РАЯНОВ Ф М ПРОБЛEМЫ ТEОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА (ЮРИСПРУДEНЦИИ) 2003 157 С 6

 Нам представляется, что об исторической школе права, о естественном праве, о юридическом позитивизме, нормативизме и т.д., в плане понимания и юридического права, можно было говорить тогда, когда юридическая наука не была в состоянии нормально объяс-  Тихонравов Ю.В. Основы философии права. М, 1997. С. 18. Там же. С. 14.  225  нить то, что мы понимаем под государством и его законами. Ведь было время, когда люди серьезно думали, что государство создано богом, а отсюда и законы имеют божественное происхождение. Были и другие заблуждения.  Сегодня мы живем в условиях достаточно развитой юридической науки. С,ее помощью мы знаем, что есть реальные государства (Франция, Россия, Великобритания и т.д.) и они принимают многочисленные законы, рассчитанные на регулирование общественных отношений. Для разработки и реализации этих законов нужны специалисты, нужна и наука об этих законах, чтобы они были совершенны и оптимальны. Этими вопросами как раз и занимаются юристы, которых готовят по специальности «Юриспруденция».  В этих условиях вопрос о понятии юридического права становится ясным, и вряд ли есть необходимость в подвешивании ярлыков типа: он нормативист; он позитивист; он натуралист, а он либерта-рист и т.д. Теперь все ясно: в истории были периоды, когда не совсем была понятной природа законов, принимаемых государствами, и тогда появились различные школы, по-разному объясняющие их. Сегодня эти законы нужно изучать, совершенствовать, и всем этим занимается юриспруденция. Юристам нужна прежде всего юриспруденция, а не все то, что связано с понятием права вообще. Отсюда, думается, что юридическая наука должна главным образом заниматься юридическим правом, способствовать подготовке хороших специалистов в области создания и применения законов и других нормативных правовых актов.  Вопросы же, относящиеся к различным историческим школам правопонимания нужно отвести к дисциплине «История юриспруденции», и пора прекратить называть представителей современной юридической науки «позитивистами», «натуралистами» и т.д. Предметом юриспруденции, юридической науки являются закономерности не только возникновения и развития, но главным образом функционирования государственно-правовых институтов. Какие юридические средства воздействия на общественные отношения наиболее благоприятно сказываются на уровне жизни и деятельности людей -вот основная задача, на решение которой должно быть направлено внимание юристов.  226  2. Соотношение государства и права  Соотношение государства и права меняется по мере роста цивилизованности государства как политической власти общества. Не прибегая к дискуссии по этому вопросу, повторим, что каково государство — таково и его право. Однако в политологической и правовой науке все обстоит настолько сложно, что приходится снова возвращаться к истокам формирования права, иначе невозможно разобраться и в вопросе о соотношении государства и права.  В этом вопросе мы отдаем предпочтение тезису о производ-ности права от государства. Как бы мы ни рассуждали, в реальной жизни юридическое право объективируется в форме закона, нормативного акта, изданного государством или санкционированного им (если, например, придается юридическое значение корпоративным нормам). По нашему мнению, вне государства и без его ведома право не может реализоваться в доступную адресатам форму. Известно также, что право и в случае несоблюдения подкрепляется принудительной силой государства, то есть и на стадии своей реализации оно не может обходиться без государства.  На эти моменты приходится обращать внимание потому, что в последнее время в вопросе о соотношении государства и права отдельные специалисты склонны придать праву статус силы, противостоящей государству, и определить ему ведущее место по отношению к последнему. Такую попытку сделал, например, С.С.Алексеев в статье «Право: время новых подходов», опубликованной в журнале «Советское государство и право»1. Председатель Конституционного суда Российской Федерации В.Зорькин, отвечая на вопрос о том, кто является творцом права, заявляет даже следующее: «Право — это высшая справедливость. Оно заложено в природе. Оно — такой же непреложный закон природы, как, например, закон всемирного тяготения»2.  Однако, как бы названные и некоторые другие специалисты не пытались доказать роль права по отношению к государству и таким образом «воспитать государство», реально складывающееся со-  1 Алексеев С.С. Право: время новых подходов/УСоветское государство и право. 1991. №2.  2 Комсомольская правда от 15 января 1992 года.  227  отношение государства и права вряд ли удастся изменить. Конкретное юридическое право (в отличие от всеобщего, или общечеловеческого, желаемого права) всегда будет зависимо от правотворческой деятельности реального (французского, российского и т.д.) государства. Рукотворность права конкретного государства, то есть того права, с которцм людям приходится иметь дело (а не того, которое им хотелось бы иметь), вряд ли может вызвать сомнения. Действующее право конкретного государства может соответствовать или не соответствовать представлениям об общечеловеческом, теоретическом праве и его требованиям. В зависимости от уровня развития конкретного государства, культуры общества и других факторов причины такого несоответствия могут быть разные.  Если бы мы признали, что юридическое право, с которым имеют дело судьи, прокуроры и граждане, является продуктом цивилизации и культуры (С.Алексеев) или же самой природы (В.Зорькин), а не признанной и объективированной конкретным государством реальностью, то возникла бы масса проблем в сфере правоприменения, и мы на практике зашли бы в тупик.  Еще дальше в своих представлениях о соотношении государства и права ушли представители так называемого либертарного подхода к пониманию права.  Суть либертарного подхода к понятию права заключается в том, что законы конкретного государства, по их мнению, могут быть правом, если они отвечают требованиям ценностно-должного, то есть сущее (законы государства) оценивается неким правовым долженствованием. Иначе говоря — законы, по их мнению, бывают правовыми и неправовыми. Лишь правовой закон может быть признан правом -считают представители либертарного подхода.  Либертаристы — это в основном те, кто больше думает не о реальном, а об идеальном праве. Однако вера в идеальное право, начертанное самой природой — это предмет не юриспруденции, а философии. Юриспруденция имеет дело с наличными, реальными правилами поведения, поддерживаемыми со стороны государства. Конечно мы, не настолько безразличны к моральным, этическим основам формирования юридического права как, скажем, германский юрист Адольф Меркель, который считал, что вопрос о справедливости права для юриста имеет такое же значение, как для географа вопрос: «ра-  228  зумно ли, что истоки Рейна находятся в Альпах?»1. Но то, что предметом работы юриста являются именно правила поведения, поддерживаемые государством нельзя подвергать никакому сомнению. Юрист не может не интересоваться и высказывать свое отношение к истокам формирования права, но эта сторона вопроса не должна влиять на процесс применения действующего права. Иначе невозможно вести речи ни о законности в обществе, ни о правопорядке.  Следует заметить, что «Теория государства и права» в нашей стране (особенно это относится к советскому периоду) традиционно имела ярко выраженную абстрактную направленность. Отвлеченность этой дисциплины от проблем реального государственно-правового статуса достигла таких размеров, что студентам, готовившимся стать судьями, прокурорами стали говорить, что «юриспруденция — это наука о свободе», а «право — это нормативно закрепленная справедливость». Те же сотни, тысячи законов, а также другие, исходящие от конкретных государственных органов нормативные правовые акты, по которым живет общество, работают судьи, прокуроры оказывается могут быть чем угодно, но только не правом, подлежащим изучению и применению.  Теорию государства и права некоторые настолько «либерта-ризировали», что даже она в определенной мере перестала быть юриспруденческой наукой. Вслед за либертаристами некоторые преподаватели юридических вузов настолько увлеклись этими теоретизированиями, что забыли настоящую юриспруденцию, оказались беспомощными в мире практикующихся юристов. Все это не только наносит ущерб при подготовке будущих юристов, решению проблем, с которыми они столкнуться на практике, но и дискредитирует юридическую науку, делая ее излишне теоретизированной, отвлеченной и ненужной.  Сегодня существует большая потребность в разработке необходимой для практики теории государства и теории права. Если теория государства не ориентирована на реальное государственное устройство, а теория права — на то, как применяется право для решения реальных проблем повседневной жизни, то такая теория не имеет будущего.  Меркель А. Сила и право. Одесса. 1895.  229  Теория юриспруденции — это наука о проблемах реального государства и права. Как наука — она интернациональна. Ведь право -оно везде право. Поэтому мы должны думать больше не об изобретении каких-то новых подходов к пониманию права, а идти в ногу со всем остальным миром. Изучение законов других государств необходимо не только для использования в конкретных договорах, но и как образец или модель при разрешении наших правотворческих задач. Теория же юриспруденции должна помочь практикующим юристам в осмыслении правовых понятий и категорий, существующих в мире и позволяющих нашим юристам войти в мир общепринятой юриспруденции, оперировать юридическими категориями, понятными во всем мире.  Еще одно обстоятельство. Вопросы теории государства и теории права юриспруденция сегодня должна развивать в русле усиления защиты прав человека. Права человека — это в основном юридическая категория. Другое дело, поведение конкретного государства: оно может принять эту категорию для своей правовой системы, может и не принять. Но в любом случае современная теория юриспруденции не может не исследовать теорию прав человека, игнорировать ее. Права человека как юридическая категория и институт теории юриспруденции является еще одной подсказкой: как нужно подходить к понятию права. Мы еще помним, когда многие права человека для Советского Союза не являлись юридически признанными и не входили в его правовую систему. Лишь Конституция Российской Федерации 1993 года общепризнанные принципы и нормы международного права объявила составной частью своей правовой системы. Через такую юридизацию многие права человека приобрели правовое значение и в современной Российской Федерации. Все это показывает также связь государства и права, свидетельствует о непосредственной причастности государства к созданию и формированию юридического права.  