Утяшeв м м утяшeва л м права чeловeка в соврeмeнной россии уфа 2003 317 с

Утяшев М.М., Утяшева Л.М.  ПРАВА ЧЕЛОВЕКА в современной России  Учебник для ВУЗов и средних учебных заведений  Уфа 2003 год  Утяшев М.М., Утяшева Л.М.

 

Права человека в современной России: Учебник для ВУЗов и средних учебных заведений. — Уфа: полиграфкомбинат, 2003. — 616 с.

 

ISBN 5-85051-280-2  Книга, написанная доктором политических наук, профессором Утяшевым М.М. и магистром международного права Утяшевой Л.М., посвящена острейшей проблеме современной России. В доходчивой и ясной форме раскрываются политическая и правовая идеология прав человека, философия и история этого феномена, приводится сравнительный анализ международного, континентального и национального законодательства о правах и гражданских свободах, подробно рассматривается действие механизмов защиты прав человека. Освещая положение дел с отдельными правами и свободами, авторы иллюстрируют свои позиции практикой Европейского Суда по правам человека, что наглядно демонстрирует высокий уровень правовой защиты, установленный этим наднациональным органом правосудия.  Книга предназначена для студентов ВУЗов, учащихся средних специальных учебных заведений, средних школ и всех иных учебных учреждений, где изучаются права человека. Она будет полезной всем, кто интересуется этой проблематикой или профессионально занимается правозащитой.  ISBN 5-850S1-280-2  (c) М.М. Утяшев, 2003 (c) Л.М. Утяшева, 2003  Привет доброжелательному  и благосклонному читателю  и в добрый путь, на добрые дела!  Защита прав человека — это ясный путь  к объединению людей в нашем смятенном  мире, путь к облегчению страданий.  А.Д.

 

Сахаров  ПРЕДИСЛОВИЕ  Предмет, к изучению которого мы приступаем, является, пожалуй, для современной России самым новым из общественных дисциплин, а слова «права человека» — наиболее употребительными в современном лексиконе.

 

Это напрямую связано с наметившимися в российском государстве модернизаторскими усилиями, стремлением реформировать политическую и правовую системы, переориентировать общественные приоритеты с безграничного этатизма к индивидуальным интересам, ценностям человеческой личности. Этим целям служит намеченный стратегический вектор развития России в сторону правового, социального государства с рыночной и конкурентной экономикой.

 

Встав на путь демократических преобразований, государство с неизбежностью становится на путь признания гражданина высшей ценностью. Главной функцией такого государства становится обеспечение гражданских прав и свобод, защита прав человека, его чести и достоинства, установление такого правового порядка, при котором люди живут комфортной, благополучной, счастливой жизнью. В той или иной мере все эти гуманные цели и задачи российского государства закреплены в ее Конституции.

 

В последние годы заметные изменения происходят в области совершенствования национального законодательства. Замечательной новацией является положение статьи 15 Конституции, провозгласившее общепризнанные принципы и нормы международного права, а также и международные договоры Российской Федерации составной частью национальной системы права. Впервые в Конституции России специальная глава посвящена правам человека и гражданина.

 

При этом следует иметь в виду, что основной Закон страны не просто декларация, как часто полагают отдельные люди, но и документ прямого действия.  В последние годы законодательство страны пополнилось добротными нормативно-правовыми актами, которые признаются как соответствующие мировым стандартам и Европейской Конвенции. К ним относятся новый Уголовно-процессуальный кодекс, Уголовный и Гражданский кодексы, Трудовой кодекс, Закон об адвокатуре и адвокатской деятельности. В определенной степени идет реформирование судебной системы, прокуратуры, юстиции.  Вступив в Совет Европы, Россия приобщила свою систему защиты прав человека к континентальной, а граждане страны получили возможность обращаться в Европейский Суд.  Таким образом, можно отметить наличие в стране добротной законодательной базы, способной обеспечить защиту и восстановление нарушенных прав и свобод граждан.  Наряду с некоторыми положительными тенденциями трудно не обнаружить и прямо противоположные явления, ограничивающие права и свободы человека, попирающие достоинство и честь гражданина, демонстрирующие пренебрежение к человеческой личности.  В стране бесследно исчезают тысячи граждан, за сохранение жизни которых ответственно государство, однако оно постоянно демонстрирует свое полнейшее равнодушие к их судьбе. На протяжении ряда лет к уголовной ответственности органами ФСБ привлекаются видные ученые и экологи по обвинению в шпионаже, однако дела разваливаются в судах, ибо эти ученые по большей части не являются носителями государственных секретов. Российские суды пока не стали местом, где творится суд скорый, гуманный и справедливый.

 

Отчуждение граждан от всех властных структур приобрело невероятные размеры. Подавляющее большинство граждан не доверяет ни властным структурам, ни государственным служащим, ни правоприменительным органам, ни своим представителям в законодательной ветви власти. И это вполне объяснимо.  На протяжении многих лет, ко всему, связанному с правами человека, власти нашей страны относились с подозрением, сомнением, опаской, ибо в их основе заложено уважение к человеческому достоинству, самоценность личности. Истинная причина недоверия к правам личности и гражданским свободам крылась в тоталитарном характере режима, при котором система выступала против индивида. Но, поскольку господствовавшие десятилетиями идеи не способны быстро «выветриться» из мозгов, да  и опасность реставрации системы всегда существует, то и современное поведение несет на себе неизгладимое воздействие прежних стереотипов мышления. К сожалению, это сказывается и на проблематике прав человека, в которые многим гражданам хочется верить, ибо они привлекательны, гуманны, в них утверждается ценность человеческой личности.

 

В то же время, генетический код системы диктует и практика демонстрирует весьма прохладное отношение органов власти к личности, к соблюдению прав человека и гражданских свобод. Отсюда страх и сомнения большинства россиян в постоянстве и долгосрочности уважительного отношения к правам человека и гражданским свободам со стороны государственной власти.

 

И, наученные горьким многолетним опытом российской действительности, многие пережидают этот период «не высовываясь», и не «умничая», не проявляя гражданской активности, по формуле «как бы чего не вышло», что, конечно, отрицательно сказывается на общественных отношениях.  Очень мало способствует экспансии прав человека собственное поведение граждан, их правовая культура и правосознание, гражданская позиция и готовность защищать свои права и свободы, отстаивать достоинство и честь. Гражданская пассивность, равнодушие, забвение своих прав и возможностей, незнание и неумение защищать свои интересы делает их инертной даже в отстаивании жизненно важных позиций.

 

Поэтому образование в сфере прав человека представляется важным государственным делом. А этот учебник, как надеются авторы, послужит добрым помощником всем тем, кто не равнодушен к будущему нашей страны, кого беспокоит свое будущее, кто заинтересован в том, чтобы наши потомки жили лучше нас. Авторы учебника уверены, что человечество со временем дорастет до регулирования всех общественных отношений с точки зрения их соответствия правам и свободам человека, ибо все потребности людей в политической, экономической, социальной, культурной сферах, все индивидуальные интересы, в конечном счете, сводятся к тем естественным притязаниям, которые сформулированы мировым сообществом как неотъемлемые и неотчуждаемые права.  В работе над книгой нам постоянно помогала надежда на то, что в стране никогда не повторятся массовые депортации и гонения, ужасы коллективизации и ГУЛАГа, прекратятся произвол и насилие. В нормальной стране не должно быть оболганных и высылаемых из  страны граждан, людей, страдающих за свое свободомыслие и гуманизм, человеколюбие и демократические убеждения.

 

Совершенно недопустимо и глубоко несправедливо, когда государство применяет кару в отношении правозащитников, для кого сострадание к другим является свойством организма, а стремление во что бы то ни стало помочь — состоянием души.  В ходе работы в нашем представлении возникали образы мужественных людей, которые в обесчеловеченные годы открыто проповедовали демократические и гуманные убеждения, призывали к терпимости и открытости, к гражданскому миру и согласию, а сами становились жертвами тоталитарного режима.

 

Мы благодарны всем тем, кто в годы безвременья вели правозащитную деятельность и всем тем, кто и сегодня продолжает лучшие традиции русской интеллигенции. Мы выражаем благодарность всем тем ученым, которые прошли до нас этой стезей и стали правозащитниками прав человека, внесли неоценимый вклад в преподавание этой дисциплины в учебных заведениях России.  Наступивший век, несмотря ни на что, должен стать веком прав человека. Таковым он уже стал для множества цивилизованных, а потому благополучных государств. Авторы надеются, что он станет таковым и для России.  Основные положения учебника были апробированы в лекционном курсе и на практических занятиях в Институте права Башкирского государственного университета. Они  продемонстрировали огромный и неизбывный интерес студентов к этой важнейшей проблематике, особенно ценной для будущих юристов.

 

Замечательная любознательность, интерес к теме и стремление большинства студентов к познанию стимулировали и побуждали авторов к работе над этой книгой.

