ОВЧИННИКОВА Г В ТEРРОРИЗМ НАУЧ РEДАКТОР ПРОФ Б В ВОЛЖEНКИН СПБ 1998 36 С

  САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ   ГЕНЕРАЛЬНОЙ ПРОКУРАТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ   ББК 67.99(2)8   Овчинникова Г. В. Терроризм: Серия «Современные стандарты в уголовном праве и уголовном процессе» / Науч. редактор проф. Б. В. Волженкин. СПб., 1998. 36 с.     Научный редактор   профессор, заслуженный деятель науки   Российской Федерации   ВОЛЖЕНКИН Борис Владимирович       Издается по российско-нидерландскому проекту   «Современные стандарты в уголовном праве   и уголовном процессе»       Работа посвящена проблемам терроризма как уголовно-правовой категории. Автор комментирует объективные и субъективные признаки данного вида преступления, рассматривает критерии разграничения состава терроризма со смежными составами преступлений, анализирует общие и специальные основания освобождения от ответственности за терроризм.     ISBN 589094048-1     ВВЕДЕНИЕ   1. ПОНЯТИЕ ТЕРРОРИЗМА   2. КЛАССИФИКАЦИЯ ТЕРРОРИЗМА   3. ПРАВОВЫЕ МЕРЫ БОРЬБЫ С РАЗЛИЧНЫМИ ФОРМАМИ МЕЖДУНАРОДНОГО   ТЕРРОРИЗМА, ПРЕДПРИНИМАЕМЫЕ МИРОВЫМ СООБЩЕСТВОМ   4. ТЕРРОРИЗМ КАК САМОСТОЯТЕЛЬНОЕ УГОЛОВНО-НАКАЗУЕМОЕ ДЕЯНИЕ   5. КВАЛИФИЦИРУЮЩИЕ ПРИЗНАКИ ТЕРРОРИЗМА   6. ЗАВЕДОМО ЛОЖНОЕ СООБЩЕНИЕ ОБ АКТЕ ТЕРРОРИЗМА   7. РАЗГРАНИЧЕНИЕ ТЕРРОРИЗМА И СМЕЖНЫХ С НИМ ПРЕСТУПЛЕНИЙ   Терроризм и убийство при отягчающих обстоятельствах   Терроризм и бандитизм   Терроризм и диверсия   Терроризм и посягательство на жизнь государственного и общественного   деятеля   8. ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ТЕРРОРИЗМ В ЦЕЛЯХ ЕГО   ПРЕДОТВРАЩЕНИЯ   ВВЕДЕНИЕ   -5-   Терроризм во всем мире имеет тенденцию к устойчивому росту:   если в 80-х годах зафиксировано от 500 до 800 (1985 г.) террористических актов, то в 90-х годах — от 900 и более тысячи. Террористические акты из года в год, как отмечают криминологи, становятся более тщательно организованными, совершаются с использованием взрывов и современного вооружения, с причинением вреда здоровью и лишением жизни людей. В России в 1996 г. число террористических акций увеличилось в 2,5 раза по сравнению с двумя предыдущими годами. В международном масштабе терроризм в XX в. распространился, словно страшная эпидемия. Террористы отдают ему предпочтение перед санкционированными способами решения социальных, национальных, религиозных и других конфликтов. Делая людей заложниками своих интересов, они обесценивают человеческую жизнь, вызывают чувство паники, страха, незащищенности у больших масс людей, а антитеррористическое законодательство и чрезвычайные законы ущемляют права человека, наступают на демократические нормы жизни общества2(2).   (1) Миньковский Г. М., Ревин В. П. Характеристика терроризма и   некоторые направления повышения эффективности борьбы с ним //   Государство и право. 1997. № 8. С. 84.2 (2) Учет этих последствий   очень актуален при подготовке, принятии и применении   антитеррористического законодательства, которое существенно   ограничивает демократические права и свободы населения и ставит в   особое процессуальное положение террористов как преступников,   обвиняемых. Предпочтительным считается построение   антитеррористического законодательства по типу «в случае   необходимости — разбей стекло». Население надо оградить не только от террористов, но и от «взбешенных сил безопасности». См.: Almond H. H. The legal regulation of international terrorism // Terrorism and political violence: limits and possibilities of legal control / ed. by H. H. Han. New York, London, Rome, 1993. P. 199-211.   Тридцать стран мирового сообщества по результатам саммита в Шарль-Эль-Шейке в марте 1996 г. заявили о своем осуждении актов терроризма в любой форме, независимо от мотивов преступников, их совершающих.   В Указе Президента Российской Федерации от 7 марта 1996 г. № 338 «О мерах по усилению борьбы с терроризмом» обращено внимание правоохранительных органов на назревшую необходимость резкого усиления борьбы с терроризмом в России.   