ПEРМИНОВ О Г УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТEЛЬНОE ПРАВО УЧEБНОE ПОСОБИE ДЛЯ ВУЗОВ М БЫЛИНА 1999 240 С

     Перминов О. Г.     Уголовно-исполнительное право         учебное пособие для студентов   высших учебных заведений,   обучающихся по специальности   «юриспруденция»         Москва 1999   «Былина»        ББК 67.99   П82     Перминов О.Г. Уголовно-исполнительное право: учебное пособие для вузов — М.: «Былина», 1999 — 240 с.     Данное учебное пособие подготовлено в соответствии с учебными программами и с учетом достижений правовой науки.   Для студентов, аспирантов и преподавателей юридических вузов и факультетов, а также всех интересующихся уголовно-исполнительной политикой государства.     ISBN 5-88528-238-2     (c) Перминов О.Г. 1999 г.   (c) «Былина» 1999 г.      От автора     Эффективное исполнение уголовных наказаний является одним из важнейших условий успешной борьбы с преступностью.   Обязанность исполнения уголовных наказаний возлагается законом на специальные государственные органы. Исполнение большинства видов наказаний связано с реализацией весьма специфических форм, средств и методов, которые применяют эти органы для выполнения стоящих перед ними целей и задач.   Знание механизма функционирования российской уголовно-исполнительной системы, проблем исполнения и отбывания уголовных наказаний — обязательное условие подготовки юристов, будущих работников правоприменительных и правоохранительных органов. Это условие предопределяет необходимость изучения указанных вопросов всеми студентами специальности «юриспруденция».   Разумеется, что объем курса «Уголовно-исполнительное право» зависит от специализации студентов и ведомственной принадлежности высшего учебного заведения. Так, например, учебник «Уголовно-исполнительное право России», подготовленный коллективом авторов Академии МВД РФ под редакцией профессора А.И. Зубкова, предназначен прежде всего для обучения специалистов — будущих работников уголовно-исполнительной системы.   Данное учебное пособие, состоящее из общей и особенной частей, рассчитано на студентов, аспирантов и преподавателей юридических вузов и факультетов, готовящих юристов широкого профиля. В нем учтены новые законодательные и иные нормативно-правовые акты в сфере исполнения уголовных наказаний, принятые после введения в действие Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, в том числе федеральный закон от 3 июля 1998 г. «О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с реформированием уголовно-исполнительной системы».    ОБЩАЯ ЧАСТЬ    Глава 1. Уголовно-исполнительное право как отрасль права    § 1. Понятие уголовно-исполнительного права     Предмет уголовно-исполнительного права. Из курса теории права известно, что право образует определенную систему, наиболее крупные элементы которой являются отраслями права. В качестве критериев разграничения отраслей права обычно используют предмет и метод правового регулирования. С помощью предмета и метода можно не только выделить уголовно-исполнительное право из единой системы российского права, но и выявить также его особенности.   Как и любая отрасль права, уголовно-исполнительное право содержит правовые нормы, регулирующие соответствующие общественные отношения. Предмет уголовно-исполнительного права также составляет общественные отношения. Поэтому понятие предмета в данном случае тесно связано с вопросом о том. какие общественные отношения регулируются нормами уголовно-исполнительного права. Ответ на этот вопрос не так прост, как это может показаться на первый взгляд. Дело в том, что круг общественных отношений, регулируемых уголовно-исполнительным правом, достаточно широк. И по этой причине к регулированию исполнения уголовных наказаний причастны и другие отрасли права, в частности, трудовое, гражданское, административное право. Кроме того, необходимо отметить, что на протяжении достаточно долгого периода в нашей стране отрасль права, регулирующая исполнение уголовных наказаний, именовалась исправительно-трудовым правом, предметом которого являлось регулирование порядка и условий исполнения (отбывания) наказаний, связанных с применением мер исправительно-трудового воздействия.   Длительное время вопросы уголовного наказания, в том числе и его практического применения, были предметом уголовного права. По мере усложнения системы уголовных наказаний, ее целей и задач, появления новых форм и видов их исполнения, новых органов, исполняющих наказания, из уголовного права в качестве самостоятельной начала выделяться новая отрасль, которая в разных странах получила название пенология, пенитенциарное право*.   * Термины «пенитенциарное право», «пенитенциарные учреждения», «пенитенциарное воздействие» и т.п., общепринятые в зарубежном, а также российском законодательстве и литературе до 1917г., ныне все чаще употребляются не только в отечественной литературе, но и в официальных документах.     Происшедшие в последние годы принципиальные изменения в стране повлекли за собой кардинальные изменения и в сфере исполнения уголовных наказаний. Конституция РФ 1993г. стала правовой основой для реформирования всех отраслей Законодательства. Необходимость изменений определена также и обязанностью приведения российского законодательства об исполнении уголовных наказаний в соответствие с нормами международного права, обусловленного вхождением России в Совет Европы.   Принятые в начале 90-х годов законодательные акты такие, например, как Закон РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы», значительно расширили предмет правового регулирования исправительно-трудового права.   Принятие нового Уголовного (УК) и Уголовно-исполнительного кодексов (УИК) Российской Федерации окончательно трансформировало исправительно-трудового права в уголовно-исполнительное. В результате предметом правового регулирования уголовно-исполнительного права стало исполнение (отбывание) всех видов наказания, предусмотренных уголовным законодательством*.   * Согласно ст. 5 Федерального закона РФ «О введении Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации», положения УИК РФ о наказаниях в виде обязательных работ, ограничения свободы и ареста, вводятся в действие по мере создания необходимых условия для их исполнения, но не позднее 2001 г.     К предмету уголовно-исполнительного права, наряду с регулированием порядка и условий исполнения и отбывания наказаний, согласно ч. 2 ст. 2 УИК относится регламентация порядка применения к осужденным средств исправления (режима, воспитательной работы, общественно полезного труда, получения общего образования, профессиональной подготовки).   К предмету уголовно-исполнительного права законодательство также относит: правовое регулирование порядка деятельности учреждений и органов, исполняющих уголовные наказания; регламентацию участия органов государственной власти, органов местного самоуправления, организаций, общественных объединений, а также граждан в исполнении наказания и исправлении осужденных.   Ряд норм уголовно-исполнительного законодательства регулирует порядок оказания помощи осужденным, освобождаемым от отбывания наказания, в их социальной и трудовой адаптации и осуществление за ними контроля, что также относится к предмету уголовно-исполнительного права. Таким образом, предметом уголовно-исполнительного права являются отношения, складывающиеся при исполнении (отбывании) всех видов уголовного наказания, при применении к осужденным средств исправления; отношения, возникающие между учреждениями и органами, исполняющими наказание, и осужденными; отношения, возникающие между различными органами, организациями, учреждениями. предприятиями и т.п., а также отдельными гражданами, участвующими в исправлении осужденных и контроле за ними после их освобождения от отбывания наказания.   Метод уголовно-исполнительного права. Если понятие предмета уголовно-исполнительного права, связанное с вопросом о том, какие общественные отношения регулируются этой отраслью права, то понятие метода обусловлено вопросом о том, как эти отношения регламентируются нормами уголовно-исполнительного права. В данном случае под методом принято понимать совокупность приемов и способов воздействия права на общественные отношения. Между предметом и методом правового регулирования существует весьма жесткая связь. Метод предопределяется особенностями предмета правового регулирования, поскольку уголовное наказание представляет собой прежде всего форму государственного принуждения, его исполнение предопределяет характер основного метода правового регулирования — императивный (властный), предполагающий первенство субъектов правоотношений. Однако это не исключает применения и иных методов правового регулирования — диспозитивного, поощрения и т.д.   