Громов н а уголовный процeсс россии учeбноe пособиe м юристь 1998 552 с

Н.А. ГРОМОВ          УГОЛОВНЫЙ  ПРОЦЕСС  РОССИИ          Учебное пособие          МОСКВА  ЮРИСТЪ  1998      УДК 343.13(075.8)  ББК 67.411  Г87        Рецензенты:  Д-р юрид. наук, профессор В.И. Комиссаров,  Заместитель Председателя Саратовского областного суда В.Н. Конев,  Заслуженный юрист Российской Федерации, канд. юрид. наук,  доцент В.В. Николайченко          Громов Н.А.  Г00 Уголовный процесс России: Учебное пособие. М.: Юристъ, 1998. – 552 с.    ISBN 5-7975-0094-9    Учебное пособие написано на основе действующего уголовно-процессуального законодательства и других нормативных актов, исследований отечественных правоведов по проблемам уголовного судопроизводства, следственной, прокурорской и судебной практики.

 

Излагаются все положения курса уголовного процесса, предусмотренного учебной программой для высших юридических учебных заведений. Учтены правовые акты, принятые в период проведения судебно-правовой реформы (до 1 января 1998 г.)  Для студентов (слушателей) и преподавателей юридических вузов и факультетов, сотрудников органов прокуратуры, судей, работников органов внутренних дел, предварительного расследования, адвокатов.    УДК 343.13(075.8) ББК 67.411    ISBN 5-7975-0094-9  © “Юристъ”, 1998 © Громов Н.А.,1998        Предисловие    Уголовный процесс в юридическом вузе относится к числу профилирующих дисциплин, усвоение которых образует фундамент профессиональной подготовки высококвалифицированного специалиста для работы в судах, органах внутренних дел и прокуратуры, налоговой полиции, адвокатуре и др.  Уголовно-процессуальное право, являясь одной из ведущих отраслей российского права, призвано обеспечить такой порядок уголовного судопроизводства, который защищает человека, общество, государство от преступлений и преступных посягательств путем создания условий для их раскрытия, осуждения виновных, защиты пострадавших от преступлений, установления иных гарантий, обеспечивающих претворение в жизнь правовых предписаний. Это особенно важно в свете реализации ст.

 

1 Конституции Российской Федерации, которая провозгласила Россию демократическим правовым государством.  В современных условиях качественное и в срок проведенное расследование под судебным, прокурорским и ведомственным контролем призвано обеспечить органу правосудия возможность правильно разобраться в существе уголовного дела, виновности или невиновности подсудимого, избрать справедливую меру наказания, а также решить другие вопросы, связанные с постановлением законного и обоснованного приговора.

 

Вполне понятно, что достижение таких результатов, как правило, возможно только при благотворном взаимодействии многих факторов — честности, профессионализма, добросовестности участников уголовного судопроизводства. На практике, однако, встречаются случаи оказания противодействия раскрытию преступлений и установлению истины по уголовным делам путем запугивания или подкупа свидетелей и потерпевших, фальсификации материалов предварительного следствия и доказательств, невыполнения судебных решений, необоснованного задержания, арестов, обысков, незаконного привлечения граждан к уголовной ответственности.  Уголовно-процессуальные нормы должны в полной мере обеспечивать защиту прав и законных интересов всех участников уголовного процесса, в первую очередь потерпевших. Эти нормы выполняют важную профилактическую и воспитательную функцию. Знание и правильное применение процессуального законодательства — необходимое условие успешной борьбы с преступностью и один из показателей демократичности общества и государства.  О необходимости реформирования и демократизации судопроизводства неоднократно указывалось в важных программных документах последнего времени, в том числе в Посланиях Президента Российской Федерации Федеральному Собранию от 6 марта 1997 г. и от 17 февраля 1998 г.

 

Актуальность этого вопроса состоит прежде всего в том, что в 1995 г. принят новый Федеральный закон “Об оперативно-розыскной деятельности”, с 1 января 1997 г. введен в действие Уголовный кодекс Российской Федерации, а борьба с преступностью ведется в “рамках старого латано-перелатанного УПК”, что не может не сказаться на ее результатах.  В целях укрепления законности, правопорядка и государственности в стране Федеральным Собранием принят и с 1 января 1997 г. введен в действие Федеральный конституционный закон “О судебной системе в Российской Федерации”, имеющий определенное значение в становлении российского правового государства.  В этом Законе (ст. 1) оговорено, что исключительное право осуществления правосудия на основе таких важных его принципов, как самостоятельность судов, независимость, несменяемость и неприкосновенность судей, обязательность судебных постановлений, равенство всех перед законом и судом, участие граждан в осуществлении правосудия, гласность в деятельности судов, язык судопроизводства и делопроизводства в судах, принадлежит только суду.  В Законе предусмотрены основы статуса судей в Российской Федерации, порядок создания и упразднения судов. В заключительных положениях впервые закреплены нормы об органах судейского сообщества, которые формируются в установленном федеральным законом порядке для выражения интересов судей как носителей судебной власти.  Радикальные политические и экономические преобразования, происходящие в России, резкий рост преступных проявлений, наличие организованных и иных видов преступности опосредовали острую необходимость в новом демократическом по содержанию уголовно-процессуальном законодательстве. Однако принятие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и некоторых иных федеральных законов, регулирующих или связанных с судопроизводством и судоустройством, неоправданно затянулось.  Перманентные новеллы действующего уголовно-процессуального законодательства в виде несогласованных частных дополнений и изменений, вносимых в уголовно-процессуальные нормы и коррелирующие с ним нормы других отраслей российского законодательства, весьма затрудняют применение норм, что самым негативным образом сказывается на защите прав и свобод личности и правопорядка в целом.  Реальное и полноценное осуществление прав личности в уголовном процессе нуждается в надлежащем обеспечении, на что в условиях происходящих в России государственно-правовых преобразований обращается особое внимание. Как отмечается в Концепции судебной реформы в Российской Федерации, подавляющее большинство предлагаемых настоящей Концепцией нововведений в уголовном судопроизводстве направлено именно на обеспечение прав личности.

 

Основная причина существенного возрастания значимости данного вопроса известна — переориентация российского государства в отношениях с личностью на мировые стандарты. В Конституции РФ прямо указывается, что в России не только признаются, но и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права (ст.

 

17).  По некоторым оценкам, существующее состояние обеспечения прав личности в нынешнем уголовном процессе вообще не позволяет считать его таковым вследствие несоответствия тому, что он должен собой представлять1. Сказано сильно, но, с учетом общего правила о необходимости соответствия уголовного процесса типу государства, по существу верно.

 

В правовом демократическом государстве и уголовному процессу полагается быть процессом цивилизованного государства, где права человека являются высшей ценностью и должны быть обеспечены действительно на высшем уровне с достаточной для этого степенью надежности.

 

1 См.: Мизулина Е.Б.

 

Независимость суда не есть еще гарантия правосудия // Государство и право.

 

1992.

 

№ 4. С. 60; Чайковская О. Следственная тюрьма сгноит любого//Литературная газета.

 

1997.15 окт.    Нельзя не согласиться, что указанное требование — идеал, достигаемый далеко не сразу.

 

Однако именно стремление к нему в конечном итоге и определяет формирование в теории уголовного процесса иного, чем прежде, отношения к личности, разработку мер по обеспечению ее прав.  С этих позиций автором пособия предпринята попытка освещения сущности происходящих и предлагаемых изменений в уголовно-процессуальном законодательстве Российской Федерации в свете Концепции судебно-правовой реформы и тех изменений, которые уже внесены в УПК. Юристы знают, что обновленному материальному праву должна быть адекватна процессуальная форма.  Учебная литература по курсу уголовного процесса в связи с перманентными изменениями и дополнениями норм УПК нередко оказывается устаревшей. Подспорьем могут служить учебные пособия и учебники, вышедшие в последние годы1.  1 См.: Уголовный процесс/Под общ. ред. П.А. Лупинской. М,, 1995; Учебник уголовного процесса / Отв. ред. А.С. Кобликов. М.: Бек, 1995; Уголовный процесс / Под ред.

