Корчагин а г номоконов в а шульга в и организованная прeступность и борьба с нeй владивосток 1995 180 с

Организованная преступность и борьба с ней.

 

А.Г. Корчагин, В.А. Номоконов, В.И.

 

Шульга       В октябре этого года исполнилось 10 лет, как вышла эта книга: «ОРГАНИЗОВАННАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ И БОРЬБА С НЕЙ». Она заложила первый кирпич в основу создания Владивостокского Центра по изучению организованной преступности и коррупции, который был создан и действует при Юридическом институте ДВГУ с 1997 г.

 

Сейчас мы размещаем этот несколько устаревший материал и даем возможность нашим посетителям ознакомиться с монографией. Но надеемся, что данная работа будет особенно интересна в свете прошедших лет и появившейся возможности сравнить прогнозы 10-летней давности и нынешних реалий.   Учебное пособие   Владивосток, 1995г.

 

В учебном пособии раскрываются криминологические и правовые признаки организованной преступности, ее структура, основные формы проявления, современное состояние и тенденции, включая проникновение «русской мафии» за рубеж. Дается характеристика системы социального и правового противодействия данному опасному явлению.

 

Показываются особенности организованной преступности и борьбы с ней в денежно-кредитной системе, пособии рассмотрены также особенности проявления организованной преступности в Дальневосточном регионе. Предлагается авторский проект Закона о борьбе с организованной преступностью.   Предназначено для студентов юридических факультетов и вузов по курсам «Криминология» и «Борьба с организованной преступностью».

 

А.Г. Корчагин, В.А. Номоконов, В.И.Шульга,1995 г.       СОДЕРЖАНИЕ   ВВЕДЕНИЕ   Гл. 1. ОРГАНИЗОВАННАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ КАК СОЦИАЛЬНОЕ ЯВЛЕНИЕ   1. Понятие и признаки организованной преступности ……………с. 6   2. Структура и формы проявления организованной преступности с. 10   3.

 

Современное состояние, сферы влияния и тенденции организованной  преступности с. 13   4. Лидеры преступных сообществ. Преступные связи с. 15   5. «Русская мафия» за рубежом с. 20   Гл. 2.

 

СОЦИАЛЬНОЕ И ПРАВОВОЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ОРГАНИЗОВАННОЙ  ПРЕСТУПНОСТИ   1. Причины роста организованной преступности с. 24   2. Социальные и организационные основы борьбы с организованной  преступностью с.

 

27   3. Правовые основы борьбы с организованной преступностью…

 

с. 30   4. Уголовное законодательство об организованной преступности с.35   5. Проект Закона «О борьбе с организованной преступностью» …с. 37   Гл. 3. ОРГАНИЗОВАННАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ В ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНОЙ СИСТЕМЕ.   1. Виды контроля организованных преступных сообществ над банками  и финансовой системой . с. 41   2. Меры борьбы с посягательствами-на-денежно-кредитную  систему………………………………………………………………………….. с. 48   Гл.

 

4. ОРГАНИЗОВАННАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА   1.

 

Преступность и ее причины в Дальневосточном регионе ……

 

с. 56   2. Общая характеристика организованной преступности ДВ  региона .. с. 61   3. Преступные группировки Дальнего Востока …………………. с. 68   4.

 

Борьба преступных группировок Приморского края с. 73   5. Банда Ларионова с. 78   6. Банда «Вэпса» ……………………………………..

 

с. 80   ПРИЛОЖЕНИЕ   1. Закон «О мерах против организованной преступности (проект)»   2.

 

Пояснительная записка               ВВЕДЕНИЕ   Организованная преступность — исключительно опасное явление, которое в нашей стране, к сожалению, не встречает адекватного противодействия со стороны государства.

 

Правда, объективности ради, нужно сказать, что и во многих странах, считающихся цивилизованными, эта проблема носит исключительно острый характер. Так, в США мафию нередко называют «вторым правительством». Р.Кеннеди, в бытность свою министром юстиции США, с горечью констатировал: «Политическая и экономическая мощь организованной преступности возросла так быстро, что сегодня она затрагивает жизнь большинства из нас»(1). Вскоре он сам был убит. Широко известны сила и размах деятельности итальянской мафии.   В настоящее время наблюдается новая весьма тревожная тенденция -интернационализация организованных криминальных структур, объединение и координация их деятельности, создание рядом преступных  сообществ своих зарубежных «представительств» и т.п.   Последние несколько лет проблема противодействия организованной преступности обсуждается на самом высоком уровне. Этой теме специальные заседания посвящали II Съезд народных депутатов СССР (1989 г.), VII Съезд народных депутатов России (1992 г.), в феврале 1993 г. было проведено крупное совещание руководителей правоохранительных органов.

 

Данная проблема выдвигалась на первый  план в Послании Президента Федеральному Собранию РФ (1994 г.). В выступлении Б.Н.Ельцина в Федеральном Собрании (февраль, 1995 г.) констатировалось, что «мы мало продвинулись в борьбе с преступностью», «крупные преступные сообщества, т.н. авторитеты преступного мира, чувствуя безнаказанность, действуют наглее»(2).   Ученые-криминологи, пожалуй, одними из первых забили тревогу. В 80-е годы серьезные исследования организованной преступности были проведены во ВНИИ МВД СССР. С 1988 года названная проблема стала центральной на ежегодных теоретических семинарах и конференциях, проводимых на базе Института Прокуратуры с участием практических работников. По итогам проведенных исследований были опубликованы крупные работы, подготовлены практические рекомендации, направленные руководству страны. К числу указанных работ следует отнести монографии: «Организованная преступность». М., 1989; «Организованная преступность-2». М., 1993; две монографии В.С.Овчинского «Стратегия борьбы с мафией» и «Мафия: необъявленный визит» (М., 1993). В конце 1994 года была опубликована книга, основанная на оперативных данных (Г.Подлесских, А.Терешонок. «Воры в законе»: бросок к власти. М., 1994). В начале 1995 г. в Москве вышла из печати новая книга А.И.Гурова «Красная мафия», которая тут же стала бестселлером.

 

В публицистическом аспекте данная проблема поднималась в книгах С.Говорухина «Великая криминальная революция», (М., 1993) и М.Селье «Мафрупция, мафрупция!!! Мафия и коррупция» (М., 1994). Широкую известность получили популярные брошюры: И.И.Карпец. Актуальные проблемы борьбы с организованной преступностью. М., 1990 и А.И. Гуров. Организованная преступность — не миф, а реальность. М., 1992. В качестве самостоятельных глав указанная проблема рассматривалась в монографиях: А.И.Гуров. Профессиональная преступность. М., 1990, а также: И.И.Карпец. Преступность: иллюзии и реальность. М., 1992. По-Сданной проблеме опубликованы тематические сборники: Проблемы борьбы с организованной преступностью. М., 1990; Вопросы организованной преступности и борьбы с ней.

 

М., 1993; Проблемы борьбы с организованной преступностью и коррупцией. М., 1993, учебные и популярные пособия: А.И.Гуров, Е.С.Жигарев, Е.И.Яковлев. Криминологическая характеристика и предупреждение преступлений, совершенных организованными группами. М., 1992; В.С.Устинов. Понятие и криминологическая характеристика организованной преступности.

 

Н.Н. , 1993. Криминалистическим аспектам организованной преступной деятельности посвящены книги В.И.Куликова «Основы криминалистической теории организованной преступной деятельности» (Ульяновск, 1994) и В.И. Батищева «Постоянная преступная группа» (Воронеж, 1994).   В 1994 году впервые в России защищена докторская диссертация (В.С.Овчинский), посвященная криминологическим, уголовно-правовым и организационным проблемам с организованной преступностью. В 1993г. защищена кандидатская диссертация на тему: «Уголовно-правовые средства борьбы с организованной преступностью» (Е.А.Галактионов. М., 1993).   К сожалению, с большим опозданием на всевозрастающую криминальную угрозу реагируют законодатели. В октябре 1994г.

 

в первом чтении принят законопроект о борьбе с коррупцией, а в ноябре — законопроект о борьбе с организованной преступностью. В декабре также в первом чтении принят проект нового уголовного кодекса. Законов, с нетерпением ожидаемых общественностью, учеными, практическими работниками, до сих пор нет.   Литература, посвященная проблемам борьбы с организованной преступностью, вышла недостаточными тиражами.