Практика свидетельствует, что соотношение императивности и диспозитивности в методе уголовно-исполнительного (ранее исправительно-трудового) права в нашей стране в разные периоды было неодинаковым. Оно обуславливалось во многом политическими и экономическими факторами и проявлялось прежде всего в: а) общем правовом положении субъектов уголовно-исполнительных правоотношений; б) порядке возникновения, изменения и прекращения этих правоотношений; в) характере и соотношении нормативных актов, регулирующих правоотношения; г) средствах их обеспечения.   Система уголовно-исполнительного права. Значительный объем правовых норм, регулирующих отношения по поводу исполнения уголовных наказаний, принятых и принимаемым разными органами власти (законодательной и исполнительной), требует определенной систематизации, четкого их расположения, что облегчило бы усвоение содержания этих актов.   Наукой права разработана такая классификация, предполагающая деление всех правовых норм любой отрасли права на две основные части — общую и особенную. Общая включает те нормы и положения, которые носят общий характер и применимы ко всем или большинству правовых институтов (групп норм) отрасли. Сюда входят нормы-задачи, нормы-принципы, общие вопросы организации исполнения уголовных наказаний и общие вопросы правового статуса субъектов уголовно-исполнительного права.   Особенная часть регулирует отношения, связанные с порядком и условиями исполнения и отбывания осужденным всех видов уголовных наказаний, а также отношения, тесно связанные с первыми, и производные от них, такие как: освобождение осужденных от отбывания наказания и контроль за ними.   Каждая часть состоит из отдельных структурных подразделений системы — правовых институтов, хотя применительно к Общей части, например, к нормам-принципам, нормам, определяющим задачи уголовно-исполнительного законодательства, такой термин не применяется.   Подчеркнем также то обстоятельство, что при выделении институтов права в той или иной отрасли учитываются и сложившиеся в этой науке представления и традиции.   Среди институтов Общей части уголовно-исполнительного права следует назвать: институт правового положения осужденных: систему учреждений и органов, исполняющих наказания, и др.   Особенная часть включает в себя такие институты, как:   — исполнение наказаний, не связанных с изоляцией осужденного от общества, (в виде обязательных работ, штрафа, исправительных работ и др.).   — исполнение наказаний в виде лишения свободы;   — исполнение наказаний в отношении осужденных военнослужащих;   — оказание помощи освобожденным от наказания и контроля за ними и др.   Следует отметить, что выделение институтов уголовно-исполнительного права, относящихся либо к Общей, либо к Особенной частям, достаточно условно, потому что нормы некоторых институтов имеются как в Общей, так и в Особенной частях. Так, институт, регулирующий средства исправления осужденных, регламентируется как нормами Общей части УИК (ст. 9), так и Особенной (ст. 82-86; 103-108; ст. 109-119).   Итак, под системой уголовно-исполнительного права следует понимать научно обоснованную классификацию правовых норм, предполагающую их деление на Общую и Особенную части. а также на правовые институты по предметному признаку регулирования.   Система уголовно-исполнительного права отражена в системе уголовно-исполнительного законодательства. Между этими понятиями много общего, однако они не адекватны и соотносятся примерно также, как нормативный акт и норма права. Поэтому нормы уголовно-исполнительного права могут содержаться и в комплексных правовых актах других отраслей права.   Наиболее полно система уголовно-исполнительного законодательства отражена в нормах Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации.   Изложенные выше положения, относящиеся к предмету и методу правового регулирования, системе законодательства, позволяют сделать вывод, что уголовно-исполнительное право — это отрасль права, представляющая собой совокупность юридических норм, регулирующих общественные отношения, возникающие в сфере исполнения и отбывания всех видов уголовного наказания.    § 2. Уголовно-исполнительное право в системе российского права     Как элемент системы российского права уголовно-исполнительное право входит в комплекс отраслей права, регулирующих борьбу с преступниками, в так называемый уголовно-правовой (криминальный) цикл. Эти отрасли имеют сходство в предмете и методе, кроме того они имеют большие институты. В связи со сказанным, необходимо уточнить место уголовно-исполнительного права в данном правовом комплексе, выявить его взаимосвязь и различия с уголовным и уголовно-процессуальным правом.   Уголовное право — базовое по отношению к отраслям права, регулирующим борьбу с преступностью. Нормами уголовного права определяется система уголовных наказаний, оно формулирует понятие, цели, основания ответственности и наказания и освобождения от него, т.е. определяет ключевые юридические категории и понятия, отдавая уголовно-исполнительному праву регулирование общественных отношений в сфере исполнения (отбывания) наказания.   Тесная взаимосвязь уголовного и уголовно-исполнительного права определяется и тем обстоятельством, что формой реализации любого материального права, к каковым относится и уголовное право, является процессуальный закон. Для уголовного права такой формой его реализации является не только уголовно-процессуальное, но и в определенной степени уголовно-исполнительное законодательство.   Уголовный закон лишь предопределяет характер регулирования исполнения (отбывания) различных видов наказания, делегируя исполнительному закону полномочия о порядке их исполнения, устанавливать в определенном объеме лишения или ограничения прав и законных интересов осужденных, порядок . освобождения от наказания и т.п.   Другими словами, уголовно-исполнительное право по отношению к уголовному праву представляет собой одну из форм реализации материального права, в частности, исполнения наказания. Поэтому критерием в разграничении данных отраслей права может стать понимание уголовного наказания как материального (уголовно-правового) и как процедурного (уголовно-исполнительного) его содержания*.   * См. Уголовно-исполнительное право. Учебник. М. 1996, с. 14-15.     Уголовно-исполнительное право тесно взаимосвязано и с уголовно-процессуальным, прежде всего с его положениями, относящимися к исполнению приговора. С начала исполнений обвинительного приговора суда или изменяющих его определения или постановления, вступивших в законную силу, возникают уголовно-исполнительные правоотношения, начинают реализовываться нормы уголовно-исполнительного права. Обе отрасли имеют общий понятийный аппарат, смежные институты и нормы (освобождение от отбывания наказания по болезни, условно-досрочное освобождение от наказания и т.д.), в нормах уголовно-процессуального права устанавливается процессуальный порядок назначения наказания и освобождения от него. Подготовка же к освобождению во время отбывания наказания, процесс постнепотенциарного воздействия на освобожденных, оказание им помощи в целях социальной адаптации и ресоциализации предусмотрены нормами уголовно-исполнительного права.   Помимо уголовного и уголовно-процессуального права уголовно-исполнительное право тесно связано с конституционным правом при регулировании правового статуса осужденных, административным правом — относительно вопросов управления учреждениями и органами, исполняющими наказания. Нормы трудового права определяют условия труда и отдыха рабочих и служащих органов, исполняющих наказания, а также в значительной мере и труда осужденных.   Кроме того, во время исполнения наказания применяются без изменения или с корректировкой их нормы уголовно-исполнительного права, нормы гражданского, семейного, финансового, жилищного и других отраслей права.    § 3. Принципы уголовно-исполнительного права     Одним из критериев самостоятельности отрасли права является наличие ее принципов. Принципы (от лат. — principium — основа, первоначально) основные исходные положения какой-либо теории, учения, науки, т.е. руководящие идеи, основные правила поведения, деятельности.   В философском смысле принципы рассматриваются как теоретическое обобщение наиболее типичного, выражающего закономерность, положенную в основу познания; как совокупность существенных свойств и внутренних процессов, составляющих основу того или иного предмета или явления. Названные положения отражаются и в правовой науке, которая основными признаками принципов права считает исходные нормативно-руководящие положения, выражающие сущность права, его характерные черты и закономерности правового развития.   Принципы права — это объективно-субъективные категории. Объективность их заключается в реальном содержании имеющихся общественных отношений, определяемых экономическими, социальными и политическими условиями. Они могут людьми только познаваться, а уж затем формулироваться и закрепляться в правовых актах.   Исходя из сказанного, под принципами права следует понимать объективно обусловленные, общие нормативно-руководящие. начала, основополагающие идеи, выражающие сущность права. определяющие развитие его содержания, форм, а также правоустановительной и правоприменительной деятельности.   