Мeдвeдeв м ю уголовный процeсс консультации образ¬цы докумeнтов судeбная практика м юриспрудeнция 1999 400 с |

М.Ю. Медведев            УГОЛОВНЫЙ  ПРОЦЕСС    консультации  образцы документов  судебная практика                                    МОСКВА  Юриспруденция  1999      ББК 67.411я2  УДК 343.2  М42                    М 42  Медведев М.Ю.

 

Уголовный процесс.

 

Консультации. Образ­цы документов.  Судебная практика: — М.: Юриспруденция,  1999. — 400 с. (Серия «Справочник адвоката»)      ISBN 5-8401-0009-9      В справочнике подробно рассмотрены особенности работы адвоката, начи­ная с составления необходимых документов в стадии доследственной провер­ки заявления и заканчивая подачей жалобы о принесении протеста в порядке надзора, а также ведения дела в Международном суде по правам человека.  Наряду с авторскими комментариями и разъяснениями в справочнике представлены исчерпывающая подборка образцов документов, используемых в адвокатской практике, извлечения из нормативных актов, касающихся уча­стия адвоката в уголовном процессе и обширный справочный раздел.  Справочник рассчитан как на студентов старших курсов юридических вузов, готовящихся стать адвокатами, так и на молодых практикующих юристов, только начинающих свою профессиональную карьеру.    ББК 67.411я2                ISBN 5-8401-0009-9   ©Медведев М.Ю., 1999  © Юриспруденция (оформление,  оригинал-макет), 1999      «Каждый вправе защищать свои права и свободы  всеми способами, не запрещенными законом»    (часть 2 статьи 45 Конституции Российской Федерации)      ВВЕДЕНИЕ      «Вы имеете право на адвоката. Вы имеете право хранить молчание. Все, что Вы скажете, может быть обращено против Вас…» — эти слова знакомы каждому по зарубежным кинобоевикам.

 

Во всех странах мира профессиональные защитники в лице адвокатов представ­ляют интересы подозреваемых и обвиняемых, обладают статусом самостоятельного участника уголовного судопроизводства и выступают в уголовном процессе хотя и в интересах подзащитного, но от своего имени.  В России право пользоваться услугами адвоката с момента задержания имеет осо­бенное значение. Зачастую работники уголовного розыска, отвечающие за раскрытие преступления, до прихода следователя стараются любым способом получить от за­держанного «чистосердечное признание», проявляя при этом изобретательность, до­стойную лучшего применения.

 

Оперативные работники милиции при необходимости составляют «протокол личного обыска и изъятия» в отношении задержанного, произ­водят осмотр места происшествия и другие действия, нередко грубо нарушая при этом требования уголовно-процессуального закона. В результате к уголовной ответствен­ности привлекаются невиновные люди.

 

В свою очередь, суд не торопится исправлять ошибки следствия и выносить оправдательные приговоры (вынесение оправдательного приговора по негласному правилу считается некачественной работой судьи), остава­ясь по существу карательным органом.

 

Работа адвоката важна с первых часов задержания его подзащитного, когда следствием формируется большая часть доказательств обвинения и решается вопрос о назначении меры пресечения. Не случайно уголовные дела прекращаются по различным основаниям (как говорят следователи, «разваливаются»), чаще всего именно на стадии предварительного следствия, а не в судебной инстанции, хотя, казалось бы, все должно происходить наоборот. Не менее значимо участие защитника и в судебных инстанциях.

 

Жизнь показывает, что настойчивый и умный адвокат успешно может противостоять произволу, некомпетентности, «политическим мотивам» при приня­тии решений по уголовным делам.  Предмет рассмотрения данного справочника — права и обязанности адвоката во всех стадиях предварительного следствия, а также наиболее часто встречающиеся случаи нарушения этих прав и способы законного противодействия таким нарушениям. Автор подробно рассмотрел особенности работы адвоката на отдельных стадиях уго­ловного процесса, начиная от составления необходимых документов в стадии доследственной проверки заявления и заканчивая подачей жалобы о принесении протеста в порядке надзора, а также ведением дела в Международном суде по правам человека.                          Глава 1 АДВОКАТ КАК УЧАСТНИК УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА      Физические и юридические лица, участвующие в уголовном процессе, назы­ваются его субъектами и делятся на три большие группы:  1. Государственные органы и их должностные лица (органы дознания и пред­варительного следствия, суд, прокуратура). Эти субъекты непосредственно при­меняют нормы права и имеют властные полномочия в отношении остальных субъектов процесса, прежде всего — в отношении участников процесса.  2. Обвиняемый, подозреваемый, потерпевший, гражданский истец, граждан­ский ответчик.

 

Названные субъекты отстаивают в уголовном процессе свой лич­ный интерес, защитники же и представители — права и интересы подзащитных и доверителей.

 

Для достижения своих целей участники процесса используют уста­новленные законом процессуальные права и обязанности. Все указанные участ­ники процесса вступают в дело по решению (разрешению) должностного лица, применяющего при этом соответствующую норму права.  3. Свидетель, эксперт, специалист, переводчик, понятые, секретарь судебно­го заседания, а также представители общественности: общественные обвинители и общественные защитники. Лица, входящие в данную группу, привлекаются в процесс соответствующим должностным лицом для содействия в отправлении . правосудия.

 

Все эти субъекты уголовного процесса также имеют круг прав и обя­занностей, но не имеют личной заинтересованности в исходе дела (за исключе­нием, возможно, некоторых свидетелей, состоящих в дружбе или родственных отношениях с представителями второй группы субъектов).  Приведенное выше деление присуще любому уголовному процессу, незави­симо от времени и места его отправления, так как каждый участник уголовного процесса (субъект второй либо третьей группы) выполняет одну из трех основных процессуальных функций: обвинение, защита, разрешение дела.  Процессуальная функция — вид деятельности субъекта процесса, в связи с ко­торой он участвует в деле*.        *Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под общей редакцией проф.

 

П.А. Лупинской. М., 1995.С.47.    В стадии предварительного расследования и дознания орган дознания, следо­ватель, прокурор осуществляют функцию обвинения; функция защиты в данной стадии осуществляется подозреваемым, обвиняемым, их защитниками путем со­вершения различных процессуальных действий, направленных на полное либо частичное опровержение обвинения, а также на установление любых обстоя­тельств, смягчающих положение подозреваемого и обвиняемого. В связи с отсутствием на данной стадии функции разрешения дела дополнительными гарантия­ми прав подозреваемого и обвиняемого являются функция судебного контроля за обоснованностью и законностью ареста (продления срока содержания под стра­жей), а также функция прокурорского надзора за точным и единообразным ис­полнением законов органами дознания и предварительного следствия, хотя, как указывалось выше, перечисленные функции не являются основными.  Защитник — физическое лицо, которое в установленном законом порядке допущено к участию в уголовном деле с целью защиты прав и законных интересов подозреваемого, обвиняемого (в стадии предварительного следствия), подсудимого (в стадии назначения судебного заседания, судебного разбирательства), осужденного или оправданного (кассационная инстанция, надзорная инстанция, пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам), а также для оказания им иной юридической помощи*.        *Уголовный процесс. С. 70.     Адвокаты — профессиональные юристы, которые участвуют на предварительном следствии и в суде по уголовным дедам в качестве защитников, представителей потерпевших, гражданских истцов, гражданских ответчиков.

