ПEРФИЛЬEВ В В ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА ЦИКЛ ЛEКЦИЙ – EКАТEРИНБУРГ 2001 –91 С |

 Министерство внутренних дел Российской Федерации  Уральский юридический институт              В.В. Перфильев          ИСТОРИЯ  ГОСУДАРСТВА И ПРАВА  ДРЕВНЕГО МИРА    ЦИКЛ ЛЕКЦИЙ                        Екатеринбург  2001   Перфильев В.В. История государства и права: Цикл лекций. — Екатеринбург: Издательство Уральского юридического института МВД России, 2001. — — с.    Рецензенты: А.В. Игнатенко, доктор юридических наук, профессор Уральской государственной юридической академии;  А.Н. Трифонов, кандидат исторических наук, доцент, ст. научный сотрудник Института истории и археологии УрО РАН.             В Цикле лекций рассматривается история политико-правовых институтов древневосточной и античной цивилизаций.           Рассмотрен на заседании кафедры теории и истории государства и права УрЮИ МВД России (протокол № 3 от 01.03.2001).         Рекомендован к изданию редакционно-издательским советом УрЮИ МВД России (протокол № 30 от 28.07.2001).                      (c) В.В. Перфильев, 2001  (c) УрЮИ МВД России, 2001  СОДЕРЖАНИЕ  Введение……………………………………………………………………..  Раздел I. Древневосточное государство и право………………………….  1. Возникновение древневосточных государств…………………………  2. Общественный строй……………………………………………………  3. Государственный строй…………………………………………………  4. Основные черты права…………………………………………………  Раздел II. Античное государство……………………………………………  1. Особенности античной цивилизации………………………………….  2. Образование государства в Афинах и становление республики…….  3. Общественно — политический строй Афинской республики…………  4. Образование государства, общественно-политический строй в Спарте……………………………………………………………………  5. Образование государства в Риме и общественно-политический строй республиканского периода………………………………………  6. Переход к монархии в Риме. Принципат и доминат…………………  Раздел III. История римского права………………………………………..  1. Значение римского права………………………………………………  2. Развитие римского права в его источниках…………………………..  3. Развитие римского права по его разделам:……………………………  3.1. Право лиц………………………………………………………………..  3.2. Вещное право……………………………………………………………  3.3. Обязательственное право………………………………………………  3.3.1. Обязательства из договоров………………………………………  3.3.2. Обязательства из правонарушений. Преступления и наказания..  3.4. Виды процесса………………………………………………………….. 4                            ВВЕДЕНИЕ   Цикл лекций охватывает первый раздел курса Истории государства и права зарубежных стран. В нем ставится задача показать два пути наиболее раннего становления политико-правовой формы человеческой жизнедеятельности. Один из этих путей в исторической литературе называется Восточным или азиатским, другой — Западным или европейским. По Восточному пути пошли древнейшие цивилизации Египта, Вавилона, Индии, Китая, а по Западному — античные государства Древней Греции и Рима.   Наиболее важные различия между отмеченными путями сводятся к следующему:   — в экономической сфере на Востоке преобладала коллективная собственность, натуральное производство, ориентированное на внутриобщинный обмен. На Западе преобладали частнособственнические отношения, товарное хозяйство, ориентированное на рынок;   — положение свободного человека характеризовалось тем, что на Востоке он был подданным, носителем публичных обязанностей, но не публичных прав; будучи формально свободным, он оставался рабом традиций, порядка, веры. На Западе свободный человек выступал гражданином, являлся членом гражданского коллектива, обладателем публичных прав;   — в политической сфере на Востоке господствовало публичное управление, многоступенчатое, бюрократически организованное, находящееся в руках чиновничества; основная масса населения отстранялась от участия в политической жизни; преобладала монархическая форма правления. На Западе господствовало общественное самоуправление полисного типа, в котором реализовывались политические права полноправных граждан; преобладала республика.   При разработке тем раздела использовалась Всемирная история в 24 томах (А.Н.Бадак, И.Е.Войнич и др. — Мн., 1999); авторские учебники по Всеобщей истории государства и права О.А.Омельченко (Т.1; М., 1998), З.М.Черниловского (М., 1983); учебники по Истории государства и права зарубежных стран под редакцией П.Н.Галанзы (Т.1; М., 1963), Н.А.Крашенинниковой и О.А.Жидкова (Ч.1; М., 1996); учебные пособия: «История государства и права зарубежных стран (Рабовладельческое и феодальное государство и право)» под редакцией П.Н.Галанзы, Б.С.Громакова (М., 1980); Скрипилев Е.А. «История государства и права Древнего мира» (М., 1992). Литература монографического и иного характера указана в конце каждой темы лекционного курса.        РАЗДЕЛ I. ДРЕВНЕВОСТОЧНОЕ ГОСУДАРСТВО И ПРАВО   1. Государство — качественно новая организация власти для управления социально неоднородным обществом. Оно возникло вследствие преобразования первобытной земледельческой общины, объединяющей людей по кровному родству, в гражданско-территориальную общину, объединяющую ее членов по экономическому (общинное землевладение) и политическому (осуществление принуждения к производителям вне общины) интересам.   Формирование политической власти шло через трансформацию органов первобытного самоуправления и военной демократии (народное собрание, совет старейшин, вождь) в государственные учреждения, непосредственно осуществлявшие организацию производства, военного дела, регулирование общественной жизни, отправление правосудия. Родовая знать в целях сохранения своего господствующего положения опиралась на родоплеменные традиции, дававшие возможность ограничить роль правителя советом и народным собранием, препятствовала преобразованиям, направленным на усиление единоличной власти. Стремление же вождя-правителя оградиться от контроля со стороны родовой знати заставила его искать опору вне общины. Такой опорой постепенно становится формируемый самим правителем бюрократический аппарат управления, не связанное с ополчением общинников войско и возникающая на их основе служилая прослойка, чье экономическое и политическое положение было тесно связано с государственными доходами и царской властью. По мере ослабления зависимости носителей государственной власти от общинных органов разрушаются республиканские традиции и усиливаются монархические начала. Когда же публичная власть полностью освобождается от гражданского коллектива и в более крупном политическом объединении встает над системой гражданских территориальных общин, монархия приобретает деспотический характер. Право, первоначально сложившееся в форме санкционированных обычаев, все более дополняется нормативными предписаниями, исходящими от главы государства.   На Древнем Востоке публичная власть начала складываться еще в третьем тысячелетии до нашей эры при сравнительно низком уровне развития производительных сил. Объясняется это удачным сочетанием географических и климатических факторов. Государства появились в поясе от северных берегов Африки до Тихого океана, ограниченном северным тропиком (23 градуса) и 40 градусом северной широты, формировались в долинах крупных рек, например, Шумер, Вавилон — в долинах Евфрата и Тигра; Египет — в долине Нила; Индия — в долине Инда и Ганга; Китай — в долинах Хуанхэ и Янцзы. Благоприятный субтропический климат, удобная для возделывания простейшими орудиями и исключительно плодородная почва давали высокие урожаи по несколько раз в год. Активное земледелие развивалось на мягком грунте, поддающемся медной мотыге, удобрявшемся либо отложениями минеральной пыли, которую сдувают с гор зимние муссоны, либо илом, остающимся на полях после разлива рек. Вместе с тем, урожай постоянно находился под угрозой гибели из-за стихийных явлений природы, связанных прежде всего с разливами полноводных рек или, наоборот, засухой, вызванной близостью больших пустынь (Сахары, Аравийской, Гоби…). Поэтому с древнейших времен стала создаваться система мелиоративных сооружений: плотин, оросительных каналов, которая способствовала получению гарантированных урожаев.   Осуществление грандиозных земляных работ требовало привлечение труда большого количества людей. Нехватку рабочих рук рядовых общинников стали восполнять эксплуатацией труда военнопленных, которых ранее убивали, а теперь превращали в рабов. С экономических позиций эксплуатация стала возможной вследствие повышения производительности труда в результате перехода к системе искусственного орошения. Появившийся устойчивый прибавочный продукт мог отбираться или неравномерно перераспределяться, что явилось причиной социального расслоения на свободных и рабов, на богатеющую знать и рядовых общинников. Так назрела необходимость создания качественно новой организации власти, способной удерживать в повиновении массы зависимого населения, защищать имущественные накопления от готовых поживиться чужим добром соседей. Она была реализована преобразованием общинного самоуправления в государственное управление.   Характер хозяйственной деятельности обусловил сохранение общины, преобладание коллективной собственности на рабов над частной собственностью, хозяйственную роль правителей и тем самым предопределил важные черты общественного и государственного строя стран Древнего Востока.   2. На Древнем Востоке основную массу свободного населения составляли крестьяне-общинники. Существование устойчивых общинных отношений обусловливалось тем, что рациональное использование оросительных систем полностью зависело от коллективных усилий людей. Крестьяне обрабатывали землю индивидуально с помощью принадлежавших им орудий труда, частным образом присваивали ее плоды, но защитить участки от стихийных бедствий они могли только с помощью соседей. Поэтому для сельской общины было характерным сочетание коллективной собственности на воду, пахотную землю (последняя была разделена и периодически перераспределялась) с индивидуально-семейной собственностью на скот, дом, инвентарь, приусадебный участок.   Из ранней политической истории Китая известна своеобразная система колодезных полей, сочетавшая семейное и общинное землепользование. Обрабатываемые крестьянами земли были поделены на квадратные участки равных по размеру групп, включающих девять наделов, один из которых казенный, а другие — объект пользования восьми семей. Казенный обрабатывался в первую очередь и сообща. Средства с него шли на содержание знати и чиновников. Описанная система была разрушена в начале VI в. до н.э., когда пахотные земли закрепили за отдельными домохозяевами с правом передачи по наследству и ввели налог с количества обрабатываемой земли.   Характерной чертой древневосточных отношений являлось преобладание коллективной собственности на рабов. Так как обработкой земли в основном занимались свободные общинники, рабский труд применялся, как правило, в царском, храмовом хозяйстве, реже — в общине. Хозяином таких рабов выступало не какое-то конкретное лицо, а государство, храм, община. Рабовладение носило патриархальный характер: за рабами признавались некоторые личные и имущественные права. Труд рабов не применялся для производства товаров на рынок, а предназначался для удовлетворения потребностей хозяйства. Частные рабы являлись принадлежностью семейного двора, их положение было схоже с положением подвластных членов семьи. Рабы могли иметь имущество, семью, и они не рассматривались как вещи, над которыми собственник имеет неограниченные права. Вместе с тем, рабы были частью домашнего имущества и поэтому могли продаваться.   Например, в Вавилоне рабы дворца могли вступать в брак со свободными женщинами, и дети от такого брака считались свободными. Такие рабы могли создавать свой дом и приобретать движимое имущество, половина которого после смерти раба переходила его жене для воспитания детей, а другая половина — господину раба. Рабыня-наложница, родившая детей от свободного человека, после его смерти получала вместе с детьми свободу, а если отец таких детей при жизни признавал их своими, они имели право на наследование имущества отца наравне с его детьми, рожденными от жены.   Источниками рабства были естественное воспроизводство, плен, совершение тяжких преступлений. Иногда рабство принимало форму скрытого домашнего рабства, когда домовладелец за долги мог заложить в качестве раба членов свой семьи или самого себя.   Зависимое население, в том числе и общинники, было социально неоднородно: группы свободного населения отличались правовыми возможностями. В Вавилоне жизнь, имущество авилума (буквально «мужа», «человека») охранялась выше, чем интересы мушкенума (буквально «склоняющегося ниц»). По одной из научных версий, авилумы были полноправными жителями Северной части Вавилона, а мушкену — свободной частью населения Юга, завоеванного северянами. По другой версии, мушкену — социальная категория, представители которой утратили связь с общиной и не являясь собственниками наделов земли, получили их в пользование как вознаграждение за выполнение определенной царской службы. В Индии правовой статус определялся принадлежностью к одной из каст: жрецов (брахманов), воинов (кшатриев), земледельцев, ремесленников, торговцев (вайшиев) и почти бесправных слуг (шудры). Три первые касты назывались дважды рожденными, так как их представители приобщались к знаниям и обретали второе рождение, изучая Веды. Шудры не имели права читать священные книги. Закрепление населения по наследственным профессиям: жрецы, войны, ремесленники, земледельцы, пастухи и др., имело место и в Египте в период Среднего царства (XXI — XVIII вв. до н.