Тeории юридичeского лица

Теории юридического лица     Введение   Настоящая работа посвящена вопросам правового регулирования и правового положения организаций, создаваемых физическими лицами и обладающих статусом юридического лица.   Предметом исследования является ряд фундаментальных теорий, которые возникали на протяжении всей истории существования юридических лиц и актуальные проблемы института юридического лица в современном Российском гражданском праве.   Первая глава посвящена рассмотрению теории юридического лица.   Во второй главе особое внимание уделяется институту юридического лица, понятию и существенным признакам.   Третья глава рассматривает актуальные проблемы института юридического лица в современном гражданском праве.   Появление юридических лиц, которые представляют собой особые образования, обладающих рядом специфических признаков, образуемых, и прекращающихся в специальном порядке обуславливает актуальность изучения возникающих в связи с этим вопросов.   Особое правовое положение юридических лиц в настоящее время определено не четко, поэтому в сфере правового регулирования их деятельности возникает множественность различных концепций, не оказывающих отрицательного влияния на практику их функционирования, а лишний раз подтверждающих, необходимость их появления в качестве субъекта как публичного, так и частного права, вступающих в правовые отношения.   Изучение анализа судебной практики связанной с рассмотрением споров по проблемам регистрации и реорганизации юридических лиц, еще раз подтверждает, что участие в любых формах реорганизации требует изменений в учредительных документах, которые должны обеспечиваться квалифицированной юридической поддержкой, которую оказывают профессионалздания юридического лица единственным учредителем. Ведь людской субстрат в одночленных корпорациях не играет важной роли. В условиях, когда персональный состав участников и организационная структура нескольких юридических лиц могут быть идентичными, только имущественная обособленность позволяет их различить.     Глава 1.

 

Рассмотрение теории юридического лица   § 1. Современное гражданское законодательство   В настоящее время вслед за экономической реформой достаточно последовательно проводится в жизнь законодательная реформа. Ближайшим ее результатом будет значительное сокращение числа законодательных пробелов, создающих почву для произвольного толкования. Уже сейчас можно сказать, что такие известные бизнесу сферы государственного регулирования как государственная регистрация юридических лиц (в том числе при их ликвидации), лицензирование отдельных видов деятельности и валютное регулирование, большей частью, законодательно регламентированы.

 

Вплоть до самого недавнего времени (до 08.08.2001 г.), законодательство о государственной регистрации юридических лиц состояло из Гражданского права и пользующихся выгодами такого положения.   Зарубежные исследования сущности юридического лица в XX в.

 

в целом не вышли за рамки рассмотренных выше концепций.

 

Пожалуй, в современной западной цивилистике возобладало прагматичное мнение о том, что » после стольких попыток разрешения вопроса о юридическом лице ничего не может быть легче новой попытки его разрешения, но вместе с тем ничего не может быть более бесплодного…»   Советская юридическая наука уделяла самое серьезное внимание исследованию теории юридического лица.

 

В 40-50 — е годы был создан целый ряд работ, заложивших основы современного понимания этого института. Внимание советских цивилистов концентрировалось в то время на изучении юридической личности государственных предприятий, однако сделанные ими выводы обладают значительной научной и методологической ценностью и сегодня .   В рамках общепринятого понимания юридического лица как реально существующего явления, обладающего людским субстратом, в советской цивилистике выделились три основные трактовки сущности государственного юридического лица. «Теория коллектива», предложенная академиком А. В. Венедиктовым, исходит из того, что носителями правосубьектности государственного юридического лица являются коллектив рабочих и служащих предприятий, а также всенародный коллектив, организованный в социалистическое государство. Сходные взгляды высказывали С.Н. Братусь, С.С. Иоффе и В.П. Грибанов.   «Теория государства», разработанная С.И.Аскназием, основывается на положении о том, что за каждым государственным предприятием стоит собственник имущества — само государство . Следовательно, людской субстрат юридического лица нельзя сводить к трудовому коллективу данного предприятия. Государственное юридическое лицо — это само государство, действующее на определенном участке системы хозяйственных отношений .   «Теория директора», наиболее полно исследованная в работах Ю.К.Толстого, исходит из того, что главная цель наделения организации правами юридического лица — это обеспечение возможности ее участия в гражданском обороте.

 

Именно директор уполномочен действовать от имени организации в сфере гражданского оборота, поэтому он и является основным носителем юридической личности государственного юридического лица.

 

Общей для всех этих концепций является идея о наличии людского субстрата (лица или коллектива) в государственном юридическом лице. Возможна, однако, и принципиально иная трактовка его сущности. Так, еще в 20-е годы в СССР получила значительное распространение «теория персонифицированного (целевого) имущества». Ее сторонники считали главной функцией юридического лица объединение различных имуществ в единый комплекс и управление этим имущественным комплексом . Значит, обособленное имущество является реальной основой юридического лица, его законодатель и персонифицирует, наделяя владельца имущества правами юридического лица. Особую актуальность эта теория приобрела благодаря появившейся в современном законодательстве возможности создания юридического лица единственным учредителем. Ведь людской субстрат в одночленных корпорациях не играет важной роли. В условиях, когда персональный состав участников и организационная структура нескольких юридических лиц могут быть идентичными, только имущественная обособленность позволяет их различить.   В 50-е и последующие годы известное распространение получила теория, сторонники которой, ограничиваясь констатацией того, что юридическое лицо- это социальная реальность, в сущности отказываются от попыток выявить его людской субстрат. Эта теория известна в цивилистической науке как теория социальной реальности юридических лиц. Ее придерживались, в частности, Д.М. Генкин и Б.Б.Черепахин. Противники этой теории не без оснований указывали на то , что задача цивилистики состоит в том, чтобы выявить специфические признаки юридического лица как социальной реальности, поскольку не всякая социальная реальность есть юридическое лицо.

 

А эту задачу теория социальной реальности перед собой как раз и не ставит.   Значительную известность получили и научные концепции таких авторов, как О.А.Красавчиков («теория социальных связей»), А.А.Пушкин («теория организации») , Б.И.Пугинский.   Одновременное существование множества столь разных научных теорий юридического лица объясняется огромной сложностью этого правового явления. На разных этапах развития экономики на первый план выдвигались то одни, то другие признаки юридического лица в зависимости от того, какая из функций этого института превалировала на этом этапе. Соответственно развитие научных взглядов в целом отражало и отражает эволюцию института юридического лица.   Изначальная цель, которая стояла перед исследователями феномена юридического лица, — обоснование разграничения имущества (и вытекающие из этого разграничения имущественные права, обязанности и ответственность) корпорации и участников этой корпорации, а также третьих лиц.   Именно общность указанной цели, несмотря на разнобой мнений, объединяет теории юридического лица и позволяет им превосходно обслуживать потребности современного гражданского оборота.

 

Нам известно, что к созданию в XIX в. ряда фундаментальных теорий привели серьезные научные исследования, которые велись на протяжении всей истории существования юридических лиц. И активно продолжающихся в современной цивилистике, но несмотря на множественность различных концепций юридического лица это не оказывает отрицательного влияния на практику его функционирования, а лишь подтверждает, что юридическое лицо предстает в качестве субъекта как публичного, так и частного права, вступающего в правовые отношения от своего имени и отвечающего в рамках этих отношений имуществом.

 

§ 2. Классификации юридических лиц   Как уже было отмечено, появление института юридического лица было вызвано потребностями экономического оборота. Поэтому сегодня юридические лица в любом правопорядке — это, прежде всего различного рода предпринимательские объединения, играющие роль в экономике любого государства.

 

Прежде всего, следует отметить многообразие форм юридических лиц, участвующих в гражданском и торговом обороте.   Существуют различные классификации юридических лиц, которые неодинаковы в различных правопорядках. Это объясняется как национальными особенностями юридических лиц и спецификой отдельных семей правовых систем, так и используемыми критериями классификации так, право Германии предусматривает частные и публичные учреждения, союзы, акционерные общества и общества с ограниченной ответственностью; право Франции — союзы акционерные (анонимные) общества; право Англии юридические лица инкорпорированные на основе акта парламента компании с ограниченной ответственностью; право США-корпорации, имеющие или не имеющие целью извлечения прибыли, а также различного рода правительственные корпорации.   Однако, несмотря на такое многообразие форм, существуют критерии общие для всех юридических лиц в любом правопорядке. Так, широко распространено деление юридических лиц на большие группы: юридические лица публичного и юридические лица частного права.

 

К числу первых относятся юридические лица, наделенные властными полномочиями (департаменты, общины — во Франции, земли и общины — в Германии, провинции и коммуны — в Италии, муниципалитеты — в США), а также учреждения и организации, осуществляющие образовательную, просветительскую, культурную, научную или лечебную деятельность, — университеты, лицеи, музеи, больницы и т.п. Во вторую группу. Включают частные и государственные предприятия.   В группе юридических лиц частного права наиболее многочисленны торговые товарищества. В наиболее общем виде   товарищество — это организация, создаваемая в целях ведения дел с извлечением прибыли.

 

В настоящее время с некоторой долей условности торговые товарищества делят на «объединение лиц» и «объединение капиталов». В первую очередь включают полное и коммандитное товарищества, во вторую акционерное общества, общество с ограниченной ответственностью и акционерную коммандиту. В основе объединений лежит доверительный личный характер взаимоотношений участников. Объединения капиталов базируются, прежде всего, на имущественных связях участников.

 

Вследствие этого, объединения лиц распространены среди мелкого и среднего бизнеса, а в сфере крупного бизнеса преимущественной формой является объединение капиталов.   Полное товарищество — это объединение двух и более лиц, занимающихся совместно предпринимательской деятельностью. Вследствие личного характера отношений в товариществе оно прекращается в случае выбытия из его состава хотя бы одного из участников. Управление делами товарищества осуществляют все его члены, или по их поручению — отдельные участники. Ответственность по долгам товарищества несут все его члены всем лично принадлежащим имуществом в солидарной форме.   Коммандитное товарищество состоит из двух групп участников: полных товарищей (отвечающих за долги товарищества всем своим имуществом) и коммандитистов которые участвуют в деятельности товарищества лишь своими вкладами, в соответствии с ними получают прибыль, но не участвуют в управлении делами товарищества и отвечают по долгам последнего лишь в пределах своих вкладов.   В ряде стран существует вариант коммандитного товарищества акционерная коммандита. В ней капитал коммандитистов делится на акции, которые могут свободно отчуждаться, что делает эту форму более привлекательной для крупного капитала, нежели остальные формы торговых товариществ.   Очень важным для характеристики торговых товариществ является и такой момент. Во Франции и России за полным и коммандитным товариществами признается статус юридического лица, а в Германии и Швейцарии — нет.   Основной же правовой формой функционирования современного крупного бизнеса служит акционерное общество. Законодательство об акционерных обществах является наиболее разработанным и детализированным. Основу образования и деятельности акционерных обществ составляют акции — ценные бумаги, дающие их владельцам право голоса при решении вопросов деятельности общества и право получения части прибыли от его деятельности.

 

Акция является объектом права частной собственности.

 

Акции являются товаром, их можно покупать, продавать, отчуждать в иной форме. Поскольку основная масса акций обезличена, акционерные общества нередко называют анонимными. Акционерные общества имеют ряд важнейших свойств по сравнению с другими видами торговых товариществ, делающих их привлекательными для крупного капитала. В том числе этих свойств — ответственность акционеров по долгам обществ лишь в пределах суммы их акций. Ограниченность риска акционера и свобода отчуждения акций позволяют маневрировать капиталом, вкладывать его в различные акционерные общества.   Важное свойство акционерного общества бессрочность его существования: акционерное общество, как правило, сохраняется до тех пор, пока в нем есть хотя бы один акционер. Это обуславливает стабильность бизнеса. Централизованный характер управления акционерным обществом также позволяет крупному капиталу устанавливать свой контроль за его деятельностью.

 

Успешной деятельности акционерных обществ в немалой мере способствует право получать долгосрочные облигационные займы у банков, иных кредитных учреждений и лиц.

 

Наряду с акционерными обществами широкое распространение приобрели общества с ограниченной ответственностью (ООО). Основные признаки данных обществ в большинстве стран. ООО применяются преимущественно в сфере среднего и мелкого бизнеса. Они имеют черты сходства с акционерными обществами. Главное, что их объединяет, — это освобождение участников от имущественной ответственности перед кредиторами за пределами долей участия в капитале общества. Коренное различие заключается в том, что капитал ООО делится по роли участия, передаваемые третьим лицам лишь с согласия других членов общества. Кроме того, в отличие от акционерных обществ ООО освобождены от публичной отчетности о состоянии своей производственной, финансовой и коммерческой деятельности.   Надо отметить, что форма акционерного общества применяется не только в национальных, но и в межнациональных рамках, и в первую очередь, в рамках Европейского экономического сообщества.