 

Эта книга увидит свет благодаря неоценимой помощи, оказанной авторам, многими окружавшими нас людьми.

 

Особенно ценными были мнения, высказанные сотрудниками кафедры прав человека Института права Башкирского государственного университета, Ильмиры Ишмурзовны Ларинбаевой, Ольги Рифмировны Гулиной, Александра Викторовича Васильева. На всех этапах подготовки книги беззаветно и упорно трудилась Ольга Анатольевна Колесникова.

 

За что всем им приносим огромную благодарность и глубокую признательность.  Сердечную благодарность авторы выражают ученым и общественным деятелям, неизменно оказывающим поддержку всем начинаниям в области прав человека, проявляющим постоянный интерес и заботу о становлении кафедры прав человека и Исследовательского центра, прав человека и гражданских инициатив.

 

Искреннюю признательность мы выражаем Радию Фаритовичу Хабирову, Ирику Радиловичу Мухаметдинову, Валентине Николаевне Тазекеновой, Валерию Амировичу Ишназарову, Рамидину Омаровичу Рамазанову.  Авторы.  РАЗДЕЛ I  ИСТОРИЯ, ФИЛОСОФИЯ И ЭВОЛЮЦИЯ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА  В первом разделе будет рассмотрена политическая и правовая идеология прав человека, а также история возникновения и эволюция индивидуальных прав и свобод, современные тенденции развития этого феномена в России, Европе и в мире. В силу своей гуманистической направленности, уважительного и бережного отношения к личности категория «прав человека» превратилась в современном мире в универсальное средство определения уровня цивилизованности государства.

 

Представляется очевидным, что общественный прогресс заключается в возрастании степеней свободы индивида. Но такой прогресс возможен только при сознании непреходящей ценности прав человека всеми гражданами, при наличии политической воли правителей и взаимодействии государственной власти и гражданского общества.

 

Социальная ценность института прав человека состоит в том, что он концентрирует в себе все политические, экономические, социальные и культурные отношения внутри данного общества. В нем находит свое проявление сущность всей политической системы и роль личности в государстве и обществе. Меры осуществления и степень обеспечения прав человека — это показатель социальной зрелости всего государственного организма.  Права человека чрезвычайно близки и понятны индивидуальному сознанию: они неразрывно связаны с политическим сознанием, с пониманием человеком своих социальных, экономических, культурных возможностей в обществе. И наоборот: если нет понимания своего места в жизни, своей роли в общественном развитии, не достает чувства самоуважения, то, значит, нет и осознания своих прав.  Характерной и в то же время печальной особенностью нашей жизни является пренебрежительное отношение к праву вообще и к правам человека в частности. И если вера в право хоть на донышке нашего сознания еще осталась, то права человека мы зачастую понимаем не так, как остальное человечество.  На самом деле социальной ценностью обладает «право» как система норм, но важнее всего естественные «права», и, пожалуй, в этом заключается глубинный смысл правового государства.

 

Наша официальная идеология, охотно присваивавшая ценности и принципы, ей не принадлежавшие, так же легко и обходилась с ними. Многократно утверждалось, что человек — мера всех вещей, и именно он является целью общественного развития, а не средством для этого. Если же исходить из безусловной ценности личности, то свободные граждане свободного государства руководствуются в своей жизнедеятельности естественным правом без каких-либо ограничений. Пределом прав личности может быть только право другого человека. Нормой поведения личности на практике должен стать уже давно провозглашенный принцип: разрешено все, что не запрещено законом. А запрещать следует все меньше и меньше и надо скорее переходить к господству идеи «презумпции благоразумия» человека.  ТЕМ А I  СУЩНОСТЬ, СОДЕРЖАНИЕ И ОСОБЕННОСТЬ ПРЕДМЕТА ПРАВА ЧЕЛОВЕКА.  Каждый человек, рожденный в этом мире и пребывающий в нем, обнаруживает несколько очевидных и понятных истин.  Первая из них относится к уникальной и неповторимой ценности на земле — человеческой жизни. Справедливо утверждение, что жизнь человека самоценна, то есть нет и не может быть ценности дороже человеческой жизни. Никакая самая дорогая вещь: ни экскаватор, ни пшеничное поле, ни самая роскошная машина не могут быть ценнее человеческой жизни. Этого не может быть в силу того, что вещи вторичны, производны.

 

Первична и потому имеет высшую ценность человеческая личность. Мы можем припомнить и процитировать слова великих мыслителей на эту тему: «При мысли великой, что я человек, всегда возвышаюсь душою», — писал В. Жуковский.

 

«Блажен, кто рядом славных дел свой век украсил быстротечный», — считал А.К.

 

Толстой. «Жизнь дается один раз, и хочется прожить ее бодро, осмысленно, красиво», — говорил А.П.

 

Чехов. «Много великого есть на свете, но нет ничего более великого, чем человек», — писал Софокл.  Вторая из очевидных истин, это принадлежность каждого индивида к сообществу таких же, как и он, и равных ему людей. Конечно, все люди отличаются по темпераменту, ловкости, силе и уму, у них разная трудоспособность, степень богатства и материального положения, доставшаяся им от родителей или добытая собственным трудом, но они равны в своих притязаниях на жизненные блага, которые могут им принадлежать как членам данного общества.  Совсем не трудно согласиться, что два рожденных в одном роддоме и в одно время малыша имеют от рождения равные права. На жизнь, на выбор места жительства, на образование и здравоохранение, на достойный уровень жизни, на личную неприкосновенность, на чистую воду и качественное мамино молоко, да мало ли на что. Фактически на удовлетворение всех своих жизненных потребностей, за исключением одного бесспорного ограничения. Его интересы и притязания не должны противоречить интересам общества или ущемлять интересы других индивидов. И эта вполне понятная ситуация распространяется не на двух малышей, а на всех, и не только  10  малышей, но и взрослых каждой страны и всего мира в целом.

 

Признание такого положения ведет к признанию равноправия граждан, к констатации, что все люди равны в своих правах и достоинстве.  Третья, опытным путем постигаемая истина, — это осознание своего тела, полностью и бесспорно принадлежащего индивиду со всеми присущими только ему достоинствами и недостатками.

 

И он, хозяин своего тела, должен заботиться о себе, ибо лучше всех он это сделает сам, как самое заинтересованное лицо в своем телесном благополучии. Отсюда проистекает его естественное и легитимное притязание на неприкосновенность своего тела. Можно сказать, что он имеет право на телесную неприкосновенность.  Четвертая, почти очевидная истина, — это естественное обладание частной собственностью, необходимой каждому для поддержания жизни и телесного здоровья. Получает его каждый, чаще всего, от родителей и родственников, а потом приобретает и преумножает своим трудом. Кому-то для жизни хватает бочки, чтобы спрятаться там от дождя, ветра или солнца (таким образом древнегреческий философ Диоген демонстрировал торжество духа над телом), а кому-то нужны добротные дома и шубы, а иным очень важно осознавать и сохранять свою честь и достоинство или свободу.

 

Но кому что нужно, должен решать сам человек, исходя из своих потребностей и возможностей.  Существенно более важное для нас заключение сводится к тому, что перечисленные притязания необходимы для нормальной жизни человека. Во-вторых, и право на жизнь, и равноправие, и право на телесную неприкосновенность, и право частной собственности принадлежат человеку от факта его рождения, то есть они естественны в силу своего природного происхождения, никем человеку не дарованы, а значит и не могут быть отняты. Отсюда проистекает третья особенность этих притязаний — никто не вправе ограничивать индивида в пользовании его естественными правами и возможностями.  Такой подход лежит в основе естественно-научной концепции права, на которой базируются права человека и гражданские свободы.  «Идеологическое, доктринальное обоснование прав человека -учение о естественных, прирожденных правах человека, которые независимы от усмотрения и произвола государственной власти; цель  11  последней — обеспечение прав, изначально данных природой или творцом» — пишет Е.А. Лукашева.1  Но эта ясная и вроде бы бесспорная мысль имеет уязвимые огрехи с догматической точки зрения. Где эти естественные права записаны? Кто-то их признает, а кто-то их отрицает. Позитивистская концепция права здесь торжествует. «Положительное» право есть в наличии, нормативные акты имеют строгую структуру, их можно прочитать и процитировать. Они приняты соответствующими органами и исполнение их гарантировано государством. Исторически развивавшиеся две ведущие концепции права в настоящее время эволюционным образом подошли к этапу интеграции, конвергенции, слияния в единое возрожденное естественное право.  К пониманию этого подходили римские юристы, но не успели полностью воплотить эту идею в жизнь. Jus naturale (естественное право) римских юристов и соответствовавшие ему нормы позитивного права, то есть рукотворных законов, обеспечили многовековую жизнь их юридическим новеллам (пандектам, дигестам, институциям), тем самым создав фундамент правовой доктрины Европы. Они же составили основу международного права и понятие неотъемлемых, неотчуждаемых прав человека.  Исходя из такого понимания всей проблематики, мы предлагаем такое определение этой категории:  Права человека — это легитимные притязания человека, основанные на их естественно-природном происхождении, и природа которых не зависит ни от какого бы то ни было человека, ни от государства. Эти притязания человек приобретает от факта своего рождения, права ему никем не дарованы и потому не могут быть отняты или изъяты.  Легитимность многих человеческих притязаний подтверждается позитивными правовыми нормами, закрепленными в национальном или региональном законодательстве. В силу большой значимости права человека теперь закрепляются и в международных, и в континентальных нормативно-правовых актах. Таковыми являются Всеобщая декларация прав человека, Пакт о гражданских и политических правах, Пакт об экономических, социальных и культурных правах, Межамериканская Конвенция прав человека, Африканская Хартия прав человека и прав народов, Европейская  1 Проблемы общей теории права и государства. Под общей ред. B.C. Нерсесянца. М. Норма. 1999. С. 219.  12  Конвенция о защите прав человека и основных свобод. И само это правотворчество, и толкование норм права, и применение нормативно-правовых актов в практической деятельности — все это ничто иное, как юридическая деятельность. Юридической деятельностью будет и анализ всех этих четырех уровней законодательства о правах человека, компаративистское сравнение нормативно-правовых актов и выводы о качестве различных норм права, об их эффективности и практической пользе, необходимости рецепции или имплементации.  Близким понятием к рассматриваемой категории является понятие «права гражданина». Права гражданина — это совокупность правомочий, получивших закрепление в нормативно-правовых актах конкретного государства.