Либертаристы на сегодня в своих исследованиях по выяснению понятия права доходят до увязки понятия «право» с представлениями о справедливости, о свободе. Все это, конечно, правильно. Однако они останавливаются на этом, не рассуждают о сути понятий «справедливость», «свобода». Ведь сказав, что право есть нормативно  230  закрепленная справедливость, мы еще не раскрыли понятие «право», потому что остается не ясным само понятие «справедливость». Не уяснив понятие «справедливость», мы так и не будем знать, что такое право.  То же самое происходит тогда, когда либертаристы говорят, что право есть мера свободы, где опять же остается нераскрытым само понятие «свобода». Так В.С.Нерсесянц пишет, что «юриспруденция — наука о свободе»1. Если он думает, что таким определением он дал понятие «юриспруденция», то по меньшей мере ошибается. Остается не выясненным для широкой практики само понятие «свобода», выяснение которого не менее сложно, чем выяснение понятия «юриспруденция».  Все это одна сторона проблемы. С другой же стороны, проблема осложняется тем, что понятия «справедливость», «свобода» являются объектами исследования не столько юриспруденции, сколько философии. Отсюда получается, что прежде чем постараться выработать понятие «юридическое право», необходимо основательно изучить мир философии, где, кстати сказать, проблемы понятия «справедливость» и «свобода» также не разрешены однозначно. Достаточно прочитать довольно объемистую монографию Д.Рольза «Теория справедливости» , чтобы убедиться в том, что понятия «справедливость», «свобода» являются очень сложными и далеко еще не определенными в самой философии.  Более того, чем больше философы пытаются вникнуть в суть проблем, связанных с понятиями «справедливость», «свобода» и пытаются найти механизм реализации их в реальной жизни, тем больше они приближаются к понятиям «право», «законы» и т.д. Так, тот же Д.Рольз пишет: «Концепция формальной справедливости, правильного и беспристрастного использования публичных правил, в применении к юридической системе, становится правлением закона»3. И продолжает: «Принимая, что юридический порядок — это система общественных правил, адресованных рациональным индивидом, мы можем объяснить предписания справедливости, которые ассоциируются  1 Нерсесянц B.C. Юриспруденция. М.: Норма, 1998. С. 61.  2 Рольз Д. Теория справедливости. Перевод с английского. Новосибирск. 1995.  3 Там же. С. 210.  231  с правлением закона» . Это утверждение Д.Рольза как раз и свидетельствует о том, что сами предписания справедливости тождественны правлению закона. В другом месте он выражается на этот счет еще более определенно. Он пишет: «Наконец, существуют такие предписания, которые определяют понятие естественной справедливости. Это директивы, предназначенные для сохранения целостности юридического процесса»2.  При либертарном же подходе право оказывается скорее всего идеологией, нежели действительностью. Ведь либертаристы больше склоняются к обрисованию права с точки зрения долженствования, нежели к объяснению существующих правовых требований. При подходе к определению права, опираясь на понятие «справедливость», либертаристы еще больше отходят от сущего права и уходят в сторону правовой идеологии. В результате получается, что либертар-но понимаемое право, скорее всего существует в сознании представителей этого течения, нежели в реальном государстве. Ведь «справедливость» — это величайшая идея, которая всегда нуждается в реализации.  Всесторонне осмысливая либертарный подход к пониманию права, следует сказать и то, что подобные представления были и раньше. Достаточно ознакомиться с трудами отдельных дореволюционных юристов, опубликованных в хрестоматии «Теория государства и права», подготовленный.В.Н1Хропанюком3, чтобы убедиться в этом.  Представители либертарного подхода, по нашему мнению, идут против очевидного: юридическое право создается и признается волею конкретного государства и им же обеспечивается в исполнении. Юристы занимаются именно этим правом, которое есть во всех государствах. В разных государствах, в разное историческое время юридическое право разное. Причем оно может меньше или больше соответствовать требованиям справедливости и равенства. Но это уже другой вопрос и не всегда зависит от юристов. Да и представления о  1 Рольз Д. Теория справедливости. Перевод с английского. Новосибирск. 1995. С. 211.  2 Там же. С. 213.  3 Хропанкж В.Н. Теория государства и права. Хрестоматия. М., 1999. С. 5-118.  232  справедливости и равенстве могут быть разные у разных слоев населения, у юристов и политиков, у ученых и практиков и т.д.  Есть еще одна сторона ущербности либертарного подхода к праву, которая до сих пор в юридической науке остается незамеченной. Она сводится к тому, что сторонники либертарного подхода к праву пытаются увидеть в юридическом праве то, чего в нем нет и даже в определенной мере не может быть. Каждый раз подчеркивая проблему соотношения права и закона, они хотят видеть лишь так называемые справедливые законы. Один из представителей либертарного подхода к праву прямо заявляет, что «право есть нормативно закрепленная справедливость, состоящая в реализации общественного компромисса»1.  По нашему мнению, в данном подходе явно не учитывается положение о том, что юридические законы (даже самые что ни на есть правовые) не единственные и не самые оптимальные, не самые справедливые регуляторы общественного компромисса. Правовые законы не создаются (не используются) для того, чтобы установить справедливость, дух идеального сотрудничества, чувство солидарности и общности между людьми. Да и они эти функции просто не могут выполнить. Законы (в том числе правовые) могут устанавливать лишь рамки социального порядка, определять границы, за которые люди не могут и не должны выходить. В этом смысле правовые законы выступают дополнительным, но объективно необходимым (иначе хаос и беспорядок) условием социального порядка. Но решающее значение в человеческом обществе принадлежит другим социальным институтам: нравственности, духовности, культурности и т.д. Именно этим, а не юридическим институтам принадлежит решающее значение в установлении справедливых порядков в обществе, обеспечивающих в конечном счете компромиссный дух, чувство общности между людьми. Более того, основные социальные институты общества предопределяют сущность юридических законов, влияют на их эффективность. Лишь в таком обществе, где развиты чувства справедливости, духовного единения формируются легитимные законы и соответствующий характер людей, готовых уважать порядок, устанавливаемый и юридическими законами.  Лившиц Р.З. Теория права. М., 1994. С. 69.  233  Актуализация проблемы соотношения государства и права в последние годы связана с тем, что формирование правового государства, по мнению некоторых, обусловливает необходимость возвышения права над государством. Между тем нельзя забывать, что правовое государство есть государство со всеми признаками и характеристиками, в маетности, один из них составляет наличие права, законов. И в условиях правового государства право остается результатом правотворческой деятельности государства. В этом случае меняется лишь сущность самого государства, а не соотношения государства и права. Оно, государство, становится учреждаемой гражданским обществом властью и в этом качестве больше заботится о правах и свободах граждан, ограничивает легитимными законами деятельность своих органов, должностных лиц. Другими словами, правовым государство становится не за счет возвышения права над ним (это практически нереализуемое положение), а за счет его цивилизованности как политической власти общества. Государство, принимающее только легитимные законы и строго соблюдающее их, может называться правовым. Само государство должно созревать до степени правового, то есть- справедливого, выражающего подлинные интересы государ-ствообразующего общества. Только став таким, оно может называться правовым и создавать справедливые законы.  Автора этих строк могут упрекнуть в том. что он не различает понятия право и закон. Мы различаем их. Однако право и закон нужно не только различать, как это делают многие, особенно в последние годы в связи со стремлениями к формированию правового государства, но и нужно еще иметь в виду, что право не может реализоваться иначе, как через законодательные акты. Если признавать только их различие, то нужно различать правоприменение от законоприменения и заниматься строительством особых правоохранительных и законо-охранительных систем. Понятно, что все это приведет лишь к хаосу и беспорядкам. Нельзя игнорировать аксиому: право конкретного государства — это и есть его законы. Другое дело — насколько законы этого конкретного государства соответствуют идеям права, понимаемым как общечеловеческая ценность, то есть понятию права с точки зрения современных международных представлений о нем.  В связи с выяснением проблемы соотношения государства и права следует, на наш взгляд, признать необоснованными и утверждения о приоритете права в правовом государстве. С.С.Алексеев в  той же статье пишет: «Главное здесь — признание верховенства права над государством». Представляется, что автор допускает обыкновенное шараханье из одной крайности в другую. Если раньше он же утверждал, что право является инструментом в руках государства, а сегодня, почти наоборот.  Между тем с принятием идеи правового государства, право и государство не меняются своими местами. Да и суть правового государства состоит не в том, что признается верховенство права над государством. Если рассуждать в этом ключе, опять зайдем в тупик. Речь идет о том, что правовое государство — настолько цивилизованное государство, что оно само себя ограничивает общечеловеческим правом, признает и гарантирует верховенство в обществе установленных им же правовых требований, в том числе и для государственных органов, должностных лиц государства. Правовое государство -это то же государство со всеми специфическими признаками, в том числе и правом устанавливать правила поведения в обществе (то есть систему права). Право в нем не теряет своей нормативной определенности, системности и общеобязательности, но отличается от права неправового государства своей сущностью, содержанием, назначением, функциями, гарантиями и некоторыми другими признаками. К тому же и само государство, если оно правовое, будет существенно отличаться от государства еще не доросшего до его уровня.  Завершая уяснение соотношения государства и права, хотелось бы сказать, что мы, -люди конкретного общества и конкретного государства, должны стремиться к тому, чтобы наше государство, его законодательная власть всегда принимали истинно правовые, то есть справедливые решения. Реализация этого желания в немалой степени будет зависеть от политической власти, нами сформированной и от наших возможностей влиять на ее повседневную деятельность.  3. Определение юридического права и его признаки  Вследствие различных причин (сложность проблемы выяснения сути и природы юридического права; наличие в реальной жизни различных правовых систем; желание у различных социальных групп и слоев видеть в праве то, что им выгодно и удобно и т.д.) в истори-  234  235  ческом прошлом, да и в современном мире сформировалось множество определений о юридическом праве.  