э.).   К привилегированным слоям населения относилось жречество, светская аристократия — потомки родоплеменной знати и высшая военная знать, представители которой занимали в армии командные посты. Нижний слой господствующей знати составляло чиновничество, которое собирало налоги, управляло царским имуществом. Так, в Египте писцы получали за службу от правителя жалование натурой, а наиболее важных чиновников фараон обеспечивал крупными земельными участками.   Тесную взаимосвязь между социальной структурой и землевладением можно проследить по ситуации, которая существовала в Китае в XII — IX вв. до н.э. В высшую группу населения входили правители государства (ваны), которые являлись верховными собственниками земли в стране. Ван жаловал представителям высшей аристократии, составлявшим вторую группу населения, право наследственного владения частью своих земель. Фактически же знать распоряжалась землей и подданными как своей собственностью. Третья общественная группа состояла из глав родоплеменных объединений, населявших наследственное владение аристократов. Знать признавала право этих глав на владение племенной территорией. Сами главы родов не обрабатывали землю, а передавали ее во владение главам больших семей, входившим в четвертую группу. Те, в свою очередь, привлекали к ее обработке простолюдинов, которые были включены в состав последней, пятой, общественной группы. С бюрократизацией управления значительный привилегированный слой населения стали составлять чиновники, кормящиеся с определенных общин и территорий. Чиновники ранжируются, причем их верхушка длительное время была представлена наследственной аристократией. Лишь постепенно в нее начинает входить служилая прослойка из людей незнатного происхождения. По проведенной в IV в. до н.э. реформе ранги китайским чиновникам стали присваиваться не в связи с происхождением, а за заслуги перед правителем. В III в. до н.э. создали систему 20 чиновничьих рангов для лиц, состоящих на государственной службе и получающих жалование. Восемь низших рангов были доступны выходцам из народа, которые могли их получить по семейной традиции, в награду и даже купить. Высшие давались только за службу на государственных должностях, а обладатели самых высших рангов (19 — 20-го) помимо жалования получали доли налогов с выделенной им территории, но с такой, на которую не распространялась их административная власть.   3. Древневосточные государства возникли на базе союзов общин в виде городских центров как сосредоточений религиозных, военных и хозяйственных начал. Их правители избирались и смещались либо народным собранием, либо советом старейшин. Несколько таких центров входили в территориальную организацию, обусловленную потребностью вести совместные мелиоративные работы. В долине Нила, в Двуречьи сложились десятки подобных общинно-демократических образований. Между ними постоянно велась вражда, в основном из-за использования ирригационных сооружений. Захватнические войны привели к образованию крупных централизованных государств, в которых монархические элементы сменили демократические и республиканские традиции. Народ занял позицию пассивного наблюдателя в государственных делах. Власть правителя становится наследственной, приобретает царские черты. С усилением авторитета царя народное собрание и совет старейшин сменяются группами особо доверенных монарху лиц.   При натуральном хозяйстве сельские общины были экономически обособленными, а значит отсутствовали прочные связи между районами страны. Существование крупных территориальных объединений должно было базироваться не на прямых межрегиональных отношениях экономического характера, а на иных факторах, например, на подчинении областей центру с помощью военных средств. Что же касается хозяйственных оснований централизации древневосточных государств, то следует учитывать роль природной среды. Земледелие, основанное на ирригации, могло дать наибольший эффект только тогда, когда использование вод во всей речной долине было упорядочено в единую систему. В противном случае конкурирующие общины мешали водоснабжению друг друга, а это приводило к частым разрушительным войнам. Сложный комплекс дамб, каналов мог функционировать при условии координирования коллективных усилий по поддержанию всей их сети в рабочем состоянии: требовалась служба оповещения о сроках и предполагаемом уровне подъема воды, нужен был единый механизм перераспределения ресурсов для восстановления ирригационных сооружений в наиболее пострадавших от наводнения и неурожая районах. Эти задачи наиболее успешно могла выполнять централизованная монархия, при которой ее глава становился связующим звеном между экономически разобщенными хозяйственными единицами — сельскими общинами.   По исторической традиции сформировавшееся государство принято называть восточной деспотией. Под ней понимается монархическая форма правления с неограниченной властью наследственного, обожествляемого главы государства, выступающего верховным командующим, организатором публичных работ, единственным законодателем и высшим судьей. Это — централизованное государство с жестким тоталитарным режимом, с всеохватывающим надзором за бесправными подданными разветвленного, подчиненного деспоту административного аппарата. Бюрократически организованный аппарат чиновников содержался за счет государственной собственности на землю, налогов, военной добычи. Кроме обложения населения натуральным налогом в виде продуктов земледелия и скота, жители несли дорожную, мостовую повинности, повинности, связанные с поддержанием в рабочем состоянии оросительных каналов.   Указанные черты деспотии носили относительно универсальный характер. Они по-разному проявлялись в отдельных странах, да и власть деспота, определенная как неограниченная, отнюдь не являлась всеобъемлющей, абсолютной, а только была не регламентированной со стороны каких-либо политических учреждений.   Деспотия исторически возникла из трансформации власти выборного вождя союза общин или племен и испытывала влияние первоначального его назначения. В Вавилоне, Египте, Китае он усилился как религиозный и хозяйственный лидер с широкими полномочиями по отправлению культа и организации общественных работ, тогда как военные заботы и судебные обязанности его занимали меньше и поручались другим лицам. В Индии правители вышли из военных вождей, и их роль главнокомандующих со значительными законодательными и судебными правами была определяющей. Власть раджи менее всего носила сакральный характер, немного времени уделяла организации общественного хозяйства, долго сохраняла опору на институты военной демократии (например, при главе государства стоял законосовещательный совет из знати).   Власть деспота названа наследственной, но точного порядка наследования не было. Обычно престол передавался по старшинству в семье. Однако допускался переход власти от отца к сыну, минуя старшего родственника; нередки были случаи, когда наследовали женщины и даже лица, не состоявшие в родстве с прежним правителем. Поскольку наследование престола считалось происходящим по божественной воле, постольку в нетипичных случаях организовывалась особая священная процедура, олицетворявшая породнение претендента на престол с богами.   Религиозно-священный характер власти деспота обусловливался воплощением в нем и в его правлении божественной воли. Особа правителя считалась неприкосновенной. Он почитался наравне с богами и в качестве главы религиозной власти часто выступал верховным жрецом, имел право вводить почитание новых богов вместо поклонения прежним. Степень сакрализации особы правителя различалась от олицетворения в его персоне бога страны (в Китае), приравнивания его к богам (в Египте) до обожествления прежде всего царской власти, а не ее носителя (в Индии раджа называл себя только «милым богам», а не богом).   Светская власть деспота была наиболее полной в хозяйственной и военной сферах. По его воле проводилась мелиорация и другие общественные работы, строились военные укрепления, производительное население отчуждало часть продукта на создание государственных и личных царских запасов. Правитель устанавливал порядок военной службы, назначал военачальников и часто сам командовал войском. Он же определял пожалования и привилегии для отдельных сановников и местных правителей. За службу чиновники наделялись землей из государственного фонда, который мог, обычно, пополняться деспотом не по произволу, а скупкой земли у частных владельцев.   В законодательной и судебных сферах деспот более олицетворял полноту власти, нежели имел ее в действительности. В обществе сложилось устойчивое представление о божественном происхождении жизненного уклада. Правитель был вынужден считаться с этим и не мог своими законами изменять традиционные порядки, устанавливать противоречащие им новые правила. Как носитель высшей справедливости деспот обладал правом помилования. Собственное правосудие он осуществлял редко, обычно тогда, когда самостоятельная судебная система затруднялась это сделать из-за пробелов в нормативных источниках.   В политической системе древневосточных стран высоким было значение личностного начала. Государственный механизм работал без сбоев в случае активной и успешной завоевательной политики, проводимой деспотами. Как только энергия правителя переставала подпитывать дело бесперебойного поступления невольников и трофеев, внутреннее положение страны осложнялось, усиливалась опасность вторжения внешних врагов или выступления оппозиционных правящей династии сил.   Будучи олицетворением божества, деспот являлся символом власти, и непосредственное ее осуществление находилось в руках доверенного соправителя и разветвленного аппарата чиновников. При этом высокопоставленные должностные лица одновременно носили и жреческий сан. Наиболее важные роли отводились главному казначею, командующему войском, начальнику царских работ, что позволяет считать справедливым вывод о постепенном обособлении в древневосточных странах трех основных ведомств: финансового, военного, общественных работ. Положение ведомств было относительно самостоятельным по отношению друг к другу, причем во многом это объяснялось тем, что каждое ведомство имело право принуждения и содержало соответствующий аппарат насилия для выполнения возложенных задач. В свою очередь все ведомства нуждались в связующем звене, координирующим их работу, каковым и являлся для них глава государства: фараон в Египте, раджа в Индии, ван в Китае, а в Вавилоне устойчивого титула не было, правителей величали энси, лугаль, патеси, что побудило исследователей условно называть их царями.   Правитель Египта был носителем божественного начала власти. Во времена Древнего царства (2800 — 2400 гг. до н.э.) финансовые вопросы, руководство публичными работами, судами, полицией практически находилось в руках следующего по положению после фараона лица в государстве — везиря (джати), тогда как военные заботы поручались многим начальникам. Позднее везиря поставили во главе военного ведомства, финансовое управление передали казначею. В период Нового царства (1580 — 1100 гг. до н.э.) учредили самостоятельные должности военачальника и начальника всех царских работ. Отдельные области страны (номы) находились под управлением назначенных фараоном чиновников-номархов. Они были жрецами одного из культов, направляли хозяйственную, военную, судебную деятельность на местах. Рядом с номархами находились царские судьи, руководители военных отрядов.   Возвышение Вавилона произошло в XVIII в. до н.э. при правлении царя Хаммурапи. Он подчинил себе храмовую организацию, объявив жрецов рабами царя; упразднил мелкие округа и во главе областей поставил своих чиновников; упорядочил ведомственный контроль за исполнением повинностей и сбором налогов; поставил царских судей следить за отправлением судопроизводства в областях и общинах. При Хаммурапи сложилась централизованная административная система. Началась наследственная передача власти, тогда как выборность главы государства сохранилась только при смене династии. Верховный жрец управлял храмовым хозяйством с санкции правителя. Особый советник координировал работу других чиновников с финансовыми, налоговыми и чисто административными функциями. Высший посол вел внешнеполитическую деятельность, а главнокомандующий обучал и водил в походы войско. Начальник дворца управлял царским хозяйством и организовывал работу царских судей. Судебные чиновники направляли деятельность глав общин, которые назначались сверху, как правило, из старейшин этих общин. Они обладали административными, финансовыми, судебно-полицейскими полномочиями.   В позднем иньском Китае (XV — XII вв. до н.э.) возник титул ван, обозначавший верховного правителя страны. О подчиненном царю разветвленном аппарате управления известно то, что он включал около двух десятков официальных титулов. Обычно этих должностных лиц подразделяют на три категории. В первую входили гражданские должностные лица, помогавшие вану в налаживании дворцового хозяйства, в организации земляных работ и т.