На координационном совещании руководителей правоохранительных   органов (март 1996 г.), посвященном мерам по усилению борьбы с   терроризмом, было еще раз отмечено, что терроризм в России   становится повседневной практикой решения территориальных,   межэтнических, межконфессиональных споров в зонах межнациональных   конфликтов. Неблагоприятной тенденции роста терроризма в последние   годы способствуют кризисное состояние экономики, имущественное   расслоение общества, нерешенность социальных и национальных проблем,   а также увеличение незаконного оборота оружия, боеприпасов,   взрывчатых, радиоактивных и ядовитых веществ, снижение порога   мотивации преступных действий, усиление жестокости и безжалостности   преступников — террористов. Все это проявляется, как отмечено в   постановлении координационного совещания, на фоне несогласованности   действий правоохранительных органов,   -6-   спецслужб и других органов по борьбе с террористическими актами, при   недостаточных их информированности, технической оснащенности и   организационной готовности. В постановлении особо подчеркнута   необходимость анализа проблем, сущности, тенденций терроризма,   выработки форм, методов и эффективных средств борьбы с ним.     1. ПОНЯТИЕ ТЕРРОРИЗМА   «Террор» определяется в русском языке как устрашение противника   путем физического насилия, вплоть до уничтожения, а терроризм — это практика террора(1).   (1) Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка М., 1992. С. 824.   Иногда различие проводят по характеру действий: террор — это   открытые, демонстративные действия, а терроризм реализуется в   конспиративных, нелегальных действиях(2). Очень часто эти понятия   употребляются как синонимы. Представляется, что более правы те   авторы, которые считают, что терроризм — это преступление, а террор   — способ действия любого субъекта (государства, организации,   физического лица) с использованием силы, угрозы, возбуждения   страха(3). В. П. Емельянов сравнивает понятие «террор» с такими, как «агрессия», «геноцид», считая террор массовым насилием, применяемым субъектами власти, и в связи с этим рассматривает понятия «белый террор», «красный террор», «судебный террор», «административный террор»(4).   (2) См.: Замковой В., Ильчиков М. Терроризм — глобальная проблема современности. М., 1996. С. 9; Горбунов Ю. С. К вопросу о классификации терроризма // Московский журнал международного права. 1993. № 1. С. 54; Терроризм: психологические корни и правовые оценки Круглый стол // Государство и право. 1995. № 4. С. 21. (3) Будницкий О. В. История терроризма в России в документах, биографиях, исследованиях. Ростов-на-Дону, 1996. С. 13. (4) Емельянов В. П. Терроризм и преступления террористической направленности. Харьков, 1997. С. 30-34; см. также: Федянин В. Ю. Проблемы выработки универсального понятия терроризма // Московский журнал международного права. 1998. № 1. С. 15-18.   В работе «Стратегия терроризма», отражая его противоречивость, польский ученый А. Бернгард пишет: «Террор является насилием и устрашением, используемым объективно более сильным в отношении более слабых; терроризм — это насилие и устрашение, используемое более слабым в отношении более сильного»(5).   (5) Бернгард А. Стратегия терроризма. Варшава, 1978. С. 23.   На первый взгляд, придание этому явлению как противозаконному насилию юридической формы (конструирование состава преступления) не должно представлять особых трудностей. Однако при ясном понимании на уровне бытового и правового сознания, что такое терроризм, в чем сущность возрастающей даже в международном масштабе его опасности, мировое сообщество и внутренние законодательства отдельных стран не смогли выработать единого подхода и общепризнанного правового понятия терроризма.   Это явление окутано философскими, религиозными, психологическими проблемами, связано с историческими процессами и традициями в жизни наций, религий и государств.   -7-   В основе противоречий лежит концептуальная оценка приоритетов:   можно ли заведомо пренебречь во имя интересов народа, класса, нации, религии интересами и даже жизнью отдельного, не причастного к событиям человека или же важно защищать каждую личность, ее жизнь, здоровье, неприкосновенность, что является обязанностью государства и международного сообщества и, в принципе, не может игнорироваться даже ради торжества национальных, религиозных и социальных «идеалов».   