 

Это дало повод некоторым ученым говорить о том, что акционерное общество является изобретением, «более ценным для человечества, чем даже открытие пара и электричества».   Завершая разговор о месте и роли юридического лица в мировом общественном производстве необходимо обратить внимание на одну характерную тенденцию развития современного производства, имеющую прямое отношение к характеристике юридического лица как субъекта права.

 

По свидетельству экономистов, до недавнего времени мировым рынком владели в основном крупнейшие корпорации. Они и сегодня продолжают доминировать, однако их влияние постепенно ослабевает. Во многих странах произошел взрыв мелкого бизнеса.

 

Он обусловлен тем, что, с одной стороны, крупные предприятия сокращают число работающих, а с другой стороны во многих сферах производства мелкому бизнесу выжить легче, чем крупному, да и многие работы мелкими хозяйственными субъектами выполняются лучше, чем крупными.   Эта ситуация и объясняет закономерный интерес к конструкциям, оформляющим юридический статус таких субъектов предпринимательства, и к организационно- правовым формам юридических лиц, и к самому феномену юридического лица.   В наше время при стремительно развивающемся экономическом обороте, мы понимаем, что жизнь современного общества немыслима без объединения людей в группы, союзы разных видов, без соединения их личных усилий и капиталов для достижения тех или иных целей. Основной правовой формой такого коллективного участия лиц в гражданском обороте и является конструкция юридического лица.     Глава 2. Институт юридического лица, понятие и существенные признаки   Участники гражданских правоотношений именуются их субъектами. Как и любое общественное отношение, гражданское правоотношение устанавливается между людьми, как существами, наделенными сознанием и волей. Поэтому в качестве субъектов гражданских правоотношений выступает либо отдельные индивиды, либо определенные коллективы людей.

 

Отдельные индивиды именуются в гражданском законодательстве гражданами. С этим правовым институтом, как правило, серьезных проблем не возникает.

 

Как отмечается в литературе, уже древние римляне имели хорошо развитую систему представлений о юридической личности применительно к отдельному человеку.

 

Что касается коллективных образований, то, хотя сама возможность и даже необходимость их участия в гражданском обороте практически не подвергается сомнениям, в юридической науке периодически возникают дискуссии на предмет теоретического осмысления данного правового института, тем более что почва для этого, как будет показано в настоящей работе, имеется.   Признание статуса субъектов юридических отношений только за отдельными людьми могло бы отразиться невыгодного на интересах общества и составляющих его единиц.

 

Видный теоретик русского гражданского права Габриэль Феликсович Шершеневич так комментирует эту посылку. «Возьмем случай, когда наследодатель в завещании определит известный капитал на учреждение богодельни. Если бы субъектами права могли быть только люди, то завещатель должен был бы поручить этот капитал какому-либо физическому лицу, которое бы создало завещанное учреждение и от своего имени вело бы его, вступало бы во все необходимые сделки, а при смерти завещало бы капитал снова другому лицу, которое бы продолжало это дело от своего имени.

 

Но при таких условиях нет особенной гарантии, что завещанный капитал действительно получит данное ему назначение в лице первого или последующих распорядителей, что имущество это, слившись с прочим имуществом того или другого распорядителя, не подвергнется взысканию по частным его долгам. Все эти неудобства могли бы быть устранены, если бы завещанное имущество было приурочено к особому субъекту, от имени которого совершались бы все необходимые сделки. Если возьмем случай акционерного соединения. Множество лиц складывают небольшие взносы в значительный капитал с целью совместного достижения общей экономической цели. Чтобы достигнуть назначенной цели, акционеры должны были бы вручить капитал одному или нескольким лицам, которые от своего имени совершали бы все необходимые сделки. Капитал акционеров слился бы с частным имуществом управителей и мог бы подвергнуться взысканию со стороны их частных кредиторов. Кто при такой опасности решился бы сделать взнос?

 

»   Действительно ситуация складывается более чем неблагоприятная.

 

И выход из нее может быть найден только если отойти от постулата неразрывного сочетания конкретной правопособности с человеком, личностью. Тогда появляется возможность создания нового субъекта права в виде особой юридической конструкции. Ранее всего, такой прием был ипользован в публичном праве. Государство, ведь тоже ни что иное как юридическая конструкция, однако, это не мешает ему быть одним из основных субъектов ряда отраслей права.

 

В гражданском праве благодаря специфике отрасли, ввиду того, что имущество есть совокупность юридических отношений, объединяемых именем субъекта- обладателя данного имущества вместо реально существующего физического лица можно создать некий искусственный субъект с именем которого будет связываться права и обязанности по поводу конкретного имущества правовое положение которого, с точки зрения гражданского права, гораздо важнее судьбы того, кто им обладает. Сам термин, обозначающий такого субъекта- «юридическое лицо»- подчеркивает особый характер данного образования, так как речь идет о субъекте права, не имеющего реального «физического» воплощения. Однако, его создание не только позволяет сохранить стройность юридических понятий, но и облегчить достижение тех общественных потребностей ради которых это имущество обособляется.   Теперь, когда достаточно четко обозначена важность обсуждаемой проблемы, можно непосредственно перейти к самому понятию.   В юридической литературе нет единого мнения по поводу того, где искать истоки понятия юридичского лица многие ученые относят создание понятия юридического лица к числу важнейших заслуг римского частного права.   Отмечая незначительный удельный вес таких субъектов в гражданском обороте Рима и отсутствие самого термина «юридическое лицо», такие ученые тем не менее делают вывод о том, что «основная мысль о юридическом лице как приеме юридической техники для введения в оборот имущественной массы, так или иначе обособленной от имущества физических лиц, была выражена римским правом отчетливо».   Авторы отмечают. Что издревле в имущественных отношениях участвовали наряду с физическими лицами и некоторые объединения, определенным образом организованные и располагавшие известными имущественными средствами. Еще в древние времена существовали в Риме частные корпорации: союзы с религиозными целями (sodalitates, collegia sodalicia), профессиональные союзы ремесленников (fabrorum, pistorum). Много новых корпораций появляется в период республики, среди которых необходимо особо отметить collegia publicanorum- объединение предпринимателей, бравшие на откуп государственные доходы, управлявшие на основе договоров государственными имениями и обладавшие значительным имуществом. Однако это рассматривалось древним правом либо как имущество, принадлежавшее каждому из его участников в определенной доле, либо, как имущество, принадлежащее одному из участников- казначею- ведущему дела корпорации и ответственному перед его членами.

 

Поэтому, применительно к данным объединениям можно говорить о наличии в той или иной степени организованности, осуществлявшейся с определенной целью- объединение имущества, но главный, квалифицирующий субъекта права признак- выступление вовне от своего имени здесь отсутствует, поэтому вряд ли можно говорить о попытке ввести в систему правоотношений новый тип субъекта. И все же появление таких образований свидетельствует об ограниченности субъективного состава частноправовых отношений.   А вот правовое положение муниципий — городских общин, которым римское государство, включая их в свой состав и наделяя их жителей римским гражданством, предоставило самоуправление и хозяйственную самостоятельность, является более отчетливым выражением идеи юридического лица. Претор признал за муниципиями право выступать в суде от своего имени через назначаемых муниципальным советом представителей. Тем самым муниципия была признана в принципе таким же субъектом имущественных прав, как и privatаe personae. Таким образом, идея юридического лица получила признание в процессуальном праве. В материальном же праве, при заключении сделок, вопрос об их юридических последствиях еще долго оставался неясным. Как раз из-за неопределенности правового статуса нового субъекта.   Основываясь на вышеизложенном можно констатировать, что институт юридического лица не нашел своего оформления в римском праве. Тем не менее, положительным итогом всего хода развития римских корпораций явилось следующее.   Римские юристы признали, что:   1) Корпорация может рассматривать в сфере частного права так же, как рассматривается физическое лицо;   2) Юридическое существование корпорации не прекращается и не нарушается с выходом отдельных членов из состава объединения.

 

3) Имущество корпорации обособлено от имущества ее членов, притом, это не совместно всем членам корпорации, как целого, как особого субъекта прав («если что- либо должны корпорации, то мы не должны ее отдельным членам того, что должна корпорация, не должны ее отдельные члены » Дигесты, книга 3, титул 4, фрагмент7, параграф 1);   4) Корпорация вступает в правовые отношения с другими лицами при посредстве физических лиц, уполномоченных на то в установленном порядке.   Обозначив, таким образом, ряд принципиальных идей, римские юристы не сделали тех выводов из них, которые могли бы лечь в основу развития нового института частного права- института юридического лица.

 

И тому были объективные причины. Во-первых, в экономической жизни Рима, даже в период наибольшего расцвета римского хозяйства, во времена наиболее оживленной международной торговли корпорации как самостоятельные хозяйствующие субъекты значительной роли не играли, поэтому не было большой потребности в юридическом оформлении этого экономического института. Во-вторых, отсутствие в римском праве института прямого представительства препятствовали пониманию механизма участия юридических лиц в гражданском обороте при посредстве физических лиц. Идея главенствующей роли воли в частноправовых отношениях была в римском праве неоспоримым постулатом. Перефразируя Дювернуа, эту причину не разработанности в римском праве института юридического лица можно сформулировать так: связав раз, понятие лица с реквизитами разумности и воле способности субъекта, римские юристы закрыли себе путь к объяснению всего ряда явлений гражданской правоспособности, идущей за пределы правоспособности отдельного человека.   Таким образом, из всего вышеизложенного можно сделать следующий вывод, что хотя понятие юридического лица в римском праве не получило полной и детальной разработки, «идея юридического лица в римском праве была выдвинута и разрешена».   С такой позицией не согласны другие российские ученые, которые считают что, «начало истории понятия юридического лица следует отнести к раннему средневековью». Они утверждают, что идея корпорации как особого, отличного от отдельного человека субъекта права, выдвинутая римской правовой мыслью, принадлежит не частному, а публичному праву и поэтому истоки понятия юридического лица как института частного права следует искать не в римском праве, а несколько позднее.

 

Их точка базируется на следующем.   В то время как весь строй римского цивильного быта существеннейшим образом определяется началом личности и в то же время особенности правоотношений каждого гражданина, картины средневекового быта имеют совершенно противоположные черты. Здесь не отдельный человек является правоспособным, а союз (корпорация). Во всем этом быте прослеживается черта обезличенности, где известный и постоянный характер правоотношений определяется принадлежностью человека к союзу (корпорации) и принадлежность эта передается из поколения в поколение. В этих условиях задачи юриспруденции и законодательства заключаются в том, чтобы определить скорее права корпораций и отношение к ним прав отдельных, входящих в них лиц, чем права отдельных лиц как самостоятельных единиц в общежитии.

 

Средневековые глоссаторы разрабатывали понятие корпорации как союза, признанного государством в качестве субъекта права, а их преемники, канонисты, различали в связи с этим понятие «лицо» и «человек» и начинали рассуждать о природе этого лица. Но, как отмечается в литературе, даже в средние века «представление о юридических лицах все еще испытывали сильное влияние догматов римского права». Глоссаторы и постглоссаторы, ограничиваясь комментированием античных текстов, пытались приспособить их к потребностям развивающегося хозяйства. Эта тенденция прослеживается и в одном из первых определений понятия юридического лица, данном папой Иннокентием IV в 1245 г. Он писал, что юридическое лицо существует лишь в понятии, оно не одарено телом, а значит, не обладает волей.

 

Настоящее же развитие конструкция юридического лица получила в новое время, когда появляются крупные торговые предприятия, в которых вырабатывается техника коллективного ведения крупных дел.

 

Здесь уже сама жизнь подсказывает необходимость детальной разработки статуса этих объединений и регламентации их правового положения.   Что же такое юридическое лицо, и каково его значение как субъекта экономического и гражданского оборота? Интересный ответ на первую часть вопроса находим у Г.Ф. Шершеневича:… «под именем юридического лица понимается все то, что, не будучи физическим лицом, признается со стороны закона способным в виду определенной цели, быть субъектом права». Из этого определения автор делает два принципиальных вывода, в которых можно обнаружить ряд признаков юридического лица.