 

К.Ф. Гуценко.

 

М., 1997; Уголовно-процессуальное право Российской Федерации / Под ред.

 

И.А.Лупинской. М., 1997.    При написании настоящего учебного пособия использованы положения Конституции РФ и международно-правовые документы по правам и свободам человека и гражданина, действующее уголовно-процессуальное законодательство, исследования отечественных правоведов по проблемам уголовного процесса. Широко привлекались подзаконные акты и материалы судебной, прокурорской и следственной практики.

 

Специально уделено внимание первому опыту осуществления суда присяжных в современной России. Поэтому данное издание, не претендуя на бесспорность ряда положений и полноту охвата проблематики, представляется актуальным.  В пособии особое внимание обращается на самостоятельное изучение международно-правовых, конституционных и законодательных положений, а главным образом нормам действующего УПК.  К каждой теме дается список необходимых литературных источников, усвоение содержания которых преследует цели:  — закрепить полученные студентами (слушателями) на лекциях знания нормативного и инструктивного материала, теоретических положений и концепций правоприменительной практики судебно-следственных органов;  — выработать умение на основе полученных знаний принимать и формулировать решения по заданным условиям;  — приобрести теоретические навыки, необходимые для практической работы с уголовным делом, в том числе при составлении процессуальных документов.

 

Принятые сокращения    УПК — Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР  УК РФ — Уголовный кодекс РФ  УИК РФ — Уголовно-исполнительный кодекс РФ  КоАП — Кодекс РСФСР об административных правонарушениях  ГК РФ — Гражданский кодекс РФ  ГПК — Гражданский процессуальный кодекс РСФСР  ВВС (СССР, РСФСР, РФ) — Ведомости Верховного Совета (СССР, РСФСР, РФ)  ВСНД и ВС (СССР, РСФСР, РФ) — Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета (СССР, РСФСР, РФ)  САПП РФ — Собрание актов Президента РФ и Правительства РФ  БВС (СССР, РСФСР, РФ) — Бюллетень Верховного Суда (СССР, РСФСР, РФ)  БНА (СССР, РСФСР, РФ) — Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти РФ (Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств (СССР, РСФСР, РФ)  РГ — Российская газета  ФЗ — Федеральный закон  ФКЗ — Федеральный конституционный закон        ОБЩАЯ ЧАСТЬ    Глава 1. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА    § 1. Сущность, задачи и значение уголовного процесса  § 2. Уголовно-процессуальное право.

 

Процессуальная форма и процессуальные гарантии  § 3. Исторические типы (формы) уголовного процесса  § 4. Уголовно-процессуальное право и другие отрасли права  § 5. Наука уголовного процесса и смежные отрасли знаний  § 6. О сущности изменений и дополнений, внесенных в уголовно-процессуальное законодательство    § 1. Сущность, задачи и значение уголовного процесса    Уголовный процесс как сложное правовое и социальное явление представляет собой основанную на нормах уголовно-процессуального права деятельность органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда (судьи), направленную на установление события преступления, лиц, виновных в его совершении, и их наказание на основе норм уголовного права.

 

Демократическое правовое государство призвано обеспечить охрану от преступлений прав и свобод личности, жизни, здоровья, чести и достоинства, других благ граждан, общества в целом, конституционного строя государства. Этому служат, в частности, уголовное право, устанавливающее круг деяний, запрещаемых под угрозой уголовного наказания, и виды таких наказаний. Тем самым оно способствует предупреждению преступлений. Но если преступление совершилось, то необходимо его раскрыть, установить лицо, его совершившее, и в то же время не допустить ошибочного обвинения, тем более осуждения невиновного. Виновный же должен быть подвергнут справедливому наказанию.  Для предупреждения преступлений, привлечения к ответственности и наказания виновных в государстве существует система органов уголовной юстиции. Ее вершину образует суд, призванный осуществлять правосудие по уголовным делам. Деятельности суда предшествует расследование преступлений, проводимое органами дознания и предварительного следствия под надзором, а иногда и при участии прокуроров.  Деятельность уголовной юстиции связана с применением уголовного наказания, в максимальной степени затрагивающего основные права и свободы человека, а также с применением мер государственного принуждения (арест, обыск и т.д.), что необходимо для успешного раскрытия преступлений и обеспечения ответственности виновных. Поэтому она строго и детально регламентируется процессуальными нормами, создающими гарантии справедливого правосудия и гарантии прав личности. Эти нормы, в силу их важности, устанавливаются только законодательной властью.  Уголовно-процессуальная деятельность, урегулированная законом, протекает в форме правоотношений, которые складываются между судом, прокурором, следователем, органами дознания, а также гражданами и юридическими лицами.  Таким образом, уголовный процесс — это предусмотренная законом и облеченная в форму правоотношений деятельность органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда (судьи) при участии организаций, должностных лиц и граждан, содержанием которой является возбуждение, расследование, рассмотрение и разрешение судами уголовных дел, а также исполнение приговора.  Слово “процесс” происходит от латинского глагола procedere означающего “двигаться”, “продвигаться вперед”. И действительно, производство по уголовному делу — это непрерывное движение, последовательный переход из одной стадии процесса в другую.  Стадия уголовного процесса — это его относительно обособленная часть, характеризующаяся конкретными задачами, вытекающими из общих задач уголовного судопроизводства, особым кругом участников и сроками, спецификой уголовно-процессуальных действий и правоотношений, характером оформляющих их уголовно-процессуальных актов. Каждая стадия относительно обособлена потому, что, являясь самостоятельной, находится в то же время во взаимосвязи и во взаимозависимости со всеми другими стадиями уголовного процесса, образуя единую систему.  Основными стадиями уголовного процесса являются следующие:  1) возбуждение уголовного дела; 2) предварительное расследование;  3) назначение судебного заседания; 4) судебное разбирательство;  5) кассационное производство; 6) исполнение приговора.  Исключительными стадиями являются: 1) рассмотрение дел в порядке надзора; 2) возобновление дела по вновь открывшимся обстоятельствам.

 

В отличие от основных стадий процесса для исключительных стадий обязательно наличие: а) вступившего в законную силу приговора, б) особого усмотрения должностных лиц. Так, если уголовное дело обычно автоматически переходит из одной основной стадии в другую (если оно не прекращается или не приостанавливается в предыдущей), то рассмотрение дела в порядке надзора или по вновь открывшимся обстоятельствам допускается лишь в том случае, если необходимость в этом усматривает специально уполномоченное на то должностное лицо (ст.

 

371 и 387 УПК).  Понятие уголовного процесса тождественно понятию уголовного судопроизводства. Хотя уголовное судопроизводство в собственном смысле — это только судебное разбирательство дел о преступлениях, а не весь уголовный процесс, тем не менее, употребляя эти понятия как тождественные, законодатель исходит из того, что именно судопроизводство является центральным и в этом смысле наиболее важным в уголовном процессе.

 

Все другие стадии уголовного процесса так или иначе связаны со стадией судебного рассмотрения и разрешения дел о преступлениях.  Для более четкого и полного представления о содержании понятия уголовного процесса важно уяснить его соотношение с категорией правосудия. Российское правосудие осуществляется только судом путем: а) рассмотрения и разрешения в судебных заседаниях гражданских дел, связанных с защитой прав и законных интересов граждан, предприятий, учреждений и организаций; б) рассмотрения в судебных заседаниях уголовных дел, решения вопросов о виновности подсудимых и применения установленных законом мер наказания к лицам, виновным в совершении преступления, либо оправдания невиновных. Таким образом, с одной стороны, понятие правосудия шире понятия уголовного процесса, так как оно включает деятельность не только по уголовным, но и по гражданским делам. С другой стороны — правосудие — деятельность чисто судебная, тогда как уголовный процесс представляет собой деятельность не только суда, но и органов дознания, предварительного следствия, прокурора, таким образом, акценты меняются и в результате — первое понятие оказывается yже второго.

 

Основным свойством уголовного процесса является его правовой характер — точное и детальное правовое регулирование деятельности субъектов уголовного процесса, и системы складывающихся в сфере этой деятельности общественных отношений.

