ЗEЛEНСКИЙ В Д АКТУАЛЬНЫE ПРОБЛEМЫ КРИМИНАЛИСТИКИ НА СОВРEМEННОМ ЭТАПE КРАСНОДАР 2002 91 С 4

  Проблема обстоятельств, подлежащих установлению по делу, тесно связана с криминалистически значимыми обстоятельствами. Последние в широком смысле охватывают первые, однако помимо них включают выявление, оценку и проверку фактических данных, не имеющих доказательственного значения, но используемых исключительно в целях раскрытия, расследования и предупреждения преступлений. Они включают широкий информационный комплекс, имеющий значение для определения направления расследования, использования их в качестве тактических приемов.   Обстоятельства, подлежащие установлению, — это аккумулированные криминалистикой на основе материального и уго-   116   ловно-процессуального права фактические данные по отдельным группам уголовных дел, без которых при расследовании и судебном рассмотрении конкретных уголовных дел не могут быть реализованы задачи уголовного судопроизводства. Методологическая роль предмета доказывания не ограничивается лишь пределами соответствующих обстоятельств: органической частью этого комплекса является установление взаимосвязей между ними.   С. В. Лаврухин   кандидат юридических наук, доцент   Образ жизни преступника как объект криминалистического исследования   Образ жизни в контексте темы статьи представляет собой обобщенную характеристику формы жизнедеятельности человека, отражающую своеобразие поведения преступника в трудовой, семейной и других сферах.   Представляется возможным выделить следующие виды образа жизни преступника:   1) по правовому признаку: законопослушный и диликвентный. Законопослушный образ жизни связан со стремлением гражданина соблюдать предписания всех известных ему правовых норм, что, впрочем, не исключает отдельных эксцессов — от спонтанного или продуманного совершения единственного преступления до нарушения правил дорожного движения (например, переход улице в запрещенном месте). Диликвентный образ жизни выражается в частом нарушении лицом нормативных актов;   2) по уголовно-правовому признаку диликвентного образа жизни: криминальный и не криминальный. Криминальный образ жизни ведут профессиональные преступники, для которых совершение преступлений — единственный либо основной источник средств жизни. Существование профессиональной преступности СССР было обосновано А.И. Гуровым. Сейчас наличие профессиональной преступности в России ни у кого не вызывает сомне-   117   ний, особенно в связи с ростом организованной преступности, При некриминальном образе жизни преступления совершается эпизодически, а доходы от преступной деятельности не являются материальной основой существования преступника;   3) по особенностям криминальной мотивации: корыстный (стяжательство как жизненная цель), агрессивный (постоянные драки, нанесение побоев близким людям и пр.), патологосексуальный (сексуальные маньяки), альтруистический (раздаривание украденных вещей) и др.;   4) по нравственному признаку, этичный и аморальный. Этичный образ жизни сопряжен с соблюдением человеком принятых во всем цивилизованном мире норм нравственности, аккумулированных в Библии в знаменитой нагорной проповеди Иисуса Христа. Разновидностями аморального образа жизни могут быть пьянство, наркомания, токсикомания, проституция, сатанизм и проч. отклонения от норм нравственности;   5) по духовному критерию: высокодуховный, среднедуховный и бездуховный. Человек, придерживающийся высокодуховного образа жизни постоянно приобщается к достижениям мировой культуры, что сказывается на его увлечениях искусством, наукой и другими высокоинтеллектуальными сферами жизни. Преступник чаще всего ведет бездуховный образ жизни, сосредотачиваясь на удовлетворении биологических потребностей и на общении с себе подобными людьми, замыкаясь в этой микросреде;   6) по отношению человека к своему здоровью: здоровый и нездоровый. Здоровый образ жизни выражается в оптимальном питании, занятии спортом, закаливании организма, рациональном сочетании труда и отдыха и т.д. Нездоровый образ жизни характеризуется диаметрально противоположными параметрами жизни;   7) по особенностям трудовой деятельности: образ жизни, связанный с постоянным, сезонным, эпизодическим трудом и безработностью;   8) по .материальному достатку: богатый, средней обеспеченности, бедный и нищий образ жизни (бомжи, попрошайки).   