Виктимность и ee выражeниe конспeкт лeкций м 2003 43 с

Виктимность и ее выражение     Виктимология и виктимность   Виктимология — это «межотраслевая научная, практическая и учебная дисциплина, изучающая виктимность во всех ее проявлениях в целях совершенствования борьбы с преступностью»   Л.В.Франк   Виктимность, определение   * Философский подход. Виктимность это системное универсальное свойство организованной материи становиться жертвой преступления в определенных конкретно-исторических условиях, определение   * Социологический подход.

 

Виктимность — свойство отклоняющейся от норм безопасности активности личности (социальной группы), что ведет к повышенной уязвимости, доступности и привлекательности жертвы социально опасного проявления, определение   * Универсальный подход. Виктимность — способность субъекта становиться жертвой преступления, реализующаяся в социальных ( статусные характеристики ролевых жертв и поведенческие девиации),   * психологических (страх перед преступностью)   * и моральных (интериоризация виктимогенных норм, самоопределение себя как потенциальной жертвы) отклонениях от норм безопасного поведения.   . Проявления 1   * Виктимность может рассматриваться как:   * Определенное функционально и генетически зависимое от преступности явление, социальный процесс, реализующийся в виктимизации Образ действий определенного лица, характерологические и поведенческие особенности жертвы преступления   Виктимность.

 

Проявления 2   * Индивидуальная виктимность (потенциальная или реальная возможность лица становиться жертвой преступления) Видовая виктимность (социальные общности и организации как жертвы преступлений)   Виктимность.

 

Проявления 3   * Групповая виктимность (ролевое, структурное, социальное, демографическое, биофизическое распределение жертв преступлений и их виктимных потенций) Массовая виктимность (общество как жертва преступления)   Индивидуальная (личностная) и массовая виктимность — «составные элементы и качественные характеристики преступлений и преступности, реализующиеся как факторы их внутренней и внешней детерминации»  Д.В.Ривман     Виды индивидуальной виктимности   * Личностная   (объективно существующее у человека качество, выражающееся в субъективной способности становиться жертвой преступления)   * Ролевая (характеристика некоторых социальных ролей, выражающаяся в опасности для их исполнителей подвергнуться определенному виду преступного посягательства)   Виды массовой виктимности   * Потенциальная (совокупность потенций уязвимости, реально существующей у населения в целом и отдельных его групп)   * Реализованная (связанная о актами опасного для индивидов поведения и совокупности актов причинения вреда)   виктимности   * Эвентуальная (виктимность в потенции) — возможность при случае, при известных обстоятельствах становиться жертвой преступления   * Децидивная (виктимность в действии) — охватывает стадии подготовки и принятия виктимогенного решения и виктимную активность ( целесообразные и целеобусловленные отклонения от норм безопасного поведения)   Виктимные внутриличностные конфликты   * Мотивационный (между стремлениями к безопасности и обладанию чем либо) Нравственный (между моральными принципами и личными привязанностями) Комплекса неполноценности ( между желаниями и возможностями)   * Ролевой (между ценностями, стратегиями и возможностями)   * Адаптационный (нарушения процесса социальной адаптации)   * Неадекватной самооценки (расхождения между притязаниями и реальной оценкой своих возможностей)   * Невротический (истерии, неврастении)   виктимности   * Нарушения потребности в обеспечении безопасности   * Виктимные комплексы   * Виктимные синдромы   * Виктимные фобии   * Виктимные иллюзии   * Виктимные роли   * Виктимные девиации   Нарушения потребности в обеспечении безопасности   * Гипервиктимность (стремление к необдуманному риску, достижение эйфории от преодоления критических и криминогенных ситуаций) Гиповиктимность (обеспечение повышенной безопасности   Виктимные комплексы   * Комплекс жертвы-дитяти   * Комплекс жертвы-подкаблучника   * Комплекс безвинной жертвы   синдромы   * Синдром провокационности окружения   * Синдром страсти к приключениям   фобии   * Личностные фобии   * Острые состояния страха в критической ситуации Культурные состояния страха перед преступностью   Страх перед преступностью   * Общее состояние опасения зла, в патологии ведущее к панике, фобиям, агрессивным немотивированным реакциям Культурное состояние страха связанное с рикошетной виктимизацией, беспомощностью, подавленностью, депрессиями Личностные страхи и фобии — опасения стать жертвой, параноидальные состояния и мании преследования   * Острые состояния страха в критической ситуации   Виктимные иллюзии   * Особенности психологического состояния субъекта, детерминированные эмоциональным состоянием ( «встал не с той ноги», «сон в руку»)   Виктимные роли   * Мнимая жертва   * Притворная жертва   Виктимные девиации   * Мазохизм и садизм   * Эксгибиционизм   * Нимфомания   * Проституция   * Алкоголизм   * Наркотизм   * Преступность   ВИКТИМОЛОГИЯ (лат. victima — жертва + греч. logos — учение, наука), учение о жертве преступления, предусматривающее комплексное изучение потерпевшего во всех его проявлениях. Исследованию подвергаются потерпевший от преступления (в т. ч. от полового преступления), связь «преступник — потерпевший», виктимность (повышенная способность человека в силу ряда духовных и физических качеств при определённых объективных обстоятельствах становиться «мишенью» для преступных посягательств) и виктимизация (процесс превращения лица в жертву преступления). Виктимология позволяет создать единый банк данных о потерпевших от преступлений, в частности от половых, и тем самым организовать систему научного обслуживания практической деятельности правоохранительных органов.   Предотвращение половых преступлений, особенно изнасилований, их раскрытие находятся в тесной зависимости от изучения личности и поведения жертвы. Анализ следственной и судебной практики по делам о половых преступлениях свидетельствует о том, что многие девушки и молодые женщины, ставшие жертвами половых посягательств, пострадали по собственной «вине» из-за легкомысленности, неосмотрительности, особенно в отношениях с незнакомыми мужчинами. Почти каждая вторая потерпевшая от изнасилования находилась в состоянии алкогольного опьянения, нередко употребляя спиртное совместно с будущим насильником.