В юридической литературе общепризнанной является следующая классификация принципов: общеправовые, межотраслевые, отраслевые.   Общеправовые принципы — руководящие положения, характерные для всей системы права того или иного государства. Они являются главными, определяющими для принципов более «низкого ранга»: межотраслевых, отраслевых, в которых эти принципы реализуются на практике.   К межотраслевым принципам относятся общие руководящие положения, характерные для двух или более отраслей (например, отраслей уголовно-правового цикла).   Отраслевые принципы отражают специфику отрасли права. Принципы уголовно-исполнительного права призваны определять стратегию и направления развития отдельных институтов и норм этой отрасли права, обеспечивать системность правового регулирования отношений, возникающих при исполнении наказаний.   Следует также отметить, что общеправовые и межотраслевые принципы, реципированные в уголовно-исполнительное право, сохраняя свое сущностное содержание, приобретают определенную специфику, которая необходима для обеспечения особенностей правового регулирования отношений, при исполнении наказаний. Кроме того, этим обеспечиваются системность принципов уголовно-исполнительного права, их взаимосвязь.   Уголовно-исполнительный кодекс (УИК) Российской Федерации (ст. 8) впервые в отечественном законодательстве об исполнении и отбывании уголовных наказаний сформулировал принципы этого законодательства. Правда, в .отличие от Уголовного кодекса УИК не раскрывает их, а только перечисляет. Согласно ст. 8 УИК РФ уголовно-исполнительное законодательство основывается на принципах законности, гуманизма, демократизма, равенства осужденных перед законом, дифференциации и индивидуализации исполнения наказаний, рационального применения мер принуждения, средств исправления осужденных и стимулирования их правопослушного поведения; соединении наказания с исправительным воздействием. Среди них одни принципы общеправовые и межотраслевые -законность, гуманизм, равенство граждан перед законом, другие — специфические принципы уголовно-исполнительного права, например, дифференциация и индивидуализация исполнения наказания, рациональное применение принудительных средств и стимулирования правопослушного поведения и др.   Принцип законности. Нормативное закрепление этого основополагающего принципа права, закрепленного в ряде статей Конституции РФ, в уголовно-исполнительном праве требует того, чтобы:   а) порядок и условия исполнения уголовных наказаний определялись только законом;   б) осужденные, в отношении которых исполняется уголовное наказание, несли обязанности и пользовались правами, установленными законом;   в) основанием исполнения наказания в отношении осужденных являлись вступивший в действие приговор суда, либо постановление или определение, отменяющее приговор и вступившее в законную силу;   г) деятельность учреждений и органов, должностных лиц и иных субъектов, участвующих в исполнении наказаний, основывалась на обязательном соблюдении законов.   Принцип гуманизма в уголовно-исполнительном законодательстве отрасли отражен во многих институтах и нормах УИК и других законов, регулирующих исполнение наказания. Так, в п. 3 ст. 3 УИК закреплено требование строгого соблюдения гарантий защиты осужденных от пыток, насилия и другого жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения.   Кроме того, осужденные независимо от их согласия не могут быть подвергнуты медицинским и иным опытам, которые ставят под угрозу их жизнь и здоровье (п. 3 ст. 12 УИК).   Принцип гуманизма выражается и в целях, которые ставит государство при исполнении наказания — исправление осужденных и предупреждение совершения новых преступлений как осужденными, так и иными лицами. Он реализуется и в мерах исправительного воздействия: общественно полезном труде, профессиональной подготовке и общеобразовательном обучении (наряду с жесткими режимными требованиями, обеспечивающими дисциплину и необходимый порядок отбывания наказания и создающими условия для реализации прав и интересов осужденных).   Принцип демократизма проявляется в различных институтах и нормах уголовно-исполнительного права. Прежде всего он реализуется в том, что деятельность органов и учреждений, исполняющих наказания, осуществляется на началах широкой гласности и взаимодействия с различными органами и организациями. Так, органы власти субъектов Федерации призваны оказывать финансовую и материальную помощь в приобретении продовольствия, в строительстве необходимых зданий и сооружений, содействовать в предоставлении указанным учреждениям и органам налоговых льгот, кредитов и т.п. Принцип демократизации выражается также в сущности организации воспитательного процесса осужденных, открытости этого процесса, прежде всего в привлечении различных субъектов общественности к исправлению осужденных. Кроме того, принцип демократизма проявляется и в предоставлении права контроля органа государственной власти и органам местного самоуправления, а также в судебном, ведомственном и общественном контроле за деятельностью органов и учреждений, исполняющих наказания.   С принципом демократизма тесно связан другой общеправовой принцип — равенство граждан перед законом. В уголовно-исполнительном праве в качестве отраслевого он конкретизируется как принцип равенства осужденных перед законом. Данный принцип выражается в том, что все осужденные, независимо от социального, должностного, имущественного положения, рода и характера занятий, их расовой и национальной принадлежности, образования, языка, религии и других обстоятельств равны перед законом. Другими словами все осужденные, отбывающие конкретный вид наказания, или находящиеся на одном режиме исправительного учреждения, имеют одинаковый правовой статус.   Принцип дифференциации и индивидуализации исполнения наказания — предполагается рациональное применение мер принуждения, средств исправления осужденных и стимулирования их правопослушного поведения. В целях обеспечения эффективности исполнения наказаний законом предусматривается дифференциация порядка и условий их исполнения, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, личности осужденного, его поведения в период отбывания наказания.   Поведение осужденного во время отбывания наказания, соблюдение им установленных правил, отношение к труду и обучению учитываются при изменении условий содержания, расширении или сокращении правоограничений в пределах, предусмотренных законом.   Отраслевой принцип — соединение наказания с исправительным воздействием предполагает, что исполнение всех видов наказания должно сопровождаться применением к осужденным различных мер воспитательного характера. Это относится не только к осужденным к лишению свободы или исправительным работам, но и осужденным к другим видам наказания.   Следует отметить, что УИК РФ (ст. 9) впервые на законодательном уровне дает определение понятия «исправления осужденных», под которым понимается и «формирование у них уважительного отношения к человеку, обществу, труду, нормам, правилам и традициям человеческого общежития и стимулирование правопослушного поведения».   Для практической реализации требований данной нормы необходим широкий комплекс различных воспитательных мероприятий, использование труда, общеобразовательное обучение, профессиональная подготовка, развитие самодеятельности и многое другое, что способствует формированию позитивных качеств личности осужденного.   Как видно из анализа содержания принципов уголовно-исполнительного права, все они взаимосвязаны между собою и во многом дополняют друг друга, поэтому их реализация на практике должна быть комплексной.    § 4. Наука уголовно-исполнительного права     Наука уголовно-исполнительного права является отраслью юридической науки, которая, входит в группу так называемого уголовно-правового (криминального) цикла и имеет свой предмет. Если предметом отрасли права является определенный комплекс общественных отношений, которые регулируют нормы этой отрасли, то предметом науки становится то, что она изучает, познает, объясняет, ибо каждая научная деятельность -это прежде всего процесс познания. Наука уголовно-исполнительного права призвана изучать вес комплекс правовых, экономических, социальных, психолого-педагогических и др. проблем возникающих в ходе и по поводу исполнения уголовных наказаний. Одной из основных задач уголовно-исполнительной науки является выявление положительных моментов, тенденций в сфере исполнения уголовных наказаний, выработка предложений по их нормативному закреплению. К функциям юридической науки относится и вскрытие негативных тенденций или последствий в этой сфере, а также разработка практических рекомендаций по их устранению или нейтрализации.   