Самым главным фактором, затрудняющим единый подход к определению терроризма и его юридическому «оформлению», а как следствие этого, выработку согласованных, объединенных международных мер по борьбе с ним, является крайняя политизированность оценок.   Достаточно сказать, что в некоторых источниках помощь СССР Республике Куба рассматривается как одобрение и способствование терроризму на уровне государственной политики, подчеркивается также, что в ст. 28 Конституции СССР провозглашались политика насилия, экстраполяции силы. Вместе с тем государственным терроризмом признаются и операции, направленные против Ливии, на подавление Ирака как источника агрессии и терроризма, а в действительности преследующие идею «наведения порядка» в нефтедобывающем регионе планеты. В Великобритании с терроризмом связывают насильственные и иные несанкционированные действия в Северной Ирландии, в Израиле терроризмом считается деятельность Организации Освобождения Палестины и т. д.(6).   (6) Almond Н. Н. Указ соч. С. 199-211; Карпец И. И. Международная преступность. М., 1988. С. 62.   Отмечается, что наиболее сложным является отграничение терроризма от социально-политической и национально-ос-вободительной борьбы, от политического оппозиционного противостояния, поскольку националистические и сепаратистские террористические организации выступают под предлогом реализации положения Устава ООН о праве наций на самоопределение. Однако, как справедливо отмечает Л. А. Моджарян, здесь происходит смешение целей национально-освободитель-ного движения и методов их достижения. Во всех международных правовых актах подчеркивается, что социально-политическое и национально-освободительное движение должно вестись переговорными, парламентскими, политическими, а не террористическими средствами(7).   (7) См.: Моджарян Л. А. Терроризм и национально-освободительные движения // Государство и право. 1998. № 3. С. 82-83; Федянин В. Ю. Указ. соч. С. 17-19.   Терроризм относится к числу транснациональных преступлений, что   требует, естественно, единообразного подхода к его толкованию   -8-   и, главное, к выработке международно-правовых понятий для   осуществления согласованных оценок и действий по борьбе с ним.   Решение проблемы сталкивается и с коллизией права: внутренних концепций, правовой традиции и «международной вежливости». Так, внутризаконодательные определения терроризма ряда государств существенно различаются между собой, кроме того они не всегда соответствуют международно-право-вым актам по терроризму и выработанным ими понятиям.   В уголовно-правовой и международно-правовой литературе   предлагаются различные критерии для конструирования модели и   юридических признаков терроризма, которые отражают как   концептуальные аспекты, так и понятийные. Предлагается в определение терроризма включить понятия: «использование силы», «вовлечение случайных людей», «ни в чем не повинные жертвы преступлений», «любые действия, не санкционированные законом, которые вызывают страх и ужас среди широких слоев населения»; «использование вооруженных сил, если оно не опирается на нормы международного права»(8), «насилие, связанное с действиями оппозиции к власти по политическим мотивам», связать определение терроризма со способами самого насилия — использование оружия, взрывов, поджогов и т. д.   (8) Rubin A. Current legal approaches to international terrorism: difficulties of legal control // Terrorism and political violence: limits and possibilities of legal control / ed. by H. H. Han. New York, London, Rome, 1993. P. 213-223.         2. КЛАССИФИКАЦИЯ ТЕРРОРИЗМА   Исключительная сложность, многообразие форм, политические   противоречия в оценке определяют и отсутствие единого подхода к классификации видов терроризма.   Зарубежные и отечественные философы, политологи, историки, государствоведы, психологи, юристы систематизируют и классифицируют терроризм на разных срезах, предлагая специфические критерии классификации, что, естественно, отражает многомерность и сложность этого явления. При всем многообразии и иногда несовместимости подходов такая многогранность исследования проблемы позволяет, в свою очередь, ученым-юристам с наибольшей обоснованностью выявить общественную опасность терроризма и те его признаки, которые значимы в уголовно-правовом аспекте, для придания им юридического характера признаков состава преступления.   