 

Порядок уголовного судопроизводства — это прежде всего урегулированный нормами права порядок деятельности органов дознания, следствия, прокуратуры и суда (судьи) по возбуждению, расследованию, рассмотрению и разрешению дел о преступлениях.

 

Однако деятельность этих органов государства, будучи основной, ибо уголовный процесс — это прежде всего целенаправленная государственно-правовая деятельность по установлению преступлений, изобличению и справедливому наказанию виновных, не исчерпывает всего ее содержания. В нее входит деятельность и других участников уголовного процесса — обвиняемых (подсудимых), их защитников, потерпевших, гражданских истцов, гражданских ответчиков, их представителей и других лиц по защите ими своих конституционных прав, свобод и законных интересов в уголовном процессе.  Уголовно-процессуальная деятельность — это система процессуальных действий, совершаемых как органами государства, так и всеми участвующими в деле лицами.

 

Эта деятельность не сумма разрозненных действий, а единая система действий, в основе которой лежит единство задач и принципов уголовного процесса. Она имеет, однако, определенные направления, уголовно-процессуальные функции, связанные со специальным назначением и ролью в уголовном судопроизводстве каждого из его участников.  Различаются четыре процессуальные функции: расследование преступления; обвинение в преступлении; защита от обвинения в преступлении; осуществление правосудия.  Дополнительными функциями являются предъявление или поддержание гражданского иска и соответственно защита от него.  Некоторыми учеными выделяются и иные функции — прокурорского надзора за законностью, судебного управления, воспитательная, социального контроля и др. В пособии будут рассмотрены лишь основные функции.

 

Предварительное расследование представляет собой досудебную деятельность по собиранию, закреплению, исследованию, проверке и оценке доказательств в целях раскрытия преступления, установления лица, его совершившего, принятия мер, исключающих возможность уклонения виновного от следствия или суда. Именно на эту функцию падает основная нагрузка по раскрытию преступлений и обнаружению виновных.

 

Функцию предварительного расследования осуществляют органы дознания, следователи, а иногда и прокуроры. Необходимо иметь в виду, что они, осуществляя уголовное расследование, формулируют обвинение. Поэтому эта функция очень близка к функции обвинения.  В ходе предварительного следствия принимается большое число решений, в том числе и относительно вопроса о виновности. Но даже если это решение носит окончательный характер (прекращение уголовное дела), его нельзя рассматривать как реализацию функции осуществления правосудия, хотя дело рассматривается по существу. Речь может идти об отказе от обвинения и прекращении дела.  Функция обвинения в преступлении — деятельность уполномоченных органов и лиц, направленная на раскрытие преступления, доказывание виновности лица, его совершившего, в целях обеспечения правильного разрешения судом вопроса о его ответственности.  В зависимости от того, кто и в какой форме осуществляет эту функцию, различают три вида обвинения: государственное (публичное), общественное и частное (поддерживаемое потерпевшим).  Основной формой обвинения является государственное (публичное). Оно осуществляется в интересах и от имени государства, независимо от воли иных лиц, в том числе потерпевшего, государственным обвинителем — прокурором (ст. 35 Закона РФ “О прокуратуре РФ”).  Общественное обвинение поддерживает представитель общественной организации, трудового коллектива с целью обеспечения разрешения дела с учетом мнения коллектива, общественных организаций.  По делам о преступлениях, предусмотренных ст. 115, 116, 129 и 130 УК РФ, право поддержания обвинения принадлежит потерпевшему. Эти дела возбуждаются только при наличии его жалобы и подлежат прекращению в случае его примирения с обвиняемым.  Защита — процессуальная деятельность, направленная на опровержение обвинения и установление невиновности обвиняемого либо на смягчение его ответственности.  Эту функцию осуществляет сам обвиняемый (подсудимый), его защитник, законный представитель и общественный защитник (ст. 48, 49 Конституции РФ; ст.

 

46, 51, 250, 398, 399 УПК).  Функция защиты является противоположной обвинению, это выражается в том, что защитник может оспорить вывод обвинителя как в целом, так и частично, доказанность обвинения, его законность, вывод о квалификации преступления и мере наказания.  На предварительном следствии функция защиты достаточно ограничена в своих возможностях по сравнению с судебным разбирательством. Это связано прежде всего с тем, что в суде подсудимому предъявляются все доказательства и он осуществляет свою защиту перед органом, не зависимым от обвинения.  В процессе судебного разбирательства стороны обвинения и защиты пользуются равными правами по представлению доказательств, участию в исследовании доказательств и заявлению ходатайств (ст. 245 УПК).  Осуществление правосудия — важнейшая уголовно-процессуальная функция, присущая суду, разрешающему дело по существу. Эта функция заключается в рассмотрении в судебных заседаниях уголовных дел и в применении наказания к лицам, виновным в совершении преступления, либо в оправдании невиновных.  Исходя из принципа состязательности и равноправия сторон, основным содержанием функции правосудия является всестороннее, полное и объективное исследование всех обстоятельств дела в судебном заседании и разрешение его по существу. Ее смысл — дать окончательный ответ относительно виновности или невиновности лица в связи с представленным в суд обвинением.

 

Все остальные уголовно-процессуальные функции обеспечивают успешное осуществление правосудия. Деятельность же участвующих в деле лиц, показания (заключения) которых являются источниками доказательств, а также лиц, содействующих проведению следственных и судебных действий, является вспомогательной по отношению к функциям, выполняемым судом.  Осуществляя правосудие, суду предоставлено право признать обвиняемого виновным в совершении преступления и подвергнуть его уголовному наказанию. Закон отводит суду главенствующее положение в уголовном процессе и возлагает на него всю полноту ответственности за принятое решение.

 

Кроме того, в соответствии со ст.

 

22,23,25 Конституции РФ арест, заключение под стражу, содержание под стражей, ограничение права на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а также проникновение в жилище допускаются на основании судебного решения.

 

Под судом в соответствии со ст. 34 УПК понимаются Верховный Суд РФ, Верховные суды субъектов Федерации, городские и районные суды, военные суды и судьи.  Рассмотрение гражданских и уголовных дел в судах может осуществляться коллегиально и единолично. В суде первой инстанции — единолично судьей или с участием присяжных заседателей, народных заседателей либо коллегий из трех профессиональных судей.  Суд может действовать в качестве суда первой инстанции, разрешая дело по существу, второй (кассационной) либо надзорной инстанции. Он всегда занимает главенствующее положение в уголовном процессе, решая все вопросы самостоятельно, независимо ни от кого, по своему внутреннему убеждению.

 

В своей деятельности суды не связаны выводами органов дознания или следствия, мнением прокурора и выводами вышестоящих судебных инстанций.  Взаимоотношения между различными звеньями судебной системы строятся на основе принципа независимости судей и подчинении их только закону. При несогласии с выводами и решениями суда первой инстанции суды кассационной или надзорной инстанции вправе в пределах своей компетенции прекратить производство по делу; изменить приговор — смягчив наказание, исключив эпизоды обвинения, переквалифицировав деяние с более мягкой мерой наказания; отменить приговор в случае неполноты судебного разбирательства, при существенном нарушении судом норм уголовно-процессуального закона либо при необходимости применить более строгое наказание.

 

При отмене приговора и возвращении дела на новое судебное разбирательство либо предварительное следствие суд дает обязательные указания о том, какие процессуальные действия следует провести, чтобы устранить допущенные ошибки и восполнить пробелы в исследовании. Причем суд вышестоящей инстанции не вправе предрешать выводы по основным вопросам, к которым может прийти нижестоящий суд (ст.

 

352 УПК).  При рассмотрении дела суд должен быть беспристрастным и объективным, принимая все меры для обеспечения установленного порядка судебного рассмотрения дела, защиты законных интересов, прав и свобод участников уголовного судопроизводства.