В предмет науки уголовно-исполнительного права входит изучение соответствующего законодательства и практики его применения в зарубежных странах; истории развития отечественного уголовно-исполнительного законодательства и учреждений и органов, исполняющих наказание; системы законодательства и его источников и правоотношений. Предмет включает в себя и политику государства в сфере исполнения наказаний, международные акты об обращении с осужденными.   Таким образом, наука уголовно-исполнительного права — это своего рода систематизированная совокупность знаний о правовом регулировании общественных отношений, возникающих в ходе и по поводу исполнения уголовных наказаний, способах достижения эффективности этого регулирования и практики исполнения уголовных наказаний.   Методической основой науки уголовно-исполнительного права является общенаучный (философский) метод познания, который опирается на материалистическое понимание и познание действительности, общественных отношений в частности. При этом явления и процессы должны изучаться в конкретной исторической обстановке, во всем их многообразии, с учетом тенденций и закономерностей их развития, с обязательным выявлением противоречий в этом развитии.   Методологическими по отношению к уголовно-исполнительному праву являются также и общая теория права и уголовное право, которые вырабатывают для нее основные теоретические положения, понятийный аппарат и принципы.   В науке уголовно-исполнительного права активно используются и частнонаучные методы исследования: метод комплексного анализа, предполагающий решение задач с позиции не одной, а нескольких отраслевых наук (криминологии, психологии, педагогики, экономики и др.); метод конкретных социологических исследований; метод экспертных оценок; метод сравнительного правоведения и др.   Наука уголовно-исполнительного права тесно взаимосвязана с различными отраслями науки: прежде всего — с науками уголовно-правового цикла, что обусловлено близостью предметов и методов этих отраслей.   Наука конституционного (государственного) права по ряду положений является базовой по отношению к науке уголовно-исполнительного права. Это относится, например, к правовому статусу осужденного, к проблемам законности, к компетенции органов власти и субъектов Российской Федерации.   Ряд общих вопросов имеет наука уголовно-исполнительного права с наукой административного права; в частности, относящихся к управлению и функционированию системы учреждений и органов, исполняющих наказания, к персоналу этих учреждений, его социальной защищенности.   Тесно связана данная отрасль права и с трудовым, гражданским, семейным правом, поскольку при исполнении уголовных наказаний, функционировании учреждений и органов, осуществляющих этот процесс, реализуются и нормы, относящиеся к указанным отраслям законодательства.   Процесс исполнения наказания и оказание исправительного воздействия на осужденных — это комплексная проблема, предполагающая решение не только правовых, но и психолого-педагогических и криминологических проблем. Поэтому неизбежна связь науки уголовно-исполнительного права с исправительной психологией и педагогикой. Она активно использует данные этих наук для изучения личности осужденных, для разработки форм и методов исправительного воздействия на них как во время отбывания наказания, так и после освобождения. В свою очередь решение такой сложной криминологической проблемы, как предупреждение преступности, прежде всего рецидивной, в значительной мере определяется эффективностью исполнения уголовных наказаний, что является предметом уголовно-исполнительного права, также использует результаты исследований других отраслей наук при разработке новых нормативно-правовых актов, регулирующих исполнение наказаний.   Таким образом, взаимосвязь науки уголовно-исполнительного права с другими отраслями науки дает возможность применять полученные ими результаты в исследовании актуальных проблем теории и практики исполнения наказаний, в разработке новых нормативных актов, а также формировании научно-методических рекомендаций, направленных на совершенствование процесса исполнения эффективности деятельности уголовно-исполнительных учреждений органов.    § 5. Политика государства в сфере исполнения уголовных наказаний     В советской литературе при исследовании понятия, предмета, принципов, системы и т.д. исправительно-трудового права обязательно рассматривались вопросы исправительно-трудовой политики. Так сложилось, что ни одна отрасль советского права не уделяла столь большого внимания политическому аспекту своего содержания.   По мнению авторов одного из учебников, советское исправительно-трудовое право образует «нормы права, закрепляющие в соответствии с требованиями исправительно-трудовой политики волю советского народа в области исполнения наказаний, соединенных с мерами исправительно-трудового воздействия»*.   * Советское исправительно-трудовое право. М., 1983, с. 9.     О роли, содержании, принципах советской исправительно-трудовой политики издано множество монографий, учебных пособий, статей.* Традицией было то, что если не разделом, то параграфом о ней начинался каждый учебник по исправительно-трудовому праву. В этой связи приведем одно из определений исправительно-трудовой политики: «Исправительно-трудовая политика-это выработанное Коммунистической партией Советского Союза и Советским государством направление деятельности соответствующих государственных органов и общественности в области исполнения наказаний, связанных применением мер исправительно-трудового воздействия, а так же определенные этим направлением задачи, формы и содержание указанной деятельности»**.   * Стрижов Н.А. Советская исправительно-трудовая политика и ее роль в борьбе с преступностью. Саратов, 1970; Рябинин А.А. Ленинская концепция уголовной исправительно-трудовой политики и ее реализация в проектах уголовного и уголовно-исполнительного законодательства. // Сб.: Актуальные проблемы криминологии и исправительно-трудового права. М. 1990, с. 91-100.   ** Советское исправительно-трудовое право. Л., 1989. с. 5.     Роль Коммунистической партии, ее основателей и вождей формировании и развитии исправительно-трудовой политики исправительно-трудового права достаточно подробно освещены в разного рода публикациях. Так сложилось, что вожди-основатели Коммунистической партии и Советского государства были хорошо осведомлены об уголовно-исполнительной системе, ее достоинствах и недостатках. Как отмечается во всех исследованиях, у истоков формирования советской уголовной исправительно-трудовой политики стоял В.И. Ленин. Несомненно, что его идеи и предположения во многом определили цели и содержание советской уголовной и исправительно-трудовой политики.   Разумеется, каждая отрасль права, в том числе и регулируемая сферу исполнения наказаний, должна закреплять в своих институтах и нормах цели, принципы, стратегию, основные средства и методы политики (идеологии) государства в той или иной социальной сфере. Однако, государство и только оно, а не какая-либо политическая организация вправе, да и обязано определять политику (идеологию) в той или иной сфере общественных отношений и устанавливать правовые нормы, регулирующие эти отношения.   Эта политика, ее роль, задачи, основные принципы и т.д. должны быть научно-обоснованными и направленными прежде всего на защиту прав, свобод и законных интересов граждан, государства, общества в целом. Она должна быть стабильной, независимой от часто не обоснованных руководящих решений и постановлений. Несомненно, что основные задачи и принципы уголовно-исполнительной политики должны быть законодательно оформлены. Практическое значение нормативного закрепления основных задач и принципов уголовно-исполнительной политики, которые призваны регулировать реакцию государства на наиболее острые, болезненные вопросы, поведение граждан, заключается в том, что они приобретают характер общеобязательности, а также, что очень важно, публичности (открытости).   Новое уголовно-исполнительное законодательство пошло по пути закрепления основных положений политики государств сфере исполнения наказаний в различных статьях УИК (ст.ст. 1, 3, 8, 9 и др.). Вместе с тем необходимо подчеркнуть, что любую отрасль права, в том числе и уголовно-исполнительное, нельзя рассматривать в качестве пассивного регистратора государственной политики. Любая отрасль должна иметь свои собственные, базовые и стратегические положения и направления, чтобы противодействовать не всегда и не во всем обоснованным требованиям политики государства.   Так, в течение долгого времени основополагающими требованиями и задачами уголовной политики и политики в сфере исполнения наказаний были положения о полной ликвидации преступности в нашей стране, о перевоспитании всех правонарушителей. Конечно, не удалось достичь поставленной цели. Однако проводилась огромная работа и государственными органами, и общественными организациями по предупреждению преступлений, особенно среди молодежи. И многое удавалось сделать. Города и поселки страны не выглядели зарешеченными крепостями. Ясно, что борьба с преступностью — дело общее, всех и каждого.   