтрольных органам власти. Однако стало очевидно и то, что российские представители цепи торговли людьми выражают только локализованное знание и необходим более глубокий анализ, чтобы представить иные части общего звена торговли людьми.    I.6.

 

Методология сбора информации в агентствах по трудоустройству населения за рубежом     Для получения более общей и достоверной информации был использован метод включенного наблюдения за клиентами и сотрудниками фирм по трудоустройству. Были применены методы сбора информации под видом соискательниц работы за рубежом.   Были изучены объявления в СМИ о предлагаемых видах работы и составлен список фирм, которые показались наиболее интересными для сбора информации. Среди общего количества фирм по трудоустройству избирались компании, работающие на рынке услуг более 5 лет и новые, малоизвестные фирмы.

 

Кроме того, было решено изучить работу брачных агентств, делающих заманчивые предложения о быстром и счастливом замужестве.   В агентствах по трудоустройству исследовательницы представлялись как безработные, желающие выехать за рубеж с целью заработка. Список предлагаемых профессий в ряде фирм включал сезонных рабочих на фермах западноевропейских стран (Греция, Италия, Испания, Германия), домработниц, сиделок, рабочих на швейных фабриках или подсобных рабочих на строительстве (Южная Корея).

 

Однако самыми популярными и востребованными профессиями были танцовщицы в барах, хостесс, массажистки и горничные в гостиницах. Причем ряд фирм сразу отвергал по возрастным показателям одну из исследовательниц и приглашал к работе молодую женщину.   После знакомства со странами и профессиями начиналась процедура переговоров об условиях работы и выезда за рубеж, знакомство с предлагаемыми документами.

 

Оставалось только проанализировать зафиксированную информацию и соотнести работу исследуемых фирм с российским законодательством и международными нормами.   Таким образом, исследование феномена торговли женщинами осуществлялось различными методами. К тому же перечисленные методы исследования не исчерпывают многочисленных вариантов работы. Одни из них были продуманы и с самого начала предполагали определенные конечные результаты, другие формировались попутно, третьи возникали неожиданно для самого исследования, но все они диктовались самой практикой торговли людьми. Сложные комбинации вовлечения женщин в сферу коммерческого секса и организации трэффика создавали и необычные методы поиска материала.

 

При отсутствии официальной статистики формы системной методологии, применяемой в исследовании торговли людьми, кажется, дают позитивные и достаточно достоверные результаты. Техники контент-анализа, интервью, анкетирования, первичного и вторичного статистического анализа и других в конечном итоге есть не что иное, как путь от изучения явления торговли людьми к борьбе с ним.

 

В результате были выявлены основные темы, включенные в данную книгу: проституция как наиболее распространенная форма сексуальной эксплуатации женщин и детей, дефиниции трэффика, его причины, проблема статистических данных, методология исследования, организация торговли людьми, криминализация миграционных процессов, способы перемещения женщин за рубеж. Выводы, суммирующие результаты работы определяют вопросы для будущего исследования.

 

 

Do NOT follow this link or you will be banned from the site! Пролистать наверх