 

Во- первых, являясь самостоятельным субъектом, юридическое лицо существует независимо от других субъектов, в том числе от тех которые образовали юридическое лицо и входят в его состав. Поэтому такое юридическое лицо может вступать с ними в сделки на правах равного партнера. Во-вторых, так как юридическое лицо- субъект, лишенный личностного начала, ему должны быть чужды права связанные с физической природой человека. Так, юридическое лицо не может вступать в брачные отношения, вряд ли можно говорить о чести, достоинстве юридического лица, не входит юридическое лицо и в круг наследников по закону.   Термин «юридическое лицо» был впервые использован в гражданском праве. Развитие института юридического лица было тесно связано с бурным ростом капиталистической экономики, требовавшей капиталов.   Институт юридического лица стал правовой формой такой концентрации. Детальное теоретическое осмысление феномена юридического лица осуществлялось в Германии в рамках работы над германским гражданским уложением. Старое, феодальное германское право не пошло в этом вопросе дальше признания понятия физического лица, и по признанию самих разработчиков уложения формула, объявляющая, что имущество организованного социального союза есть личная собственность нового идеального субъекта, и на этом основании вводящая также социальное, общественное имущество в круг гражданского права и резко отделяющая его от имущества отдельных членов союза — формула юридического лица, найдена в области римского права и принята нами на почве рецепции римского права.   Удачность разработки института юридического лица в германском праве во многом объясняется тем, что идеи римских цивилистов легли на благоприятную почву в виде интенсивно развивающихся экономических отношений. Бурная индустриализация страны, резкая активизация различного рода социальных групп хозяйственных и нехозяйственных объединений объективно требовали максимально четкого юридического оформления организации как самостоятельного субъекта права. И германское гражданское уложение, принятое в 1896 году уделило статусу юридических лиц значительное внимание. В самом Уложении юридическим лицам посвящено около 70 параграфов. Кроме того, в Германии как и во многих других странах нормы, регламентирующие правовое положение отдельных видов юридических лиц, собраны в так называемом специальном законодательстве.

 

Бурное развитие экономики середины — конца XIXв. дало мощный импульс развитию учения о юридических лицах.   Появились оригинальные исследования проблем юридических лиц таких авторов, как Савиньи, Иеринг, Гирке, Дернбург, Саллель и других, преимущественно немецких и французских цивилистов, которые заложили основы современного понимания этого института.   В XIX в.

 

значение института юридического лица еще более возрастает вследствие усложнения инфраструктуры и интернационализации предпринимательской деятельности, расширения государственного вмешательства в экономику, появления новых информационных технологий. Соответственно этому резко увеличивается обьем законодательства о юридических лицах и отчасти повышается его качество . Наука гражданского права относит к числу центральных проблемы теории юридического лица, совершенствования и практического применения этого института .   Какие же цели преследует законодательное регулирование статуса юридических лиц сегодня ? Ответ на этот вопрос ясен из анализа тех функций, которые выполняет институт юридического лица:   1) 1) Оформление коллективных интересов . Специфика имущественных отношений, регулируемых гражданским правом состоит в том, что каждый субъект этих отношений действует исходя из своей собственной выгоды и в своем интересе. Однако в ряде случаев достичь максимальной выгоды можно лишь объединив свои усилия и средства с другими субъектами таких же отношений. Чтобы при этом не получилась ситуация, описанная в известной басне И.А. Крылова воля всех участников такого объединения должна стать одной волей или волей одного. Однако во втором случае будет нарушаться баланс интересов членов объединения остается первое.   Таким образом, институт юридического лица определенным образом организует, упорядочивает внутренние отношения между участниками юридического лица, преобразуя их волю в волю организации в целом, позволяя ей выступать в гражданском обороте от собственного имени.

 

2) Объединение капиталов. Для достижения крупной коммерческой цели необходимо включить в дело крупный капитал. В этом плане юридическое лицо в особенности такая его разновидность, как акционерное общество, является оптимальной формой долговременной централизации капиталов, без чего немыслима крупномасштабная предпринимательская деятельность.   2) 3) Ограничение предпринимательского риска. Конструкция юридического лица позволяет ограничить имущественный риск участника суммой вклада в капитал конкретного предприятия.   4) Управление капиталом. Институт юридического лица создает основания для более гибкого использования капитала, принадлежащего одному лицу (в том числе — государству), в различных сферах предпринимательской деятельности. Отлаженное законодательство о юридических лицах (прежде всего акционерное законодательство), ценных бумаг и биржах служит одним из средств управления капиталами в масштабах всей страны и поэтому является мощным фактором саморегулирования, самоорганизации рыночной экономики, способствует интернационализации хозяйственной жизни.   Понятие юридического лица. Юридическое лицо — это субъект права, искусственно созданный для определенных целей по правилам, установленным законом, и в соответствии с законом признаваемый таковым государственной властью и всеми участниками гражданских правоотношений. Юридическое лицо считается созданным с момента его государственной регистрации.

 

Действующее законодательство не дает определения юридического лица, но раскрывает его основные признаки.

 

Согласно ст.48 ГК РФ.   1. Юридическим лицом признается организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде. Юридические лица должны иметь самостоятельный баланс или смету.   2.

 

В связи с участием в образовании имущества юридического лица его учредители (участники) могут иметь обязательственные права в отношении этого юридического лица либо вещные права на его имущество.   К юридическим лицам, в отношении которых их участники имеют обязательственные права, относятся хозяйственные товарищества и общества, производственные и потребительские кооперативы.

 

К юридическим лицам, на имущество которых их учредители имеют право собственности или иное вещное право, относятся государственные и муниципальные унитарные предприятия, в том числе дочерние предприятия, а также финансируемые собственником учреждения.   3. К юридическим лицам, в отношении которых их учредители (участники) не имеют имущественных прав, относятся общественные и религиозные организации (объединения), благотворительные и иные фонды, объединения юридических лиц (ассоциации и союзы).   Сущность ряда социальных явлений можно определить лишь путем выявления и характеристики их признаков. Таков феномен государства, таков феномен и юридического лица.   Признаки юридического лица. Признаки юридического лица -это такие внутренне присущие ему свойства, каждое из которых необходимо, а все вместе -достаточны для того, чтобы организация мола признаваться субъектом гражданского права. В этом контексте слово «признаки» употребляется в более узком смысле, чем обычно, и это соответствует правовой традиции.   Все юридические лица в России проходят государственную регистрацию, подавляющее их большинство имеет печати и открывает счета в банках, однако все эти внешние атрибуты не отражают сущности юридического лица. В самом деле, обязательной государственной регистрации подлежат и граждане-предприниматели, и некоторые неправосубъектные организации (т.е.

 

не имеющие статуса юридического лица), например филиалы и представительства иностранных компаний. Они также могут иметь свои печати и банковские счета, но юридическими лицами от этого не становятся.   Правовая доктрина традиционно выделяет четыре основополагающих признака, каждый из которых необходим, а все в совокупности — достаточны, чтобы организация могла быть признана субъектом гражданского права, т.е. юридическим лицом.     § 1. Признак имущественной самостоятельности.   Если организационное единство необходимо для объединения множества лиц в одно коллективное образование, то обособленное имущество создает материальную базу деятельности такого образования. Любая практическая деятельность немыслима без соответствующих инструментов: предметов техники, знаний, наконец, просто денежных средств.   Объединение этих инструментов в один имущественный комплекс, принадлежащий данной организации, и отграничение его от имуществ, принадлежащих другим лицам, и называется имущественной обособленностью юридического лица.   Неудачная дефиниция юридического лица в п.1 ст. 48 ГК порождает различные толкования понятия имущественной обособленности.   Так, под имуществом можно понимать только вещи, а значит, отсутствие вещей в собственности, оперативном управлении или хозяйственном ведении организации препятствует признанию ее юридическим лицом. С другой стороны, в понятие имущества наряду с вещами можно включить и обязательственные права. Ведь могут существовать и такие юридические лица, все имущество которых исчерпывается средствами на банковском счете и арендуемым помещением. Обе эти позиции объединяет то, что наличие имущества (понимаемого более или менее широко) рассматривается как необходимый атрибут юридического лица.   Но признаком юридического лица является, скорее, не наличие обособленного имущества, а такой принцип функционирования организации, как имущественная обособленность, а это не одно и тоже.   Юридическое лицо в течение какого-то периода времени может вообще не обладать никаким имуществом, как бы широко мы его не трактовали. Так, большинство некоммерческих организаций на другой день после создания не имеют ни вещей, ни прав требования, ни тем более обязательств. Вся имущественная обособленность таких юридических лиц заключается лишь в их способности в принципе обладать обособленным имуществом, т.е.

 

в их способности быть единственным носителем самостоятельного единого нерасчлененного имущественного права того или иного вида.   Таким образом, имущество может принадлежать юридическим лицам либо на праве собственности. Либо ином вещном праве, а именно праве хозяйственного ведения или оперативного управления. По свидетельству заместителя председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации к. ю. н. В.В.

 

Витрянского такая ситуация исключает возможность существования юридических лиц, обладающих имуществом исключительно на обязательственном праве.   Такое утверждение нельзя не признать справедливым, ведь смысл уставного капитала хозяйственного общества, являющегося минимальным размером имущества общества, заключается в соответствии с п. 1 ст. 90 ГК РФ и п. 1 ст. 99 ГК РФ, в том, что гарантирует интересы кредиторов такого общества. Имущество, принадлежащее должнику, на обязательственном праве вряд ли может служить такой гарантией, т.к. его ликвидность весьма невелика.   С таким выводом не согласны ряд ученых — О.

 

Н. Садиков, В. А. Рахминович. Они утверждают, что не смотря на то, что в ст. 48 ГК РФ в качестве единственно возможных форм обособления имущества юридического лица, названы вещные права, имущество юридического лица, в особенности коммерческие организации далеко не исчерпывается вещными объектами, принадлежащими ему на одном из перечисленных вещных прав… Вещные права не должны рассматриваться как безусловно необходимые и исключительные юридические формы имущественного обособления юридического лица. Это обособление может быть обеспечено посредством других правовых форм (институтов). Поэтому отсутствие у организации имущества на праве собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления не может вопреки буквальному толкованию п. 1 ст. 48 ГК РФ, служить основанием для отказа в признании организации юридическим лицом.   Такая позиция представляется мне спорной. К вышеуказанному аргументу о ликвидности обязательственных прав, которые должны по идее гарантировать удовлетворение имущественных требований кредиторов, можно добавить следующее.

 

Принадлежность лицу имущества на обязательственном праве должна быть оформлена соответствующим договором. Следовательно, типичной в таком случае будет ситуация, когда кредитор, сталкиваясь с контрагентом чтобы определить его возможности, его полномочия в отношении собственного имущества, должен знакомиться со специальным договором, которым оформляется принадлежность имущества данному юридическому лицу — контрагенту. На мой взгляд, прав В. В. Витрянский, пояснивший в своей лекции, прочитанной в Высшем Арбитражном Суде Российской Федерации в декабре 1994 года по случаю опубликования первой части гражданского кодекса, что разработчики кодекса исходили из того, что субъект имущественного оборота должен обладать статусом, известным всем кредиторам.

 

А такой статус может быть определен только законом.   Свое конкретное выражение имущественная обособленность находит в том, что юридическое лицо в зависимости от его вида должно иметь либо самостоятельный баланс (коммерческая организация), либо смету (некоммерческая организация).   § 2. Признак организационного единства.   Организационное единство юридического лица проявляется, прежде всего, в определенной иерархии, соподчиненности органов управления (единоличных или коллегиальных), составляющих его структуру, и в четкой регламентации отношений между его участниками. Благодаря этому становится возможным превратить желания множества участников в единую волю юридического лица в целом, а также непротиворечиво выразить эту волю вовне.   «Вместо естественного объединения интересов физического лица единством его мышления и воли (в юридическом лице) мы имеем искусственное соединение, в котором растворяется часть интересов отдельных лиц, претворяясь затем в высшем единстве — общности интересов».

 

Таким образом, множество лиц, объединенных в организацию, выступает в гражданском обороте как одно лицо, один субъект права.   Организационное единство юридического лица закрепляется на основании устава, либо учредительного договора и устава, либо только учредительного договора. В случаях, предусмотренных законом, юридическое лицо не являющееся коммерческой организацией, может действовать на основании общего положения об организациях данного вида и нормативными актами, регулирующими правовое положение того или иного вида юридических лиц.     § 3 Правоспособность, дееспособность юридического лица.   В науке гражданского права принято различать общую (универсальную) и специальную правоспособность. Общая правоспособность означает возможность для субъекта права иметь любые гражданские права и обязанности, необходимые для осуществления любых видов деятельности. Именно такой правоспособностью обладают граждане. Специальная правоспособность предполагает наличие у юридического лица лишь таких прав и обязанностей, которые соответствуют целям его деятельности и прямо зафиксированы в его учредительных документах.   До недавнего времени юридические лица в России могли обладать лишь специальной правоспособностью, что, несомненно, сдерживало развитие рыночных отношений. Новый Гражданский кодекс РФ 1994 г. наделил частные коммерческие организации общей правоспособностью. Было бы ошибочным, однако, полагать, что теперь правоспособность юридических лиц носит, по общему правилу, универсальный характер. Анализ ст. 49 ГК показывает, что общим принципом для юридических лиц, как и прежде, остается специальная правоспособность. Универсальная же правоспособность носит характер исключения из общего правила (которое, как известно, не может толковаться расширительно) и действует лишь в отношении коммерческих негосударственных юридических лиц. Этот вывод ничуть не колеблет даже тот факт, что ныне такие организации составляют численное большинство в стране.   Сохранение специальной правоспособности за многими видами юридических лиц не только оправданно, но и необходимо.