 

Кроме того, материал, содержащийся во многих работах, носит фрагментарный, несистематизированный характер.

 

Да и в жизни криминального мира происходит много новых изменений, которые требуют своего анализа.

 

С целью частично восполнить возникающий пробел, с 1993 г.

 

на кафедре уголовного права Дальневосточного университета читается спецкурс «Проблемы борьбы с организованной преступностью». На базе этого спецкурса подготовлено данное учебное пособие. С учетом местной специфики специальная глава посвящена рассмотрению особенностей организованной преступности в Дальневосточном регионе, в первую очередь, в Приморье и вo Владивостоке.   Дальний Восток, особенно его южная часть, в силу выгодного расположения в Азиатско-Тихоокеанском регионе, весьма привлекателен для преступников. Являясь крупным сырьевым центром, мощным транспортным узлом, находясь в непосредственной близости от зарубежья, Дальний Восток объективно предопределен стать в ближайшие годы одним из мировых центров деятельности международной мафии. Да и во «внутреннем» плане преступность ДВ региона в настоящее время представляет довольно серьезную угрозу интересам национальной безопасности России.   В числе зон повышенной активности преступных группировок в стране МВД РФ называет краевые и областные центры, крупные города Дальнего Востока. Более того, в 1994 году среди десяти самых «тяжелых» городов первые четыре — дальневосточные (Владивосток, Находка, Уссурийск, Хабаровск) (3).   По оценкам МВД РФ, на Дальнем Востоке «ворам в законе» и их наместникам удавалось негативно влиять на большинство сотрудников того или иного органа внутренних дел, прокуратуры, суда, аппарата главы администрации.

 

Представители «воров» получали доступ и к средствам массовой информации и могли распространять криминальное влияние на население. Это приводило не только к дезорганизации власти, не и тому, что значительная часть населения воспринимала криминальных лидеров как «вторую», если не «первую», власть в регионе(4). Правда, авторам данного пособия не вполне понятно, почему милицейским начальством вышеизложенное приводится в прошедшем времени. Конечно, прошли времена, когда Хабаровский крайком КПСС писал министру внутренних дел о том, что заявления А.И.Гурова о существовании мафии в стране вызвали «нездоровую активность среди рецидивных элементов в Комсомольске-на-Амуре и Совгавани, недоумение среди работников правоохранительных органов», о том, что «подобное умозаключение» вводят в заблуждение общественное мнение»(5).

 

Это был 1988 год.   Прошли времена, когда начальник УВД Приморского края конкретные разработки своих подчиненных по опасной преступной группировке называл «фантазиями». Это был 1989 год. Впрочем, что спрашивать с начальника периферийного УВД, когда, по свидетельству бывшего в то время министра внутренних дел В.Бакатина, в декабре того же года группа очень известных и уважаемых в стране крупных ученых-юристов убеждала, что в стране нет организованной преступности (б).

 

Сейчас с этим уже никто, слава Богу, не спорит.   Предлагаемое вниманию читателя учебное пособие состоит из четырех глав. Две первые посвящены рассмотрению общих проблем организованной преступности.

 

В первой главе дается общая криминологическая характеристика данного явления как социального феномена. Во второй главе освещается проблема социального и правового противодействия организованной преступности. Обе данные главы вместе с введением подготовлены проф. В.А. Номоконовым. С учетом того, что в последнее время интерес преступных группировок явно акцентирован на сфере экономики, и особенно — денежно-кредитной системе, для рассмотрения этого вопроса выделена специальная глава. Автор — доц. А.Г.Корчагин. Завершает пособие общая характеристика организованной преступности ДВ региона, подготовленная кандидатом юридических наук В.И.Шульгой с участием проф. В.А.

 

Номоконова и Г.Ф.Маслова. В Заключении пособия приводится Проект Закона «О мерах против организованной преступности» с Пояснительной запиской автора И.Я.Гонтаря, зам.

 

декана юридического института ДВГУ. Авторы пособия оставляют без комментариев приводимый законопроект, отдавая его на суд законодателей, научной общественности и практиков.                                         Глава 1. ОРГАНИЗОВАННАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ   КАК СОЦИАЛЬНОЕ ЯВЛЕНИЕ   1. Понятие и признаки организованной преступности.   I. Развитие организованной преступности. Организованная преступность (ОП) как социальное явление возникла в СССР намного раньше, чем об этом стало принято говорить. Однако масштабы и опасность ее в настоящий период несопоставимы с тем, что было даже каких-то десять лет назад. Исторически ОП берет свое начало в различных объединениях профессиональных преступников. Но, в отличие от профессиональной преступности, ОП — более сложная, разнообразная и гибкая функционально-иерархическая структура, лучше приспособленная к социально-экономическим и политический особенностям времени ее существования, чем все иные виды преступности. ОП, в отличие от обычной профессиональной преступности, не может существовать без связи с коррумпированными чиновниками(1).   Заметный рост ОП в стране начался в период застоя, примерно с 70-х годов, сопровождая процесс идейно-нравственного разложения кадров партгосноменклатуры, коррумпирования властных структур. Особенно явно проблема обозначилась к середине 80-х годов. Руководстве страны осознало историческую тупиковость того тоталитарного режима, который существовал в стране и явно тормозил экономическое, социальное и духовное развитие общества.

 

Попытки реформирования экономики, ее так называемой перестройки, к сожалению, были весьма непродуманными и противоречивыми. Необоснованная государственная политика в области «малого предпринимательства» при полном отсутствии какого бы то ни было контроля правоохранительных органов за источниками доходов, за чиновниками, ведающими лицензиями и квотами явилась, по-существу, мощным катализатором развития ОП.   Начав с коммерческих киосков, ОП перешла в дальнейшем к сырьевым потокам, банковским кредитам, внешне-экономической деятельности, сделкам в сфере цветных металлов, недвижимости и т.д. «оследине годы организованные преступные группы уже не «загоняют» бизнесменов: к ним идут сами в поисках «крыш» (2).

 

Типовой механизм первоначального образования организованной преступной группы заключался в двух основных разновидностях. Первый вариант имел место, когда группа, состоящая, как правило, из бывших спортсменов «наезжала» на коммерческую структуру с предложением «охраны». В случае отказа применялись соответствующие «меры воздействия».

 

Во второй случае богатый бизнесмен подыскивал подставного лидера, оставляя за собой фактическое руководство. Как правило, создавалась сложная криминальная структура, определенная территория делилась на сферы влияния со своими «бригадирами». Преимущество второго варианта заключалась в том, что истинный руководитель преступной группы за счет подставного лидера мог оказаться вне учетов органов внутренних дел и быть гарантированным от провала (3).   2. Как современная криминология определяет организованную преступность? Отечественные криминологи давно обратили внимание на то, что ОП не сводила к простой сумме отдельных преступных группировок, даже устойчивых, это — качественно иное образование (4).   В наиболее широком смысле ОП принято рассматривать как форму незаконного предпринимательства, подпольную экономическую систему. В этой плане эксперты ООН определяют ОП как «одну из форм экономического предпринимательства, осуществляемую с помощью противозаконных средств, связанных с угрозой применения физической силы или ее использованием, вымогательством, коррупцией, шантажом и др.

