ОСНОВЫ ПРАВА УЧEБНО-МEТОДИЧEСКОE ПОСОБИE ПОД РEД ПРОФEССОРА В В ЛАЗАРEВА М ЮРИСТЬ 1996 296 С

     Основы права        Под редакцией профессора В. В. Лазарева      Учебно-методическое пособие                                                                  Юристъ Москва 1996  ББК 67  О-75        Авторы:  Глава 1 — В.В. Лазарев, д.ю.н., проф., акад. РАЕН  Глава 2 — Ю.И. Скуратов, д., проф.  Глава 3 — Б.М. Лазарев, д., проф.  Глава 4 -О.С. Колбасов, д.ю.н., проф., чл. — кор. РАН  Глава 5 — Ю.П. Орловский, д.ю.н., проф.  Глава 6 — Г.А. Свердлык, д.ю.н., проф.  Глава 7 — И.М. Кузнецова, к.ю.н., ст. науч. сотр.  Глава 8 — Г.М. Миньковский, д.ю.н., проф.  Глава 9 — B. C. Афанасьев, д.ю.н., проф.  Глава 10 — Ю.М. Колосов, д.ю.н., проф.  Юридическая терминология — В.И. Гойман, д.ю. н., проф.; Г.И. Иванец           Основы права: Учебно-методическое пособие./ Под ред. 0-75 профессора В.В. Лазарева. — М.: Юристъ, 1996. — 296 с.   ISBN 5-7357-0160-6     Настоящее учебно-методическое пособие предназначено для преподавателей курса «Основы права» в средних учебных заведениях. Оно подготовлено тем же коллективом авторов, что и учебник «Основы права» под редакцией академика РАЕН В.В. Лазарева, адресованный учащимся. Пособие продолжает учебник, включает дополнительный учебный материал, углубляет изложение отдельных вопросов, а главное — содержит необходимые, с точки зрения авторов соответствующих разделов учебника, методические рекомендации, призванные облегчить работу преподавателей по подготовке и проведению занятий.   Пособие содержит наиболее распространенные в юридической теории и практике термины, сгруппированные по предметному принципу.   Для преподавателей курса «Основы права».          ББК67  (c)Лазарев В. В., Скуратов Ю. И.,  Лазарев Б.М. и др., 1996  ISBN 5-7357-0160-6  «Юристь», 1996    ГЛАВА 1 РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ИЗУЧЕНИЮ ОСНОВНЫХ ПОНЯТИЙ О ПРАВЕ И ГОСУДАРСТВЕ (ВОПРОСОВ ТЕОРИИ ПРАВА И ГОСУДАРСТВА)     1.1. Общие понятия права и государства: основные проблемные вопросы и общая методика их освещения   Когда китайского мудреца Конфуция спросили, с чего бы он начал, если бы его привлекли к управлению государством, тот ответил: «Необходимо начать с исправления имен». Но почему так издалека? «Если имена неправильны, то слова не имеют под собой оснований. Если слова не имеют под собой оснований, то дела не могут осуществляться… Наказания не применяются надлежащим образом. Если наказания не применяются надлежащим образом, народ не знает, как себя вести». Согласно древней китайской философии имена появились при установлении порядка. Поскольку возникли имена, нужно знать предел их употреблению. Это позволяет избавиться от опасностей. Но изменение реалий, действительного положения дел требует исправления имен. Социально-политические изменения диктуют приведение в соответствие, выражаясь уже нашим языком, государственно-правовых понятий.   То, что говорилось до нашей эры, не утратило, оказывается, своей свежести до сих пор. На самом деле, зачем бы юношам штудировать общие понятия о праве и государстве?   1. Изучая основы права, рассматривая любой частный вопрос из правовой области, оценивая какой-то жизненный случай из судебной практики и т.д., всегда натыкаешься на более общие вопросы, на общие понятия. Без их понимания нельзя уяснить ни приговора суда, ни необходимости удостоверения сделки у нотариуса, ни дарения вещи, ни последствий вступления в брак и т.п. Разумеется, многие из вопросов повседневной жизни известны и понимаются на обыденном уровне, в силу своей повторяемости становятся очевидными. Но стоит случиться какому-то неожиданному обстоятельству, как люди теряются в поиске правды и справедливости. Сколько, например, слез пролито, какие громы и молнии метали в связи с деятельностью АО МММ, но даже среди специалистов имеет место разное понимание права и справедливости применительно к разрешению данной конкретной ситуации.   2. Одинаковое понимание общих понятий о праве и государстве позволяет представителям отраслевых наук о праве употреблять их единообразно (не касаясь уже раскрытия их сути), а учащимся соответственно усваивать все знания в общей системе, а затем единообразно вести себя в сходных, жизненных ситуациях, предусмотренных правовыми нормами.   3. Незнание закона не освобождает от ответственности, как и его непонимание. Умышленное уклонение от требований права влечет серьезные наказания. Если граждане или, тем более, должностные лица уходят от ответственности, рушится правовой порядок. Последствия этого для общества и лично для каждого гражданина нельзя себе представить без обращения к общим закономерностям жизни в государственно-организованном обществе.   4. Всякому очередному поколению людей приходится в той или иной степени переосмысливать и пересматривать наполнение (содержание) употреблявшихся ранее понятий в связи с меняющимися условиями жизни. В России в 80-90-е годы уходящего века происходят столь серьезные социально-политические процессы, что только по одной причине адаптации к меняющейся реалии уже необходимо иметь представление о новых понятиях и новом содержании терминов, употреблявшихся в советское время. Сегодня, например, никто не говорит о социалистической законности, но и в понятие законности привносится нечто новое.   В плане методическом параграф об общих понятиях права и государства является вводным и представляет собой как бы общую часть, в которой объединено все то, что можно вывести за скобки в последующих разделах.   Что входит в предмет общей теории права?? С этого вопроса приходится начинать изучение любой науки, любого раздела, поскольку необходимо общее системное представление о том, что предстоит сделать, а затем и ответить на вопрос, как это сделать (каковы методы изучения данной сферы познания).   Прежде всего, не следует отождествлять объект науки и предмет ее изучения. Право является объектом изучения наук конституционного права, административного, финансового права, трудового права, гражданского права, уголовного права и т.д. Однако каждая из перечисленных наук имеет свой предмет. Он просматривается уже из названий наук.   ?В данном случае имеется в виду скорее учебная дисциплина. Наука же должна, с нашей точки зрения, именоваться «Общая теория права и государства», поскольку государственно-правовые явления неразрывно связаны и их разделение чревато неблагоприятными последствиями.   Общая теория права изучает самые общие процессы, самые общие понятия, общие связи между ними, отражающие на отвлеченном, абстрактном уровне повторяющиеся в жизни правовые события и действия людей. Эта дисциплина (раздел в настоящем учебно-методическом пособии) обращает внимание на процессы возникновения и развития права, на эволюцию соответствующих правовых институтов и их конечную судьбу. Здесь уясняется связь права с экономикой, политикой, государством, связь с иными социальными регуляторами — моральными нормами, традициями, обычаями, деловыми обыкновениями, нормами общественных организаций.   