 

Почти 75% потерпевших ранее не были знакомы с насильником, а познакомились на улице, в общественном транспорте, в местах отдыха. Виктимологические исследования свидетельствуют, что большинство потерпевших от изнасилования (63%) приходится на молодых женщин в возрасте до 25 лет, 40% из них — несовершеннолетние. Каждая десятая ранее уже была жертвой изнасилования, причём большинство из них — в возрасте до 18 лет.   Чаще всего преступник пытается доказать, что половой акт (коитус) с потерпевшей носил добровольный характер, ссылаясь не только на провоцирующее поведение женщины в общении с ним, её доступность для знакомства, согласие на уединённые встречи и прогулки, но и на её пассивность и отсутствие с её стороны сопротивления. При оценке степени общественной опасности содеянного и вынесении наказания лицу, совершившему половое посягательство, суд учитывает указанные виктимогенные факторы.   Основные понятия антропологической концепции социально-педагогической виктимологии:   1.

 

Социально-педагогическая виктимология — раздел педагогической теории, исследующий закономерности трансформации развивающейся личности в процессе взаимодействия (интеракции) с виктимогенным агентом социализации, в викгамную личность.   2. Виктимная личность — жертва дефекта социализации в интерактивных системах, обусловленного личностными, профессиональными, культурными факторами становления агента социализации как виктимогена.

 

3. Виктимогенный агент социализации — личность, функционально ответственная за управление процессами социализации развивающейся личности в интерактивных системах семьи, образования, культуры, но имеющая социально-психологические деформации, в силу чего интерактивная социализация становится сферой компенсации этой деформации, а субъект социализации — развивающаяся личность — жертвой.   4.

 

Социально-психологическая деформация агента социализации — детерминирующее основание становления его как виктимогена, которое формируется под воздействием индивидуально-психологических особенностей (акцентуация характера, эмоциональная неустойчивость, диффузия идентичности, интрапсихическая конфликтность, когнитивные искажения сознания), психодидактики профессионального становления, социальной неудовлетворенности статусом (социальная фрустрация, синдром эмоционального выгорания) и проявляется в коммуникативных (негативных) установках, снижении коммуникативной толерантности, интерактивном стиле принуждения в общении с развивающейся личностью, негативном отношении к себе и т.д.   5. Интерактивный виктимогенез личности — системный социально-психологический (формальный аспект) и социально-педагогический (содержательный аспект) процесс, трансформирующий социализацию в механизм формирования социально неадекватной личности.   6. Интерактивный виктимогенез личности — системный процесс развития личности как жертвы интерактивного стиля насилия (принуждения) или интерактивного стиля депривации (лишения).   7. Личностно-центрироваиная концепция интерактивного виктнмогенеза личности — рассматривает в качестве викгимогенного фактора деформированную личность агента социализации (родителя, учителя).   8. Виктимная личность — виктим — жертва интерактивного виктимогенеза, интегральными характеристиками которой являются: гетерономность (зависимость от внешней регуляции), диффузия идентичности, неадекватная социальная компетенция, психокультурная нерелевантность, рассогласование социальных притязаний и социальной компетенции и т.д.

 

Институт психологии личности профессора Руденского первая в России научно-образовательная организация разрабатывающая и реализующая технологии виктимопревенции, виктимоинтервенции и виктимопоственции виктимогенного механизма социализации личности.     Устав института психологии личности: общие положения, цель и предмет деятельности органицауии, основные характеристики организации образовательного процесса.   В составе Института писхологии личности профессора Руденсого в качестве самостоятельных юридических лиц функционирует негосударственное образовательное учреждение «Колледж психологии проферосса Руденсого» и негосударственное образовательное учреждение «Сибирский психосоциальный институт профессора Руденского»         В. А.