 

методами, а также использованием незаконно производимых товаров и услуг». С других позиций данное явление характеризуется как «серия сложных уголовных видов деятельности, осуществляемых в широких масштабах организациями и другими группами, имеющими внутреннюю структуру, которых толкает на это, главным образом, получение финансовой прибыли и приобретение власти»(5).   В отечественной криминологической литературе вошло в научный оборот определение, предложенное А.И.Гуровым: ОП — «это относительно массовое функционирование устойчивых управляемых сообществ преступников, занимающихся совершением преступлений как промыслом (бизнесом) и создающих с помощью коррупции систему защиты от социального контроля (б). Аналогичное определение ДАЕт и проф. Э.Ф.Побегайло. Правда, указанное определение подверглось критике за то, что в нем не раскрыто понятие преступного сообщества(7).   Проф. С.В.Дьяков делает попытку конкретизировать определение данного понятия за счет включения в него большего числа признаков. С его точки зрения, ОП — это «деятельность устойчивых преступных сообществ (организаций), отличающихся иерархическим организационным построением, сплоченностью на конкретной преступной платформе, отработанной системой конспирации и защиты от правоохранительных органов, коррумпированностью, масштабностью преступной деятельности, включая выход за рубеж и связь с международной мафией»(8). Из приведенного определения следует, что одиночные организованные преступные группы в состав ОП не входят. Близкое к данному, но акцентирующееся на несколько иных признаках определение, которое формулирует Ю.И.Адашкевич: ОП — «это общественно опасное социальное явление, характеризующееся тесным смыканием уголовного мира с теневыми экономическими структурами и коррупцией в органах власти и управления, проявляющее себя в деятельности преступных сообществ, контролирующих источники противоправных, а также отдельных видов правомерных доходов на территориях или в сферах социальной практики»(9).   В проекте Федерального Закона «О борьбе с организованной преступностью» предлагается целая система взаимосвязанных понятий, характеризующих разные формы появления ОП. Правильное их уяснение невозможно только при сопоставлении друг с другом, так как они носят взаимосвязанный характер. Так, ОП определяется лаконично как «создание организованных формирований: групп, организаций, сообществ 11 их преступная деятельность». Преступная деятельность, соответственно, определяется как «система деяний с заранее обдуманным умыслом по приготовлению, покушению, совершению одного или нескольких тяжких преступлений, предусмотренных, статьями Особенной части УК или настоящего Федерального Закона, а также по легализации и приумножению преступных доходов, создании иных благоприятных условий для совершения преступлений»(10).

 

Если законопроект будет принят в указанной редакции, можно будет констатировать известное несовпадение правовых и криминологических понятий, что, видимо, оправданно. Правовые понятия, совпадая по объему с криминологическими, должны отличаться большей формализованностью, краткостью, акцентированностыо на правовых аспектах.   В литературе предложены и другие многочисленные определения ОП. В связи с ограниченностью объема учебного пособия, мы не останавливаемся на них.   Из разнообразных признаков ОП целесообразно выделить наиболее важные, которые характеризуют сущность ОП, ее качественное отличие от преступности групповой и профессиональной.

 

Представляется, что ОП базируется на трех «китах», триединой сущности.

 

Экономическая сущность ОП состоит в том, что она представляет собой социально-экономический процесс обращения преступного капитала в криминальной сфере с вовлечением широких слоев населения, с использованием коррупции и всего того, что способствует его наращиванию и обращение. На это обстоятельство верно обращает внимание А.Я.Терешонок. Стоит перекрыть существующие источники доходов, захватить преступный капитал, и структуры криминальных сообществ сами собой развалятся. Они будут создаваться вновь там, где опять начнет происходить концентрация и обращение преступного капитала, появятся питающие его источники(11).

 

Социально — политическая сущность ОП точно характеризована С.И.Винокуровым. По его мнению, ОП в конечном счете предназначена для скрытого подчинения ее противоправным корпоративным интересам и целям законопослушных физических и юридических лиц   путей нейтрализации (подавления) их сопротивления, а равно противодействия соответствующим государственный структурам с помощью сложившейся в недрах ее криминально-властной системы отношений. 3 этом плане ОП представляет собой корпоративную преступность, преследующую в качестве конечной цели установить скрытое господство, диктатуру организованной преступной среды над законопослушным обществом, его гражданами и легитимными структурами (12).   Идейно-организационная сущность ОП, по верному определению А.И.Долговой, в том, что она представляет собой сплочение преступное среды (13). Речь идет о сплочении преступников как организации, продуцирующей криминальную деятельность, о сплочении на общей криминальной идеологии, общих «правилах игры» в ранках одного преступного сообщества.   Общая идейная платформа, которая объединяет лиц, входящих в организованные преступные группы, выражается в наличии у них специфической системы ценностных ориентации. К наиболее значимым жизненным ценностям этих лиц относятся: деньги, за которые можно купить все; неограниченная власть в уголовном мире и влияние в мире легальном; принадлежность к воровской касте и комплекс презрительного превосходства над законопослушными гражданами; острота ощущений, связанных с риском, романтика опасности, верность воровской «идее» (14).   А.К.Золобуев также определяет понятие ОП прежде всего через признак консолидации преступной среды: «это относительно самостоятельное негативное социальное явление, характеризующееся консолидацией преступной среды в райках региона, страны»…

 

На признак консолидации преступной среды на основе централизованной, разветвленной многоуровневой система устойчивых преступных связей указывают также О.В.Пристанская и В.В.Лукьянов (15).   Еще более четко данный признак подчеркивает А.С.Емельянов, определяя ОП как «явление, выражающееся в существовании преступного сообщества и осуществляемой им деятельности, характеризующееся устойчивой общерегиональной и межрегиональной связью преступных групп, формирований и направлений преступной деятельности, замкнутой на относительно большую социальную группу. Это — определенная структура, держащая под своим контролем определенный регион»(16).   С учетом отмеченных особенностей, существенных черт ОП сущность последней можно определить как сплочение, консолидацию преступной среды посредством подавления легитимных структур достижения власти над обществом в целях извлечения и приумножения преступного капитала.   3.

 

Организованная преступность и мафия. В самом широком плане любые организованные преступные группы (ОПГ) относятся к ОП. Однако, более точно в таком самом широком значении, как указывают А.И. Долгова и В.В.Лунеев, употреблять термин «организованность в преступности». В более узком смысле далеко не все ОПГ могут быть отнесены к названному явлению. По мнению В.С.Овчинского, последние  должны обладать особыми признаками: связями по горизонтали и  вертикали, основанными на разделении функций, в том числе  дополнительных к преступной деятельности; наличием ‘коррумпированных  связей в госаппарате; ролевым статусом в преступной среде или  теневой экономике(17).   Таким образом, в более узком понимании ОП — это деятельность не любых ОПГ, а лишь тех, в которых, как минимум, проявляются иерархические связи в преступной среде. Мафия, в свою очередь, представляет собой еще более узкое понятие. Это та часть, тот «этаж» ОП, который заключается в смычке ОПГ с коррумпированными чиновниками или сотрудниками правоохранительных органов.   Характерна трактовка мафии в Италии. В соответствии с итальянским законодательством объединение преступников называется мафиозным, когда для совершения преступления или извлечения экономической выгоды из своей незаконной деятельности они используют средства запугивания. Другими словами, мафиози можно назвать тех преступников, кто в силу традиций и образа действий терроризирует население(18).

 

4. Признаки организованной преступности. Раскрывая признаки  ОП, разные авторы называют разное их число и интерпретируют  последние по-своему. Так, многие исследователи полагают, что в  числе неотъемлемых признаков ОП находятся следующие: устойчивый,  постоянный, плановый, конспиративный характер деятельности в виде  преступного промысла наличие организационно-управленческих и  обеспечивающих структур, иерархии руководства, единых норм поведения;  создание системы планомерной нейтрализации всех форм социального  контроля; применение специальных методов разведки и контрразведки;  наличие централизованных крупных денежных фондов; тенденция к  постоянному расширению сфер деятельности.   С.М.Бевза полагает, что помимо так называемых «обязательных» признаков ОП, которые описаны выше, существуют и признаки «факультативные».

 

К ним относятся: неучастие лидеров преступной организации в конкретных преступлениях; «отмывание» денег; формирование преступных группировок по национально-клановому признаку; международные связи преступной среды; использование последних достижений науки и техники(19).

 

Приведенные признаки показывают это явление как с содержательной стороны (что собой представляют ОПГ), так и функциональной (чем занимаются ОПГ).

 

5. Общественная опасность организованной преступности.