Право по-своему определяли древние римляне (римские юристы). Есть определения более позднего времени. Значительное внимание выяснению сущности юридического права уделили основоположники марксизма-ленинизма. Своеобразную трактовку права давали советские юристы. Не будем останавливаться на всех определениях, поскольку о них можно узнать в различных учебниках. Рассмотрим лишь некоторые, относящиеся уже к последнему, постсоветскому периоду представления, с тем чтобы, оценивая их, выйти на приемлемое определение юридического права.  Следует заметить, что в последнее время многие бывшие советские ученые-юристы, несколько раскрепостившись от чисто марксистско-ленинского представления о праве, на наш взгляд, ударились в другую крайность и вышли на представления, господствовавшие на западе в XIX в. Так, Р.З.Лившиц в книге «Теория права», почему-то названной учебником для студентов юридических высших учебных заведений (дисциплины с таким названием в юридических вузах никогда не было), дает следующее определение:»Право есть нормативно закрепленная справедливость, состоящая в реализации общественного компромисса»1. Я попробовал раздать это определение права прокурорским и судебным работникам, чтобы они оценили его с точки зрения предмета их повседневной работы, но они явно были удивлены представлениями научных работников о понятии права в юридическом смысле.  Еще большее удивление у них вызвало определение права, данное в учебнике для юридических вузов под названием «Общая теория права и государства» (кстати сказать, учебная дисциплина с таким названием также никогда в юридических вузах не преподавалась, и нет ее в действующих образовательных стандартах). Здесь понятие права определяется следующим образом: «Право — это совокупность признаваемых в данном обществе и обеспеченных социальной защитой нормативов равенства и справедливости, регулирующих борьбу и согласование свободных воль в их взаимоотношениях друг с  1 Лившиц Р.З. Теория права. М., 1994. С.69.  236  другом»1. По мнению практикующих юристов, в этом определении каждое выражение нуждается в дополнительном объяснении: во-первых, что означает выражение «признаваемых в данном обществе… нормативов»? В «данном обществе» — в каком обществе?; во-вторых, что такое «нормативы равенства и справедливости»? Откуда они берутся и кто определяет, что именно они и есть нормативы равенства и справедливости? Вопросы, вопросы…  Когда же доходишь в этом определении до выражения «регулирующих борьбу и согласование свободных воль…», то не только вспоминаешь философию права Гегеля, где «абстрактное право» рассматривается в качестве первого шага к подлинной свободе, так как благодаря ему осуществляется согласование двух производных индивидуальных воль, но и невольно жалеешь студентов — будущих юристов: ведь им придется это определение буквально зубрить, поскольку в нем очень мало похожего на реальное юридическое право, а следовательно, мало и разумного.  Видимо, испугавшись такой сложности, В.В.Лазарев сам же поспешил объявить свое определение научным пониманием права. Кроме того, по В.В.Лазареву, оказывается, есть обыденное и профессиональное представление о праве. Получается, что у профессора одно понимание права, у прокурора — другое, а у крестьянина — третье. Возможно, дело так и обстоит. Но право-то от уровня его понимания не меняется. Да и задача юриспруденции сводится не к закреплению разноуровневого понятия права в обществе, а напротив, к выработке такого определения, которое соответствовало бы реальному, действующему праву, признавалось представителями всех научных дисциплин и слоев населения.  Анализ подходов к понятию права в учебной литературе последнего времени приводит к выводу об их односторонности. Многие авторы, начав исследование с постановки вопроса о том, что такое право, заходят так далеко, что не могут выйти оттуда к понятию права, отражающему его сущность. Между тем, хотя бы для сверки своих подходов к пониманию права, можно поступить иначе: например, поставить перед собой вопрос о том, что такое закон, реально суще-  Общая теория права и государства: Учебник. М.: 1994. С.29.  237  ствующий в любом обществе. Поскольку законов много, имеются и подзаконные акты, надо расширить вопрос и спросить себя, что такое законы или законодательство, что в них выражено и какое отношение они имеют к Иванову, Петрову и т.п. Если идти таким путем, то нельзя не выйти к понятию юридического права.  Или; скажем, такой подход: Иванов говорит, что он имеет право на 15 соток земли и поэтому обращается за реализацией этого права. Мы можем убедиться в том, что Иванов имеет такое право, заглянув в земельное законодательство. Но в земельном законодательстве сказано, что граждане для определенных целей имеют право на земельный участок. Отсюда мы заключаем, что не только Иванов, а все граждане для определенных целей имеют право, называемое правом граждан на индивидуальное землепользование. Подобным образом складываются представления и в других сферах. Получается целая система права.  Через законы и другие нормативно-правовые акты мы преодолеваем и проблему жизненной реальности права. Если исходить из представления о праве как о нормативно закрепленной справедливости, то весьма трудно с этой меркой подходить к реальной жизни. Не напрасно ведь говорят, что естественные права — это химера. Законы же — реальные явления: они существуют, у них есть авторы, их можно прочитать, осмыслить.  К правильному осмыслению юридического права мы подойдем и через анализ деятельности правозащитных, правоохранительных органов Что они защищают, охраняют и чем при этом руководствуются? Если же попытаться ответить на эти вопросы, снова выйдем на законы и другие нормативно-правовые акты, то есть на источники юридического права, которые и являются предметом теории юриспруденции, интереса юристов и граждан.  Но самый, пожалуй, верный путь к пониманию права лежит через представление о правопорядке. При этом, естественно, необходимо исходить из того, что правопорядок отличается от понятия «общественный порядок». Если общественный порядок устанавливается и определяется через соблюдение и исполнение всех видов социальных норм, то правопорядок — через соблюдение и исполнение правовых, то есть юридических норм, так или иначе связанных с дея-  238  тельностью государственных органов. Руководствуясь лишь представлением о том, что «право есть нормативно закрепленная справедливость» устанавливать в обществе правопорядок практически невозможно. Для установления правопорядка необходимо, чтобы источники права были четко оформлены, и по отношению к ним было однозначно выражена позиция самого государства. Поэтому выработать понятие права без связи с государством занятие абсолютно бесполезное с позиции установления в обществе определенного правопорядка. Более того, также как правопорядок зависит от деятельности правоохранительных органов государства, так и само право, на основе которого устанавливается правопорядок, не может быть уяснено вне связи его с государством. Как бы мы ни рассуждали, в реальной жизни юридическое право объективируется в форме закона, нормативного акта, изданного государством или санкционированного им.  Таким образом, юриспруденция в вопросах правопонимания имеет дело как с относительно абстрактным правом, с тем, каковым оно должно быть, так и с конкретным правом отдельных государств, то есть с системой действующих юридических норм на территории того или иного государства. Это вполне естественно, так как теория юриспруденции, обобщая правовые системы конкретных государств, сопоставляя их с абстрактным правом, поднимает правопонимание на новую ступень и с позиций этой высоты разрабатывает критерии оценки правовых систем конкретных же государств.  Выработка современного научного определения юридического права конкретного государства (конкретных государств) главным образом требует увязки его с государством, так как юридическое право является результатом правотворческой деятельности государства. Отсюда, по нашему мнению, определение юридического права сводится к следующему:  Право — это система установленных и гарантированных государством формально определенных правил поведения общего характера, обусловленных в конечном счете материальными и духовно-культурными условиями жизни общества.  В таком определении присутствуют следующие признаки права, отличающие его от неюридических правил поведения:.  239  1. Право — это установленные государством и обеспеченные им в исполнении система правил поведения. Производность права от государства — объективная реальность. Если нет связи с государством, то такое правило поведения не является правовой нормой. Эта связь в некоторых случаях проявляется через санкционированные государством, правила поведения, установленные негосударственными структурами;  2. Право — это система формально определенных правил поведения. Определенность — его важный признак. Право всегда есть противостояние произволу, бесправию, хаосу и т.д., а поэтому оно само должно иметь четко определенную форму, отличаться нормативностью. Сегодня и у нас приобретает важное значение принцип, согласно которому, если юридическое право соответствующим образом не оформлено и не доведено до сведения адресатов (то есть не опубликовано), им нельзя руководствоваться при решении конкретных дел;  3 Право — это система правил поведения общего характера. Оно отличается неконкретностью адресатов, рассчитано на неоднократное применение;  4 Право — это система правил поведения общеобязательного характера. Оно распространяется на всех, начиная от президента страны и кончая рядовым гражданином. Общеобязательность права обеспечивается государственной гарантией;  5. Право представляет собой систему норм, что означает его внутреннюю непротиворечивость, согласованность и беспробель-ность;  6. Право — это система таких правил поведения, которые вызваны и обусловлены материальными и культурными условиями жизни общества. Если условия не позволяют реализовать содержащиеся в правилах поведения требования, то лучше воздержаться от установления таких правил, иначе будут приняты неработающие нормы;  7. Право — это система правил поведения, выражающая волю государства, а более конкретно — волю законодательной ветви власти, где и аккумулируется воля государствообразующего народа.  240  4. Сущность юридического права  Выясняя сущность юридического права, в первую очередь, необходимо обратить внимание на то, что и в юридическом праве основная нагрузка падает на слово «право». Право — это система конкретных правил поведения. Причем право складывается из таких правил поведения, которые, прежде всего, связаны с правильным, праведным регулированием общественных отношений среди людей. Понятие право исходит от слова «правое», которое можно истолковать и как «правильное», то есть справедливое. Даже если истолковать исконное понятие «право» от слов «править», «управлять», то и тогда необходимо учитывать то, что речь идет о правильном, справедливом правлении или управлении. Именно в этом смысле и принимаются законы, содержащие определенные правила поведения.  