 

Бачинин , Ф. Кафка: Метафизическая виктимология повседневности   17.12.2002 19:09 | РУДН   В.

 

А. Бачинин   Ф. Кафка: Метафизическая виктимология повседневности   Творческий метод Ф. Кафки имеет не только художественную, но и философскую, метафизическую значимость. Писатель-мыслитель как бы метафизирует социальную реальность: причины того, что происходит в социальном мире, хотя и находятся за пределами восприятия и понимания героев, но они присутствуют здесь же, рядом с ними, в пределах окружающей их социальной реальности, то есть имеют не сверхфизическую, запредельную, а вполне посюстороннюю природу. Это особый род социологизированной метафизики или метафизированной социологии. Согласно ее принципам, человеку нет надобности искать первопричины сущего в трансцендентном мире, ибо они скрыто присутствуют в обыденной реальности повседневного существования с его политическими, правовыми, экономическими, моральными и прочими проблемами. Эта их скрытность не только от непосредственного восприятия, но и от целенаправленных рассудочных усилий рационального познания и сообщает им сходство с истинно метафизическими причинами. Кафка не говорит о том, что народами правит злая воля политических узурпаторов и злодеев. В его романах зло анонимно и своими масштабами и неодолимой силой напоминает скорее Мировую волю Шопенгауэра.   В романе Замок символом надличного зла, отчужденной власти, дистанцированной от народа в физическом и социальном пространстве, является возвышающийся над округой замок.

 

Он с пребывающими в нем чиновниками антипод Деревни с простонародьем, высшая инстанция, руководящая жизнью округи.   Мир Кафки подобен миру Босха; он оставлен Богом на произвол судьбы.

 

В отсутствии благой силы, он оказался во власти зла. В нем тяжело и страшно жить и невозможно быть счастливым.

 

Только русский писатель А. Платонов смог создать аналогичную по сути и конгениальную по художественным достоинствам модель мироздания. Человек, пребывающий внутри этой стихии абсолютного зла и тотального насилия, ничем не защищен. Зло разлилось по всему миру, насилием пропитан каждый атом социальности. Сам воздух пахнет смертью и нет места ни утешению, ни надежде на спасение. Психика людей пребывает во власти страха перед угрозой гибели.

 

Существование человека крайне уязвимо и достаточно самой малой причины, чтобы погубить его. Он погружен в социальную реальность, логика существования которой ему не ясна. Любой исходящий извне властный императив, даже самый абсурдный, способен парализовать его волю. Любое внешнее препятствие кажется ему непреодолимым. Таково поведение героя притчи Закон, не решившегося в течение жизни войти в ворота, которые предназначались для него и сквозь которые стражи должны были пропустить только его.   Герой Кафки, обладатель инертной, пассивной души, лишенной возвышенных стремлений, он сам не знает, имеет ли право на существование или нет. В итоге его безблагодатное присутствие в безблагодатном мире оказывается обречено на безблагодатную, ужасную смерть либо в результате насилия (Процесс), либо чудовищного превращения в паука (Метаморфоза). Смерти такого рода могут быть только наказанием за грех безблагодатной жизни. Ведя ее, человек уже готовит себя в жертву. И Кафка разворачивает устрашающие картины метафизической виктимологии, которые, подобно картинам дантовского ада, говорят языком символов о той социальной и духовной жизни, какую не должен вести человек, где бы он ни жил и кем бы он ни был. Философия наказаний без преступлений превращается в философию жертвенности.   Три новеллы Приговор. Превращение, В исправительной колонии объединены единой темой наказания и общим названием Кары. Наказание в них имеет нечто сходное с действием карающего рока и человек не удивляется, не ропщет, не сопротивляется, а принимает происходящее с ним как должное. В новелле В исправительной колонии строго регламентируемые процедуры изуверских убийств сопровождались нравоучительной наглядностью: железная борона выписывала в течение шести — двенадцати часов своими зубьями на теле жертвы некое моральное изречение, например Чти начальника своего!.

 

Человек должен постигнуть суть заповеди всем своим телом и потому машина не давала ему возможности умереть слишком быстро. Ему не сообщают сформулированного приговора; он узнает его своим телом. Здесь образный мир Кафки перекликается с основоположения культурно-исторической антропологии, для которой обретаемое и утрачиваемое человеком тело выступает подобием особого текста. Социальные воздействия оставляют на нем свои следы, которые и обязан прочесть антрополог. У Кафки эта метафора тела-текста предстала в буквальном воплощении.