 

ОП — исключительно опасное социальное явление не…

 

только по своим масштабам и характеру причиняемого вреда. Опасность организованной преступности имеет также свои особенности: одновременно причиняется вред многим разнородным группам общественных отношений — в сфере экономики и финансов, управления и правоохранительной деятельности; особо квалифицированная подготовка всех сопутствующих преступлений (физическое устранение конкурентов, уничтожение улик, завладение оружием и т.п.); использование для достижения преступных целей специально подготовленных преступников- профессионалов;- включение в орбиту преступной деятельности значительного круга лиц, начиная от антиобщественных элементов и кончая работниками правоохранительных органов; наращивание последствий вреда, причиняемого традиционными преступлениями; появление новых видов противоправного обогащения; порождение целого слоя паразитирующей на ОП «элиты»: «воров в законе», «авторитетов», «третейских судей», посредников,  охранников(20).   В.С.Обнинский указывает на целый спектр угроз, таящихся в ОП.  Последняя стремится к возможно полному подавлению прав и свобод  граждан через акты насилия, террора, систему поборов и  протекционизма. На региональном и отраслевом уровнях происходит  перехват собственности преступными сообществами и коррумпированными  чиновниками. Проникновение ОП в экономику парализует естественное  действие рыночных механизмов. Происходит дезорганизация  экономической, банковско-валютной систем страны. Деятельность ОПГ  навязывает обществу идеологию преступного мира, угрожая полной  криминализацией общественного сознания. Преступные сообщества  активно создают параллельные нелегальные властные структуры,  незаконные вооруженные формирования, все больше обретают контроль  над средствами массовой информации (21).   # 2. Структура и формы проявления организованной   преступности.   1. Уровни организованности преступности. ОП — сложное многоуровневое социальное явление, имеющее свою специфическую структуру, «внутреннее строение». А.И.Долгова предложила выделять три различных уровня организованности в преступности.

 

Первый уровень — самый низший. Преступление хотя и совершается  организованной группой, но в ней при всей ее сплоченности и устойчивости нет сложной структуры, иерархии, функции организаторов и исполнителей четко не распределены. Этот уровень, как мы уже отмечали ранее, к ОП как социальному явлению прямо не относится, хотя это часто делается. Надо иметь в виду, что подобные одиночные группы заметно уступают другим преступным формированиям, которые  включены в более высокие уровни организованности по степени своей  опасности.   Второй уровень организованности преступной деятельности представляет собой иерархическое построение определенных групп, иногда их конгломерат. Особенность таких групп — в том, что на этом уровне последние активно вторгаются в официальные структуры общества и используют эти структуры в своих криминальных целях.

 

Такие группы можно назвать преступными организациями.   На третьем уровне организованности речь идет об организации преступной среды, консолидации ее лидеров в преступные сообщества. На этом уровне завершается отделение функции организации и руководства преступной деятельностью от непосредственного, традиционного соучастия в совершении конкретности преступления. Лидеры преступной среды уже, как правило, не совершают конкретных преступлений, заняты выработкой общей линии поведения, стратегии и взаимной поддержки. Наиболее известны преступные сообщества «воров в законе»(22).   Таким образом, в структуру ОП как целостного социального явления входят не любые ОПГ, а лишь преступные организации (второй уровень организованности) и преступные сообщества (третий уровень организованности).   Разграничение различных уровней организованности преступных формирований в настоящее время представляет не только теоретический, но и практический интерес. В соответствии с новыми статистическими формами, лицо, производящее расследование, должно» указать, в составе какого конкретно преступного объединения обвиняемый совершил преступление: преступного сообщества, преступной организации или  преступной группы.   Проект Закона «О борьбе с организованной преступностью» дает следующее определение указанных понятий. Под «организованной группой» — понимается объединение двух и более лиц для совместной преступной деятельности. Как известно, ст. 17(2), появившаяся в УК 1 июля 1994 г., также определяет, что такое организованная преступная группа.

 

Там речь идет об устойчивой группе лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. И хотя по смыслу приведенные понятия почти тождественны, бесспорно, что один и тот же термин в уголовном законодательстве должен определяться идентично.

 

Под «преступной организацией» понимается объединение трех или более лиц, либо двух и более организованных групп для совместной преступной деятельности с распределением между участками функций по созданию организации, руководству ею, иным формам обеспечения, создания и функционирования преступной организацией по непосредственному совершению деяний, предусмотренных статьями Особенной части УК или данного Федерального Закона, а также по легализации и приумножению преступных доходов, либо иным формам обеспечения функционирования организации.   «Преступное сообщество» — это соучастие организаторов или руководителей, или иных представителей преступных организаций, групп или совершающих преступления лиц в разработке или реализации мер по поддержанию, развитию преступной деятельности либо обеспечению безнаказанности виновных в ней лиц, либо в создании иных благоприятных условий для преступной деятельности (23).

 

Можно подвергнуть критике приведенные выше определения, указав, например, на недостаточную определенность некоторых признаков, на то, что трудно в рамках конкретного уголовного дела установить, какое именно формирование представлено в нем. И все же — это гораздо больше, чем тот вакуум, который сейчас наблюдается. Примечательно, что данными определениями с конца 1994 года уже руководствуется МВД РФ в своих статистических отчетах.   2. Структура преступного сообщества.

 

Преступное сообщество (ПС) как высший уровень организованности в преступности имеет. Наиболее сложное внутреннее строение. Условно структура ПС сотрудниками НИИ МВД была показана в виде известной «пирамиды». Это описание было принято и получило распространение в литературе.

 

В основании названной пирамиды находятся рядовые исполнители преступных акций: отдельные преступные группировки, боевики, «пехота», квартирные воры, мошенники и т.п. Над ними располагаются две группы — «обеспечения» и «безопасности».

 

Наверху пирамиды преступного сообщества находится т.н. — «элитарная» группа. Входящие в нее криминальные лидеры осуществляют общие организаторские, управленческие и идеологические функции. В конкретных преступлениях, как правило, они участия не принимают(24).   Предложенная схема впоследствии была развита и конкретизирована. Элементы структуры преступной организации, в конечном счете, лучше всего представить в виде трех основных звеньев — организационно-управленческого, организационно- вспомогательного и непосредственно-исполнительского.   Организационно-управленческое звено включает в себя два блока: стратегическое управление и текущее управление.

 

Стратегическое управление заключается в разработке общей стратегии преступной деятельности; общих тактических приемов и средств совершения преступлений; в концентрации средств преступной организации и контроле за их поступлением и расходованием; разработке общих мер противодействия правоохранительным органам.

 

Текущее управление состоит во внедрении конкретных приемов и методов преступной деятельности; руководстве конкретными видами преступной деятельности; учете средств ПО и поиске каналов их вложения; контроле за соблюдением участниками ПО общих неформальных норм; решении «кадровых» вопросов, вербовке новых членов и т.п.   Организационно-вспомогательное звено заключается в обеспечении безопасности и эффективном функционировании. Это, во-первых, контрразведка; нередко это профессиональные преступники, ранее неоднократно судимые. Во-вторых, это коррумпированные связи, с помощью которых происходит утечка информации об оперативно-розыскной деятельности правоохранительных органов, изъятие и уничтожение отдельных процессуальных документов или даже целых уголовных дел,  добываются сведения о потерпевших и свидетелях с целью оказания на  них давления и т.п. «В-третьих; это разведка. Она заключается в  поиске объектов преступной деятельности, проверке будущих «клиентов»  Это добыча информации о финансовых возможностях той или иной  коммерческой структуры, на которую собираются «наезжать» преступники  о ее деловых связях и т.д.   Непосредственно-исполнительское звено («бригада»).

 

Заключается в подготовке и совершении конкретных преступлений. Звено выполняет следующие основные функции: руководство исполнительскими группами и совершением конкретных преступлений; транспортировка, охрана, реализация предметов, добытых преступным путем; деятельность посредников и связников; исполнительские функции, т.е.

 

непосредственная подготовка и совершение конкретных преступлений(25)   В преступном сообществе как наиболее высоком уровне организованности преступной среды получают свое завершающее воплощение и развитие общие признаки ОП.

 

Кроме общих черт, ПС приобретают и новые, свойственные, как правило, только им. В их числе: четкое разделение организационно-управленческих и исполнительских функций; сращивание теневой экономической деятельности с уголовщиной; связь с коррумпированными» чиновниками; наличие общих криминальных сфер влияния и контроля. По последнему признаку все ПС можно классифицировать на региональные сообщества, контролирующие на определенной территории преступный бизнес, а также определенные виды легального бизнеса и отраслевые сообщества, контролирующие определенные сферы экономики и другой деятельности(26).   3. Конкретные формы, проявления организованной преступности. Конкретные проявления организованной преступной деятельности, т.е., своеобразная «горизонтальная структура», наблюдается в трех основных формах. Во-первых, это «гангстерские» преступные группы общеуголовной направленности, которые специализируются на вымогательствах, совершении краж, грабежей, разбоев, а также занимаются эксплуатацией проституции, нарко-порно- и игорного бизнеса; во-вторых, это «беловоротничковые» преступные группы «деловых людей», которые занимаются незаконной деятельностью экономического характера, «отмывают» деньги через «коммерческие и банковские структуры; в-третьих, это преступные группы смешанного типа, сочетающие хозяйственно-экономические и — традиционные уголовные способы извлечения преступных доходов. В последнее время такая форма наиболее распространена.