Общая теория права призвана дать представление о социальной сущности и содержании права, его функциональной роли в государственно-организованном обществе. Но дать такие представления невозможно без ответа на вопрос, что такое право вообще. Вопрос этот весьма труден. Нужно, с одной стороны, абстрагироваться от того, что считалось правом в разные времена у разных народов, а с другой — учесть весь исторический материал, всю юридическую практику.   В методическом отношении нужно подчеркнуть и другое: от того, как определить право, какое сформулировать его общее понятие, зависит и понимание (определение) других явлений. Теория права формирует такие ключевые понятия, как правоотношение, правосознание, правонарушение.   Для изучения материала, доставляемого отраслевыми юридическими науками, имеют непосредственное значение такие вырабатываемые теорией понятия, как правосубъектность, правоспособность, юридический факт, юридическое лицо, юридическая ответственность и др.   Важно учесть, что в центре внимания любой правовой науки (и соответственно учебной дисциплины) три сферы: сфера языка права (того, что записано в правовых актах), сфера жизни права (правоотношения, юридическая деятельность, судебная и административная практика) и сфера правового сознания (правовая психология граждан и должностных лиц, правовая идеология ученых и политиков). Теория права обобщает материал в каждой из названных областей познания. Она раскрывает понятие источника права, правового нормативного и индивидуального акта, формулирует понятие юридической практики, вводит в круг существующих теорий о праве и суть идеологических разногласий о правовых явлениях.   Кстати, для преподавателя очень важно учитывать, что многие вопросы права являются дискуссионными, до конца не решенными, проблемными. Вряд ли следует давать по ним безапелляционный ответ. А если известны разные позиции то, возможно, следует в мягкой форме оговориться о существовании разных подходов, выделив из них наиболее приемлемый с точки зрения преподавателя.   К числу проблемных вопросов можно отнести, например, такие:   следует ли связывать появление права с классовым расслоением общества и возникновением государства;   чья воля воплощается в правовых нормах;   не следует ли право искать в самой жизни, а не в творениях законодателя;   не может ли общество вовсе обойтись без права, используя другие регуляторы;   являются ли правовые отношения фактическими (реальными) отношениями, или это всего лишь своеобразная идеальная связь между их участниками (субъектами);   является ли объектом правоотношения вещь и какое-то благо, или объектом всегда выступает поведение обязанных лиц;   какие средства наиболее действенны в реализации права и каковы показатели эффективности права;   обращены ли требования законности только к гражданам, или их адресатами являются и должностные лица;   в какой степени нужны подзаконные акты, не следует ли все регулировать в законах;   каковы причины появления пробелов в законах и кто может их устранять;   в чем состоит юридическая ответственность;   что входит в механизм правового регулирования и как он функционирует;   каковы возможности права и пределы правового регулирования.   Перечень проблемных вопросов можно было бы продолжить и конкретизировать. Применительно к России все они становятся актуальными в связи с постановкой проблемы формирования правового государства. Сразу же следует обратить внимание на одну очень серьезную деталь. В Конституции Россия уже объявлена правовым государством. Это, на наш взгляд, преувеличение. Действительность во многом опровергает данное положение ст. 1 Конституции. Формулировка была бы точнее, если бы фиксировала процесс формирования правового государства. Процесс этот в России идет неоднозначно, противоречиво, с отступлениями.   В связи с постановкой вопросов правового государства особенно заметна необходимость при изучении правовых процессов обращаться к категориям (общим понятиям) собственно государствоведческим. Многие из них также дискуссионны:   появилось ли государство раньше права или наоборот (проблема курицы и яйца);   государство — выразитель правящего класса или всего народа;   каковы внутренние и внешние функции государства;   по каким признакам классифицировать государство (какие типы выделять);   что более приемлемо — разделение властей или их соединение в одном органе;   может ли государство функционировать за пределами права, не используя правовые средства;   какое значение имеет форма государства (форма правления, форма государственного устройства, политический режим).   Как освещать эти и им подобные теоретические вопросы? Другими словами, каков метод усвоения материала и какова общая методика подачи знаний учащимся?   Существуют две крайности во взглядах, два противоположных подхода к оценке общественных отношений: юридизированный и неправовой. Придерживаясь первого, на мир смотрят через юридические очки. Все отношения кажутся производными от юридических законов. Последние рассматриваются в качестве первоосновы всего сущего в поведении людей, в организации их совместной жизни, в удачах и неудачах людей, успехе или неуспехе социальных мероприятий. Второй взгляд отличается правовым нигилизмом и анархизмом. Он утверждает независимость общественного развития от юридического нормотворчества. Законы в этом случае уподобляются пустому сотрясению воздуха, незаполненному сосуду и т.д. Но чем же тогда движимы мир и человек? Провидением, волей Бога, идеями, чувствами, экономической (базисной) необходимостью, политической целесообразностью и т.д. — ответы могут быть самыми разными.   Вряд ли оправдано безоговорочно, вне времени и пространства, следовать этим крайним взглядам. Можно рекомендовать интегративный подход, когда учитываются все факторы — и материальные, и идеальные в их взаимовлиянии (большем или меньшем, преобладающем или недостаточном) в конкретных исторических условиях.   Отсюда можно заключить об ограниченности сугубо материалистического или идеалистического взгляда на мир. Тот и другой имеют свои плоды, свои открытия. Тот и другой по отдельности заводили людей в такие тупики, когда невозможно было объяснить ни природные, ни социальные процессы.   Крайние взгляды были свойственны марксистско-ленинской методологии в ее догматизированном варианте. Право и государство рассматривались как явления, производные от факта появления частной собственности. Правовой объявлялась воля экономически господствующего класса. Государство — машиной для подавления эксплуатируемых масс. Экономический детерминизм, политический расчет и классовая диктатура — вот опорные звенья познания всей государственно-правовой жизни согласно ортодоксальному марксизму.   