 

Его экзекутор считал, что это наиболее достойный человека метод наказания и что его система должна существовать вечно. А для этого необходимо использовать все средства. И когда возникла угроза отмены его системы, он пошел на символическое самоубийство-протест. Ложась под борону, он запрограммировал ей написать на его теле — Будь справедлив!   В поэтике Кафки одно из ведущих мест занимает тема страха, имеющая вид ключевой психологемы. Как инстинктивно-эмоциональная реакция личности на угрожающую ей опасность, страх может иметь и внутренние, психологические и внешние, социальные предпосылки. Естественная потребность в безопасности и самосохранении, вошедшая в противоречие с общим складом социальных обстоятельств, способна породить сложные переживания и привести к крайне неоднозначным поведенческим реакциям человека.

 

Страх, которому подвластны в своем большинстве герои Кафки, не конструктивен, а деструктивен. Он не способствует активному противодействию угрозе и спасению своего достоинства и жизни, а напротив, деморализует личность, парализует ее волю, мыслительные способности, блокирует проявления высших нравственных чувств и творческих способностей.

 

Чаще всего это страх перед монстром преступной государственности, перед гигантским социальным телом современного Левиафана, перед неодолимой силой созданных им обстоятельств, грозящих раздавить личность.

 

У человека Кафки нет иммунитета против удушающей силы такого страха, как нет и опыта выживания в его атмосфере, поэтому он чувствует себя жалким, беспомощным насекомым, обреченным на неминуемую гибель, либо физическую, либо нравственную. Характерно, что сам Кафка говорил о себе, будто он весь целиком состоит из страха и что это, вероятно, лучшее, что в нем есть. Этот социальный страх, переросший в метафизический ужас, стал доминантой в его философско-художественных построениях.   Деформация Я-концепции как предмет социально-педагогической виктимологии   Введение       Сибирский психосоциальный институт стал для автора и его сотрудников местом экспериментальной разработки концептуальных основ социальнопедагогической ВИКТИМОЛОГПИ.     Работа осуществляется на основе психологии интерактивного виктимогенеза личности — психологии дефицитарной деформации развития личности, которую автор разработал в Институте психологии личности города Новосибирска.     Психология интерактивного виктимогенеза личности выдвинута автором в качестве теоретического основания для организации серии экспериментальных социально-педагогических исследований автора и под его руководством экспериментальной работы студентов отделения специальной психологии Новосибирского государственного педагогического университета, студентов выпускных курсов колледжа психологии Института психологии личности.     Работа ведется по следующим направлениям:   1. Эксперименатально-педагогическое обоснование технологии ресоциализации личности виктима.

 

2. Экспериментально-педагогическое обоснование технологии диагностики факторов риска социально-педагогической внетимизапии личности в педагогическом общении.

 

Вся экспериментально — педагогическая работа велась ва основе комплексного плана разработки концептуальных оснований социально-педагогической виктимодогии.     В рамхах этой программы осуществлены экспериментальные разработки социально-педагогических программ ресоциализации деформированной Я-концепции личности подростка, деформированного характера, дефицитов инграсубъективиости личности. В контексте данной программы разработаны:   1.

 

Интерактивная технология коррекционно-образовательной ресоциализации личности виктима в рачках образовательного процесса среднего профессионального учебного заведения;   2. Интерактивная технология коррекционно-образовательного тренинга социальной компетенции;   3. Рефлексивно-интерактивная технология коррекционнообразовательного тренинга развития психокультурной компетенции личности;   4. Рефлексивно-интерактивная технология диагностики уровня социальной адекватности личности;   5.

 

Интерактивная технология функционально-ролевого развития личности;   6. Интерактивно-аналитическая технология реабилитации рефлексивной саморегуляции личности.

 

Предлагаемая работа представляет собой своеобразный опыт социально-педагогического исследования, в котором приняли участие Ю.Е.Руденская (психологическая диагностика виктимных личностей), Л Д.Казанцева (социально-педагогическая ресоциализация виктимных личностей), Н.В.Гуляевская (индивидуальные формы контрольных экспериментов) и ряд других сотрудников института, аспирантов и докторантов автора.     Данная работа посвящена исследованию социально-педагогических и психологических факторов развития деформации Я-концепции подростка как деструктивного результата интерактивного виктимогенеза развивающейся личности, методам его диагностики и разработке экспериментальной коррекпионной социально-педагогической программы.

 

Множество научных исследований, посвященных трудному подростковому возрасту, свидетельствует о том, что данная тема остается интересной и актуальной для родителей, социологов, педагогов, социальных работников и всех, кго, так или иначе, сталкивается с проблемами «переходного периода».     Нельзя не согласиться с Э.Эриксоном, который утверждает, что подростковый возраст связан с самым глубоким жизненным кризисом. Детство подходит к концу. Завершение этого большою этапа жизненного пути характеризуется формированием первой цельной формы — идентичности. Три линии развития приводят к этому кризису: бурный физический рост и половое созревание («физиологическая революция»); озабоченность тем, «как я выгляжу в глазах других»), «ч10 я собой представляю»; необходимость найти своё профессиональное призвание, отвечающее приобретенным умениям, индивидуальным способностям и требованиям общества. В подростковом кризисе идентичности заново встают все пройденные критические моменты развития. Подросток теперь должен решить все старые задачи сознательно и с внутренней убежденностью, что именно такой выбор значим для него и для общества. Тогда социальное доверие к миру, самостоятельность, инициативность, освоенные умения создают новую целостность личности.