 

Таким образом, понятие «защитник» выступает в отношении к адвокату как родовое.  Защитник вообще и профессиональный защитник в лице адвоката в частности представляет интересы подозреваемого и обвиняемого, обладает статусом самостоятельного участника уголовного судопроизводства и выступает в уголовном процессе хотя и в интересах подзащитного, но от своего имени.  Право на защиту закреплено в ст.

 

48 Конституции РФ: «Каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи.

 

В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно».  В ст.

 

47 УПК РСФСР содержится перечень лиц, которые могут участвовать в уголовном процессе в качестве защитников: адвокат — по предъявлении им ордеpa юридической консультации, представитель профессионального союза или другого общественного объединения, являющийся защитником, — по предъявлении им соответствующего протокола, а также документа, удостоверяющего личность.

 

По определению суда или постановлению судьи в качестве защитников могут быть допущены близкие родственники и законные представители обвиняемого, а также другие лица*.        *Автору данной работы известен лишь один случай, когда на предварительном следствии в ка­честве защитника участвовал не член коллегии адвокатов, а представитель юридического ко­оператива. Суд вернул это дело на дополнительное расследование, мотивируя тем, что бы­ло нарушено право обвиняемой на защиту.    Постановлением № 10 Пленума Верховного Суда СССР «О практике применения судами законодательства, регламентирующего направление уголовных дел на дополнительное расследование» нарушение права обвиняемого иметь защитника признано существенным нарушением уголовно-процессуального закона, так как оно «повлияло или могло повлиять на правильное решение дела и его не­возможно устранить в суде» *.        *Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда СССР и Верховного Суда РСФСР по уго­ловным делам. М.,1995.

 

С.376-378.    Районным народным судом гражданин П. был осужден no cm. .120, 210 и ч. 2 cm. 121 У К РСФСР за совершение развратных действий и актов мужеложства с не­совершеннолетними. Однако, как выяснилось, у П. имелись психические недостатки, в силу которых органы следствия и суд обязаны были обеспечить участие защитника в деле с момента предъявления обвинения (а по действующему сейчас законодательству — с момента задержания или заключения под стражу до предъявления обвинения).  Однако это требование закона не было выполнено ни на предварительном следствии ни в судебном заседании, чем было нарушено право гражданина П. на защиту  Заместитель прокурора РСФСР принес протест в Судебную коллегию по уголов­ным делам Верховного суда РСФСР об отмене приговора и последующих судебных ре­шений ввиду нарушений следственными органами и судом права на защиту, после чего Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР удовлетворила дан­ный протест и направила дело на новое расследование. *        *Практика прокурорского надзора при рассмотрении судами уголовных дел М., 1987.

 

С. 470-471.    Конституционное закрепление права на защиту обусловлено важностью роли адвоката в уголовном процессе Часть 1 ст. 51 УПК РСФСР так определяет цель, с которой адвокат участвует в деле: «Защитник обязан использовать все указанные в законе средства и способы защиты в целях выявления обстоятельств, оп­равдывающих подозреваемого или обвиняемого, смягчающих их ответствен­ность, оказывать им необходимую юридическую помощь».  Приведенное положение не дает ответа на дискуссионный вопрос о совместимости внутреннего убеждения адвоката с позицией, занятой по делу его подзащит­ным. В частности, даже Ф.М. Достоевский в одном из своих произведении назвал адвоката «нанятой совестью», и это мнение разделяет сегодня большинство следо­вателей. Многие считают адвоката чуть ли не пособником преступника, поскольку, по их мнению, адвокат за уплаченный гонорар помогает ему избежать заслуженной кары. Действительно, большинство правоведов и самих адвокатов справедливо и обоснованно полагают, что защитник связан с позицией своего подзащитного, да­же если эта позиция противоречит внутреннему убеждению защитника. Однако это происходит лишь тогда, когда подозреваемый (обвиняемый, подсудимый) отрица­ет свою вину в совершении инкриминируемого ему преступления.

 

Если же он при­знал себя виновным, а адвокат, проанализировав имеющуюся у него информацию, приходит к выводу о признании подзащитным своей вины в силу каких-либо лич­ных мотивов, например, с целью оградить третье лицо от уголовного преследования либо вследствие выдумывания самого преступления, — в этих случаях позиция ад­воката не только может, но и должна диаметрально расходиться с позицией его подзащитного.

 

По справедливому замечанию российского правоведа И. Фойницкого, «защитник может и должен защищать подсудимого (обвиняемого), не стесня­ясь своим личным мнением о виновности, причем он обязан воздерживаться от за­явлении, которые могут повредить интересам защиты». *        *Судебное красноречие русских юристов прошлого. М.: Фемида, 1992.

 

С. 164-169.    Адвокат, защищая и оправдывая не преступление, а личность подзащитного способствует основной цели уголовного процесса — подвергнуть виновного спра­ведливому наказанию. Нельзя упрекать адвоката в том, что он, несмотря на свое внутреннее убеждение в виновности подзащитного, при непризнании последним своей вины, ищет оправдывающие и смягчающие его ответственность обстоя­тельства.

 

Внутреннее убеждение адвоката о виновности подзащитного противо­речит его функции защитника, следовательно, «деформация совести» адвоката оправдана как с морально-этической, так и с правовой точек зрения.    Глава 2 ВСТУПЛЕНИЕ АДВОКАТА В УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС НА СТАДИИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ    Время вступления адвоката в уголовный процесс определено ч. 2 ст. 48 Конституции РФ «Каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защит­ника) с момента соответствующего задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения».  В целях осуществления всесторонней и полной защиты необходимо участие адвоката с первых минут задержания его подзащитного, когда следствие в силу требований закона обязано в течение трех суток собрать доказательства, доста­точные для предъявления обвинения, и, если эти доказательства будут добыты, решить вопрос о назначении меры пресечения.  Адвокат допускается к участию в деле с момента предъявления обвинения, а в случае задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, или при­менения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу до предъявления обвинения — с момента объявления ему протокола задержания или постановле­ния о применении этой меры пресечения. Если явка защитника, избранного по­дозреваемым (обвиняемым), невозможна в течение 24 часов с момента задержа­ния или заключения под стражу, лицо, производящее дознание, следователь, прокурор могут предложить подозреваемому (обвиняемому) пригласить другого адвоката либо обеспечивают ему защитника через юридическую консультацию. В этом случае заведующий юридической консультацией или президиум коллегии адвокатов обязаны выделить адвоката в течение 24 часов с момента получения со­ответствующего уведомления. Орган дознания, предварительного следствия, прокурор, суд, в производстве которых находится дело, вправе освободить подо­зреваемого и обвиняемого полностью или частично от оплаты юридической по­мощи, тогда оплата производится за счет государства.  Согласно ст. 16 Положения об адвокатуре РСФСР адвокат не вправе принять поручение об оказании юридической помощи в случаях, если он по данному де­лу оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицам, интересы кото­рых противоречат интересам лица, обратившегося с просьбой о ведении дела.

 

Ес­ли в суде обнаружится, что адвокатом это требование было нарушено, например, на стадии предварительного расследования, данное дело подлежит направлению на дополнительное расследование.  Порядок приглашения, назначения и замены адвоката следующий.