д. Ко второй категории относят военных должностных лиц, каждый из которых командовал родом войска, а к третьей — всевозможных советников, гадателей, прорицателей и т.п. Постоянно действующих учреждений с четко разграниченной компетенцией еще не было, а имелись лишь дворцовые слуги царя, которым давались поручения. Становление ведомственного управления произошло в чжоусском Китае (XI — III вв. до н.э.). Ближайшим помощником вана являлся сян с обширной компетенцией соправителя. Затем шли три советника царя, именуемые в источниках тремя старцами, каждый из которых руководил одним из трех ведомств: финансовым, военным, общественных работ. Старцам подчинялись шесть чиновников более низкого ранга, а тем — девять правителей отдельных областей страны. Пирамидальная структура власти сохранилась и в циньском Китае (III — II вв. до н.э.). Во главе централизованного государства встал император. При нем находились три высших чиновника, один из которых был ближайшим советником правителя, другой командовал вооруженными силами и наблюдал за правосудием в стране, третий хранил государственные бумаги, контролировал работу чиновничьего аппарата в целом. Независимо от полномочий высших руководителей существовала постоянная бюрократия, объединявшаяся в отдельные ведомства со своими штатами и самостоятельными функциями. К традиционным ведомствам добавились обрядовое, судебное и др. Каждую крупную область страны возглавляли губернатор-наместник и военный начальник. Областные чиновники подчинялись как наместнику, так и тому центральному ведомству, в сфере управления которого находилась их деятельность.   Об организации власти в Индии можно достоверно судить по эпохе династии Мауриев (IV — III вв. до н.э.). В ней отсутствовала все охватывающая централизация и бюрократизация управления, хотя и наблюдалось стремление правителя с помощью специальных инспекторов контролировать местную администрацию. Раджа опирался на совет, в который входила жреческая и военная знать, главные администраторы и советники, непосредственно управлением не занимавшиеся, иногда в него приглашались представители городов. Видное место при радже занимали верховный судья, придворный жрец, советники по военным и религиозным делам. Главными администраторами правитель назначал людей по деловым качествам и личной преданности. Им подчинялись чиновники со специальными полномочиями. Одни смотрели за финансами; другие — за организацией в царском хозяйстве земледелия, ремесла, судоходства, торговли; третьи руководили военным делом: следили за снаряжением армии или командовали на поле боя. Управление наиболее важными провинциями страны поручалось царевичам, а пограничными областями — родственникам раджи. Правитель провинции защищал ее территорию, собирал налоги, организовывал строительные работы, обеспечивал охрану порядка. Ему подчинялся окружной начальник со своим аппаратом, держащим под контролем сельскую администрацию. Местные дела находились как в руках назначенных центральными ведомствами чиновников, так и в сфере достаточно авторитетного самоуправления самоизолированных общин.   Поддержание деспотического режима требовало развитых карательных органов. Из Египта дошли следующие сведения об организации полиции:   — существование с древнейших времен постоянной штатной полиции;   — подразделение полиции на общую, занимавшуюся розыском преступников, оказанием помощи местной администрации в поддержании общественного порядка, и тайную, осуществлявшую скрытое наблюдение и слежку, раскрытие антиправительственных заговоров;   — комплектование полицейских отрядов из рабов с сохранением командных должностей за свободными;   — соединение в руках полиции административной и судебной власти: она рассматривала дела, выносила приговоры и приводила их в исполнение;   — широкие полицейские полномочия имела постоянная армия и местная администрация.   4. В эпоху первобытнообщинного строя социальные отношения регулировались обычаями — издавна сложившимися неписаными правилами поведения. С разложением родовых связей и появлением государства наряду с санкционированными властями обычаями возникло и писаное право в виде «указов» верховного правителя, имевших высшую юридическую силу. К числу документов такого рода относится Судебник древневавилонского царя Хаммурапи, с именем которого связано объединение Северного и Южного Двуречья в XVIII в. до н.э. Судебник, в отличие от других источников древневосточного права, сохранился в наиболее полном виде. Он представляет собой запись судебных обычаев, сложившихся на Севере, призванную служить инструкцией царским чиновникам, отправлявшим правосудие на Юге.   Судебник Хаммурапи весьма архаичен: он свидетельствует о слабом развитии юридических знаний вообще и низкой юридической технике, в частности. Отсутствовало не только представление о делении права на отрасли, но даже деление нормативного текста на статьи (разбивка текста на параграфы была сделана современными учеными в научных целях). Правовые нормы фиксировались в виде обобщенных судебных решений, причем уровень обобщения не высок: излагались отдельные случаи из судебной практики (казусы), а не общие правила. Отсюда очевидна неполнота правового регулирования, не позволяющая ясно судить о том, на какие сходные ситуации распространяется действие права. Например, #17 предусматривает вознаграждение за поимку раба в степи; не понятно, следовало ли вознаградить человека за задержание беглого раба в других местах?   Неразвитость товарно-денежного оборота обусловила слабое регулирование имущественных и договорных отношений. Наиболее примечательными моментами являются следующие:   — землевладельческие права свободных членов общины отягчены общинными порядками: свой участок человек мог продавать, закладывать, сдавать в аренду, передавать по наследству, но таким образом, чтобы земля не выходила за пределы общины;   — подробно регламентировалось положение земельного участка, выделяемого воину за службу (илку). Царь мог в любое время отнять такую землю у держателя, она не переходила по наследству, если на наследника нельзя было возложить ту же службу; существовала повышенная защита от самоуправного завладения участком — илку, когда воин был в походе; гарантировалось сохранение надела за воином, вернувшемся из плена; воин, не выступивший в поход или пославший вместо себя наемника, подлежал смертной казни, но не за дезертирство, а за то, что не выполнив свою службу и утратив тем самым право на служебный надел, продолжал им пользоваться, как «краденным»;   — из-за распространенности ростовщичества широко регламентировался договор займа. Он предусматривал не только обязанность должника вернуть долг в срок, но и уплату процентов, доходящих до 33,5% от суммы долга. Часто несостоятельный должник отдавал в кабалу членов своей семьи. Судебник отчасти ограничивал злоупотребления кредиторов: долговая кабала не могла превышать трех лет, а самовольное изъятие кредитором долга влекло для него потерю претензий к должнику;   — купля-продажа важных для хозяйственных целей вещей (земли, рабов, животных) оформлялась в письменной форме. На глиняной таблетке указывался объект сделки, цена, другие условия договора, например, обязанность продавца принять на себя ответственность в случае предъявления к покупателю иска об отчуждении вещи со стороны третьих лиц. При такой ситуации покупатель возвращал собственнику приобретенную вещь, но имел право взять назад уплаченное им серебро из дома продавца;   — интересы собственника стояли на первом месте и в договоре хранения. Хранитель нес полную ответственность за сохранность вещи. Пропавшее имущество, даже если кладовая подверглась взлому, должно было быть возмещено собственнику в двойном размере;   — в договоре найма отметим то, что наем чужого раба рассматривался не как наем рабочей силы, а как наем имущества. Плата в таком случае поступала не рабу, а его хозяину.   Судебник большое внимание уделял ответственности из причинения вреда. Она была отягощена пережитками первобытнообщинных отношений:   — имело место объективное вменение, при котором наказание назначалось по фактическим обстоятельствам без учета вины. Например, предусматривалась ответственность всей общины за преступление, совершенное на ее территории, если не установлена личность преступника (согласно #23, если грабитель не был схвачен, то потерпевший может показать перед богом все свое пропавшее, а поселение и градоправитель, на земле и территории которых было совершено ограбление, должны ему возместить все его пропавшее). Имелись случаи ответственности детей за преступления родителей (по ##229, 230, если строитель построил дом и свою работу сделал непрочно, а дом, который он построил, рухнул и убил… сына хозяина, то должны убить сына этого строителя);   — отголоски кровной мести нашли воплощение в ответственности по принципу эквивалентности воздействия или талиону: равным за равное, «око за око, зуб за зуб». Талион различался в символической форме, когда повреждение наносили тому человеческому органу, которым был причинен вред (по #195, если сын ударил своего отца, то ему должны отрубить руку) и в материальной форме, при которой у осужденного повреждался тот же орган, что и у потерпевшего (по #200, если человек выбил зуб человеку, равному ему, то должны ему выбить зуб);   — с глубокой древности применялось к преступникам в качестве наказания изгнание, например, за повреждение (разрушение) городской стены, а так же допускался самосуд: человека, уличенного в воровстве при тушении пожара, следовало бросить в огонь этого же пожара (#25); отважившегося на воровство со взломом надлежало убить и закопать на том самом месте, через которое он проник в чужое владение (#21).   Принципиально новым моментом юридической ответственности стала ее дифференциация в зависимости от социального положения тяжущихся сторон. Так, если виновный занимал более высокий статус, чем потерпевший, то талион заменялся частной композицией, при которой с целью предотвращения кровной мести ущерб возмещался денежным эквивалентом. Хорошей иллюстрацией сказанному является сравнение параграфов с 196 по 199 Судебника: если авилум выколет глаз авилуму, ему самому надлежит выколоть глаз; если же он выколет глаз мушкену, то выплачивает последнему денежное возмещение; а если такое увечье нанесено рабу, то виновный уплачивает половину его стоимости хозяину раба как за повреждение чужого имущества.   При характеристике преступлений и соответствующих им наказаний следует обратить внимание на то, что предусматривались одинаковые наказания за умышленные деяния и совершенные по неосторожности; тяжесть наказания не была пропорциональной тяжести преступления: сурово карались малозначительные проступки.   Среди наказуемых по Судебнику деяний можно выделить посягательства на жизнь и здоровье свободного человека: убийства, телесные повреждения, нанесения ударов, а также ложные обвинения в убийстве, в чародействе, в супружеской измене, которые могли повлечь для обвиняемого смертную казнь; преступления против собственности: кражи, грабежи, укрывательства рабов; нарушения семейных отношений: кровосмешение, изнасилование, супружеская измена, похищение или подмена детей.   В наказаниях нередко отражалось представление о возмездии, свидетельством чему является широкое применение членовредительства: отсечение языка, руки, пальцев, уха… Смертная казнь предусматривалась в устрашающих видах: сожжение, утопление, сажание на кол, закапывание живьем и др.   Судебный процесс носил состязательный характер: дело возбуждалось заинтересованными в нем частными лицами, которые сами собирали и предъявляли доказательства. Они самостоятельно вели дело. Доказательствами на суде были показания свидетелей, письменные акты, клятва, а также испытание водой как разновидность ордалии. Пример «божьего суда» обнаруживаем в #2: если человек бросил на человека обвинение в колдовстве и не доказал это, то тот, на кого было брошено обвинение, должен погрузиться в Реку; если Река схватит его, обвинитель сможет забрать его дом; если же Река очистит этого человека и он останется невредим, тогда тот, который бросил на него обвинение в колдовстве, должен быть убит, а тот, который погружался в Реку, может забрать дом его обвинителя.   Обычно судопроизводство происходило следующим образом. Вначале писец докладывал суду заявление истца, затем ответчика. После этого суд знакомился с вещественными доказательствами, заслушивал объяснения сторон и показания свидетелей. Дело заканчивалось вынесением судебного решения, которое записывалось и скреплялось печатью. Судья уже не мог изменить такое решение. С ходатайством о пересмотре решения или о помиловании можно было обратиться только к царю.   В праве Индии примечательно выделить его кастовый характер, отразившийся в Законах Ману (II в. до н.э. — II в. н.