 

Поскольку уголовно-процессуальная деятельность является деятельностью определенных субъектов по реализации уголовно-процессуальных прав и обязанностей, она невозможна вне правоотношений, в которые необходимо вступают субъекты такой деятельности. Именно поэтому установленный нормами права процессуальный порядок возбуждения, расследования, рассмотрения и разрешения дел о преступлениях (уголовный процесс) охватывает не только указанную деятельность, но и те общественные отношения, которые в сфере этой деятельности складываются. Уголовно-процессуальные отношения — это урегулированные нормами уголовно-процессуального законодательства права и обязанности, складывающиеся в процессе уголовного судопроизводства.  Органы и лица, участвующие в этих отношениях, называются субъектами уголовно-процессуальных отношений. Осуществление своих прав одним субъектом правоотношений порождает соответствующие процессуальные обязанности других.  Задачи уголовного процесса можно определить в общесоциальном плане с позиций роли, которую он играет в жизни общества, а также анализа конкретных задач, которые должны быть достигнуты при расследовании, рассмотрении и разрешении уголовного дела.  В научном обиходе категория задачи уголовного судопроизводства иногда объединяется с целью этой деятельности. Это оправданно, но законодатель понятием цели не пользуется, хотя понятие цели уголовного процесса давно введено в терминологический оборот науки. По своему содержанию категории цели и задачи действительно взаимосвязаны как в семантическом, так и в философском плане.

 

Цель — это то, к чему стремятся, что надо осуществить, иначе говоря, ожидаемые результаты, на достижение которых направлены действия. А под задачей понимается цель, достижение которой желательно к определенному моменту времени. Исходя из принятого в философии деления целей на ближайшие и перспективные, можно сказать и так: задача — это ближайшая цель, а цель — это более отдаленная задача1.  1 См.: Томин В.Т. Понятие цели уголовного процесса // Правоведение. 1969. № 4. С. 70; ЭлькиндП.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно-процессуальном праве. М., 1981. С. 37—39.    На общесоциальном уровне задача уголовного процесса состоит в защите от преступных посягательств личности ее прав, свобод и других благ; прав и законных интересов юридических лиц; охране существующего правопорядка путем осуществления справедливого правосудия по уголовным делам.  Конкретные задачи уголовного процесса как вида правовой деятельности, осуществляемой в государстве в связи с обнаружением преступления, состоят в том, чтобы обеспечить:  — своевременное и полное раскрытие преступления, т.е.

 

установить сам факт совершения преступления и того, кто его совершил;  — получение достаточных доказательств для установления истины по уголовному делу, изобличения действительно виновного и принятия правильного решения или снятия подозрения или обвинения с невиновного;  — правильное применение уголовного и других законов, относящихся к делу, когда деяние обвиняемого получает безошибочную юридическую оценку с учетом всех обстоятельств, влияющих на характер и степень ответственности;  — назначение справедливого наказания судом в строгом соответствии с законом и обстоятельствами дела или оправдание невиновного.  В конечном счете и общесоциальные, и конкретные задачи уголовного процесса интегрируются для обеспечения справедливого правосудия по уголовным делам. Правосудие — ядро уголовного процесса. Оно осуществляется только судом при максимальных правовых гарантиях. Но уголовный процесс включает деятельность органов предварительного следствия, дознания, прокуратуры, а также всех, кто заинтересован в исходе уголовного дела (обвиняемые, их защитники, потерпевшие и т.д.) или привлекается к участию в нем в интересах правосудия (эксперты, переводчики, понятые и др.).  Закон (ст. 2 УПК) содержит определение задач уголовного процесса, к настоящему времени значительно устаревшее, ибо представляется очевидным, что быстрое и полное раскрытие преступлений и изобличение лиц, его совершивших, — вовсе не та задача, ради которой функционирует правоохранительная система. Главной целью уголовного судопроизводства должно быть требование не осудить того, в виновности кого не уверен суд. Для этого суд в соответствии с современным пониманием принципа состязательности и равноправия сторон и предназначением судебной власти исключается из числа органов государства, ведущих борьбу с преступностью, что не может не влиять на характер уголовного процесса в целом, поскольку правосудие является его сердцевиной, центральной и определяющей частью.  Действующая Конституция Российской Федерации впервые провозгласила, что в России — демократическом правовом государстве — человек, его права и свободы являются высшей ценностью (ст. 2). “Правовое государство, — подчеркивается в Документе Копенгагенского совещания по человеческому измерению СБСЕ (1990 г.), — означает… справедливость, основанную на признании и полном принятии высшей ценности человеческой личности”. Изменение характера взаимоотношений государства и личности приводит к формированию одной из основных черт правового государства, которая может быть раскрыта в совокупности следующих условий: не только граждане несут ответственность перед государством, но и государство отвечает перед гражданами за обеспечение свободы, неприкосновенности личности и личной жизни, за соблюдение всех прав граждан; исключен произвол власти в отношении граждан; обеспечена правовая защита личности.  Кардинальное изменение на конституционном уровне отношения государства к личности неизбежно влечет существенное изменение направленности и содержания уголовного процесса.

 

Развитие уголовно-процессуального законодательства всегда в значительной степени проистекает из необходимости обеспечить должное соотношение общественных и личных интересов. Тем более такая необходимость проявляется сейчас. Вовлеченный в орбиту производства по уголовному делу человек вправе надеяться и требовать, чтобы никакие самые большие цели не имели преимущества перед его, пусть маленькими, но кровными интересами.

 

Справедливо замечено, что в уголовном процессе в ряде случаев охраняемый законом личный интерес оказывается дороже даже такой важной социальной ценности, как обнаружение истины. Например, при совершении изнасилования без квалифицирующих признаков, когда в интересах общества для достижения цели общей и частной превенции желательно раскрыть преступление и достойно наказать виновного, однако потерпевшая не желает подавать заявление, необходимое для возбуждения уголовного дела.

 

И нет, как представляется, необходимости повторять верное в принципе суждение, что в этих и подобных случаях охраняемый законом личный интерес возводится в ранг интереса публичного и расценивается как более значительный. В современных условиях интерес личности, взятый под охрану законом, не нуждается в присвоении ему титула публичного интереса. Он сам по себе представляет высокую ценность, и она в любом случае должна рассматриваться как отнюдь не меньшая, чем ценность общественного интереса.    § 2.

 

Уголовно-процессуальное право. Процессуальная форма и процессуальные гарантии    Уголовно-процессуальное право — это отрасль российского права, представляющая собой систему социально обусловленных правовых норм, регулирующих порядок деятельности суда, органов предварительного расследования и прокуратуры при производстве по уголовным делам, права и обязанности граждан и организаций, участвующих в уголовном деле, и возникающие при этом правоотношения.

 

Данное определение имеет нормативный характер. Более широкое понимание права и той или иной его отрасли может включать и другие элементы, связанные с представлением о “праве в действии”, которые исследует социология права. Важная специфическая особенность уголовно-процессуального права состоит в том, что его нормативным источником является только закон — акт высшего органа законодательной власти. Объясняется это тем, что в уголовном процессе затрагиваются коренные права и свободы личности, а от исхода производства по уголовному делу зависит доброе имя, нередко свобода, а в исключительных случаях — и жизнь человека.  Уголовно-процессуальный закон — это нормативный акт высшего органа государственной власти, регулирующий порядок расследования, разбирательства и разрешения уголовных дел, компетенцию государственных органов и должностных лиц, их осуществляющих, правовое положение участвующих в деле граждан и организаций.  Понятия уголовного процесса и уголовно-процессуального права не идентичны. Если уголовный процесс — это деятельность участвующих в нем органов и лиц, вступающих между собой в правовые отношения, то уголовно-процессуальное право есть совокупность правовых норм, регулирующих эту деятельность, а также правовые отношения, возникающие в уголовном судопроизводстве.