 

Защитник приглашается непосредственно обвиняемым или его законным представителем ли­бо (когда подозреваемый, обвиняемый находятся в изоляторе временного содержа­ния или под стражей) другими лицами по поручению или с согласия подозревае­мого, обвиняемого. По заявлению обвиняемого (подозреваемого) следователь обязан обеспечить участие адвоката. Если указанный обвиняемым (подозревае­мым) адвокат в течение длительного срока не может вступить в дело, следователь предлагает обвиняемому (подозреваемому) пригласить другого защитника либо имеет право обратиться для назначения адвоката в ближайшую юридическую консультацию. Сложившаяся практика не считает нарушением права обвиняемого на защиту участие в деле не того адвоката, которого просил выделить подозреваемый (обвиняемый).

 

Адвокат становится полноправным субъектом уголовно-процессуальных пра­воотношений по конкретному делу с момента получения должным образом за­полненного ордера юридической консультации. Некоторые адвокаты передают следователю одновременно с ордером письменное заявление о вступлении в де­ло с указанием даты, точного времени передачи ордера и распиской в получении на копии заявления, чтобы, во-первых, следователь не мог отрицать время либо сам факт вручения ему ордера, во-вторых, чтобы заявить следователю о своем желании с указанного в заявлении момента пользоваться в целях защиты в пол­ном объеме всеми правами, предоставленными законом.  С момента оформления ордера адвокат не имеет права отказаться от защиты ни по правовому, ни по моральному основанию. Однако уголовно-процессуальный закон содержит исчерпывающий перечень обстоятельств, исключающих до­пуск адвоката в качестве защитника по уголовному делу:  а) оказание адвокатом по данному делу юридической помощи лицу, интере­сы которого противоречат интересам подозреваемого (обвиняемого), обративше­гося с просьбой о ведении дела;  б) участие адвоката в деле в качестве судьи, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, эксперта, специалиста, переводчика, свидетеля, понятого;  в) наличие родственных отношении между адвокатом и должностным лицом, принимающим участие в расследовании.  В случае, если адвокату станет известно об одном или более из перечисленных обстоятельств уже в ходе следствия, он должен заявить самоотвод. Законом четко не урегулировано, выходит ли в этом случае адвокат из дела в одностороннем порядке или он должен вступить для этого в какие-либо правоотношения со сле­дователем. Если адвокат продолжает при наличии названных обстоятельств участ­вовать в уголовном деле, он подлежит отводу. Отвод адвоката вправе заявить по­дозреваемый, обвиняемый, потерпевший и его представитель, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители.

 

Вопрос об отводе решается следовате­лем.

 

Следователь может осуществить отвод адвоката по собственной инициативе, при этом, на наш взгляд, следователь должен вынести соответствующее постанов­ление и известить об этом заинтересованных лиц.  Статья 49 УПК РСФСР предусматривает случаи обязательного участия за­щитника в стадии предварительного следствия и дознания.  — с момента задержания, заключения под стражу — по делам несовершеннолет­них, немых, глухих, слепых и других лиц, которые в силу своих физических или психических недостатков не могут самостоятельно осуществлять свое право на за­щиту, а также лиц, не владеющих языком, на котором ведется судопроизводство;  — с момента предъявления обвинения на стадии предварительного следствия — по делам лиц, обвиняемых в совершении преступлений, за которые в качестве ме­ры наказания может быть назначена смертная казнь.  В перечисленных случаях, при отсутствии приглашенного обвиняемым (его законными представителями, другими лицами по поручению обвиняемого) адво­ката, следователь или прокурор обязаны обеспечить участие защитника в деле.  Пo уголовным делам, которые могут быть рассмотрены судом присяжных заседа­телей, защитник обязан участвовать с момента объявления обвиняемому об окончании предварительного следствия и предъявления ему для ознакомления материалов дела  Несоблюдение органами предварительного следствия требований закона об обязательном участии защитника признается судами существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим за собой отмену приговора. Вызыва­ет интерес дело, когда суд счел нарушением права на защиту невыполнение поста­новления прокурора о допуске защитника с момента предъявления обвинения*.

 

*Постановления и определения по уголовным делам Верховного суда РСФСР. М.: Юридическая литература, 1989. С. 373-374.    Неким Полянскому и Грулеву было предъявлено обвинение в злоупотреблении слу­жебным положением, получении взятки и должностном подлоге.  По определению распорядительного заседания суда вышестоящей инстанции дело направлено на дополнительное расследование в связи с тем, что предварительное след­ствие проведено с нарушением уголовно-процессуального закона.

 

Как указано в опреде­лении, обвинение Полянскому предъявлено без участия защитника, хотя прокурор сво­им постановлением удовлетворил ходатайство обвиняемого о допуске защитника с момента предъявления обвинения.  В частном протесте прокурор поставил вопрос об отмене этого определения и на­правлении дела на новое расследование со стадии предания суду и указал, что предъявление обвинения Полянскому без участия защитника не является существенным на­рушением, поскольку Полянский не относится к категории лиц, по делам которых, согласно cm 49 УПК РСФСР, защитник в обязательном порядке допускается с момента предъявления обвинения. В возражениях на частный протест обвиняемый Полянский сослался на то, что хотя прокурор и вынес постановление о допуске защит­ника к делу с момента предъявления обвинения, при предъявлении обвинения следователь ему заявил, что адвокат будет допущен только при ознакомлении с материалами дела по окончании предварительного следствия.  Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР оставила протест без удовлетворения, указав следующее. Как видно из материалов дела, в стадии предварительного следствия обвиняемый Полянский обратился с письменным хода­тайством к прокурору района о допуске защитника с момента предъявления обвинения. Прокурор это ходатайство удовлетворил и вынес специальное постановление о допуске защитника по делу Полянского с момента предъявления ему обвинения. Обви­няемый Полянский, в отношении которого была избрана мера пресечения подписка о невыезде, заключил соглашение с юридической консультацией о защите его интересов адвокатом С. Следователь прокуратуры района обязан был выполнить указание про­курора и допустить защитника к участию в деле, однако он этого не сделал, предъя­вив Полянскому обвинение без участия защитника. Адвокат был допущен к участию в деле только по окончании предварительного следствия при предъявлении Полянско­му для ознакомления всех материалов дела. Таким образом, в стадии предварительно­го следствия было нарушено право обвиняемого Полянского на защиту, то есть суще­ственно нарушен уголовно-процессуальный закон, что повлекло за собой направление дела на дополнительное расследование.  Небезынтересна позиция по данному вопросу Пленума Верховного Суда РФ, который в постановлении от 17 апреля 1984 г. № 2 в редакции постановления от 21 декабря 1993 г. № 11 «О некоторых вопросах, связанных с применением судами уголовно-процессуальных норм, регулирующих возвращение дел для дополнитель­ного расследования» установил: «К существенным нарушениям уголовно-процессуального закона, влекущим возвращение дела на дополнительное расследование, при назначении судебного заседания или из судебного заседания (в зависимости от того, где они будут выявлены), относятся также: …

 