Россия привержена крайностям. Так же, как 70 лет после Октября 1917 года внедрялись марксистско-ленинские взгляды, некоторое время назад они были «объявлены вне закона» и в учебниках их можно было объявлять лишь несостоятельными. И это при том, что на Западе до сих пор их изучают, признают значение, им в какой-то мере следуют.   В среднем учебном заведении учащиеся, надо полагать, не особенно склонны философствовать, разбираться в особенностях методологии. Но преподавателю желательно вооружиться интегративным методом, вбирающим достоинства самых разных подходов, что позволяет не впадать в крайности в изложении материала, в объяснении острых вопросов права и государства.   Преподавание раздела, посвященного общей теории права, требует определенных философских и исторических знаний, что не является проблемой для тех, кто имеет высшее гуманитарное образование. Однако для всех, кто не имеет высшего юридического образования, преподавание основ права затруднительно. В любом случае преподаватель должен иметь на своем рабочем столе энциклопедические издания в области права и политологии, а также учебники, рекомендованные для высших юридических учебных заведений. Одного прочтения их, конечно же, недостаточно. Их материал должен использоваться всякий раз при изучении учащимися соответствующей темы.   Преподавание данной дисциплины невозможно представить без обращения к законодательству и материалам юридической практики. Для оперативного знакомства с текущим нормотворчеством хорошо выписывать «Российскую газету» или другие официальные издания. В журнале «Закон» и некоторых других периодических изданиях можно прочесть квалифицированные комментарии нормативных актов. В изданиях правоохранительных органов (Министерства юстиции, Генеральной прокуратуры, Верховного суда, МВД России) специалисты интерпретируют законодательство и практику с ведомственных позиций. Все это окажет несомненную пользу преподавателю. Кстати, заслуживает одобрения практика привлечения к преподаванию основ права работников правоохранительных органов.   В настоящее время идет работа по пересмотру Основ законодательства и принятию новых кодексов. Лучше иметь на рабочем столе комментированные кодексы.   В отработке материала первой главы каждого преподавателя подстерегает опасность, порождаемая недоверием учащихся к «высоким материям», к общественно-политическим идеям и категориям. Многие понятия, такие как «демократия», «право», «справедливость» и тому подобные кажутся пустыми. Они затерты в речах старых и новых политических деятелей.  Старая гнусавая шарманка  Этот мир идейных дел и слов.  Для глупцов — хорошая приманка,  Подлецам — порядочный улов.   Это говорит Номах у Есенина. Другой советский поэт еще в застойное время заметил:  Перемешано, перемолото  И зерно и его полова.  Дорожает на рынке золото,  Обесценивается слово.   Сегодня слово обесценено настолько, что дальше, кажется, уже и некуда. Более того, инфляция захватила и обесценила слово законодателя. Многие законы не действуют, остаются пустым звуком.   В таких условиях сложно говорить о человеческих или общественных ценностях. А между тем они существуют. Каждое понятие отражает определенные ценности. И если их нет в реалии, то следует думать, как к ним приблизиться, как их обеспечить.   Теоретиков часто и совершенно напрасно винят в тех бедах, какие выпали на российскую государственность. Между тем следует хорошо подумать, в чем их вина, и в какой степени. Да, советские, скажем, теоретики повинны в том, что по заказу практикующих политических невежд изобретали какие-то теоретические конструкции. Но по большому счету ни одна официальная теоретическая концепция не была проведена в жизнь. Что, у нас была диктатура трудящихся? Было общенародное государство? Создано правовое государство? В свое время Лениным обосновывалось соединение исполнительной и законодательной власти в Советах. Разве Советы когда-нибудь были полновластными? В наши дни стала популярной теория разделения властей. Разве она получила свое воплощение в российской действительности?   Так же как и в естествознании, фундаментальная наука и, в частности, теория права и государства, бесспорно, имеет непреходящее значение. Но только при условии, если это действительно наука (не наука «хлеба ради», как говорил когда-то Шиллер своим студентам), если армия социальных конструкторов и инженеров воплощает ее в реалию.     1.2. Освещение отдельных тем по общей теории права и государства   Вопросы происхождения права и государства     Общая картина происхождения государства и права дана в книге Ф. Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства». Она и сегодня пригодна для чтения, а главу IX «Варварство и цивилизация» следует прочесть особенно внимательно, поскольку там содержатся основополагающие выводы. Сегодня они частично устарели, частично оказались неверными, некоторые дискуссионны. Это и неудивительно. Этнография расширила и углубила свои исследования, дала новый материал, обогативший наши познания. Разве в естественных науках не уточнялись и не развивались соответствующие теории? Кстати, участь критического переосмысления постигла не только марксистскую теорию происхождения государства и права, но не в меньшей степени и другие: теологическую, патриархальную, органическую, психологическую, договорную, теорию насилия.   Следует иметь в виду, что:   1. Марксизм основывался на изучении трех классических форм возникновения государства в Афинах, Риме и у древних германцев. Сегодня одна только Африка дает обильный материал для коррекции идей.   2. В угоду политическим интересам марксизм подчеркивал преимущественно классовый характер государства и права, возводил его в непререкаемую общую закономерность. Между тем так называемый восточный (азиатский) путь формирования государственности показывал, какое огромное значение имели общие интересы, выполнение «общих дел».   3. Тот же азиатский путь свидетельствует о появлении права и государства в рамках и на основе общественной и государственной собственности, в то время как марксисты настаивали на обусловленности государственно-правовых форм частной собственностью.   4. Процессы формирования права серьезно связаны с развитием семейно-брачных отношений, что нашей наукой учитывается еще не в полной мере.     Государство, право и общество   Раскрытие вопросов соотношения общества и государства, общества и права, права и государства требует учесть относительную самостоятельность каждого из них. Особенно это относится к государству.   Следует иметь в виду, что одностороннее освещение проблемы приводит к искажению роли государства, когда в одном случае оно представляется марионеткой, куклой в игре внешних, социально-экономических условий, а в другой — государство видится самодовлеющей, абсолютной и независимой силой. Истина посередине — государство относительно самостоятельно.   