 

Именно нормы уголовно-процессуального права призваны обеспечить эффективную борьбу с преступностью и одновременно создать необходимые гарантии для граждан, оказавшихся в сфере уголовного судопроизводства, устанавливают определенную форму деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, создают наиболее благоприятные условия выполнения этими органами возложенных на них функций, предусматривают компетенцию государственных органов, устанавливают права и обязанности граждан, регламентируют процессуальные средства, а также порядок и последовательность следственных и судебных действий, которые должны применяться в целях предупреждения готовящихся преступлений, раскрытия и расследования уже совершенных, рассмотрения уголовных дел в судах, постановления приговора, наконец, исполнение вступившего в законную силу приговора, проверку судебных приговоров в кассационном порядке, в порядке надзора и возобновления дел по вновь открывшимся обстоятельствам.  С уголовно-процессуальным правом тесно связаны понятия процессуальной формы и процессуальных гарантий.  Точно и детально установленные законом условия совершения, последовательность и порядок оформления уголовно-процессуальных действий, а следовательно, условия возникновения, изменения или прекращения соответствующих правоотношений называются уголовно-процессуальной формой1.

 

1О необходимости соблюдения процессуальной формы говорилось во французской Декларации прав человека и гражданина 1793 г. Статья 10 этого акта предусматривала: “Никто не может быть обвинен, арестован и лишен свободы иначе как в случаях, установленных законом, и по форме, им предписанной…”. В ст. 11 сказано: “Всякий акт, направленный против кого-либо в случаях, не указанных законом и без установленных им форм, является актом произвола и тирании”.    Уголовно-процессуальная форма — это порядок и условия совершения отдельных процессуальных действий и их совокупности, официального закрепления их хода и результатов, установленных законом. Само прохождение процесса по стадиям, общие условия производства на конкретных стадиях, последовательность и правила совершения любого следственного и судебного действия подчинены определенным процедурным процессуальным формам. Форма всех процессуальных документов, начиная с постановления о возбуждении уголовного дела и вплоть до завершения производства по делу, определяется законом.

 

Приговор — это акт правосудия, который детально урегулирован законом в отношении формы его составления и изложения.

 

Процессуальная форма представляет собой большую социальную ценность, образует важнейшую гарантию справедливого правосудия.  Важную роль в обеспечении законности и обоснованности уголовного судопроизводства играют процессуальные гарантии — это установленные процессуальным законом средства, создающие условия для выполнения задач уголовного процесса, справедливого правосудия. В этом широком понимании весь процессуальный порядок: начиная с основных начал — принципов уголовного процесса и до деталей регулирования отдельных следственных и судебных действий призван гарантировать законное и обоснованное разрешение каждого уголовного дела.  Важнейшую часть процессуальных гарантий образуют установленные процессуальным законом средства и способы обеспечения прав и законных интересов личности, участвующей в уголовном процессе.  О содержании уголовно-процессуальных гарантий как средств обеспечения прав личности высказаны различные суждения. Так, Э.Ф. Куцова в результате обстоятельного исследования гарантий личности в уголовном процессе пришла к выводу, что они представляют собой конкретные права и обязанности участников процесса1. По мнению других, к ним относятся также правовые нормы2, принципы уголовного процесса3, процессуальная форма4 и даже содержание уголовного процесса5.  1 См.: Куцова Э.Ф.

 

Гарантии прав личности в уголовном процессе. М., 1973. С. 127.  2 См.: Цыпкин АЛ. Право на защиту в советском уголовном процессе. Саратов. 1959. С. 21—22.

 

3 См.: Полянский Н.Н. Вопросы теории советского уголовного процесса. М., 1956. С.203.  4 См.: Рахунов P.Д, Участники уголовно-процессуальной деятельности. М., 1961. С. 3.

 

См.: Кондратов П.Е. Гарантии интересов обвиняемого, как фактор, определяющий формирование и осуществление советской уголовной политики // Гарантии прав личности в социалистическом уголовном процессе. Ярославль. 1981. С. 65.

 

Если проанализировать приведенные выше точки зрения, то можно убедиться, что каждая из них в большей или меньшей степени несет в себе рациональное зерно. Все названное в качестве гарантий по-своему служит или содействует обеспечению прав личности.  “Уголовно-процессуальные гарантии” — это научная терминология. В уголовно-процессуальном законодательстве и международных правовых актах и правах человека она не используется. Очевидно, в этом есть свой резон, определяемый необходимостью адекватности восприятия правоприменителем воли законодателя, выраженной в тексте нормативного акта. Формулировка правовой нормы предполагает сведение до минимума возможности ее неоднозначного понимания.  Например, в ст. 19 УПК “Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту” конкретно говорится об обязанностях органов и лиц, ведущих уголовный процесс, обеспечить подозреваемому и обвиняемому возможность защищаться установленными законом средствами и способами, а также охрану его личных и имущественных прав. Международный пакт о гражданских и политических правах предусматривает обязанности каждого государства — участника Пакта “обеспечить любому лицу, права и свободы которого, признаваемые в настоящем Пакте, нарушены, эффективное средство для правовой защиты… обеспечить применение компетентными властями средств правовой защиты, когда они предоставляются” (п. 3 ст. 2). В Конституции РФ наряду с использованием слова “обеспечиваются” в отношении прав и свобод человека и гражданина (ст.

 

18) говорится также “гарантируются” (ст. 17, 45, 46). Поскольку в данном случае смысл и назначение названных слов одинаковы, их, очевидно, следует воспринимать как синонимы.  Изучение вопросов обеспечения или гарантирования — что одно и то же — прав личности в уголовном процессе не исключает привычного оперирования термином “уголовно-процессуальные гарантии”.

 

Иногда права и свободы личности рассматриваются как объект безопасности1.

 

Надо полагать, что под безопасностью прав и свобод здесь также подразумевается и обеспечение, создание такого положения, чтобы они не нарушались и беспрепятственно, полноценно осуществлялись.

 

1 См.: Степашин С.В. Безопасность человека и общества. СПб., 1994. С. 18.    Обеспечение прав личности охватывает все формы благоприятствования участникам уголовного процесса в осуществлении прав, включая: информирование лица об обладании правами и их разъяснение; создание необходимых условий для полноценной реализации прав; охрану прав от нарушений; защиту прав; восстановление нарушенных прав.  Действующий уголовно-процессуальный закон возлагает на суд, прокурора, следователя и лицо, производящее дознание, обязанность разъяснять участвующим в деле лицам их права и обеспечивать возможность осуществления этих прав (ст. 58 УПК).

 

Редакция данной статьи как бы выводит разъяснение прав за пределы понятия их обеспечения. Такая позиция представляется не вполне логичной.

 

Если лицу не сообщено о принадлежащих ему правах и они не разъяснены, вряд ли можно говорить об их обеспечении. Без знания содержания своих прав их субъект не в состоянии им распорядиться1. Не зря своевременное информирование гражданина, вовлекаемого в уголовный процесс в качестве того или иного участника, о принадлежащих ему правах обычно рассматривается как одна из гарантий прав личности, а разъяснение прав — в качестве составной части или элемента их обеспечения.  1 См.: Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. Волгоград, 1997. С.

 

39—40.    Уголовно-процессуальная деятельность тесно связана с оперативно-розыскной деятельностью, осуществляемой органами дознания. До принятия Закона РФ “Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации” допустимость этой деятельности обосновывалась только уголовно-процессуальным законодательством.

 

В статье 118 УПК отмечается, что на органы дознания возлагается обязанность принимать необходимые оперативно-розыскные меры в целях предупреждения и раскрытия преступлений. О содержании этих мер в уголовно-процессуальном законодательстве ничего не говорится.  Радикальные демократические преобразования в нашем обществе вызвали принятие Закона РФ “Об оперативно-розыскной деятельности”, которым возможные ограничения прав и свобод граждан приведены в соответствие с требованиями международных стандартов по правам человека и определены самим законом. Оперативно-розыскная деятельность осуществляется гласно и негласно в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод личности, собственности, безопасности общества и государства от преступных посягательств. Негласность осуществления оперативно-розыскных мероприятий в связи с поступившей в орган дознания конфиденциальной информацией криминального характера предполагает ограничения в той или иной степени отдельных прав и свобод граждан со стороны компетентных органов исполнительной власти. Однако тот факт, что негласность разрешена законом и разработан механизм надзора и контроля за оперативно-розыскной деятельностью, обеспечивает международно-правовой подход допустимости самой этой деятельности в интересах общества, несмотря на названные ограничения, касающиеся его членов.  Более того, возможности оперативно-розыскной деятельности в решении задач по борьбе преступностью позволяют сделать вывод, что игнорирование должных негласных мер следует квалифицировать как попустительство преступным посягательствам на права и свободы законопослушных членов общества со стороны преступных элементов.