нарушение требований ст. 47 УПК РСФСР об обязательном участии защитника при проведении предваритель­ного следствия…» *.        *Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда РФ. М.: Юридическая литература, 1994 С. 244              Глава 3 УЧАСТИЕ АДВОКАТА В СТАДИИ  ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ      Адвокат наделен следующими процессуальными правами, закрепленными ст. 51 УПК РСФСР:  — иметь с обвиняемым (подозреваемым) свидания наедине без ограничения их продолжительности;  — присутствовать при предъявлении обвинения, участвовать в допросе обвиняемого (подозреваемого) и в других следственных действиях, производимых с его участием, обладая при этом правами задавать с разрешения следователя во­просы допрашиваемым лицам, делать замечания на протокол следственного дей­ствия;   — знакомиться с протоколом задержания подзащитного, постановлением об из­брании ему меры пресечения, с документами, которые предъявлялись либо долж­ны были быть предъявлены подзащитному, с материалами, направляемыми в суд в подтверждение законности и обоснованности ареста и продления срока содержа­ния под стражей, а по окончании дознания или предварительного следствия — со всеми материалами, выписывать из него любые сведения в любом объеме;  — обжаловать в суд законность и обоснованность ареста, избранного в отноше­нии его подзащитного, и продления этой меры пресечения и участвовать при рассмотрении судьей этих жалоб (в порядке, который будет нами также рассмотрен);  — представлять доказательства;  — заявлять ходатайства и отводы;  — обжаловать действия и решения лица, производящего дознание, следовате­ля, прокурора, судьи и суда.  Перечисляя права защитника, закон не делает дифференциации, чьи права он защищает — подозреваемого или обвиняемого.  Защитник не вправе разглашать сведения, которые стали ему известны в свя­зи с осуществлением защиты и оказанием другой юридической помощи. Адвокат не может быть допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с исполнением им своих обязанностей. Более того, органам, которые осуществляют оперативно-розыскную деятельность, запрещено исполь­зовать конфиденциальное содействие со стороны адвокатов.

 

Свои полномочия защитник может осуществлять и по делам дознания, по которым предварительное следствие не обязательно.

 

Для выработки позиции защиты важное значение имеет не только свидание адвоката с подзащитным, но и ознакомление с протоколом задержания или постановлением о применении меры пресечения в виде заключения под стражу.

 

В протоко­ле задержания обязательно должны быть указаны мотивы и основания задержания, а в постановлении о применении заключения под стражу в качестве меры пресече­ния до предъявления обвинения — основания заключения под стражу.  Согласно Закону «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» следователь либо лицо, производящее дознание, в производстве которых находятся материалы о задержании, обязаны предоставить адвокату свидания с его подзащитным без ограничения их количества и продолжительности. На практике защитник получает возможность встретиться в изоля­торе временного содержания либо в следственном изоляторе наедине с подза­щитным только при наличии письма следователя, адресованного администрации изолятора, о разрешении свидания. Законодатель установил право защитника на свидание с подзащитным сразу же после допуска к участию в деле, не связывая реализацию этого права с наличием первого допроса подзащитного. Иногда ад­вокат, оповещенный родственниками или знакомыми задержанного, прибывает к месту содержания подозреваемого ранее следователя — в это самое время опе­ративные работники милиции практически бесконтрольно составляют «протокол личного обыска и изъятия» у задержанного оружия, наркотиков, похищенных ве­щей, протоколы осмотра места происшествия, освидетельствования потерпевше­го и задержанного, под видом допроса берут письменные объяснения с потенци­альных свидетелей. Зачастую оперативники, пользуясь отсутствием следователя, на которого возложена обязанность разъяснить задержанному право не давать показаний против себя и право иметь адвоката с момента задержания, «выбива­ют» из задержанного «чистосердечное признание».  Бывают случаи, когда следователи отказывают защитнику в свидании с подза­щитным до первого допроса либо вообще стараются не допустить адвоката к учас­тию в допросе, особенно в ситуациях, когда для предъявления обвинения у следова­теля не хватает доказательственной базы и он рассчитывает восполнить недостаток доказательств при допросе задержанного.

 

Очевидно, что присутствие защитника в указанное время послужило бы препятствием всякого рода попыткам нарушить пра­ва подзащитного при добывании и закреплении доказательств. Участие адвоката на первых допросах, очных ставках и иных следственных действиях с участием его подзащитного сильно ограничивает (если не блокирует полностью) психологическое давление следователя на подозреваемого (обвиняемого).  Обжалование действий следователя прокурору не приостанавливает движе­ние дела.

 

Некоторые адвокаты указывают в протоколе допроса на невозможность задавать вопросы, заявлять ходатайства, поскольку перед допросом они были ли­шены возможности иметь свидание с подзащитным. Такого рода факты должны рассматриваться судом как лишение защитника возможности осуществлять свою процессуальную функцию. Правила доказывания не могут считаться соблюден­ными, а доказательства допустимыми, если было нарушено право обвиняемого на защиту. Поэтому допрос обвиняемого (подозреваемого), проведенный с учас­тием защитника, не получившего возможности побеседовать с подзащитным до этого наедине — на свидании, не может иметь юридической силы. Прокурор или суд обязаны направить дело на дополнительное расследование. Показания подо­зреваемого или обвиняемого, данные им до либо вообще без предварительного предоставления свидания с защитником наедине, если эти показания подтверж­даются другими собранными по делу доказательствами, суд, как правило, при­знает имеющими доказательственное значение.  Право защитника на участие во всех следственных действиях с участием подозреваемого (обвиняемого) не гарантированно четко изложенной в законе обязанностью следователя своевременно уведомить защитника о времени и месте их производства. Однако содержание ст.

 

51 УПК РСФСР не оставляет сомнений относительно существования у следователя такой обязанности, и ее невыполнение должно признаваться судом существенным нарушением закона и причиной воз­вращения дела для дополнительного расследования.  В УПК РСФСР нет прямых указаний на обязанность защитника удостоверять своей подписью протокол следственного действия, в котором он принимал учас­тие. Однако вряд ли у защитника есть основания отказываться ставить свою подпись в протоколе следственного действия, особенно когда защитник задавал во­просы, делал письменные замечания по поводу неправильности или неполноты записей в протоколе, а также заявления иного характера, связанные с данным следственным действием. Протокол зачитывается всем лицам, участвующим в производстве следственного действия, после чего подписывается следователем, допрошенным лицом, переводчиком, специалистом, понятыми и другими лица­ми, участвующими в производстве следственного действия.  При наличии перечисленных в законе оснований защитник имеет право за­явить отвод прокурору, следователю, лицу, которое производит дознание, специа­листу, эксперту. Вопрос об отводе следователя или лица, производящего дознание, разрешается прокурором. Порядок разрешения отвода следователя следующий. Получив заявление об отводе, следователь обязан в течение 24 часов направить его прокурору со своими объяснениями, и тот в течение 3 суток с момента получения заявления должен принять по нему решение.