Государство относительно самостоятельно по отношению к экономике и обществу (классам, классовой борьбе). Относительная самостоятельность государства есть непосредственная основа его деятельности, его активности, его воздействия на общественную жизнь. Относительная самостоятельность государства является его естественно необходимым состоянием.   Может показаться, что признание относительной самостоятельности политических, юридических, идеологических форм означает поход против признания несомненной зависимости сознания от бытия, против признания определяющей роли базиса в развитии надстройки.   В признании государства относительно самостоятельным нет ни того, ни другого. Речь идет о независимости некоторых сторон общественной жизни от других ее сторон, о независимости, которая сама является объективной реальностью. А первенство и главенство одной из сторон, как мы видим, как раз четко отражены в понятии относительной самостоятельности.   Понятие «относительная самостоятельность государства» выражает, таким образом, прежде всего зависимость государства от внешних факторов: экономики, классовой борьбы, политики, идеологии. В противоположность сугубо идеалистическим трактовкам речь идет не об абсолютной, а об относительной самостоятельности государства. Понятие «относительная самостоятельность государства» призвано оттенить особенности развития и функционирования государственных форм в отличие от форм экономических и социально-культурных. Это понятие, наконец, призвано отразить активность государства во всех сферах общественной жизни.   Обратное влияние государства на общество (даже самое активное, даже чрезвычайное) мыслимо только в рамках его относительной самостоятельности. Всякий выход за ее пределы чреват неблагоприятными последствиями. Об этом говорит хотя бы попытка советского государства после Октября 1917 года подняться над уровнем экономической и социальной отсталости страны.   Относительная самостоятельность государства по отношению к экономическому базису проявляется в основном двояким образом. Государство, следуя в принципе экономическим законам, имеет свои логические закономерности и свои этапы развития, не всегда совпадавшие с изменениями экономической структуры.   Обратное воздействие государства на экономические отношения как раз и является еще одним свидетельством его относительной самостоятельности. При этом можно говорить об обычной и чрезмерной относительной самостоятельности государства. Чрезмерная относительная самостоятельность наблюдается там, где государство настолько поднимается над экономикой, что оказывается способным тормозить экономическое развитие и разрушать производительные силы. Чем больше деятельность государства не соответствует экономическим потребностям развития общества, тем с меньшей эффективностью воздействует на экономику, тем меньше его обычная самостоятельность, ибо только овладение экономическими законами, использование их и сближение с экономической сферой позволяет достигнуть в этой области положительных результатов.   Когда призванные к управлению специальные группы людей приобретают особые интересы также и по отношению к тем, кто их уполномочил, говорят об относительной самостоятельности государства к господствующему классу (обществу в целом).   Видимой самостоятельности государства способствуют политические противоречия групп и фракций внутри господствующего класса или между различными классами. Независимость от одних и зависимость от других групп, временное возвышение над интересами борющихся классов — таковы результаты подобной ситуации. В зависимости от того, чьи интересы правящая группа (государство) ставит на первое место, ученые различают обычную относительную самостоятельность государства и исключительную (необычную, «чрезмерную»). Первая означает, что государство, служа, прежде всего интересам уполномочившего его класса (классов, общества), обеспечивает и свои интересы. При исключительной относительной самостоятельности государство, удовлетворяя своим интересам, служит тем самым интересам господствующего класса (общества).   В отличие от проявлений относительной самостоятельности государства в целом, существует особая форма самостоятельности внутригосударственной. Речь идет о тех случаях, когда «самостоятельность» приобретают отдельные звенья государственного аппарата по отношению к другим его частям и по отношению к государству в целом.   Относительная самостоятельность чиновничьего аппарата в России наблюдалась в период двоевластия и сразу после Октябрьской революции, когда аппарат исполнительной власти на местах сознательно и бессознательно работал против советской власти. Заслуживает особого анализа относительно самостоятельное положение исполнительных органов в перестроечный период развития советской государственности.   И в буржуазных, и в социалистических государствах наблюдалось анализируемое явление в процессе министерилизации, когда правительственные учреждения, играя особую роль, вставали над высшими органами государственной власти.   Многое из того, что сказано об относительной самостоятельности государства, относится и к праву. В особенности если иметь в виду понятие относительной самостоятельности определенного явления, если смотреть на право через призму законодательства, если функции последнего уподоблять функциям государства. Вместе с тем законодательство является специфическим феноменом. Это не тот живой организм, всякий раз меняющийся, с постоянно сталкивающимися политическими интересами, личными интересами должностных лиц. Законодательство воплощает статическую волю государства, проявленную на момент принятия соответствующего акта.   Прежде всего, следует вести речь об относительной самостоятельности права по отношению к государству. В учебной теме о соотношении права и государства, а также в теме о правовом государстве раскрывается определяющая роль права в организации и деятельности государства. Право предшествует государству и выполняет по отношению к нему главенствующую роль. Следовательно, речь в таком случае должна идти скорее об относительной самостоятельности государства по отношению к праву. И в том, что законодательство не всегда соответствует праву, как раз и проявляется обычная относительная самостоятельность, а в том, что иногда в закон вводится произвол, усматривается относительная самостоятельность чрезмерного характера. Только одно пояснение к сказанному: обычная относительная самостоятельность — естественное явление и, следовательно, там, где государство сознательно, намеренно игнорирует право в ходе законотворчества, будет уже «чрезвычайная» относительная самостоятельность.   Относительная самостоятельность законотворчества по отношению к экономике проявляется естественно, по мере того, насколько рассогласованы требования юридических и экономических законов. Законы начинают жить своей жизнью, а экономика своей — теневой.   