 

Однако, согласно многолетним исследованиям сотрудников Института Психологии Личности, конструктивное разрешение психологических и социальных проблем подросткового кризиса возможно не для всех подростков. Более 60% подростков имеют факторы риска деструктивного разрешения психологических проблем подросткового кризиса.

 

Почти каждый второй переживает кризис идентичности в форме стресса психологической аккультурапии.     Исходя из психологической теории дефицитарной патологии развития личности, — психологии интерактивного виктимогсне )а личности, разработанной Е.В.Руденским на базе вышеуказанных исследований, — факторы риска обусловлены отсутствием, а точнее дефицитами, культурного и психологического потенциалов личности подростка, необходимых для конструктивного разрешения психологических проблем подросткового кризиса. Концепция потенциалов, которые мы рассматриваем как интегральные психологические конструкты, характеризующие реальные возможности личности разрешать адапотогенные ситуации своего развития и социального функционирования, дает теоретическое основание с иных позиций исследовать детерминацию процесса психологической и социально-педагогической деформации Я-концепции развивающейся личности подростка.     Для этого нами была выдвинута теоретическая гипотеза об интерактивной природе формирования культурного и психологического потенциала.     Гипотеза формировалась под влиянием идей Г.Салдевана и других психологов ингеракционистов, и, прежде всего, А.Адлера, КХорни, Э.Эриксона.

 

С позиции этой гипотезы в рамках вашего исследования изучено влияние интерактивного стиля агентов социализации на формирование Я-концепции развивающейся личности подростка. Не вдаваясь в характеристику самого феномена «интерактивнй стиль», отметим, что связь между деструктивными интерактивными стилями и процессом деформации Я-концепции, очевидно.

 

Деструктивные интерактивные стили семейного и педагогического общения самого разнообразного генезиса, создающие внешний психологический дискомфорт для развивающейся личности подростка.

 

Определяют формирование интердерсональнйго фактора риска дефицитарной деформации.

 

А дезинтеграция системы социальной культуры, приведшая к возникновению неуправляемых процессов социализации личности, ценностной дезориентации, к социально-стрессовым расстройствам, определяет формирование дефицитарной деформации личности подростка.     И результате возникает деструктивное напряжение в виде эмоционального дискомфорта, тревоги и т.д. Сильное поле эмоционального напряжения деформирует Я-концепцию, осуществляющую регуляторную функцию по отношению к механизмам социального функционирования личности.

 

Адаптивное функционирование личности связано именно с этой регулягорной функцией, определяющей отношение человека к самому себе и помогающей выстроить линию поведения, сообразную этому отношению.     Аккумуляция психического напряжения (во всех его деструктивных модификациях) в сочетании с возрастным психологическим фактором риска, создает самые разнообразные формы компенсации: от девиантной до адциктивной.     Криминальная обстановка современного российского общества все больше захватывает юный души. Самая страшная и разрушительная форма аддикции — наркомания — с каждым годом уносит всё больше жизней, Данная работа является лишь попыткой понять механизм деформации Я-концепции подростка и разработать коррекпионные методы, помогающие повернуть вспять вышеуказанный процесс деформации, предотвратив тем самым более серьезные проблемы.

 

Целью настоящей работы является разработка на основе изучения механизма интерактивного викгамогенеза. Определяющего формирование — деформации Я-концепции подростка системы, социально-педагогической диагностики и коррекции деформации Я-концепции.     Объект исследования: группа подростков от 13 до 15 дет, обучающихся в Колледже психолопш Института психологии личности и посещающих группы тренинга в Сибирском психосоциальном институте.     Предмет исследования: механизм интерактивной викгимогенной деформации Я-концепции подростка.     Исследование проводилось с участием студентов-дипломников кафедры специальной и коррекционной психологии Новосибирского государственного педагогического университета С.А.Казанцевой, Л.Б.Кузнецоаой, В.А. Балабановой и сотрудников Сибирского психосопиального института Д.Е.Руденского, Ю.Е.Руденской, Н.В.Гуляевской.     Исследовательская группа в своей работе исходила из того, что методология всех этапов работы определялась основными положениями психологической теории интерактивного виктимогенеза — дефицитарной деформации развития личности, разработанной Е.В.Руденским.

 

Согласно этой теории, существует три подхода к определению источников деформации развития личности — интерактивного виктимогенеза личности:   1.

