УШАКОВА Н А МEЖДУНАРОДНОE ПРАВО УЧEБНИК М ЮРИСТ 2000 304 С

   Институт государства и права РАН        Н.А. Ушаков        МЕЖДУНАРОДНОЕ  ПРАВО        Учебник                                            Москва  Юристъ  2000              УДК 341.01 (075.8)  ББК 67.412.1  У 93    Рецензенты:  Доктор юрид. Наук, профессор Г.П. Жуков;  Кандидат юрид. Наук Г.Г. Шинкарецкая     Ушаков Н.А  У 93 Международное право: Учебник. — М: Юрист, 2000. — 304 с.  ISBN 5-7975-0293-3 ( в пер. )       В соответствии с программой курса международного публицестического права рассматриваются основные отрасли и институты международного права. Дается представление о международном праве как самостоятельной нормативной системе. Подробно анализируются принципы международного права, вопросы иммунитета, правопреемства, ответственности государств, современная система международной экономики.   Для студентов, аспирантов и преподавателей юридических вузов и факультетов.        УДК 3  41. 01 (075.8)  ББК 67.412.1    ISBN 5-7975-0293-3  «Юрист»», 2000-05-25  Ушаков Н.А., 2000              Глава I  МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО КАК НОРМАТИВНАЯ СИСТЕМА    § 1. Понятие международного права   Выработка понятия «международное право», т.е. сущностного содержания этого явления, — одна из задач науки права вообще и того ее раздела, который именуется теорией права, в частности, а также науки (доктрины) международного права и ее раздела — теории международного права.   Однако, к сожалению, отечественная теория права, как правило, опирается на анализ явлений, свойственных внутригосударственному (национальному) праву, а теория международного права касается главным образом явлений, свойственных межгосударственным или, шире, международным отношениям.   Происходит это, в частности, потому, что в реальной действительности существуют две системы права — право внутригосударственное (совокупность национальных прав отдельных государств) и право международное — со своими специфическими объектами и субъектами правового регулирования. Объектом внутригосударственного правового регулирования являются общественные отношения, складывающиеся в рамках государства, т.е. в рамках организованного в данное государство общества, а объектом международно-правового регулирования — общественные отношения, возникающие в рамках международного сообщества государств, т.е. главным образом взаимоотношения между государствами.   Дуалистическое понимание права как образуемого двумя хотя и взаимосвязанными, но самостоятельными правовыми системами (внутригосударственным и международным правом), общепризнано в доктрине как национального, так и международного права. Однако, не вдаваясь в подробности, отметим, что в доктрине права выдвигались схоластические монистические теории права (теории единого права). Одни авторы единым правом считают международное право, которое может якобы регулировать и внутригосударственные отношения. При этом они допускают временное существование и внутригосударственного правового регулирования, которое действует в силу недостаточной развитости международного права, но исчезнет в будущем по мере развития международного права. Другие авторы монистических концепций считают, что международное право допустимо лишь в пределах, предусмотренных внутригосударственным правом данного государства, т.е. что оно является внутригосударственным правом.   Между тем взаимосвязь внутригосударственного и международного права состоит в том, что международное право вынуждено считаться с общественно-политическим устройством государств, в частности с наличием органов государственной власти, правомочных выражать волю данного государства в его взаимоотношениях с другими государствами и иными субъектами международных отношений, а также с наличием общественных отношений, входящих во внутреннюю компетенцию любого государства и, как правило, не подлежащих международно-правовому регулированию. Международное право отсылает в таких случаях к правилам национального права.   В свою очередь, национальное право вынуждено считаться с наличием международно-правовых обязательств данного государства, подлежащих реализации во внутригосударственном праве, и, когда это возможно, отсылать к таким обязательствам или, чаще, трансформировать их в нормы своего национального права.   Взаимосвязь между национальным и международным правом обусловливается, таким образом, главенствующей ролью государства в установлении как национального, так и международного правопорядка.   На основе подхода к праву, согласно которому существуют две самостоятельные, но взаимосвязанные системы права — право внутригосударственное и право международное, — в отечественной доктрине предложены существенно различающиеся между собой определения международного права. Приведем некоторые из них.   Так, в шеститомном «Курсе международного права» говорится, что международное право можно охарактеризовать «как созданную и развивающуюся на основе согласования воль государств систему юридических норм, призванных регулировать международные отношения в целях обеспечения мирного сосуществования государств, равноправия и самоопределения народов». *   * Курс международного права: В 6 т. М., 1967. Т. 1. С. 38.     В семитомном «Курсе международного права» международное право определяется как «система юридических норм, регулирующих отношения между государствами и другими субъектами этой системы права». *   * Курс международного права: В 7 т. М., 1989. Т. 1. С. 9.     Согласно учебнику «Международное право» международное право представляет собой «совокупность юридических норм, создаваемых совместно государствами с целью регулирования их взаимных отношений и иных отношений в сфере их общих интересов». *   * Международное право: Учебник / Под ред. Г.В. Игнатенко. М., 1995. С. 22.     Недостатком этих и многих других определений является, на наш взгляд, то, что они содержат лишние элементы и четко не выявляют сущностного содержания термина «международное право».   Можно поэтому предложить иное определение, а именно: международное право — это совокупность и система норм, регулирующих международные отношения.   Таким образом, сущность международного права состоит в том, что оно регулирует международные (общественные) отношения посредством международно-правовых норм, которые неразрывно связаны между собой как элементы единой правовой системы.   Далее предстоит рассмотреть и определить, какие именно международные отношения регулируются современным международным правом, как устанавливаются нормы международного права и в чем их суть, каким образом международно-правовые нормы неразрывно связаны между собой в относительно автономной правовой системе, которая как единое целое регулирует определенные международные отношения. Этому, в частности, и посвящено последующее изложение.   В завершение же настоящего параграфа следует обратить внимание на то, что термин-понятие «международное право» подразумевает «публичное международное право» как регулятор определенных публичных международных отношений, складывающихся в рамках международного сообщества государств.   В то же время существуют иные юридические нормы, совокупность которых составляет часть внутригосударственного права того или иного государства и терминологически обозначается как «международное частное право».   В правовой доктрине можно встретить самые различные мнения по вопросу о соотношении международного публичного права и международного частного права.*   * Подробнее см.: Василенко В.А. Основы теории международного права. Киев, 1988. С. 196-201.     Автор придерживается той точки зрения, что международное частное право представляет собой особую часть внутригосударственного права.   Частное оно потому, что регулирует частноправовые, или гражданско-правовые, отношения физических и юридических лиц. А слово «международное» в данном случае отражает то, что стороны этих отношений имеют различное гражданство или национальную принадлежность. Иными словами, речь идет о гражданско-правовых отношениях с «иностранным элементом». Нормы международного частного права, как часть внутригосударственного права данного государства, устанавливают, какое именно национальное право — данного или иностранного государства- должно применяться в конкретных случаях для регулирования указанных отношений. Впрочем, необходимо иметь в виду, что понятия «международное право» и «международное частное право» — это совершенно разноплановые явления.    § 2. Объект международно-правового регулирования     Согласно предложенному выше определению понятия международного права, объектом его регулирования являются международные общественные отношения. Следовательно, необходимо определить, о каких именно общественных отношениях идет в данном случае речь.   При этом закономерно прежде всего возникает вопрос о том, что порождает право вообще и международное право в частности, каковы объективные основы международного права?   Этот сложный философского плана вопрос глубоко исследован, например, В.А. Василенко в его монографии, к которой мы и отсылаем читателя.   Приведем лишь одну выдержку из этого труда: «В широком смысле составной частью и вместе с тем глубинной объективной основой всей общественной жизни, включая такие ее элементы, как государство и право (национальное и международное), является система общественных производственных отношений — демографических, экономических, духовных, информационных — и соответствующая система производительных сил. В реальной практике между национальным и международным правом и их объективной основой существуют весьма сложные закономерные связи» (с. 52).   Более же конкретно международное право регулирует те общественные отношения, которые не регулируются и не могут регулироваться внутригосударственным правом, поскольку субъекты международных общественных отношений неподвластны какому-либо государству. Следовательно, объектом международно-правового регулирования являются в известном смысле междувластные отношения. И это действительно так, ибо прежде всего и главным образом международное право регулировало и продолжает регулировать отношения между государствами.   Кроме того, в современных условиях субъектами международных отношений выступают различные объединения государств: международные организации, международные органы и иные международные институции, также не подчиненные власти какого-либо государства или какой-либо иной публичной (общественной) власти.   Таким образом, для субъектов международных отношений — государств и различных их объединений — характерна их неподчиненность внешней власти, т.е. их известная самостоятельность и независимость, в том числе взаимная независимость. Речь идет, разумеется, о юридической неподчиненности (независимости) какой-либо внешней публичной власти субъектов международных отношений, поскольку это касается международно-правового регулирования их взаимоотношений.   В этом состоит главная специфика международного права, его существенное отличие от внутригосударственного права. Действительно, последнее устанавливается государством в лице компетентных органов государственной власти, выражающих волю государства.   Методом же международно-правового регулирования международных общественных отношений является соглашение между независимыми субъектами этих отношений по поводу установления правил их взаимного поведения и придания таким правилам юридически обязательного характера, т.е. правил, выражающих их взаимно согласованную и тем самым общую волю. Вырабатывая такие соглашения, субъекты международных отношений руководствуются, естественно, своими собственными интересами, целями и потребностями. В итоге согласованная общая воля, выраженная в установленном юридически обязательном правиле поведения, является результатом достигнутого компромисса и потому далеко не всегда отвечает реальным объективным потребностям соответствующего международно-правового регулирования.   Очевидно, что объектом современного международно-правового регулирования являются не все международные отношения независимых субъектов, а лишь та часть таких отношений, в регулировании которой возникла и осознана настоятельная социальная потребность. Более того, можно утверждать, что реальное международно-правовое регулирование отстает от действительных социальных потребностей по ряду причин, в частности в связи со сложностью и длительностью процесса международного правотворчества.   Наконец, международное право как совокупность и система международно-правовых предписаний (норм) является, бесспорно, главным регулятором международных общественных отношений, но не единственным. Устав Организации Объединенных Наций, например, гласит, что улаживание или разрешение международных споров или ситуаций должно проводиться мирными средствами, в согласии с принципами справедливости и международного права, что международные обязательства субъектов международного общения должны ими добросовестно выполняться и т.п. Словом, в приведенных и иных случаях речь идет о категориях международной морали, которая играет весьма существенную роль в регулировании международных общественных отношений. Существуют также нормы международной вежливости, международных церемониалов, так называемого дипломатического протокола, международные обыкновения и т.д. Не будучи юридически обязательными, такие нормы не только строго соблюдаются, но и влияют на соблюдение международно-правовых предписаний, а также содействуют прогрессивному развитию международного права.   Таково кратко положение дел с объектом международно-правового регулирования.    § 3. Нормы международного права     Коль скоро международное право — это совокупность и система норм, то необходимо установить, что именно означают термины «норма права» вообще и «норма международного права» в частности.   Норма права, согласно отечественной общей теории права, представляет собой юридически обязательное правило поведения предусмотренных ею адресатов, поведение которых она регулирует и которые именуются субъектами права. Юридическая обязательность нормы права состоит в том, что предписываемое ею поведение субъекта права обеспечивается в случае необходимости принуждением. Во внутригосударственном праве нормы поведения субъектов права устанавливаются или санкционируются государством и им же в случае необходимости обеспечиваются принуждением к их соблюдению.   Нормы международного права соответственно являются юридически обязательными правилами поведения предусмотренных этими нормами субъектов международных отношений, охраняемыми в случае необходимости принуждением к их соблюдению.   В соответствии с методом международно-правового регулирования нормы международного права устанавливаются по взаимному согласию и соглашению между субъектами международных отношений и ими же охраняются путем применения в необходимых случаях принуждения к их соблюдению.   Согласно общей теории права, нормы права (национального и международного) включают три элемента, имеют трехчленную структуру: гипотезу, обозначающую условие действия установленного правила поведения; диспозицию, излагающую это правило, и санкцию, указывающую на те неблагоприятные юридические последствия, которые наступают для субъекта права, нарушившего данное правило.   Права и/или обязанности, вытекающие для субъекта права из установленного правила поведения, именуются его субъективными правами и обязанностями. В теории международного права и в международно-правовых актах вместо термина «обязанность» используется термин «обязательство» опять же в соответствии с методом международно-правового регулирования.   Совокупность же и система норм права именуются правом в объективном смысле или объективным правом, каковым и является международное право в целом.   Вышеизложенное о трехчленной структуре норм права не должно пониматься буквально. В международном праве отдельно взятая его норма содержит, как правило, лишь диспозицию, излагающую данное правило поведения, а юридический факт, вводящий в действие эту норму (гипотеза), излагается в другой норме данной системы (подсистемы) норм.   Проиллюстрируем это на примере Венской конвенции о дипломатических сношениях 1961 г., которая регулирует соответствующие взаимоотношения между государствами. Юридический факт (гипотеза), вводящий в действие нормы этой конвенции, излагается в ее ст. 2, которая гласит: «Установление дипломатических отношений между государствами и учреждение постоянных дипломатических представительств осуществляется по взаимному согласию». Именно учреждение постоянных дипломатических представительств обозначает условие действия установленных Конвенцией правил поведения соответствующих государств.   