 

Так, создавая некоммерческую организацию (учреждение, фонд и т.п.), ее учредители, очевидно, преследуют вполне определенные социальные, культурные, иные общеполезные цели. Освобождение такой организации от любых уставных ограничений, предоставление ей полной свободы действий привело бы к игнорированию интересов учредителей.

 

Аналогичным образом и государство, закрепляя за унитарным предприятием свое имущество, заинтересовано в его использовании по определенному назначению в соответствии с тем предметом деятельности, который определен уставом предприятия.   Правоспособность юридического лица возникает в момент его создания, который приурочен к его государственной регистрации (п.3 ст. 49 и п. 2 ст.

 

51 ГК), и прекращается в момент исключения его из единого государственного реестра юридических лиц (п. 8 ст. 63 ГК).

 

Объем правоспособности юридического лица определяется не только ее общим или специальным характером. Юридическое лицо объективно не может обладать такими правами, которые в силу своей специфики могут принадлежать лишь гражданам.

 

Осуществление некоторых видов деятельности требует получения от государства специальных разрешений (лицензий). Кроме того, законом могут быть установлены специальные ограничения правоспособности для отдельных видов юридических лиц.

 

Применительно к юридическим лицам со специальной правоспособностью важно разграничить предмет уставной деятельности и конкретные правомочия по осуществлению этой деятельности. Так, торговля не входит в предмет уставной деятельности религиозной организации. Однако право совершения сделок купли-продажи (к примеру, культового инвентаря) у таких организаций не оспаривается, если это необходимо для ведения их основной деятельности. Таким образом, в сфере гражданского оборота конкретные правомочия организации со специальной правоспособностью могут быть шире предмета ее уставной деятельности.   Для участия в гражданском обороте юридическому лицу необходима не только правоспособность, но и дееспособность. В отличие от граждан у юридических лиц право- и дееспособность возникает и прекращается одновременно. Наличие у юридического лица дееспособности означает, что оно своими собственными действиями может приобретать, создавать, осуществлять и исполнять гражданские права и обязанности.

 

Деятельность юридического лица — это, естественно, деятельность людей, составляющих организацию, ибо только люди способны к сознательным волевым действиям. Однако их роль в осуществлении дееспособности юридического лица различна. Одни своими действиями приобретают и создают для юридического лица права и обязанности, другие способствуют осуществлению уже приобретенных прав и выполнению обязанностей.   Приобретение и отчасти осуществление прав и обязанностей —   прерогатива так называемого органа юридического лица. Орган юридического лица — это правовой термин, обозначающий лицо (единоличный орган) или группу лиц (коллегиальный орган), представляющих интересы юридического лица в отношениях с другими субъектами права без специальных на то полномочий (без доверенности). В соответствии со ст. 53 ГК именно через свои органы юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности.

 

Поэтому действия органа рассматриваются как действия самого юридического лица.   Юридическое лицо может иметь как один орган (директор, правление и т.п.), так и несколько одновременно (например, директор и дирекция, правление и председатель правления), причем они могут быть и единоличными, и коллегиальными. Органы могут назначаться, если у юридического лица единственный учредитель, или избираться, если участников (учредителей) несколько.

 

Статья 174 ГК впервые вводит общее правило на случай совершения органом юридического лица сделок с превышением его полномочий, установленных учредительными документами. Подобные сделки могут признаваться недействительными только в том случае, если другая сторона знала или заведомо должна была знать о таком превышении.   Гражданские права и обязанности для юридического лица могут приобретать его представители, действующие на основе доверенности, выдаваемой органами юридического лица.   Осуществление приобретенных органом или представителем юридического лица прав и исполнение обязанностей (например, выполнение заключенных договоров), как правило, невозможно без целенаправленной деятельности всего коллектива работников организации. В той мере, в какой действия работников организации охватываются их служебными обязанностями, такие действия также рассматриваются как действия самого юридического лица, за которые оно несет ответственность (см. ст. 402 ГК).     § 4. Иные признаки юридического лица.

 

1.Принцип самостоятельной гражданско-правовой ответственности юридического лица сформулирован в ст. 56 ГК.   Согласно этому признаку участники или собственники имущества юридического лица не отвечают по его обязательствам, а юридическое лицо не отвечает по их обязательствам, если иное не предусмотрено в законе.

 

Это самое «иное», кстати, предусмотрено самим кодексом. Так, в силу п. 5 ст. 115 ГК РФ по обязательствам федерального казенного предприятия при недостаточности его имущества дополнительную (субсидиарную) ответственность несет Российская Федерация; в силу п. 2 ст. 107 ГК РФ члены производственного кооператива, а в силу п.

 

4 ст. 116 ГК РФ при определенных условиях и члены потребительского кооператива такие несут субсидиарную ответственность по обязательствам соответствующего кооператива. В соответствии с п. 1 ст.

 

69 ГК РФ и п.

 

1 ст. 82 ГК РФ полные товарищи хозяйственного товарищества несут ответственность всем принадлежащим им имуществом. Несмотря на столь широкий круг исключений, вышеназванное правило остается общей нормой, поскольку ответственность иных субъектов права по долгам юридического лица является лишь субсидиарной (т.е. дополнительной к ответственности самого юридического лица).   2. Участие в гражданском обороте от своего имени.   Способность выступать в гражданском обороте от своего имени означает, что юридическое лицо может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права и нести обязанности.

 

Учитывая, что имущественные и личные неимущественные права и обязанности представляют собой разновидность гражданских прав и обязанностей юридического лица, будет, видимо, нелишним разъяснить условия возникновения этих прав и обязанностей. В соответствии с п.

 

1 ст. 8 ГК РФ гражданские права и обязанности возникают:   1) из договоров и иных сделок, предусмотренных законом, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему;   2) из актов государственных органов и органов местного самоуправления, которые предусмотрены законом в качестве основания возникновения гражданских прав и обязанностей;   3) из судебного решения, установившего гражданские права и обязанности;   4) в результате приобретения имущества по основаниям, допускаемым законом;   5) в результате создания произведений науки, литературы, искусства, изобретений и иных результатов интеллектуальной деятельности;   6) вследствие причинения вреда другому лицу;   7) вследствие неосновательного обогащения;   8) вследствие иных действий граждан и юридических лиц;   9) вследствие событий, с которыми закон или иной правовой акт связывает наступление гражданско-правовых последствий.

 

Для юридических лиц наиболее типичным вариантом приобретения и осуществления имущественных и личных неимущественных прав и несение обязанностей является заключение от своего имени гражданско-правовых договоров (купли-продажи, поставки, перевозки, займа, аренды, подряда и др.), есть и иные способы приобретения прав и несения обязанностей.   Организации, не являющиеся юридическими лицами (филиалы и представительства), будучи лишь обособленными подразделениями юридического лица, не могут от своего имени выступать в гражданском обороте. По смыслу ст.

 

55 ГК РФ они могут осуществлять свои функции, выступая в гражданском обороте только от имени юридического лица на основании доверенности на совершение каких-либо сделок, выдаваемой руководителю такой организации со стороны юридического лица.

 

Однако на практике это условие выполняется не так четко, как это следует из положений Гражданского кодекса РФ.

 

Так, в ряде законодательных актов, регулирующих вопросы налогообложения, филиалы и представительства рассматриваются как самостоятельные налогоплательщики.   Например, в ст. 1 Закона РФ «О налоге на прибыль предприятий и организаций» записано, что плательщиками налога на прибыль являются как предприятия и организации (в том числе бюджетные), являющиеся юридическими лицами по законодательству Российской Федерации, так и филиалы, и другие аналогичные подразделения предприятий и организаций, имеющие отдельный баланс и расчетный (текущий, корреспондентский) счет.

 

Закон РФ » О налоге на имущество предприятий» от 13 декабря 1991г.

 

№ 2030-1 (с изменениями и дополнениями от 23 августа 1995 г.) воспроизводит аналогичную норму и тем самым устанавливает знак равенства между самостоятельным и отдельным балансами. Более того, в цитируемых законах плательщики налога, перечисленные в первых статьях (в том числе и филиалы), в последующих положениях именуются предприятиями.   Такое положение сохранялось в период действия Закона РСФСР » О предприятиях и предпринимательской деятельности в РСФСР», в котором термин » предприятие» был фактически синонимом термина «юридическое лицо», а также продолжает сохраняться в условиях действия нового Гражданского кодекса РФ. В ст. 55 Кодекса четко определено, что филиал и представительство — это всего лишь обособленные подразделения юридического лица, которое наделяет их имуществом и определяет границы и нормы деятельности в утверждаемом положении о филиале или представительстве.   По смыслу п.3 ст.55 ГК РФ филиалы и представительства не только не являются юридическими лицами, и нести в себе черты, присущие юридическим лицам.   Из-за отсутствия в законодательстве четкости в определении положения юридических лиц и их филиалов (подразделений), в связи, с чем нередко действие различных законодательных актов прямо противоположно друг другу, сформировались весьма противоречивые подходы к деятельности филиалов и иных обособленных подразделений.   В связи с этим требуют разъяснения возможности осуществления филиалами и представительствами деятельности от имени создавшего их общества.   Учитывая, что филиал и представительство не являются юридическими лицами, а представляют собой лишь их подразделения, они не могут от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и неимущественные права, т.е.

 

они вправе, например, заключать договоры от своего имени. Вместе с тем представительство и филиал, расположенные вне места нахождения юридического лица, осуществляют определенную деятельность, обладая при этом достаточно большой самостоятельностью. Это нередко приводит к тому, что подразделения и филиалы при заключении договоров выступают в качестве самостоятельных субъектов гражданского права, что не согласуется с п.1 ст. 48 ГК РФ.   Какой же может быть предложен выход из такого положения? По смыслу ст.55 ГК РФ руководители представительств и филиалов, назначенные юридическим лицом, действует от имени самого юридического лица на основании его доверенности.

 

Соответствующие полномочия руководителя филиала (представительства) должны быть обязательно закреплены в доверенности, данной ему как физическому лицу. В этом случае нельзя ограничиться лишь указаниями, содержащимися в учредительных документах юридического лица или в положении о филиале (представительстве) и т.

 

п.   Это связано с тем, что доверенность оформляет отношения, вытекающие из договора поручения, т. е. гражданско-правового договора, участниками которого могут быть субъекты гражданского права.

 

Потому стороной соответствующих сделок будет считаться юридическое лицо, от имени которого сделку заключил его представитель, действующий на основании доверенности, но никак не сам филиал или представительство.   В связи с этим в постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 » О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» было специально подчеркнуто, что договор, подписанный руководителем филиала (представительства) от имени филиала и без ссылки на то, что заключен от имени юридического лица лишь при доказанности наличия у руководителя филиала (представительства) на момент подписания договора соответствующих полномочий, выраженных в Положении о филиале и доверенности. В противном случае юридическое лицо не может считаться стороной такого договора и отвечать по нему своим имуществом.   3. Способность выступать истцом и ответчиком в суде.   Возможность приобретать и осуществлять гражданские права и нести обязанности неразрывно связана с наличием способов защиты прав. В соответствии со ст. 12 ГК РФ защита гражданских прав осуществляется путем: признания права; восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий недействительности ничтожной сделки; признания недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления; самозащиты права; присуждения к исполнению обязанности в натуре; возмещение убытков; взыскания неустойки; компенсации морального вреда; прекращения или изменения правоотношения; неприменения судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону; иными способами, предусмотренными законом.   Согласно ст.11 ГК РФ защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляют в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством, суд, арбитражный суд или третейский суд.   Статус юридического лица позволяет организации выступать в суде, как в качестве истца, так и в качестве ответчика.