В настоящее время актуальным является создание механизма и условий для реализации законодательно закрепленных положений и принципов уголовно-исполнительной политики.   Стратегию, основные задачи и направления политики в сфере исполнения уголовных наказаний, формы и методы ее реализации определил целый комплекс факторов. Основными из них являются: социально-политическое, экономическое и нравственное состояние общества, состояние и динамика преступности, требования международных актов о правах человека и oбращении с осужденными, уровень правосознания, развитие науки и др.   Основными субъектами формирования и развития политики в сфере исполнения уголовных наказаний являются Президент и Федеральное Собрание Российской Федерации. Так, в соответствии с ч. 3 ст. 80 Конституции РФ Президент определяет основные направления внутренней политики. Уголовно-исполнительная политика, являясь составной частью уголовной политики, относится к составляющим элементам внутренней политики государства.   Федеральное Собрание РФ, принимая законы и другие нормативные акты, регулирующие сферу борьбы с преступностью вопросы исполнения наказаний, непосредственно влияет на формирование уголовно-исполнительной политики. Все другие субъекты государственной власти и управления Российской Федерации, а также иные субъекты уголовно-исполнительных правоотношений лишь реализуют ее в своей деятельности.   Итак, уголовно-исполнительная политика, являясь частью политики государства в области борьбы с преступностью, призвана определять цели, задачи, стратегию, принципы, основные направления, формы и методы государства по реализации исполнения наказания, исправлению осужденных, предупреждения совершения новых преступлений как осужденными, так и иными лицами.    § 6. Предмет и система курса уголовно-исполнительного права     Предметом курса уголовно-исполнительного права является соответствующая ему отрасль науки. Традиционно для юридических дисциплин этот курс разделяется на Общую и Особенную части, что соответствует структуре содержания Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации. В Общей части курса изучаются общие вопросы теории уголовно-исполнительного права; уголовно-исполнительное законодательство России и его история; правовое положение лиц, отбывающих наказание; система учреждений и органов, исполняющих наказания, и др.   В Особенной части в рамках данного курса изучению подлежат следующие разделы. Первый посвящен исполнению видов наказаний, не связанных с изоляцией осужденного от общества: в виде штрафа, в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью; в виде исправительных работ; а также исполнению дополнительных видов наказаний: конфискации имущества, лишении специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград. Во втором разделе рассматриваются вопросы, связанные с использованием наказания в виде ограничения и лишения свободы. Третий раздел посвящен исполнению наказаний в отношении осужденных военнослужащих. В разделе изучается комплекс правовых и организационных вопросов освобождения от отбывания наказания и осуществления контроля за освобожденными и условно осужденными. Четвертый раздел посвящен исполнению уголовных наказания в виде смертной казни.   Следует подчеркнуть, что основополагающим в содержании и объеме курса является состояние науки уголовно-исполнительного права. Поэтому существенные изменения, достижения в научных знаниях об исполнении наказаний, а также изменения в сфере уголовно-исполнительного законодательства служат основанием для пересмотра учебного курса, его совершенствования.   Практика свидетельствует, что объем курса той или иной правовой дисциплины определяется главным образом двумя факторами. Первый — ведомственная принадлежность и специализация учебного заведения; второй — специализация студентов.   Разумеется, что курс уголовно-исполнительного права, изучаемый в вузах МВД РФ, значительно больше по объему, чем курс, который преподается в учебных заведениях другой ведомственной принадлежности, ибо специализация студентов этих вузов в большинстве своем — гражданско-правовая. Однако представляется, что обязательными в этом курсе должны быть темы, раскрывающие понятия и систему уголовно-исполнительного права и законодательства; его цели, задачи, принципы; историю развития отечественного уголовно-исполнительного права и практики его реализации; вопросы правового статуса, иные общие положения, в соответствии с которыми организуется процесс исполнения и отбывания конкретных видов наказания, знание которых также необходимо любому юристу.    Глава II. История развития отечественного уголовно-исполнительного законодательства и права    § 1. Уголовно-исполнительное (пенитенциарное) законодательство и право России (дореволюционный период)     Становление и формирование уголовно-исполнительного (пенитенциарного) законодательства началось при становлении государственности Древней Руси. Самый известный памятник древнерусского права, содержащий нормы об уголовных наказаниях и их исполнении, — Русская Правда, ранней редакцией которой была Краткая Правда*.   * Российское законодательство Х-ХХ веков. В 9 томах. Т. 1. М., 1984, с. 47-63. Исаев И.А. История государства и права России: Курс лекций. М., 1993, с. 9-16.     Предписания Русской Правды основывались на обычаях и сложившейся практике наказания за опасные деяния.   В качестве наказания за совершенное убийство применялась кровная месть (ст. 1), т.е. разновидность смертной казни, приводимой в исполнение родственниками убитого. Вместе с тем кровная месть могла заменяться штрафом в 40 гривен. Кровная месть либо штраф в три гривны предусматривались альтернативно и за нанесение телесных повреждений (ст. 2).   Сурово наказывалось и воровство. Так, любому (ст. 38) предоставлялось право убить застигнутого на месте преступления ночного вора, либо вора, убившего собственника около своего дома время кражи его имущества (ст. 21).   Во многих статьях Краткой Правды предусматривалось наказание вирой — денежным штрафом, размер которого зависел от тяжести преступления, сословного положения потерпевшего и преступника. Например, за убийство слуг князя, выполнявших функции должностных лиц, следовала повышенная вира: за княжеского управляющего — 80 гривен, за сельского старосту -12 гривен, а за убийство рядовых слуг, смердов и холопов — 5 гривен.   Дальнейшее развитие правоположения об уголовных наказаниях и их исполнении получили в период образования и укрепления Русского централизованного государства. Важными источниками этих норм стали Судебники 1497 и 1550 гг., где были объединены предписания Русской Правды, обычного права и судебной практики*.   * Российское законодательство Х-ХХ веков. Т.2. М» 1985, с. 54-179. Исаев И.А. Указ.соч.с. 39-42.     Судебники предусматривают более суровый характер системы наказаний и процесса их исполнения. Значительная часть применявшихся ранее штрафов вытесняется смертной казнью, телесными наказаниями, лишением свободы.   Смертная казнь для «лихого человека» (признанного таковым на основании специальной процедуры) применялась, например, за душегубство, разбой, кражу или ябедничество (ложный донос) и др. Процесс исполнения смертной казни был публичным, призванным устрашить всех присутствующих.   Широкое распространение в Судебниках 1497 и 1550 годов получило телесное наказание в виде торговой казни -публичного битья кнутом на торговой площади. Довольно распространенным стало и наказание в виде тюремного заключения. Так из ста статей Судебника 1550 года двадцать пять содержат санкцию в виде помещения в тюрьму. Оно предусматривалось за взяточничество, ложное обвинение судей в умышленном неправосудии и другие виды преступлений.   Необходимо отметить, что если Судебник 1497 года каких либо специальных органов по исполнению наказаний не предусматривал, то с введением Судебником 1550 года тюремного заключения появляется и аппарат, и органы, исполняющие этот вид наказания.   Новым этапом в становлении российского законодательства в сфере исполнения наказаний стало Соборное Уложение 1649 года*.   * Российское законодательство Х-ХХ веков. Т. 2. С. 133.     Оно пошло по пути дальнейшего устрашения за совершенные преступления ярко выраженной мести преступнику. Более пятидесяти разновидностей преступных деяний могли быть наказаны по Соборному Уложению смертной казнью, причем в таких видах, как «казнити смертию залити горло», «казнити, живу окопати в землю», и др. Оно вводит такие виды наказания, как «отсечь руку», «отрезать левое ухо», «порота, ноздри и носы резати» и т.п. Впервые Уложение предусматривает в виде наказания «ссылку в Сибирь на житье на Лену» и другие места, а также «куда государь укажет».   Соборное Уложение предусматривает отсрочку исполнения смертной казни. Так, подлежавшие смертной казни воры и разбойники в целях покаяния помещались на шесть недель в тюрьму. После этого смертная казнь приводилась в исполнение. Предоставлялась отсрочка до родов и беременным женщинам, после чего они подвергались казни.   