На Межамериканской конференции по правам человека (1970 г.), посвященной проблемам терроризма и защите от него населения, было названо три формы терроризма: социальный, политический, идеологический.   -9-   Немецкие исследователи И. Фетчер, Х. Мюмклер, Х. Людвиг также   выделяют три типа современного терроризма, но по другим критериям:   терроризм угнетенных этнических меньшинств; терроризм   освободительных движений; терроризм индивидов и групп по   политическим мотивам с целью изменения политического строя. По мнению Ю. С. Горбунова, существенным недостатком такой систематизации является отсутствие важнейшего критерия, отражающего транснациональность и международный характер терроризма(9).   (9) Горбунов Ю. С. Указ. соч. С. 56-57.   Г. Дэникер подразделяет терроризм на внутренний (действия   граждан против своего государства на своей территории);   транснациональный (действия граждан одного государства против своих соотечественников на территории другого государства); международный (международные, межнациональные группы террористов действуют против другого или других государств)(10).   (10) Дэникер Г. Стратегия антитеррора. Новые пути борьбы с терроризмом // Терроризм в современном капиталистическом обществе. Вып. 2. М., 1982. С. 76-80.   По мнению философа В. В. Витюка, существует два типа   терроризма: государственный и оппозиционный(11). Эту же   классификацию приводит Альфред Рубин(12).   (11) Витюк В. В. Социальная сущность и идейно-политическая концепция современного «левого» терроризма: Автореф. канд. дис. М., 1995. С. 16. (12) Rubin A. Указ. соч. С. 213-223.   Отечественные философы В. Замковой и М. Ильчиков классифицируют терроризм по следующим видам:   революционный и контрреволюционный;   субверсивный (направленный на дестабилизацию системы) и   репрессивный (связанный с подавлением);   физический и духовный;   селективный (индивидуальные теракты) и слепой (против   неопределенного круга лиц);   провокационный (свойственный международному терроризму);   превентивный террор (осуществляемый спецслужбами государств);   военный террор (когда в доктрину ведения войны входят особая   бесчеловечность, беспощадность и жестокость военных операций в отношении мирного населения, детей, объектов Красного Креста, военнопленных и т. д.);   криминальный террор (состояние преступности, когда она выходит из-под контроля правоохранительных органов)(13).   (13) Замковой В., Ильчиков М. Указ. соч. С. 9.   С. А. Эфиров предлагает классифицировать терроризм по политическим целям, направленным на дестабилизацию общества или региона(14).   (14) Терроризм: психологические корни и правовые оценки: Круглый стол // Государство и право. 1995. № 4. С. 20-43.   В. В. Лунеев считает, что в прошлом для России были характерны   три формы проявления терроризма: революционный-контрреволюционный,   государственный внутренний и   -10-государственный международный(15). Терроризм, существующий в современном российском обществе, В. В. Лунеев подразделяет на:   (15) Оценивая критерии классификации терроризма с позиции правового регулирования и правовых средств борьбы с ним, безусловно, следует исключить такие его разновидности, как внешний и внутренний государственный терроризм.   Какое государство считать террористом, какую государственную политику следует считать террором — это, прежде всего, политический вопрос, где противостоящие стороны придерживаются иногда прямо противоположных критериев и оценок, и напротив, в определенных ситуациях могут менять, «смягчать» их, идя на политические компромиссы в оценках. Это в большей мере проблемы международной политики и только в определенной мере — международного права.   Что касается государственного внутреннего терроризма в отношении граждан своего государства, свойственного тоталитарным режимам, то и он не может быть предметом оценки права, действующего в таком государстве, поскольку право является инструментом государства. Поэтому этих форм терроризма мы касаться не будем.   «Деятели, обвиняющие других в «государственном терроризме», очень разнообразны в том, кого, за что обвинять. И складывается впечатление, что понятие «право» совсем не важно для их дискуссий»,-справедливо считает Альфред Рубин. См.: Rubin A. Указ. соч. С. 213-223.   Поскольку международное право не признает государство в качестве субъекта преступлений — понятие «государственный терроризм» представляется некорректным, — отмечает В. П. Емельянов. См.:   Емельянов В. П. Указ. соч. С. 64-65.   политический;   уголовный;   национальный и религиозный;   государственный;   стихийный и организованный;   воздушный;   международный(16).   (16) Терроризм: психологические корни и правовые оценки: Круглый стол // Государство и право. 1995. № 4. С. 27-31.   Здесь приведено столько разнообразных позиций и оценок, чтобы показать, что терроризм как явление имеет массу оттенков и признаков, отражающих сложность самих конфликтов, решения которых пытаются достичь, избирая самые разнообразные формы физического и психического насилия.   Подводя определенный итог дискуссии ученых о терроризме, профессор А. Э. Жалинский справедливо говорит о том, что если стоит цель реализовать правовые возможности в борьбе с терроризмом, то «правовое понятие терроризма должно быть много уже философского и социально-политического, поэтому главным в его анализе должны быть: оценка насилия, анализ целей, характеристика возможных субъектов и оценка его последствий»(17).   (17)Там же.   3. ПРАВОВЫЕ МЕРЫ БОРЬБЫ С РАЗЛИЧНЫМИ   ФОРМАМИ МЕЖДУНАРОДНОГО ТЕРРОРИЗМА,   ПРЕДПРИНИМАЕМЫЕ МИРОВЫМ СООБЩЕСТВОМ   Следующим существенным обстоятельством, осложняющим   уголовно-правовое конструирование состава терроризма в национальном законодательстве, является международный характер этого преступления и его международно-правовая квалификация(18).   (18) Almond H. H. Указ. соч. С. 199-211.   Национальное законодательство, которое реализует борьбу с   терроризмом, предусматривая уголовно-правовые меры ответственности   за него, должно, с одной стороны, соответствовать международным   понятиям, уже данной оценке общественной опасности той или иной   формы проявления терроризма, выработанными международным правом, с   другой стороны, оно не может противоречить системе, логике,   структуре, правовой традиции уголовного законодательства   государства.   Среди принципов, которыми должно руководствоваться национальное законодательство при реконструировании норм международного права по борьбе с терроризмом, А. Рубин называет: «а) уважение к национальным правовым традициям; б) вниманием к соглашениям по защите прав человека»(19).   (19) Rubin A. Указ. соч. С. 213-223.   -11-   Мировое сообщество в XX в. испытывает постоянное беспокойство   от вспышек терроризма в различных регионах мира. Не застрахованы от него ни высокоразвитые, ни отстающие в экономическом и социальном развитии страны с различными политическими режимами и государственным устройством. Интернациональный характер жизни людей, новые средства связи, информации, новые виды вооружения резко снижают значимость государственных границ и иных подобных средств защиты от терроризма.   Еще перед Второй мировой войной под эгидой Лиги Наций были разработаны Конвенция о предотвращении терроризма и наказании за террористические действия и Конвенция о создании Международного суда (1937 г.). Им не суждено было реали-зоваться, но были выработаны такие понятия, как «междуна-родный терроризм», «механизм преследования террористов за пределами национальных границ», «выдача террористов». В Конвенции о предотвращении терроризма и наказании за террористические действия впервые было указано на необходимость сочетания международно-правовых норм и национального законодательства по борьбе с терроризмом. Главное внимание было обращено на защиту жизни глав государств и политических деятелей, оставляя без должного внимания защиту от терроризма населения в целом(20).   (20) Ляхов Е. Г. Проблемы сотрудничества государств в борьбе с международным терроризмом. М., 1979. С. 28-30.   В 1971 г. была заключена первая региональная Конвенция 13-ти   государств Америки (Конвенция ОАГ) о предупреждении и наказании   террористических актов. В настоящее время имеется развитая,   многосторонняя система сотрудничества государств по борьбе с   терроризмом под эгидой ООН. Действуют 11 Конвенций и протоколов о защите от терроризма на земле, в воздухе и на море(21).   (21) Zmeevskii A., Tarabrin V. Terrorism: the need for coordinated efforts by the World Community // Intenational affairs. Vol. 42 (1996). Nr. 2. P. 83-89.   Так, Токийская 1963 г., Гаагская 1970 г. и Монреальская 1971 г. конвенции направлены на борьбу с террористическими актами, посягающими на безопасность гражданской авиации. К ним примыкает Протокол о борьбе с незаконными актами насилия в международных аэропортах 1988 г. Конвенция о защите ядерного материала и Конвенция о маркировке пластических взрывчатых веществ в целях их обнаружения 1991 г. приняты в целях предупреждения террористических актов, совершаемых с использованием этих общеопасных средств. Римская конвенция 1988 г. направлена на защиту от незаконных акций, в том числе террористических, против морского судоходства(22).   (22) Международное право: Учебник / Под ред. Ю. М. Колосова, В. И.   Кузнецова. М., 1997. С. 390-392.   На европейском уровне была подписана в январе 1977 г. и   вступила в силу 4 августа 1978 г. региональная Конвенция по борьбе с   терроризмом. В ней был прямо поставлен вопрос о   -12-деполитизации понятия терроризма, а соответственно вопрос об экстрадиции террористов(23).   (23) Ляхов Е. Г. Указ. соч. С. 28-30.   Традиционно проявлением терроризма мировое сообщество рассматривает захват заложников. Конвенция о борьбе с захватом заложников 1979 г. содержит признание захвата заложников формой терроризма, осуждение его и предлагает международному сообществу принять меры по борьбе с ним, в том числе и посредством соответствующих национальных законов(24).   (24) В СССР через 8 лет Указом Президиума Верховного Совета СССР была введена в УК РСФСР ст. 1261 «Захват заложников».   Международному сообществу принадлежит заслуга принятия принципа международного осуждения терроризма и признания его во всех случаях независимо от политических мотивов противозаконным действием (Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 40/61 от 9 декабря 1985 г.).   В Декларации о мерах по пресечению международного терроризма, принятой на 49-й Сессии Генеральной Ассамблеи ООН в 1994 г., было подчеркнуто, что «никакие идеологические, расовые, этнические, религиозные или любые другие соображения не могут быть использованы для оправдания преступных действий, направленных на создание атмосферы террора среди широких слоев населения»(25).   (25) Zmeevskii A., Tarabrin V. Указ. соч. С. 83-89.   На последней встрече стран Семерки в Галифаксе, в которой   участвовала и Россия, было принято решение содействовать   практическим мерам многостороннего сотрудничества в борьбе с   терроризмом. В соответствии с этим решением на конференции глав внешнеполитических и правоохранительных органов стран Восьмерки, состоявшейся 12 декабря 1995 г. в Оттаве, принята Заключительная декларация, определяющая политические обязательства стран-членов Восьмерки по взаимодействию в борьбе с терроризмом(26).   (26) Там же.   Как отмечалось ранее, на международной встрече в Египте 1996 г. в обращении 30-ти государств — участников саммита осужден терроризм во всех его проявлениях и указано на необходимость принятия мер по борьбе с ним каждым государством.   Все многообразие международно-правовых актов, их понятийный аппарат, связанный с характеристикой различных форм терроризма, несомненно, оказывают влияние на его обрисовку в национальном законодательстве.   При вмонтировании, «реконструировании» международно-правовых   концепций, понятий терроризма в национальное законодательство   возникают определенные трудности. Дело заключается в том, что   большая группа преступлений, в которых насилие является средством   достижения цели, содержит элементы терроризма. На этом основана   позиция ряда ученых-юристов, что   -13-специальная статья об ответственности за собственно терроризм не нужна, поскольку борьба с ним обеспечена другими уголовно-правовыми нормами(27).   (27) Терроризм: психологические корни и правовые оценки: Круглый стол // Государство и право. 1995. № 4. С. 33.   