 

Отсутствие такого статуса исключат возможность участия организации в суде для защиты свои прав.   Согласно постановлению Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 2 декабря 1993 г. № 34 » Об участии в арбитражном процессе обособленных подразделений юридических лиц» при возникновении споров по обязательствам юридических лиц   претензии и исковые требования не могут предъявляться от имени филиалов и представительств и к филиалам либо представительствам.   В случаях, когда филиалам и представительствам как обособленным подразделениям юридических лиц предоставлено право осуществлять в арбитражном процессе полномочия стороны по делу, эти обособленные подразделения выступают от имени юридического лица и взыскания производятся арбитражным судом с юридического лица или в пользу юридического лица.   Таким образом, появление института юридического лица в самом общем виде было обусловлено теми же причинами, что и возникновение и эволюция права: усложнением социальной организации общества, развитием экономических отношений и, как следствие, общественного сознания. На определенном этапе общественного развития правовое регулирование отношений с участием одних лишь физических лиц как единственных субъектов частного права оказалось недостаточным для развивающегося экономического оборота. Наряду с гражданами субъектами гражданского права появляются также юридические лица, которые представляют собой особые образования, обладающие рядом специфических признаков, образуемые и прекращающиеся в специальном порядке.

 

Сущность юридического лица можно понять только через анализ признаков. Выделенные основополагающие признаки позволяющие признать за организацией статус юридического лица, а, следовательно, субъекта права — плод многовековой работы многих поколений юристов.     § 5.

 

Индивидуализация юридического лица.   В целях обеспечения нормального гражданского оборота законодательство предусматривает индивидуализацию юридического лица, то есть выделение его из массы всех других организаций. Индивидуализация юридического лица осуществляется путем определения его места нахождения и присвоения ему наименования.

 

Место нахождения юридического лица определяется в соответствии с п. 2 ст.

 

54 ГК местом его государственной регистрации, если в соответствии с законом в учредительных документах юридического лица не установлено иное. Ранее, в Гражданском кодексе 1964 года, местом нахождения юридического лица считалось место нахождения его постоянно действующего органа.

 

Гражданский кодекс 1964 года отказался от этого правила, разграничив понятия » место нахождения » и «адрес» юридического лица, под которым правовая доктрина понимает место нахождения органов юридического лица. Соответственно различаются и значения этих понятий.   Так, место нахождения юридического лица имеет ключевое значение при решении ряда вопросов материального и процессуального права. В частности, местом, в котором должно быть исполнено обязательство признается в зависимости от характера обязательства место нахождения кредитора или место жительства должника (ст. 316 ГК).   Место нахождения юридического лица определяет, какой именно суд вправе разрешить конкретный спор.

 

В данном случае, правда, если речь идет о суде общей юриспруденции можно столкнуться с проблемой вызванной отсталостью гражданско-процессуального права от гражданского. Если, например, юридическое лицо зарегистрировано в администрации города Нижневартовска, то его местом нахождения следует считать город Нижневартовск в соответствии с п. 2 ст. 54 ГК.

 

В какой же из четырех районных судов должен обратиться кредитор — физическое лицо по спору связанному с предпринимательской деятельностью, и соответственно подведомственному арбитражному суду? Если это спор, вытекающий из трудовых правоотношений, то вопрос снимается возможностью применения альтернативной подсудности, а если нет? В комментарии части первой Гражданского кодекса изданным редакцией журнала «Хозяйство и право» совместно с фирмой «СПАРК» указано, что норма о месте нахождения юридического лица должна вступать в силу с момента принятия закона о регистрации юридических лиц. В этом есть резон, но ни в самом ГК, ни в Федеральном законе «О введении в действие первой части ГК РФ» от 30 ноября 1994 года № 52-ФЗ об этом ничего не сказано, следовательно нет оснований считать эту норму не действующей.   Наименование юридического лица обязательно должно включать в себя указание на его организационно- правовую форму.

 

Все некоммерческие, а также некоторые коммерческие организации (например, унитарные предприятия) должны включать в свое название также указание на характер их деятельности.   Наименование коммерческой организации называется фирмой (фирменным наименованием) — это название коммерческой организации. Впредь до принятия специального нормативного акта порядок использования и защиты фирменных наименований регулируется ГК и в части, не противоречащий ему, Положением о фирме 1927 г.

 

Право на фирму, т.е. возможность использования фирменного наименования в гражданском обороте, является личным неимущественным правом коммерческой организации и носит абсолютный характер. Оно неотделимо от самой организации и может отчуждаться только вместе с ней.   Статья 54 ГК исходит из необходимости специальной регистрации фирменного наименования, с момента которой и возникает право на фирму. Однако процедура такой регистрации пока еще не разработана, и на практике регистрация юридического лица означает одновременно и регистрацию его фирмы. Кроме того, в соответствии со ст. 8 Парижской конвенции об охране промышленной собственности 1883 г., участником которой является и Россия, право на фирменное наименование охраняется во всех государствах- участниках Конвенции в силу самого факта его использования предприятием. При этом такая охрана должна предоставляться даже в том случае, если фирменное наименование вопреки требованиям национального законодательства не было зарегистрировано должным образом.   Для того, чтобы в гражданском обороте индивидуализировать не только юридическое лицо,но и его продукцию (товары, работы, услуги).

 

Ведь они и те же виды товаров могут выпускаться многими организациями. Для того чтобы их различить, используются производственные марки, товарные знаки и наименования мест происхождения товаров.   Производственная марка- это словесный (описательный) способ индивидуализации товара; она в обязательном порядке помещается на самом товаре или его упаковке и обычно включает в себя фирменное наименование предприятия- изготовителя и его адрес, название товара, ссылку на стандарты, которым должен соответствовать товар, перечень его основных потребительских свойств и ряд других данных. Производственная марка может применяться юридическим лицом без какой- либо специальной регистрации и сама по себе не пользуется правовой защитой.   Товарный знак представляет собой словесное, изобразительное, объемное или иное условное обозначение товара (или группы товаров), используемое для его отличия от однородных товаров других изготовителей. Использование товарного знака является субъективным правом товаропроизводителя и возможно только после регистрации знака в Патентном ведомстве.

 

В отличие от производственной марки товарный знак, как правило, не содержит информации о виде, качестве, свойствах самого товара, а если она и присутствует в знаке, то не пользуется правовой охраной.   В большинстве случаев товарный знак регистрируется за одним юридическим лицом, которое имеет исключительное право его использования и может передать это право по лицензионному договору другой организации. Закон РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» допускается также возможность регистрации коллективных товарных знаков, которые закрепляются за ассоциациями или союзами предприятий и могут использоваться всеми участниками таких объединений.

 

Организации, основная деятельность которых заключается в оказании услуг (выполнении работ), могут зарегистрировать и использовать знак обслуживания, который приравнивается к товарному знаку.   Свойства некоторых товаров в значительной степени определяются природными условиями или людскими факторами той местности, где они производятся (например, каслинское литье или дымковская игрушка). Организации, изготавливающие такую продукцию, имеют право зарегистрировать и использовать наименование места происхождения товара. Право пользования таким наименованием не является исключительным и поэтому может закрепляться за любыми лицами, производящими аналогичный товар в той же местности. В отличие от товарного знака, право использования наименования места происхождения товара является бессрочным и не может передаваться по лицензии другим лицам.

 

Индивидуализация юридического лица, т.е. его выделение из массы всех других организаций, осуществляется путем определения его местонахождения и присвоения ему наименования. Из этого следует, что индивидуализация: — обеспечивает определенный порядок и организованность в общественных отношениях между организациями производящими продукцию в одном отраслевом направлении и тем самым регулируют соответствующие отношения; — помогает при этом решать конфликтные ситуации и производственные споры возникающие в процессе реализации произведенной продукции и непосредственно воздействует на экономические интересы участников общественного производства.  Хохлов. Е.Б., Бородин. В.В.

 

Указ. соч., С. 152.  Шершеневич. Г.Ф. Учебник русского гражданского права. (по изданию 1907г.). М., 1995. С. 88.  См.: Шершеневич.Г.Ф. Указ.соч., С.

 

89.  См.: Ченцов.

 

Н.В. Римское частное право.

 

Учебное пособие. — Тверь. , 1995.

 

С.

 

26.

 

Римское государственное право. Учебник.

 

/Под ред. Новицкого.И.Б.,Перетерского.И.С.

 

— М., 1994. С. 115.  См.: Хохлов. Е.Б., Бородин.

 

В.В. Указ. соч., С. 153.  Ченцов. Н.В.

 

Указ. соч., С. 32.  Хохлов. Е.Б., Бородин.

 

В.В. Указ. соч., С. 152.  Гражданское право.

 

Том 1. Учебник. /Под ред. Толстого. Ю.К., Сергеева. А.П.-М., 1995. С. 105.  Гражданское право. Том 1. Учебник. /Под ред. Толстого. Ю.К., Сергеева.

 

А.П.-М., 1995. С. 105.  См.: Савельев. В. А. Гражданский кодекс Германии (история, система, институты). Учебное пособие. — М., 1994. С. 25.  Витрянский В.В.

 

Гражданский кодекс о юридических лицах. // Вестник ВАС 1995.

 

№5.

 

С. 101.  Гражданское право России. Курс лекций. Часть первая. /Под ред. Садикова. О.Н. -М., 1996.

 

С.

 

53.  Витрянский. В.В. Гражданский кодекс о юридических лицах. // Вестник ВАС. 1995. №5.

 

С.

 

101.     Глава 3.

 

Актуальные проблемы института юридического лица в современном Российском гражданком праве.   § 1. Анализ судебной практики связанной с рассмотрением споров по проблемам регистрации, реорганизации юридических лиц.

 

Отношения, возникающие при государственной регистрации (перерегистрации) юридических лиц, в настоящее время регулируются, прежде всего, ст. ст. 51 — 62 ГК РФ, Положением о порядке государственной регистрации субъектов предпринимательской деятельности, утвержденным Указом Президента РФ от 8 июля 1994 г.

 

(в части, не противоречащей положениям ГК РФ), а также нормами специальных федеральных законов «Об акционерных обществах», «Об обществах с ограниченной ответственностью», «О производственных кооперативах» и т.д., действующий порядок регистрации юридических лиц применяется до введения в действие закона о государственной регистрации юридических лиц ФЗ № 129 от 8 августа 2001 г., который вступает в силу с 1 июля 2002 года.   При непосредственной регистрации юридических лиц спорных вопросов, как правило, не возникает, за исключением отдельных, должным образом не урегулированных законодателем моментов (например, относительно возможности слияния акционерного общества и общества с ограниченной ответственностью). Но впоследствии, при признании в судебном порядке государственной регистрации юридического лица недействительной, на практике возникают определенные проблемы.

 

По действующему законодательству правом предъявления в арбитражные суды исков о признании недействительной государственной регистрации юридического лица обладают, во-первых, государственные органы, выступающие в защиту государственных и общественных интересов (прокуроры субъектов Федерации, государственные налоговые инспекции), во-вторых, юридические лица либо граждане — предприниматели, права и охраняемые законом интересы которых нарушены в результате государственной регистрации юридического лица.

 

Для примера возьмем анализ дел подобной категории, рассмотренных за последние два года арбитражным судом Ставропольского края, можно сделать вывод, что истцами по делам о признании недействительной государственной регистрации юридических лиц выступают в основном государственные налоговые инспекции края. При этом единообразной практики по таким делам не наблюдается как в краевом арбитражном суде, так и в следующей инстанции — Федеральном арбитражном суде Северо-Кавказского округа.   Согласно п. 1 ст. 51 ГК нарушение установленного порядка образования юридического лица или несоответствие его учредительных документов закону влечет отказ в государственной регистрации.

 

Представляется, что для последующего признания в судебном порядке государственной регистрации юридического лица недействительной достаточно наличия одного из названных нарушений, а именно: либо нарушен порядок образования юридического лица, либо учредительные документы не соответствуют закону.   Какое-то время такую позицию разделяли как Арбитражный суд Ставропольского края, так и Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа. Например, решением первого из них от 1 декабря 1998 г. частично удовлетворены исковые требования Государственной налоговой инспекции по Октябрьскому району г. Ставрополя к ЗАО «Сортсемовощ» и администрации г. Ставрополя (как регистрирующему органу) о признании недействительной государственной регистрации трех изменений и дополнений в Устав общества (регистрация в двух случаях была признана недействительной).

 

В качестве обоснования суд отметил нарушение установленного законом порядка при принятии решения о внесении изменений и дополнений в Устав общества), и были приняты исполнительным органом общества, а не общим собранием акционеров, как того требует Федеральный закон «Об акционерных обществах»). Постановлением кассационной инстанции от 1 февраля 1999 г. исковые требования госналогинспекции удовлетворены полностью. Но затем практика изменилась.