Относительная самостоятельность законодательства по отношению к воле общества или воле правящих классов также проявляется в связи с естественной способностью законов к устареванию. На какой-то момент нарушается гармония воли, выраженной в законе, и воли общества, класса, группы. Но в силу разных причин воля исторического законодателя (воля закона) может входить в противоречие с волей новых законодателей. В условиях рассогласования интересов и воль начинают заявлять о себе собственные закономерности действия законов и закономерности социальной жизни.   Одной из сторон проявления относительной самостоятельности права является его взаимодействие с иными социальными нормами — обычаями, моралью, нормами общественных организаций. Здесь имеет место и взаимовлияние, и расхождение между нормами, и собственные закономерности развития.     Современные подходы к пониманию права и их значение для практики     Преподавателю основ права сегодня приходится учитывать то обстоятельство, что юристы-правоведы, включая практиков, расходятся во мнении, что считать правом. В методическом плане важно понять причины многообразных подходов к праву и последствия таковых.   Право как категория философии и теории, будучи наполненным реальным содержанием, выполняет инструментальную роль. Можно спорить о том, что есть право, какую реальность оно отражает, можно по-разному осмысливать происхождение права, расходиться в мнениях на сущность и назначение права и т.д., но если вопрос ставится в практическую плоскость, следует искать единую точку отсчета, единый взгляд, одну позицию. На самом деле: если правом руководствуются граждане, если юрист-практик обращается к праву для вынесения правильного решения, если право позволяет соизмерять действия граждан и должностных лиц, если это всеобщий масштаб поведения, то должна быть полная определенность хотя бы в одном — к каким источникам следует обращаться, из каких источников черпать решение.   Право утратило бы свою ценность, перестало бы выполнять свою роль по стабилизации упорядочению общественных связей, если бы понималось всеми по-разному. Определенность в понимании права — исходное начало определенности и порядка в общественных отношениях.   В разных частях света в группах государств или в отдельно взятой стране исторически складывалась своя система права. Обстоятельства места, времени и условий развития тех или других народов объективно формировали свои источники права. Вместе с тем на каждом отдельном отрезке времени и при каждой специфической ситуации в действие вступало конвенционное начало, которое в числе других субъективных моментов способствовало единообразию в представлениях о праве.   Существующие в мире правовые системы и правовые семьи наглядно иллюстрируют сказанное. Граждане при переезде из одной страны в другую быстрее адаптируются к жизни, а юристы без больших усилий могут осуществлять судейскую деятельность, если правовые системы этих стран родственны, относятся к одной семье, например, романо-германской. Единое понимание права способствует экономической и культурной интеграции народов Европы, сближению народов разных континентов.   Возникает вопрос: почему в нашей стране сегодня налицо различные подходы к пониманию права? Вряд ли кто-то заинтересован в этом и сознательно к этому стремится. И хотя можно предположить (и история знает такое), что в сознательном запутывании вопроса для кого-нибудь заключается свой интерес, однако, скорее всего главная причина состоит в том, что старое понимание права перестало «работать». «Теневые отношения» породили «теневое право». То, что считалось правом официально, осталось без должного использования и применения. Писаное право утратило ценность. Разразился кризис законности, когда общество (и внизу и на верхних его ступенях) начало тяготиться собственными законами, когда последние стали невыносимыми как для обездоленных, так и для власть имущих. Рассогласование между жизнью и правом не могло остаться незамеченным. Поиск подходов к новому пониманию права следует расценивать и как бессилие теоретиков изменить что-либо в существующей действительности, и как стремление легализовать (оправдать) отношения, складывающиеся помимо (или вопреки) официальных форм и структур.   Разные подходы к праву согласуются с демократизацией общества, признанием, в частности, плюрализма мнений. Разные силы, общественные движения и партии могут иметь свои взгляды на нашу жизнь, на системы вообще и право в частности.   По мере того как открывались «железные занавесы» и рушились «берлинские стены», глубже стали осмысливаться буржуазные правовые системы, допускающие иные трактовки права. Этому способствовало также и освобождение от идеологических догм, обращение к истории. Последняя, как, оказалось, отличалась многообразием в понимании права.   Новый импульс к поиску того, что есть (что представляет собой) право, дает ориентация на построение правового государства. Доктрина правового государства и теория «государства права» изначально ориентировались на установление соответствия между законом и правом, подчиненное положение актов государственной власти.   В ракурсе формирования правового государства становится очевидным значение рассматриваемого вопроса для практической деятельности. Что охранять, чему подчиняться и что игнорировать — эти вопросы встают перед каждым практическим работником.   В общей форме можно сказать одно: для правоприменителей и рядовых граждан имеют значение изданные в надлежащем порядке, сохраняющие юридическую силу законы и подзаконные акты. Для субъектов правотворчества, для творцов законов важно отыскать право.   Существует гносеологическая причина разных подходов к праву. В процессе познания всегда существует возможность увлечься какой-то одной стороной явления, превознести ее, не заметить или пренебречь другими. Отсюда разные определения права, что само по себе даже неплохо, если при этом не искажается общая картина, если такое одностороннее определение не претендует заменить все другие, стать единственно правильным, играть роль всеобщего.   Для глубокого познания права все определения, если они отражают хоть какую-то часть реалии, полезны. Для практического использования пригодно единое понимание права.   Как же следует оценивать каждый из существующих подходов?   Традиционный для России «нормативный» подход можно рассматривать как средство поддержания строгой законности и общественной стабильности.   Нормативное понимание права самое пригодное для отражения его инструментальной роли. Определение права как совокупности охраняемых государством норм позволяет гражданам и другим исполнителям правовых предписаний знакомиться с содержанием последних по тексту нормативных актов и соответственно сознательно избирать вариант своего поведения. Уже по одной этой причине нельзя отвергать данный подход. Нельзя связывать его с одними именами (например, именем Вышинского), забывая о других, или с одним временем (например, временем культа личности), не принимая во внимание позитивной роли нормативистских воззрений и нормативистской практики.   