 

В связи с этим является негативным, с точки зрения принципов международного права, необеспечение эффективного функционирования органов дознания. Прежде всего это касается оперативных аппаратов органов внутренних дел, на которые ложится основная тяжесть работы по борьбе с таким социальным злом, как преступность.

 

Оперативно-розыскная деятельность тесно связана с уголовно-процессуальной и отличается от последней тем, что: 1) регламентируется Федеральным законом РФ “Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации”, который не предусматривает производства следственных и процессуальных действий, направленных на собирание, проверку и оценку доказательств о событии преступления и лице, его совершившем, и о других обстоятельствах дела, имеющих значение для правильного разрешения дела; 2) в своем значительном объеме не имеет уголовно-процессуального характера, допуская лишь документирование результатов прослушивания с санкции соответствующего судьи телефонных переговоров; 3) осуществляется не только после, но и до возбуждения уголовного дела в целях обнаружения совершенных и подготовляемых преступлений, используя гласные и негласные методы для раскрытия преступлений и выявления лиц, их совершивших; 4) данные, полученные в результате оперативно-розыскной деятельности, могут использоваться как доказательства лишь при условии их оформления в порядке, предусмотренном УПК (гл.

 

П и III ФЗ “Об оперативно-розыскной деятельности”).

 

Значение уголовного процесса состоит в том, что установленный законом порядок производства по уголовным делам обеспечивает достижение задач уголовного судопроизводства, охрану прав и законных интересов всех лиц, участвующих в деле, гарантирует установление объективной истины, принятие законных и обоснованных решений.

 

Уголовно-процессуальный порядок является единым и обязательным по всем делам и для всех судов, органов прокуратуры, предварительного следствия, дознания (ч. 4 ст. 1 УПК).

 

§ 3. Исторические типы (формы) уголовного процесса    Несмотря на огромные различия в историческом развитии каждого государства и действующего в нем права, включая организацию правосудия, исторические типы (формы) уголовного процесса можно отнести к следующим основным формам в соответствии с повторяющимися принципиальными чертами. Принято различать четыре основные формы уголовного процесса, складывавшиеся и развивавшиеся в разное время: обвинительный, розыскной (инквизиционный), состязательный и смешанный процессы.

 

Обвинительный процесс, возникший еще в период рабовладения, наиболее полное развитие получил на первых этапах существования феодального общества. Характерной его чертой было признание особого положения обвинителя, в качестве которого обычно выступало лицо, потерпевшее от преступления. От его воли зависело возбуждение и прекращение дела. Система доказательств, сложившаяся под большим влиянием религиозных воззрений того времени, включала в себя клятвы, поединки и различного рода испытания (огнем, водой, раскаленным железом и т.д.).  Розыскной (инквизиционный) процесс, возникший, как и обвинительный, в недрах рабовладельческого общества, достиг наиболее широкого распространения в эпоху абсолютизма.

 

По его правилам судья одновременно должен был выполнять также функции следователя, обвинителя и в какой-то мере защитника. Обвиняемый был лишен возможности защищаться.

 

Он считался не субъектом (участником) процесса, а его объектом. Типичной для такого процесса была система так называемых формальных доказательств, которая проявлялась прежде всего в строгой регламентации действий по оценке доказательств. Многочисленные доказательственные правила устанавливали, например, что признание обвиняемым своей вины — “царица доказательств”, что женщине нужно верить меньше, чем мужчине, бедному — чем богатому. Пытки не считались недопустимым методом получения доказательств. Розыскной процесс знал три вида приговоров: обвинительный, оправдательный, оставление в подозрении при недостаточности улик для осуждения (не действовало правило о толковании сомнений в пользу обвиняемого)1.  1 См.: Тыричев И.В. Понятие и сущность уголовного процесса // Уголовный процесс / Под общ. ред. П.А. Лупинской. М., 1995.

 

С. 13.    Состязательный процесс, развившийся из обвинительного и получивший наибольшее распространение в государствах с так называемой англосаксонской системой права, базируется на исходном положении о том, что процесс — это происходящий в суде спор между государством и гражданином, совершившим преступление, что в таком споре обе стороны наделены равными юридическими возможностями. Априорно считается, что суду здесь отводится роль “бесстрастного арбитра”, наблюдающего за тем, как соблюдаются правила спора и кто его выиграл. Оценка доказательств ставится в зависимости от внутреннего убеждения судей при сохранении некоторых элементов формальных доказательств (придание особого значения признанию обвиняемым своей вины, нормативная фикция критериев допустимости доказательств, “стандартов доказывания” и т.д.). Исторически эта форма процесса начала формироваться в Англии.

 

Затем ее восприняли в бывших английских колониях, где она в общих чертах существует и в наши дни (например, в США, Канаде, Австралии).  Смешанный процесс получил свое наименование благодаря тому, что в нем одновременно уживались некоторые элементы инквизиционного процесса на досудебных стадиях (почти полное отсутствие гласности, ограничение возможности обвиняемого защищаться, письменность производства и т.д.) и состязательности в суде (публичность заседаний, обеспечение права подсудимого защищаться самому и иметь защитника, оценка доказательств судьями, как правило, по внутреннему убеждению и др.).

 

Его основы заложены УПК Франции 1808 г., а затем были развиты в законодательстве других стран (преимущественно континентальной Европы), в частности Германии, Италии, Австрии, Бельгии.  Российский уголовный процесс после судебной реформы 1864 г. сформировался и развивался впоследствии под значительным влиянием стран континентальной Европы. Его вполне можно относить к смешанной форме, хотя, естественно, под воздействием различного рода “домашних” факторов он по ряду положений имеет свои особенности и не тождественен полностью, скажем, французскому или германскому.

 

Ощутимый сдвиг в направлении улучшения правовой регламентации уголовно-процессуального законодательства сделала кодификация его в 1958—1961 гг., что выразилось в его демократизации, известном расширении гарантий личности.

 

С наступлением периода, получившего название “перестройка”, в уголовно-процессуальное законодательство были внесены существенные изменения.

 

Впервые после революции была предусмотрена возможность создания суда присяжных.

 

Значительно были расширены гарантии неприкосновенности личности, права на защиту, укреплены основы независимости суда и впервые установлена ответственность за неуважение к суду. Была провозглашена необходимость судебно-правовой реформы.    § 4. Уголовно-процессуальное право и другие отрасли права    Уголовно-процессуальное право как самостоятельная отрасль прав имеет обособленный предмет правового регулирования — уголовное судопроизводство и специфический метод правового регулирования — процессуальную форму. Вместе с тем уголовно-процессуальное право с другими отраслями права объединяет то, что они строятся на единых принципах, используют единую методологию, служат регулированию общественных отношений. С некоторыми отраслями российского права уголовно-процессуальное право связано не только своей природой, но и конкретными задачами, сферой применения норм. К таким отраслям относятся: уголовное право, исправительно-трудовое право, гражданское процессуальное право, нормы права, определяющие устройство судебной системы и организацию прокурорского надзора в РФ.  Уголовное право является отраслью, самой близкой к уголовно-процессуальному праву. Нормы уголовного права не могут быть реализованы без применения норм уголовно-процессуального права. В свою очередь, уголовно-процессуальное право без уголовного права утрачивает практическую значимость, перестает быть полезным. Как уголовно-процессуальное право, так и уголовное право подчинены решению одной общей для них задачи — борьбе с преступностью.

 

В основе уголовного и уголовно-процессуального права лежат последовательные демократические принципы. Неразрывная связь материального и процессуального права проявляется на всем протяжении уголовного процесса. При этом применяются нормы и Общей, и Особенной частей уголовного права. Так, для возбуждения уголовного дела необходимы данные, указывающие на признаки преступления (ст. 8, 15 УК, ст. 108 УПК); при избрании меры пресечения учитывается перечень тяжких преступлений, данных в ст. 15 УК; для решения о прекращении дела необходимо установить наличие признаков, указанных, например, в ст.