 

Глава 2 Конституции РФ различает права человека и права гражданина и называется, соответственно, «права и свободы человека и гражданина». Когда речь идет о правах человека, то в нормах права употребляется выражение «каждый имеет право», «каждому гарантируется», «каждый может». Эти формулировки показывают, что любой человек, независимо от своего статуса, может воспользоваться этим правом.  Но есть права, принадлежащие только гражданам страны: право на проведение собраний, создание ассоциаций, на участие в управлении государственными делами, в правосудии, в организации и проведении забастовок, демонстраций, возможность избирать в государственные органы и быть избранным и т.д. Из этого перечня видно, что права граждан имеют ярко выраженную политическую направленность.  Рассмотрим еще несколько определений исследуемой категории: «Права человека — понятие, характеризующее правовой статус человека по отношению к государству. Его возможности и притязания в экономической, социальной, политической и культурной сферах. Права человека носят естественный и неотчуждаемый характер. Свободное и эффективное осуществление прав человека -один из признаков гражданского общества и правового государства».  «Термин «права человека» относится только к взаимоотношениям между человеком и государством.

 

Наличие у человека определенного «права» означает, что у власти есть соответствующая обязанность обеспечить реализацию этого права. Наличие у человека конкретной «свободы» (в контексте «прав и  1 Российская юридическая энциклопедия. М. 1999. С. 737.  13  свобод человека») означает, что у этого человека есть такая область в его жизни, в которую представители власти не должны вмешиваться.

 

В основе концепции прав человека лежит понятие человеческого достоинства, которое присуще каждому человеку и не зависит от образа его жизни. Можно также сказать, что права человека — это характеристика соотношения общество-власть».  «Концепция прав человека проистекает из доктрины естественных прав, которая предполагает, что все члены общества, в силу того, что они люди, обладают основными правами помимо прав, установленных законом. Права человека предназначены защищать те свойства, интересы и возможности, которые являются необходимыми для достойной жизни человека. Некоторые основополагающие права, обычно, считаются прирожденными, естественными и неотчуждаемыми и не могут быть нарушены государством».  «Права человека — это право людей иметь возможность жить в соответствии с их природой совместно с другими людьми, это инструмент, средство, дающее человеку возможность и способность защищать права, которыми он обладает, через суд.

 

Любое принуждение, существенно ограничивающее свободу принятия решений, — это покушение на достоинство человека, потому что свобода принятия решений относится к сущности человеческого существования.  Современное понимание прав человека состоит в том, что правовую ответственность за соблюдение прав человека несет именно правительство. Права человека ограничивают власть правительства. Они создают правительству препятствия и уменьшают власть государства.

 

Они очерчивают границы власти правительства и обязывают его уважать достоинство человека, даже в том случае, если этот человек для этой власти неприемлем. Эти обязательства государства, — и в этом важнейшее содержание прав человека, -должны реализовываться через независимые суды. Судьи должны иметь возможность указывать даже главе государства, если он не соблюдает права человека».3  Множество определений, направленных на раскрытие сущности прав и свобод человека, говорит о сложности  1 Из фундаментальной лекции Марека Новицкого, http://www.hro.org/editions/edu hpm Из словаря по правам человека Дж. Лонгмана и Алекса Шмидта http://www.hro.orh/editions/edu htm.  3 Фляйнер Томас. Что такое права человека. М.

 

Логос. 1997. С. 136.  14  рассматриваемой категории, о его многоплановости и междисциплинарности. Профессионально этой проблематикой занимаются историки и социологи, политологи и юристы, политические и общественные деятели. Можно с уверенностью сказать, что в изучении, исследовании, соблюдении и защите прав человека, гражданских свобод, в гуманизации общественной жизни, во внедрении терпимости, взаимопонимания, ненасилия в повседневное поведение граждан найдется место каждому, кто исповедует эти социальные ценности.

 

Никогда и никакие, пожалуй, усилия в этом направлении не могут стать излишними — столь многогранна, многозначима, важна проблема прав человека. Она актуальна для каждой личности.  Ведь только в том случае, если достоинство гражданина страны не унижается, если человек чувствует себя свободным в своем поведении и ответственным за свои действия, если права человека надежно защищены, а на его гражданские свободы никто не покушается, тогда, и только тогда человек живет комфортной, насыщенной и счастливой жизнью. Достижению этой цели служат научные поиски перечисленных ранее представителей различных наук.

 

Историки вносят свою лепту в проблематику гуманизации общества, изучая историю возникновения, становления и развития различных форм правления и политических режимов, взаимоотношения государственной власти и гражданина, отношение властей к существу прав человека и гражданина, либо исследуя роль общественных и правозащитных движений и т.д.  Политологи занимаются исследованием источников власти и сущности политической системы и гражданского общества, формирования политических элит и гражданских институтов, избирательных технологий и политических процессов, политической культуры и политической психологии, политического поведения элит и граждан, их участия и соучастия в политической жизни общества. И все это непосредственным образом отражается в соблюдении прав человека и гражданских свобод.  Социологи, изучая демографические процессы и этнические отношения, тендерные различия и образ жизни людей, проблемы политической и правовой социализации, социологию труда и образования, с неизбежностью выходят на проблематику соблюдения  15  прав человека и гражданских свобод в указанных сферах жизнедеятельности.  Политическим и общественным деятелям, в практической работе, вольно или невольно, приходится сталкиваться с проблемами гуманитарного права и борьбы за власть, законности избирательных процедур и политических технологий, с соблюдением прав человека и гражданских свобод в полном объеме.  Из сказанного с очевидностью вытекает высшее назначение и единственная обязанность всех ветвей власти: законодательной, исполнительной, судебной — всемерное соблюдение и всяческая защита прав человека и гражданина.

 

В системе государственных органов есть и специальные структуры, призванные заниматься только проблематикой прав человека. Это уполномоченные представительных органов (омбудсманы), Комиссии по правам человека при главах исполнительной власти, а также органы прокуратуры.  Все большую роль в защите прав человека и гражданских свобод начинают играть неправительственные правозащитные организации и различные общественные движения. Большинство из них делают это добровольно, исповедуя гуманизм, законность и справедливость, стремясь защищать человеческое достоинство, честь, неприкосновенность личности и ее прав.  Таким образом, мы можем утверждать, что права человека имеют междисциплинарный характер.  Междисциплинарное положение предмета прав человека нисколько не умаляет его значения для современного общества. Наоборот, именно самые актуальные проблемы современности занимают умы мыслителей разных отраслей знаний.  Такие всеобъемлющие проблемы вызываются усложнением социальных процессов.

 

Но они являются и следствием интеграции общества, унификации экономических, политических, правовых, культурных представлений народов об этих сферах жизнедеятельности.

 

Именно по этим причинам возникают категории глобализации экономики, глобализации экологии, глобализации прав человека.  Отсюда предметом теории прав человека являются обусловленные его природным происхождением и необходимые для человеческого существования притязания в экономической, политической, социальной, культурной сферах жизнедеятельности,  16  возможность проявления своих качеств и свойств в жизни общества и государства, а также в отношениях с другими людьми.  Теперь мы вплотную подошли, к вопросу о сущности прав человека.  Сущность — это внутреннее содержание предмета, выражающееся в единстве всех многообразных и противоречивых форм его бытия.