На какие положительные моменты следует обратить внимание учащихся, если возникнет дискуссия по поводу следования законодательству?   1. Нормативный подход больше чем какой-либо другой подчеркивает определяющее свойство права — его нормативность. Иметь в виде руководства общее правило — это благо. Особенно, если оно всеобщее и устойчивое.   2. Нормативность в данном подходе органически связана с формальной определенностью права, что существенно облегчает руководство правовыми требованиями.   3. Фиксированность средств государственного принуждения в случаях нарушения права.   4. Противостояние режиму произвола и беззаконию.   5. Косвенная ориентация на необходимость возведения в закон надлежащей (справедливой, моральной, прогрессивной и т.п.) воли.   6. Ориентация на подзаконное нормативное регулирование общественных отношений в ходе юридической практики.   7. Признание широких возможностей государства влиять на общественное развитие.   Последний пункт в качестве положительного обстоятельства не бесспорен. И если приводить его здесь, то надо иметь в виду то государство, которое выражает интересы общества, служит им, ориентируясь на такие ценности, как справедливость, свобода, гуманность.   Нормативное понимание права хорошо служит в те исторические периоды, которые отличаются стабильностью. Оно не вызывает нареканий с точки зрения практики, если законодательство обновилось, если при этом соблюдены все демократические процедуры, если в нормах отразились передовые настроения широких масс.   Отрицательное в нормативном подходе проявляется в игнорировании содержательной стороны права: положения и степени свободы адресатов правовых норм, субъективных прав личности, моральности юридических норм, соответствия их объективным потребностям общественного развития. Сам по себе нормативный подход к праву был бы неплох. Уязвимым его делает, как это ни парадоксально, государство. В силу разных причин в определенных обстоятельствах оно удовлетворяется устаревшими нормами или, хуже того, издает акты, идущие вразрез с жизнью; принимает нормы, работающие на консервативные силы.   Конкурирующий с нормативным «социологический» подход, который требует искать право не в нормах закона, а в самой жизни, когда правом объявляются решения судей и администраторов, хорош в качестве средства обеспечения динамизма общественной жизни. Но для правореализующей практики, для правоприменителей рассматриваемый подход к праву менее предпочтителен, поскольку он скорее дестабилизирует правовой порядок, а не укрепляет его. Он вносит неопределенность и сумятицу в отношения субъектов правового общения. Каковы причины этого? Назовем три основные:   1) отсутствие прочной юридической основы предпринимаемых действий и уверенности в конечных их результатах;   2) решение юридических дел в пользу экономически и политически сильного, в ущерб слабым, малообеспеченным, не стоящим у кормила политической власти;   3) опасность некомпетентного решения и откровенного произвола со стороны нечистоплотных должностных лиц.   По условиям советской действительности, когда работники правоохранительных органов не прочь удовлетворить свои интересы в обход и вопреки закону, трудно даже вообразить, что было бы, если бы они вообще не были связаны никакими законами. У нас очень мало материальных, политических, юридических (процессуальных, в частности) и моральных (общекультурных) гарантий против произвола судей, прокуроров и администрации. В отношении всех должностных лиц, в отношении работников милиции самый лучший принцип, какой можно предложить, это: «Дозволено только то, что прямо разрешено законом».   В первые годы после Октябрьской революции 1917 г. в России отдавали дань психологическим теориям права, когда позволялось решать дела (даже и без суда) «в соответствии с социалистическим правосознанием». Отрицательные стороны этого бросаются в глаза. Они смыкаются с теми, что отмечены в характеристике социологической теории. В то же время нельзя игнорировать психологические аспекты нормотворчества и реализации права, необходимо видеть механизмы мотивации разного рода решений.   Для тех, кто на деле заботится о создании правового государства, много полезного в теориях естественного права. Они утверждают принципы свободы и справедливости в государственном строительстве и юридической практике.   Основной постулат рассматриваемого направления — вывод о существовании высших, постоянно действующих, независимых от государства норм и принципов, олицетворяющих разум, справедливость, объективных порядок ценностей, мудрость Бога и т.п., являющихся не только директивами для законодателя, но и действующих напрямую. Оттенки мнений многообразны, но практика ориентируется на поиск лучшего решения, решения справедливого и разумного. Теология призывает обратиться к Богу, светский вариант ориентирует на Природу вообще, природу человека, природу вещей.   Для науки и для правотворческой деятельности государства тот подход дает много ценного. Однако можно себе представить, какие неблагоприятные последствия могут наступить, если судья, например, будет безоговорочно исходить из посылки звериной природы человека или администратор начнет свою корыстную волю маскировать интерпретациями священного писания.   И в заключение еще одно соображение методического плана. По-видимому, нет необходимости акцентировать внимание на дискуссиях вокруг понятия права. Но есть потребность, с учетом этих дискуссий, сфокусировать их внимание на том, что право должно воплощаться (выражаться) в законах и подзаконных актах, что в принципе следование закону и есть следование праву.     Отличие права от иных средств социального регулирования.   Пределы правового регулирования     Общеизвестно, что некоторые народы долгое время обходились без конституций и кодексов. Писаные законы им заменяли иные социальные нормы. Так, в Древнем Китае придавали первостепенное значение нормам ритуала, в арабских странах — религиозным нормам. Среди других регуляторов поведения людей широко распространены обычаи, деловые обыкновения, нормы морали, нормы общественных организаций. Почему же все-таки право со временем становилось более предпочтительным социальным регулятором? В чем его преимущество?   По обычаям хорошо было жить в роде, в племени, в клане.   Религиозные нормы предполагают общение единоверцев.   Нормы общественных организаций рассчитаны на тех, кто добровольно вступает в эту организацию.   Мораль чаще всего разная у разных классов и социальных групп.   Деловые обыкновения имеют узкий горизонт действия.   Право по возможности и необходимости вбирает в себя самые разные нормы. Но юридические законы тем и превосходят все социальные регуляторы, что только на них может ориентироваться государственно-организованное общество.   Государство объединяет людей разных племен и народов, разных верований, разных моральных и политических убеждений.   