 

До принятия прокурором решения производство следственных действий не приостанавливается. Кроме того, защит­ник имеет право обжаловать действия органа дознания, следователя и прокурора. Жалобы на действия органа дознания, следователя подаются прокурору непосред­ственно или через лицо, действия которого обжалуются. Жалобы могут быть пись­менные и устные. Устные жалобы заносятся в протокол, подписываемый заявите­лем и лицом, принявшим жалобу, в виде дописки. Производящее дознание лицо или следователь обязаны в течение 24 часов направить поступившую жалобу вме­сте со своими объяснениями прокурору.  Принесение жалобы вплоть до ее разрешения не приостанавливает приведе­ние в исполнение обжалуемого действия, если этого не сочтут нужным сделать соответственно прокурор, следователь, лицо, производящее дознание. Прокурор в течение 3 суток по получении жалобы обязан рассмотреть ее и уведомить заяви­теля о результатах рассмотрения. В случае отказа прокурор обязан изложить мо­тивы, по которым жалоба признана необоснованной. Жалобы на действия и ре­шения прокурора приносятся вышестоящему прокурору.  Часть 2 ст. 47 Конституции РФ гласит: «Обвиняемый в совершении преступления имеет право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных засе­дателей в случаях, предусмотренных федеральным законом». После введения данной нормы УПК РСФСР был дополнен разделом 10 «Производство в суде присяжных», в котором закреплено право обвиняемого на заявление ходатайства о рассмотрении его дела судом присяжных только при объявлении ему об окон­чании предварительного следствия и предъявлении для ознакомления всех мате­риалов дела.  Право на рассмотрение дела судом присяжных следователь должен разъяснить обвиняемому при его ознакомлении со всеми материалами дела, также он должен разъяснить юридические последствия удовлетворения данного ходатайства обвиняемого, после чего позицию обвиняемого по данному вопросу (заявления им ходатайства, отказ от него) следователь должен зафиксировать в отдельном протоколе, который подписывают следователь и обвиняемый. Отказ обвиняемого от ходатайства не принимается, если оно было подтверждено в ходе предварительного слушания.  Закон предусматривает обязательное участие защитника при рассмотрении дела судом присяжных. Таким образом, помимо случаев, рассмотренных ранее, участие защитника обязательно также по всем делам, которые могут быть рассмо­трены судом присяжных при объявлении обвиняемому об окончании предвари­тельного следствия и предъявлении ему для ознакомления всех материалов дела, на предварительном слушании дела судьей или разбирательстве дела судом при­сяжных.

 

Если защитник не был приглашен самим обвиняемым или другими ли­цами по его поручению, следователь, прокурор, судья и суд обязаны обеспечить его участие в деле.    Глава 4 ОБЖАЛОВАНИЕ В СУДЕ АРЕСТА ИЛИ ПРОДЛЕНИЯ  СРОКА СОДЕРЖАНИЯ ПОД СТРАЖЕЙ    Большое значение имеет использование адвокатом-защитником права на обжалование в суд санкционированного прокурором постановления следователя о применении к подозреваемому или обвиняемому меры пресечения в виде заклю­чения под стражу. Обжалование в суде ареста, даже в случае оставления судом постановления следователя в силе, дает адвокату возможность доступа к самым важным материалам дела, послужившим основанием для уголовного преследова­ния его подзащитного. Причем такое ознакомление при обжаловании ареста про­исходит до окончания предварительного следствия, что весьма необходимо для проведения успешной зашиты.  Статьями 2201 и 2202 УПК РСФСР определены основания и порядок обжалования в суд ареста и продления срока содержания под стражей.

 

Подозреваемый, об­виняемый, их законные представители и адвокат имеют право принести жалобу в суд на применение органом дознания, следователем, прокурором заключения под стражу в качестве меры пресечения, а равно на продление срока содержания под стражей. Жалоба может быть принесена защитником через следователя, прокуро­ра или непосредственно в суд.

 

Решение вопроса о способе подачи жалобы закон оставляет на усмотрение подающего ее.  Следователь при получении жалобы должен в течение 24 часов передать в суд вместе с материалами, подтверждающими законность и обоснованность избра­ния им заключения под стражу в качестве меры пресечения, что ускорит процесс рассмотрения жалобы судьей.

 

При обжаловании ареста непосредственно в суд су­дья оповещает об этом следователя, чаще всего телефонограммой.  Судебная проверка законности и обоснованности применения заключения под стражу производится судом по месту содержания лица под стражей, то есть по ме­сту расположения следственного изолятора.

 

При большом количестве жалоб, по­ступающих в суды по месту нахождения крупных следственных изоляторов, их рассмотрение по решению вышестоящего суда возлагается на суды, на территории которых располагается орган предварительного следствия (дознания).  Весьма важным для адвоката представляется обжалование применения меры пресечения в виде заключения под стражу по мотиву отсутствия в деле достаточ­ных доказательств, свидетельствующих о совершении заключенным под стражу инкриминируемого ему преступления.

 

Как правило, основанием для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу является совокупность доказа­тельств, одни из которых обосновывают наличие в действиях (бездействии) обви­няемого (подозреваемого) состава преступления, за которое по УК РФ может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок свыше одного года, а другие устанавливают обстоятельства, указывающие на необходимость изоля­ции привлеченного к уголовной ответственности от общества.  Когда следователь освобождает обвиняемого (подозреваемого) из-под стражи после рассмотрения судьей жалобы, а затем вновь применяет ту же меру пресече­ния, допускается подача новой жалобы на законность и обоснованность повторного ареста. Адвокату следователь обязан предоставить для ознакомления перед отправкой в суд материалы, направленные им в подтверждение законности и обоснованности повторного применения рассматриваемой меры пресечения, если адвокат заявил об этом ходатайство. Отказ следователя, мотивированный тем, что адвокат может сделать это в суде, является грубым нарушением прав защитника.  Постановлением Пленума Верховного Суда РФ № 3 от 27 апреля 1993 г.

 

установлено, что лицо, содержащееся под стражей, его защитник и законный представитель могут представить в суд данные, необходимые, по их мнению, для правильного и объективного разрешения жалобы. С этой же целью судья вправе истребовать необходимые материалы по собственной инициативе.

 

Закон предусматривает участие защитника в судебной проверке законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей при усло­вии, что он на тот момент уже участвует в деле.

 

Если же обвиняемый (подозрева­емый) одновременно с подачей жалобы заявляет ходатайство об участии в судеб­ной проверке избранного им защитника, соответствующие должностные лица или судья должны принять меры к обеспечению его участия в проверке. Если за­щитник не может явиться в суд в течение длительного срока, названные должно­стные лица вправе предложить лицу, подавшему жалобу, пригласить другого за­щитника или обеспечивают адвоката через коллегию*.        *Права человека при аресте и нахождении в следственном изоляторе. М.: АНС, 1994. С. 123-124.       Глава 5 ­ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ АДВОКАТА ПРИ ОЗНАКОМЛЕНИИ СО ВСЕМИ МАТЕРИАЛАМИ УГОЛОВНОГО ДЕЛА ПО ОКОНЧАНИИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ (ДОЗНАНИЯ)    Законодательно закреплено право адвоката по окончании дознания или предварительного следствия знакомиться со всеми материалами уголовного дела и выписывать из него любые сведения и в любом объеме. К подлежащим ознаком­лению материалам уголовного дела законодатель относит все пронумерованные, прошитые и внесенные в опись материалы, находящиеся в уголовном деле, а так­же применявшаяся при производстве предварительного следствия киносъемка или звукозапись. Представляется необходимым отнести к материалам уголовно­го дела киносъемку и звукозапись, произведенные до возбуждения уголовного дела и признанные после возбуждения уголовного дела вещественными доказа­тельствами, а также все без исключения вещественные доказательства, направ­ленные вместе с самим уголовным делом в суд*.         *Лобанов А.

 

П. Правоотношения адвоката-защитника со следователем и лицом, производящим дознание. Тверь: Юридическая литература, 1993. С.

 

63.