 

Теперь Арбитражный суд Ставропольского края и Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа исходят из того, что акт государственной регистрации юридического лица является по своей природе ненормативным (индивидуальным, правоприменительным) актом компетентного регистрирующего органа, и согласно ст. 13 ГК для признания его в судебном порядке недействительным необходимо наличие одновременно двух условий: несоответствие его закону и нарушение им гражданских прав и охраняемых законом интересов граждан либо юридических лиц. Наглядный пример — постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 27 мая 1999 г.

 

В нем констатировалось, что государственная регистрация ООО «Биллигран», совершенная администрацией г. Ставрополя, произведена с нарушениями действующего законодательства (Устав общества гласит, что ООО «Биллигран» создано в результате реорганизации в форме преобразования из ТОО «Биллигран»; соответственно, представлен передаточный акт и осуществлены иные, связанные с реорганизацией, процедуры). Однако данное нарушение, говорится в постановлении, не влечет нарушения гражданских прав и охраняемых законом интересов граждан и юридических лиц и поэтому государственная регистрация юридического лица — ООО «Биллигран» — не может быть признана недействительной.   Таким образом, налицо парадоксальная ситуация — арбитражный суд устанавливает, что государственная регистрация юридического лица произведена незаконно, однако оставляет ее в силе. Возникают две группы «неподсудных» субъектов — юридические лица, принимающие какие угодно решения без оглядки на закон, и регистрирующие органы, оформляющие любые представленные им документы, не опасаясь какой бы то ни было ответственности за свои действия.   Неизбежно возникает вопрос — почему акт любой государственной регистрации (юридических лиц, граждан — предпринимателей, выпуска ценных бумаг, транспортных средств, рождения, смерти) считается ненормативным? Действительно ли эти правовые понятия равнозначны, тождественны? Чем руководствовались судьи, делая такие выводы?   Законодатель нигде не смешивает эти два понятия. Статьи 13 и 51 ГК находятся в разных разделах, посвящены разным вопросам. Думается, разработчики Гражданского кодекса вряд ли представляли себе возможность такого «систематического» толкования этих двух статей.   Может быть, так считают высшие правоприменительные органы страны? Нет. Совместное постановление Пленума Верховного Суда и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. No. 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» не смешивает такие правовые понятия, как «ненормативный акт» и «акт государственной регистрации юридического лица». Более того, из анализа п.

 

26 постановления следует, что для признания акта государственной регистрации юридического лица недействительным достаточно лишь установления факта несоответствия его закону. Ранее принятое совместное постановление Пленума Верховного Суда и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28 февраля 1995 г. No. 2/1 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» содержит в п. 5 аналогичную точку зрения.

 

Еще более раннее письмо Высшего Арбитражного Суда РФ от 10 декабря 1992 г.

 

(«Обзор практики разрешения споров, связанных с учреждением, реорганизацией и ликвидацией предприятий») также однозначно трактует данный вопрос.   Акт применения права — официальное решение компетентного органа по конкретному юридическому делу, содержащее государственно-властное веление, выраженное в определенной форме и направленное на индивидуальное регулирование общественных отношений. Признаки акта применения права, как известно, следующие: он носит индивидуальный характер, регулирует конкретное общественное отношение, обращен к конкретным лицам, его действие распространяется на конкретный случай и направлено на реализацию определенных юридических норм.   Подпадает ли под приведенные признаки акт государственной регистрации юридического лица? Думаю, нет.

 

Ведь он не направлен на реализацию нормы права, не рассчитан на единичное (конкретное), отношение, адресован персонально не определенным субъектам права.   По моему мнению, это самостоятельное правовое явление и понятие, существующее наряду с такими явлениями и понятиями, как нормативно — правовой акт и ненормативный акт. Акт государственной регистрации юридического лица фиксирует факт создания в правовом пространстве России нового субъекта права, удостоверяет законность его существования. И с ним должен считаться неопределенный круг субъектов права.

 

Многие проблемы, существующие сейчас в экономической сфере, были обусловлены отсутствием федерального закона о государственной регистрации юридических лиц. Его принятие предусмотрено в ст.

 

51 Гражданского кодека Российской Федерации. Однако прошло уже более пяти лет с момента вступления в силу первой части ГК РФ, а соответствующий акт был принят 8 августа 2001 г., и вступает в силу только с 1 июля 2002 года.

 

По этой причине задерживается создание Министерством юстиции Российской Федерации единой системы государственной регистрации юридических лиц.   Вследствие существования большого числа регистрирующих органов, необходимости прохождения множества регистрационных процедур, отсутствия единых форм учета и контроля практически небыль обобщенной информации о зарегистрированных предприятиях и организациях. На основании ст. 8 Федерального закона «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» продолжает применяться прежний порядок регистрации юридических лиц, который очень затрудняет регистрационные действия. Так, в настоящее время регистрацию осуществляют: Министерство юстиции Российской Федерации (в отношении общественных и религиозных объединений, действующих на территории Российской Федерации или за ее пределами); органы юстиции субъектов Российской Федерации (в отношении общественных и религиозных объединений, действующих на территории одного или нескольких (менее половины) субъектов Российской Федерации); Министерство по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций (в отношении средств массовой информации); Центральный банк Российской Федерации (в отношении кредитных организаций); Государственная регистрационная палата при Министерстве юстиции Российской Федерации (в отношении предприятий с иностранными инвестициями нефтегазодобывающей, нефтегазоперерабатывающей и угледобывающей отраслей, независимо от величины их уставного капитала, а также предприятий, объем иностранных инвестиций, в которые превышает 100 тыс.

 

рублей); регистрационные палаты, созданные администрациями субъектов Российской Федерации, или специальные подразделения в администрациях субъектов Российской Федерации (в отношении всех остальных юридических лиц, находящихся в субъектах Российской Федерации).   В результате даже Правительство Российской Федерации не располагает достоверными данными о количестве хозяйствующих субъектов, осуществляющих деятельность на территории России или в отдельных ее регионах, а сведения о зарегистрированных индивидуальных предпринимателях и вовсе отсутствуют. А поскольку нет единой информационной базы, очень трудно получить исчерпывающие данные о конкретном юридическом лице. Много серьезных проблем (вплоть до судебных разбирательств) вызывает регистрация юридических лиц с одинаковыми наименованиями.   Такое положение способствует расцвету экономической преступности в стране. Юридические лица чрезвычайно легко создаются — ведь ограничения, связанные с государственной регистрацией предприятий и организаций, практически отсутствуют. Часто одно и то же физическое лицо является учредителем десятков, а иногда и сотен предприятий и организаций. И в этом нет, на первый взгляд, ничего противозаконного, однако, как правило, новое юридическое лицо создается после того, как предыдущее накопило значительную задолженность перед государством. Например, из данных проверок, проведенных налоговыми органами г. Владивостока, следует, что учредителями 2861 предприятия и организации в этом городе являются 392 физических лица, при этом задолженность этих налогоплательщиков только перед федеральным бюджетом составила на конец 1998 г. более 100 млн. рублей.   Действующий порядок регистрации юридических лиц определен в ГК РФ, ст. 34 и 35 Закона РСФСР от 25 декабря 1990 г. N445-I «О предприятиях и предпринимательской деятельности» (с изм. и доп.) и Указе Президента РФ от 8 июля 1994 г. N 1482 «Об упорядочении государственной регистрации предприятий и предпринимателей на территории Российской Федерации».   Порядок регистрации индивидуальных предпринимателей установлен двумя нормативными актами: Законом РСФСР от 7 декабря 1991 г. N 2000-I «О регистрационном сборе с физических лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью, и порядке их регистрации» и Положением о порядке государственной регистрации субъектов предпринимательской деятельности, утвержденным упомянутым Указом Президента РФ от 8 июля 1994 г. N 1482.   Многие вопросы, касающиеся государственной регистрации, действующим законодательством до конца не были решены. В частности, допускалась регистрация нескольких юридических лиц по одному и тому же адресу, и в результате нередко десятки, а иногда и сотни организаций «проживают» в одной квартире. Выборочный анализ базы данных Государственного реестра Московской области помог выявить интересные факты. Так, два физических лица учредили по 50 (!) предприятий, причем все 100 имеют одинаковые юридические адреса. С вступлением в силу ФЗ № 129 «О государственной регистрации юридических лиц» положение дел должно в корне измениться.   Порой предприятия регистрируются в различных регионах. В этом случае возможность каким-либо образом проверить их вообще отсутствует. Можно представить, как рискуют те, кто вступает с ними в деловые контакты. Однако формально действующее законодательство не запрещает подобную регистрацию.   В описанных обстоятельствах субъекты Российской Федерации вынуждены были решать проблемы регистрации юридических лиц самостоятельно, не ожидая принятия федерального закона. В частности, после утверждения Концепции реформирования органов и учреждений юстиции Российской Федерации в Республике Татарстан, Республике Марий Эл, Республике Саха (Якутия), Приморском, Хабаровском краях, Кемеровской, Московской, Читинской и целом ряде других субъектов Российской Федерации созданы специализированные органы для регистрации юридических лиц либо при органах юстиции, либо как самостоятельные подразделения. (Например, в Московской области Регистрационная палата существует как самостоятельный орган, регистрирующий юридические лица и права на недвижимое имущество и сделки с ним.)   Эти и другие структуры, фактически осуществляющие регистрацию юридических лиц, как на федеральном уровне, так и на уровне субъектов Российской Федерации, формируют свои реестры и соответствующие информационные базы данных. Указанные реестры содержат разрозненные сведения о зарегистрированных юридических лицах и хозяйствующих субъектах, действующих без образования юридического лица, к тому же ведутся они без соблюдения единых требований к документации, формам учета и контроля. Подобная практика противоречит идее создания единого государственного реестра юридических лиц.

 

Техническая несовместимость компьютерных систем чрезвычайно затруднит создание общероссийской базы данных о юридических лицах и индивидуальных предпринимателях.

 

Часто регистрация производится с нарушениями действующего законодательства. Так, в соответствии с п. 3 ст.59 Федерального закона от 8 февраля 1998 г.

 

N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» учредительные документы названных обществ, созданных до введения в действие этого закона, должны быть приведены в соответствие с принятым актом. Согласно п. 4 этой же статьи, «общества с ограниченной ответственностью, указанные в пункте 3 настоящей статьи, освобождаются от уплаты регистрационного сбора при регистрации изменений их правового статуса в связи с его приведением в соответствие с настоящим Федеральным законом».

 

Кажется, все совершенно ясно. Однако Регистрационная палата Республики Татарстан при местном Министерстве юстиции полагает, что «регистрация изменений правового статуса в связи с принятием Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» и «приведение учредительных документов в соответствие с настоящим Федеральным законом» — это совершенно разные вещи.

 

И хотя закон прямо предписывает в рассматриваемом случае освобождать общества с ограниченной ответственностью от уплаты регистрационного сбора, в Татарстане за регистрацию документов продолжают взимать плату.   Приведу еще один пример пополнения бюджета за счет регистрации. В соответствии со ст. 51 ГК РФ «государственной регистрации в органах юстиции подлежат только юридические лица».

 

Филиалы юридических лиц, согласно ст. 55 ГК РФ, являются не юридическими лицами, а лишь «обособленными подразделениями юридических лиц, расположенными вне места их нахождения». Таким образом, в соответствии с гражданским законодательством государственной регистрации подлежат сами юридические лица, а не их филиалы. Многие же регистрационные структуры продолжают регистрировать и филиалы. Например, в г. Москве в соответствии с Положением о Московской регистрационной палате, утвержденным постановлением Правительства Москвы, функция регистрации филиалов наряду с регистрацией и перерегистрацией юридических лиц отнесена к основным функциям Палаты. Московская областная регистрационная палата ведет не регистрацию филиалов юридических лиц, а лишь их учет, но делается это, естественно, не безвозмездно.   Очень часто местные администрации регистрируют предприятия, которые учреждены за пределами подведомственной им территории. По таким прецедентам Высший Арбитражный Суд РФ дал следующее разъяснение: акт местной администрации должен признаваться недействительным, если юридическое лицо учреждено за пределами ее территории.

 

Таким образом, регистрацию следует осуществлять только по месту нахождения юридического лица, указанному в его учредительных документах.   Возникающие проблемы невозможно решить, не установив на основе общих подходов и принципов единый порядок государственной регистрации юридических лиц, не создав единую систему регистрирующих органов. Только введение строгой ответственности и подчиненности регистрирующих структур федеральному органу исполнительной власти в сфере юстиции позволит исправить ситуацию с регистрацией юридических лиц.   Надо сказать, что попытки дать стране федеральный закон о государственной регистрации юридических лиц предпринимались еще в 1995 г.

 

Принятый 8 декабря 1995 г.