 

Психотравматический, источник — переживание травматического события как значимого факта личной жизни.   2. Дефицитарный, источник — переживание невозможности удовлетворения потребности, вследствие дефекта интерактивной системы развития личности, обусловленного рядом факторов, связанных с доминированием компенсирующих интерактивных стилей личности значимого для развивающейся личности подростка лица.   3. Виктимогенный, источник — виктимогенная интерактивная ситуация, которая характеризуется преобладанием насильственно-манипулягивного интерактивного стиля виктимогенного агента социализации, формирующая противоречивость самооценок развивающейся личности подростка.     Психологическим катализатором психологии интерактивного виктимогенеза личности во всех трех подходах выступает деструктивная фрустрация. Исследование психологического механизма деформации базируется на полифакторной модели личности, разработанной Е.В.Руденским.     Исходя из данной модели личности, мы в нашем исследовании сосредоточились на диагностике концептуального фактора и функционального фактора риска виетимогенеэа личности.     Экспериментальная коррекционная программа, разработанная нами, имеет два основания:     * Мы исходим из определения Я-концепции как динамической системы представлений человека о самом себе, включающей когнитивный, эмоциональный и поведенческий компоненты. Согласно этому определению, мы сочли целесообразным в основу коррекшюнной программы положить технологические идеи и подходы рационально-змотивной терапии А. Элиса.   * Так как деформация личности обусловлена дефицитом психокультурных потенциалов, то разработанная нами программа тренивтов направлена на устранение данных дефипитов, характерных для различных форм деформации личносги.   Деформация Я-концепции как предмет социально-педагогической виктимологии   Психологический механизм деформации Я-концепции как стадии виктимогенеза личности       Как уже отмечалось нами, многолетнее исследование психологических проблем подросткового кризиса и его последствий в Институте психологии личности позволило прийти к выводу, что конструктивное разрешение психологических проблем подросткового кризиса возможно не для всех подростков. Это обстоятельство приводит к возникновению стресса психологической аккультурации. Стресс психологической аккультурации как результирующий индикатор интерактивного виктимогенеза личности рассматривается в работах Е.В.Руденского. Разработанные автором методология и методики превентивной диагностики факторов риска возникновения стресса психологической аккулътурации и технология социально-педагогической коррекции возникновения этого явления позволили значительно снизить деструктивные проявления его в развитии подростка. Однако, эти результаты весьма незначительны по сравнению с общей характеристикой состояния факторов риска.

 

Более 60% подростков имеют факторы риска деструктивного разрешения психологических проблем подросткового кризиса.     Факторы риска обусловлены отсутствием, а точнее, дефицитами культурного и психологического потенциала личности подростка, необходимого для конструктивного разрешения психологических проблем подросткового кризиса.     Дефициты культурного и психологического потенциалов личносги подростка в условиях кризисного функционирования подростка являются причинами деформации личности. Отсюда и характеристика этого феномена как дефипитарная деформация личности подростка.     Дефицитарная деформация личности подростка обосновывается в качестве основного звена в психологическом механизме деструктивной социализации личности и её психологических и культурологических следствий в реальной практике социального функционирования личности.     А реальная практика такова:   * дефицит психокультурных потенциалов личности определяет возникновение трудных ситуаций, т.е.

 

неспособность личности подростка, решать социальные задачи своего функционирования;   * дефицит психологических механизмов рефлексии и переживания определяют невозможность для личности подростка конструктивно разрешить трудную ситуацию;   * конструктивное разрешение которой также затруднено дефицитом психокультурньк потенциалов.     В результате возникает деструктивное напряжение в виде эмоционального дискомфорта, тревоги и т.д. Аккумуляция этого напряжения создает внутри личностный фактор риска деформации: возникает сильное поле эмоционального напряжения, деформирующее Я-концепцию подростка.     Описание психологического механизма деформации Я-концепции следует начать с описания полифакторной модели личности, на которой базируется наше исследование,     Автор в своих характеристиках полифакторной модели личности концентрирует внимание на исследовании двух феноменов: социального и культурного потенциалов личности. Культурный потенциал L проявляется в следующем:   1. Познание, т.е. путь постижения, интерпретации себя, других людей и событий.   2. Эффективность, т.е.

 

колебания, импульсивность и свойства эмоционального выражения личности.   3. Контроль над импульсивностью.     Психический потенциал L проявляется в следующем;   1. Эмоционально-волевая регуляция   2.

 

Функционально-реальная пластичность   3. Интеллектуальное развитие.     Культурный и психический потенциалы — это личностные конструкты, определяющие динамику и своеобразие проявления базовых психологических механизмов полноценного социального функционирования L-адаптации и самоактуализации. Более того, культурный потенциал L определяет ценностные ориентации, а психический — способ совпадения ими для обеспечения полноценного социального функционирования личности.