 

В случаях, когда обвиняемый ходатайствует о вызове защитника для участия в ознакомлении с материалами дела или когда участие защитника является обя­зательным при производстве дознания или предварительного следствия, а равно в случаях, когда защитник уже участвует в деле, следователь обязан предъявить все материалы и обвиняемому, и его защитнику. Если выбранный обвиняемым защитник не может явиться в срок, превышающий 5 суток со дня его уведомле­ния, следователь обязан обеспечить явку другого защитника  Биттагиров был осужден по п. «г» cm. 102 УК РСФСР. Постановление о привле­чении Биттагирова в качестве обвиняемого было вынесено следователем З мая. В тот же день родственники Биттагирова по его просьбе заключили соглашение на осуще­ствлением защиты адвокатом Ш.., о чем следователь был поставлен в известность.

 

На следующий день, 4 мая, адвокат Ш. прибыл в прокуратуру, однако следователь отказался предоставить ему возможность ознакомиться с материалами дела в по­рядке cm 201 УПК РСФСР, заявив, что Биттагиров в этот же день, 4 мая, уже был ознакомлен с материалами дела вместе с адвокатом Г., назначенным в порядке ст.. 49 УПК РСФСР. При этом следователь приобщил к делу заявление, написанное от име­ни Биттагирова, о том, что тот отказывается от повторного ознакомления с ма­териалами дела с участием адвоката Ш..  Биттагиров в надзорной жалобе утверждал, что это заявление он написал вопре­ки своей воле, под воздействием следователя.  Согласно ст. 201 УПК РСФСР и в соответствии с разъяснением, данным Поста­новлением Пленума Верховного Суда СССР от 16 июня 1978 г «О практике примене­ния судами законов, обеспечивающих обвиняемому права на защиту», обвиняемый вправе пригласить для участия в деле защитника по своему выбору. Предъявление ма­териалов дела должно быть отложено следователем до явки защитника, избранного обвиняемым, но не более чем на 5 суток. Другого защитника следователь вправе вызвать лишь в том случае, если избранный обвиняемым защитник не имеет возможности явиться в указанный срок.  В данном случае эти требования закона не были соблюдены. Следователь, не располагая данными о том, что защитник Биттагирова адвокат Ш..

 

не сможет явиться в установленный законом срок, не отложил предъявление материалов дела до eго явки, а вызвал другого защитника, что повлекло нарушение права обвиняемого на защиту.  Адвокат Ш.. до начала судебного заседания, а также в конце судебного разбирательства дважды заявлял ходатайства о направлении дела на новое расследование по тем основаниям, что в процессе следствия было допущено нарушение права обвиняе­мого на защиту, повлекшее неполноту следствия.  Суд же без достаточных к тому оснований эти ходатайства отклонил.  Как разъяснено в п. 4 упомянутого выше Постановления Пленума Верховного Су­да СССР, нарушение права на защиту следует считать существенным нарушением норм уголовно-процессуального закона. В данном случае это нарушение повлекло невыяснение по делу с достаточной полнотой фактических обстоятельств совершенного Биттагировым.  Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР приговор в отно­шении Биттагирова отменила и дело направила на новое расследование в связи с на­рушением права обвиняемого на защиту, повлекшим неисследованность фактических обстоятельств дела.  Материалы дела должны быть представлены следователем в подшитом и пронумерованном виде, если при производстве предварительного следствия приме­нялись киносъемка или звукозапись, их воспроизводят обвиняемому и его защит­нику.

 

По просьбе обвиняемого или его защитника следователь вправе разрешить им знакомиться с материалами дела раздельно, хотя сам следователь не вправе прибегнуть к раздельному ознакомлению.

 

Такие случаи судами рассматриваются как существенное нарушение закона, влекущее возвращение дела на дополни­тельное расследование, а если приговор вынесен — то его отмену. При этом суды признают существенным нарушением уголовно-процессуального закона не сам факт раздельного ознакомления с материалами уголовного дела обвиняемым и за­щитником, а непредоставление обвиняемому возможности делать это совместно с адвокатом. При поступлении просьбы адвоката о раздельном ознакомлении с де­лом, следователю необходимо сообщить об этом обвиняемому — и только при от­сутствии на это у обвиняемого возражений он предоставляет возможность адвока­ту и обвиняемому знакомиться с материалами уголовного дела раздельно.  По окончании ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами де­ла следователь обязан спросить их, имеются ли ходатайства о дополнении след­ствия и чем именно.  Итак, при ознакомлении с материалами дела защитник обвиняемого имеет следующие права:  — иметь свидания с подзащитным наедине без ограничения их количества и продолжительности;  — знакомиться со всеми материалами дела, выписывать из него любые сведе­ния и в любом объеме;  — обсуждать с обвиняемым вопрос о заявлении ходатайств;  — заявлять ходатайства о производстве следственных действий, истребовании и приобщении к делу доказательств и по всем иным вопросам, имеющим значение для дела;  — заявлять отвод следователю, прокурору, эксперту, специалисту, переводчику;  — приносить прокурору жалобы на действия следователя, нарушающие либо ограничивающие права защитника или обвиняемого;  — присутствовать с разрешения следователя при производстве следственных действий, выполняемых по ходатайствам, заявленным обвиняемым и его защит­ником.  О предъявлении обвиняемому и защитнику материалов дела для ознакомле­ния и о результатах ознакомления следователем составляется протокол, в кото­ром, в частности, отмечается, какие ходатайства были заявлены обвиняемым и его защитником и какие заявления были ими сделаны. Устные ходатайства зано­сятся в протокол, а письменные ходатайства приобщаются к делу. При удовле­творении ходатайства о выяснении обстоятельств, имеющих значение для дела, следователь обязан дополнить предварительное следствие.  В случае явного затягивания ознакомления обвиняемым и защитником следо­ватель своим постановлением, с приведением необходимой мотивировки, устанавливает определенный срок для ознакомления, постановление подлежит обязательному утверждению прокурором.  Если при производстве дополнительных следственных действий присутствует защитник, он вправе с разрешения следователя задавать обвиняемому, свидете­лю, потерпевшему, эксперту и специалисту вопросы, а также ходатайствовать о занесении в протокол данных, имеющих значение для дела. Следователь имеет право отвести вопросы защитника, однако обязан при этом занести их в прото­кол. При отказе в удовлетворении ходатайства следователь обязан уведомить об этом защитника и вынести соответствующее мотивированное постановление.

 

Ча­ще всего уведомление происходит путем отправки заявителю копии постановле­ния об отказе в удовлетворении ходатайства с сопроводительным письмом.  После производства дополнительных следственных действий следователь обязан вновь ознакомить обвиняемого и его защитника с материалами дела.