 

Государственной Думой, он был отклонен Президентом РФ 9 января 1996 г. как «требующий серьезной переработки на основе соблюдения положений Конституции Российской Федерации и норм действующего законодательства». В последующем проект этого акта находился на доработке в Государственной Думе, однако, 15 ноября 1999 г. был снят с рассмотрения окончательно.   В настоящее время Правительство Российской Федерации, понимая острую необходимость принятия специального закона, регламентирующего порядок создания и деятельности системы регистрирующих органов в Российской Федерации, ведения Единого государственного реестра и единой информационной базы юридических лиц, подготовило новый проект закона о государственной регистрации юридических лиц к внесению в Государственную Думу. Сейчас этот документ прошел согласование с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти. Его принятие позволило упорядочить государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, устранить множественность регистрирующих органов и регистрационных процедур, будет способствовать борьбе с экономическими преступлениями, привлечет дополнительные инвестиции.   Пожелаем его создателям, удачи и будем надеяться, что новый проект не постигнет участь его предшественника!   Проблемы реорганизации юридических лиц.

 

В практике применения действующего законодательства возникает ряд вопросов, связанных с реорганизацией юридических лиц, решение которых требует дополнительного нормативного урегулирования. В новом Законе не все они нашли отражение.   В соответствии с пунктом 1 статьей 59 ГК РФ передаточный акт и разделительный баланс должны содержать положения о правопреемстве по всем обязательствам реорганизованного юридического лица в отношении всех его кредиторов и должников, включая и обязательства, оспариваемые сторонами. На защиту прав кредиторов помимо рассмотренных выше норм направлено указание, содержащееся в п. 3 ст. 60 ГК РФ и п. 6 ст. 15 Закона об акционерных обществах, предусматривающее, что, если разделительный баланс или передаточный акт не дает возможности определить правопреемника реорганизованного общества, юридические лица, созданные в результате реорганизации, несут солидарную ответственность по обязательствам реорганизованного общества перед кредиторами. Эта важная для защиты интересов кредиторов норма. Но в жизни чаще встречаются ситуации, когда из разделительного баланса четко видно, как распределены активы и долги реорганизованного общества между его правопреемниками, при этом одному из них передана основная часть активов, а другому — почти все долги. Подобные действия не что иное, как стремление уйти от ответственности перед кредиторами. Вот один из примеров.   В арбитражный суд обратился коммерческий банк (кредитор) с иском о признании недействительным решения общего собрания акционеров о реорганизации открытого акционерного общества в форме выделения, а также государственной регистрации возникшего в результате реорганизации юридического лица.

 

У общества была крупная задолженность перед банком по кредитному договору. Реорганизация проведена в период, когда имелось решение арбитражного суда о взыскании этого долга, а по исполнительному листу, выданному судом, было возбуждено исполнительное производство. Банк расценил действия общества по проведению реорганизации как попытку уклониться от погашения долга.

 

По разделительному балансу юридическому лицу, созданному в результате выделения, в качестве активов был передан не завершенный строительством гараж, оцененный в 6756 тыс. рублей, и кредиторская задолженность свыше 5500 тыс. рублей, из них перед банком — более 3 млн. рублей. Участниками созданного общества стали два физических лица; уставный капитал этого общества определен на минимальном уровне.

 

Общество — правопреемник по долгам банку не могло их погасить из-за отсутствия средств. Проведенной после реорганизации общества оценкой недостроенного гаража было установлено, что в разделительном балансе стоимость его завышена и значительно меньше суммы кредиторской задолженности перед банком. Иного имущества у этого общества не было.

 

Арбитражный суд Астраханской области, рассмотревший данное дело, удовлетворил требования банка.   Необходимые меры по предупреждению и пресечению таких фактов законом не предусмотрены. Надо полагать, что в тех случаях, когда возникающий на этой почве спор доходит до суда и из представленного суду разделительного баланса явно видно, что нарушен принцип справедливого распределения имущества и долгов реорганизованного юридического лица между созданными на его основе юридическими лицами, суд может признать недействительным решение о проведении реорганизации (если заявлен иск с таким требованием), исходя из ст.10 ГК РФ, указывающей на недопустимость злоупотребления правом. Но более предпочтителен в такой ситуации другой подход, а именно привлечение к солидарной ответственности по долгам реорганизованного общества всех возникших на его основе и получивших имущество данного общества юридических лиц.   Положение, обязывающее реорганизуемое юридическое лицо обеспечивать пропорциональное распределение своих активов и долговых обязательств между создаваемыми юридическими лицами, целесообразно закрепить законодательно.   Еще один вопрос — о возможности участия в реорганизации акционерного общества юридических лиц иных организационно — правовых форм, например о допустимости слияния акционерного общества и общества с ограниченной ответственностью, или о разделении акционерного общества на два хозяйственных общества, одним из которых будет акционерное, а другим — общество ограниченной ответственностью.   Анализ норм Закона об акционерных обществах (включая те, которые вносятся Законом от 7 августа 2001 г.), определяющих условия реорганизации акционерных обществ, приводит к выводу о том, что слияние и присоединение обществ либо разделение и выделение могут осуществляться лишь в рамках одной организационно — правовой формы юридического лица, то есть объединиться в более крупное акционерное общество могут два или несколько акционерных обществ, а при разукрупнении акционерного общества на его основе могут быть созданы (выделены) новые акционерные общества. Закон не предусматривает возможность создания путем разделения акционерного общества двух или нескольких юридических лиц разных организационно — правовых форм.   В практике не всегда четко проводится разграничение между выделением общества из состава ранее созданного, по отношению, к которому выделившееся выступает правопреемником (в части, установленной разделительным балансом), и учреждением, действующим акционерным обществом нового. Во втором случае акционерное общество выступает в качестве единственного учредителя нового общества; передаваемое последнему имущество является вкладом в его уставный капитал — в счет оплаты акций создаваемого общества владельцем которых становится общество — учредитель. В этом случае не происходит реорганизации ранее созданного общества, балансовая стоимость его имущества (активов) остается неизменной, поскольку взамен внесенных в уставный капитал учрежденного общества денежных и не денежных средств общество — учредитель получает эквивалент в виде акций учрежденного общества. В данной ситуации не возникает необходимости в составлении разделительного баланса, информировании кредиторов (поскольку не происходит реорганизации общества), внесении изменений в устав действующего общества и т.д.

 

Учреждение нового общества проводится акционерным обществом — учредителем путем принятия соответствующего решения, утверждения устава создаваемого общества, оплаты его уставного капитала, формирования органов управления и т.д. в порядке, предусмотренном нормами закона об учреждении обществ одним лицом.   В этой связи неудачной нужно признать норму, внесенную в п. 3 ст.19 Закона об акционерных обществах Законом от 7 августа 2001г., предусматривающую возможность реорганизации акционерного общества в форме выделения, в результате которой единственным акционером создаваемого общества будет являться реорганизуемое общество. Неточность в том, что реорганизуемое общество не становится акционером общества, возникающего в связи с проведением реорганизации; акционерами последнего становится часть акционеров (а возможно и все) реорганизуемого общества, которые конвертируют имеющиеся у них акции в акции общества, созданного в результате выделения.   В практике применения хозяйственного законодательства выявлен круг проблем, связанных с реорганизацией коммерческих организаций. Наиболее реально они дают о себе знать в реорганизации акционерных обществ. Подавляющее большинство этих структур сформировались в процессе приватизации государственных и муниципальных предприятий. По ряду объективных и субъективных причин многие из них оказались нежизнеспособными. Выход из сложившейся ситуации они нередко ищут в реструктуризации коммерческой организации.

 

Реорганизация общества путем его разделения или выделения из его состава одного или нескольких юридических лиц, как показывает опыт, осуществляется без учета экономических интересов всех акционеров. Она направлена на сохранение доходности лишь той части акционеров, которые контролируют данный процесс через механизм голосования, то есть весьма узкий круг лиц (администрация, сторонние крупные инвесторы — юридические лица и др.). Достигается это за счет передачи по разделительному балансу вновь создаваемой структуре рентабельных в необоротных активов, новых технологий и других основных фондов, используя которые можно успешно конкурировать на рынке соответствующих товаров и получать прибыль. Учредители новой структуры и составляют, как правило, вышеприведенный круг лиц.   Такая «директорская» реорганизация ущемляет интересы не только большинства акционеров, но и государства, общества в целом. Нежизнеспособные структуры имеют непосильную для ликвидации задолженность по обязательствам и обязательным платежам в бюджет и внебюджетные фонды. Задолженность по обязательствам не всегда реальна. Обязательные платежи очевидны. И при выделении или разделении в одном из новых обществ сосредоточиваются не только рентабельные активы, но и искусственно созданные долги-обязательства, которые хотя и значатся по документам, но реально исполняться должником не будут: ведь кредиторами по ним являются «свои люди». В другом (других) обществе остаются неликвидные активы и реальные долги. И, прежде всего, долги перед бюджетом и внебюджетными фондами, которые коммерческая организация погасить не сможет. Почему так получается?   Дело в том, что в действующем законодательстве при реорганизации юридического лица в форме разделения или выделения из его состава одного или нескольких юридических лиц права и обязанности реорганизуемого лица переходят к вновь возникающим юридическим лицам в соответствии с разделительным балансом (п.

 

п. 3, 4 ст. 58 ГК). Сам же разделительный баланс основывается на балансе реорганизуемой организации.

 

Но в силу нормативных положений о бухгалтерском балансе последний состоит из двух частей — актива и пассива. О том, каков порядок формирования актива и пассива в разделительном балансе, в этих положениях ничего не сказано. Нет соответствующих предписаний и в гражданском законодательстве.   Думается, в целях устранения указанных негативных явлений необходимо внести в Гражданский кодекс РФ дополнение, которое урегулировало бы вопрос о структуре активов и долгов, учитываемых при составлении разделительного баланса. В этом плане долги перед бюджетом и внебюджетными фондами должны распределяться между всеми субъектами хозяйствования (оставшимися и вновь возникшими) по разделительному балансу пропорционально их активам. Указанное положение необходимо конкретизировать и в Федеральном законе «Об акционерных обществах», учитывая при этом, что долг перед бюджетом состоит как из суммы основной задолженности, так и суммы штрафов и пени, начисляемых до его погашения реорганизуемыми структурами.

 

В заключение следует вновь подчеркнуть, что участие в любых формах реорганизации требует изменений в учредительных документах участвующих юридических лиц и соответственно их регистрации (перерегистрации) в государственных органах, ибо только с этого момента реорганизация считается состоявшейся. Регистрировать изменения (по меньшей мере, в уставном капитале и в составе участников) необходимо и юридическим лицам, сохраняющим самостоятельность в результате реорганизации (то есть юридическим лицам, с которыми слились или из состава которых выделились другие юридические лица). В связи с этим подготовка и оформление реорганизации обществ и других юридических лиц должны обеспечиваться квалифицированной юридической поддержкой, которую оказывают профессиональные юристы или юридические фирмы.     § 2.

 

Современное гражданское законодательство.   В настоящее время вслед за экономической реформой достаточно последовательно проводится в жизнь законодательная реформа. Ближайшим ее результатом будет значительное сокращение числа законодательных пробелов, создающих почву для произвольного толкования. Уже сейчас можно сказать, что такие известные бизнесу сферы государственного регулирования как государственная регистрация юридических лиц (в том числе при их ликвидации), лицензирование отдельных видов деятельности и валютное регулирование, большей частью, законодательно регламентированы.   Вплоть до самого недавнего времени (до 08.08.2001 г.), законодательство о государственной регистрации юридических лиц состояло из Гражданского кодекса Российской Федерации и огромного множества иных нормативно-правовых актов, часто противоречащих не только друг другу, но и ГК РФ.