Другая группа ученых-юристов считает, что хотя в Уголовном кодексе Российской Федерации есть нормы с элементами терроризма (терроризм в широком смысле), наряду с ними правомерно и наличие ответственности за собственно терроризм. В понятие терроризма включается различный спектр преступлений — от широкого охвата, в том числе и вымогательство, принуждение к поддержанию высоких цен, воспрепятствование явке свидетеля в суд и т. д.(28), до слишком узкого — лишь теракт (ст. 277 УК РФ) и терроризм (ст. 205 УК РФ).   Так, по мнению Г. М. Миньковского террористические действия — это   преступления, предусмотренные ст.ст. 205, 206, 208, 277, 278, 279,   281 УК РФ и др.(29) В. С. Комиссаров относит к террористическим   действиям другую совокупность преступлений: терроризм (ст. 205 УК   РФ), заведомо ложное сообщение об акте терроризма (ст. 207 УК РФ),   посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля   (ст. 277 УК РФ), диверсия (ст. 281 УК РФ), убийство лица или его   близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности   или выполнением общественного долга, убийство, совершенное   общеопасным способом (пп. «б», «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ),   посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или   предварительное расследование (ст. 295 УК РФ), посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст. 317 УК РФ)(30).   (28) Емельянов В. П. Указ. соч. С. 100-139. (29) Миньковский Г. М., Ревин В. П. Указ. соч. С. 87. (30) Комиссаров В. С. Терроризм, бандитизм, захват заложника. М., 1997. С. 64.   Представляется, что в уголовно-правовом аспекте терроризм может   быть разделен на две группы: собственно терроризм, предусмотренный   ст.ст. 205 и 207 УК РФ, и иные преступления, отнесенные   международными соглашениями к проявлениям терроризма, и,   соответственно, наказуемые по национальному законодательству:   посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277 УК РФ); захват заложника (ст. 206 УК РФ); угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного состава (ст. 211 УК РФ); нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой (ст. 306 УК РФ)(31).   (31) См.: Киреев М. П. Проблемы правового регулирования борьбы с терроризмом на воздушном транспорте // Проблемы расследования преступлений в условиях формирования правового пространства СНГ и развития международного сотрудничества. СПб., 1994. С. 80-82.   В ст. 421-1 (о терроризме) Французского уголовного кодекса (1992 г.) перечислены эти преступления как способы терроризма (захват заложника, захват самолета и др.).   Общими чертами всех этих преступлений являются:   открытость, демонстративность, иногда ультимативность действий и требований;   причинение физического вреда (уничтожение людей, причинение   вреда их здоровью) или применение психического   -14-насилия в отношении неопределенного круга лиц, в том числе случайных, «невинных» жертв;   причинение материального вреда объектам не как самоцель (чтобы вывести их из строя, как при диверсии), а как средство воздействия на людей (население) или на власти (государство) в тех же целях;   этим преступлениям, как правило, свойственно насилие, связанное с общеопасным способом действия;   транснациональный и международный характер(32).   (32) В уголовно-правовой литературе их называют «конвенционными преступлениями». См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой. М., 1998. С. 487.       4. ТЕРРОРИЗМ КАК САМОСТОЯТЕЛЬНОЕ   УГОЛОВНО-НАКАЗУЕМОЕ ДЕЯНИЕ   Статья 205 УК РФ предусматривает ответственность за терроризм — т. е. совершение взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления опасных последствий, если эти действия совершены в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения либо оказания воздействия на принятие решений органами власти, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях».   Объектом терроризма является общественная безопасность. Понятие безопасности определено в Законе РФ от 18 марта 1992 г. «О безопасности» как «состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз».   В ряде специальных законов в том же смысле употребляются   понятия международной экономической безопасности, пожарной,   радиационной, эпидемиологической и других видов безопасности   общества.   