 

Внутреннее содержание прав человека сводится к следующим положениям:  1. Права человека принадлежат каждому человеческому индивиду независимо от пола, расы, возраста, национальности, убеждений, вероисповедания, языка, происхождения, места жительства, которые в силу естественных причин, никем не дарованы и потому не могут быть отняты.  2.

 

Базируясь на естественных правах, права человека не зависят только от национального законодательства, и гарантируются международным сообществом, регулируются международными нормами права, общепризнанными принципами и международными договорами каждого государства.  3. Человек, его права и свободы являются высшей ценностью.

 

Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина являются обязанностью государства, поскольку любое государство создается для человека, а не человек для государства. Везде и всегда человек должен рассматриваться как цель и никогда как средство для достижения каких-либо иных целей.  4. Права человека не просто декларируются государствами как цель государственной власти и обязанность государственных органов и служащих, но и обеспечиваются специальной, равной и независимой судебной властью, главным и единственным назначением которой является осуществление правосудия. Каждый человек, оказавшийся в конфликтной ситуации, считающий, что его права нарушены или не соблюдаются, имеет право обратиться в судебные органы для восстановления своего нарушенного права.

 

Судебные органы не вправе не только отказывать или препятствовать в праве на равный и спорый суд, но и должны содействовать гражданам в реализации их права на правосудие.  5. Права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, а также местного самоуправления. Любые  17  подзаконные нормативно-правовые акты, указы, приказы или инструкции, умаляющие или отменяющие права и свободы гражданина, не являются легитимными.  6. Очень тонка внутренняя сущность прав человека — она заключается в их субъективном характере, а отсюда в самооценке человека, в наличии или отсутствии представлений о чести, гордости, достоинстве личности. Только личное стремление человека защитить свою честь, отстоять человеческое достоинство ведет к знанию своих прав, а также к стремлению защитить или восстановить их. Теперь обратимся к содержанию прав человека. Содержание — это определяющая сторона целого, объединяющая в себе все элементы объекта, его свойства, внутренние процессы, связи, противоречия и тенденции.  Права человека являются универсальными. Для такого утверждения существуют три основания:  Во-первых, основные ценности человеческой жизни, такие как сама жизнь; телесная и моральная неприкосновенность; благополучие семьи и здоровое развитие детей; человеческое достоинство и личная свобода, и множество других, одни и те же для всего человечества. Конечно, из этого правила бывают исключения: кто-то не ценит свою жизнь или достоинство так, как другие, или равнодушен к семейной жизни, к иным радостям, но мы говорим не об исключениях, а о преобладающей тенденции, о социальных ценностях, разделяемых большинством землян.  Во-вторых, универсальность прав человека заключается в том, что они распространяются на всех жителей планеты, независимо от места рождения или проживания, расы или цвета кожи, национальности или вероисповедания, пола или образования. Международно-правовые нормы стали столь универсальными, а международный механизм защиты прав человека настолько мощным и гибким, что любой человек планеты может воспринимать их как национальное достояние и воспользоваться для защиты своих прав и свобод.  В-третьих, универсальность прав человека означает, что все человеческие заботы, тревоги, интересы укладываются в современную трактовку этой категории и большинство социальных проблем или конфликтов можно рассматривать с точки зрения нарушения прав и свобод человека.

 

Об этом Верховный комиссар ООН по правам человека Мэри Робинсон сказала так: «Права человека не только  18  универсальны, неделимы, взаимосвязаны и взаимозависимы, они вытекают из самой природы человека и затрагивают интересы каждого».  Особую юридическую специфику имеет механизм защиты прав человека.

 

Под механизмом понимается национальное законодательство, система государственных и негосударственных органов и учреждений, практически осуществляющих влияние и контроль за соблюдением прав человека и недопущения нарушения, а также обязанность восстановления нарушенных прав.  Особенностью прав человека является, таким образом, и его междисциплинарность, и преимущественно юридический характер, а также то, что эта категория опровергает некоторые устоявшиеся истины, ограничивая их абсолютное значение.  Особенностью рассматриваемой категории является и то, что права человека приобретают глобальный характер. Выражая и утверждая общечеловеческие ценности, права и свободы становятся важным фактором интеграции мирового сообщества. Объединяясь на основе демократизма и гуманизации, человечество создает международное законодательство и интегративные органы: ООН, ВОЗ, ЮНЕСКО, МОТ, а также континентальные механизмы защиты прав человека.

 

Прогрессивные и демократические силы не могут закрывать глаза на узурпацию власти, тиранию и деспотизм в отдельных государствах, на попрание прав человека, на пытки, геноцид или дискриминацию.

 

Только такой подход может быть оправдан в XXI веке, и проблематика прав человека и гражданских свобод по праву становится делом наднациональным, которое может решаться объединенными усилиями различных стран.

 

Важнейшим достижением мирового сообщества, гуманной части человечества, явилось понимание того, что состояние с правами человека в конкретном государстве не может считаться его внутренним делом. Конечно, нарушение прав человека происходит на территории того или иного государства и чаще всего с гражданами данной страны. Но ведь не может быть так, чтобы граждане сами захотели потерять свое право на жизнь, на неприкосновенность, не может быть, чтобы они добровольно отказались от свободы.

 

А раз так, то значит там, где нарушаются права и свободы граждан власть узурпирована тираном, деспотом. Источник власти -народ, получается отчужденным от управления государством, и им  19  управляют недемократическим способом. Значит, в этой стране надо восстановить народный суверенитет, добиться соблюдения прав человека, а народ не способен сделать это из-за узурпации власти антинародным режимом.  Если бы мировое сообщество согласилось, что это внутреннее дело данного государства, то этот народ страдал бы от нарушения своих прав бесконечно долго. Прогрессивные и демократические силы не могут не видеть, что где-то попираются права человека и гражданские свободы и потому выступают в защиту прав человека, где бы они ни нарушались. Этот гуманный принцип получил прекрасное обоснование в выступлении президента Бразилии на 55 сессии ООН. Он сказал: «Вместо устаревшего принципа невмешательства во внутренние дела мы должны выдвинуть принцип не безразличия к судьбам людей в разных странах». Такой подход совершенно объективно отражает превращение проблематики прав человека в вопрос, решение которого требует вмешательства наднациональных сил, международных организаций, объединенных усилий различных стран.

 

То же самое можно сказать о праве беженцев на убежище.  Из сказанного вытекает еще одна особенность прав человека -международно-правовой характер этого феномена.  Как особенность рассматриваемой юридической категории можно особо выделить и субъективный характер прав человека, то есть меру возможного поведения для удовлетворения своих законных интересов. Близок к этому понятию и принцип диспозитивности, который означает возможность лица по своему усмотрению распоряжаться своими материальными и процессуальными правами. Человек сам определяет, было ли нарушено его право, а также будет ли он требовать восстановления нарушенных прав и если да, то каким способом.  Некоторые ученые к особенностям прав и свобод человека в новом веке относят то, что они развиваются в условиях противоречий, как сохранившихся от предшествующих этапов развития, так и вновь возникающих. Как пишет Е.А. Лукашева, это создает значительные трудности на пути утверждения прав человека, затрудняет их реализацию в различных регионах мира.1  1 См. об этом: Права человека: итоги века, тенденции, перспективы. М. 2002. Предисловие.  20  Зная сущность прав человека и прав гражданина, мы можем сделать некую классификацию.

 

Дело в том, что часто употребляются слова «основные» права человека. Суть такого деления относится не к самим правам, а к тому, как и в каких формах они выражены.  Поэтому можно сформулировать понятие основных прав человека следующим образом. К основным правам человека относятся права гражданина, закрепленные в Конституции государства, и права человека, содержащиеся в важнейших международно-правовых актах: в частности, в Международном билле о правах человека, в который включают Всеобщую Декларацию прав человека. Международный пакт о гражданских и политических правах и Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах. Согласно факультативным протоколам №1 и №2 к Международному Пакту о гражданских и политических правах, каждый гражданин страны-участницы Пакта становится субъектом не только национального (внутригосударственного), но и международного права. Это обязывает присоединившиеся государства привести свое законодательство в соответствие с требованиями Пактов, а международно-правовые акты получают приоритет над национальным законодательством. Гражданин, чьи права нарушены, и им использованы все внутренние возможности защиты, может обратиться в правозащитные и контрольные структуры ООН, а в случае нарушения норм Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод в Европейский Суд с иском к своему государству.