 

75—78 УК, и т.д.

 

Соотношение между уголовно-процессуальным правом и уголовно-исполнительным правом в известной мере аналогично соотношению между уголовно-процессуальным правом и уголовным правом. Общественные отношения, возникающие в процессе исполнения наказания, регулируются как уголовно-исполнительным, так и уголовно-процессуальным правом.  Уголовно-процессуальное право в сфере исполнения наказания регулирует порядок обращения приговора к исполнению, разрешения сомнений и споров при исполнении наказания, представления материалов и судопроизводство об освобождении осужденного от отбывания наказания по болезни, досрочное и условно-досрочное освобождение от наказания и замена наказания более мягким, изменение условий содержания лиц, осужденных к лишению свободы, во время отбывания наказания и т.д. Борьба с преступностью — общая задача не только для уголовно-процессуального и уголовного, но и для уголовно-исполнительного права.

 

Гражданское процессуальное право, как и уголовно-процессуальное право, регулирует общественные отношения, возникающие в связи с отправлением правосудия. В этом плане они имеют много общего. Судебное разбирательство проводится на основе единых принципов как по уголовным, так и по гражданским делам, в определенной процессуальной форме оба вида судопроизводства связывает институт гражданского иска в уголовном деле.  Вместе с тем между уголовно-процессуальным и гражданским процессуальным правом имеются существенные различия. Уголовный процесс служит целям борьбы с преступностью, гражданский процесс — разрешению споров, возникающих из гражданских, семейных, наследственных и некоторые других, охватываемых гражданскими правоотношениями.  Различен порядок собирания доказательств. По уголовным делам доказательства собираются государственными органами, по гражданским делам — сторонами при содействии суда. Различны последствия рассмотрения уголовных и гражданских дел. Если по гражданскому делу заглаживается причиненный вред, восстанавливается нарушенное право, то по уголовному делу принимается решение не только о заглаживании вреда (там, где это возможно), но и о назначении наказания виновному.  Тесная связь норм уголовно-процессуального права с нормами права, содержащимися в Федеральном конституционном законе “О судебной системе Российской Федерации” и Федеральном законе “О прокуратуре Российской Федерации”, Законе РФ “О статусе судей в Российской Федерации”, обусловлена единством принципов организации и деятельности этих правоохранительных органов, которые реализуются в организационном построении суда и прокуратуры и в ходе процессуальной деятельности.    § 5.

 

Наука уголовного процесса и смежные отрасли знаний    Наука уголовного процесса является частью юридической науки в Российской Федерации. Наука уголовного процесса — это совокупность правовых взглядов, представлений и идей, раскрывающих на основе диалектического материализма сущность и содержание уголовного судопроизводства как формы применения уголовного закона в целях охраны прав и свобод граждан, обеспечения законности и правопорядка в России.  Предметом науки уголовного процесса является теория уголовного процесса, изучающая закономерности его развития и разрабатывающая демократические принципы, формы и средства борьбы с преступностью, формулирующая общие процессуальные понятия институтов, гарантий, прав и обязанностей, осмысливающая практику применения уголовно-процессуального законодательства.  От предмета необходимо отличать содержание науки уголовного процесса. Содержание науки составляют: уголовно-процессуальное право как отрасль российского права; деятельность органов дознания, следствия, прокуратуры и суда; уголовно-процессуальные отношения в уголовном судопроизводстве.

 

Методом науки уголовного процесса является материалистическая диалектика, — единственно подлинно научный метод. Методологическую роль в научных исследованиях выполняет не только материалистическая диалектика, ее категории и законы, но и исторический материализм.  Итак, наука уголовного процесса призвана изучить соответствующее законодательство, практику его применения, формирующуюся на этой базе доктрину, исторический опыт других государств в данной области.

 

На основе такого изучения вырабатываются рекомендации по совершенствованию уголовного судопроизводства и преподавания соответствующих учебных дисциплин.  Уголовный процесс во всех своих качества (как осуществляемая в определенном порядке деятельность и связанные с ней отношения, как одна из многих отраслей права и как научная и учебная дисциплина соприкасается со многими отраслями знаний, которые используются органами дознания, предварительного следствия, прокуратуры при раскрытии и расследовании преступлений, а также при рассмотрении и разрешении уголовных дел в судах. Для изобличения лиц, совершивших преступления, необходимы специальные познания. Применение их в борьбе с преступностью привело к тому, что появились специальные отрасли знаний: криминалистика, криминология, судебная медицина, судебная психиатрия, судебная психология, судебная статистика.

 

Структура дисциплины “Уголовный процесс” определена прежде всего с учетом построения основного законодательного акта — Уголовно-процессуального кодекса, а также с учетом данных уголовно-процессуальной науки.

 

Соответственно начинается она с истолкования основных понятий, необходимых для определения предмета дисциплины и ее структуры, характеристики законодательства и его истории, принципов уголовного процесса и ряда других общих проблем (доказательства, субъекты, меры процессуального принуждения и др.), затем даются сведения о всех стадиях производства и особых видах и способах разбирательства дел (особенности рассмотрения дел с участием присяжных, дел о преступлениях несовершеннолетних, о применении принудительных мер медицинского характера).    § 6. О сущности изменений и дополнений, внесенных в уголовно-процессуальное законодательство    Ныне действующий УПК РСФСР 1960 г.

 

по сравнению с прежним законодательством обладает неоспоримыми достоинствами, но за десятилетия после его создания практика и теоретический анализ выявили ряд присущих ему изначально недостатков.

 

Самыми серьезными из которых являются: приписывание суду и органам уголовного преследования одинаковых задач и функций; часто встречающаяся неконкретность и даже противоречивость определения правового статуса личности в уголовном судопроизводстве; неэффективность правового механизма реализации прав участников уголовного процесса, полное отсутствие возможности обжалования в суд действий прокурора, следователя, органа дознания (лишь в мае 1992 г. появилась возможность жаловаться судье на заключение под стражу и продление срока содержания под стражей); подмена присущих развитым системам судопроизводства принципов суррогатными нормативными положениями (например, вместо состязательности процесса в ст.

 

245 УПК говорится лишь “о равенстве прав участников судебного разбирательства”); слабая проработка вопросов доказательственного права, в частности, проблемы допустимости доказательств, что немедленно обнаружилось после возрождения в России суда присяжных; смешение административных и процессуальных институтов, особенно при регламентации возбуждения уголовного дела; слабая дифференциация форм уголовного судопроизводства, что приводит к проволочкам в рассмотрении дел о нетяжких преступлениях; пробелы в правовом регулировании.  Специфические черты определенной более трех с половиной десятилетий назад формы судопроизводства выделяют отечественный уголовный процесс из числа принятых в континентальной Европе разновидностей смешанного процесса; придавая ему неоинквизиционные, а по сути расправные черты. Не отвечает УПК РСФСР 1960 г. и новым социально-политическим условиям, сложившимся в России.  После введения в уголовно-процессуальное законодательство институтов судебного контроля за арестами (Закон от 23 мая 1992 г.) и суда присяжных (Закон от 16 июля 1993 г.) с неотъемлемыми гарантиями состязательности и равноправия сторон, презумпции невиновности, использования только допустимых доказательств, в правоприменительной практике столкнулись устаревшие и современные подходы к уголовному судопроизводству. При этом новые прогрессивные положения, не успев укорениться в деятельности воспитанных в других традициях судей, прокуроров и адвокатов, оказывают некоторое положительное влияние на унаследованные от былых времен обыкновения правоприменительной практики, но чаще всего умаляются и постепенно сводятся на нет как противоречащие направленности основной массы процессуальных норм.  Поэтому отказ от понимания репрессивной направленности уголовного процесса и усиления защиты прав и свобод человека и гражданина делает неизбежным приведение уголовно-процессуального законодательства в соответствие с конституционными положениями, предопределяющими формирование новых отношений между государством и личностью, имеет существенное значение для упрочения демократии. Как отмечалось в докладе посетившей нашу страну миссии отделения Организации Объединенных Наций в Вене по борьбе с преступностью и уголовному правосудию, “судебная реформа составляет важный элемент общего процесса демократизации в России”1, а суть, ядро судебной реформы — на что не без оснований обращают внимание юристы — заключается в реформировании процессуального законодательства.  1 Судебная реформа в Российской Федерации // Российская юстиция. 1994.