Что же касается санкций международного права, то они предусматриваются специальной системой (подсистемой) норм о международной ответственности субъектов международных отношений, более конкретно — о международной ответственности государств за их международно-противоправные деяния.   Нормы международного права различаются по своим адресатам — субъектам, отношения между которыми они регулируют. Поэтому они структурно подразделяются на нормы общего международного права, устанавливаемые международным сообществом государств и адресованные всем субъектам или всем основном субъектам международного права — государствам, и нормы локальные, адресованные двум или нескольким его субъектам, по соглашению между которыми они устанавливаются. Конкретнее — это нормы двусторонних или многосторонних международных договоров.   В числе локальных норм можно выделить также нормы индивидуальные, определяющие поведение субъектов в конкретном, единичном случае. Это, например, решения международных судов или арбитражей, обязательные для сторон в споре только по данному делу.   Соотношение между нормами общего международного права и нормами локальными состоит в том, что последние не должны противоречить существу норм общего международного права, т.е. должны соответствовать им в своей основе. Так, согласно ст. 103 Устава ООН (основного акта общего международного права), в случае, когда обязательства членов Организации по настоящему Уставу окажутся в противоречии с их обязательствами по какому-либо другому международному соглашению, преимущественную силу имеют обязательства по настоящему Уставу.   Ядром общего международного права являются его основные нормы — принципы. Это подсистема исходных и взаимосвязанных норм общего международного права, устанавливающих основные права и обязательства государств и тем самым определяющих сущностное содержание современного международного права и его целенаправленность.   Ныне основные принципы международного права и их нормативное содержание изложены в единодушно принятой Генеральной Ассамблеей ООН в 1970 г. Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций (далее Декларация о принципах международного права 1970 г.).   Существенное значение в этом плане имеет также Декларация принципов, которыми государства-участники будут руководствоваться в своих взаимоотношениях, содержащаяся в Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 г. (ныне Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе). *   * Далее — Декларация принципов СБСЕ.     В последние десятилетия, после принятия в 1969 г. Венской конвенции о праве международных договоров в совокупности норм общего международного права стали выделять нормы императивные, имеющие характер jus cogens (общеобязательного права). Согласно ст. 53 этой Конвенции, а также аналогичным статьям других общих (универсальных) международных договоров, «императивная норма общего международного права является нормой, которая принимается и признается международным сообществом государств в целом как норма, отклонение от которой недопустимо и которая может быть изменена только последующей нормой общего международного права, носящей такой же характер».   Выделение императивных норм явилось выдающимся событием в развитии современного международного права. Его значение трудно переоценить.   Международное право не содержит какого-либо перечня императивных норм. Но несомненно, что основные принципы современного общего международного права являются императивными нормами — принципами, иначе они утратили бы свое значение основополагающих норм.   Однако подавляющее число норм общего международного права являются нормами диспозитивными, т.е. такими, от которых государства и другие субъекты международного права могут в известной мере отступать в своих локальных взаимоотношениях. Здесь имеются в виду двусторонние и многосторонние договоры, заключаемые государствами и международными организациями.   Вопрос о диспозитивных нормах общего международного права, к сожалению, практически на затрагивался в доктрине международного права, в том числе отечественной. Тем не менее следует, очевидно, сказать следующее.   Во-первых, если не заключено локальное соглашение, так или «иначе отклоняющееся от диспозитивной нормы общего международного права, то действует безусловно последняя.   Во-вторых, приведенные выше положения ст. 103 Устава ООН касались обязательств государств по общему международному праву в целом, поскольку в момент принятия Устава концепция о наличии императивных норм еще не выкристаллизовалась до логического конца. Ныне же эти положения, надо полагать, касаются лишь диспозитивных норм, так как отклонения от императивных норм вообще не допускаются.   В-третьих, отклонение локальной нормы от диспозитивной нормы общего международного права является, по-видимому, допустимым, если локальная норма не становится несовместимой с существом и целью универсальной нормы.   Наконец, в числе норм общего международного права различают нормы регулятивные , именуемые также первичными , т.е. нормы, регулирующие поведение государств и иных субъектов международного права в процессе их » дружественных отношений и сотрудничества » (см. название Декларации о принципах международного права 1970 г.), и нормы правоохранительные, именуемые также вторичными. Последние вторичны в том смысле, что вступают в действие в случае нарушения субъектом первичных, регулятивных норм и устанавливают те юридические последствия (санкции), которые наступают для него в случае наличия международно-противоправного деяния. В частности, это нормы о международной ответственности государств, кодификацией которых занимается Комиссия международного права ООН.   Нормы международного права подлежат, естественно, толкованию. Для этого они должны быть выражены в письменной форме, что и имеет место в случае наличия международного договора.   Субъектами толкования являются, разумеется, участники договора или в случае многосторонних договоров также договаривающиеся стороны и субъекты, участвовавшие в переговорах о заключении договора, т.е. в принятии его текста.   Основным правилом толкования договоров, согласно Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. и Венской конвенции о договорах между государствами и международными организациями или между международными организациями 1986 г.,* является правило: «Договор должен толковаться добросовестно в соответствии с обычным значением, которое следует придавать терминам договора в их контексте, а также в свете объекта и целей договора».   * Далее — Венская Конвенция о праве международных договоров 1986 г.       Применительно к общему международному праву, устанавливаемому международным сообществом государств, речь идет, в частности, о толковании заключенных в порядке кодификации современного международного права общих (универсальных) международных конвенций, в числе которых и вышеупомянутые.   В принципе толкование общих международных договоров должно осуществляться международным сообществом государств. Классическим примером такого толкования является Декларация о принципах международного права 1970 г., содержащая официальное толкование основных принципов современного международного права.   В то же время толковать международные договоры, участником которых является данное государство, по необходимости приходится и ему, чтобы выявить те международные обязательства, которые подлежат отражению в его внутригосударственном праве. В этом случае такое толкование возлагается на компетентные органы внешних сношений государства, прежде всего на его министерство (ведомство) иностранных дел. В некоторых случаях толковать международные договоры приходится органам правосудия государства. Обычно это делается с учетом заключений компетентных органов внешних сношений государства, а также с учетом соответствующей международной практики.   