При исполнении наказания широко применялся принцип талиона: око за око, зуб за зуб. Так, за умышленное убийство, например, надлежало казнить «смертью же того, кто убил, и того, по чьему научению сие убийство было совершено».   Помимо принципа талиона, в Соборном Уложении закреплялся принцип неопределенности наказания. Так, за убийство сыном или дочерью своих родителей их надлежало «казнить смертью безо всякой пощады», т.е. можно было назначить любой вид смертной казни. Принцип неопределенности наказания, с одной стороны, способствовал его индивидуализации, но с другой — создавал широкие возможности судебному произволу.   При Петре I в России была осуществлена первая систематизация уголовно-правовых норм*. В Артикуле 1715 года развивались идеи Соборного Уложения о мести преступнику и устрашении населения. В нем предусматривалось уже более ста преступных деяний, которые влекли за собой применение смертной казни. Артикул, в частности, отказался от существовавшего ранее гуманного положения об отмене смертной казни, если во время ее исполнения преступник сорвался с виселицы.   * Российское законодательство Х-ХХ веков. Т. 4. М., 1986, с. 327-389.     Расширилось применение телесных наказаний. К членовредительским мерам относились: прибитие рук гвоздями, отсечение пальцев или руки, отрезание носа, ушей и т.д. В качестве телесных наказаний применялись также битье кнутом, батогами, шпицрутенами, заковывание в железо и др. Кроме того, в ряде случаев преступник подлежал клеймению каленым железом.   Значительное распространение получила ссылка на каторжные работы или на галеры (гребные суда), на строительство крепостей, гаваней и т.д.   Увеличилось применение публичных позорящих наказаний: прибитие имени на виселице, раздевание женщин донага и др.   Петровское законодательство расширяет виды наказаний, связанных с лишением свободы. Регламентом Главного Магистра 1721 г. предлагается устройство во всех городах смирительных домов «ради таких людей, которые суть непотребного жития и невоздержанного, расточительного, расточительны, рабы непотребные, которых уже никто в службу не приемлет, здоровые нищие и гуляки, которые не хотя трудится о своем пропитании, едят хлеб воотще, и сии им подобные».   При Петре I широкий размах получила практика лишения свободы, связанная с использованием труда заключенных на крепостных работах, впоследствии получивших название арестантских рот. Нуждаясь в огромном количестве рабочих рук для осуществления своих преобразовательных планов, правительство Петра использует преступников в качестве даровой рабочей силы, не требующей государственных затрат, а, напротив, представляющей широкие возможности для извлечения максимальной выгоды.   Несмотря на обилие видов наказаний и способов их исполнения, ни специальных учреждений по управлению исполнением всех видов уголовных наказаний, ни специализированного законодательства в этой сфере создано не было.   Большее внимание к решению этих проблем было проявлено во времена правления Екатерины II. В ходе проводимых ею реформ были образованы так называемые приказы общественного призрения, на которые в соответствии со ст. 390, 391 Учреждения по управлению губерниями Российской империи 1775 года возлагались функции исполнения лишения свободы в работных и смирительных домах*.   * Российское законодательство Х-ХХ веков. Т. 8. М.,1987. С. 266-268.     Существенный вклад в идеологию создания пенитенциарного права внес проект Екатерины II об устройстве тюрем, который предусматривал совершенствование системы тюремных учреждений, гуманизацию условий содержания заключенных, определение правового статуса администрации тюрем. При разработке проекта был учтен опыт организации тюремного дела передовых европейских стран: предусматривалось раздельное содержание заключенных в зависимости от тяжести совершенного преступления, пола, вида наказания. В проекте были изложены требования к устройству тюрем, обеспечению режима, решались управленческие и кадровые вопросы.   Заложенные в этом проекте идеи значительно опережали время. Они оказались далеки от реальных возможностей России и потому не были реализованы. Спустя сто лет идеи проекта были востребованы и использованы в пенитенциарной науке и практике различных государств*.   * Гернет М.Н. История царской тюрьмы. Т. 1. М., 1951. С. 69.     В июле 1819г. с разрешения и под покровительством Александра 1 в Петербурге было образовано Попечительское о тюрьмах общество. Уставом которого предусматривалось содействие нравственному исправлению преступников и улучшение содержания заключенных. К средствам исправления были отнесены: 1) постоянный надзор за заключенными; 2) размещение их по роду преступлений; 3) наставление их в правилах христианского благочестия и доброй нравственности, на оном основанной; 4) занятие их приличными упражнениями; 5) заключение провинившихся или буйствующих в уединенное место*.   * Гернет М.Н. Указ. соч. Т. 1. С. 98, 99.     Появление нравственного исправления заключенного в качестве одной из целей наказания с использованием указанных средств его достижения положило начало новому этапу в организации исполнения уголовных наказаний в виде лишения свободы.   26 мая 1831 г. Кабинетом министров была утверждена тюремная инструкция, регламентировавшая исполнение лишения свободы, которая стала важным шагом к созданию общетюремного Кодекса России*.   * Там же. С. 108-110.     Первым систематизированным законодательным актом об использовании лишения свободы стал Свод учреждений и уставов о содержащихся под стражей и ссыльных 1832 года (с изменениями и дополнениями от 1842 года), который развивал и детализировал положения тюремной инструкции*.   * Гернет М.Н. Указ. соч. Т. 2. С. 33-43.     Формирование уголовной и пенитенциарной политики России XIX столетия происходило под влиянием трудов Беккария, Бентама и других известных зарубежных ученых, активной позиции российской общественности. Значительный вклад в это дело внесли идеи Радищева, Новикова, Ушакова, Мордвинова, Лопухина. Представители российской интеллигенции знакомились с зарубежной литературой и практикой исполнения наказаний и тюремной системой зарубежных стран.   При Николае I была осуществлена кодификация уголовного права, завершившаяся принятием 15 августа 1845 г. Уложения о наказаниях уголовных и исправительных*.   * Гернет М.Н. Указ. соч. С. 15-33.     К уголовным наказаниям с лишением всех прав состояния были отнесены: 1) смертная казнь: 2) ссылка на каторжные работы с наложением клейма; 3) ссылка на поселение в Сибирь; 4) ссылка на поселение на Кавказ.   Лишение всех прав состояния по своему содержанию зависело от сословного положения преступника: для дворян — потеря дворянства и всех преимуществ, с ним связанных; для духовных лиц — отвержение из духовного сана и звания с потерей всех преимуществ, с ними связанных; для почетных граждан и купцов двух первых гильдий — потеря доброго имени и всех преимуществ, связанных с их положением; для прочих людей — потеря доброго имени и прав, которыми они обладали в своем сословном положении. Лишение всех прав сопровождалось лишением почетных титулов, чинов, орденов и прочих знаков отличия, отобранием у осужденного его личных дипломов, патентов, аттестатов.   Последствием осуждения к каторжным работам были потеря прав семейных и прав собственности и последующее поселение в Сибири навсегда, а последствиями осуждения в ссылку на поселение потеря прав семейных и прав собственности.   На лбу или щеках осужденного к каторжным работам выкалывалось «кат», т.е. каторжный. Запрещалось наложение клейма женщинам и лицам, достигшим 70 лет.   К наказаниям исправительным были отнесены: 1) потеря всех особенных прав и преимуществ и ссылка в Сибирь с временным заключением или без него; 2) ссылка на житие в другие, кроме сибирских, более или менее отдаленные губернии, с потерей всех особенных прав и преимуществ, с заключением или без него; 3) временное заключение в крепости с лишением некоторых особенных прав и преимуществ или без такового; 4) временное заключение в смирительном доме с лишением некоторых особенных прав и преимуществ или без оного; 5) временное заключение в тюрьме; 6) кратковременный арест; 7) выговоры в присутствии суда: замечания, внушения, денежные взыскания.   Кроме того, за преступления и проступки по службе могли последовать: исключение из службы, отрешение от должности, перемещение на низшую должность, выговор, замечание и др.   В целом система наказаний и их исполнение в сравнении с Соборным Уложением 1649 г.. Артикулом воинским 1715 г. стала менее жесткой. Однако гуманной ее не назовешь. В 1863 г. были отменены телесные наказания для женщин, клеймение, шпицрутены в армии и др.   