 

В ней находит выражение тенденция сращивания уголовников с дельцами теневой экономики и коррумпированными чиновниками.   Некоторые криминологи не без оснований выделяют и террористические группы.

 

События 1994 года лишний раз подтвердили правомерность такого выделения: общество столкнулось с новым видом вымогательства — требованием выкупа у представителей госвласти под угрозой совершения террористических актов или диверсий.

 

Во Владимире арестованы пятеро членов организованной группы, требующих миллион долларов под угрозой отравить воду в городской водопроводной системе. В Майкопе задержаны четыре участника группировки, вымогавшей пятьсот миллионов рублей за отказ от взрыва республиканской поликлиники и двух госучреждений.

 

В Якутске преступники требовали полмиллиарда рублей и пятьсот тысяч долларов под угрозой взрыва теплоцентрали. В последнее время в среде ОП четко  обозначились формирования, специализирующиеся на террористических актах, наемных убийствах. Так, в апреле 1995 г. в Москве и Подмосковье задержана группа наемных убийц из Новокузнецка, которые предположительно совершили сорок одно заказное убийство. Широкую известность в стране приобрела банда браться Ларионовых, орудовавших на Дальнем Востоке. На счету банды только доказанных двадцать жертв.  Всего же в 1994 году в стране было совершено 56 2 заказных убийства (27).   В.С. Овчинский выделяет пять основных видов преступных формирований, относя их к структуре организованной преступности. Это «лжепредприниматели», «гангстеры» (занимающиеся рэкетом, кражами, грабежами, разбоями и т.п.), «расхитители», «коррупционеры» и «координаторы» (элита преступного мира: «воры в законе» и «авторитеты»)(28). На наш взгляд, точнее названные преступные объединения относить к формам проявления ОП, а не ее структуре.     # 3. Современное состояние, сферы влияния и тенденции   организованной преступности     1. Состояние организованной преступности. Существенной спецификой ОП является ее в высшей степени латентный характер. Официальные данные весьма условно отражают масштабы данного явления. Так или иначе, но правоохранительные органы регистрируют стремительное разрастание ОП. Если в 1990г. органами внутренних дел было выявлено лишь 785 ОПГ, то к началу 1894 г. эта цифра возросла до 5.691 ОПГ. Из них 926 групп были объединены в 155 преступных сообщества, насчитывающих от 70, до 300 активных членов. Общее число активных участников ОПГ составляло более ста тысяч человек. К январю 1995 г.

 

число ОПГ выросло по сравнению с 1990 г. более чем в десять раз и составляло более восьми тысяч. Всего на учете ГУОП на этот момент состояло 4.315 уголовных лидеров.   В 1994 г.

 

по преступлениям, совершенные ОПГ, возбуждено 10,1 тыс. уголовных дел. В суды были направлены дела на 3,7 тыс. ОПГ. Привлечено к уголовной ответственности 15,2 тыс.

 

участников группировок.   Зонами повышенной активности криминальных группировок в 1994 г.

 

продолжали оставаться центральный регион, в первую очередь, Москва, Санкт-Петербург, Московская и Ленинградская области, республиканские, краевые и областные центры, крупные города Урала, Дальнего Востока и Северного Кавказа.

 

Среди ОПГ уже несколько лет продолжается ожесточенная борьба за сферы влияния, за лидерство. В 1991 г. по стране зафиксировано 144 вооруженные «разборки», среди ОПГ.

 

Убито38 чел. В 1992г было уже 305 вооруженных столкновений, убито 123 чел.

 

В 1993 г. зафиксировано свыше 400 «разбирательств», в которых только «воров в законе» убито 16. В 1994 г. состоялось 183 «разборки», убито 158 чел.

 

Правда, параллельно в преступном мире шел процесс объединения в криминальные союзы. Сегодня можно назвать три-четыре наиболее влиятельные и авторитетные крупные сообщества(29).   2. Основные «сферы влияния организованной преступности. В последние годы наибольший интерес ОПГ проявляли к сфере экономики.

 

Уже в первые годы «перестройки» около 20% «воров в законе» и других авторитетов криминального мира вложили имеющиеся у них денежные средства в кооперативную сферу. Самой популярной для ОП стала кредитно-денежная система.

 

Далеко не случайно только- в 1993 г.

 

в стране было убито 35 банкиров. По данным одной из американских газет, 11 из 25 крупнейших банков России связаны с организованной преступностью. В марте 1995г из Нью-Йорка в адрес российских банков, как предполагают, для «русской мафии», было отправлено 220 тонн новых стодолларовых купюр. От банков интерес преступников частично переместился на кошельки сограждан. 1994 год был урожайным на различные финансовые мошенничества путем привлечения денежных вкладов населения. В 1994 г. в органы внутренних дел поступило три миллиона заявлений от обманутых вкладчиков. Сумма ущерба за год составила в пересчете на доллары США 5 миллиардов.   Особый размах приобрел вывоз за рубеж сырья, энергоносителей и продовольствия. Наряду с внешнеэкономической сферой привлекательны для ОП также добывающие и перерабатывающие отрасли, торговля и транспорт. В сфере влияния ОП в 1993 г. находились 35 тыс. хозяйствующих субъектов. В их числе 400 банков, 47 бирж, 1,5 тыс. предприятий госсектора. В результате преступной деятельности из страны нелегально вывозится 20% всей добытой нефти, 34% минеральных удобрений. В западные банки ежегодно по нелегальным каналам переправляется 18-20 млрд. долларов.

 

Не случайно в 1994 г. число  только выявленных фактов контрабанды выросло за год в тринадцать  раз.

 

Многочисленны и чудовищны злоупотребления в ходе приватизации  (30).   В городах и районах буквально все продавцы на вещевых рынках,  импортеры автомобилей, владельцы ларьков, магазинов, ресторанов и  кафе платят дань той или иной криминальной «крыше». По экспертным  оценкам на начало 1994 г., поборами обложены 70-80% приватизируемых  предприятий и коммерческих банков.

 

Во многих местах предприниматели  обязаны получить у «авторитета» разрешение на установку ларька или  открытие магазина(31).   Одна из существенных особенностей российской ОП заключается в том, что если на Западе традиционными сферами влияния мафии являются наркобизнес, проституция и торговля оружием, т.е. нелегальная сфера, то у нас, к сожалению, доморощенная гвардия берет за горло легальную экономику, захватывая в ней все новые и новые рубежи. Немало представителей ОП входят в состав учредителей акционерных обществ и коммерческих банков. При этом неуклонно разрастается и «черный», криминальный сектор экономики.   В самое последнее время организованные криминальные структуры все больше пытаются проникнуть и в эшелоны политической власти, что закономерно.

 

Как верно замечает В.А.Шабалин, на почве теневой экономики нередко возникает и теневая политика(32). В регионах ОПГ не столь уж редко берут на себя роль теневой администрации(33).

 

В гораздо меньших масштабах, если сравнивать с легальной экономикой, ОПГ действуют в нелегальной сфере. Речь идет об обороте наркотиков, оружия, антиквариата, ядерных материалов и т.п., хотя, разумеется, вся подобная деятельность практически полностью контролируется криминальными структурами. В нашей стране эта сфера имеет большое будущее. Для сравнения укажем данные о годовом обороте финансовых средств международной мафии. По данным компетентных органов ФРГ, к 1993 г. общий годовой оборот составил 500 млрд. амер. долларов, в том числе: торговля наркотиками — 250 млрд., хищения — 40 млрд., контрабанда — 40 млрд., проституция и сутенерство —  30 млрд., торговля оружием — 30 млрд., азартные игры — 25 млрд., вымогательство — 10 млрд долларов(34). Как видно, львиная доля (50%) принадлежит наркобизнесу. Такие пропорции пока никак не характерны для нашей страны, правда, и специальных расчетов не делалось. Во  всяком случае, наркобизнес у нас далеко не на первом месте в общем  объеме криминальных доходов.