Много сложнее толковать обычноправовые нормы общего международного права, особенно те, которые не кодифицированы в соответствующих конвенциях, официального текста которых поэтому не существует. В таком случае толкование осуществляется компетентными (международными инстанциями — органами ООН, в том числе Международным судом, органами иных международных организаций, другими международными судами и арбитражами. В качестве вспомогательного средства при толковании международных обычаев могут использоваться, в частности, мнения наиболее квалифицированных специалистов в сфере международного права (ст. 38 Статуса Международного суда), т.е. доктринальное толкование соответствующих международно — правовых норм.   Так в основном обстоит дело с нормами международного права.  § 4. Субъекты международного права   Согласно общей теории права, регулируемые правом общественные отношения приобретают характер правовых отношений, становятся правоотношениями. Стороны таких правоотношений именуются субъектами права.   Таким образом, субъекты международного права — это стороны международных правоотношений, наделенные нормами международного права субъективными правами и субъективными обязательствами.   При этом, в отличие от национального права, в международном праве субъективному праву одного субъекта международного правоотношения всегда противостоит субъективное обязательство другого субъекта этого правоотношения.   Термин-понятие «субъект международного права» долгое время служил достоянием лишь доктрины международного права. Но в последнее время он стал использоваться и в международно-правовых актах, в частности в общих (универсальных) конвенциях. Так, в ст. 3 Венской конвенции о праве международных договоров 1986 г. речь идет о «международных соглашениях, участниками которых являются одно или несколько государств, одна или несколько международных : организаций и один или несколько субъектов международного права, иных, чем государства и международные организации».   На протяжении многовековой истории международного права государства были единственными субъектами международных правоотношений. Нормы современного международного права продолжают регулировать главным образом взаимоотношения между государствами, а также взаимоотношения государств с международными организациями и другими международными институциями. Государства — основные субъекты международного права и основные реальные участники международных правоотношений, поскольку им необходимо постоянно взаимодействовать друг с другом, с международными организациями и иными субъектами международного права.   Помимо государств и международных организаций субъектами международного права являются также другие международные институции, именуемые международными органами. Это, в частности, международные суды и международные арбитражи, следственные, примирительные и иные комиссии, которые создаются по соглашению между государствами и руководствуются в своей деятельности международно-правовыми предписаниями, прежде всего нормами общего международного права.   Некоторые такие международные органы, например Международный Суд ООН, представляют собой органы универсального характера, поскольку они созданы международным сообществом государств и доступ в них открыт для любого государства. Чаще же всего это органы локального характера (двустороннего или многостороннего).   Наконец, особыми, специальными субъектами международного права являются народы. Специальными в том смысле, что в соответствии с одним из основных принципов современного международного права — принципом равноправия и самоопределения народов — за всеми народами признается право на самоопределение, т.е. право свободно, без вмешательства извне определять свой политический статус и осуществлять свое экономическое, социальное и культурное развитие. Каждое государство должно уважать это право. Речь, следовательно, идет о взаимоотношениях (правоотношениях) между народами и государствами. Подробнее о термине-понятии «народ» и об условиях реализации народами права на самоопределение будет сказано в главе об основных принципах современного международного права.   Отметим в заключение, что в своих взаимоотношениях государства взаимно обязываются (главным образом в силу международных договоров) соблюдать в своем внутреннем порядке или правопорядке определенные права иностранных физических и юридических лиц, основные права и свободы всех находящихся на их территории индивидов, также определенные права общественных (неправительственных) организаций, в частности профсоюзов. Эти международные обязательства государств в пользу тех или иных субъектов их внутригосударственного правопорядка подлежат осуществлению именно в национальном праве данного обязанного государства. Субъектами же международных правоотношений по поводу соблюдения международных обязательств в пользу субъектов национального права являются только государства — участники соответствующего международного договора или адресаты обычноправовых норм общего международного права (в частности, норм об обращении с иностранными физическими и юридическими лицами). Субъекты же внутригосударственного права, в пользу которых государство приняло определенные международные обязательства, могут обращаться с жалобами в международные инстанции о несоблюдении данным обязанным государством их прав только при условии, что они исчерпали соответствующие внутригосударственные возможности добиться соблюдения своих прав.   Следовательно, физические и юридические лица, общественные организации и иные субъекты внутригосударственного права не являются и не могут являться субъектами международного права, поскольку они подчинены юрисдикции (власти) того или иного государства, а субъектов международного права характеризует взаимная независимость, неподчиненность какой-либо власти, способной предписывать им юридически обязательные правила поведения. При этом методом международно-правового регулирования является соглашение между юридически независимыми субъектами международных отношений по поводу содержания устанавливаемой ими нормы и придания ей юридически обязательной силы.  § 5. Источники международного права   Термин «источник права», согласно общей теории права — это форма, в которой выражается юридически обязательное правило поведения и которая придает этому правилу качество правовой нормы (например, конституция, закон, указ, постановление или распоряжение компетентного органа государства и т.п.).   Соответственно источники международного права — это формы, в которых выражены правила поведения субъектов международных отношений и которые сообщают этим правилам качество международно-правовой нормы.   Далее начинается специфика международного права, существенно отличающегося в этом плане от внутригосударственного.   Во-первых, нормы международного права устанавливаются его субъектами по соглашению между ними, выражающему их согласованную и тем самым общую волю. Поэтому такие соглашения и являются источниками международно-правовых норм.   Во-вторых, как уже говорилось, субъективному праву предусмотренных нормами международного права субъектов всегда противостоят субъективные обязательства других субъектов международного права.   В связи с этим об источниках международного права вполне закономерно говорить либо как об источниках субъективных прав, либо как об источниках субъективных обязательств субъектов международных правоотношений. В большинстве случаев предпочтительнее вести речь о субъективных обязательствах, поскольку обязанный субъект не может их не соблюдать, не навлекая на себя неблагоприятные юридические последствия в виде международно-правовых санкций. Субъективным же правом управомоченный субъект может распоряжаться по своему усмотрению, за исключением случая наличия императивной нормы.   Итак, в каких же формах может выражаться соглашение между субъектами международного права об их международных обязательствах, т.е. каковы источники международного права?   Прежде всего одним из основных таких источников является международный договор, понимаемый как письменное соглашение между субъектами международного права, регулируемое соответствующими нормами общего международного права. Совокупность и система (подсистема) таких норм составляет отдельную относительно самостоятельную структуру международного права (его отрасль), именуемую правом международных договоров, которому посвящается специальная глава XVI.   