118   1есмотря на проводимые свыше десятилетия реформы в России тигельная часть населения ведет бедный образ жизни;   9) по территории жизни: разъездной (кочевой) и оседлый. Первый образ жизни ведут преступники-гастролеры и лица, специализирующиеся на совершении некоторых преступлений (контрабандисты, наркокурьеры, сбытчики поддельных денег и др.), второй — большинство преступников. Общественно опасные деяния последними совершаются по месту жительства либо в пределах региона места жительства или по месту работы;   10) по особенностям коммуникации человека (общения с окружающими людьми): коммуникативный (открытый, общительный) и замкнутый. Открытый образ жизни ведут предприниматели, общественные и политические деятели и другие граждане, постоянно общающиеся с большим кругом лиц. В случае совершения в отношении них заказных убийств, круг версий о личности преступника становится беспредельно широким, в связи с чем основательная их проверка крайне затруднена. Это обстоятельство во многом объясняет, почему многие заказные убийства остаются нераскрытыми. Напротив, в ситуации, когда в квартире без признаков проникновения в жилище обнаружен труп человека, который вел уединенный образ жизни, предположения следователя ограничиваются версиями об убийстве кем-либо из круга «своих» лиц — родственников, знакомых и др.;   11) по особенностям увлечения человека (хобби): образ жизни, связанный с рыболовством, охотой, спортом, коллекционированием чего-либо, моделированием и т.д.;   12) по признаку сокрытия: подлинный и мнимый (фальсифицированный). Мнимый законопослушный образ жизни характерен, в частности, для сексуальных маньяков, расхитителей и взяточников;   Таким образом, образ жизни нередко отражает смысл жизни человека (ради чего он вообще живет), его основные ценностные ориентации.   Каков же типовой собирательный образ жизни преступника? С нашей точки зрения, теоретическая модель типового об-   119   раза жизни преступника включает в себя многие представленные параметры. Это образ жизни: диликвентный, некриминальный, бездуховный, аморальный, нездоровый, корыстный, агрессивный’, бедный, оседлый, замкнутый (в пределах криминальной микросреды), связанный с постоянным трудом или безработицей, бедностью или нищетой, каким-либо увлечением, мнимый законопослушный. Однако по отдельным видам преступлений типовой образ жизни преступника приобретает и другие параметры. Так, образ жизни расхитителя государственного и муниципального имущества, совершенного путем присвоения и растраты, несколько модифицируется. В нем нет агрессивного начала. Для него характерны криминальный, богатый и общительный образ жизни, связанный с постоянным «трудом», не исключены высокодуховные интересы, удовлетворяемые за счет средств, добытых преступным способом.   На основе криминалистического моделирования образа жизни преступника могут быть решены следующие задачи:   — быстрое обнаружение признаков преступления. Имеется в виду выявление факта систематического превышения расходов над доходами при богатом образе жизни корыстных преступников либо эпизодического резкого улучшения материального  положения субъекта сразу после совершения преступления:   — всестороннее изучение личности преступника, мест совершения преступлений и их мотивов (ст. 73 УПК РФ);   — выявление подозреваемого по делу на основе выдвижения версий о том, что он имеет образ жизни:   а) криминальный либо криминогенный;   б) аналогичный с потерпевшим. Дело в том, что преступление нередко совершается лицами, с которыми человек постоянно общается в своей однородной микросреде;   в) замкнутый и потому общается с ограниченным кругом лиц, среди которых и находится виновный;   1 Агрессия и корысть нередко сопутствуют друг другу (например, убийства, сопряженные с разбоем, грабежи, разбои и иные корыстнонасильственные преступления).   120   — оптимальная организации и эффективное проведение гласных оперативно-розыскных мероприятий (например, с учетом закономерностей миграции преступника, знания мест его постоянного времяпрепровождения в связи с занятием каким-хобби);   — изобличение подозреваемых и обвиняемых посредством использования данных об уликовом образе жизни преступника;   — обеспечение полного раскрытия преступлений путем выявления в полном объеме содержания криминального образа жизни преступника (всех эпизодов преступной деятельности);   — установление и поддержание психологического контакта с подозреваемым и обвиняемым;   — обнаружение и устранение причин и условий, способствовавших совершению преступления на основе выявления криминогенного образа жизни преступника и принятия соответствующих профилактических мер.   Криминалистическое значение имеет образ жизни сам по себе, так и его изменение.   Итак, всестороннее, полное и правильное исследование образа жизни преступника способствует;   — решению основных задач уголовного судопроизводства;   — доказыванию обстоятельств, входящих в предмет расследования;   — эффективной организации и программированию расследования;   — прогнозному моделированию поведения виновных на следствии;   — наилучшей тактике проведения отдельных следственных действий;   — оптимизации профилактической деятельности следователя.   