э.):   — в праве собственности перечислялись семь способов приобретения имущества: наследование; дар или находка; покупка; завоевание; ростовщичество; исполнение работ; получение приношения. Первые три способа приобретения были доступны для членов всех каст, завоевание — только для кшатриев, ростовщичество и исполнение работ — для вайшиев, а приношения могли получать только брахманы;   — в обязательственном праве должник за неуплату долга попадал в долговую кабалу к кредитору. Он обязан был отработать долг, но при условии что должник был равного или более низкого положения чем кредитор. У должника из высшей варны была отсрочка в исполнении договора;   — в семейном праве запрещались или ограничивались браки между представителями разных каст. Лица высших варн первый брак могли заключить только с женщиной своей варны. Дети, рожденные в смешанных браках, были ущемлены в правах. Брак шудры с брахманкой порождал чандалов, т.е. отверженных;   — в уголовном праве тяжесть наказания была связана с кастовой принадлежностью потерпевшего и преступника. Нанесение удара человеку из более высокой касты влекло членовредительное наказание по принципу символического талиона. Вайшия, обругавший брахмана, штрафовался на сумму в 2,5 раза большую, чем кшатрий; а за брань в адрес дваждырожденных шудре отрезался язык;   — в судопроизводстве доказательства оценивались формальным подходом: о дваждырожденных могли свидетельствовать только дваждырожденные, о женщинах — женщины. Не могли быть свидетелями рабы, дети, лица с дурной репутацией.   На становление китайского права повлияло стремление правящих кругов поддерживать спокойствие в стране с помощью распространения философских учений. Непосредственно обслуживать политическую практику стали две рационалистические доктрины: этико-политическая (конфуцианство) и политико-правовая (легизм). Обе ставили одну цель, состоящую в достижении гармонии, всеобщего равновесия, но в борьбе за нее использовали разные средства.   По мнению Конфуция (VI в. до н.э.), умиротворение в государстве достигается исполнением морального долга каждым человеком. Поскольку существует общественное неравенство, этот долг не может носить универсального характера. Нравственные стандарты не одинаковы для различных слоев населения. Человек в своей повседневной практике обязан руководствоваться сложным комплексом этических принципов, чтобы как можно лучше осуществлять отведенную ему роль в семье, в ранжированной социальной группе, в государстве. Только тогда наступит справедливый порядок, для поддержания которого важны не юридические приемы, а этические конструкции.   Среди этических конструкций центральное место занимало понятие ли, которое переводится как ритуал, благопристойность, моральная норма. Ли объединяло широкий круг традиционных правил, упорядочивающих отношения в сфере социальной иерархии, включало почитание родителей, уважение к старшим, подчинение начальникам. Другая категория — жень — означала солидарность и любовь между отцами и детьми, между людьми одного ранга (социальной группы), между государем и чиновниками. Способом осуществления человеколюбия является шу, т.е. забота о людях, включающая следующий моральный постулат: «не делай другим людям того, чего не желаешь себе» (Лунь юй, гл. 12, № 2). В соответствии с конструкцией исправление имен каждый человек должен вести себя в полном соответствии с его званием: правитель или чиновник должен не только так называться, но и обладать всеми личными качествами, правами и обязанностями, вытекающими из этого названия. Важно добиваться соответствия между названием социальных ролей и действительным положением или поведением их исполнителей.   Из учения Конфуция вытекало: тот правитель является мудрым, который при наведении порядка опирается не на законы, а на совершенствование нравственности путем слежения за тем, чтобы люди неукоснительно соблюдали ритуалы, обычаи, моральные нормы: «Учитель сказал: «Если руководить народом посредством законов и поддерживать порядок при помощи наказаний, народ будет стремиться уклоняться от наказаний и не будет испытывать стыда. Если же руководить народом посредством добродетели и поддерживать порядок при помощи ритуала, народ будет знать стыд и он исправится» (Лунь юй, гл. 2, № 3).   Легисты («законники») в противовес конфуцианству выдвинули теорию правления на основе законов (фа), исходящих от власти главы государства. По их мнению, законы должны быть едиными и обязательными для всех, не признавать социального неравенства, привилегии отдельных людей и их групп. Законы имеют две стороны — вознаграждение и наказание. В легистском трактате говорится: «Принцип закона состоит в том, что уложения и указы издаются государственными учреждениями; награды выдаются тем, кто остерегается закона, кары падают на тех, кто нарушает указы…»(Хань Фэй-цзы, гл. 43). Как полагали легисты, поощрениями следует пользоваться умеренно, а вот наказание должно быть строгим, чтобы люди боялись закона и не осмеливались совершать преступления. Соблюдение законов обеспечивается системой круговой поруки, всеобщей слежки, поощрением доносительства.   Вначале борьба за лидерство между двумя ведущими доктринами велась с переменным успехом, но к I в. победа формально осталась за конфуцианством, правда, ценой того, что ему пришлось пойти на компромисс с легистами. Так называемое ортодоксальное конфуцианство восприняло необходимость закона, строгих наказаний. Произошло своеобразное совпадение морали и права: мораль задавала стереотип поведения, а позитивное право под угрозой наказания запрещало уклоняться от него; нормы морали насаждались карой закона, а юридические нормы восполняли моральные требования. Эта мысль ясно выражена в формулировке: «там, где недостает «ли», следует применять «фа»; то, что наказуемо по «фа», не может быть дозволено по «ли»; то, что позволено по «ли», не может быть наказуемо по «фа» (Цит. по: История государства и права зарубежных стран. Ч. I. М., 1997. С. 89).   Вместе с тем, праву отводилась служебная роль, и это предопределило его развитие с уголовным уклоном. При оценке того или иного поступка из его этического начала следовало взять за основу внутреннее намерение человека, а из правового начала — его внешнее поведение. Причем, большее внимание необходимо было уделять внутренней мотивации поступков, чем их объективной противоправности. Действовал принцип: «если воля добрая, человек не нарушает закон» (Там же. С. 91).   В практике применения законов отразилась концепция преступной воли, развернутая в сложное учение о субъективной стороне преступления. При определении меры наказания судьям важно было опереться на волевую направленность, форму вины. Различались преступления преднамеренные, т.е. заранее спланированные, и предумышленные, т.е. совершенные несколькими лицами по предварительному сговору. Смягчающими вину обстоятельствами считались неведение, небрежность, забывчивость.   Приоритет волевой направленности проявлялся также в следующих чертах китайского права:   — покушение наказывалось также как и оконченное преступление, если преступная воля проявлялась одинаково; например, когда преступление не было завершено, но не из-за добровольного отказа, а по независящим от лица обстоятельствам;   — главарем, подлежащим наиболее суровому наказанию, считалось лицо, непосредственно замыслившее преступление;   — преступление признавалось групповым, если оно было совершено по предварительному сговору; в противном случае участники преступной группы отвечали каждый за отдельное преступление.   Наказания подразделялись на пять видов: мосин (клеймо тушью на лице) — за тысячу различного рода провинностей; исин (отрезание носа) — также за тысячу различных проступков; фэйсин (отрезание ног) — за 500 виновных деяний; гунсин(кастрирование для мужчин и превращение в рабынь-затворниц женщин) — за 300 преступлений и даписин (отрубание головы) — за 200 преступных деяний. В праве получило развитие представление о цели наказания как перевоспитании преступника, исправлении его душевного состояния. Это привело к гуманизации уголовно-исполнительной политики, к системе символических наказаний, когда, например, смертная казнь заменялась ношением холщевой рубашки; а отрезание ноги — покраской тушью колена.   Государственная забота о нравственном состоянии общества отразилась в инквизиционных чертах судопроизводства: дело начиналось по доносам, а затем расследовалось и велось административно-судебными органами.      Вопросы для самоконтроля:   1. Раскройте влияние климатических и географических факторов на возникновение древневосточных государств.   2. Укажите причины сохранения устойчивых общинных отношений в странах Древнего Востока.   3. Охарактеризуйте правовое положение рабов в Вавилоне.   4. Перечислите главные черты «восточной деспотии» и их относительный характер в отдельных странах.   5. Обоснуйте необходимость существования основных ведомств управления.   6. Попытайтесь изобразить схемы государственного строя Египта, Китая.   7. Опираясь на Судебник Хаммурапи, объясните:   — объективное вменение;   — ответственность по принципу талиона;   — ответственность по принципу частной композиции;   — ордалии как вид доказательств.   8. Проиллюстрируйте кастовый характер права древней Индии.   9. В чем проявлялись различия между юридическими воззрениями конфуцианцев и легистов в Китае?     Литература:   Государство и социальные структуры на Древнем Востоке. М., 1989.   Жидков Н.М. История государства и права Древнего Востока. М., 1963.   Рогожин А.И., Страхов Н.Н. История государства и права рабовладельческого Китая. М., 1986.   Феномен восточного деспотизма. Структура управления и власть. М., 1991.        РАЗДЕЛ II. АНТИЧНОЕ ГОСУДАРСТВО   1. Античная цивилизация олицетворяет европейский или Западный путь становления политических и правовых форм человеческой жизнедеятельности. В отличие от древневосточной она имела свои особенности.   Во-первых, она возникла на таком уровне развития семейного хозяйства и производительных сил, когда земледелие уже не требовало коллективных форм труда, да их и трудно было осуществлять из-за природно-географических факторов. Так, Греция — горная страна с ограниченными ресурсами земель, пригодных для земледелия. Зато сложились благоприятные условия для развития ремесла. Нехватку продуктов питания восполняли ввозом зерна в обмен на ремесленные изделия, а значит активно развивались ремесло и торговля. Правители общин не были связаны с организацией хозяйства и выполняли главным образом военные функции.   Во-вторых, широкое развитие торговли способствовало быстрому становлению рыночного хозяйства и росту частной собственности, что в свою очередь обусловило довольно раннее упразднение долгового рабства, а рабовладение, основанное на эксплуатации чужестранцев, достигло классических форм.   В-третьих, в античном мире сложилась полисная организация общественной жизни. Полис имел несколько значений. Прежде всего, он представлял собой общность людей, коллектив граждан, обеспечивающий посредством домохозяйств все материальные условия своего существования. Фундаментальным началом античной гражданской общины был принцип исключительности в отношении собственности на землю только для граждан полиса. Отсюда публичность всех сделок о земле; в спорных случаях полис становился наследником земельных владений; полис выступал и верховным собственником, и гарантом земельной собственности отдельных граждан. Подобное отношение к владению землей привело к складыванию полисной политической системы, когда политическими правами наделялись собственники земли. Таким образом, в первом значении полис был коллективом граждан, объединенных этническими чертами (принадлежностью к одному племени или союзным племенам), религиозными традициями (исповедовали один культ), имеющих право собственности на землю и через нее — право участия в общественном управлении.   В другом значении полис выступал формой правления, представляя собой городской центр с прилегающей к нему земледельческой округой, так называемое город-государство. Античное общество дает примеры разнообразных форм государства. Уже тогда возникает различие между властью одного, или монархией, и республикой — как отсутствием какой-либо невыборной власти. В целом полису была присуща республиканская форма правления: важнейшие должностные лица, ведавшие государственным управлением, здесь избирались. Правда, круг лиц, допущенных к участию в их избрании, в разных полисах был неодинаковым. Республики различались аристократические — как власть небольшого сравнительно меньшинства, и демократические — как власть народа. Временным явлением была тирания, когда власть в городе-полисе захватывал узурпатор. Обычно он игнорировал волю совета и народного собрания, заигрывал с народом, ущемляя интересы аристократии.   В-четвертых, граждане полисов не платили прямых налогов. Затраты на содержание аппарата управления покрывались косвенным путем: через выборность должностных лиц, когда исполнение служебных обязанностей обеспечивалось собственными средствами, или посредством почетных повинностей состоятельных граждан, т.е. за счет литургии, представлявшей собой обременение таких граждан обязанностями вкладывать средства на общественно значимые цели. Например, были государственные повинности по снаряжению военных кораблей, содержанию участников гимнастических соревнований. Все сказанное вовсе не означает того, что полис был лишен права облагать прямым налогом граждан. Такой налог был временно введен в Афинах во время Пелопоннесской войны для покрытия больших военных затрат.   