 

Динамический фактор определяет динамику психического функционирования личности и включает 2 основных составляющих:     1. Мотивация — внутреннее побуждение к активности и деятельности субъекта (личности), связанное со стремлением удовлетворить определенные потребности.     2. Ценностные ориентации личности — разделяемые личностью социальные ценности, выступающие в качестве целей жизни и основных средств достижения этих целей и в силу этого приобретающие функцию важнейших регуляторов социального поведения индивидов.     Функциональный фактор включает в себя адаптацию и само актуализацию личности.     Адаптация в данном контексте может рассматриваться как результат соответствия культурного потенциала личности культурному эталону идентификации, который принят в конкретной интерактивной системе общества.     В более широком плане адаптация рассматривается как процесс активного приспособления индивида к изменившейся среде с помощью различных социальных средств.     Самоактуализация — (по А-Маслоу) процесс развития человеком своих потенциальных способностей: предполагает для этого сопостройку со всей внутренней природой, честность и принятие ответственности за свои действия, достижение целостности личности через обнаружение и снятие своих «защит», искажающих восприятие как собственно личности, так и образов внешнего мира.

 

Адаптация и самоакгуализация личности подростка — это проекция состояния психокультурного потенциала личности.

 

Проективный подход к адаптации и самоактуализации необходим в исследовательских целях для обоснования диагностических индикаторов исследования дефицитарной деформации L подростка.     3.

 

Концептуальный фактор тождественен Я-концепции личности и является таким образом концепцией представлений человека о самом себе и выполняет регулирующую развитие личности функцию.     Исходя из вышеописанной модели личности, целостная личность определяется Е.В.Руденским как интеграция 5 факторов; динамического, функционального. концептуального, конститупионального и статусного. Показателями (диагностическими) целостной личности с данной позиции выступают высокие баллы по шкале адаптации теста социально-психологической адаптации, разработанного К.Роджерсом и Р.Далеондом в модификации А.К.Осинского; и высокие показатели самоавдуализационного теста Э.Шострома 8 модификации Л.Я.Гозман, М.В.Кроу, М.В.Латинской. Самоактуализационный тест ориентирован на выявление продуктивности интерактивного культурогенеза личности подростка и позволяет осуществить следующие измерения интрапсихических индукторов дефицитарной деформации личности:   1. Ценности и особенности их реализации в поведении (шкалы ценностных ориентации и гибкости поведения);   2.

 

Рефлексивность и спонтанность личности подростка (шкалы сензитивности и спонтанности);   3. Самооценка личности подростка и степень ее устойчивости (шкалы самоуважения и самопринятия);   4.

 

Экзистенциональные противоречия личности подростка (шкалы представлений о природе человека и супергии).   5. Межличностную чувствительность личности подростка (шкалы принятия агрессии и контактности),   6. Детерминацию экзистенциональной динамики (шкалы познавательных потребностей и креативности).     Возвращаясь к тесту СПА, следует отметить, что индикаторами целостной личности подростка являются таже:   * высокий показатель по шкале «внутренний контроль», характеризующий достижение личностью независимости по отношению к внешнему окружению, а значит, цельности Я-концеппии и наличие мотивации на себя как субъекта своей активности;   * высокий показатель по шкалам «эмоциональный комфорт», «приятие себя», приятие других является показателем интрапсихической уравновешенности за счет интерифизании сошяокультурных ценностей и овладения ваш как психотехнической системой регуляции своего социального функционирования в обществе;   * низкий показатель по шкале «эсканизм», характеризующий не только адекватную социокультурной ситуации компетентность личности, но и позитивный результат действия социально-регулирующего механизма — спецификации, который обеспечил адаптивную включенность личности подростка в новые для него социальные отношения.     Психологический механизм деформации Я-концепции, исходя из полифакторной модели личности предсгавляется нам следующим образом. Дефицит психокультурных потенциалов (конституционный фактор) может быть вызван дефицитом психологических и культурных условий развития личности, либо дефицитарным развитием личности. Однако, дефапитарное развитие личности является признаком аномального развития и является предметом изучения специальной психологии. Целью нашего исследования не является изучение дефицитарного развития психики. Но мы считаем необходимым дать определение этому понятию.

 

Итак, дефицитарное развитие психики — это характеристика дефицита функций психики, обусловленных: органическим дефектом сенсорных систем или соматических органов; психической депривацией; фрустрацией базовых потребностей или дефектом социальной ситуации развития.

 

Дефицитарное развитие психики рассматривается чаще всего как психологическое основание для аномального, невротического, патохаракгерологического развития. Дефициты психокультурных потенциалов являются в данном случае следствием аномального развития.     Дефицитарная деформация личности же не является типом аномального развития и представляет собой искажение нормативного пути развития личности.