Законы — это, конечно, средство управления поведением людей. Только через законы можно выйти к цивилизованным средствам управы в отношении тех, кто не хочет жить по правилам человеческого общежития. Выходя через государства к юридическому праву можно сказать, что право — это средство справедливого управления общественными делами. Это объясняется тем, что юридическое право должно оформляться легитимными законами, гласно, в интересах людей, то есть справедливое начало должно быть заложено в юридических законах, из которых складывается и само юридическое право в целом. Если юридическое право (законы государства) не будет легитимным, справедливым, то государствообразующий народ может требовать его отмены или замены. Именно через такие противоречия развивается человеческое общество и совершенствуются юридические законы.  Попутно можно еще раз заметить, что представители либер-тарного подхода к понятию «право», пытаясь свести право к некой справедливости, лишают юридическое право качества рукотворности. Они, пытаясь доказывать независимость права от человека, от государства, объективно ставят человека и даже само государство в фатальную зависимость от права. Между тем таким подходом как раз человек и лишается важнейшего своего права участвовать в право-  241  творческом процессе, то есть в разработке и принятии законов — источников юридического права.  В то же время при нормальном подходе к природе формирования юридического права, при легитимности юридических законов получается, что вся система юридического права опирается на такие общечеловеческие ценности, как: справедливость; свобода; демократия и т.д. Но для этого не надо изобретать различные подходы к пониманию права, а идти в направлении того, чтобы сделать юридическое право легитимным, справедливым. Да и сделать это государст-вообразующему народу, при развитости институтов гражданского общества, намного легче, чем понять то, что несправедливые законы (при отсутствии судей, специализирующихся на установлении справедливости) правом не являются. Скорее всего, можно согласиться с утверждением о том, что бывают несправедливые законы, а следовательно и несправедливое право, нежели с утверждением о том, что все несправедливое не является правом.  Таким образом, постигая сущность юридического права, в первую очередь, необходимо сказать, что юридическое право должно служить интересам справедливости, защищать естественные права человека, оберегать его честь и достоинство. Хотя юридическое право не всех государств и не всегда в полном объеме может соответствовать этим требованиям, такой сущности (иначе нельзя было бы и вести речи о совершенствовании законодательства), но от этого оно не перестает быть юридическим правом. Человечество развивается от несовершенного юридического права к более совершенному, отвечающему по своей сущности потребностям служения справедливости, свободе личности, защите ее интересов.  Говоря о сущности юридического права, нельзя обойти и вопрос о том, чью волю оно выражает, чьи интересы защищает. В юридической литературе нет единообразия и в этом вопросе. В некоторых учебниках можно найти утверждение о том, что право выражает волю господствующего класса, а в советское время считалось, что оно выражает только волю народа. Как нам представляется, применительно к идеальной правовой системе, идеальному государству можно сказать, что в праве выражается воля государства, в частности законодательной ветви власти. В свою очередь, воля законодательной  власти должна отражать волю народа. Однако, рассуждая так, мы должны прийти к выводу, что в реальном демократическом государстве выразителем обобщенной воли народа служит государственная власть. Воля народа обобщается и в случаях решения важных вопросов через референдум, который проводится на основании решения органов представительной власти, ими же обобщаются его результаты. Источником власти государства является государствообразую-щий народ как политическая общность, а в законах от его имени выражается воля законодательной власти. Утверждение о том, что в законах выражается воля народа является демагогическим, бездоказательным. И наоборот, легко доказывается то положение, что в них реально выражается воля законодательной власти. Но она выражает свою волю от имени народа, формирующего эту ветвь власти.  В интересах понимания сущности права нам необходимо преодолеть стереотип мышления, выработанный в период господства в нашей стране марксистско-ленинской идеологии. Теперь уже ясно, что марксистские партии роль права в обществе низвели до послушного инструмента правящей партии в ее политической борьбе. Не только на практике, но и в теории марксизм-ленинизм сущность права свел к воле господствующего класса, инструменту классового государства, политической мере. Развитие этой теории в условиях победившей социалистической революции, особенно в преломлении ее к повседневным практическим нуждам социалистического и коммунистического строительства, по существу, привело к толкованию права как карательно-запретительной меры.  Между тем изначальная общечеловеческая ценность права состоит в том, что оно направлено на установление справедливости в обществе. Как общественный институт оно как раз и было найдено для того, чтобы противостоять насилию, произволу, хаосу с позиции справедливости и нравственности. Поэтому право всегда выступает в обществе стабилизирующим, усмиряющим фактором. Его главное предназначение — обеспечить согласие, гражданский мир в обществе с позиций прав человека.  Если в обществе начинают господствовать идеи, не соответствующие общечеловеческим ценностям, нравственности, общепри-  242  243  знанным правам человека, то роль и значение права неминуемо обесцениваются.  История человечества располагает достаточными доказательствами того положения, что любое общество может процветать и оптимально развиваться, лишь опираясь на идеи правовой (справедливой) организации своей жизни, на признании верховенства права. Оттого человечество и осознало необходимость строительства правового государства, что все остальные известные истории типы государства и права (классовые, расовые, этнократические, религиозные и др.) не могли и не могут обеспечить гражданский мир и согласие.  Разные подходы к сущности права в свое время были обусловлены наличием ясно выраженной конфронтации между различными странами, войной идеологий в мире. По мере демократизации человеческого общества, устранения «железных занавесов» между народами вырабатываются общие, единые подходы к сущности (то есть социальному назначению) права. Этот процесс не может не привести к торжеству истинной сущности права — быть институтом справедливости, согласия и мира между людьми не только в рамках отдельного государствообразующего общества, но и между различными государствами и народами.  Преодолевая различные (порой просто модные) представления о праве, мы должны выйти на уровень понимания права, доступный не только специалистам, но и всем живущим в свободной стране людям. В этой связи хотелось бы еще раз подчеркнуть, что когда речь идет о юридическом праве, то необходимость и наличие его нужно всегда связывать с необходимостью и наличием правительства, надобностью контроля за свободой деятельности индивидов, их групп, союзов, ассоциаций. Если вдуматься глубже, то нам станет яснее не только проблема объективной необходимости права (без него правительство может совершать что угодно и с большими изъянами для интересов государствообразующего народа), но и проблема самого понятия права, то есть что имеется в виду, когда мы употребляем это слово. Оно, безусловно, будет сводиться к тем правилам, которых следует придерживаться правительству как в процессе своей деятельности, так и при организации контроля за действиями индивидов. Впрочем, нелишне подумать и о том, что если бы не было такого  244  контроля (то есть не было полиции, судебных учреждений и т.д.), то вряд ли были и свободы.  Следовательно, при осмыслении проблемы сущности юридического права и его необходимости всегда следует исходить из жизненных потребностей и велений.  Люди в естественном состоянии живут давно, но правовое опосредование их взаимоотношений все в большей мере проявляется с развитием цивилизации. Другими словами, люди какими бы естественными правами они ни наделялись, идут не из царства права, а наоборот, в историческом плане развиваются от произвола, несправедливости к правовой регламентированности, к большей юридической защищенности своих свобод, то есть к правовому государству. Поэтому, осмысливая сущность юридического права, следует не усложнять его исторической философией права вообще, а исходить из современной жизненной необходимости в совершенном юридическом праве, способном обеспечить справедливые взаимоотношения между людьми, живущими в государственно-организованном обществе. Да и к раскрытию сущности права необходимо приступить со стороны общественной потребности, необходимости установления осознанного, справедливого правопорядка. Все это общество возлагает на государство, на политическую власть, учреждаемой им. От уровня цивилизованности этой политической власти и зависит качество юридического права, его соответствие требованиям справедливости. Поэтому не понятие права следует запутывать и усложнять для того, чтобы иметь справедливые (правовые) законы в государстве, а необходимо влиять через институты гражданского общества на политическую власть, чтобы она создавала справедливое право.  245  Глава 9. МЕХАНИЗМ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ  1. Понятие механизма правового регулирования и его составные части  Выяснение понятия механизм правового регулирования необходимо для того, чтобы выявить способы и методы, с помощью которых право как система политических норм может влиять на общественную жизнь. В конечном счете все учение о праве нацелено на то, чтобы найти наиболее оптимальные пути регулирования общественных отношений.  Право как система юридических норм влияет на общественную жизнь в основном двумя путями: через правовое воздействие и через правовое регулирование. Эти два пути в юридической литературе принято называть неюридическим и юридическим влиянием права на общественную жизнь.  Правовое воздействие представляет собой влияние права на сознание и поведение людей на основании самого факта наличия правовых требований. Такое воздействие называется неюридическим действием права. Речь идет о том, что принятие и наличие определенных законов влияет на людей, оказывает на них воспитательное воздействие. Здесь как раз и выявляется общесоциальная функция права: оно влияет на формирование культуры, закрепление определенных жизненных позиций и др.  В отличие от правового воздействия правовое регулирование представляет собой влияние на поведение людей с помощью определенных юридических средств. Совокупность этих средств образует механизм правового регулирования.  