2. Началу образования античных государств положил синойкизм, т.е. объединение общин для противостояния враждебным силам. В нашем случае имело место объединение четырех племен с созданием единого центра в Афинах, где учредили общее управление: вождь (базилевс), совет старейшин (геронтов), народное собрание. Базилевса избирали по личным качествам из знатных и состоятельных людей. Он предводительствовал на войне, обязан был первым бросаться в бой, показывая пример храбрости, а в мирное время совместно со старейшинами принимал участие в суде. Совет старейшин состоял из влиятельных представителей родов, а не из самых пожилых и уважаемых людей племени. Он предварительно обсуждал вопросы, выносимые на рассмотрение народного собрания как совокупности всех свободных общинников. Афинское население независимо от племенной принадлежности стало делиться на благородных (эвпатридов) и неблагородных (демос). В демос входили земледельцы (геоморы) и ремесленники (демиурги). Эвпатриды обладали исключительным правом на занятие общественных должностей.   Постепенно, на протяжении VIII — VII вв. до н.э. органы родоплеменного строя преобразовывались в государственные: функции вождя перешли к девяти архонтам (изначально так называли глав родов), избираемым народным собранием из числа знати вначале пожизненно, с середины VIII в. до н.э. — на десять лет, а с конца того же века — ежегодно. Тогда же совет старейшин заменили ареопагом, места в котором пожизненно занимали бывшие архонты, а роль народного собрания заметно упала. Для отправления военных повинностей территория страны впервые была разделена на округа, жители которых давали средства на строительство одного военного корабля.   Продолжавшееся развитие денежного оборота, частного хозяйства вело к дальнейшему усилению имущественного неравенства, продолжало разлагать родовые связи, способствовало значительному возрастанию числа рабов. Первоначально рабство носило патриархальный характер: рабы назывались «домочадцами», входили в состав семьи и с ее прочими членами участвовали в общей хозяйственной жизни. Происходило расслоение и среди эвпатридов, и среди демоса. Часть знатных разорялась. Другие же богатели, сосредотачивали в своих руках крупные земельные наделы, нещадно эксплуатировали земледельцев. Союзником крестьян в борьбе с родовой аристократией выступали торгово-ремесленные круги демоса, среди которых сложилась верхушка богатых, но не знатных: это были владельцы мастерских, хозяева кораблей. Обладая экономическим весом, эти люди были лишены политической власти. Используя всеобщее недовольство господством эвпатридов, они возглавили борьбу, преследуя при этом свои цели: добиться участия в управлении Афинами. Дальнейшие события показали, что как возникновение афинского государства так и становление демократической республики сопровождалось стремлением разрешить противоречия внутри полисной организации, переплеталось с борьбой элементов, входивших в коллектив граждан.   Напряженная и острая борьба между демосом и эвпатридами привела к реформам архонта Солона (594 г. до н.э.). Их основными мероприятиями были следующие.   Во-первых, сисахфия («стряхивание бремени»), состоящая в отмене долговых обязательств, возвращении крестьянам заложенных ими земель и запрещении рабства за долги, после чего соплеменники уже не могли, как правило, становиться рабами;   Во-вторых, введение нового деления граждан по имущественному цензу вместо старого по родам и племенам, обеспечивавшего безраздельное господство родовой знати. Граждане по величине годового дохода делились на четыре разряда. Единицей измерения доходов была взята мера емкости для зерна — медимн (52,4 л.). Те, кто получал доход не менее 500 медимнов, вошли в разряд пентакосиомедимнов (пятисотмерников); получавшие доход в 300 медимнов или способные содержать боевого коня — во второй разряд: всадников; имевшие доход в 200 медимнов — в третий разряд: зевгитов; и получавшие доход меньше 200 медимнов вошли в четвертый разряд: фетов. Соответственно этим разрядам распределялись воинские повинности и политические права. Пятисотмерники выполняли литургии, всадники служили в коннице, зевгиты — в тяжеловооруженной пехоте (гоплитами), феты служили как легковооруженные войны. Пятисотмерники и всадники могли избираться на любую должность, зевгиты не могли избираться в архонты, а значит и пополнять ареопаг, феты имели только право избирать должностных лиц в народном собрании, но не могли быть избранными.   В-третьих, создание новых государственных органов: Совета 400 (булэ), избираемого из граждан первых трех разрядов по 100 человек от каждого племени, и гелиэи или суда присяжных, формируемой по жребию.   Реформы Солона носили компромиссный характер: не был произведен раздел земли, сохранилось деление афинского общества по этническому признаку, нетронутыми остались ареопаг, коллегия девяти архонтов — оплот родовой знати, основная масса демоса не получила возможности в полной мере участвовать в управлении государством. Незавершенность реформ Солона вызвала дальнейшее обострение борьбы между демосом и эвпатридами, подготовила новую реформу.   Реформа Клисфена (509 г. до н.э.) значительно подорвала влияние знати. Вместо прежнего деления на четыре племени было введено новое территориальное деление Афин на 10 округов (фил). Каждая фила состояла из трех расположенных в разных местах территорий (тритий) — городской, прибрежной и земледельческой. Это обеспечивало преобладание интересов торгово-ремесленных слоев населения над сельским. При Клисфене Совет 400 преобразовали в Совет 500, избираемый с учетом солоновских разрядов по 50 человек от округа; была учреждена коллегия десяти стратегов из представителей всех фил, а значение коллегии архонтов значительно упало: стратеги оттеснили архонтов с первых постов в государстве, для последних установили обязательную отчетность. Для борьбы с противниками демократии Клисфен ввел остракизм или суд черепков: посредством этого суда народное собрание на 10 лет изгоняло граждан, которые по мнению народа стали опасными для демократии.   Клисфен объединил широкие массы сельского населения в мелкие единицы — демы. Аттика была поделена на 100 демов. Одновременно были оформлены функции демов — это были хозяйственные, административные, культовые, военные и политические объединения. Старосты демов (демархи) следили за ходом рекрутирования и получения гражданского статуса молодыми членами новых административных единиц. Демы прикреплялись к тритиям фил.   Реформы Клисфена сделали значительный шаг в сторону дальнейшей демократизации государства, но еще сохранялся ареопаг в качестве оплота знати, а солоновское деление населения по имущественному цензу устраняло значительную массу демоса от занятия высших должностей. Между тем, позиции демоса в государстве все более крепли, особенно его торгово-ремесленных кругов после греко-персидских войн, а это не могло не вызвать дальнейшей демократизации политического строя.   В результате реформы Эфиальта (462 г. до н.э.) ареопаг был лишен всех прав высшего государственного органа: права налагать вето на решения народных собраний, осуществлять контроль за деятельностью должностных лиц, надзирать за соблюдением законов. За ним сохранили разбирательство по некоторым видам уголовных преступлений, религиозные функции.   Тогда же, в середине V в. до н.э., было отменено деление на солоновские имущественные разряды, так что все граждане получили возможность занимать любую должность. Формально цензовое законодательство Солона не отменили, но в 457 г. впервые на пост архонта был избран зевгит. В дальнейшем зевгиты и феты практически получили доступ ко всем государственным должностям. При первом стратеге Перикле была введена плата за исполнение должностей, за участие в народном собрании, Совете 500, гелиэе, что давало реальную возможность даже малоимущим гражданам участвовать в политической и общественной жизни полиса. Денежные пособия были невелики, но все же они обеспечивали дневное пропитание.     3. Афинская демократия достигла своего расцвета, но она распространялась на небольшую часть населения страны — только на полноправных граждан. Таковыми являлись совершеннолетние (с 18 лет) свободные мужчины, коренные жители. Ни свободные женщины, ни дети политических прав не имели.   Свободные чужеземцы-греки, проживающие в Афинах (так называемые метэки), были политически бесправными и ограничивались в гражданских (имущественных) правах: им запрещалось владеть землей на территории принявшего их полиса. Их дети от брака с полноправными гражданами не получали гражданства. Для официальной защиты своих интересов избирали себе покровителей из граждан, так как метэки не имели права самостоятельно выступать на суде. За право проживать в Афинах и заниматься здесь ремеслом и торговлей метэки платили особый поголовный налог, составляющий 12 драхм с мужчины и 6 драхм с женщины. Кроме того, на метэках лежали и другие повинности, в частности, военная.   Совершенно бесправными являлись рабы из несвободных варваров, то есть негреков. Они считались объектами права, одушевленными орудиями, и лишь некоторые рабы, посаженные на оброк, имели ограниченные имущественные права. Надпись 415 г. извещает о ценах на рабов в Афинах. Рабы-мужчины стоили от 70 до 300 драхм, женщины — от 135 до 220 драхм, тогда как средний заработок ремесленника составлял одну драхму в день.   Государственный строй. По форме правления в V — IV вв. до н.э. Афины представляли собой республику, по форме государственного устройства — город-государство (полис), по политическому режиму — рабовладельческую демократию.   Высшим органом государства считалось народное собрание (экклесия), созывавшееся обычно в установленные сроки сначала 10, а потом 40 раз в год. Экклесией(при кворуме в 6000 человек) решались важнейшие дела государства: обсуждение и принятие законов, вопросы объявления войны и заключения мира, принятие посольств, избрание и отчеты должностных лиц, финансовые, продовольственные и другие вопросы. При обсуждении вопросов часто выступали специальные ораторы — демагоги. Народное собрание рассматривало заявления о государственных преступлениях и выступало по ним в качестве судебного органа.   Другим центральным органом, осуществлявшим функции высшего управления, был Совет пятисот (булэ), избираемый гражданами жеребьевкой по филам. Этот орган предварительно рассматривал дела, поступавшие затем в народное собрание, следил за точным исполнением законов, контролировал деятельность должностных лиц (принимал их отчеты, давал им указания, мог возбудить против них судебное преследование), распоряжался финансами, государственным имуществом, принимал иностранных послов и направлял афинских представителей для ведения переговоров в другие государства. Для ведения текущих дел Совет делился на десять комиссий (пританий) по 50 представителей одной филы. Комиссии по очереди, установленной жребием, выполняли в течение одной десятой части года исполнительные функции: следили за благосостоянием города, заботились о полицейской службе в нем, подготавливали вопросы для рассмотрения в Совете 500 или в народном собрании. Из членов комиссии ежедневно жребием избирался председатель Совета, который во время работы народного собрания являлся его председателем.   Важным государственным органом была гелиэя (суд присяжных). Она состояла из 6 000 граждан, достигших 30 лет, избранных по жребию на один год по 600 человек от филы. Гелиэя рассматривала дела о тяжких преступлениях, являлась апелляционной инстанцией на решения других судебных органов. Она принимала важное участие в законодательстве: после одобрения законопроекта народным собранием он поступал в гелиэю, где подвергался окончательному рассмотрению, протекавшему в форме судебного процесса и становился законом после принятия большинством голосов гелиастов. Каждый гражданин мог обжаловать в гелиэе любое из поступивших в народное собрание предложений или уже принятых постановлений и законов. Если после рассмотрения жалобы в суде присяжных она признавалась справедливой, обжалованное постановление или закон отменялись, а лица, виновные в их проведении, привлекались к судебной ответственности. С другой стороны, если жалоба на противозаконие признавалась необоснованной, то жалобщик подвергался крупному штрафу. Наконец, гелиэя осуществляла контроль за деятельностью должностных лиц в виде докимасии, т.е. проверки качеств необходимых для занятия должности. Во время докимасии проверялось наличие необходимого возраста, обсуждались моральный облик и политические взгляды кандидата.   В Афинах существовала сложная процедура принятия законов. Предложения о принятии новых законов вносились гражданами на первом собрании года. Если народное собрание соглашалось с предложением, то его автор должен был представить в Совет 500 законопроект, текст которого одновременно выставлялся на площади для всеобщего обозрения. Законопроект рассматривался Советом и вместе с заключением этого органа поступал на обсуждение третьего народного собрания года. Если собрание одобряло законопроект, то он направлялся в гелиэю для окончательного утверждения. Для рассмотрения законопроекта в гелиэе создавалась особая коллегия номофетов из 1 000 человек-гелиастов. В судебном заседании автор законопроекта выступал в качестве обвинителя старых законов, а назначенные народным собранием пять человек — в качестве их защитников. Номофеты могли признать правоту или обвинителя, или защитников и тем самым утвердить или отвергнуть законопроект. Только после утверждения его номофетами он становился законом.   