 

Эти основные фундаментальные права являются правовой базой для производных, но не менее важных его прав. Надо понимать, что отдельному человеку в конкретной ситуации важнее его индивидуальное право, например, на пенсию, чем право быть избранным. Поэтому социальную ценность прав нельзя разделять по признаку важности. Просто без достижения политических прав, представляется утопичным говорить о социальных правах.  Кроме приведенной классификации, права человека принято подразделять на три поколения, на права индивидуальные и коллективные, а также по привычным сферам жизнедеятельности людей: на политические, экономические, социальные, культурные и личные (гражданские) права.  21  Идея о поколениях прав человека была рождена лозунгами Великой Французской Революции «Свобода, Равенство, Братство» и разработана французским юристом Карелом Васаком (Karel Vasak).1  По времени разработки и принятия к первому поколению прав человека относятся гуманистические и либеральные представления о ценности человеческой жизни, индивидуальных интересов и потребностей. Сформировавшиеся в несколько веков новейшей истории: от эпохи гуманизма, к веку просвещения и до середины ХХв.

 

это личные гражданские и политические права человека: равенство перед законом; равенство гражданина и государства; право на жизнь, свободу, безопасность; право судебной защиты, презумпция невиновности; свобода слова, свобода вероисповедания. Эти права принадлежали гражданам, а государство не должно их ограничивать или посягать на них, и это было самым правильным в развитии прав человека.  Второе поколение прав — это социальные, экономические, культурные притязания людей, которые государство, наоборот, должно всячески решать.

 

Право на труд, образование… На государство возлагается организационная и хозяйственная деятельность, которая позволила бы гарантировать благополучие и социальную обеспеченность граждан. Особенно это важно для уязвимых слоев населения: женщин, детей, инвалидов. Многие государства называют себя социальными. Эти права могли провозглашаться только после внедрения прав первого поколения.  Третье поколение прав — новейшее понимание прав человека, более широкое и глубокое. «Права солидарности» — право на нормальное развитие, на мир, на здоровую окружающую среду, на общее наследие человечества, право на коммуникацию (Интернет).  Франческа Клюг (Franceska Klug) предлагает вместо поколений прав человека ввести понятие трех «волн» прав человека, из которых первая волна нашла основание в ценностях свободы и автономии; вторая — в идеях человеческого достоинства и равенства; а третья — в участии и взаимодействии людей, в результате чего возникают сложные отношения между правами и обязанностями в международном сообществе.

 

1 Karel Vasak, «A 30-year straggle; The UNESCO loserier». November.

 

1977. P. 29.  2 Franceska Klug, «The Human Rights Act or «trird way» or «third wave» Bin of Rights». European Human Rights Law Revien. 2001.

 

Issue 4.  22  По субьектности следует различать: права индивида и коллективные права.

 

Коллективные права — это права народа, нации, общности, ассоциации. Это не сумма индивидуальных прав.

 

В то же время они не могут противоречить индивидуальным правам. Если такое случится, можно смело решать, что цели коллектива -антигуманны и противоправны. Права нации, коллектива, общества часто абстрактны, отвлеченны, неясны.

 

Кроме того, их выражают люди, а они могут заблуждаться, ошибаться, злоупотреблять.

 

Поэтому, чаще всего, права человека — это индивидуальные права.  По сферам жизнедеятельности права человека подразделяются на личные (гражданские), политические права и свободы, экономические, социальные и культурные права.

 

ТЕМ А 2  ВОЗНИКНОВЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ФИЛОСОФИИ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА.  Самое раннее упоминание о правах человека мы нашли в рассуждениях стоика-философа Сенеки, воспитателя императора Нерона. В лучшей своей работе «О благодеяниях» он пишет: «Многие мыслители различают благодеяния, долг и обязанность; под благодеянием они подразумевают то, что дает посторонний, то есть такой человек, которого нельзя было бы упрекнуть, если бы он его не оказал; под долгом то, что исполняют близкие родные: жена, дети, которые в таких случаях повинуются призыву нравственного долга; под обязанностью то, что дают рабы, которые всецело принадлежат своему господину». Прежде всего, — замечает Сенека, — те, кто не допускают, что раб может оказать благодеяние, не признают прав человека. Ибо дело не в том, каково чье-либо общественное положение, а какова нравственная ценность его поступка. Раб может быть верен, может быть храбр, может быть великодушен; следовательно, он может оказывать и благодеяние, и это относится к области добродетели». И далее: «Почему бы личность человека могла умалять значение его поступка, а не поступок облагораживал того, кто его совершил?»  Знаменитый философ исходил из противопоставления внешнего бытия человека его сущностному содержанию.

 

Так было раньше. Увы, в некоторых обществах, такой подход не изжит и поныне. В них оценка человека до сих пор зачастую производится в зависимости от того, какое положение он занимает в иерархической таблице. Ум, интеллект, нравственная позиция личности мало что значат в странах, отдающих приоритет общественным интересам в ущерб индивидуализму.  И совершенно правильно отмечает Сенека, что права человека покоятся не столько на его статусе, сколько на осознании своей значимости, своей самоценности. Поэтому и раб может сохранить свободным свой дух.

 

И человек, формально свободный от рабства, может пресмыкаться, унижаться, раболепствовать. Это и есть весьма распространенная форма добровольного рабства, самого постыдного в современном мире.  24  Известный русский ученый Лев Мечников более ста лет назад в работе «Цивилизация и великие исторические реки» подверг критике высказывание Э. Ренана о том, что «человек вышел из рук природы свободным, и только история и общество поработили его».  «Все…племена с берегов озера Виктория…, — писал Л. Мечников, — головы которых подвергаются беспрестанной рубке для развлечения короля, все дагомейские негры, которые гибнут в ужасных мучениях, чтобы доставить славу своему царю и удовольствие своему доброму богу-змее, все несчастные, доводящие свою рабскую привязанность до того, что лишают себя жизни на могиле своего умершего владыки, чтобы скорее встретиться с ним в загробном мире и там стать снова его рабами, — ведь все они, несомненно, не развращены культурным воспитанием, привившим им рабские привычки».1  Конечно, порой люди унижаются, пресмыкаются, гибнут, рабствуют для удовольствия тирана или деспота и, таким образом, пребывают в добровольном рабстве. Но рабство не всегда бывает добровольным.

 

Оно может быть обусловлено множеством факторов: страхом, привычкой, слабостью характера и т.д.

 

Современная политология знает множество источников власти одного человека над другим. Проблема выглядит в следующем виде. Человек вышел свободным из рук природы, но ему трудно оставаться и пребывать таковым, ибо многие имеют интерес поработить его. И установить свое влияние над ним. И если он не сможет противостоять этим покушениям (или искушениям), скорее всего, окажется в рабстве.

 

Об этом великий Пушкин писал так: Паситесь, мирные народы! Вас не разбудит чести клич. К чему стадам дары свободы? Их должно резать или стричь. Наследство их из роды в роды Ярмо с гремушками да бич.  Антитезой такому мировоззрению является человеческое достоинство и честь. О чем Александр Сергеевич не преминул также гениально написать:  1 Лев Мечников.

 

Цивилизация и великие исторические реки. М. 1995. С. 260.  25  Часы уединений…  Они дают мне знать сердечну глубь  В могуществе и немощах его,  Они меня любить, лелеять учат  Не смертные, таинственные чувства,  И нас они науке первой учат —  Чтить самого себя.1  Конечно, не эгоцентризм, не самовлюбленность, а осознанное, обоснованное чувство человеческого достоинства, понятие чести и самоуважения составляет основу и смысл прав человека и гражданских свобод. Эти понятия являются фундаментом того грандиозного жизненного принципа, интегрирующего в себе все возможные законные притязания людей, которые заложены в естественной концепции права.

 

Некоторые ученые обоснованно считают, что провозглашение «естественных, неотчуждаемых и священных прав человека» отмечает начало современной Европы.

 

Классическая доктрина естественного права говорит о праве как о праве природы, которое обладает характеристиками отличными от обыкновенного права. Оно универсально и не имеет исключений, и как следствие, оно действует (имеет силу) во все времена и на всех территориях. Оно обладает первичностью по отношению к другому праву, принятому в государстве в виде нормативных предписаний. Оно определяет, почему естественное право является морально обязательным для его субъектов.  Согласно доктрине естественного права, юридическая действительность закона зависит от того, соответствует ли его содержание морали. Блэкстоун описывает этот подход так: «Это право природы, будучи современником человечества, естественно, является первичным ко всем иным обязанностям.

 

Оно повсеместно имеет силу, во всех странах и во все времена: ни один человеческий закон не является действительным, если он противоречит этому праву; те законы, которые имеют силу, берут ее и всю свою власть непосредственно или опосредованно от этого оригинала».2  Концептуальное понятие естественного права неразрывно связано с естественными правами человека. Сами эти категории  1 А.С. Пушкин.

 

Собрание сочинений. Т. 2. С. 475.