 

3. Тенденции современной организованной преступности.

 

Развитию современной организованной преступности присущи следующие основные тенденции: приток новых сил, в т.ч. из сфер управления, финансов, юристов, военных, других специалистов; широки коррупция, протекционизм, охватившие органы власти и управления всех уровней, а также отраслей хозяйствования; усиливается организационное сплочение преступной среды на воровской идеологии; переход представителей уголовной среды в легальные предпринимательские сферы; слияние общеуголовной преступности с «госворами», властными и исполнительными структурами; активное развитие региональных и международных связей ОПГ; постоянное расширение сферы преступной деятельности; нарастание противодействия правоохранительным органам, психологического и физического давления на потерпевших и свидетелей, работников правоохранительных органов и т.п.(35).   К числу новых тенденций в развитии ОП следует также отнести: оформление координационных центров ОП в ряде регионов (центральной части России, на Дальнем Востоке, в Сибири и .др.); активизация борьбы среди преступных сообществ за сферы влияния и стремление ОПГ к захвату политической власти; заметный переход криминальных структур в легальное предпринимательство с целью «отмывания» преступных капиталов и их приумножения; активизация преступных посягательств на бизнесменов, банкиров; поглощение с помощью ОПГ мелких коммерческих структур более крупными; резкий рост заказных, профессиональных убийств (36).   Какой же прогноз можно сделать, исходя из выявленных тенденций? Произойдет еще большая консолидация преступной среды на базе наиболее сильных и многочисленных ПС.

 

Продолжится борьба за  верховенство в преступном мире и, соответственно, «перечисления» в  «главную» кассу. Будет и далее возрастать влияние ОП на легальную  экономику.

 

По некоторым оценкам, в ближайшее время теневой капитал  будет контролировать до 40% ВНП страны.

 

По мере вытеснения  криминальных структур из сферы легальной экономики они неизбежно будут занимать все более активно свою «нишу в сфере нелегального бизнеса. В структуре организованной преступной деятельности станет преобладать наркобизнес.

 

Преступники и далее будут пытаться захватить политическую власть как в центре, так и на местах, продвигая своих представителей.   Насколько реализуется данный прогноз, будет зависеть от масштабов и степени противодействия ОП со стороны государственной власти.

 

Подытоживая все сказанное, можно с уверенностью утверждать, что современная ОП в России во многом определяет экономическую, социальную и политическую ситуацию в стране.     # 4. Лидеры преступных сообществ.

 

Преступные связи.

 

Недостатком многих работ, посвященных теме ОП, является их некая «обезличенность». Речь чаще идет об абстрактной криминальной структуре, о видах и формах преступной деятельности. Объясняется это как известной закрытостью подобной информации, так и тем, что деятельность многих «крестных отцов» с точки зрения действующего уголовного законодательства часто не наказуема.

 

Данный недостаток отчасти восполняет публицистическая литература, материалы средств массовой информации.   1. Существует ли общий центр мафии?

 

Информация, которой располагает МВД РФ, не дает оснований говорить о наличии на сегодня в стране как единого для всех преступных формирований центра, так и признаваемого всеми общероссийского «крестного отца».

 

Правда, впервые за несколько лет в Москве и на Юге периодически в течение нескольких месяцев функционирует т.н. «воровской» центр, в который входят наиболее авторитетные «воры в законе» стран СНГ. Это — постоянно действующая сходка, занимающаяся третейско-консультационной и координационной деятельностью(37).   В ряде регионов, в том числе на Дальнем Востоке, имеются лидеры наиболее влиятельных преступных сообществ, которые, однако, не имеют власти над всеми без исключения ОПГ региона. Ряд группировок пытается вести свою, независимую от других, «игру», отказывается платить «дань» в общую кассу и даже, напротив, подчинить своему  влиянию» другие группы. Отчасти отсутствие единства в преступной среде объясняется ожесточенным противоборством разных по «масти» криминальных кланов — «воров в законе» как приверженцев старой «воровской идеи» и т.н. «новых кавказских воров» («лаврушников» или «апельсинов»), преступных группировок «спортсменов» и «уголовников».

 

Острая борьба «местных» криминалов идет с различными этническими  группами и т.п.   В середине 80-х годов преступный мир пережил крупный раскол.  Старые «воры в законе» отстаивали «чистоту» воровских традиций, принцип невмешательства в «политику». С другой стороны, южные воровские кланы стали попирать «воровской кодекс», взяли на вооружение политические методы борьбы с государством. Не случайно на Кавказе стал стремительно распространяться терроризм. По некоторым  данным, даже грузино-абхазский конфликт был инициирован воровскими  кланами под видом национальной розни(38).   2. «Сходка» как «высший орган» организованной преступности.

 

Последние годы характеризуются резкой активизацией преступных связей ОПГ. Все чаще последние прибегают, к сходкам как своему «высшему» представительному органу. Если в 1989-92 г.г. органами МВД было зафиксировано 26 «воровских сходок». В 1993г. — уже 100, а в 1994 г. еще в четыре раза больше — 41З, где участвовало, помимо прочих, 1210 уголовных авторитетов, среди них — 23 2 «вора в законе». До 20 сходок проходят даже и в местах лишения свободы, чаще всего — в больницах для осужденных и содержащихся под стражей. Так, в феврале 1994 г. «вор» по кличке «Сибиряк» и лидеры солнцевской преступной группировки в Москве систематически ночью проникали на территорию Бутырской тюрьмы и проводили сходки, в которых участвовали находящиеся в тюрьме «воры» с кличками «Шакро Старый» и «Резо Тбилисский». Подобные факты фиксировались ив других регионах. Например, 25 августа 1992 г состоялась «воровская сходка» в СИЗО-1 Екатеринбурга(39).   В случае, если сходка планируется заранее, то ее организацией  занимается «вор», контролирующий регион, или назначенный им  «положенец» («смотрящий»). Заранее принимаются меры безопасности:  обеспечивается конспирация, подкупаются соответствующие сотрудники  правоохранительных органов, обеспечивается охрана как места сходки,  так и отдельных лидеров.

 

В последнее время сходки наиболее  влиятельных «авторитетов» России в целях безопасности проводятся за  рубежом. Так, в конце мая 1994 г. в Вене провели сходку почти  полтора десятка «воров» и «авторитетов», представляющих славянские  преступные группировки России(40).   Помимо прочих, на сходках авторитетов рассматриваются вопросы пополнения и расходования воровской черной кассы («общака»), источников финансирования и т.п. В 1994 г. воровской российский «общак» составлял более 170 млрд. рублей. «Общак» ДВ региона в 1992-93 г.г. составлял около 500 млн. рублей(41).     3. Криминальная элита организованной преступности. В числе  наиболее влиятельных лидеров ОПГ находятся «воры в законе». Исторически само это название утвердилась в СССР с начала 30-х годов. Оно как бы символизировало принадлежность к группе рецидивистов, относя другие категории преступников к среде, находящейся «вне закона».   К «ворам в законе» относятся авторитеты из уголовной среды, коллегиально признанные другими лидерами преступного мира и прошедшие процедуру коронования». «Коронование» заключается в формализованной процедуре принятии уголовника в сообщество «воров в законе». Осуществляют эту процедуру, как минимум, два «вора в  законе». Принятый получает кличку. Сообщение о «коронации» рассылается воровской «почтой». С 1991 по 1993 г в России было «короновано» 35 «воров в законе». В СССР на момент распада насчитывалось 710 «воров», половина из них — кавказцы. В 1995 г.

 

в  России постоянно проживает 380 «воров в законе» (42).   В преступном мире «воры» выполняют следующие основные функции:  пропаганда преступного образа жизни, воровской идеологии, активное расширение своего окружения путем вовлечения молодежи; поддержание тесной связи с лидерами других ОПГ, определение «воровской тактики» и формулирование новых неформальных норм поведения; организация общих денежных фондов и их пополнение; выявление дельцов теневой экономики и других бизнесменов с целью установления контроля за  ними; оказание материальной помощи осужденным «ворам», их семьям и  другим лицам из их окружения; принятие коллективных решений о  проведении воровских сходок и их «повестки»; ведение контрразведывательной работы в отношении сотрудников уголовного розыска; обеспечение безопасности лидеров преступной среды; осуществление третейских функций по разрешению конфликтов среди преступников, рассмотрению совершенных ими проступков и нарушений норм «воровской  морали», определение мер взыскания виновным и т.п.