 

Дан­ное правило касается всех обвиняемых по делу (если таковые имеются), вне за­висимости от заявленных ходатайств при ознакомлении с делом.  Уголовно-процессуальный закон не предоставляет защитнику права знако­миться со всеми материалами уголовного дела с момента его допуска к участию в деле. Однако большая часть адвокатов считает это допустимым. На стадии пред­варительного следствия и дознания адвокату следует требовать соблюдения за­конности при собирании доказательств обвинения, обеспечивать защиту прав привлеченного к уголовной ответственности.    Глава 6. ВОЗМОЖНОСТИ АДВОКАТА ПО СОБИРАНИЮ И ПРЕДСТАВЛЕНИЮ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ.    Защитник имеет право с момента допуска к участию в деле представлять доказательства. Правовые основания для собирания доказательств по уголовному делу защитником, помимо права представлять доказательства с момента допуска к участию в уголовном деле, некоторые правоведы видят также в том, что юридическая консультация может запрашивать из учреждений и предприятий справки, характери­стики и иные документы, необходимые в связи с оказанием юридической помо­щи. Способами собирания доказательств некоторые считают фотографирование (например, в местах происшествия) для последующего приобщения фотографий к уголовному делу, а также получение письменных (в том числе нотариально за­веренных) объяснений и заявлений от физических лиц, их установление с целью вызова к следователю на допрос в качестве свидетеля. По мнению отдельных юристов, концепция судебной реформы говорит о целесообразности «адвокатского расследования» в союзе с частным детективом, од­нако у адвоката нет достаточного правового основания для ведения «параллель­ного расследования».Адвокат, в отличие от представителя власти, не обладает властными полномочиями и не может обязывать граждан к тем или иным действиям, например, к вы­даче предметов, явке в какое-либо место, даче правдивых показаний и т. д. Нет оснований признавать собиранием доказательств получение письменных объяс­нений адвокатом-защитником от лица, могущего быть свидетелем по делу, или фотографирование места происшествия с целью приобщения фотоснимков к уго­ловному делу, поскольку оценку указанных фактических данных на их относимость и допустимость осуществляет представитель власти (следователь, дознаватель, прокурор, судья, суд), властным решением которого фактические данные признаются доказательствами и приобщаются к материалам уголовного дела. По­этому названная деятельность адвоката является не процессуальной, а скорее предпроцессуальной.  Под представлением доказательств, помимо чисто умозрительных доводов и ссылок на нормы закона, излагаемых адвокатом в ходатайствах, жалобах и заяв­лениях, следует понимать также передачу им доказательственной информации в натуре для ее последующей процессуальной легализации и признания доказа­тельством. Например, адвокат может передать следователю (дознавателю, проку­рору, судье) письменные объяснения, фотографии, справки, документы, заклю­чения коммерческой экспертизы одновременно с письменным ходатайством о приобщении указанного предмета к материалам уголовного дела в качестве веще­ственного доказательства с указанием, от кого, когда и при каких обстоятельст­вах предмет получен. Сведения об источнике получения предмета необходимы, так как сам адвокат не может быть допрошен по делу, следователь же может до­просить лицо, от которого получен названный предмет. Следователь может так­же составить протокол выдачи предмета либо документа, а также вынести постановление о признании предмета (документа) доказательством и приобщении его материалам уголовного дела или, напротив, об отказе в этом.  Нельзя отнести к «представлению доказательств» заявление защитником ходатайств о производстве следственных действий и о постановке вопросов тому или иному свидетелю (потерпевшему, обвиняемому, подозреваемому, эксперту, специалисту, переводчику).

 

Закон определяет лишь некоторые способы осуще­ствления защиты, особую форму участия защитника в процессе доказывания, ко­торый инициируется следователем, прокурором, лицом, ведущим дознание. Про­ведение же следственных действий как таковых и их процессуальное закрепление осуществляются только следователем (прокурором, дознавателем).

 

На предварительном следствии адвокат в случае, когда следователь необосно­ванно откажет в удовлетворении ходатайства о допросе физического лица либо когда данное лицо уже допрошено с применением незаконных методов допроса и об этом стало известно адвокату, должен попытаться встретиться с этим чело­веком, предложив ему изложить в письменной форме свои показания по предме­ту доказывания и по факту незаконных методов допроса.  В стадии рассмотрения дела судом адвокат может представлять для приоб­щения к делу в качестве документа письменные объяснения физического лица (чаще всего — свидетеля и потерпевшего), который не может явиться в суд по уважительной причине либо в вызове в суд которого для допроса адвокату не­обоснованно отказано.  Показания названных лиц адвокату необходимо оформить в форме адресо­ванного соответствующему органу следствия (дознания) или суду заявления, подписи этих лиц на заявлениях должны быть удостоверены нотариусом или приравненным к нотариусу лицом.

 

Глава 7 ПРАВА АДВОКАТА КАК ПРЕДСТАВИТЕЛЯ ПОТЕРПЕВШЕГО, ГРАЖДАНСКОГО ИСТЦА И ГРАЖДАНСКОГО ОТВЕТЧИКА.    Потерпевший как субъект уголовного процесса — физическое лицо, в отноше­нии которого вынесено постановление о признании его потерпевшим. Обяза­тельным основанием для признания потерпевшим является причинение данному лицу морального, физического или имущественного вреда преступлением. При совершении преступления, результатом которого стала смерть потерпевшего, его права на возмещение вреда в уголовном судопроизводстве переходят к близким родственникам. Гражданским истцом в уголовном процессе выступают гражданин или юриди­ческое лицо, подавшие иск о возмещении им материального ущерба, причиненно­го преступлением, в отношении которых вынесено соответствующее постановле­ние прокурора, следователя, органа дознания или определение (постановление) суда.

 

Орган дознания, следователь, прокурор или суд могут вынести постановление (определение) о признании гражданским ответчиком и по собственной инициати­ве, то есть без подачи иска гражданским истцом.  Гражданским ответчиком по уголовному делу чаще всего является подсуди­мый. В качестве ответчиков могут привлекаться законные представители (роди­тели, опекуны, попечители, усыновители) и другие юридические и физические лица, которые в силу гражданского законодательства несут материальную ответ­ственность за ущерб, причиненный действиями лица, подвергнутого уголовному преследованию. О привлечении в качестве гражданского ответчика орган дозна­ния, следователь, прокурор, судья выносят постановление, а суд — определение.

 

Потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители пользуются равными правами с другими участниками процесса по представле­нию доказательств, участию в их исследовании и заявлении ходатайств.

 

Адвокат может участвовать в уголовном деле в качестве представителя потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика.  Адвокат как представитель потерпевшего имеет следующие права: представ­лять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, пользоваться услугами пере­водчика, знакомиться по окончании следствия (но не дознания) со всеми мате­риалами дела, обжаловать действия и решения лиц, ведущих производство по уголовному делу, участвовать в судопроизводстве на стороне обвинения, прино­сить кассационные жалобы, в том числе на мягкость наказания, и необходимость переквалификации действий осужденного на другой состав преступления, участ­вовать в предварительном слушании дела в суде присяжных заседателей, в отбо­ре присяжных, в исследовании доказательств после вынесения вердикта в отсут­ствие присяжных и выступать по вопросам юридических последствий вердикта, участвовать в заседании суда кассационной инстанции.  Гражданский истец и его представитель имеют права: представлять доказа­тельства, заявлять ходатайства, просить следствие, дознание и суд принять меры обеспечения заявленного иска, заявлять ходатайства и отводы, пользоваться ус­лугами переводчика, знакомиться по окончании следствия (но не дознания) со всеми материалами дела, обжаловать действия и решения лиц, ведущих произ­водство по уголовному делу, участвовать в судебном заседании и поддерживать гражданский иск; при рассмотрении дела судом присяжных заседателей участво­вать в отборе присяжных, в судебных прениях, в исследовании доказательств по­сле вынесения вердикта и выступать по вопросам юридических последствий вер­дикта, приносить, кассационные жалобы в части гражданского иска, участвовать при рассмотрении дела в кассационном порядке.  Объем процессуальных прав гражданского ответчика и его представителя сов­падает с объемом прав гражданского истца: возражать против заявленного иска в судебном заседании, представлять доказательства, заявлять ходатайства, просить следствие, дознание и суд отменить меры обеспечения заявленного иска, заявлять ходатайства и отводы, пользоваться услугами переводчика, знакомиться по оконча­нии следствия (но не дознания) со всеми материалами дела, обжаловать действия и решения лиц, ведущих производство по уголовному делу; при рассмотрении дела судом присяжных заседателей участвовать в отборе присяжных, в судебных прени­ях, в исследовании доказательств после вынесения вердикта и выступать по вопро­сам юридических последствий вердикта, приносить кассационные жалобы в части гражданского иска, участвовать при рассмотрении дела в кассационном порядке.  На представителя потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчи­ка распространяется норма гражданского процесса, согласно которой представи­тель без специально на то данной доверенности не вправе изменять основание и предмет иска, размер исковых требований, заключать мировое соглашение, при­знавать иск или отказываться от него.  Законом четко не урегулировано, в каком объеме должны быть ознакомлены гражданский истец, гражданский ответчик и их представители с материалами уголовного дела. Нельзя согласиться с мнением, что им должны быть представле­ны лишь материалы, касающиеся гражданского иска. Адвокаты должны доби­ваться, чтобы указанным участникам уголовного процесса материалы дела были представлены в полном объеме, поскольку они подлежат самостоятельной оцен­ке гражданским истцом, гражданским ответчиком и их представителями на пред­мет использования названного материала для поддержания гражданского иска либо для возражений против него.