 

2 Blakstone, Judicial Discretion and the nature of law. C. 71.  26  растут из одного корня. Поэтому можно говорить, что индивид имеет право на права, на обладание правами.  Как пишет сэр Ернест Баркер: «Истоки идеи о естественном праве могут быть причислены к древнему и неизбежному развитию человеческой мысли (мы можем проследить упоминание об этом уже в Антигоне Софокла), взывающей к внутренней справедливости и не признающей различий в справедливости (правосудии)… Эта справедливость понимается как высшее и окончательное право, берущее исток из природы вселенной — из человеческого разума. Следовательно, право (имеется в виду право в последней инстанции) находится выше законодательства. Законодатели, в конце концов, являются субъектами права и подчиняются праву. Они вторичны».1 И это верно. Первичен, как порождение природы, лишь сам человек. Все, что он делает сам — вторично. Таковы даже общество и государство.

 

С точки зрения естественного права, появление прав человека является таким же древним, как сама человеческая история.  В XVII веке доктрина естественного права и естественных прав человека были непосредственно увязаны с теорией договора с государством.

 

Поскольку человек является рациональным существом, он является субъектом естественного права даже до основания гражданского общества. Пользуясь естественным правом, люди жили в состоянии свободы, равенства и обладали собственностью (Джон Локк). Томас Пейн писал, что человек вступил в общество не для того, чтобы стать хуже, чем он был ранее, следовательно, в результате договора с государством он не уступает свои естественные права, а лишь хочет большей их защиты.  Обычно считается, что появление различия между естественным правом и естественными правами человека отмечает главный поворотный момент в истории Западной политической мысли.

 

В начале права человека были логически связаны с обязанностями и долгом.

 

Лео Страусе говорит, что «прежняя доктрина естественного права учила обязанностям человека, тогда как современная либеральная политическая теория рассматривает права, как нечто отличное и независимое от обязанностей».2  В сущностном смысле естественное право, вполне обоснованно, противопоставляется положительному или позитивному праву. Богословский ученый Жан Боден тонко различает право и  d’Entreves, ‘Natural law.

 

С. 14. 1 Leo StraussNomos…

 

P.

 

17.

 

27  закон. «Суверен создает законы, но не право. Правом люди обладают независимо от чьего-то желания. Право несет с собой справедливость, а закон — приказ» — писал мыслитель еще в XVI веке. Во-первых, как идеальная норма права в противовес несовершенному произведению людей. Во-вторых, как норма, вытекающая из самой природы и потому устойчивая, неизменная, в противовес изменчивым и неустойчивым колебаниям людских пристрастий.  Идеи о несоответствии идеального естественного права и существующих в реальности законов рождались уже в древности. Софисты утверждали, что законы и справедливость превращаются в произволение людей, которые, следуя своим изменчивым устремлениям, беспрестанно меняют установленные правила поведения.  Сократ, замечая тенденцию разделения естественных прав и писаных законов, призывал к соединению человеческих законов с неписаными божественными, под которыми он понимал неотчуждаемые права людей.  Последнюю и самую удачную попытку соединить естественные права людей и положительные нормы права предприняли римские юристы.

 

Им это неплохо удалось, чем мы объясняем исключительно благотворное влияние римских юристов на развитие континентального права.

 

Тем не менее, позитивное законотворчество, законодательная деятельность представительных учреждений были обречены на победу над естественной концепцией права. И качественно, и количественно писаные законы превзошли естественное право. Видимо, свою роль сыграла еще и динамичность первого и статичность второго, ибо законотворчество сопровождало общественное развитие и способствовало ему.

 

Чем сложнее становились формы общественного бытия, тем большей регламентации требовали общественные отношения.

 

Но неправильно соединять по времени возникновение естественного права и рождение доктрины прав человека.

 

Последнее случилось намного позже.

 

«Человек обладает правами вследствие того, что он является индивидуумом, единым целым, хозяином самого себя и своих деяний, и который, как следствие, не только средство к достижению цели, но  28  сама цель, с которой надо обращаться как с таковой»,1 — писал Лео Страусе.  Первыми были признаны права индивида против государства, а не права одного человека против другого. Сократ, Вольтер и Монтескье, проницательно увидевшие стремление власти ущемить интересы человека, по праву могут быть признаны основоположниками философии прав человека. Джон Локк доказывал, что граждане обладают естественными правами и, если государство не может обеспечить их, оно теряет свою власть. Для Жан-Жака Руссо естественные права были неотчуждаемыми. Договорная теория основывает эти требования на том, о чем согласились граждане.  Джек Донелли уравнивает концепции прав человека и естественных прав, таким образом, подчеркивая, что современная концепция прав человека полностью основана на концепции естественных прав. Эмилио Дэнтревез пишет, что современная теория естественного права, строго говоря, является не теорией права вообще, а теорией прав человека. Этот сдвиг произошел на рубеже американской и французской революций, когда правам человека были приданы первоначальная роль и важность. Тирания, деспотизм и отказ правителей уважать достоинство подданных вели к развитию естественных прав человека. Народ протестовал против нарушения правителями принципов равенства и законности, которые были центральными в философии естественного права. Концепция естественных прав вначале была тесно связана с религией. В XX веке доктрина естественных прав очистилась от политического и философского влияния богословия.  Растущая вера в естественные права человека вела к росту индивидуализма; можно сказать, что сама концепция прав была индивидуалистична, она выражала требования части к целому, требования индивидуума к государству или к другим людям. Этот индивидуалистичный подход или «эгоистичная доктрина», как называет ее Лео Страусе, противостоит классической доктрине естественного права, которая концентрировалась на праве, справедливости, обязанности и общественном интересе.  Но концепция естественных прав человека, будучи индивидуалистичной, не обязательно является центричной и  Leo Strauss. Ibid.  29  эгоистичной. Например, категоричный императив Иммануила Канта требует универсальности и доброй воли. Согласно концепции Канта, требования прав основаны на взаимном признании свободы; на признании права принимать независимые решения в жизни до тех пор, пока этот выбор не мешает и не противоречит свободному волеизъявлению других людей.

 

С углублением понятий естественного права, переходом к свободному экономическому поведению, от подданства к гражданству возникает идеология индивидуализма и теория либерализма. Она соединяет в своем учении идеи гражданского общества, индивидуальных прав и гражданских свобод, правового государства, свободы частного предпринимательства и торговли.

 

Классическое разграничение функции гражданского общества и государства, предложенное либерализмом, отводит первому то, что граждане могут решать и делать сами, а второму — то есть государству, только то, что не могут решить сами граждане и их институты.  Индивидуализм предполагает, что каждый человек обладает суверенитетом над своей собственной жизнью, из чего следует, что он обладает жизненной сферой, в которой он может действовать свободно, где он независим от влияния других, но он, в свою очередь, должен уважать сферы жизнедеятельности других людей. Индивидуализм презумирует возможность и способность индивидуумов вести свою собственную разумную жизнь. Этим отрицается патернализм, государственное вмешательство в частную жизнь, в контроль за поведением граждан.  Либерализм признает неизменную и незаменимую ценность человека. Права неотчуждаемы от либерализма, в силу того, что предоставляют наиболее строгую правовую защиту каждой личности. Человек должен представлять собой цель, а не средство к достижению цели. Для либерала любое ограничение свободы это то, о чем любое приличное правительство должно сожалеть и сводить такие возможности к минимуму, необходимому для защиты демократии и соблюдения прав остальных членов общества. Правительство должно содействовать и способствовать развитию гражданских инициатив.

 

Либеральная идеология предполагает, что общество составлено из свободных и равных индивидов, каждый из которых способен по-своему понимать свои интересы и свободен в стремлении к счастливой жизни в своем понимании.  30  История естественных прав, с последующим переходом к доктрине гражданских прав, а затем к торжеству индивидуализма и либеральной идеологии с ее экономическими свободами, социальными ценностями и культурными правами представляет собой общественный прогресс, отмеченный постоянным возрастанием степеней свободы.

 

Об этом хорошо написал известный русский юрист Е.Тарновский (1859-1936) в книге «Четыре свободы». «Внутренний смысл всех политических движений в цивилизованном мире за последние два или три столетия сводится к постепенному освобождению личности от гнета Церкви и Государства, к расширению и укреплению прав личности, признанию и оформлению их со стороны государства. Личность человеческая со времен Реформации и еще больше со времени Французской революции возросла и окрепла, а государство принуждено было отступить перед нею и видоизмениться, приспособиться к властным требованиям личного разума и личной совести ранее безгласных и бесправных поданных».1  Рождаясь в результате протеста граждан против абсолютной власти, как противовес деспотизму и произволу, идея прав человека явилась обоснованием притязания на гарантии личной неприкосновенности, индивидуальной свободы, экономической независимости, равноправия людей и т.д. Таким образом, концепция прав человека, начав свою жизнь как «свобода от» или доктрина негативных прав человека, расширила свое понимание до «свободы на», то есть позитивной доктрины, так как их обеспечение требует вмешательства государства.