В ноябре 1864 г. принимается Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. Он регулировал наказания за уголовные проступки, выделенные из Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. и дополненные новыми составами. В числе наказаний устанавливались: 1) выговоры, замечания и внушения; 2) денежные взыскания не свыше 300 руб.; 3) арест не свыше 3 месяцев; 4) заключение в тюрьме не свыше 1 года. Например, за неисполнение законных распоряжений, требований или постановлений правительственных и полицейских властей — штраф до 15 рублей; за порчу публичных памятников мог быть назначен арест до одного месяца; за присвоение или растрату вверенного движимого имущества стоимостью не более 300 рублей предписывалось заключение в тюрьму на срок от трех месяцев до одного года. Кстати, наказание в виде лишения свободы по приговорам мировых судей отбывалось в арестантских домах.   Устав получил высокую оценку современников за гуманность, демократизм и простоту применения. Он стал этапным в формировании отечественной уголовной и пенитенциарной политики.   Дальнейшее развитие российское уголовное и уголовно-исполнительное законодательство нашло в Уголовном уложении, принятом 22 марта 1903 г.*   * Таганцев Н.С. Уголовное Уложение 22 марта 1903 года. СПб., 1911.     Оно предусматривало новую систему наказаний, в которую вошли: 1) смертная казнь; 2) каторга; 3) ссылка на поселение; 4) заключение в исправительный дом; 5) заключение в крепость; 6) заключение в тюрьму; 7) арест; 8) денежный штраф.   Смертная казнь приводилась в исполнение путем непубличного повешения.   Каторга могла быть применена бессрочно либо на срок от 4 до 15 лет, приговоренные содержались в каторжных тюрьмах, подвергались принудительным тяжким работам в тюрьме или за ее пределами, ссылка на поселение была бессрочной.   Заключение в исправительный дом применялось на срок от 1,5 до 6 лет. Приговоренные первые 3-6 месяцев содержались одиночно, а затем переводились на общее заключение. Заключение в крепость назначалось на срок от 2 до 6 лет, а в тюрьму -от 2 недель до 1 года. Осужденные в тюрьме содержались в одиночном заключений. Если одиночных камер не хватало и осужденные содержались совместно, то 4 дня совместного содержания засчитывались за 3 дня одиночного.   Арест применялся на срок от 1 до 6 месяцев. Осужденные содержались совместно в специальных помещениях. Приговоренные на срок не свыше 7 дней могли отбыть арест по месту жительства. Приговоренные на срок свыше 7 дней были обязаны трудиться в арестном помещении.   Исполнение денежного штрафа могло быть отсрочено или рассрочено на срок до 1 года. Если не устанавливалось иного назначения, то осужденный направлялся на устройство мест заключения.    § 2. Пенитенциарная система и законодательство периода Временного правительства     Новый этап в реформе исполнения наказаний обозначился после Февральской революции 1917г. Используя прежнюю пенитенциарную систему, Временное правительство приступило к выработке новой концепции исполнения наказания. Необходимо отметить, что этот период истории российской уголовной и пенитенциарной политики довольно слабо освещен в литературе*.   * Детков М.Г. Содержание пенитенциарной политики Российского государства и ее реализация в системе исполнения уголовного наказания в виде лишения свободы в период 1917-1930 годов. М., 1992. С. 11-26.     Сохранив в прежнем виде систему исполнения уголовных наказаний, Временное правительство тем не менее приступило к разработке новой доктрины в сфере реализации карательной политики государства. На центральное тюремное ведомство, которое возглавил профессор А.П. Жижиленко, были возложены задачи подготовки и проведения реформы исполнения наказания в виде лишения свободы. В приказе начальника Главного тюремного управления № 1 от 8 марта 1917 г. было отмечено, что главной задачей наказания является перевоспитание человека, «имевшего несчастье впасть в преступление в силу особенностей своего характера или неблагоприятно сложившихся внешних обстоятельств, и что для надлежащего осуществления этой задачи прежде всего необходимо проявлять гуманность к заключенным»*.   * ЦГАОР, ф. 7420. Д. 122. Л. 61.     В приказе №3 от 18 марта 1917 г. подчеркивалось, что «борьба с преступностью, ограничивающаяся одним только применением наказания, никогда не может дать благоприятных результатов. Она только тогда в состоянии достигнуть успеха, если наряду с наказанием будут применяться и другие меры оздоровления общества. Как бы ни было правильно поставлено тюремное воспитание, оно само по себе не может надлежащим образом выполнить своей задачи, если не будет принято никаких мер попечения о дальнейшей судьбе лиц, отбывающих наказание. Освобожденный из тюрьмы и оказавшийся в таких условиях жизни, к которым он не приспособлен, может сразу же опуститься и погибнуть, если ему не будет оказана своевременная поддержка в той или иной форме»*. Чтобы успешно решать вопросы устройства освобожденных, предполагалось создать широкую сеть обществ покровительства лицам, отбывшим наказания, обществ патронажа, используя при этом опыт функционирования подобных обществ до революции. Для участия в этой работе рекомендовалось привлекать широкие слои населения.   * Там же     Осуществляя меры по упорядочению системы наказаний, Временное правительство постановлением от 26 апреля 1917 г. отменило ссылку на поселение как вид наказания, а также ссылку на поселение после отбытия срока каторжных работ и за бродяжничество, предоставив освобожденным право выбора места жительства за исключением отдельных местностей, входящих в перечень территорий с ограничениями в проживании. В постановлении особо выделяется положение о развитии общественных начал в организации контроля за указанными категориями освобожденных. Этим же постановлением Главное тюремное управление переименовывалось в Главное управление местами заключения — ГУМЗ. В этом процессе ведомство разрабатывало и вопросы основных средств пенитенциарного воздействия на заключенных, их цели и задачи.   «Пенитенциарный режим, подчеркивалось в одном из циркулярных писем ГУМЗ, — ставящий во главу и социальное перевоспитание человека, имевшего несчастье совершить преступление, и не забывающий в заключенном личного человеческого достоинства, должен, конечно, покоиться на соблюдении известного порядка и дисциплины в месте заключения. Если в местах заключения нет необходимой дисциплины, если заключенные совершают побеги, запасшись доставленными им с воли оружием и другими предметами, если они проводят время в праздности, все меры, направленные к их перевоспитанию, окажутся безрезультатными и напрасными»*. К числу основных средств воздействия на личность заключенного был отнесен и труд. Он рассматривался не только как элемент уголовной репрессии, усиливающий или ослабляющий ее в зависимости от тяжести работ, но и как необходимое условие исполнения наказания в виде лишения свободы. Причем организация работ, по мнению руководителей ГУМ, должна преследовать, главным образом, не усиление наказания, а воспитательные цели. В циркуляре от 18 июля 1917г. обращалось внимание на тот факт, что работы должны давать заключенным «знания, с которыми они по выходе на свободу могут найти себе подходящее занятие. Они же доставляют заключенным значительное облегчение во время содержания под стражей».   * Там же. Л. 44.     Конечно, реальное воплощение такого подхода к использованию труда заключенных требовало не только циркулярного закрепления, но и создания необходимых экономических, социальных, организационных и других условий. Временное правительство создать таких условий не смогло.   Следует также отметить, что в нормативных актах Главного управления были закреплены некоторые элементы внедрения в местах лишения свободы прогрессивной системы отбывания наказания, при которой судьба заключенного ставилась в прямую зависимость от его поведения. От того, как он ведет себя в период отбывания наказания, зависело предоставление заключенному тех или иных льгот, вплоть до условно-досрочного освобождения.   Следует отметить, что многие доктринальные положения о реформировании уголовно-исполнительной системы, разработанные и принятые Временным правительством, были прогрессивными для российской пенитенциарной науки и практики.   Многие из них остаются актуальными и для нашей действительности, а потому представляют не только теоретический, но и практический интерес.   Подводя итог сказанному, можно констатировать, что к моменту Октябрьской революции 1917 г. пенитенциарная теория и практика России получили достаточное развитие, впитали ряд прогрессивных демократических идей, была создана серьезная законодательная база для совершенствования пенитенциарного права.    § 3. Советский период развития уголовно-исполнительной системы, законодательства и права     Опыт свидетельствует, что система права, как и система правоохранительных органов, в том числе и пенитенциарная, по своей сути являются довольно консервативными, слабо подверженными радикальным изменениям. В то же время они зависимы и отражают состояние и противоречия того или иного общественно-политического строя. Как правило, в первые годы революционных преобразований сохраняются почти без изменения и пенитенциарная система и законодательство, а уж затем новые власти перестраивают, приспосабливают их к защите своих интересов.   