 

№ 1. С.12    Задача государства по формированию современного уголовно-процессуального законодательства состоит не только в том, чтобы гармонизировать в нем общественные и личные интересы, но и в том,  чтобы добиться этого в процессе его реализации, в надлежащем осуществлении прав и обязанностей участников правоотношений, для чего необходимо создать стабильное, легитимное законодательство, не только модернизированное с точки зрения принципов правового, демократического государства, но и морально приемлемое обществом и гражданами.

 

Чтобы провозглашенные прекрасные демократические идеи не постигла участь красиво звучащих деклараций, на что население России успело вволю насмотреться в прошлом, необходимо учитывать возможность создания условий их реализуемости, возможно, с расчетом на ближайшую и сравнительно отдаленную перспективу. При всем желании как можно скорее и полнее осуществить в уголовно-процессуальном законодательстве конституционный тезис о высшей ценности человека, видимо, не обойтись без осмотрительности и некоторой сдержанности. Иначе, как показывает опыт прогрессивной судебной реформы в России прошлого века, можно ожидать и контрреформ. В определенной мере тенденция такая имеет место. Между тем задача судебной реформы состоит в возрождении в России подлинной судебной власти, независимой в своей деятельности от кого бы то ни было, ориентированной на правовые ценности, отраженные в международных стандартах в области прав человека. Поэтому основы принципиально нового отношения к личности в уголовном процессе правового, демократического государства должны быть заложены в настоящее время. В соответствии с Конституцией РФ приоритет общественных интересов подлежит замене на приоритет прав и свобод личности.

 

Последний же означает верховенство индивида над государством в том смысле, что права и свободы ставят пределы для государственной власти.

 

Следовательно, начинает действовать новая концепция взаимоотношений личности и государства, соответствующая принципам гражданского общества.  Отечественная общая теория права, являющаяся методологической основой для отраслевых юридических наук, включая науку уголовного процесса, в современных условиях отказалась от прежнего позитивистского подхода к определению права, отношений между личностью и государством и стала на позиции естественно-правовой доктрины.

 

В соответствии с ней принадлежащие каждому человеку от рождения основные права прежде всего и призваны гарантировать положение личности в ее отношениях с государством и его органами, обеспечивать автономию личности от государственного вмешательства в некоторые наиболее значимые для человека сферы жизнедеятельности.  Права человека и гражданина сегодня выступают важнейшим фактором, определяющим назначение, содержание и формы процессуальной деятельности по уголовным делам.

 

Не права человека должны подгоняться под нужды уголовного судопроизводства, а наоборот уголовный процесс должен максимально сообразовываться с правами человека. Данное положение является ключевым, выражает суть новой методологии изучения реформирования уголовного процесса.

 

Но было бы весьма некорректным отказываться от всех положений действующего уголовно-процессуального законодательства, ибо многие из его положений содержат немало полезного и рационального. Но в целом, концептуально нынешний уголовный процесс не соответствует требованиям правового государства и прежде всего в отношении правовой защищенности личности, включая как обвиняемого, так и потерпевшего, а также иных участников судопроизводства.  Именно идеи первоочередной защиты личности в уголовном процессе легли в основу новой концепции уголовно-процессуального законодательства, предлагающей генеральную реконструкцию уголовно-процессуального закона в направлении создания качественно иного уголовного процесса — охранительного типа, являющегося по своему социальному предназначению гарантом личности от произвола карательных органов государства.

 

Кардинальное изменение на конституционном уровне отношения государства к личности неизбежно влечет существенное изменение направленности и содержания уголовного процесса. Развитие уголовно-процессуального законодательства всегда в значительной степени проистекает из необходимости обеспечить должное соотношение общественных и личных интересов. Тем более такая необходимость проявляется сейчас. Вовлеченный в орбиту производства по уголовному делу человек вправе надеяться и требовать, чтобы никакие самые большие цели не имели преимущества перед его, пусть маленькими, но кровными интересами.  Справедливо замечено, что в уголовном процессе в ряде случаев охраняемый законом личный интерес оказывается дороже даже такой важной социальной ценности, как обнаружение истины. Например, когда в интересах общества для достижения цели общей и частной превенции желательно раскрыть преступление и достойно наказать виновного, однако потерпевшая по каким-то личным соображениям не желает подавать заявление, необходимое для возбуждения уголовного дела.

 

И нет, как мы полагаем, необходимости оговаривать верное в принципе суждение, что в этих и подобных случаях охраняемый законом личный интерес возводится в ранг интереса публичного и расценивается как более значительный. В современных условиях интерес личности, взятый под охрану законом, не нуждается в присвоении ему титула публичного интереса. Он сам по себе представляет высокую ценность, и она в любом случае должна рассматриваться как отнюдь не меньшая, чем ценность общественного интереса.

 

НОРМАТИВНЫЕ АКТЫ    Конституция РФ. Гл.

 

1, 2. 7. УПК. Ст. 1—3.  Закон РФ от 5 марта 1992 г. “О безопасности”.

 

Ст. 1 и 10 // ВСНД РФ и ВС РФ. 1992. № 15. Ст. 769.  ФКЗ от 12 августа 1995 г. “Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации” // РГ. 1995. 18 авг.; СЗ.

 

1995. № 33. Ст. 3349.  ФКЗ от 31 декабря 1996 г.

 

“О судебной системе в Российской Федерации” // РГ. 1997. 6 января; СЗ РФ. 1997.

 

№ 1. Ст. 1.  ФКЗ от 17 января. 1992 г. “О прокуратуре Российской Федерации” в ред. ФЗ от 17 нояб. 1995 г.

 

// СЗ РФ. 1995. № 47. Ст. 4472.  Закон РФ от 26 июня 1992 г. “О статусе судей в Российской Федерации” // ВСНД РФ и ВС РФ.

 

1992 г. № 30. Ст. 1792; № 17. Ст. 606  Закон РСФСР от 18 апреля 1991 г. “О милиции” // ВВС. РСФСР. 1991. № 16. Ст.

 

503.

 

Закон РФ от 23 мая 1992 г. “О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР” // ВСНД РФ и ВС РФ.

 

1992.

 

№ 27. Ст. 1560.  Закон РФ от 16 июля 1993 г. “О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР “О судоустройстве РСФСР”, Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях” // ВСНД РФ и ВС РФ. 1993. № 33. Ст.

 

1313.      РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА    Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. Воронеж, 1980. С. 22—93.  Демидов И.Ф.

 

Проблема прав человека в российском уголовном процессе. М., 1995.

 

Курс советского уголовного процесса.

 

Часть общая. М., 1989, Гл.

 

1.  Ляхов Ю.А.

 

Новая уголовно-процессуальная политика. Ростов н/Д, 1992.  Мизулша Е. Уголовный процесс: концепция самоограничения государства.

 

Тарту, 1991.

 

Нажимов Б.П. Типы, формы и виды уголовного процесса. Калининград, 1977.  Общая теория прав человека. Коллектив авторов. М.,1996.  Савицкий В.М. Организация судебной власти в Российской Федерации: Учебное пособие. М.,1996.

 

Советский уголовный процесс / Под ред.

 

Н.С. Алексеева и В.З.

 

Лукашевича. М., 1989. Гл.1.  Советский уголовный процесс / Под ред.

 

В.П. Божьева. М., 1990. Гл. 2.  Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1968. Т.

 

I. Гл. I.

 

Уголовный процесс/Под ред. К.Ф. Гуценко.

 

М., 1997.

 

Гл. I. Уголовный процесс / Под общ. ред.

 

П.А.

 

Лупинской. М., 1995. Гл. I.

Do NOT follow this link or you will be banned from the site! Пролистать наверх