 

(43).   «Авторитеты» — это преступники, занимающие весомое положение в криминальной среде, пользующиеся признанным авторитетом. Эта категория охватывает две разновидности. Первая включает в себя приближенных «воров», их первых помощников. Это наиболее активные лидеры ОПГ. Вторая группа «авторитетов» является независимой в силу своих материальных и иных возможностей.

 

Они имеют собственное окружение, личную охрану, консультантов.   «Авторитеты» как влиятельные независимые лидеры преступных групп появились в стране приблизительно в начале 80-х годов как определенный «противовес» «ворам в законе». Они активно сколачивали устойчивые преступные группы, беря под контроль целые регионы. Массовое появление «авторитетов» внесло серьезный» раскол в установившуюся до того иерархию преступного мира. Новоявленные «крестные отцы» выделились не количеством наколок и судимостей, а количеством личной валюты в зарубежных банках (44).   В последнее время в печати опубликована довольно обширная информация о лидерах преступных формирований страны.

 

Так, например, в печати представлена достаточно полная палитра преступного мира Урала, Санкт-Петербурга и др.

 

В связи с ограниченностью объема данного пособия мы дадим характеристику криминальной элиты на примере г.Москвы, используя лишь открытые источники информации, которые оказались доступными.     4. Криминальная элита Москвы. К началу 90-х г.г. многие «новые  кавказские воры» сумели захватить ключевые позиции в уголовном мире Москвы. Держателем т.н.

 

«центрального» общака» в Москве стал Р.Багдасарян по кличке «Раф Сво». Последний начал играть наибольшую роль с 1988 г.

 

после смерти тогдашнего лидера и его лучшего друга В.Кучулория («Писсо»). Багдасаряну оказались подчинены все десять крупнейших московских группировок (45).   «Раф Сво» начал активно продвигать положенцами в регионах своих людей, которые подчинялись бы «кавказским ворам». Рост влияния кавказцев вызвал противодействие со стороны «воровского братства» во главе с признанным лидером В.Иваньковым по кличке «Япончик». Последний получил «боевое крещение» в начале 70-х г.г. в «банде «Монгола».

 

Длительное время контролировал рэкет в Москве. В мае 1981 года был арестован и осужден. По данному уголовному делу проходил и небезызвестный О.Квантришвили (впоследствии стал председателем благотворительного Фонда социальной поддержки спортсменов им.

 

Л.Яшина). Вина его не была доказана. «Отарик» взял на себя заботу о семье «Япончика». Вместо 14 лет Иваньков отбыл 10 лет и освободился досрочно.   «Новые кавказские воры» попытались на сходке в Москве в 1991 г. развенчать «Япончика», но не получил поддержки большинства «делегатов». В феврале 1992 г. Иваньков перебирается в США, откуда продолжает осуществлять общее руководство своими людьми в Москве и за рубежом. Имеет свою долю от столичных «дел». Напрямую руководил группой А. Петрова (кличка «Петрик»), группой «Иншака» и др.(46).   Тем временем в Москве начались массовые вооруженные «разборки» и «заказные» убийства. 26 марта 1993 г. в автомашине убит Р.Ахметшин («Гитлер»), вместе с ним погиб и находившийся рядом Ю.

 

Кузнецов («Босс»). На следующий день убивают В.Кривулина («Людоед»,»Кривой»). 11 апреля на выходе из дискотеки снайперским выстрелом убит «вор в законе» В.

 

Длугач («Глобус»). 13 апреля в подъезде своего дома находят убитым его ближайшего соратника Семенова -(-«Рэмбо»). В тот же день убивают и В.Когана («Моня»).   В. Длугач был тесно связан с казанской группировкой и одним из ее лидеров по кличке «Иглам», а также «Шакро», «Арсеном» и Багдасаряном.

 

Предположительно был убит как., конкурент Иванькова на кокаиново-героиновом рынке.

 

Инициаторами убийства были близкие «Япончику» воры в законе «Петрик» и «Роспись». Само покушение организовал один из измайловских лидеров С. Круглов («Борода» ) . В акции участвовал и С.Тимофеев («Сильвестр»). Дела Длугача пытался продолжить В.Ваннер («Бобон»), но и он был расстрелян, вероятно, людьми «Сильвестра». Он же причастен и к исчезновению «Бороды», которого якобы нашли утонувшим в реке. Во всяком случае, опознали его по ботинкам. По последним данным, «Борода» жив.

 

С помощью поддельных документов он выехал в Латинскую Америку и через год вновь объявился в Москве(47).   А.Петров вскоре после расправы с Длугачем бежал в ФРГ. В свое время привлекался к уголовной ответственности с членами возглавляемой им группы.

 

По делу проходило более двухсот человек. Боевики из преступных группировок входили в объединение с общим названием «Маэутка».

 

Позднее в США выехал и «Роспись», после совершенного на него покушения у метро «Каширская». По имеющимся сведениям, в 1994 году он вновь объявился в Москве, пылая ненавистью к «кавказцам».   5. Противоборство в Москве продолжается. С весны 1994 г. преступный мир Москвы переходит на «военное положение». В столицу завозятся крупные партии оружия.

 

Солнцевская преступная группировка завязывает теснейшие связи с Баркашовым и его боевиками из «Русского национального единства». Есть сведения, что Баркашов неоднократно встречался с одним из лидеров солнцевской группировки «Давыдом».

 

21 марта 1994 г. был убит единственный из чеченцев «вор в законе» по кличке «Султан», который имел серьезный вес в СНГ. Специфика чеченских преступных группировок заключается в том, что они, как правило, не признают никаких «воровских» законов и авторитетов, больше подчиняясь собственным родовым кланам и связям. Из-за этого они постоянно враждуют с другими группировками.

 

«Султан» поддерживал связи с такими криминальными авторитетами, как «братья Соколята», «Авил», «Сильвестр», «Толя Белый». Главным врагом был «вор» по кличке «Захар». В этот же день убили младшего «Соколенка», который являлся . криминальным лидером г.Пушкино. Через два дня тяжело ранили «Авила». Впоследствии рядом с рестораном «Помидор» был расстрелян «Захар», в миру — Ц.Магометов, один из лидеров дагестанской преступной группировки(48).   5 апреля 1994 г. выстрелами снайпера убит известный «авторитет» преступного мира О.Квантришвили. В прошлом — мастер спорта по классической борьбе. Начинал с роли карточного «каталы». В 1966 г. был осужден за изнасилование. В начале 80-х годов, работая тренером, объединил вокруг себя известных борцов, часть которых позднее вошла в состав люберецкой, бауманской, домодедовской, балашихинской группировок. Тесные связи поддерживал с Иваньковым, Багдасаряном, Кучулория и др.

 

С 1979 по 1985 г. был одним из лидеров бауманской преступной группировки, которая занималась грабежами, мошенничеством, «разборками». Впоследствии под опеку Квантришвили перешли С.Фролов («Фрол»), балашихинская, солнцевская, люберецкая, долгопрудненская; подольская и казанская преступные группы. Имел конфликты из-за денег с «Сильвестром». Платил долю в «общак». Враждовал с чеченскими группировками, боевики которых убили его брата Амирана, поддерживал дружеские связи с Дудаевым. Держал в своих руках весъ шоу-бизнес и видео бизнес столицы. Через подставных лиц владел несколькими казино в ресторане и трех гостиницах. Контролировал ряд банковских структур. Основная роль в преступном мире заключалась, вероятно, в посреднических функциях между уголовным миром и «общественностью»(49).

 

Тем временем убийства «авторитетов» в Москве продолжались. 13 сентября 1994 г. была взорвана автомашина С.

 

Тимофеева.

 

Последний является одним из наиболее известных «крёстных отцов». «Сильвестр» (Тимофеев, он же Жлобинский) приобрел известность в конце 80-х годов как лидер ореховской группировки. В 1989 г. объединил усилия в конфликтах с чеченцами с солнцевской (тогдашний лидер — С.Михайлов по кличке «Михась») и другими группами.

 

Был арестован и осужден в 1989 г. В числе его преступных связей — «Роспись», «Петрик»,»Захар», «Циркуль», «Япончик».