Выясняя вопрос о механизме правового регулирования, следует иметь в виду, что он представляет собой целостное, системное явление, состоящее из взаимосвязанных элементов, составных частей. В целом учение о механизме правового регулирования включает в себя множество специальных категорий, понятий, без уяснения которых трудно стать профессиональным юристом. Среди этих понятий: предмет правового регулирования; типы правового регулирования; способы правового регулирования, нормативное и индивидуальное регулирование; элементы механизма правового регулирования и др.  246  Под предметом правового регулирования подразумеваются пределы и возможности права в процессе его воздействия на общественную жизнь. Например, может ли право прямо регулировать любовные отношения, миграционные, демографические процессы, предотвращать стихийные бедствия, влиять на климат и др. Конечно же нет, иначе человечество давно разрешило бы все свои проблемы с помощью права, юридических законов.  Право может регулировать лишь конкретные общественные отношения, которые зависят от воли и сознания их участников. Поэтому предметом правового регулирования выступают не явления природы и не любые отношения, а только внешне контролируемые конкретные отношения, складывающиеся между людьми и их объединениями в процессе организации общественной жизни.  Тип правового регулирования — это преимущественно используемый в правовой системе того или иного государства юридический режим регулирования.  Соответственно складывающимся в различных государствах двум типам социального управления — командному (процветает административно-командная система, частная инициатива ограничена) и стимулирующему (признается преимущество частной инициативы, административное вмешательство ограничено) — выделяется два типа правового регулирования:  общедозволительный, который отправляется от принципа разрешено все, что не запрещено законом;  разрешительный, который отправляется от принципа запрещено все, за исключением того, что разрешено.  Соответствующие типы правового регулирования могут использоваться не только правовой системой государства в целом, но также избирательно внутри самой правовой системы. Так, в сфере экономики цивилизованные государства больше используют общедозволительный тип, а в сфере регулирования деятельности органов государственного управления и должностных лиц — разрешительный. Тоталитарные же государства больше склоняются к разрешительному типу во всех сферах общественной жизни.  Способ правового регулирования представляет собой конкретный прием, используемый правом для воздействия на поведение участника волевого общественного отношения.  247  Теория государства и права выделяет в основном три способа правового регулирования:  дозволение — это предоставление субъектам права совершать определенные положительные действия (акцент делается на возможности совершения определенных действий);  обязывание — возложение долга совершать определенные действия (акцент делается на обязательстве, долге, долженствовании совершать действия);  запрет — возложение на субъекта права воздержания от совершения определенных действий (акцент падает на нельзя).  Нормативное и индивидуальное правовое регулирование. Необходимость в разграничении нормативного и индивидуального правового регулирования возникает в связи с тем, что в процессе правового регулирования можно встретить двоякого рода нормы: макронормы и микронормы. Нормативное регулирование осуществляется на основе макронормы, индивидуальное — микронормы.  Нормативным называется регулирование общественных отношении на основе нормы права (макронормы), созданной в результате правотворческой деятельности компетентного органа законодательной ветви власти государства.  Индивидуальное регулирование заключается в регулировании общественных отношений на основе нормы права (микронормы), созданной правоприменителем в процессе применения макронормы.  Иными словами, это деятельность субъектов правоприменения по разрешению вопросов, относящихся к сфере правового регулирования, на основе макронорм (например, заключение договора с определением дополнительных взаимных прав и обязанностей), Если макропра-вовая норма создается в результате правотворчества гоосударственного органа для нормативного (общего) регулирования (иногда называют это рамочным регулированием), то микроправовая норма — в результате правотворчества правоприменителя в рамках макроправовой нормы. Для юрисдикционных органов обязательным является не только макроправо-вая, но и микроправовая норма, если она не противоречит первой.  Под элементами правового регулирования принято понимать составные части его механизма — то, из чего складывается вся процедура влияния права на общественную жизнь с помощью юридических средств. О каких средствах идет речь?  248  1. Для того, чтобы можно было говорить о правом регулировании, необходимо иметь само юридическое право, которое, как уже отмечалось, создается преимущественно в результате правотворчества. Поэтому первым элементом в механизме правового регулирования является правотворчество.  2. Результатом правотворчества служат нормативно-правовые акты, то есть письменные решения компетентных органов содержащие нормы права. Поэтому, вторым элементом механизма правового регулирования является норма права.  3. Чтобы норма права как правило поведения пришла в действие, необходимо наступление определенных жизненные ситуаций. Такие жизненные ситуации или обстоятельства, с наступлением которых на основе закона у одних возникают права, а у других — обязанности, в теории права получили название юридические факты.  Юридический факт — это предусмотренное в законодательстве жизненное обстоятельство или ситуация, с наступлением (которой) у одних лиц возникают права, а у других — обязанности. Например, рождение, смерть, заключение договора, поступление в вуз. Таким образом, следующим элементом механизма правового регулирования выступает юридический факт.  4. С наступлением юридического факта у одного из участников общественного отношения возникает субъективное право (мера и объем возможного поведения или требования), а у другого — корреспондирующая субъективному праву юридическая обязанность (мера должностного поведения). Через субъективное право одного и юридическую обязанность другого между этими участниками общественного отношения складывается отношение, которое обычно называется правоотношением.  Правоотношение — это общественное отношение, складывающееся между его участниками на основе действия правовых норм.  Правоотношение — очень важный элемент в механизме правового регулирования, но это понятие, из-за усложненной трактовки в литературе, не всегда однозначно усваивается студентами и практикующими юристами. Между тем для лучшего усвоения проблемы правоотношения, необходимо учесть, что в обществе каждый человек  249  Ill  вступает с себе подобными в различные связи и отношения, которые опосредуются социальными нормами: обычаями, нравственными началами, нормами корпоративных организаций и наконец правовыми нормами. Например, вы встретились со знакомым, поздоровались рукопожатием: к этому вас обязывает обычай. Назначили свидание, но сами не пришли — нарушили норму нравственности. Если же опоздали или не пришли на работу, то совершили прогул, что уже является нарушением требований законодательства о труде.  В приведенных случаях отношения между людьми регулируются различными социальными нормами. Отношения же, регулируемые правовыми нормами, называются правовыми отношениями. Поэтому нельзя признать правильным, когда пишут (особенно не юристы) и говорят о том, что законодательством регулируются правоотношения. Законодательство содержит правовые нормы, рассчитанные на регулирование общественных отношений, которые, будучи урегулированы правовыми нормами, становятся правоотношениями.  5. Когда между участниками общественных отношений возникли или имеются правоотношения, то речь идет уже о том, как, каким образом»дальше реализуются субъективные права и юридические обязанности, которые возникли у субъектов правоотношений. Поэтому реализация субъективных прав и юридических обязанностей -очередной элемент механизма правового регулирования. Его, на наш взгляд, можно назвать реализацией правоотношений. В теории государства и права данный этап механизма правового регулирования принято называть реализацией права. Нам представляется, что это не точно. Само по себе понятие реализации права наводит на различные мысли. Если спросить, скажем, экономиста или политолога о том, что такое реализация права, то они, как некоторые юристы, забывшие материал учебника, могут ответить, что право реализуется в законах, нормах и т.д. Будет, на наш взгляд, уместным сказать, что право реализуется через механизм правовою регулирования.  Короче говоря, если мы выясняем элементы механизма правового регулирования, то сводить его к реализации права будет ошибкой, так как этот механизм в целом и есть реализация права. Поэтому в качестве понятия механизма правового регулирования лучше использовать термин реализация правоотношения.  Реализация правоотношений — это претворение в жизнь содержания субъективных прав и юридических обязанностей.  Содержание субъективных прав и юридических обязанностей может претворяться в жизнь через следующие формы: использование, исполнение, соблюдение, применение.  Использование — форма реализации права, выражающаяся в удовлетворении его носителем своего интереса по своему усмотрению (поступать на работу, на учебу, обращаться в суд и т.д.).  Исполнение — форма реализации юридических обязанностей, требующая от обязанной стороны правоотношения совершать действия, соответствующие объему требований носителя субъективных прав (возвращать долг, платить квартплату, алименты и т.д.).  Соблюдение — форм реализации юридических обязанностей, требующая от обязанной стороны во избежание неблагоприятных для нее же последствий воздерживаться от совершения каких-то поступков (соблюдать правила дорожного движения, не нарушать общественный порядок и т.д.).  Применение — форма реализации обязанностей посредством деятельности компетентных органов. Например, право на пенсию реализуется решением о ее назначении, невозвращенный долг взыскивается через суд и т.д. Применение — это особая форма реализации правоотношений. Здесь всегда присутствует тот или иной государственный орган.  В юридической литературе обычно пишут о применении права. Действительно, такое словосочетание более удобно и привычно, нежели применение правоотношений. Со словосочетанием применение права можно согласится, если иметь в виду, что речь в конечном счете идет о реализации содержания субъективных прав и юридических обязанностей. Если будем считать, что право в целом не может реализовываться помимо правоотношений (в литературе есть утверждения о том, что право может реализовываться и помимо правоотношений, с чем нельзя согласиться), то в конечном счете выражения применение права и применение правоотношений, несмотря на непривычность второго выражения, означают одно и то же.  Механизм правового регулирования нельзя представлять без мер возможного государственного принуждения, когда в этом наступает необходимость. Поэтому завершающим элементом механизма правового регулирования выступает юридическая ответственность.  