Управление отдельными сторонами жизни афинян осуществляли различные должностные лица. Стратеги занимались военным командованием, полеты управляли государственным имуществом, агораномы служили рыночными надзирателями, метрономы осуществляли надзор за правильностью мер и весов, астиномы наблюдали за порядком на улицах, гинекономы — за образом жизни женщин.   Организация и деятельность должностных лиц строилась на некоторых общих принципах. Во-первых, все должности были выборными. Выборы на военные, финансовые и другие должности, требующие познаний, проводились путем поднятия рук в народном собрании; должности, не требующие особых познаний, замещались путем жребия, причем жеребьевку сами афиняне рассматривали ярким проявлением демократизации их строя. Во-вторых, должности были, как правило, коллегиальными: по 10 человек на должность. В-третьих, избирались должностные лица сроком на один год и обычно переизбрание не допускалось, за исключением воинских должностей; тем самым имел место принцип краткосрочности службы. В-четвертых, все должностные лица признавались ответственными перед народом. Первое собрание каждого месяца рассматривало вопрос о том, как должностные лица исполняют свои обязанности, и в случае необходимости могло сместить любого из них и предать суду. По истечении срока пребывания в должности все должностные лица представляли собранию отчет о своей деятельности. В-пятых, должности, как правило, были оплачиваемые. Исключение составляла важнейшая должность стратега, которая не оплачивалась.   В Афинской республике полиция находилась в распоряжении одного из архонтов — главы центрального магистрата, уполномоченного следить за соблюдением законов и обеспечивать охрану общественного порядка. У архонта имелись помощники — так называемые асессоры, в обязанности которых входило наблюдение за поведением и нравами народа, а равно за всем тем, что происходило в городе. В полицейские силы включались отряды из конных и пеших лучников — рабов-тексотов. Полиция должна была противодействовать волнениям населения, выслеживать тайные собрания, преследовать их участников. Ей предписывалось следить за нравственным поведением женщин, контролировать пиры и другие увеселительные сборища. В борьбе с уголовной преступностью афинская полиция активно сотрудничала с так называемой коллегией одиннадцати (одной из десяти коллегий гелиэи), которой были подсудны дела разбойников, ночных и карманных воров и других преступников.   Преступление, включая убийство, рассматривалось в плоскости ущерба, нанесенного преступником частному лицу и группе его родственников. В Афинах не было специальных государственных обвинителей. Любой из граждан мог возбуждать и поддерживать обвинение, в том числе и в тех случаях, когда оно касалось интересов государства или охраны существующего правопорядка. Не было на суде и защитников — каждый подсудимый должен был защищать себя сам. Поэтому некоторые заучивали наизусть заранее написанные для них защитительные речи. Если по ходу дела требовались свидетельские показания рабов, их подвергали пыткам, так как считалось, что добровольным показаниям раба доверять нельзя.   Законодательство Афин почти не дошло до нас. Первая запись обычного права была сделана в 621 г. до н.э. в архонтство Драконта. Известно, что «Законы Драконта» отличались большой суровостью и широким применением смертной казни. Плутарх писал, что в законах «…почти всем преступникам назначено было одно наказание — смерть, так что и обвиняемые в праздности подвергались ей, и попавшиеся в краже овощей или плодов были наказываемые наравне со святотатцами и убийцами» (Плутарх. Солон, 17.). Однако помимо смертной казни, законами предусматривались также и штрафы, атимия или бесчестье, когда запрещалось посещать храмы и участвовать в народном собрании, занимать должности, обращаться в суд.   Славу законодателя снискал Солон. Вот сохранившиеся от него законы: кто не кормит родителей, наказуется бесчестием; кто растратит отцовское имущество — также; кто празден, на того всякий желающий может подать в суд. Солон запретил говорить в собрании продажным распутникам. Опекуну над сиротами на матери их не жениться; ближайшему после сирот наследнику опекуном не быть. Камнерезу не оставлять у себя отпечатков резанных им печатей; кто выколет глаз одноглазому, тому за это выколоть оба глаза; архонту, если его застанут пьяным, наказание — смерть. На вопрос, почему он не установил закона против отцеубийц, Солон ответил: «Чтобы он не понадобился». На вопрос, как изжить преступления среди людей, он ответил: «Нужно, чтобы пострадавшим и не пострадавшим было одинаково тяжело» и добавил: «От богатства родится пресыщение, от пресыщения — спесь» (Диоген Лаэртский. I 55.).   Афинская демократия стремилась обеспечить общность всех полноправных граждан. В этих целях государство искусственно не допускало слишком большого экономического неравенства в их среде: оно, с одной стороны, выводило колонии, т.е. создавало далеко от Афин новые поселения обедневших граждан и, таким образом, наделяло их землей, а с другой стороны, на самых богатых граждан возлагало уже известные литургии, т.е. почетные обязанности, связанные со значительными расходами. Однако рост производства, товарно-денежных отношений, дальнейшее развитие рабства привели к значительному расслоению граждан. Между ними обострилась борьба. Полисная политическая система стала переживать тяжелый кризис.   Основными причинами кризиса полиса были:   — интенсивный процесс концентрации земли, оборотной стороной которого являлось растущее разорение и обезземеливание крестьянства. Единство граждан (союз равных), составляющее основу полиса, теряет былую прочность;   — в связи с разорением большей части граждан значительно снизилась численность и боеспособность гражданского ополчения. Это подрывало основу военного могущества полиса. Соответственно усиливалась потребность в наемных войсках. Наемничество означало разрыв с традициями свободного и демократического полиса, поскольку наемники легко превращались в орудие политических и военных авантюр.   В IV в. до н.э. Афины были завоеваны Македонией, а позже, во II в. до н.э., попали под власть Рима.     4. Вторым крупнейшим после Афин полисом, сыгравшим видную роль в истории Древней Греции, была Спарта. Спартанское государство образовалось в IX — VIII вв. до н.э. в южной части полуострова Пелопоннес в результате завоевания этой территории вторгшимися с севера дорийскими племенами. Чтобы держать в повиновении коренное население, во много раз превышающее численность завоевателей, нужно было создать органы насилия, органы публичной власти, неизвестные до тех пор завоевателям-спартиатам, у которых родовой строй еще не был разрушен. В результате появилось своеобразное соединение сильной государственной власти со значительными пережитками первобытнообщинного строя.   Спартанское общество состояло из трех основных категорий — спартиатов, илотов, периэков.   Как и в других греческих полисах, коллектив полноправных граждан (спартиатов) образует замкнутую общность, которая противостоит рабам (илотам) и неполноправным лицам (периэкам). Спартиаты представляли собой господствующий коллектив рабовладельцев. Вся земля считалась собственностью государства и была, по преданию, разделена на девять тысяч равных участков по количеству спартиатов-воинов. Каждый гражданин получил такой участок (клер) вместе с прикрепленными к нему илотами в наследственное майоратное пользование без права отчуждения. Клер переходил по наследству к старшему сыну, а младшие сыновья могли претендовать лишь на выморочные наделы, а пока включались в разряд опустившихся (гипомейонов). Поскольку численность порабощенного населения значительно превосходила численность спартиатов, последние вынуждены были военизировать свой быт. Единственно достойным занятием они считали военное дело. Они жили как в военном лагере, не расставаясь с оружием.   Для предотвращения зависти и соперничества между самими гражданами государство искусственно сглаживало различия между ними. Легендарный законодатель Ликург, якобы по божественному откровению, учредил меры, направленные против роскоши и обеспечивающие простоту нравов. Было введено одинаковое и обязательное воспитание и обучение всех детей. Сплочению мужчин с взаимным контролем друг за другом способствовали объединения по возрастным группам, в составе которых они совершали регулярные совместные трапезы, бились плечом к плечу на поле брани. Проявлением грубой уравнительности являлась обязанность граждан носить единообразный покрой одежды, определенную форму бороды и усов и т.п.   Рабство в Спарте отличалось значительным своеобразием. Илоты, в отличие от афинских рабов, были коренным греческим населением, завоеванным спартиатами. Завоеватели оставили их в прежних домах, на прежних землях. Илоты, как и земля, считалась собственностью государственно-организованной общины полноправных граждан-спартиатов. Государство предоставляло участок земли и илотов, обрабатывающих его, в пользование спартиату. Илоты платили хозяину примерно половину урожая (82 медимна зерна и жидких продуктов, плодов), остальное оставляли себе. Илоты не были товаром, самостоятельно вели хозяйство, свободно распоряжались оставшейся у них частью урожая, служили в легковооруженной пехоте. Участвующий в военных действиях спартиат имел возле себя семерых илотов. Для устрашения илотов в Спарте были узаконены периодические избиения и массовые убийства их — криптии.   Особую часть населения Спарты составляли периэки. По одной версии ими были жители горных неплодородных районов, также завоеванные спартиатами, но оставленные лично свободными. По другой — периэки («живущие вокруг») были поселенцами на приграничных землях, отдаленных от политического центра. Ликург распределил землю среди них числом тридцать тысяч наделов. Периэки имели собственность, владели землей и имуществом на основе частной собственности, занимались, главным образом, ремеслом и торговлей, служили в спартанском войске, поставляя тяжеловооруженную пехоту — гоплитов, но периэки были лишены политических прав и платили спартиатам дань. Наделенные функциями самоуправления, они находились под надзором специальных должностных лиц — гармостов.   Чужестранцев в Спарте почти не было, так как правящие круги стремились оградить граждан от иноземного влияния, способного изменить представление о правильности освященного традицией порядка. Выезд за пределы страны был возможен только по специальному разрешению. Изоляция государства усугублялась также тем, что тяжелая спартанская монета чеканилась из железа и не имела хождения за рубежом.   Во главе спартанского государства стояли два царя (архагета) первоначально с выборной, а с VI в. до н.э. — с наследственной властью, восходящей, очевидно, к власти вождей двух авторитетных родов — Агиадов и Эврипонтидов. Цари выполняли военные, жреческие и частично судебные функции, но реальной властью цари обладали только во время военных походов, когда приобретали даже право жизни и смерти в отношении граждан, хотя и здесь они находились под наблюдением сопровождавших их эфоров. Раз в восемь лет эфоры гадали по звездам и, произвольно толкуя знамения, устанавливали правомерность правления царя, могли добиться его смещения.   Высшим органом формально считалось народное собрание (апелла), но фактически большой роли не играло. В нем участвовали все войны-спартиаты с 30-летнего возраста. Выступать в собрании могли лишь цари и должностные лица. Вопросы готовились Советом старейшин, в собрании не обсуждались: проводилось лишь голосование «за» и «против», причем не поднятием рук, как в Афинах, а криком; в спорных случаях расходились в разные стороны. Апелла играла важную роль в избрании должностных лиц.   Совет старейшин (герусия) состоял из 28 членов (геронтов), избираемых народным собранием пожизненно из граждан, достигших 60-летнего возраста. Еще в состав герусии входили оба царя. Герусия рассматривала предварительно дела, которые поступали затем в народное собрание. Она осуществляла суд по наиболее важным уголовным делам и особенно по государственным преступлениям. За свои действия геронты ни перед кем не несли ответственности. Они могли распустить народное собрание, если были не согласны с мнением народа. Назначение Совета старейшин Плутарх усматривал в том, чтобы с одной стороны, сдерживать власть царей, а с другой, противостоять народному собранию.   