 

Дефицигарная деформация личности является средним звеном между нормой и паталогией и является, по мнению Е.В.Руденского, обратимым процессом. Итак. дефицит психических и культурных потенциалов (конституционный факпгор) приводит к возникновению кризисных ситуаций социального функционирования личности (функциональный фактор). Осознание невозможности справиться с трудной ситуацией функционирования вызывает деструктивное эмоциональное напряжение (динамический фактор) в виде социальной фрустрации.     Социальная фрустрированность — это вид психического напряжения, обусловленного неудовлетворенностью достижениями и социальным статусом личности в интерактивных системах культуры.     Социальная фрустрапия в данном случае выступает психологическим механизмом деформации Я-концепции, выполняющей, согласно полифакторно» модели L, регулирующую развитие личности функцию. Неудовлетворенность социальными достижениями деформирует Я-концепцию личности подростка.     Таким образом, деформация Я-концепции — это искажение Я-концепции личности, которое препятствует её адаптации и самоакгуализации. Индикатором деформация Я-концепции выступает неконгруэтность двух её составляющих: Я-реального и Я-идеального. Конфликт между Я-реальньта и Я-идеальным диагностируется нами при помощи теста Лири в модификации Л.Н-Собчик. Как указывает Л.Н.Собчик, говорить о неконгруэнтности Я-реального и Я-идеального уместно, если расхождение между ними в баллах превышает L балла; либо если эти составляющие Я-концепции отнесены при тестировании к противоположенным октантам (например, Я-реальное оценено личностью как покорно-застенчивый тип, а Я-идеальное — как властно-лидирующий). Более подробное описание диагностики по данной методике мы приведем в практической части нашего исследования,     Деформированная Я-концеппия, как регулирующий фактор, блокирует потребность в самоактуализации, и актуализирует потребность в компенсирующей дискомфорт адаптации. Мотивация компенсирующей дискомфорт адаптации определяется тем, какая базовая социально-психологическая установка актуализируется в данный момент.

 

Согласно К.Хорни базовыми социально-психологическими установками являются: установка «от людей»; установка «к людям» и установка «против людей» Актуализация той или иной социально-психологической установки и потребность в компенсирующей адаптации определяет формирование психокультурного типа деформированной личности.     Как отмечено в наших работах по психологии виктимогенеза личности, актуализированная социально-психическая установка «от людей» определяет формирование психокультурного типа деформированной личности подростка — социофоб; актуализированная установка «к людям» — социофил; а актуализация установки «против людей» социопат.     Социофобия.

 

как тип деформированной Я-концеппии подростка, характеризуется:   — стремлением к одиночеству;   — стремлением к самоизоляции;   — коммуникативным эскапизмом;   — эмоциональной анастеэией;   — социальным нейтралитетом:   — фрустрацией социогенньк потребностей;   — невротической компенсацией как стилем интеракции.     Содиофилия, как тип деформированной Я-коныепции.

 

характеризуется:   — страх одиночества;   — конформизм;   — симбиотическая зависимость от других Я;   — утрата когнитивной индивидуальности;   — атрофия креативности,   — коммуникативная неуклюжесть.     Содиопатия характеризуется:   — Нравственный мазохизм   — Конфликтность   — Коммуникативная конфронтация   — Алексетемия.     Таким образом, нарушение стабильности Я-концепции как регулирующего фактора, приводит к деформации личности в целом. Итак, в нашем исследовании выделяется целостная личность и деформированная.

 

Критерии целостной личности были уже приведены нами. Соответственно. деформированная личность характеризуется низкой адаптивностью и слабо выраженным стремлением к самоакгуализации. Крртвриями деформированной личности при анализе теста социальнопсихической адаптации являются:   * высокий показатель по шкале «дезадактивность», характеризующий наличие фрустрации сопиогенных потребностей;   * высокий показатель по шкале «эскапизм» указывает на низкий уровень развития волевой регуляции, обуславливающей стремление уйти от решения актуальных проблем социального функционирования;   * высокий показатель по шкале «эмоциональный дискомфорт» свидетельствует о технологическом дефиците социальной регуляции культурогенеза личности, которое нашло своё выражение в неприятии ценностей культуры и указываете о возможной девиактной или аддиктивной компенсации состояния эмоционального дискомфорта;   * высокий показатель по шкале «неприятие себя» определяет формирование дефицитной деформации личности по типу «социофилии»;   * высокий показатель по шкале «неприятие других» демонстрирует тенденцию формирования дефицитной деформации L подростка по типу «социофобия»;   * высокий показатель по шкале «эмоциональный комфорг» при низких показателях по шкалам «приятие себя» и «приятие других» при возможно удовлетворительных показателях по шкале «адаптивность» характеризует формирование дефицитной деформации L подростка по типу «социопата».     Итак. подводя краткий итог вышеизложенному, мы делаем следующие выводы:     Дефицит психокультурных потенциалов приводит к возникновению трудных ситуаций социального функционирования (фукционольный фактор).     Невозможность справиться с ними создает фон эмоционального напряжения в виде социальной фрустрации, тревожности (динамически> фактор).     Деструктивное эмоциональное напряжение деформирует Я-концепцито личности (концептуальный фактор).

(Visited 1 times, 1 visits today)
Do NOT follow this link or you will be banned from the site! Пролистать наверх