 

В этих условиях, позитивное право, завершив экспансию своих ценностей, оттеснило понятие естественного права, которое во многом все же сохранило свои позиции в обосновании прав человека и гражданских свобод. Поэтому есть множество оснований считать, что права человека, как научная доктрина, ведет отсчет с конца XVIII века, когда произошло грандиозное закрепление гражданских прав и свобод в позитивном законодательстве.  Мы имеем в виду, прежде всего, принятие «Декларации прав человека и гражданина» (Франция, 1789 г.) и «Билль о правах» (США, 1789-1791 г.г.). В те же годы вышла и книга великого гуманиста  Е. Тарновский. Четыре свободы. Санкт-Петербург. 1995. С. 128  31  э] т т г  г в г I  1  Томаса Пейна, названная «Права человека». Не надо забывать, что до этого были и Великая Хартия вольностей (Англия, 1215 г.), и «Билль о правах» (Англия, 1689 г.), которые закрепили основы представительного управления государством, что является составной частью уважения к негативным свободам и правам человека в целом, но они не имели дела с правами человека непосредственно. На самом деле хартий было несколько и по ним тоже можно проследить степень увеличения гражданских прав и свобод в этой колыбели демократии.  Первую хартию вольностей издал еще Генрих I в 1100 году по случаю своей коронации. Он утвердил в ней свободу церкви, то есть отказался от взимания денег за предоставление духовных должностей и от произвола и злоупотреблений феодальными правами, ставшими обычными в годы правления его предшественников — Вильгельма Завоевателя и Вильгельма II Рыжего. Бароны, в свою очередь, должны были отказаться от таких же злоупотреблений феодальными правами в отношении собственных вассалов.  Другая хартия, данная Генрихом I горожанам Лондона, предоставила им на откуп графство Миддлсене, с правом населения избирать из своей среды шерифа и юстициария, для разбора различных конфликтов и тяжб.  Но краеугольным камнем английской свободы сделалась Великая Хартия вольностей, исторгнутая баронами у короля Иоанна Безземельного в 1215г., поводом чего послужило поражение Англии в войне с Францией и отказ короля уничтожить злоупотребления и утвердить некоторые испрашиваемые вольности. Северные бароны взялись за оружие и двинулись к Лондону, поддерживаемые населением. Король вынужден был пойти на уступки и принял требования баронов, изложенные в 63 статьях. В них предусматривались вольности не только одних дворян, но и вообще всем свободным людям. Вначале хартия закрепляла за церковью свободу выборов на духовные должности, затем сокращала число поборов в пользу короля и только по решению парламента, возможность опекунов обирать своих малолетних подопечных, запрещала принуждать вдов к замужеству.  Специальная статья определяла роль и назначение английского парламента. Хартия сформулировала уникальные для своего времени основы гражданских свобод: ни один свободный человек не мог быть арестован, заключен в тюрьму, лишен собственности или покровительства законов, изгнан или подвергнут другой каре иначе,  32  как по судебному решению, вынесенному равными ему и по закону страны. Устанавливалась стройная судебная система. Четыре раза в год судьи и юстициарии объезжали все графства, рассматривая гражданские дела. Сокращались административные штрафы. Собственность свободного человека, в размере необходимом для сохранения его социального положения, товар купца и сельскохозяйственный инвентарь крестьянина, были  неприкосновенными и на них не налагались штрафы. Некоторые статьи хартии устанавливали свободу въезда и выезда из Англии в мирное время, ограничивали власть шерифов и бальи, устанавливался надзор за соблюдением провозглашенных вольностей и возможность применения насилия по отношению к королю, нарушающему установленные вольности.  С падением средневекового социального строя часть статей Великой хартии утратила свое значение. Зато вольности гражданского и политического характера, данные раньше только баронам и свободным людям, сделались достоянием всей нации. Почти все права, которых постепенно добивался парламент и английский народ, были продолжением Великой хартии.

 

Habeas Corpus Act 1679 г. и Билль о правах 1689 г., о котором мы говорили раньше, лишь уточняли или конкретизировали положения Великой Хартии вольностей, на которой до сих пор покоятся все конституционные права и свободы английского народа.  Французская Декларация прав человека и гражданина и американский Билль о правах подняли на новую высоту планку гражданских прав и свобод. Они торжественно провозгласили их важнейшими ценностями человечества.  Всего в 17 статьях Декларации французские законодатели сумели провозгласить все те ценности, которыми человек дорожит в наибольшей степени. Основываясь на лозунге «Свобода, Равенство, Братство», французская Декларация провозгласила следующие принципы:  Люди рождаются свободными и равноправными и пребывают таковыми.

 

Цель каждого государственного союза составляет обеспечение естественных и неотъемлемых прав человека. Таковы свобода, собственность, безопасность и сопротивление угнетению.  Источник суверенности заключен по своей сути в самом народе.

 

2027  33  щвц^!  Свобода состоит в праве делать все, что не вредит другим. Закон обладает лишь правом запрещать такие действия,  которые вредны для общества.  Закон является выражением общей воли. Все граждане  правомочны принимать участие в составлении закона лично или же  через своих представителей.

 

Свободное выражение мыслей и мнений является одним из  наиболее ценных прав человека. Каждый может говорить, писать и  печатать с учетом ответственности за злоупотребление этой свободой  в случаях, определенных законом.  Никто не может быть лишен собственности, коль скоро  она является священным и нерушимым правом.  Вероятно, в документе, созданном два века назад, можно найти и слабые места, как порой делают противники демократического устройства политической организации общества. Но невозможно не видеть, что в Декларации были ясно провозглашены свобода и политическое равенство всех людей, основой которых являются естественные и неотчуждаемые права человека. К этим правам либеральная традиция относит личную свободу индивидуума, собственность, безопасность и сопротивление угнетению.

 

Безусловным правом человека признана свобода выражения мыслей и мнений, а так же религиозная свобода. Декларация четко провозглашает равенство граждан перед законом, а сам закон в лучших гуманистических традициях, предстает продуктом доброй  воли.

 

Французская Декларация прав человека и гражданина приобрела всемирное значение, определив его как вектор развития в деле соблюдения и защиты прав и свобод человека. Она подчеркнула, что источником суверенитета является народ.  А вот как звучит преамбула Конституции США: «Мы, народ Соединенных Штатов, имея целью образовать более тесный союз, утвердить правосудие, внутренний мир, принять меры для общей защиты, способствовать общественному благоденствию и обеспечить , благо свободы, как для нас, так и для наших потомков, декларируем и устанавливаем эту Конституцию США».  Американский Билль о правах, включенный в виде первых десяти поправок в Конституцию США, содержал важнейшие права  человека и гражданские свободы.    34  Здесь будет уместным отметить, что концепция американской Конституции в наибольшей степени соответствует принципам правового государства, народного суверенитета и демократии. Суть концепции в том, что она закрепляет права граждан, защищая их от власти и от чиновников всех мастей, а не наоборот.

 

Вот эти свободы и способы ограничения государственных органов в их вмешательство.

 

Поправка I.  Конгресс не должен издавать законов, устанавливающих какую-либо религию или запрещающих ее свободное вероисповедание, либо ограничивающих свободу слова или печати или право народа мирно собираться и обращаться к правительству с петициями об удовлетворении жалоб.

 

Поправка II.  Поскольку для безопасности свободного государства необходима хорошо организованная милиция, право народа хранить и носить оружие не должно ограничиваться.

 

Поправка III.  В мирное время ни один солдат не должен помещаться на постой в какой-либо дом без согласия его владельца; во время же войны это допускается только в порядке, установленном законом.  Поправка IV.  Право народа на охрану личности, жилища, бумаг и имущества от необоснованных обысков и арестов не должно нарушаться, и ордера на обыск и арест не будут выдаваться без достаточных оснований, подтвержденных присягой или торжественным заявлением. Также ордера должны содержать подробное описание места обыска, а также подлежащих аресту лиц или имущества.  Поправка V.  Никто не должен привлекаться к ответственности за преступление, караемое смертью, или иное позорящее преступление иначе как по постановлению или обвинительному акту, вынесенному большим жюри, за исключением случаев возбуждения дел, касающихся состава сухопутных и морских сил либо милиции, когда последняя в связи с войной или угрожающей обществу опасностью находится на действительной службе; никто не должен дважды отвечать жизнью или телесной неприкосновенностью за одно и то же правонарушение; никто не должен принуждаться свидетельствовать против самого себя в уголовном деле; никто не должен лишаться жизни, свободы или имущества без законного судебного разбирательства; никакая частная  2* 35  собственность не должна отбираться для общественного пользования без справедливого вознаграждения. Поправка VI.  Во всех случаях уголовного преследования обвиняемый имеет право на скорый и публичный суд беспристрастных присяжных того штата и округа, где было совершено преступление; обвиняемый имеет право на информирование о характере и основаниях обвинения, на очную ставку с показывающими против него свидетелями, на принудительный вызов свидетелей, показывающих в его пользу, и на помощь адвоката для своей защиты. Поправка VII.