Следующим основным источником является международный обычай, который в ст. 38 Статуса Международного Суда ООН определен как «доказательство всеобщей практики, признанной в качестве правовой нормы». В этом определении речь идет, во-первых, о практике государств, во-вторых, об их практике определенного поведения в однотипных ситуациях и, в-третьих, о признании международным сообществом государств такого многократно повторяющегося поведения юридически обязательным, т.е. о молчаливом соглашении государств, сообщающем указанному поведению качество международно-правовой нормы.   О международном обычае речь, следовательно, идет как о норме общего международного права. И, в частности, потому, что формирование локального многостороннего международного обычая хотя в принципе и возможно, но происходит крайне редко. Двусторонний же обычай вообще не имеет смысла.   После Второй мировой войны под эгидой Организации Объединенных Наций и других универсальных международных организаций была проведена существенная работа по кодификации международных обычных норм, сопровождающаяся их прогрессивным развитием. В результате были заключены многие универсальные конвенции в сфере дипломатического и консульского права, правопреемства государств, права международных договоров, морского права и некоторые другие, т. е. конвенции, кодифицирующие обычные нормы общего международного права.   В функцию Генеральной Ассамблеи, согласно ст. 13 Устава ООН, входит содействие прогрессивному развитию и кодификации международного права. Эту свою функцию Генеральная Ассамблея осуществляет, в частности, с помощью Комиссии международного права, являющейся вспомогательным органом Генеральной Ассамблеи.   Согласно выработанному Генеральной Ассамблеей Положению о Комиссии международного права, выражение «прогрессивное развитие международного права» употребляется в смысле подготовки проектов конвенций по тем вопросам, которые еще не регулируются международным правом или по которым право еще недостаточно развито в практике государств; выражение «кодификация международного права» употребляется в смысле более точного формулирования и систематизации норм международного права в тех областях, в которых уже имеются обширная государственная практика, прецеденты и доктрины (ст. 15).   Практически же кодификация общего международного права, которой занимается Комиссия, неизменно сопровождается его прогрессивным развитием. В соответствии с современным пониманием, кодификация, как показал А.П. Мовчан, представляет собой систематизацию и усовершенствование норм общего международного права, осуществляемые путем установления и точного формулирования содержания действующих норм, пересмотра устаревших норм и разработки новых норм с учетом потребностей развития международных отношений и закрепления их в едином международно-правовом акте, который призван с возможно большей пользой регулировать определенную область международных отношений.*   * См.: Мовчан А.П. Кодификация и прогрессивное развитие международного права. М.,1972.     Это, в частности, показывает, насколько удобнее толковать и применять международные договоры, чем обычай. Однако последний при этом не теряет своего значения, поскольку для государств — участников кодификационных конвенций действуют нормы этих договоров, а для государств-неучастников они продолжают действовать в качестве обычноправовых.   От международного обычая следует отличать международное обыкновение, т.е. правило поведения государств, которому они следуют в своих взаимоотношениях, не признавая его юридически обязательным. К международным обыкновениям относятся, например, правила comitas gentium (международной вежливости), в частности правила дипломатического этикета и так называемого дипломатического протокола, а такие правила морского церемониала (отдание чести флагу иностранного государства по прибытию в его порт военного корабля, салют военных кораблей при встрече в открытом море и т.п.).   В последнее время с учетом международной практики государств утверждается понятие неформального международного договора, под которым понимается письменное соглашение между государствами, текст которого выработан государствами в процессе их переговоров, но которому эти государства не придали юридической силы международного договора, будучи тем не менее убеждены в необходимости соблюдения его положений и требуя соблюдения таковых в процессе своих взаимоотношений.   Ситуации неформального международного договора возникают по разным причинам. Например, государства — стороны Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе договорились не придавать этому Акту силу международного договора. В других случаях государства разработали двусторонний международный договор и скрепили его текст подписями своих уполномоченных, установив в тексте договора или иным образом, что для вступления его в силу требуется ратификация обоих государств. Но ратификации не последовало со стороны обоих или одного из этих государств. Были также случаи, когда несколько государств договорились создать международную организацию и объявили об этом в официальном согласованном ими акте, но выработали договор — учредительный акт этой организации и придали ему юридическую силу договора лишь несколько лет спустя. Например, Совет Экономической Взаимопомощи был учрежден и стал функционировать в 1949 г., о чем было издано официальное коммюнике, а Устав СЭВ был принят в 1959 г.   Важным источником международного права являются также односторонние юридические акты государств, в частности акт обязательства (часто неудачно именуемый актом обещания), акт признания и акт протеста. Первые два акта, как правило, действуют в сочетании.   Акт обязательства — это одностороннее заявление государства в лице его компетентного органа, что оно берет на себя обязательство об определенном, в соответствии с изложенными в заявлении условиями, поведении в межгосударственных отношениях, ранее не предусмотренное действующими международно-правовыми предписаниями или вносящее в таковые некоторые уточнения, адресованное всем другим государствам или некоторым из них и так или иначе доведенное до их сведения (в частности, в письменной форме).   Признание акта обязательства государствами-адресатами порождает для них корреспондирующие этому обязательству субъективные права, естественно, в соответствии с изложенными в акте обязательства условиями (в частности, касающимися срока действия обязательства).   Приведем некоторые примеры важных актов обязательства из практики СССР. Так, в 1982 г. он принял на себя обязательство не применять первым ядерное оружие; в 1983 г. объявил об обязательстве не выводить первым в космическое пространство какие-либо виды космического оружия; в 1986 г. объявил о своем отказе от проведения любых ядерных взрывов.   Акт обязательства в сочетании с актом его признания создает, очевидно, ситуацию заключения межгосударственного соглашения (родовое понятие), в отличие от заключения межгосударственного договора (понятие видовое). Разумеется, односторонние юридические акты обязательства и их признание выражают волю заинтересованных государств, а достигнутое тем самым соглашение между ними выражает их согласованную и тем самым общую волю по поводу установления новой или уточнения действующей международно-правовой нормы.   Добавим, что в пределах срока своего действия и при соблюдении иных условий, сопровождающих одностороннее международное обязательство, оно не не подлежит отмене или изменению, т.е. в сочетании с актом признания создает относительно стабильное межгосударственное соглашение.   Акт признания — это акт (действие или бездействие) государства, посредством которого оно в соответствии с действующим международным правом признает правомерной юридически значимую ситуацию, созданную действиями другого государства, поскольку о наличии такой ситуации ему известно или должно быть известно.   