Юридическая ответственность — это претерпевание лицом, нарушившим требования правовых норм, определенных неблагоприятных последствий. Без ответственности нет и права. Право как раз и  250  251  отличается от других социальных норм тем, что оно опирается на государственное принуждение. Каждое правовое требование должно быть сопровождено теми мерами, которые наступают, если эти требования будут нарушаться, не соблюдаться.  Как бы мы ни старались упрощать, из изложенного видно, что механизм правового регулирования (МПР) весьма сложен. Но понять его нужно. Да и суть необходимости обществу государства и права в конечном счете упирается в этот механизм.  2. Правотворчество  Правотворчество представляет собой особую форму деятельности государственных органов по разработке и принятию нормативно-правовых актов в целях установления, изменения или отмены юридических норм.  В понимании данного понятия основной акцент делается на то, что правотворчество — это творчество права, то есть создание системы юридических норм. Оно представляет собой деятельность государства. Если не терять из виду этих основных моментов в понятии правотворчества, то вряд ли можно согласиться с утверждением В.В.Лазарева в учебнике «Общая теория права и государства», что «изначально право формируется естественно исторически, до и независимо от деятельности законодателя». Такое утверждение, на наш взгляд, представляет собой продолжение его же заблуждений относительно понятия права. То право, которое формируется естественно исторически, и право, создаваемое в результате правотворческой деятельности государства, суть не одно и то же. Формируемое естественно-исторически — не юридическое право и к деятельности юристов прямого отношения не имеет. Некоторые формы так называемого естественного права уже давно забыты (например, калым), а некоторые, войдя в систему прав человека, выступают оценочными по отношению к юридическому праву. Короче говоря, правотворчество — это изначальная и естественная деятельность государства по созданию правовых (юридических) норм, и этой деятельности ничего больше не предшествует: нет государства — нет и юридического права, появилось государство — оно создает определенные правила пове-  252  дения и соответствующую правоохранительную и правоприменительную надстройку.  Различают цели, формы, виды, способы, субъекты, объекты и стадии правотворчества:  1. Целью правотворчества является создание и упрочение правовой (юридической) базы общества, совершенствование текущего законодательства и его систематизация в форме кодификации, инкорпорации и консолидации.  Кодификация — это творческая, внутренняя, содержательная переработка имеющихся нормативно-правовых актов и создание на их основе нового, единого, укрупненного нормативно-правого акта, называемого кодексом. Кодификация представляет собой нормативно-правовое обобщение различных, порой многочисленных источников права: она облегчает нахождение нужной нормы, устраняет пробелы, систематизирует многочисленные разрозненные нормы права.  Инкорпорация — не затрагивающая сути норм права внешняя обработка нормативно-правовых актов для создания сборников, собраний законодательства и т.д. Последние бывают хронологическими и систематическими (по видам отношений, регулируемых законодательством).  Консолидация — укрупнение правовых актов. В нашей стране применяется редко.  2. Формы правотворчества. Выделяют три формы правотворчества:  а) непосредственное правотворчество, то есть правотворчество государствообразующего народа (референдум) и некоторых других субъектов (сходы, собрания трудового коллектива и т.д.);  б) правотворчество государственных органов (органов законодательной, исполнительной власти);  в) правотворчество общественных объединений (принятие ими уставов, других решений нормативного характера).  3. Виды правотворчества. Различают три вида правотворчества:  а) непосредственное правотворчество государствообразующего народа, органов государственной власти;  б) делегирование правотворчества — предоставление государством права принятия каких-то нормативных актов другим, негосу-  253  дарственным субъектам (например, право профсоюзов в регулировании трудовых отношений);  в) санкционированное правотворчество. Так называется факт регистрации в государственном органе нормативного акта, принятого негосударственной структурой, и придания ему таким путем юридической силы’. Имеет место в случаях, когда, например, принятый устав акционерного общества, зарегистрированный в соответствующих государственных органах, приобретает силу нормативно-правового акта.  4. Способы правотворчества. Выделяются два способа правотворчества:  — прямое установление норм нрава (референдумом, государственным органом, делегированным органом);  — санкционирование, то есть придание юридической силы правилам поведения непрямого установления (например, придание юридической силы некоторым обычаям, нормам, установленными общественными объединениями и т.д.).  §. Субъекты правотворчества. Ими являются все государственные органы, общественные организации, которым законодательством предоставлено право издавать нормативно-правовые акты (парламент, правительство, профсоюзы в лице определенных органов и т.д.).  6. Объекты правотворчества — конкретные письменные документы, обладающие качеством нормативно-правового акта (кодексы, законы, указы, постановления, уставы, решения и т.д.).  7. Стадии правотворчества. Поскольку правотворчество является важнейшим видом государственной деятельности, то осуществление его подразделяется на несколько стадий:  а) законодательная инициатива. Эту стадию проходит принятие законов, кодексов, а также некоторых других важнейших нормативно-правовых актов. Статья 104 Конституции Российской Федерации перечисляет официальных лиц, обладающих правом законодательной инициативы. Если законопроекты или проекты иных нормативно-правовых актов внесены в орган, обладающий правом законодательной инициативы, то такой законопроект должен быть принят законодателем к обсуждению. Круг лиц, обладающих правом законодательной инициативы, довольно широк, а поэтому любые лица или группы лиц,  254  заинтересованные в принятии какого-то закона, должны обращаться к лицам, обладающим правом законодательной инициативы;  б) решение компетентного органа о необходимости принятия нормативно-правового акта. На этой стадии определяется потребность в нормативно-правовом акте и принимается решение приступить к его разработке;  в) разработка нормативно-правового акта, согласование его с заинтересованными учреждениями, организациями;  г) рассмотрение проекта соответствующим органом;  д) принятие нормативно-правового акта;  с) доведение принятого нормативно-правового акта до адресатов, опубликование его.  В зависимости от сложности и объема нормативно-правового акта могут быть образованы рабочие комиссии, проведено обсуждение проекта и т.д. Принятие акта может быть осуществлено с помощью нескольких чтений, что определяется регламентом правотворческого органа.  3. Источники права  Необходимо уяснить само понятие «источник права», поскольку под словом источник представители разных наук подразумевают различные явления. В обычном разговоре под источником права можно понять его социальные предпосылки — то, чем обусловливается право, где его исходные начала. Ведя разговор об источнике, иногда имеют в виду субъект правотворчества, то есть орган, который принимает, порождает право. Некоторые авторы предлагают разрешить это затруднение, заменив понятие источник права понятием форма права. Но понятие форма тоже многозначно: различают внутреннюю форму и внешнюю. К тому же некоторые правила поведения, возведенные в ранг юридических, вообще могут быть никак не оформленными, например, обычаи, деловые обыкновения. Они существуют как бы в неписаном виде, а законодательство их иногда признает в качестве источника права. Получается, что понятие источник права шире понятия форма права.  После таких рассуждений нельзя не прийти к выводу о том, что источник права — это специальная юридическая категория, которая используется для обозначения формы внешнего выра-  255  женин правовых норм, формы их бытия, объективирования.  Источник права, действительно, есть специальная юридическая категория. Другие науки этой категорией не руководствуются, им она неизвестна. Намеренно обращаем внимание на то, что практикующие юристы однозначно употребляют это понятие именно в его специальном значении. Например, спрашивают друг друга: «Каким источником при этом Вы руководствовались?» — имея в виду именно местонахождение той или иной правовой нормы.  С точки зрения науки теории юриспруденции выделяются четыре вида источников: нормативно-правовые акты, санкционированные обычаи или деловые обыкновения, судебный и административный прецеденты, нормы международного права.  1. Самые распространенные источники права — нормативно-правовые акты. Под ними понимаются письменные решения уполномоченного субъекта правотворчества, устанавливающие, изменяющие или отменяющие правовые нормы.  Субъектами правотворчества выступают различные государственные органы, общественные объединения, собрания (сходы) граждан, непосредственно государствообразующий народ и т.д.  Главное в нормативно-правовом акте составляют правовые нормы. Если в акте государственного органа не устанавливается, не изменяется или не отменяется правовая норма, то этот акт не является нормативно-правовым. Он может быть актом применения права (например, указ президента о награждении), распорядительным или контрольным, но только не нормативно-правовым. Основное отличие нормативно-правового акта от актов ненормативного характера сводится к тому, что он содержит правовые нормы, которые рассчитаны на заранее неопределенное число адресатов и могут применяться неоднократно.  Нормативно-правовые акты классифицируются по различным признакам.  По юридической силе выделяются законы и подзаконные акты. Законы, в свою очередь, бывают различных форм и видов. Так, по форме выделяются: основной закон (конституция) страны, законы-поправки к конституции, конституционные законы, федеральные законы, законы субъектов федерации.  По видам законы можно выделить: законы-основы, законы кодексы, обычные законы.  256  Подзаконными нормативно-правовыми актами являются нормативные указы, постановления правительства, различные положения, инструкции и т.д.  По субъектам издания нормативно-правовые акты подразделяются на акты: органов государственной власти, непосредственного народного волеизъявления (акты, принятые референдумом), органов местного самоуправления, общественных организаций и коллективов трудящихся.  Нормативно-правовые акты классифицируются также по отраслям права. К ним относится деление актов на акты гражданского права, административного, экологического и т.д.  