В юридической литературе безопасность определяется как состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от негативных последствий явлений социального, природного или технического характера, а также поддержание уровня этой защищенности(33).   (33) Комиссаров В. С. Указ. соч. С. 9.   Общественная безопасность как объект преступлений — это система общественных отношений по поводу создания и поддержания безопасных условий жизнедеятельности общества, функционирования и развития его институтов.   Особенность этого объекта заключается в том, что безопасные   условия существования общества слагаются из безопасности,   неприкосновенности каждого члена общества, его имущества,   -15-нормальной безопасной деятельности государственных и общественных институтов. Это, в свою очередь, затрудняет разграничение терроризма с преступлениями против личности, собственности, порядка управления и др. Кроме того, данное обстоятельство ставит вопрос о наличии основного и дополнительного объектов терроризма.   В. С. Комиссаров, анализируя эту проблему, справедливо считает,   что общественной безопасности как объекту терроризма имманентно   присущ комплекс отношений по защите личности, материальных   ценностей, социальных институтов, окружающей среды и др.   Посягательство на общественную безопасность неизбежно связано либо с   угрозой этим благам либо с причинением им реального вреда. Из этого   тезиса делается вывод об отсутствии при посягательствах на   общественную безопасность дополнительного объекта, что   подтверждается анализом механизма причинения вреда общественной безопасности»(34), т. е. без взрыва, поджога, угрозы не может быть самого терроризма, а эти действия, в свою очередь, невозможны без причинения вреда личности или собственности или хотя бы угрозы его.   (34) Комиссаров В. С. Преступления, нарушающие общие правила безопасности: Автореф. докт. дис. М., 1997. С. 12-13.   Безопасность как условие функционирования и развития общества имеет две составляющие, которые оцениваются объективным и субъективным критериями индекса безопасности. Объективный критерий — это уровень реальной защищенности системой законодательного регулирования, организационными мерами по использованию материальных средств, реализацией этих мер правоохранительными и другими органами.   Субъективный критерий общественной безопасности как объекта   уголовно-правовой охраны — часть общественной психологии: ощущение   состояния защищенности, общественное спокойствие, ощущение своей   безопасности и безопасности других, неприкосновенности имущества,   уверенность в нормальной работе государственных и общественных   институтов   Эта вторая составляющая общественной безопасности не менее существенна, чем реальные меры ее обеспечения, поскольку отсутствие страха, паники, неуверенности является необходимым условием функционирования и развития общества.   Следует заметить, что главной целью акта терроризма является поражение именно этого элемента общественной безопасности, поскольку через вред реальным мерам и средствам безопасности колеблется общественное спокойствие.   Объективная сторона терроризма выражена в двух видах действий:   -16-   1) совершение взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного материального ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий;   2) угроза совершения указанных действий.   Совершение взрыва — это действие с использованием взрывных   устройств и взрывчатых веществ(35).   (35) Взрывчатые вещества — это химические соединения или механические смеси веществ, способные к быстрому взрыву (тротил, аммониты, пластиты, эластиты, бездымный, дымный порох, твердое ракетное топливо и др.).   Взрывные устройства — это военно-инженерные или самодельные мины, бомбы, снаряды, т. е. устройства, конструктивно предназначенные для производства взрыва.   Взрыв — это мгновенное мощное самораспространяющееся химическое превращение взрывчатых веществ, сопровождающееся взрывной волной, громким звуком, возгоранием. См.: Постановление Пленума Верховного суда РФ от 25 июня 1996 г. «О судебной практике по делам о хищении и незаконном обороте оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ» // Бюллетень Верховного суда РФ. 1996. № 8. С. 4-5.

Пролистать наверх