Последняя часть предложенного определения (со слова «поскольку») выражает обязанность государства, как создавшего юридически значимую ситуацию, так и признающего ее правомерной, действовать добросовестно. Морально-политический принцип добросовестности играет в указанном правоотношении важную роль.   Создавшаяся юридически значимая ситуация, разумеется, не должна входить в противоречие с императивной нормой общего международного права. В противном случае признание возникшей ситуации должно рассматриваться как юридически ничтожное.   Особенностью признания является то, что оно может быть явно выраженным посредством акта компетентного органа, обращенного к другому государству (например, с предложением к вновь возникшему государству установить с ним дипломатические отношения), или же вытекать из его молчаливого поведения, свидетельствующего, что оно продолжает выполнять свои международные обязательства в соответствии с действующими международными договорами или обычноправовыми нормами общего международного права. Незаявление государством протеста против созданной другим государством юридически значимой ситуации в разумный срок обычно рассматривается как ее молчаливое признание, кроме случаев юридической ничтожности признания, когда речь идет о действиях государства, нарушающих императивные нормы международного права.   Противоположный признанию акт протеста — это заявление государства об отказе признать правомерной юридически значимую ситуацию, созданную поведением другого государства, т.е. квалификация ее в соответствии с действующими международно-правовыми предписаниями в качестве противоправной. Протест должен быть явно выражен и так или иначе доведен до сведения государства, которому он адресован, а возможно, и до сведения других заинтересованных государств.   Естественно, что протест должен быть юридически prima facie, т.е. с достаточной степенью очевидности, обоснованным и в принципе может быть оспорен государством, которому он адресован.   Таково общее положение с односторонними юридическими актами государств. К сожалению, вопрос об односторонних юридических актах практически вообще не разработан в доктрине международного права. Имеется также явная путаница применительно к понятиям юридического акта и юридического факта, т.е. предусмотренного нормами международного права события, наступление которого вводит эти нормы в действие, порождая соответствующие правоотношения. Представляется, что единственная в отечественной литературе монография Р.А. Каламкаряна «Международно-правовое значение односторонних юридических актов государств» (М., 1984) далеко не исчерпывает исследования этой проблемы.   Возвращаясь к вопросу об источниках международного права, повторим, что акт обязательства государства в сочетании с актами придания его государствами, которым он адресован, бесспорно устанавливают в их взаимоотношениях определенные субъективные обязательства и права, т.е. являются одним из источников современного международного права.   Источниками международных обязательств государств являются, далее, акты-предписания государствам — членам международных организаций или органов, имеющие для таких государств обязательный характер в силу учредительных актов этих организаций или органов или приобретшие такой характер в силу четко установившейся практики данной организации или органа.   Так, согласно ст. 18 Устава ООН, Генеральная Ассамблея принимает по перечисленным в этой статье важным вопросам решения, обязательные для членов ООН в отличие от принимаемых Генеральной Ассамблеей рекомендаций, не имеющих обязательной юридической силы. В соответствии со ст. 25 Устава ООН государства — члены Организации согласились подчиняться решениям Совета Безопасности и выполнять их.   Наконец, источником международного права применительно к индивидуальным его нормам (касающимся какого-либо конкретного дела) являются решения международных арбитражей или судов, юридически обязательные для сторон рассматриваемого дела (международного спора).   Так, согласно ст. 94 Устава ООН, члены Организации обязались выполнять решения Международного суда по тому делу, в котором они являются сторонами. В случае же, если какая-либо сторона не выполнит обязательства, возложенного на нее решением Суда, другая сторона может обратиться в Совет Безопасности, который правомочен, в частности, решить о принятии мер для приведения решения в исполнение.  § 6. Ответственность в международном праве   Вопросу о международной ответственности государств — основных субъектов международного права в соответствии с современным международным правом будет посвящена специальная глава (гл. IX). В данном же параграфе отметим следующее.   Международное право изначально рассчитано на соблюдение его предписаний субъектами международного права, которым они адресованы. И эти предписания действительно, как правило, строго соблюдаются, поскольку они установлены по взаимному о том соглашению соответствующих субъектов и каждый из них рассчитывает на взаимность в этом отношении со стороны других субъектов, с тем чтобы извлечь для себя максимальную выгоду из международно-правового регулирования международных отношений.   Вместе с тем международное право предусматривает и возможность принуждения к соблюдению его юридически обязательных предписаний, что и составляет существо ответственности по современному международному праву.   В международном праве под ответственностью, именуемой международной ответственностью, понимают неблагоприятные юридические последствия для субъекта международного права, нарушившего своим поведением возложенное на него международное обязательство, т.е. совершившего международно-противоправное деяние.   Таким образом, международная ответственность — это юридические последствия для субъектов международного права, наступающие в результате нарушения ими своих субъективных международных обязательств и состоящие в применении к ним допустимых в том или ином случае международных (международно-правовых) санкций.   В международном праве речь идет прежде всего и главным образом о международной ответственности государств. В последнее время (начиная с 1969 г.) кодификацией норм о международной ответственности государств занимается Комиссия международного права ООН, разрабатывающая Проект статей об ответственности государств. Ее усилия вносят неоценимый вклад в понимание и разрешение этой исключительно сложной и многоплановой международно-правовой проблемы.   В отечественной международно-правовой доктрине утвердилось подразделение международной ответственности государств на два вида — материальную и политическую ответственность. Г.И. Тункин, обосновавший такое подразделение, указывал, что «все виды ответственности государства как политического образования в известной мере имеют политический характер. Тем не менее вряд ли можно возражать против выделения материальной ответственности в самостоятельный вид ответственности. Вместе с тем есть формы ответственности, не связанные с материальным возмещением. Правильнее все эти формы нематериальной ответственности относить к политической ответственности». *   * Тункин Г.И. Теория международного права. М., 1970. С. 481.     Но международная ответственность государств по современному международному праву, действующему и развивающемуся после Второй мировой войны и принятия Устава ООН, решительным образом, в корне отличается от положения, существовавшего в международном праве, действовавшем до Первой мировой войны.   В вышеназванном выдающемся труде Г.И. Тункин показал международно-правовое развитие в историческом плане, т.е. от старого к современному международному праву. К этому труду мы и отсылаем читателя, интересующегося историей международного права.  § 7. Системность международного права   Согласно предложенному определению, международное право — это совокупность и система норм, регулирующих международные отношения (государств и иных субъектов этих отношений).   То, что право — национальное и международное — представляет собой совокупность и систему соответствующих норм, в отечественной доктрине права никогда не вызывало сомнения. Так, рассматривая вопрос об определении права (по — существу, внутригосударственного), С.C. Алексеев отмечал: «В отечественной юридической литературе господствующими являются определения, которые, суммируя основные характеристики права, начинаются со слов «система норм…»; такие о определения, подчеркивающие нормативность права, продемонстрировали свою жизненность». *   * Алексеев С.