Принято различать действие нормативно-правовых актов в пространстве, во времени и по кругу лиц:  а) действие нормативно-правового акта в пространстве означает территориальные пределы его распространения. Как правило, нормативно-правовые акты действуют на всей территории государства, если иное не сказано в самом акте;  б) действие нормативно-правового акта во времени связано с проблемой вступления его в силу и возможностями его обратной силы. Нормативные акты вступают в силу, как правило, с момента опубликования, если иное не предусмотрено в самом акте. Что касается обратной силы закона здесь действует правило: «Закон обратной силы не имеет». Однако из этого правила также бывают исключения: «Закон имеет обратную силу, если он смягчает наказание или вообще его отменяет». Обратную силу закон может иметь и тогда, когда это прямо предусмотрено в самом законе;  в) действие нормативно-правового акта по кругу лиц означает пределы лиц, на кого распространяет свое действие акт. По общему правилу он распространяется на лиц на всей территории. Однако из этого правила есть опять же некоторые исключения. Действия нормативно-правового акта, как правило, не распространяется на иностранцев или лиц без гражданства, если об этом непосредственно не сказано в самом законодательстве. Имеются особенности действий нормативно-правовых актов на работников дипломатических и консульских представительств. В отдельных актах прямо указывается круг лиц. на которых только распространяется их действие (например, на лиц. проживающих в районах Крайнего Севера и т.д.).  257  Большое значение имеет систематизация нормативно-правовых актов. Как уже отмечалось в предыдущем параграфе, она осуществляется в форме кодификации, инкорпорации и консолидации.  2. Санкционированные обычаи и деловые обыкновения. Эти источники в российской правовой системе используются в очень редких случаях. О них упоминает лишь Гражданский кодекс Российской Федерации; обычно они используются лишь в случаях, прямо предусмотренных в самом законодательстве.  3. Судебный и административный прецеденты как источники права широко используются в странах с англосаксонской правовой системой. В российском праве в качестве источника они не признаются (см. §5 настоящей главы).  4. Нормы международного права. Статья 15 Конституции Российской Федерации предусматривает, что «общепризнанные принципы, нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора». Практическое применение этого положения Конституции еще явно незначительное, но то обстоятельство, что общепризнанные нормы международного права образуют источник и российского права, — весьма позитивное явление на пути к демократизации российского общества.  4. Нормы права  Понятие нормы права в юридической литераторе также весьма запутано. Некоторые представители теории государства и права считают, что правовую норму нужно отличать от юридической1. На наш взгляд, понятия норма права, правовая норма, юридическая норма являются синонимами. Нельзя также признать научными словосочетания социалистическая норма права, буржуазная норма права.  Норма права — это установленное или санкционированное государством правило поведения. Если иметь в виду, что правила поведения в обществе устанавливаются не только государством, но и  См.: например. Теория государства и права. Л., 1987. С. 356.  258  некоторыми другими организациями (например, общественными, религиозными, корпоративными и т.д.), то установленное или санкционированное государством правило поведения становится правовой нормой. Это означает, что за соблюдением требований правовой нормы следят правоохранительные органы, и за ее нарушение могут быть применены меры государственного принуждения.  Правовая норма является первичной клеточкой права как системы норм. Систему национального и международного права образуют внутренне согласованные между собой миллионы норм.  Норма содержит в себе государственное веление, она рассчитана на регулирование не какого-то отдельного, единоличного отношения, а на неоднократное применение к заранее не определенным лицам, вступающим в определенные виды общественных отношений.  Любая логически завершенная правовая норма состоит из трех элементов: гипотезы, диспозиции и санкции.  Гипотеза — это та часть нормы, где речь идет о том, когда, при каких обстоятельствах данная норма действует. Она не всегда излагается словесно, но всегда просматривается, понимается, иначе норму можно применить не к тем казусам.  Диспозиция — часть нормы, где излагается ее требование, то есть что запрещается, что дозволяется и т.д.  Санкция — часть нормы, где речь идет о неблагоприятных последствиях, которые наступят в отношении нарушителя требований этой нормы.  В литературе можно встретить утверждение о том, что не всякая правовая норма имеет три элемента, бывают нормы и с двумя элементами. На этот счет скажем, что на практике все может быть. Из-за недостатков законодательной техники или по другим причинам на свет могут появиться одночленные, двучленные и иные неполноценные реальные нормы права. Но если рассуждать логично, то идеальная норма не может не быть трехчленной, то есть не отвечать на три возникающих вопроса: когда она действует, при каких обстоятельствах (гипотеза)? каково требование этой нормы (диспозиция)? что будет, если ее требование не будет выполнено (санкция)? Поэтому с точки зрения науки правовая норма может быть только трехчленной.  259  В теории государства и права большое распространение получила классификация норм и их элементов по различным видам. Так, например, говорят, что гипотезы бывают определенные, относительно определенные, простые и сложные, абстрактные и казуистические и др. В литературе можно встретить многие разновидности классификации1 диспозиции и санкции. Сами же нормы классифицируются по отраслям права: по юридической силе; по способам воздействия на поведение участников общественных отношений; по характеру содержащихся предписаний и т.п.  Представляется, что многое из нагроможденного относительно классификации правовых норм и их элементов мало влияет на практику. Практикующие юристы этих классификаций не знают, не испытывают потребности знать. Что, например, может дать распространенная в учебной литературе классификация норм на регулятивные и охранительнные? Если разобраться по существу, то любая норма одновременно и регулирует и охраняет, поэтому надобность такой классификации трудно обосновать. Или возьмем утверждение некоторых- представителей теории государства и права о том, что нормы делятся на дефинитивные и описательные. Возникает резонный вопрос: что из себя представляют дефинитивные нормы? Можно ли содержащиеся в законах различные понятия отнести к самим нормам права? Представляется, что дефинитивных норм не может быть. В законах дефиниции используются, но не все, что включается в закон, является правовой нормой. Несовпадение статьи закона с нормой известно давно. Но думается, следует избегать и отождествления любой статьи закона, содержащей дефиницию, с формой выражения норм. Статья закона может просто что-то объяснять, определять и при этом не быть формой выражения какой-либо части правовой нормы.  В целом норма права представляет собой важнейший (основной) элемент механизма правого регулирования. Ради ее требований осуществляется правотворчество, она определят права и обязанности участников общественных отношений. На страже нормы права формируется и функционирует целая система правоохранительных органов государства.    5. Толкование права  Толкованием права называется специальная юридическая категория, которая означает деятельность компетентных органов по уяснению и разъяснению содержания требований правовых норм в целях упорядочения правоприменения.  В таком определении важно выделить следующие моменты:  Толкование права — это специальное понятие, которое предполагает не только уяснение. Одно лишь уяснение содержания требований норм не образует толкования права: это именно уяснение и разъяснение содержания требований правовых норм, а не нормативно-правовых актов, как иногда пишут в учебной литературе. Поскольку любая правовая норма функционирует не изолированно, то содержание ее требований непосредственно связано со всей системой права. Поэтому нужно вести речь о толковании права, хотя по сути субъект толкования всегда акцентирует свое внимание на содержании требований правовых норм. Наконец, толкование права — это не бесцельное и не увеселительное занятие, а деятельность специальных органов и лиц в целях упорядочения правоприменения. Результатом этой деятельности являются акты толкования или иные документы, имеющие большое значение для правоприменения. Поэтому невозможно принять всерьез встречающиеся в юридической литературе утверждения об обыденном (считайте обывательском) толковании права. Обыденного толкования, на наш взгляд, просто не бывает, так как рассуждения обывателя и дилетанта о правовых нормах никак не объективируются и никакого практического значения не имеют.  Очень важно разобраться в субъектах толкования права. Таковые определяются законодательством. К ним относятся конституционный, верховный, высший арбитражный суды, Генеральная прокуратура Российской Федерации и некоторые другие органы. По субъектам толкование права различают на официальное, официозное и доктринальное.  Официальное толкование исходит от органа, издавшего нормативно-правовой акт. Так, Государственная дума может принять постановление о том, как нужно понимать то или иное правило поведения, содержащееся в принятом ею законе. Такое толкование еще называют аутентичным толкованием.  260  261  Официальное толкование осуществляется тем органом государства, которому толкование права поручается законодательством. Например, Конституционный суд Российской Федерации имеет право разъяснять порядок применения тех или иных положений Конституций Российской Федерации, если на практике обнаруживаются разночтения, противоречивые суждения по поводу их применения. Официозное толкование еще называют делегированным.  Доктринальное (или же, что одно и то же, научное) толкование осуществляется известными специалистами, учеными занимающимися исследовательской работой в этой области. Было время, когда интерпретация законов, сделанная глоссаторами, приравнивалась к правовым нормам и подлежала обязательному исполнению. В современной практике правоведения ученые привлекаются в качестве экспертов для уяснения содержания требований норм, и их письменные заключения служат основанием для юридической квалификации оригинального казуса.  Выделяются способы толкования. К ним относятся: языковой (или грамматический), исторический (исходя из периода принятия того или иного закона, содержащего нормы, которые нуждаются в толковании); систематический (правовая норма в системе норм); логический.  Уясняя понятие толкование права, следует иметь в виду, что толкование не входит в механизм правового регулирования. Более того, оно вызывается к жизни, когда то или иное требование нормы выражено неоднозначно, нечетко и на практике вызывает различные суждения, мешающие единообразному применению нормы. Поэтому толкование права — это издержки правотворчества, результат недостаточно квалифицированной работы нормотворителей, последствия игнорирования требований законодательной техники. Иными словами, можно утверждать, что там, где развито толкование права, «хромает» правотворчество.  