 

По судебным делам, основанным на общем праве с суммой иска, превышающей двадцать долларов, сохраняется право на суд присяжных, и ни один факт, рассмотренный присяжными, не должен подвергаться пересмотру каким-либо судом Соединенных Штатов иначе как на основе норм общего права.  Поправка VIII.  Не должны требоваться непомерно большие залоги, взыскиваться чрезмерные штрафы, налагаться жестокие и необычные наказания.  Поправка IX.  Перечисление в Конституции определенных прав не должно толковаться как отрицание или умаление других прав, сохраняемых  народом.  Поправка X.  Полномочия, непредоставленные настоящей Конституцией Соединенным Штатам и не запрещенные для отдельных штатов, сохраняются соответственно за штатом или за народом.  Книга Томаса Пейна «Права человека» была посвящена главным образом анализу французской «Декларации прав человека и гражданина» с точки зрения теории естественных прав.

 

Он считает самоочевидным, что все люди рождаются равными, обладают одинаковыми и неотъемлемыми правами, и эти прирожденные права являются источником и основанием всех других производных гражданских прав, которые возникают и формируются вторичным порядком, из необходимости людей жить в обществе.  Государственная власть, все формы правления производны от общества, и потому они имеют своей целью охрану гражданских прав и свобод, обеспечение безопасности и создание выгодных условий для их экономического процветания с наименьшими трудностями для них.

 

36  К сожалению, эти ясные и четкие принципы не стали аксиомой правового и политического положения людей для всех стран мира.

 

Многие идеи, сформулированные более двух столетий тому назад, остаются недостижимой мечтой целого ряда народов. В их числе -идеи господства права и верховенства закона, неотчуждаемых прав и свобод человека, разделения властей, конституционализма и правовой государственности, презумпции невиновности, гуманизации общественной жизни и гуманной пенитенциарной системы и т.д.  Только в последнее время мы осознали, что наиболее привлекательным правилом общественного устройства мог бы стать принцип: «Разрешено все, что не запрещено законом», однако чиновничество, идеологические шоры, заскорузлое законодательство, народный дух — не способствуют внедрению этого прогрессивного принципа в жизнь.

 

Между тем, для французских гуманистов и авторов Декларации важность этого принципа была ясно видна. В статье 5 было записано: «Закон вправе запрещать лишь деяния, вредные для общества. Все, что не запрещено законом, то дозволено. Никто не может быть принужден делать то, что не предписано законом». Это правило стало во многих странах «золотым» правилом социального поведения людей и относится к числу естественных и неотчуждаемых прав. В постсоциалистических странах этот принцип пока не стал реальностью, и человек, умеющий шить шубы или ремонтировать машины, до сих пор обречен на бесконечные ходатайства, просьбы и унижения, чтобы заняться делом, которое ему никто не вправе запретить.  Таким образом, мы видим вполне сформировавшуюся доктрину прав человека и гражданина, которая составила прочную основу гуманизации всей общественной жизни и в течение последующих двух веков продолжала совершенствоваться, закрепляя гуманистические стандарты и прекрасные правовые нормы.  Вместе с тем, следует видеть и понимать, что не может быть единого понимания и принятия социальной ценности прав человека и гражданских свобод в различных странах, различными группами, в различные времена. К сожалению, развитие прав и свобод — это длительный и дискретный процесс.  Консервативная мысль критически воспринимает идею прав человека и гражданских свобод, усматривая в их поощрении и развитии, посягательство на государственную мудрость, мощь и неприкосновенность власти. Между тем, история общественного  37  развития демонстрирует прямую зависимость государственного могущества от уровня развития гражданских прав и свобод. Это вполне объяснимо. Наличие свобод и соблюдение прав человека вызывают энтузиазм, материальное благополучие, повышают сплоченность общества.

 

В условиях уважения чести и достоинства граждан возрастают гражданские инициативы, создаются гражданские институты, формируется гражданское общество. Таким государством гордятся граждане, потенциальные инвесторы не опасаются за соблюдение условий сотрудничества, научный и технический потенциал служат общему благу. Из такого государства не «утекают  мозги» и финансы.  Таким образом, благополучие страны зависит от позиции самих граждан, понимающих свою причастность к собственной судьбе и будущему своих потомков. И это составляет главный национальный интерес любого нормального государства. Слабое государство, слабая власть не хочет, а порой и не может защищать общегосударственные интересы, в результате чего не выполняет большинство своих функций, в том числе важнейшую из них — защиту и соблюдение прав и свобод гражданина.  38  ТЕМ A3  СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ МЕЖДУНАРОДНОГО СОТРУДНИЧЕСТВА В СФЕРЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА.

 

До Второй мировой войны права человека и гражданина не входили в приоритетную сферу международного сообщества, оставаясь «внутренним делом государства». Эта давняя аксиома не подвергалась сомнению, ибо, что же еще является более «национальным по существу», чем его обращение с собственными гражданами?1 Спорадически возникавшие инициативы, касались каких-либо конкретных проблем, косвенно относившихся к нашей теме. Так, самостоятельная тема — работорговля, была официально запрещена Венским трактатом 1815 года, который приняли представители государств-участников на своем конгрессе. Женевская конвенция 1864 года выработала нормы так называемого гуманитарного права, относящиеся к гуманному обращению с раненными, больными и пленными в условиях военных действий.  Созданная в 1919 году Лига Наций, первая международная организация, согласно Уставу, ставила своей целью «развитие сотрудничества между народами и гарантию их мира и безопасности», а также «главенство человеческого достоинства над интересами государства в ряде областей, таких как положение жителей подопечных территорий»2. При Лиге Наций на правах автономных организаций были созданы Постоянная палата Международного правосудия, Международная организация труда и другие органы.  В Уставе Международной организации труда, созданной в 1919 году и эффективно действующей до сих пор, одной из главных целей было провозглашено обеспечение социальной справедливости и уважение человеческого достоинства.  Качественно новое понимание прав человека и способы их защиты возникают в связи с назревавшим конфликтом, со зверствами и жертвами Второй мировой войны. Объединенные нации озаботились состоянием дел, например, в августе 1941 года в Атлантической хартии и в Декларации от 1 января 1942 года, стремясь предотвратить пагубные последствия возможных войн. В самой идее создания ООН главенствующее место занимают проблемы  1 Бутрос Бутрос-Гали. ООН и права человека. ООН. 1995 г. С. 13. ‘Там же. С. 10.  39  международной безопасности, мира и уважения прав человека и гражданина в международном сообществе.

 

В 1945 г.

 

президент США Ф. Рузвельт провозгласил свои знаменитые «четыре свободы».

 

Первая свобода — свобода слова и выражения — для всех и во всем мире; вторая свобода — свобода мысли — свобода поклоняться своему Богу — везде и во всем мире; третья свобода — свобода от нужды, которая имела экономическое толкование, эта свобода дает каждой нации здравую и мирную жизнь для населения — повсеместно в мире; четвертая свобода — свобода от страха, которая означает уничтожение вооружений до такой степени и в такой мере, что ни одна нация не была бы в состоянии совершить акт насилия против соседей — нигде в мире.  В Преамбуле Устава ООН выражается вера «в основные права человека, достоинство и ценность личности, в равноправие мужчин и женщин и в равенство прав больших и малых народов».

 

Среди задач мирового сообщества прямо устанавливается поощрение и развитие уважения к правам человека и основным свободам для всех, без различия расы, пола, языка и религии.  Постоянно и настойчиво ООН расширяла сферу своей компетенции в области прав человека и разработала обширный свод норм, насчитывающий в настоящее время около 200 документов, регламентирующих гражданские права и свободы. В рамках объединенных наций создана международная система реализации этих норм — порядок предоставления правительственных докладов, индивидуальных сообщений, исследований и специальных докладов.  Важнейшими международными документами, установившими нормативно-правовые акты или рекомендации в сфере прав человека и гражданских свобод, стали Всеобщая Декларация прав человека и два Международных Пакта.  Всеобщая Декларация стала общепризнанным стандартом, к достижению которого должны стремиться все народы.  Два международных Пакта о правах человека не только развивают и углубляют идеи Всеобщей Декларации, но и вместе с нею составляют единую Хартию, ибо взаимосвязаны и взаимозависимы. Речь идет о Международном Пакте об экономических, социальных и культурных правах и Международном Пакте о гражданских и политических правах, принятых в 1966 году и вступивших в силу соответственно 3 января и 23 марта 1976 года. О них будет сказано отдельно, а пока продолжим обзор международного сотрудничества.

(Visited 1 times, 1 visits today)
Do NOT follow this link or you will be banned from the site! Пролистать наверх