 

В конце 1993 г. «Сильвестр» берет под контроль Московский торговый банк. Возможно, гибель С.Тимофеева была инсценирована, так как личность погибшего идентифицирована по визитной карточке, декларации и челюсти, чего, вероятно, недостаточно для установления личности. Не случайно по Москве ходят, слухи, что «Сильвестр» жив. По некоторым данным, он приезжал в Одессу, где встречался с «Росписью». В настоящее время, говорят, проживает в Вене.   «Сильвестр» был одним из лидеров сильнейшей в Москве солнцево-  ореховской группировки, которая контролировала немало коммерческих  банков, всевозможных фирм, акционерных обществ и даже государственных  предприятий. «Сильвестр», по отзывам, люто ненавидел О.Квантришвили.  Поэтому вполне вероятна его причастность к убийству последнего.  Убийство С.Тимофеева, если оно все же произошло, вероятно, было  связано с конкуренцией в наркобизнесе. Вопросы, связанные с  наркотиками, обсуждались незадолго до взрыва автомашины с «Япончиком»  в США.   С.Михайлов в настоящее время все больше выходит на первые роли в российском преступном мире. Имеет недвижимость в Австрии и Израиле. Активно участвует в наркобизнесе(50).   «Вор в законе» по кличке «Фрол» был убит своим лучшим другом Г .Соломатиным. «Вор в законе» Г. Берадзе («Резаный») был похищен людьми в милицейской форме и исчез. «Вор» Пипия был застрелен вместе с братом в машине. Убийства грузинских и затем армянских «авторитетов» были следствием внутриклановой дележки сфер влияния.

 

Так был убит кокаиновый «вор» А.Чихладзе («Квежо»).

 

«Вор в законе» Д. Микеладзе («Арсен») стал конкурентом Т.Онаниани во внешнеэкономических сделках и вскоре был застрелен в Тбилиси.

 

Одно из излюбленных мест обитания криминальной элиты — гостиница «Москва», где одновременно проживает по нескольку десятков «воров». В конце 1994 г. в одном из номеров этой гостиницы был задержан Д.Цихелашвили («Дато Ташкентский»).

 

«Дато Ташкентский» — одна из наиболее значительных фигур криминальной элиты России. Коронован в «воры» Иваньковым. В 1992 г. задерживался на Казанском вокзале столицы с наркотиками. После освобождения под залог его вину взял на себя другой.

 

Оказавшись на свободе, тотчас же выехал за границу, откуда курировал отечественный преступный мир. В сфере влияния «Дато»- обширные территории, включая, Узбекистан, Сибирь и Дальний Восток. Криминальный «король» дальневосточного региона по кличке «Джем» является его наместником и был в свое время им «коронован»(51).   Криминальные «разборки», происходящие в Москве, нередко дают основания для выводов о том, что появились новые группировки, которые никому не подчиняются. Во многом это — миф. У всех, во всяком случае, московских ОПГ, есть «хозяева», которым бандиты «отчисляют» от 30 до 70% преступных доходов.

 

Так, банда армянского уголовника «Феликса» львиную долю из награбленного передавала «вору в законе» по кличке «Цируль». Группировка, совершившая нападение на московский «Торибанк», выплачивала дань «вору» по клинке «Хохленок».   Все более явно прослеживается стремление криминальных структур к захвату политической власти. Недавно погибший «вор» С.Мамсуров («Мансур») в 1994 г. субсидировал одну из общественно-политических структур, которая планировала проведение общественного референдума, в размере нескольких миллионов долларов. Балашихинский «авторитет» С. Фролов затратил огромные средства на выборы своего представителя в Госдуму. Известны планы интеграции криминальной элиты в элиту правящую, которые были у О.Квантришвили(52).   # 5. «Русская мафия» за рубежом.   Организованная преступность стран СНГ, в том числе России, довольно быстро приобрела Международную известность под названием «русской» или «красной» мафии и уже на равных конкурирует с преступным миром других стран и небезуспешно пытается налаживать сотрудничество с международной мафией.

 

В 1991 г. в России была выявлена 91 группа, имевшая международные связи. В 1992 г.

 

таких групп стало 174, в 1993 г.

 

— 300. Основные виды-деятельности — вывоз цветных и редкоземельных металлов, контрабанда антиквариата, «отмывание» преступных капиталов. В последнее время активно разворачивается наркобизнес, торговля оружием ( 53 ).

 

1. ФРГ. Здесь наблюдается большой размах «русской мафии». Ее деятельность становится все более широкой и дерзкой. В берлинской уголовной полиции к 1993 году были вынуждены создать специальное подразделение по борьбе с русской мафией. Российские группы контролируют торговлю наркотиками, оружием и антиквариатом, занимаются рэкетом, контрабандой, в том числе редкоземельных металлов и даже ядерных материалов.

 

В ходу спекуляция контрабандными сигаретами и спиртным. Активно участвовали в незаконных сделках с Западной группой войск России.   Всего на территории Германии орудует триста групп, некоторые численностью до 300 человек.

 

Основные центры деятельности: Берлин, Кельн, Франкфурт-на-Майне и Дюссельдорф. Уже к середине 1993 г. 14 российских «воров в законе» получили гражданство ФРГ, имеют свои фирмы, поддерживают связи с преступным миром России. «Новые немцы» постарались сразу выделиться своим внешним видом. На них всегда золотые украшения, дорогая одежда, меха и самые большие автомобили.   Оставил здесь свой след и небезызвестный Р.Багдасарян.

 

По его  признанию, сделанному им после ареста в Москве, американская и  латиноамериканская мафии через Россию отмывают свои деньги в ФРГ.  Примечательно, что буквально перед приездом полицейских из ФРГ  в Москву для допроса Багдасаряна, последний скончался после  избиения сокамерником.   Активно занималась рэкетом банда братьев Джамулдаевых, которая передвигалась исключительно на «Вольво» и «БМВ» с немецкими номерами.

 

Российские преступные группировки внимательно следят за бывшими соотечественниками, которые осели в Германии и имеют хороший доход. При удобном случае их «прессуют» или даже похищают. Многие из потерпевших не обращаются в полицию не только потому, что боятся расправы, но и потому, что не вполне в ладах с немецкими законами.   Большую известность в ФРГ получил узбек А. Тохтахунов ( «Тайванчик»), который возглавлял там опасную преступную группировку с апреля 1993 г. и считался представителем «Япончика» в Германии. Группировка специализировалась на похищениях российских бизнесменов-эмигрантов с целью полученная выкупа(54).   2. США. Стремительно набирают вес российские преступные группировки в США. Надо сказать, что в 1993 г. «российская мафия» занимала лишь низшую ступень в криминальной иерархии страны.

 

На первое место ФБР ставило собственную «Коза Ностру», насчитывающую 25 мощных преступных «семей». На втором месте находилась китайская мафия, образованная из 87 групп общей численностью сто тысяч человек. Активно действует в стране японская мафия, включающая 14 групп с общим числом членов около 60 тысяч человек.   Со временем ситуация стала заметно меняться. Выходцы из России и других стран СНГ все больше начинают тревожить правоохранительные органы.

 

Уже в январе 1994 г. ФБР стало считать «красных гангстеров» самой быстрорастущей группой в Нью-Йорке и вскоре было вынуждено создать в городе специальное, подразделение по борьбе с российской мафией. В мае 1994 г.

 

впервые в конгрессе США проходят слушания по вопросу роста организованной преступности в России.

 

По данным российских правоохранительных органов, около 30 преступных группировок, представляющих Центрально-Европейскую часть, Ростов, Урал, Красноярский край, Владивосток, уже имеют четко налаженные контакты с уголовниками США и занимаются нелегальным бизнесом одновременно в России и Америке.   В настоящее время американские чиновники полагают, что русская «организация» уже стала новым, более современным вариантом мафии, что русские — это преступники на уровне мировых стандартов, что они лучше всех подделывают документы, адаптируются в любой стране и готовы убивать, если это нужно для их бизнеса.

 

В Нью-Йорке действуют несколько русских криминальных семей, которые имеют свои «отделения» в других городах США. Самая большая  семья состоит преимущественно из еврейских магнатов из Одессы,

(Visited 1 times, 1 visits today)
Do NOT follow this link or you will be banned from the site! Пролистать наверх