Уже отмечалось, что толкование имеет большое практическое значение. Акты толкования, если увлечься ими, могут вытеснять правотворческие акты, что ведет не только к подмене первых вторыми, но и к подмене заложенной в нормативно-правовых актах воли законодателя. Короче говоря, нужно стремиться к созданию четких и качественных нормативно-правовых актов, а не рассчитывать на возможности их толкования.  В результате толкования права рождается акт толкования, например, заключение или постановление конституционного суда, руководящие разъяснения пленума верховного суда и т.д. В связи с этим возникает вопрос о соотношении нормативно-правовых актов и актов толкования права. К тому же в литературе по теории государства и права на этот счет имеются разные, порою противоположные суждения. Так, например, акты судебной власти в упомянутом учебнике «Общая теория права и государства» (С. 129-132) приравнены к актам правотворчества. В других же учебниках они не признаются источниками права. В.К.Самигуллин предлагает положения, содержащиеся в актах толкования, называть «интерпретационными нормами» . С.С.Алексеев и некоторые другие авторы называют их право-положениями2.  Хотелось бы высказать по этому поводу следующие мысли:  во-первых, акты толкования в принципе нельзя отнести к разновидностям нормативно-правовых актов и приравнивать к источникам права. Таким способом мы не только смешаем все ветви власти и положим конец ее разделению, но станем на путь подмены нормативно-правовых актов актами толкования, что в конечном счете может привести к власти судебных органов, а не государствообра-зующего народа. В правовом государстве суд не может выступать творителем норм права, он должен, быть бесстрастным его защитником в соответствии с принципами разделения власти;  во-вторых, для обозначения положений, содержащихся в актах толкования и имеющих обязательную силу для юрисдикционных органов, вряд ли следует изобретать сомнительные названия типа «интерпретационная норма». Ведь можно продолжить в том же духе и спросить, а почему не консультационная норма, не комментированная и т.п. норма? Любая норма есть правило поведения, которое возникает в результате нормотворчества. Правовая же норма, в отличии от всех иных норм, нуждается еще в определенной государственной защите. Судебные органы — это специальные органы, создаваемые государством для разрешения конкретных дел на основе права. Под-  См.: Актуальные проблемы теории права. 1995. С. 17.  Алексеев С.С. Социальная ценность права в советском обществе. М, 1971.  С. 139.  262  263  черкиваем: суд создается не для правотворчества, а для осуществления правосудия. Поэтому он не создает никаких норм — ни правовых, ни интерпретационных и т.п. Подобно тому как акты толкования никак не превращаются в нормативно-правовые акты, содержащиеся в них правоположения никак не являются нормами права. Они являются именно правоположениями, как их и следует называть.  Правоположения — это суждения общего характера, складывающиеся в процессе обобщения практики применения норм права.  Если в нормативно-правовых актах мы находим нормы права, то в актах толкования — правоположения. Отличаются также друг от друга процедуры правотворчества и формирования актов толкования. Акт толкования отталкивается от правовой нормы, практики ее применения. В нем не устанавливается новая норма, а разъясняется положение, которое вытекает из уяснения уже принятой нормы  Иногда можно слышать, что верховный суд в своем руководящем разъяснении установил новую норму, следовательно, он создает источник права. Ничего подобного. Если уж верховный суд в процессе толкования правовой нормы создает новую норму (что, кстати, вполне может быть в российской действительности), то он явно выходит за пределы своей компетенции. К сожалению, у нас ошибается не только Президент, издавая указы, выводящие за пределы конституционных полномочий, вполне может ошибиться и Верховный или же Конституционный суд. Однако на этом основании нельзя поощрять деятельность по созданию новых норм права в актах толкования.  6. Пробелы в праве и способы их преодоления  Пробелы в праве — это те случаи, когда определенные общественные отношения, находящиеся в целом в сфере правового регулирования, оказались не урегулированными конкретными нормами права. Уясняя их, необходимо иметь в виду, что они могут возникать по двум причинам: из-за отставания законодательства от развития общественной жизни и недостатков в правотворческой деятельности.  Нужно вести речь о пробелах в праве, то есть в системе правовых норм. Некоторые авторы пишут о пробеле в законе, позитивном праве и т.д. По нашему мнению, нельзя говорить о пробеле в законе. Закон может конкретизироваться, дополняться различными  подзаконными актами, и если нет нормы в законе, то, возможно, она есть в подзаконном акте. Что же касается пробела в позитивном праве то это выражение — плод чистого теоретизирования, которое ни к науке, ни к практике не имеет отношения.  О пробеле в праве можно говорить лишь тогда, когда конкретная неурегулированность правовой нормой оказалась внутри сферы правовою регулирования. В тех же случаях, когда отношения вообще не урегулированы правом, о пробелах нельзя говорить. В связи с этим хотелось бы опять вступить в дискуссию с авторами вышеупомянутого учебника по поводу их утверждения о том, что «пробел в позитивном праве — это тот случай, когда нет ни закона, ни подзаконного акта, ни обычая, ни прецедента». Вот уж поистине логика: нет и намека на право, а они ищут в нем пробел…  Каким образом преодолевается пробел в праве? Прежде чем ответить на этот вопрос, подчеркнем, что это имеет место только в процессе применения права. К другим случаям преодоления пробела в праве не относится. Законодатель правотворческим путем не преодолевает, а устраняет пробел. О его преодолении можно корректно говорить лишь о сфере правоприменения.  Пробел в праве преодолевается двумя способами: через аналогию закона и через аналогию права. Причем именно в такой последовательности, а не наоборот. Аналогия закона применяется тогда, когда для квалификации конкретных общественных отношений имеется сходная форма в правовых актах, прямо не рассчитанных на регулирование рассматриваемых отношений. Например, в регулировании некоторых внутрикооперативных трудовых отношений применяются нормы законодательства о труде рабочих и служащих. Аналогия же права применяется в случаях, когда нет сходного закона. Она сводится к тому, что решение по конкретному делу принимается исходя из общих начал и принципов правовой системы в целом, и на практике применяется очень редко.  Следует отметить, что аналогия применяется в области регулирования имущественных, трудовых, хозяйственных и некоторых Других отношений исключительно в интересах защиты требований истца. Оно не применяется, когда речь идет об ответственности кого-то- К ответственности можно привлекать только на основании четко определенного закона.  264  265  Глава 10. ПРАВОВАЯ СИСТЕМА 1. Понятие «правовая система». Семейство правовых систем  О правовой системе в российской юридической литературе до сих пор не было принято говорить, речь в основном велась о системе права.  Между тем понятия правовая система и система права существенно различаются. Первое понятие более широкое, чем второе. Кроме системы правовых норм в правовую систему входит вся юрис-дикционная структура государства, обеспечивающая действенность правовых норм.  Правовая система государствообразующего общества представляет собой весь юридический механизм государства, с помощью которого устанавливается правопорядок в обществе.  Элементами правовой системы являются: система права (о понятии системы права см. второй раздел этой главы) и система юрисдикционных (правоохранительных) органов. Правовая система любого государства рассчитана на создание определенного правопорядка в обществе, и в зависимости от ее эффективности можно говорить о степени защищенности прав и свобод граждан. Ведь недостаточно только того, что закон текстуально защищает право на неприкосновенность жилища. Необходимо еще, чтобы с помощью закона можно было реально выселить из дома нарушителя этой неприкосновенности; необходимо, чтобы закон работал, на деле защищал интересы и свободы граждан. Речь, следовательно, идет о праве не только как о системе норм (хотя это очень важно и нужно), но и об обеспечении действенности этих норм правоохранительной службой государства.  По мере развития, углубления цивилизации любое государство, как сила, призванная обеспечить оптимальную организацию общественной жизни, будет стремиться к все большему правовому оформлению своей деятельности. При этом, однако, нельзя думать, что произойдет некоторое усиление правого регулирования с его стороны. В цивилизованном обществе наличие высоколегитимного права, законов само по себе эффективно будет влиять на организован-  ность и правопорядок в нем. Безусловно, возрастет роль и значение права как фактора чисто социального воздействия на обществествен-ную жизнь. Уровень культуры, экономические возможности, периодическая информированность, психологические установки в обществе будут создавать тот благоприятный фон, при котором право будет воплощаться в жизнь в значительной мере без привлечения государством специальных юридических средств. Ведь уже сегодня имеется немало примеров того, как данное бизнесменом слово выполняется четко и аккуратно, без заключения специальных юридических договоров.  Конечно, механизм правового регулирования с его элементами (нормы права, юридические факты, правоотношения, акты применения права) и приемами (запреты, дозволения, обязывание, стимулирование, поощрения, рекомендации и т.д.) в полной мере будет присутствовать в любом, даже высоко цивилизованном обществе. От эксцессов ни одно общество полностью не застраховано. Поэтому государство оставляет за собой право подключать необходимые (вплоть до применения мер принуждения) юридические средства для обеспечения действенности прав и обязанностей, осуществляемых участниками общественных отношений. Более того, юридический механизм цивилизованного правового государства должен становиться все совершеннее и безупречнее. Только тогда можно рассчитывать на реализацию норм участниками общественных отношений без использования государством специальных юридических средств. Поэтому альтернативы совершенствованию организации всего правового механизма государства нет и в перспективе. Тем более не может быть и речи о переходе к бесправовым формам самоуправления. Совершенный правовой механизм государства нужен обществу не толь-о как функционирующий механизм, но и как гарант обеспечения его оптимальной жизнедеятельности.  Совершенствование юридического механизма государства  юсредственно связано с возрастанием легитимности власти и пра-в целом, все большим углублением представлений об обслужи-  ощем характере государства по отношению к гражданскому обще-Соответственно получат развитие и совершенствование такие  отавные части его юридического механизма, как централизованное Дентрализованное, локальное и индивидуальное регулирование.  266

Пролистать наверх