С. Общая теория права. М» 1981. Т. 1. С. 102.     Подытоживая сказанное о нормах современного международного права, отметим, что в их числе выделяются нормы общего международного права и нормы локальные, конвенционные (договорные) и обычноправовые, общие (рассчитанные на многократное применение) и индивидуальные (рассчитанные на применение в конкретно определенных случаях), нормы императивные и диспозитивные. Совокупность таких норм и составляет содержание международного права.   Однако важным достижением общей теории права и теории международного права в последнее время стало понимание системности внутригосударственного и международного права, появившееся в результате развития общей теории систем. В отечественной правовой литературе ныне подчеркивается, что международное право это не только совокупность, но и система его норм.   В каком же смысле международное право понимается как система международно-правовых норм ? Очевидно, в том, который придается общезначимому понятию «система».   Приведем толкование этого понятия, принадлежащее В.М. Садовскому: «Между элементами множества, образующего систему, устанавливаются определенные отношения и связи. Благодаря им набор элементов превращается в целое, где каждый элемент оказывается в конечном счете связанным со всеми элементами и его свойства не могут быть поняты без учета этой связи. В свою очередь, свойства системы оказываются не просто суммой свойств отдельных элементов, ее составляющих, а определяются наличием и спецификой связи и отношений между элементами, т.е. конституируются как интегральные свойства системы как целого. Наличие связей и отношений между элементами системы и порождаемые ими интегративные, целостные свойства системы обеспечивают относительно самостоятельное, обособленное существование, функционирование (а в некоторых случаях и развитие) системы». *   * Садовский В.М. Основания общей теории систем. М., 1974. С. 83 — 84.     Эта характеристика системы вполне применима для выявления системности международного права.   Международное право выступает как совокупность составляющих его элементов — международно-правовых норм. Между его нормами явно существуют определенные отношения и связи, вне которых отдельные нормы не могут действовать и применяться.   Именно как единое целое международное право приобретает определенные интегративные свойства регулятора международных общественных отношений. Отдельно взятая норма вне связи со всеми другими нормами такими свойствами, естественно, не обладает.   Целостные свойства международного права как системы норм действительно обеспечивают ему относительно самостоятельное, обособленное существование и функционирование.   Остается, однако, выявить те конкретные отношения и связи между международно-правовыми нормами, которые объединяют их в целостную, относительно автономную правовую систему. К сожалению, вопрос о системообразующих отношениях и связях между нормами международного права в отечественной теории международного права практически не разработан. Поэтому далее излагаются некоторые соображения автора по данному поводу.   Представляется, что основными условиями системности международно-правовых норм являются:   а) наличие норм общего международного права, которые регулируют взаимоотношения между всеми его субъектами и которым в своей основе должны соответствовать нормы локальные и индивидуальные;   б) наличие в числе норм общего международного права его основных принципов, имеющих характер jus cogens, т.е. общеобязательного права; им должны соответствовать как остальные нормы общего международного права, так и локальные и индивидуальные;   в) наличие в международном (а также во внутригосударственном) праве непосредственно в нем закрепленных, чаще же подразумеваемых правил-постулатов, касающихся взаимоотношений и взаимосвязи между нормами: требования непротиворечивости международно-правовых норм императивным нормам общего международного права, в частности основаным принципам международного права; правила об условиях действительности норм, т.е. об условиях вступления их в силу; о неретроспективности норм, за исключением специального соглашения о придании им обратной силы; об изменении действующей нормы или ее отмене последующей нормой аналогичного содержания; о преимущественной силе специальной нормы по отношению к норме общей, т.е. устанавливающей общее правило.   Проиллюстрируем изложенное в пункте «в» примерами из Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г.   Так, ст. 53 этой Конвенции устанавливает: «Договор является ничтожным, если в момент заключения он противоречит императивной норме общего международного права».   В соответствии со ст. 11 согласие государства на обязательность для него договора может быть выражено подписанием договора, обменом документами, образующими договор, ратификацией договора, его принятием, утверждением, присоединением к нему или любым другим способом, о котором условились.   Договор вступает в силу, согласно ст. 24, в порядке и в дату, предусмотренные в самом договоре или согласованные между участвовавшими в переговорах государствами.   На основании ст. 4 Конвенция применяется только к договорам, заключенным государствами после ее вступления в силу в отношении этих государств.   Статья 28 гласит: «Если иное намерение не явствует из договора или не установлено иным образом, то положения договора не обязательны для участника договора в отношении любого действия или факта, которые имели место до даты вступления договора в силу для указанного участника, или в отношении любой ситуации, которая перестала существовать до этой даты».   О преимущественной силе специальной нормы по отношению к общей свидетельствуют, в частности, положения Устава ООН, касающиеся функций и полномочий Генеральной Ассамблеи. Так, в силу ст. 10 Генеральная Ассамблея полномочна обсуждать любые вопросы или дела в пределах Устава или относящиеся к полномочиям и функциям любого из органов ООН и делать рекомендации, за исключениями, предусмотренными ст. 12, т.е. нормой специальной, касающейся вопросов, находящихся на рассмотрении Совета Безопасности.   Международно-правовые нормы благодаря указанным и иным связям между ними составляют единое целое — международно-правовую систему, международное право и в результате могут толковаться и применяться лишь с учетом их взаимосвязи со всеми другими или, по крайней мере, с некоторыми другими его нормами.  § 8. Структура международного права   Международное право как нормативная система, безусловно, структурировано применительно к предмету регулирования на блоки или группы норм, которые в конкретном случае могут применяться только совместно с учетом другой или других групп норм, которые также необходимо применять, опять же принимая во внимание конкретные обстоятельства.   Например, в составе общего международного права выделяются морское право, дипломатическое право, право договоров и т.д., предметом регулирования которых являются использование и исследование морских пространств, представительство государств в их взаимоотношениях, порядок заключения и исполнения международных договоров и т.д. В свою очередь, в необходимых случаях вступают в действие нормы об ответственности государств, о правопреемстве международных договоров, о соответствующих полномочиях Организации Объединенных Наций и т.д. Иначе говоря, все структурные блоки международно-правовых норм так или иначе взаимосвязаны в целостной международно-правовой системе. В некоторых случаях при наличии двусторонних или многосторонних межгосударственных договоров, вносящих допустимые изменения в диспозитивные нормы общего международного права, для участников таких договоров вступают в действие соответствующие локальные нормы.   Но международное право по сравнению с национальным структурировано достаточно слабо в том смысле, что его систематического изложения в каком-то едином письменном акте (по типу национального свода законов) или в ряде связанных между собой, но самостоятельных актов (по типу уголовного и уголовно-процессуального кодексов) нет.   