Основными положениями (исходя из которых в дальнейшем начались трансформация и изменения пенитенциарной политики, законодательства и права в политику исправительно-трудовую) были идеи об исправлении осужденных — главной цели наказания и общественно полезном труде как ведущем средстве исправления. Именно эти идеи легли в основу новых институтов: «исправительно-трудовое законодательство» и «исправительно-трудовое право».   Проблемы становления и развития уголовно-исправительного дела, науки и законодательства советского периода российской истории освещены во многих изданиях*.   * Артамонов В.П. Наука советского исправительно-трудового права. М., 1974; Астемиров З.А. История советского исправительно-трудового права. Рязань, 1974; Детков М.Г. Указ. соч.; Рябинин А.А. Основы исправительно-трудового (уголовно-исполнительного) права Российской Федерации. М., 1995.     В специальной литературе периодизации советского исправительно-трудового права, законодательства и системы исполнения наказаний выделяются определенные этапы.   Многие исследователи в качестве таких этапов выделяют «главные этапы развития Советского государства», разработанные в партийной литературе; другие за основу берут принятие основополагающих законодательных актов*.   * Советское исправительно-трудовое право. Л., 1989. С.22-37.     Первые шаги Советской власти в области пенитенциарной политики и практики были неоднозначными. Их содержание во многом определялось экономической разрухой и ожесточенной классовой борьбой.   Пришедшие к власти большевики спешили прежде всего определить политическую линию по отношению к различным категориям лиц, оказывающим сопротивление новой власти.   В период с октября 1917 г. по март 1918 г. практически ничего не было изменено в старой системе исполнения уголовных наказаний. Все изменения свелись лишь к введению в тюрьмах должности комиссаров.   Из нормативных актов этого периода можно отметить постановление Наркомата юстиции, в ведении которого находилось Главное управление местами заключения, от 24 января 1918г. «О тюремных рабочих командах»*, предусматривавшее применение общественно полезного труда как средства исправления заключенных.   * СУ РСФСР 1918, № 19. С. 284.     Первым крупным нормативным актом, направленным на изменение системы исполнения наказаний, была Временная инструкция о лишении свободы как мере наказания и о порядке отбывания таковой от 23 июля 1918г.* Она отменила ранее действовавшие нормативные акты и определила новую систему мест лишения свободы. В нее вошли: 1) общие места лишения свободы (тюрьмы); 2) реформатории и земледельческие колонии как учреждения воспитательно-карательные в особенности для молодых преступников; 3) испытательные заведения для лиц, по отношению к которым имеются основания для послабления режима или для досрочного освобождения; 4) карательно-лечебные заведения для помещения арестантов с заметно выраженными психическими дефектами; 5) тюремные больницы.   * Там же, № 53. С. 598.     Наиболее распространенными из этих видов лишения свободы оказались общие места заключения, тюремные больницы и земледельческие, а затем — фабрично-заводские колонии. Кроме вышеуказанных мест лишения свободы, существовали еще и тюрьмы-изоляторы и лагеря принудительных работ. В тюрьмах-изоляторах содержались: 1) наиболее опасные контрреволюционеры, спекулянты и бандиты; 2) особо опасные преступники; 3) заключенные, переводившиеся из общих мест заключения за допущенные там нарушения.   Лагеря принудительных работ (концентрационные лагеря) использовались как места лишения свободы для тяжких преступников и прежде всего контрреволюционеров. Впервые такие лагеря упоминались в постановлении СНК РСФСР от 5 сентября 1918 г. «О красном терроре»*. Существование таких лагерей было законодательно оформлено постановлением ВЦИК от 17 мая 1919 г. «О лагерях принудительных работ». Одним из первых лагерей был Соловецкий лагерь особого назначения, организованный на базе Соловецкого монастыря в 1921 г. В этот лагерь высылались члены контрреволюционных организаций, белогвардейцы, представители духовенства, выступавшие против Советской власти. Руководство этими лагерями осуществлялось ВЧК.   * СУ РСФСР 1919. № 65. С. 710.     Следующим важным нормативным актом, регулирующим исполнение наказаний, стало Положение об общих местах заключения РСФСР, которое представляло собой инструкцию о деятельности и управлении общими местами заключения. В нем подробно регламентировались вопросы применения общественно полезного труда, учебно-воспитательной и культурно-просветительской работы, продовольствия, лечения и других элементов быта заключенных. Оно определяло и правовой статус администрации мест заключения.   Период 1917-1924 гг. характеризуется созданием новой системы управления местами лишения свободы. К маю 1922 г. сложилось положение, при котором управление местами лишения свободы осуществлялось двумя ведомствами — Народным Комиссариатом юстиции (НКЮ) и Народным Комиссариатом внутренних дел (НКВД).   Большая часть этих учреждений находилась в ведении Центрального исправительно-трудового отдела НКЮ, а меньшая -в ведении Главного управления принудительных работ (ГУПР) НКВД. В 1922 г. Главное управление принудительных работ было ликвидировано, а Центральный исправительный отдел НКЮ, приняв на себя функции ликвидированного ГУПР, вошел в НКВД как Главное управление местами заключения (ГУМЗ).   В 1922 г. был введен в действие Уголовный кодекс РСФСР на основе которого началась разработка проекта исправительно-трудового кодекса. 16 октября 1924г. был принят первый в России кодифицированный акт, регулирующий исполнение наказаний — Исправительно-трудовой кодекс (ИТК). Задачей кодекса провозглашалось осуществление уголовной политики путем соответствующей организации исполнения лишения свободы и принудительных работ без содержания под стражей (ст. 1), целью которых было общее и специальное предупреждение преступлений (ст. 2). Исполнение наказаний соединялось с применением мер исправительно-трудового воздействия.   Места заключения подразделялись (ст. 46) на три группы:   А. Учреждения для применения мер социальной защиты исправительного характера: 1)дома заключения; 2) исправительно-трудовые дома; 3) трудовые колонии — сельскохозяйственные, ремесленные и фабричные; 4) изоляторы специального назначения; 5) переходные исправительно-трудовые дома.   Б. Учреждения для применения мер социальной защиты медико-педагогического характера: 1) трудовые дома для несовершеннолетних правонарушителей из рабоче-крестьянской молодежи.   В. Учреждения для применения мер социальной защиты медицинского характера: 1) колонии для психически неуравновешенных, туберкулезных и других больных заключенных; 2) институты психиатрической экспертизы, больницы и т.п.   В кодексе отмечалось (ст. 4), что исправительно-трудовое воздействие должно проводиться путем дальнейшего усовершенствования и максимального развития (вместо оставшихся от прежнего времени тюрем) сети трудовых колоний и переходных исправительно-трудовых домов, т.е. провозглашалось движение от тюрем к исправительным учреждениям. При этом все места заключения должны были составить единую систему исправительно-трудовых учреждений с различными видами режима (ст. 6).   Были подробно регламентированы режим, труд, культурно-просветительная работа среди заключенных.   Кодексом вводилась детально регламентированная прогрессивная система отбывания лишения свободы, предусматривающая изменение условий содержания осужденных на основе распределения их на разряды с разным правовым статусом в зависимости от конкретных результатов исправительно-трудового воздействия (ст. 100-107).   При каждом месте заключения учреждалась наблюдательная комиссия в составе начальника места заключения, народного судьи и представителя бюро профессиональных союзов, которая контролировала ход отбывания наказания (ст. 19-22). Отметим, что председателем комиссии являлся начальник места заключения, его заместителем — народный судья.   Исполнение принудительных работ без содержания под стражей осуществляли соответствующие бюро при губернских (областных) инспекциях мест заключения, на которые возлагался учет этой категории осужденных, распределение их на работы, надзор за соблюдением правил отбывания наказаний и т.д. (ст. 23-43).   При губернских (областных) инспекциях создавались также и распределительные комиссии, на которые возлагались широкие полномочия по распределению и переводам заключенных по местам исполнения наказаний, реализации прогрессивной системы отбывания лишения свободы, применения досрочного освобождения осужденных. К работе распределительных комиссий широко привлекались различные специалисты, представители общественности (ст. 13-18).

Do NOT follow this link or you will be banned from the site! Пролистать наверх