121     В.М. Юрин   кандидат юридических наук, доцент   Преступления в сфере экономики, совершаемые под видом сделки: вопросы выявления.   Эффективность борьбы с экономической преступностью зависит от многих факторов и, не в последнюю очередь, от своевременности обнаружения признаков преступления и возбуждения уголовного дела. В криминалистической литературе внимание преимущественно уделяется раскрытию и расследованию преступлений и в меньшей мере вопросам выявления. Между тем высокий уровень латентности экономических преступлений свидетельствует о том, что и практика выявления преступлений нуждается в совершенствовании. От квалифицированного обнаружения преступлений зависит, в конечном счете, эффективность всего уголовного судопроизводства. В данной статье речь пойдет о проблемах выявления преступлений в сфере экономики, совершаемых под видом (посредством) сделки.   Такие деяния получили в последнее время широкое повсеместное распространение. Об этом, в частности, свидетельствуют многочисленные факты обмана граждан различными финансово-инвестиционными компаниями, туристическими, строительными, торговыми и иными фирмами. По результатам «деятельности» одних только финансово-инвестиционных компаний следственными органами возбуждено и расследуется более тысячи уголовных дел, число потерпевших по ним превысило 1,5 млн. человек, а общая сумма ущерба, по различным оценкам, составляет от 5 до 1 5 трлн. рублей. Не в меньшей мере фиктивная сделка задействуется при осуществлении иных преступных операций: вывозе капитала из страны, уклонении от уплаты налогов, подведении предприятия к банкротству и т.д. Практика показывает, что распространению такого рода преступлений способствовала изначально ошибочная позиция правоохранительных органов в отношении ситуаций, которые были порождены договорами и иными сделками. В подобных случаях в уголовном преследовании нередко отказывалось ввиду наличия гражданско-правовых   122   отношений, подлежащих якобы разрешению в гражданско-процессуальном порядке. Безусловно, в этом проявился и консерватизм правоохранительных структур, их нежелание создавать прецедент в условиях новой экономической обстановки, порождать практику работы по достаточно сложной категории уголовных дел. Однако главная причина все же в другом: на начальном этапе реформ в России активно распространялась концепция определяющего положения в обществе частного права, в том числе гражданского, провозглашался примат частного права и частного интереса над публичным. В результате, как справедливо замечает профессор С.В. Поленина, в стране наступила эра «по существу неограниченного господства частного начала и частного интереса». В этих условиях действия органов дознания по разрешению криминальных экономических ситуаций, порождаемых договорами и иными сделками, стали рассматриваться как вмешательство в частные дела, объявлялись несоответствующими праву и публично осуждались. Такая обстановка порождала пассивность и нерешительность правоохранительных органов, способствовала росту преступлений, маскируемых гражданско-правовыми отношениями. Только в результате массовых протестов обманутых граждан, во всей полноте заявивших о себе в канун президентских выборов 1996 года, ситуация стала меняться в •ни» лучшую сторону. В этих условиях стало очевидным, что наличие гражданско-правовой ответственности, не исключает ответственности уголовной, разумеется, если есть к тому основания.   Правильное реагирование на определенные ситуации в экономической сфере — проблема, которая должна решаться в первую очередь исходя из характера совершенной сделки (фиктивная, действительная и т.д.), ее направленности и последствий.   Очевидно, что познать фиктивность, противоправность сделки, умысел виновных легче тогда, когда сделка заключалась от имени несуществующей фирмы, вымышленного лица или через подставных лиц, когда виновные, завладев имуществом, исчезают. Собственно это тот случай, когда говорят, что признаки преступления лежат на поверхности. Исследование документов, связанных с заключением сделки, истребование справок о регистрации и налоговом учете фирмы, получение объяснений от по-   123   терпевших и других лиц в таких случаях является, как правило, достаточным кругом проверочных действий, чтобы констатировать наличие признаков преступления и принять решение о возбуждении уголовного дела.   