 

Чаще всего адвокат составляет жалобу надзирающему за следствием (дознани­ем) прокурору на ранее вынесенное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, поскольку именно в мотивировочной части данного постановления дается анализ фактов, подлежавших проверке, и устанавливается (либо не устанавливается) виновник деликта. От описательной части постановления об отказе в возбуждении уголовного дела и содержащихся в постановлении выводов зачас­тую зависит возможность обосновать гражданский иск, поданный в гражданско-правовом порядке, либо успешно возражать против заявленного в суд иска. Ука­зания прокурора, сформулированные в постановлении об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, обязательны для лица, проводящего доследственную проверку.  13 ноября 1995 г.

 

Конституционный Суд РФ признал незаконной ч. 5 ст.

 

209 УПК РСФСР, согласно которой постановления об отказе в возбуждении уголовно­го дела можно было обжаловать только прокурору. В связи с этим в случае явной волокиты при рассмотрении заявления, либо нежелания следователя, помощника прокурора, дознавателя вообще рассматривать заявление о совершенном преступ­лении, либо злоупотреблений должностного лица при проведении доследственной проверки, а также при несогласии с вынесенным постановлением об отказе в воз­буждении уголовного дела адвокат может от имени любого заинтересованного в данном деле лица (гражданина, которому причинен вред либо гражданина, в отно­шении которого вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного де­ла с одновременным признанием его виновным в деликте и т. д.) направить в суд жалобу на незаконные действия (бездействие) лица, проводящего доследственную проверку.  Поскольку правила совершения следственных и доследственных действий ус­танавливаются нормами уголовного судопроизводства, указанные жалобы, как и жалобы в отношении следственных действий, проводимых в рамках уже возбуж­денного уголовного дела, не могут быть рассмотрены судом в порядке граждан­ского судопроизводства. В данном случае адвокату целесообразно подать в суд жалобу на предмет проверки правомерности действий должностных лиц, участ­вовавших в проведении предварительного следствия и дознания по уголовному делу. Суд должен рассмотреть такую жалобу по правилам уголовного судопроиз­водства в порядке, который предусмотрен законом для обжалования в суде арес­та или продления срока содержания под стражей.  Однако по прекращенным на любой стадии уголовным делам возможно обра­щение гражданина в суд в порядке гражданского судопроизводства для взыска­ния компенсации морального вреда и имущественного ущерба, причиненного незаконными действиями следователя (дознавателя, лица, ведущего расследова­ние, прокурора).  Следователь в ходе расследования уголовного дела наложил арест на имущество гражданина М., бывшего супруга обвиняемой С. Наложение ареста было мотивирова­но заявленным по делу гражданским иском на сумму 😯 000рублей и санкцией статьи Уголовного кодекса, которая предусматривала конфискацию имущества. В удовле­творении ходатайства, заявленного гражданином М., об отмене ареста в связи с при­обретением арестованного имущества после расторжения брака с гражданкой С. сле­дователь своим постановлением отказал. Прокурор жалобу на действия следователя оставил без удовлетворения. В дальнейшем дело было прекращено за отсутствием в действиях обвиняемой С. состава преступления.  Несмотря на то, что при прекращении уголовного дела следователь вынес постанов­ление об отмене ареста, наложенного на имущество гражданина М., его адвокат на­правил в суд жалобу с просьбой признать действия следователя незаконными и взыскать в пользу М. солидарно со следователя и отдела внутренних дел компенсацию морально­го вреда в сумме 10 000рублей. В суд были представлены документы, подтверждающие факт приобретения имущества после развода с гражданкой С., а также медицинские справки, подтверждающие ухудшение состояния здоровья заявителя. Допрошенные в су­дебном заседании свидетели подтвердили, что граждане М. и С. после развода совмест­ное хозяйство не вели и не ведут.

 

Решением суда исковые требования гражданина М. были полностью удовлетворены.  Уголовно-процессуальными нормами не предусмотрены такие участники уголовного процесса, как третьи лица, заявляющие самостоятельные требования на предмет спора, а также третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований на предмет спора (ст. 37 и 38 Гражданско-процессуального кодекса РСФСР). Сле­довательно, третьи лица могут выступать в уголовном процессе только как соист­цы (при достижении согласия между собой о распределении исковых требований к ответчику), либо как соответчики. Во всех иных случаях, по существующей прак­тике, суд исключает участие данных лиц в уголовном процессе, разъясняя заинте­ресованным лицам их права разрешить спор в гражданско-правовом порядке.  Вопрос предъявления гражданского иска связан с начальной стадией уголов­ного процесса — стадией возбуждения уголовного дела, ибо чаще всего уголовное дело возбуждается по заявлению лица, которому причинен имущественный, фи­зический, моральный вред. Либо орган дознания, следователь, прокурор по сво­ей инициативе устанавливают в ходе проверки это лицо, будучи в силу закона обязаны принять меры обеспечения предъявленного или возможного в будущем гражданского иска.  Потерпевший вправе предъявить гражданский иск, если ему причинен мораль­ный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие граж­данину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом. Суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенса­ции указанного вреда, поскольку ответственность за причиненный моральный вред не находится в прямой зависимости от наличия имущественного ущерба и мо­жет применяться как наряду с имущественной ответственностью, так и самостоя­тельно.

 

При постановлении обвинительного приговора суд не вправе предъявлен­ный гражданский иск оставить без рассмотрения. При разрешении вопроса о компенсации морального вреда осужденными суд руководствуется степенью вины каждого из них в причинении вреда.  Оставление иска без рассмотрения допускается лишь в случае оправдания подсудимого за отсутствием состава преступления. При невозможности произве­сти подробный расчет по гражданскому иску без отложения разбирательства де­ла суд может признать за истцом право на удовлетворение иска и передать вопрос о его размерах на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства. Суд при этом не должен в приговоре указывать конкретных лиц из числа соучастни­ков преступления, на которых должна быть возложена обязанность по возмеще­нию данных исковых требований.

(Visited 1 times, 1 visits today)
Do NOT follow this link or you will be banned from the site! Пролистать наверх