 

Отсутствовала единая система законодательства, определяющая порядки процедуру государственной регистрации юридических лиц. Не было единого государственного реестра и т.д.   В соответствии с частью 1 статьей 51 ГК РФ, юридическое лицо подлежит государственной регистрации в органах юстиции в порядке, определяемом законом о регистрации юридических лиц. Данные государственной регистрации, в том числе для коммерческих организаций фирменное наименование, включаются в единый государственный реестр юридических лиц, открытый для всеобщего ознакомления.   До недавнего времени Федеральный закон «О государственной регистрации юридических лиц» принят не был, не смотря на то, что, на него ссылаются помимо п. 1 ст. 51 ГК РФ, и ряд других действующих законов РФ:   ст.13 ФЗ РФ «Об акционерных обществах»;   ст.13 ФЗ РФ «Об обществах сограниченной ответственностью»   п. 1 ст. 6 ФЗ РФ «О производственных кооперативах»;   ст.28 ФЗ РФ «О товариществах собственников жилья».   В соответствии со статьей 8 ФЗ РФ от 30.11.1994 г. № 52 «О введение в действие части первой ГК РФ» впредь до введения в действие закона о регистрации юридических лиц применялся действующий порядок регистрации юридических лиц.   Процедура регистрации была сложна и запутана, препятствовала быстрому и эффективному формированию субъектов гражданского права, их реорганизации и ликвидации, а также не обеспечивала интересы развития рынка. Причинами этому являлись отсутствие единого государственного реестра, а также множественность органов, осуществляющих регистрацию юридических лиц. Не было единого подхода к вопросу о месте нахождения юридического лица, месте его регистрации, почтовом адресе. Отсутствовал четкий перечень конкретных оснований отказа в регистрации, нормальное регулирование последствий признания регистрации недействительной, единый подход к вопросам платы за услуги по регистрации. Следует ли удивляться перечисленным трудностям, если основной массив актов, регулирующих процедуру регистрации, был принят до вступления в силу главы 4 ГК РФ (Юридические лица)?   Улучшить ситуацию в сфере государственной регистрации юридических лиц возможно было только путем принятия единого документа — Федерального закона, который бы четко устанавливал порядок регистрации и определял права и обязанности участников правоотношений в сфере государственной регистрации юридических лиц.   13 июля 2001 года Государственная Дума РФ приняла в третьем чтении проект ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц», разработанный Правительством РФ. Указанный законопроект входил в пакет законодательных инициатив Правительства РФ, направленных на дебюрократизацию экономики. Он был внесен в Государственную Думу 14 марта 2001 года. В первом чтении данный законопроект был принят 7 июня. Одобрен Советом Федерации 20 июня 2001 г.   8 августа 2001года произошло знаменательное событие в недолгой новой истории предпринимательства России — президент РФ Владимир Путин подписал ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц». Документ предусматривает единый порядок регистрации юридических лиц независимо от их организационно- правовой формы и сферы экономической активности. Регистрация осуществляется в единой системе регистрирующих органов по общим правилам, действующим на всей территории РФ.   Закон регулирует отношения, возникающие в связи с государственной регистрацией при образовании, реорганизации и ликвидации юридических лиц, а также при внесении изменений в их учредительные документы и при ведении Единого государственного реестра.   Сфера применения.   Как следует из названия и ст. 1, Закон распространяется на отношения, возникающие при государственной регистрации только юридических лиц. Такие субъекты предпринимательской деятельности, как индивидуальные предприниматели, под его действие не подпадают. Логику разработчиков документа можно объяснить, как представляется, существенной спецификой регистрации в качестве предпринимателей физических лиц (иным пакетом документов, представляемых для регистрации, невозможности осуществления реорганизации и т.

 

п.). Включение в один законодательный акт норм, касающихся регистрации различных субъектов, лишило бы его в известной мере стройности. Впрочем, с позиции практики принятие комплексного акта видится разумным.

 

Новым Законом в правовой оборот вводится легальное определение государственной регистрации юридических лиц, определяемой как — акт уполномоченного федерального органа исполнительной власти, осуществляемый посредством внесения в государственный реестр сведений о создании, реорганизации и ликвидации юридических лиц, а также иных сведений о юридических лицах, в соответствии с данным Законом (ст. 1).   Обращает на себя внимание то, что государственная регистрация во всех случаях должна осуществляться федеральным органом исполнительной власти.

 

Возникает ряд вопросов. Что это за орган? Идет ли речь о специальном государственном органе или же полномочия по регистрации будут закреплены за уже существующим органом (например Министерством юстиции РФ)? В силу ст. 2 Закона государственная регистрация совершается федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным в порядке, установленном Конституцией РФ и Федеральным конституционным законом «О Правительстве Российской Федерации».

 

Однако эта формулировка не отвечает на поставленный вопрос, и поэтому остается ждать последующих соответствующих решений.   Давая общую характеристику структуре закона, его условно можно разделить на две части:   а) нормы, посвященные ведению Единого государственного реестра юридических лиц;   б) нормы, посвященные государственной регистрации.   Государственный реестр.   Нельзя сказать, что государственный реестр — явление совершенно новое для отечественного правопорядка. Реестры, или регистры, как систематизированные перечни каких — либо данных ведутся различными государственными органами. Так, Госкомстат РФ формирует Единый государственный реестр предприятий и организаций. Сведения о налогоплательщиках и присвоенных им идентификационных номерах включаются в Государственный реестр предприятий, который ведет налоговая служба. Лицензирующие органы ведут реестры лицензиатов. Вместе с тем, как следует из приведенных примеров, информация содержащаяся в них, имеет функциональное значение и аккумулируется для контроля за соблюдением субъектами предпринимательской деятельности определенной обязанности, установленной государством, — встать на статический и налоговый учет, получить разрешение на осуществление конкретного вида деятельности и т. п. В отличие от этого функционального назначения, Единый государственный реестр, ведение которого предусмотренно Законом, призван стать упорядоченной системой таких данных о юридических лицах, которые позволяют идентифицировать субъект, зафиксировать его историю, составить представление о минимальном размере ответственности, хозяйственной компетенции.

 

Для решения столь масштабной задачи в государственный реестр предполагается включить следующие сведения и документы:   а) полное и сокращенное (если есть) наименование;   б) организационно — правовая форма;   в) адрес (место нахождения);   г) способ образования юридического лица (создание или реорганизация);   д) сведения об учредителях юридического лица;   е) копии учредительных документов;   ж) сведения о правопреемстве;   з) дата регистрации изменений, внесенных в учредительные документы;   и) способ прекращения деятельности юридического лица (путем реорганизации или ликвидации);   к) размер указанного в учредительных документах коммерческой организации уставного капитала (складочного капитала, уставного фонда, паевого фонда);   л) имя идолжность лица, имеющего право без доверенности действовать от имени юридического лица, его паспортные данные (или данные иных документов, удостоверяющих личность), идентификационный номер налогоплательщика;   м) сведения о лицензиях, полученных юридическим лицом.   Следует иметь в виду, что уполномоченный орган юридического лица, зарегистрированного до вступления в силу данного Закона, обязан в течение шести месяцев со дня вступления Закона в силу представить в регистрирующий орган сведения, предусмотренные пунктами «а» — «д», «л». В противном случае, в силу п.

 

3 ст.

 

26 Закона, на основании заявления регистрирующего органа суд может принять решение о ликвидации такого юридического лица.

 

Государственный реестр юридических лиц является федеральным информационным ресурсом. Чтобы достичь единства и сопоставимости указываемых в нем сведений, все регистрирующие органы должны вести реестр поединым правилам. Они будут установленны Правительством РФ в принятом до введения закона в действие нормативном акте. Единство принципов, методов, форм ведения государственного реестра по всей территории страны коренным образом отличает Единый государственный реестр юридических лиц от тех реестров, которые в настоящее время ведутся субъектами Российской Федерации.   Формироваться государственный реестр должен на основании документов, представленных заявителем при государственной регистрации.

 

Установлена обязанность юридических лиц сообщить в трехдневный срок об изменении сведений, содержащихся в реестре.

 

Сведения о лицензиях представляются лицензирующими органами не позднее пяти рабочих дней с момента принятия соответствующего решения.   Неотъемлимую часть государственного реестра составляют регистрационные дела юридических лиц, в которых должны содержаться все документы, представленные в регистрирующий орган.   По общему правилу, информация государственного реестра юридических лиц относится к общедоступной (открытой). Режим конфидециальности установлен лишь для паспортных данных физических лиц и их идентификационных номеров налогоплательщиков. Эти сведения могут быть предоставлены исключительно по запросам органов государственной власти в соответствии с их компитенцией.

 

Что же касается открытой информации, Закон предусматривает право заинтересованных пользователей на ее получение. Данная норма корреспондирует положениям о правовом режиме информационных ресурсов, установленным ФЗ от 20 февраля 1995 г. № 24-ФЗ «Об информации, информатизации и защите информации». Отказ в предоставлении содержащихся в государственном реестре сведений не допускается.

 

Форма и порядок предоставления содержащихся в реестре сведений, размер платы за услугу должны быть установлены Правительством РФ.   Общедоступности информации должно способствовать ведение реестра не только на бумажных, но и на электронных носителях. Поскольку в последнем случае большую роль играет техническая совместимость и возможность взаимодействия с иными федеральными информационными системами и сетями, планируется разработать и утвердить единые организационные, методологические и программно — технические принципы фиксации и обработки информации в электронном виде.   Порядок регистрации.   Хотя нормы анализируемого акта устанавливают лишь основополагающие начала процедуры регистрации, с введением в действие Закона исчезнет ряд проблем, которые в настоящее время существуют на практике. Многие из них связаны с пробелами в данной сфере правового регулирования, с необходимостью заполнения их указаниями регистрирующих органов субъектов РФ и разъяснениями судебных органов. Обратим внимание на некоторые вопросы.

 

В силу ст. 54 ГК РФ местом нахождения юридического лица считается место его государственной регистрации. Неясность данной формулировки и возникающие в связи с этим многочисленные судебные споры требовали соответствующего разъяснения. Оно было дано в постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8. В нем указано, что при разрешении споров следует исходить из того, что местом нахождения юридического лица является место нахождения его органов. Московской регистрационной палатой, в свою очередь, было разъяснено, что в качестве места нахождения должен быть указан конкретный адрес, по которому размещается орган управления юридического лица (в учредительных документах при этом необходимо определить, какой конкретно орган управления размещается по месту нахождения юридического лица), должны быть указаны основания для размещения этого органа управления (договор купли-продажи помещения, свидетельство о праве собственности, ином вещном праве, договор аренды и др.), данный орган должен быть постоянно действующим (генеральный директор, правление). Опираясь на сложившуюся практику, ст. 8 Закона закрепила, что государственная регистрация юридического лица производится по месту нахождения указанного учредителями в заявлении о государственной регистрации постоянно действующего исполнительного органа, в случае отсутствия такового-по месту нахождения иного органа или лица, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности.   Законом четко определен момент государственной регистрации, с которого юридическое лицо считается созданным. В соответствии со ст. 11 им признается внесение регистрирующим органом соответствующей записи в государственный реестр. Основанием для внесения сведений о юридическом лице в реестр служит решение о государственной регистрации, принятое регистрирующим органом. Факт внесения в реестр должен подтверждаться документом, который выдается (направляется) заявителю не позднее одного дня с момента государственной регистрации.

 

К числу достоинств Закона, как представляется, следует отнести возможность представления документов различными способами: уполномоченным лицом непосредственно, по почте или иными способами, которые могут быть определены постановлением Правительства РФ. Право на отправку документов по почте не является новеллой. В настоящее время оно предусмотренно в Положении о государственной регистрации субъектов предпринимательской деятельности. Однако на практике органы, осуществляющие регистрацию (в частности, Московская регистрационная палата), опираясь на изданные ими же инструкции, зачастую требовали подачи документов только лично заявителем.   Новеллой порядка регистрации является установление единого срока рассмотрения документов независимо от способа их представления. В настоящее время этот срок не должен превышать три дня (если документы поданы лично заявителем) или тридцать календарных дней с даты почтового отправления, указанной в квитанции об отсылке документов. Законом четко определен срок государственной регистрации-он не может превышать пять рабочих дней со дня представления документов в регистрирующий орган. При этом датой представления документов считается день их получения регистрирующим органом.   Документы в регистрирущий орган могут подать лица, перечень которых определен п. 1 ст. 9 Закона. К ним относятся:   руководитель постоянно действующего исполнительного органа регистрируемого юридического лица или иное лицо, имеющее право без доверенности действовать от имени юридического лица;   учредитель (учредители) юридического лица при его создании;   руководитель юридического лица, выступающий учредителем регистрируемого юридического лица;   конкурсный управляющий или руководитель ликвидационной комиссии (ликвидатор) при ликвидации юридического лица;   иное лицо, действующее на основании доверенности или иного полномочия, предусмотренного федеральным законом, или актом специально уполномоченного на то государственного органа, или актом органа местного самоуправления.   Заявление должно быть подписано уполномоченным лицом с указанием данных его паспорта или, в соответствии с законодательством РФ, данных иного удостоверяющего личность документа, а также идентификационного номера налогоплательщика. Обращает на себя внимание вводимое Законом правило о необходимости нотариального удостоверения подписи заявителя. Вместе с тем, не установлено обязательное нотариальное удостоверение документов, представляемых при государственной регистрации. Необходимость в нем может возникать только в случаях, предусмотренных иными федеральными законами.   Положения Закона, регулирующие государственную регистрацию, условно можно разделить на две части:   а) общие положения;

(Visited 1 times, 1 visits today)
Do NOT follow this link or you will be banned from the site! Пролистать наверх