В таких условиях можно жить только по общеобязательным для всех нормам. Общий характер (нормативность) и обязательность, подкрепленные авторитетом государства — основной признак и в то же время преимущество правовых норм.   Право — всеобщая мера (масштаб) поведения, выполняющая роль меры весов, денежной меры, линейного масштаба и т.п.   Подчеркивая преимущества права и его ценность в качестве социального регулятора, не следует увлекаться. Право, хоть и хороший инструмент, хоть и способно нести в себе свободу и справедливость, способно обеспечивать прогрессивное развитие общества, — ограничено в своем воздействии на поведение людей. Пределы правового регулирования — это то обстоятельство, которое следует всегда иметь в виду, какая бы учебная правовая тема ни рассматривалась.   Никаким законом нельзя из мухи сделать слона, нельзя заставить человека думать иначе, поделить участки на Марсе и т.д.   Методически уместно связать пределы правового регулирования с категорией «сфера правового регулирования».   Наиболее предпочтительно определение сферы правового регулирования как совокупности отношений, складывающихся между людьми, сопровождающих их жизненных фактов и обстоятельств, которые объективно могут и которые, с точки зрения современных задач общества и государства, должны быть или уже подвергнуты правовой регламентации.   Все многообразие отношений в обществе условно можно разделить на следующие группы:   1) отношения, которые не могут быть урегулированы и не урегулированы правом;   2) не могут быть урегулированы, но, тем не менее, урегулированы;   3) могут быть урегулированы, но не должны и не урегулированы;   4) могут, урегулированы, хотя и не должны быть урегулированы;   5) могут, должны и урегулированы;   6) могут, должны, но не урегулированы.   В сферу правового регулирования входят лишь две последние разновидности отношений.   Пределы правового регулирования являются своеобразными границами сферы правового регулирования, и для их определения недостаточно ориентироваться только на законодателя, его волю. Эти границы предопределяются в большей степени существующей реальностью, в которую государственная деятельность, в частности законодательная, включается в качестве одного из необходимых факторов.     Правотворческий процесс     Как складывается право? Ответ на этот вопрос нельзя дать без того, чтобы не стать на какую-либо позицию в понимании права. И ответы, понятно, будут разные. Но учащихся средних учебных заведений эти тонкости и не касаются. Преподавателю же можно рекомендовать начать описывать правотворческий процесс с того момента, когда начинается государственная деятельность по формированию государственной воли в законах и подзаконных актах.   Правотворческий процесс складывается из ряда стадий:   1. Стадия законодательной (более широко — нормотворческой) инициативы. Речь идет о первичном официальном действии компетентного субъекта, состоящем во внесении в правотворческий орган или предложения об издании нормативного акта или подготовленного проекта акта.   Круг субъектов, обладающих правом законодательной инициативы, строго очерчен в законодательстве, так как законодательная инициатива в отличие от любого другого обращения в правотворческий орган с законопроектом предполагает юридическую обязанность компетентного органа рассмотреть поступивший проект или предложение.   2. Решение компетентного органа о необходимости издания акта, выработке его проекта, включении в план законопроектных работ и т.п.   3. Разработка проекта нормативного акта и его предварительное обсуждение. Процедуры того и другого различаются в зависимости от важности проекта, от того, кому поручена его разработка, а также от характера будущего нормативного акта (общегосударственный акт или ведомственный). Наиболее важные проекты выносятся на всенародное обсуждение. В подготовке других принимают участие консультативные группы ученых и специалистов.   4. Рассмотрение проекта нормативного акта в том органе, который уполномочен его принять.   5 .Принятие нормативного акта.   6. Доведение содержания принятого акта до его адресатов.   Правотворчество может выражаться в виде принятия единичного акта, содержащего отдельные юридические нормы, и в виде систематизированного (кодификационного) акта, содержащего определенные совокупности, группы норм. Наиболее развитым видом является кодификационное нормотворчество. С его помощью закладываются основы законодательной системы в целом и по отраслям права, а затем осуществляется дальнейшее развитие законодательства. С помощью единичных актов нормативного правотворчества вносятся дополнения и изменения в кодифицированное законодательство. В ходе такого текущего правотворчества устраняются противоречия и пробелы в законодательстве’.   ‘О требованиях к нормотворческой правовой деятельности см., напр.: Указ Президента РФ «О порядке деятельности центральных органов федеральной исполнительной власти и Администрации Президента РФ по ведению законопроектных работ» // Российская газета. 1993. 21 янв. и Положение о подготовке проектов постановлений и распоряжений Совета Министров — Правительства РФ // Российская газета. 1993. 11 февр.     Действие нормативных правовых актов     С тем чтобы граждане и, в особенности, специалисты в какой-то области могли опираться на принятые государственными органами акты, необходимо знание вопроса о действии заключенных в них норм права. На это следует обращать внимание при изучении основ права любой отрасли: конституционного, уголовного, гражданского и т.д.   Четыре вопроса необходимо прояснить, прежде чем руководствоваться нормативным актом:   1) на какие общественные отношения данный акт распространяется (предметное действие);   2) с какого и по какое время нормативный акт имеет юридическую силу (действие во времени);   3) на какую территорию он распространяет свое регулирующее влияние (действие в пространстве);   4) каковы его адресаты (действие по кругу лиц).   Предметное действие. Нормативные акты регулируют разные по своему характеру отношения. При этом, например, акты, рассчитанные на регулирование имущественных и связанных с ними личных неимущественных отношений, не имеют силы в отношениях между государственными органами и наоборот. Другими словами, только в качестве исключения (в ситуации так называемого субсидиарного применения права) нормы одной отрасли могут распространить свое действие на отношения, регулируемые нормативными актами другой отрасли права.   Действие во времени связано с вступлением нормативного акта в силу и моментом утраты им юридической силы. В каждом государстве действуют нормы о порядке опубликования и вступления в силу законов и других актов’.   ‘ См., напр.: Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР, 1990. № 6. Ст. 93.   