Коллегия пяти эфоров занимала особое положение в государстве. Этот орган возник, видимо, в результате борьбы знати за дальнейшее ограничение власти царей. Власть эфоров со временем усилилась настолько, что они заняли господствующее положение в государстве и, будучи наделенными реальной властью и авторитетом, запускали политический механизм. Эфоры избирались в народном собрании на один год. Компетенция этой коллегии была обширной: ее члены созывали народное собрание, Совет старейшин, направляли их деятельность, только эфоры имели право предлагать законы; они руководили всей внутренней и внешней политикой страны, подписывали мирные договоры, объявляли военную мобилизацию, контролировали царей, выполняли их поручения судебного и административного характера. Деятельность эфоров практически не контролировалась — они отчитывались только перед своими преемниками.   В Спартанском политическом строе переплетались монархические, аристократические и демократические элементы. Поскольку руководство государственными делами здесь осуществляли не наследственные цари, а выборные эфоры, можно считать, что по форме правления Спарта представляла собой республику. Возникшая из объединения племен, компактно проживавшими в одном политическом центре, она имела полисную форму государственного устройства.   Что же касается политического режима, то определить его однозначно не представляется возможным. Демократическим началам соответствует равенство в образе жизни всех спартиатов без различия их имущественного состояния и происхождения, участие народа в избрании самых важных должностных лиц — геронтов и эфоров. Однако, круг лиц, из которых формировался Совет старейших, был ограниченным, а его члены являлись несменяемыми. Должностные лица (эфоры, в особенности) проводили самостоятельную политику, могли не считаться с волей народа, и не подлежали суду народного собрания. Названные черты указывают на аристократию как реальную власть, сосредоточенную в руках немногих. Наконец, существовал жесткий контроль государства над обществом в целях консервации освященных традицией гражданских ценностей и ориентиров, обусловленный завоеванием и направленный на изоляцию от остального греческого мира. Вместе с детальной регламентацией жизни каждого спартиата от рождения и до самой смерти это позволяет причислить Спарту к полицейским государствам. Таким образом, политический режим утвердился смешенным как сочетание «казарменной демократии» с аристократией.   Несмотря на стремление правящих кругов оградить государство от всякого внешнего влияния и сохранить в застывшем виде существовавший порядок, товарно-денежные отношения проникли в экономику Спарты и действовали разлагающе на весь общественный организм. К IV в. до н.э. усилилось имущественное неравенство среди спартиатов. Обедневшие граждане стали закладывать не саму землю, а доход, получаемый с нее, а с 400 г. до н.э. власти разрешили дарить и свободно завещать землю. Воспользовавшись этим правом, задолжавшие спартиаты стали продавать свои земельные участки под видом дарения или передачи по завещанию. Ускорилась концентрация земли в одних руках и обнищание других людей, лишившихся с потерей надела и права гражданства. Вместе с этим упала и боеспособность спартанского войска. Спарта превратилась во второстепенное государство, а во II в. до н.э., разделив участь всей Греции, оказалась под властью Рима.     5. Рабовладельческая общественно-политическая формация достигла высшей ступени развития в Римском государстве. Рим выступил на историческую арену позднее других рабовладельческих государств и создал наиболее совершенные по форме рабовладельческие отношения. История Рима показывает кризис полисной организации с ее республиканскими традициями и превращение ее в империю с монархической формой правления. Этому способствовали как экономические факторы, усиливавшие неравенство граждан, так и успешные завоевательные войны, неуклонно расширявшие границы Римского государства. Республиканские органы оказались неэффективными для управления громадными территориями. Они постепенно утрачивают былое значение, уступая позиции новому аппарату, ставшему опорой власти монарха.   Образование Римского государства имеет ту особенность, что было тесно связано с борьбой между патрициями и плебеями, а не с разрешением внутренних противоречий гражданско-территориальной общины, как в Афинах, или с завоеванием коренных жителей, как в Спарте. Римский город-полис создали в VIII в. до н.э. три объединившихся племени: два из которых предположительно принадлежали к италикам (латины и сабины), а одно — к южным этрускам.   Полноправными гражданами, или патрициями, считались члены римской городской общины, т.е. те, кто был зачислен в своеобразную войсковую и религиозную организацию — курию. У римлян не было общего собрания: они (мужчины, способные нести военную службу, члены родов) участвовали в общественных делах через куриатные собрания (первоначально 10 родов составляли курию как собрание 100 пеших и 10 конных войнов; в свою очередь по 10 курий входило в каждое из трех племен — триб италиков). Курия имела в целом один голос, и подсчитывались голоса не отдельных граждан, а решение каждой из тридцати курий. На собраниях избирали царя-военачальника, принимали или отвергали предложения совета старейшин.   Значительную часть неполноправных граждан составляли плебеи, включавшие не входящих в римскую родовую организацию представителей других племен (например, северных этрусков), постоянно проживавших на территории полиса. Плебеи признавались римскими гражданами, были лично свободными, владели наделами, полученными из свободной части общинного земельного фонда, должны были платить налоги, отбывать военную службу. Но плебеи были лишены права участвовать в управлении делами государства: обсуждать вопросы в народных собраниях, занимать различные должности и получать землю при разделе государственных земель.   У патрициев и плебеев были различные формы землепользования. Издревле римский гражданин (как полноправный, так и неполноправный) имел в собственности и передавал по наследству лишь приусадебный участок. Основная же масса земли принадлежала всей патрицианской общине и составляла так называемое общественное поле. Только патриции имели право занимать из этого земельного фонда для себя и подвластных лиц такое количество земли, какое они могли использовать для земледелия и скотоводства. Плебеи фактически допускались к эксплуатации общественного поля как лица, входившие в патрицианскую семью в широком смысле, то есть включавшую в себя не только родственников, но и зависимых людей, например, рабов. Патрицианский род мог предоставлять плебеям италийского происхождения земельный участок на неопределенный срок, до востребования. Плебей же, получивший надел, отдавал себя под покровительство какого-нибудь влиятельного полноправного римского гражданина. Такой покровитель назывался патроном, а покровительствуемый — подзащитный плебей — клиентом. Клиент, входя в семью патрона, обязан был следовать за ним на войну, помогать ему трудом или другими средствами, выкупать из плена, оказывать ему почтение и т.д. Патрон в свою очередь обязан был покровительствовать клиенту и представлять его в суде, так как клиент не имел возможности сам защищать там свои интересы, причем патроны и клиенты не могли свидетельствовать друг против друга и выдвигать взаимные обвинения.   Совершенно бесправными, стоящими вне общества, были рабы. Как и во всем античном мире рабство в Риме весьма скоро сменило свои патриархальные черты и формы на классические, но в отличие от Древней Греции здесь длительное время сохранялось долговое рабство. Начиная с больших завоевательных войн III в. до н.э., когда число рабов резко возросло, значительно ухудшилось их положение. Вместо подвластного члена семьи рабовладельца, некоторым образом защищенного от абсолютного произвола, раб стал трактоваться как вещь. Соответственно его господин мог обращаться с ним как вздумается и даже безнаказанно убить его.   В процессе разложения первобытнообщинных отношений и возникновения государства в Риме органы родоплеменного строя преобразуются в формирования публичной власти. В так называемый царский период, начавшийся согласно традиции с 754 г. до н.э., во главе римского народа стояли цари-рексы, наделенные неделимой, чисто личной и пожизненной, но не наследственной властью — религиозной, военной, судебной, административной. Совет старейшин у римлян именовался сенатом. Вначале он представлял собой собрание родовых старейшин. Постепенно в обычай вошло избрание старейшин из одной и той же наиболее состоятельной семьи каждого рода, что вело к образованию родовой знати и возникновению патрицианских семей. Таким образом сенат стал патрицианским консультативным органом при царе. Куриатные народные собрания несколько теряют былой авторитет: принимаемые ими обязательные постановления могли отвергаться царем или советом старейшин.   Для государствообразующего процесса наиболее важным событием стала реформа Сервия Туллия, шестого по счету рекса, проведенная им в середине VI в. до н.э., которая по своему историческому значению равна политическим революциям Солона и Клисфена в Афинах. На ее характер повлиял рост численности и увеличение роли плебеев в экономической жизни и вооруженных силах. Доходы от земли по-прежнему оседали у патрициев, но в руках плебеев концентрировалось ремесленное производство и торговля. Без них никак не обходились в военных походах. Обострилось противоречие между тем, какую роль плебеи играли в жизни Рима и их политическим бесправием. Оно было разрешено разрушением римской родовой организации, постепенным уравнением плебеев с патрициями в правах. По исторической традиции начало этому процессу и положила реформа Сервия Туллия.   После реформы граждане (и патриции, и плебеи) стали распределяться по имущественному и территориальному принципам вместо старого деления по племенам и родам. В зависимости от размера земельных владений (не меньше 20, 15, 10, 5 или 2 югеров (1 югер = 0,25 га), а с IV в. до н.э. — имущественного достатка, исчисляемого в денежном выражении (не меньше 100, 75, 50, 25 и 11 тысяч асов),все свободное мужское население, способное носить оружие, делилось на пять разрядов, а разряды — на центурии (сотни). Из 1-го разряда наиболее богатых граждан была выделена группа всадников. Всадники составляли центурии конницы, граждане с 1 по 3 разряды — тяжеловооруженной пехоты, 4 — 5 разряды — легковооруженной пехоты. Но центурии были не только военной, но и политической единицей — новым видом народных собраний — центуриатными комициями, в состав которых стали включаться плебеи.   Каждая центурия при голосовании имела один голос. Однако разные разряды граждан образовывали различное число центурий. Зажиточные граждане первого разряда (вместе со всадниками) формировали их больше, чем граждане последующих разрядов. Так, граждане первого разряда выставляли 80 центурий пехотинцев и 18 центурий всадников (из которых 6 состояли только из патрициев), граждане второго, третьего и четвертого — по 20 центурий, а пятого разряда — 30 центурий. Вне разрядов еще образовывалось 5 нестроевых центурий: 2 центурии ремесленников, 2 — военных музыкантов и 1 центурия пролетариев (от слова «потомство»), т.е. совершенно неимущих лиц, полезных государству не достатком, а лишь своим потомством. Всего формировалось 193 центурии. Голосование проводили, начиная с граждан первого разряда вместе со всадниками, за ними подавали голос граждане второго разряда, затем третьего и т.д. При существовавшем большинстве в 97 голосов достаточно было единодушного решения первого класса со всадниками (всего 98 центурий), чтобы не спрашивать мнения других разрядов населения, образующих только 95 центурий.   Территория, занимаемая римлянами, была подразделена на 4 городских и около полутора десятков сельских (в 496 г. их было 16, после 241 г. до н.э. их окончательное число составило 31) округов (триб), которые уже не совпадали с племенным делением. Вначале они были установлены для упорядочения военного набора, учета землевладения и взыскания налогов с патрициев и плебеев через старост территориальных округов. Позднее стали проводиться собрания по трибам, что положило начало другому виду народного собрания — трибутным комициям, где каждый округ имел один голос. Центуриатные и трибутные комиции постепенно совершенно вытеснили куриатные комиции — тот вид народного собрания, который существовал при родоплеменном строе.   Римская республика. В 509 г. до н.э. последний римский царь (7-й рекс Тарквиний Гордый) был изгнан, а его функции военачальника, верховного судьи по публичным делам перешли к двум должностным лицам, именуемым вначале высшими преторами (предводителями), а затем консулами. Преторы же стали помогать консулам по судебным и административным вопросам. Наряду с этими высшими должностными лицами постепенно начали возникать и другие, первоначально им подчиненные: квесторы, которые были помощниками преторов по судебным делам, а позже стали выполнять функции казначеев; эдилы как помощники преторов по городскому хозяйству. Для учета граждан и распределения их по центуриям и трибам в 442 г. до н.э. была создана должность цензора. Должностные лица избирались народными собраниями, получившими статус высших государственных учреждений. С учреждением республики совет старейшин сохранил лишь прежнее наименование — сенат и количественный состав — 300 человек по известному числу патрицианских родов. Но он стал формироваться не из старейшин родов, а из привилегированных лиц, назначаемых консулами. С IV в. до н.