Для такого изложения международного права требуется его кодификация в письменных актах-договорах, иными словами, кодификация международных обычаев. И такая кодификационная работа проводится, но достижения в этой области пока весьма скромны.   Подчеркнем, что речь идет о кодификации и прогрессивном развитии норм общего международного права. В этом смысле ныне полностью кодифицировано лишь международное морское право.   Систематизация и структурирование международного права с давних времен проводились также международно-правовой доктриной. Но такое систематическое изложение неизбежно субъективно и многовариантно.   Отечественная международно-правовая доктрина осуществляет систематическое научное изложение международного права, подразделяя его на отрасли, общие институты и институции с учетом предмета правового регулирования и достигнутого уровня кодификации. Об основных институтах, отраслях и институциях общего международного права речь пойдет ниже.   Международные институции — это различные объединения государств, учреждение и деятельность которых регулируется общим международным правом и правилами их учредительных актов, в частности это международные организации и органы, являющиеся субъектами международного права.   Государство в этом смысле также особая институция — основной субъект международного права, международная деятельность которого регулируется международным правом.   Что же касается понятий «отрасль» и » общий институт» международного права, то это достаточно близкие понятия и строгого различия между ними провести нельзя, ибо единственным критерием такого различия является предмет правового регулирования, т.е. то, по поводу чего возникают международные отношения, составляющие объект международно-правового регулирования (т.е. их род, вид или характер). Нормы международного права складываются в определенный комплекс — общие институты и отрасли — на основе единства предмета их регулирования.   Когда речь идет о совокупности и системе (подсистеме, субсистеме) норм, регулирующих отношения во всех сферах международного общения, иными словами, когда в основе их единства лежит как бы единство характера регулируемых общественных отношений, следует говорить о наличии общего института международного права (например, регулирование порядка разрешения международных споров).   Когда же речь идет о совокупности норм, регулирующих определенный род или вид международных отношений, налицо отрасль международного права (например, регулирование по поводу использования и исследования морских пространств).   Впрочем, указанное наименование структурных подразделений международного права не столь уж важно, поскольку метод международно-правового регулирования един — соглашение между юридически взаимонезависимыми субъектами международного общения.      Глава II  ИСТОРИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА    § 1. Международное право в историческом развитии   В предшествующей главе речь шла и в дальнейшем пойдет о принципиальных основах современного международного права, т.е. о международном праве, действующем в данный исторический период. Задача же настоящей главы — кратко изложить историю возникновения и развития международного права, опираясь на труды по этому вопросу отечественных авторов. Но сколько-нибудь идентичных взглядов по поводу периодизации истории международного права не существует вообще. Каждый автор толкует историю международного права на свой лад. Более того, взгляды одного и того же автора по ряду затрагиваемых вопросов истории международного права со временем претерпевают существенные изменения.   Ниже приводятся основные положения гл. 2 «Возникновение и развитие международного права» учебника «Международное право» в соответствии с предложенной там периодизацией истории этого права . *   * См.: Международное право: Учебник / Под ред. Г.В. Игнатенко. М., 1995.      Древние века     Международное право стало складываться и развиваться вместе с возникновением государств и зарождением системы отношений между ними. Связи между древними государствами в значительной мере испытывали на себе влияние их общественно-экономической основы — рабовладения. О систематических международных отношениях рабовладельческих государств можно говорить применительно к концу III — началу II тысячелетия до нашей эры.   Особенностью этих отношений был их очаговый характер, т.е. первоначально международные отношения и регулирующие их нормы развивались в тех районах земного шара, где зарождалась цивилизация и возникали центры международной жизни государств. Это в первую очередь долины Тигра и Евфрата, Нила, районы Китая и Индии, Эгейского и Средиземного морей.   Международные нормы, применявшиеся между государствами в этих районах, первоначально имели религиозный и обычноправовой характер. Эти особенности нашли отражение в зарождавшихся институтах международного права, касавшихся: законов и обычаев войны; заключения, действия, обеспечения и прекращения международных договоров; обмена послами; установления правового режима иностранцев; образования межгосударственных союзов.   Практика выработала определенные типы договоров: о мире; союзные; о взаимной помощи; границах; арбитраже; торговле; нейтралитете и др.   Немалое влияние на содержание международно-правовых норм древнего мира оказала система регулирования международных отношений Римской империи с иностранными государствами, а также с подвластными ей провинциями.    От падения Римской империи до Вестфальского мира     Этот период связан с развитием международных отношений феодальных государств в процессе их образования, преодоления раздробленности, возникновения крупных феодальных сословных монархий, а также с началом формирования абсолютистских государств. Особенностью регулирования международных отношений феодальных государств явилась преемственность ими многих международно-правовых правил рабовладельческого периода. Вместе с тем эти нормы обогащались и получали дальнейшее развитие.   Одной из особенностей феодального международного права в Западной Европе явилось влияние на него католической церкви. Римские папы осуществляли такое влияние, опираясь на каноническое право, формировавшееся постановлениями церковных соборов и папских указов.   Заметное влияние на международное право в отношениях между арабскими государствами оказывал ислам.   В этот период еще не было общего для всех государств международного права. Применение международно-правовых норм связывалось с существованием нескольких регионов в Западной Европе, Византии, арабских халифатов на территории Индии и Китая, Киевской, а позднее — Московской Руси.   В сфере посольского права следует выделить появление с XV в. постоянных посольств. Нарушение неприкосновенности послов подвергалось суровому наказанию. Стало складываться суждение, что основанием их прав и привилегий является суверенитет государя, от имени которого они действовали.   Военные обычаи в средневековый период оставались весьма жестокими. Различий между сражающимися войсками и мирным населением не проводилось. Захваченные воюющими населенные пункты подвергались разграблению, раненые бросались на произвол судьбы.  В ходе военных действий применялось «право добычи» захватившей ее стороны.   Мирные средства разрешения международных споров стали обогащаться в связи с достаточно широким обращением к третейским судам и арбитражу.   Существенное влияние на развитие международного права оказал Вестфальский трактат от 24 октября 1648 г. Этим договором устанавливалась система европейских государств, их границы, принцип политического равновесия. Вестфальский договор участником международного общения того времени признал Московскую Русь. Договор предусмотрел для всех его участников «право на территорию и верховенство» и равноправие европейских государств. Он исходил из идеи согласованных действий европейских держав, которые были призваны решать общие проблемы не на религиозной, а на светской основе.  

Do NOT follow this link or you will be banned from the site! Пролистать наверх