Официальным опубликованием актов, принимаемых законодательными органами, считается опубликование их в специальных официальных изданиях, а также в определенных газетах. Названные акты публикуются в установленный в законе срок после их принятия. Официальные издания имеют и другие государственные органы.   Все акты нормативного характера вступают в силу по истечении определенного времени после официального опубликования, если при принятии акта не установлен другой срок введения его в действие.   Постановления и распоряжения правительства, носящие нормативный характер, приобретают силу с того срока, который в них указан. Если же такое указание отсутствует, то с момента их принятия. Такой порядок установлен в большинстве государств, хотя могут быть и иные правила.   Не урегулирован должным образом порядок вступления в силу решений представительных органов на местах, а также решений и распоряжений местной администрации, приказов руководителей отделов и управлений, нормативных актов руководителей предприятий, учреждений, организаций. Практически они вступают в силу с момента их принятия.   Действие нормативных актов в пространстве связывается с их распространением на государственную территорию. К ней относятся земельная территория, ее недра, внутренние и территориальные воды, воздушное пространство над ними, территории посольств, военных кораблей, всех кораблей в открытом море, кабины летательных аппаратов над территорией, не входящей в состав другого государства.   В федеративных государствах территориальные пределы действия нормативных актов обусловлены внутриполитическими отношениями. В качестве общего правила нормативные акты субъектов федерации действуют на собственной территории, акты местных органов власти и управления — на управляемой ими территории. Однако распространено и другое: юридические акты, принятые государственными органами одних административных и политических единиц, признаются в качестве таковых на территории других. Столкновения нормативных актов равноправных (однопорядковых) органов решаются на основе коллизионных норм, установленных федеральными властями. Коллизионные нормы существуют также на случай столкновения актов, изданных в разное время, в разном объеме, разными органами.   Действие по кругу лиц означает, по общему правилу, распространение нормативных требований на всех адресатов в рамках территориальной сферы действия того или иного акта. Но из данного правила есть три исключения.   Во-первых, главы государств и правительств, сотрудники дипломатических и консульских представительств и некоторые другие иностранные граждане пользуются правом экстерриториальности (наделены дипломатическим иммунитетом) и, следовательно, к ним не могут быть применены меры ответственности и меры государственного принуждения за нарушение уголовного законодательства и законодательства об административных правонарушениях.   Во-вторых, проживающие на территории государства иностранные лица и лица без гражданства, хотя и пользуются широким кругом прав и свобод наряду с гражданами, в некоторых правоотношениях не могут выступать носителями прав. Они не могут, например, избирать и быть избранными в органы государственной власти, в судьи; не могут состоять на службе в вооруженных силах и органах внутренних дел.   В-третьих, некоторые нормативные акты, например предусматривающие уголовную ответственность, распространяются на граждан независимо от их места нахождения и независимо от того, понесли они уже наказание по нормам иностранного законодательства или нет.   Адресатами нормативных актов могут быть все граждане или определенные группы населения, все должностные лица или отдельные их категории.     Вопросы реализации права. Правомерное поведение   В преподавании основ права следует исходить из того, что правовые нормы устанавливаются в целях их проведения в жизнь, в целях воплощения в конкретное поведение адресатов норм. Без своей реализации право обесценивается, становится ненужным или, более того, общественно вредным. Этим должно объясняться повышенное внимание к правомерному поведению, поскольку только через него и могут быть реализованы правовые предписания.   Преподавателю следует учитывать, что поведение людей, с юридической точки зрения, может быть правомерным, неправомерным и юридически безразличным. Последнее никаких правовых последствий не порождает и никаким юридическим оценкам не подлежит. К правовому поведению относятся только два вида — правомерное и противоправное, и суть их состоит в следовании требованиям правовой нормы или же ее нарушении.   С социально-политической точки зрения правомерное поведение всегда является желательным и допускаемым, а потому гарантируемым и охраняемым государством. Подавляющий объем правового поведения приходится на долю правомерных поступков. Добросовестный труд, образование, участие в решении государственных дел и многие другие формы общественной активности реализуются в актах правомерного поведения.   При оценке правомерного поведения выясняются:   1) знание участниками общественных отношений правовых норм;   2) отношение к правовым требованиям;   3) мотивы правомерных поступков.   Правомерное поведение активнее и качественнее, если совпадают интересы личности и цели законодателя, если психологическая установка адресата норм и его мировоззрения близки к официально выраженным в законе позициям государства, к его практической деятельности по проведению установленных правил в жизнь.   Если преподаватель хочет изложить вопросы реализации права более доступно, он может обратиться к многообразным примерам нашей действительности. Скажем, к наградному законодательству и получению каких-то льгот.     Юридическая ответственность   Вопросы юридической ответственности интересны чисто практически. Поэтому уже при их изучении в общетеоретическом аспекте хорошо ориентироваться на какие-то практические задачи, на решение казусов. Тем более это оправдано, когда затем пойдет речь об ответственности в конституционном праве, об уголовно-правовой или гражданско-правовой ответственности и т.д.   Для уяснения общего понятия юридической ответственности можно озадачить учащихся такими, например, ситуациями.   1. В метро на ст. «Курская» сотрудники милиции попросили гражданина М., прибывшего из Тбилиси, предъявить документы. М. документы не предъявил, попросив объяснить, на каком основании их требуют. Сотрудники пригласили М. пройти в дежурную комнату, на что последний ответил отказом. М. был задержан, но после выяснения его личности отпущен. Являлось ли его задержание и претерпевание им неблагоприятных последствий юридической ответственностью?   Для правильного ответа на этот и последующий вопросы следует обратить внимание на основания юридической ответственности.   2. Автолюбитель К. при выезде со стоянки по причине своей неопытности разбил бампер стоящей рядом машины. Извинившись за происшедшее, К. уплатил пострадавшему двойную рыночную цену бампера. Инцидент был исчерпан на месте. Имела ли место юридическая ответственность?

Пролистать наверх