э. назначение сенаторов стали производить цензоры из среды бывших магистратов в порядке должностной иерархии. Раз в пять лет в него зачислялись представители знатных и богатых семей, как правило те, кто в прошлом занимал высшую государственную должность консула, затем претора, цензора. Сенат по-прежнему считался совещательным органом, но не при царе, а при магистратах, т.е. должностных лицах.   С изгнанием царя в Риме установилась республиканская форма правления. Ее аристократический характер был предопределен продолжавшейся борьбой между патрициями и плебеями. Политические притязания плебеев подкреплялись их экономической силой: хотя в землевладении господствовали патриции, но торговым и промышленным богатством, хотя и не очень развитым, обладали плебеи. Действенной формой их борьбы за права была так называемая сецессия, т.е. уход плебеев из Рима. Первая состоялась в 494 г. до н.э., когда плебеи отказались выступить в военный поход и в полном вооружении удалились из города. Уход плебеев вызвал панику. Боеспособность римской армии резко упала. Патриции вынуждены были начать переговоры и пойти на уступки — была создана специальная должность народных трибунов, существо которой состояло в защите плебеев от произвола патрициев. К III в. до н.э. плебеи добились значительных политических и иных успехов: они получили право заключать браки с патрициями (Закон Канулея 445 г.); право избирать одного из консулов из числа плебеев (Закон Лициния и Секстия 367 г.); в 444 г. плебеи получили доступ в сенат, в 356 г. им становится доступной должность диктатора, в 351 г. — цензора, в 337 г. — претора. Уравнению плебеев в правах с полноправными гражданами способствовали ликвидация долгового рабства (Закон Петелия 326 г.), допуск всех к пользованию государственными землями (Закон Лициния и Секстия 367 г.). Постепенно в III — I вв. до н.э. наиболее богатые из плебеев консолидируются с имущим патрициатом и создают нобилитет, который противостоит простому народу. Нобилитет в качестве объединенной патрицианско-плебейской знати доминирует в экономике и политике страны. Он обладал огромными земельными богатствами, а самую большую выгоду получал от завоеваний, а затем от управления завоеванными территориями. Политическим оплотом нобилей был сенат, должностные лица в основном выходили из их среды. Поскольку исчезает понятие «патрицианская знать», изменилось и понятие «плебеи». Теперь слово «плебс» означает просто низшие слои свободного городского и сельского населения.   В целом же общественный строй республиканского Рима характеризовался двумя группами населения с диаметрально противоположными интересами. Это — свободные и рабы.   В свою очередь свободное население делилось на полноправных граждан и неполноправных чужеземцев (перегринов). Уже была прослежена борьба плебеев за уравнение в гражданских правах с патрициями. Помимо сказанного, добавим те изменения в составе граждан, которые явились следствием расширения пределов Римского государства.   К середине III в. до н.э. Апеннинский полуостров был полностью завоеван римлянами. Население Италии, не входя в римскую общину, пополнило число свободных жителей. Они стали делиться на две группы — древние латины и латины колоний. За первыми признавались имущественные права, право выступать в суде и вступать в брак с римскими гражданами. Но они были лишены права участвовать в народных собраниях. Латины колоний пользовались теми же перечисленными правами, что и древние латины, за исключением права вступать в брак с римскими гражданами. Только в I в. до н.э. после союзнических войн всем латинам было предоставлено гражданство.   К перегринам, т.е. свободным людям, лишенным прав гражданства, относились жители провинций — стран, находящихся вне Италии и завоеванных Римом. Перегрины должны были нести налоговые обязанности. Не имея прав латинов, они получили некоторые имущественные права. Однако для защиты своих прав они должны были избирать себе покровителей — патронов, в отношении которых находились в положении, мало отличавшемся от положения клиентов.   В период республики эксплуатируемый класс составляли рабы. Основными источниками рабства были военный плен и работорговля. Из-за тяжелого положения рабов естественное их воспроизводство имело меньшее значение. Рабы были государственные, принадлежавшие всем свободным гражданам на правах коллективной собственности, и частновладельческие. Положение последних постоянно ухудшалось. Прошли времена, когда существовало патриархальное рабство и рабы входили в состав семей граждан, пользовались защитой сакрального права (т.е. священного права, основанного на религиозных верованиях). Власть хозяина над рабом стала практически неограниченной.   Неэффективность труда рабов, незаинтересованных в его результатах, заставила рабовладельцев искать новые формы эксплуатации. Такой формой стал пекулий — часть имущества хозяина (земельный участок, ремесленная мастерская и др.), которую он предоставлял рабу для самостоятельного ведения хозяйства и получения части дохода от него. Господин мог в любое время отнять переданный им пекулий.   Неэффективность рабского труда приводила к отпуску рабов на волю. Вольноотпущенники, пополняя состав граждан, оставались в зависимости от своего бывшего хозяина, превратившегося в их патрона: в пользу последнего они обязаны были нести определенные материальные и трудовые повинности; патрон в случае бездетности вольноотпущенников наследовал их имущество.   Государственный строй республиканского Рима характеризовался следующими чертами. Высшим органом формально считалось народное собрание. Оно собиралось по инициативе должностных лиц и выслушивало их предложения. Предложения магистратов народное собрание изменять было не в праве. Оно могло их принять либо не принять. Голосование по ним было открытым и только в конце республиканского периода было введено тайное голосование, при котором участникам собрания для выражения мнения стали раздавать специальные таблицы.   Народное собрание образовывалось в виде комиций. Центуриатные комиции играли главную роль. С середины III в. до н.э. (с 241 г.) произошли изменения в их составе: все пять имущественных разрядов граждан стали формировать по 70 центурий — по две на каждую из 35 триб. Произошла некоторая демократизация в принятии решений, так как исход голосования теперь решался суммой голосов не одного, а трех имущественных разрядов. Центуриатные комиции избирали высших должностных лиц республики — консулов, преторов, цензоров, принимали или отвергали их законопроекты. В компетенцию этих собраний входило объявление войны; им были подсудны дела по наиболее важным преступлениям, влекущим за собой смертную казнь.   Трибутные комиции были двух видов: общие для всех полноправных граждан (патрициев и плебеев) и специально плебейские. В трибутных комициях выбирались низшие должностные лица — квесторы, курульные эдилы, а в специальных плебейских комициях — народные трибуны и плебейские эдилы. По закону 286 г. до н.э. решения плебейских собраний (плебисциты) стали обязательными для всего народа.   Куриатные собрания потеряли былое значение. Они лишь формально вводили в должность лиц, избранных другими комициями, и в конце концов были заменены собранием тридцати представителей курий — ликторов.   Для республиканского периода было характерно большое влияние сената, количественный состав которого в I в. до н.э. увеличился сначала до 600, а затем до 900 человек. Вначале сенат даже утверждал законы, принятые народным собранием, но с 338 г. до н.э. сенат лишился этого права и только предварительно утверждал предложения, вносимые должностными лицами для обсуждения их в народном собрании. Сенат регулировал бюджет страны, в том числе распределял суммы между отдельными магистратами, руководил военными операциями, распоряжался военной добычей, распределял государственную землю, ведал дипломатическими сношениями, в частности, утверждал мирные договоры и союзные договоры с другими странами, решал вопросы о мерах государственной безопасности, в частности, давал чрезвычайные полномочия диктатору, ведал общим управлением провинциями. Решения сената назывались сенатус-консультами. Созывали сенат и председательствовали на его заседаниях консулы, преторы, диктаторы, а с середины IV в. до н.э. и плебейские трибуны.   Сенат не имел постоянной резиденции; его заседания проходили при закрытых дверях в одном из храмов. Среди сенаторов определились группы, расположенные в последовательность ранее занимаемых должностей: бывшие консулы, преторы, куриальные эдилы; затем плебейские эдилы, трибуны, квесторы и, наконец, немагистраты. В этой же последовательности сенаторы получали право высказывать свое мнение, а первым в группе выступал старейший ее член — принцепс. Голосование проходило таким порядком, что голосующие расходились в разные стороны.   Должностные лица, уполномоченные от имени государства совершать судопроизводство и управление, составляли магистраты, а система лиц — носителей исполнительной власти, именовалась магистратурой. Магистраты имели следующие особенности:   — они были выборными учреждениями: исключая диктатора, избирались народным собранием, но при исполнении своих обязанностей от него не зависели;   — они были коллегиальными, опять же исключая диктатора. Одну и ту же должность занимала группа уполномоченных лиц, каждый из которых обладал полной властью, которую ограничивала только такая же полная власть коллеги, имевшего право отменить или запретить любое его официальное действие (лишение юридической силы акта коллеги называлось интерцессией), но не имевшего права что-либо ему предписывать. Таким образом, акт должностного лица только тогда имел юридическую силу, если с ним были согласны все коллеги, занимающие ту же должность;   — для них была характерной краткосрочность службы: магистраты избирались на один год, за исключением цензоров, переизбиравшихся каждые пять лет. Диктаторство не должно было превышать шести месяцев. Служебный срок мог продлеваться лишь в исключительных случаях. Например, сенат мог продлить полномочия консула — командующего армией — до конца военной кампании. Один и тот же пост магистрат мог повторно занимать лишь по истечении 10 лет;   — магистрат являлся неприкосновенным лицом. Пока он исполнял свою должность, он не мог быть ни смещен, ни привлечен к ответственности. А вот после истечения срока пребывания в должности должностные лица привлекались к суду народного собрания. Таким образом, существовал принцип ответственности магистратов перед народом;   — служба должностных лиц носила безвозмездный характер: государственная работа в Риме, в отличие от Афин, не оплачивалась. Только состоятельные граждане могли себе позволить участвовать в управлении обществом. Выполнение обязанностей магистрата считалось высшей честью и осуществлялось не только безвозмездно, но в ряде случаев было связано со значительными расходами из личных средств избранного. Избрание также было связано для кандидатов с большими затратами. Согласно обычаю, они обязаны были задолго до выборов устраивать для сограждан пиры и одаривать их подарками.   Отличительной особенностью римской магистратуры была иерархия должностей и определенный порядок продвижения по служебной лестнице. Гражданин мог занимать высшие государственные должности в следующей последовательности: вначале квестор, затем эдил, претор и консул. На диктаторов и цензоров этот порядок не распространялся. Более низкий по рангу магистрат обязан был проявлять уважение к более высокому, но не был его подчиненным. Вышестоящий магистрат имел право отменить решение нижестоящего, но не мог давать ему положительных приказаний в сфере его деятельности.   В Республике не разрешалось занимать несколько магистратур одновременно. Претендент на звание магистрата должен был лично выдвигать свою кандидатуру. Надев белую тогу, окруженный друзьями и рабами, он ходил по городу перед выборами, добиваясь расположения избирателей. Во времена поздней Республики для избирательной кампании стали характерными всевозможные интриги и подкупы.   Все магистраты были властны выражать своими высказываниями волю государства, обязательную для его граждан. Должностные лица обладали правом применять принуждение в случае неисполнения их распоряжений в виде задержания ослушников, предания суду нарушителей, наложения штрафа и ареста имущества. Магистраты, облеченные высшей властью (диктаторы, консулы, преторы), имели еще и империум, т.е. высшую и неделимую распорядительную власть, включающую командование войском; право созывать и вносить предложения в центуриатные, трибутные комиции и в сенат, председательствовать в них; право наложения наказания по своему усмотрению на того, кто сопротивляется их приказу или оспаривает его; право руководить правосудием, решать юридические вопросы с дополнениями, изменениями и даже исправлениями законов. Каждый магистрат имел аппарат, состоящий из совета, канцелярии, в которой работали секретари и письмоводители, ликторов (стражи), глашатаев и посыльных. Все эти лица получали жалование.

Do NOT follow this link or you will be banned from the site! Пролистать наверх