Совершенно иной расклад действий по проверке информации о преступлении обусловливает ситуация, когда ответственность за причиненный ущерб виновная сторона пытается представить как результат неудачной финансово-хозяйственной деятельности, как следствие коммерческого риска, недобросовестности своих партнеров — третьих лиц, с которыми она заключила сделки. Нередко в этом качестве выставляются лжефирмы, фирмы, прекратившие свое существование, подставные и вымышленные физические лица. Иногда причину утраты имущества виновные увязывают с определенным событием: разбойным нападением, кражей, пожаром, стихийным бедствием и т.д. Для придания правдоподобного характера соответствующим версиям они прибегают к инсценировкам, т.е. создают искусственные доказательства иного события. Цель всех подобных действий — убедить потерпевшего, правоохранительные органы в своей порядочности, невиновности и тем самым направить ход развития исследуемого события в русло обычного гражданского дела.   К такого рода ухищрениям можно отнести и заявление должника о своем банкротстве. Иногда это заявление сторона защиты рассматривает как серьезный аргумент в пользу невиновности лица. Однако это неверно. Соответствующий шаг со стороны виновного является вынужденным: заключив сделку и не исполнив обязательства, он не может отрицать факт причинения ущерба, ибо факт отрицания выдает его как мошенника, как лицо виновное. Поэтому у виновного есть два варианта поведения после завладения имуществом: или «отравиться в бега», или признать факт ненамеренного причинения ущерба и следовать затем предписаниям закона о банкротстве (объявить или подать заявление о своем банкротстве и т.д.). Конечно, и в этом случае будет иметь место мошенничество, но в отличие от первого варианта, который можно назвать грубым мошенничеством, здесь мошенничество является замаскированным. Оно прикрывается банкротством. Но, разумеется, все это только видимость, поскольку такой   124   исход был заранее спланирован, является преднамеренным, охватывается замыслом преступника.   В таких ситуациях обычно несложно доказать факт неисполнения обязательств по сделке. Трудности заключаются в установлении умысла на совершение хищения (мошенничества), равно как и на уклонение от уплаты налогов, таможенных платежей и т.д. Так, чтобы сделать вывод о наличии или отсутствии мошенничества необходимо точно знать, каковым было намерение лица при завладении имуществом. Только зная это можно правильно разграничить в случае неисполнения обязательств по сделке гражданско-правовой деликт и экономическое преступление (мошенничество, незаконное получение кредита и т.д.).   Очевидно, что без выяснения направленности умысла в подобных случаях вряд ли можно считать, что уголовное дело возбуждено правильно, обоснованно. Поэтому в ходе предварительной проверки умысел подлежит обязательному исследованию. В литературе такая позиция нередко отвергается, считается ошибочной, ибо в результате установления субъективной стороны необоснованно откладывается на неопределенное время расследование преступления. Для возбуждения дела якобы достаточно установить признаки объекта и объективной стороны преступления. Согласится с этим нельзя. Практика показывает, что только познав умысел, его направленность можно правильно разграничить при исследовании сделки гражданско-правовой деликт и экономическое преступление. Следовательно, только в этом случае решение о возбуждении дела или отказе в его возбуждении может быть принято правильно. При ином же подходе ошибки не исключаются. Между тем такие ошибки отнюдь не безобидны, они порождают далеко идущие последствия и настолько серьезные, что не считаться с ними нельзя. Так необоснованный отказ в возбуждении дела по существу означает сокрытие преступления, порождает безнаказанность виновных, способствует продолжению преступной деятельности (нередко с еще большим размахом), снижает уровень доверия населения к правоохранительным органам и т.д.   Не меньшие последствия влечет за собой и необоснованное возбуждение дела. Еще А.Ф. Кони, писал: «Уголовное пре-   125   следование слишком серьезная вещь, чтобы не вызывать самой тщательной обдуманности. Ни последующее оправдание судом ни даже прекращение дела до предания суду не могут изгладить материального и нравственного вреда, причиненного человеку поспешным и неосновательным привлечением его к уголовному делу».   При выяснении направленности умысла в стадии возбуждения дела большое значение имеют косвенные доказательства или так называемые улики поведения. Обнаружению их, как показывает практика, способствуют исследования способа и обстановки преступления, поведения лица до и после совершения преступления, а также личности виновного.   В литературе значение данных о личности для установления умысла, вины лица иногда отрицают, считают такую позицию изначально ошибочной, ибо центр тяжести в познании в таком случае якобы смещается с деяния на личность. Думается, что пренебрегать такими данными было бы необоснованно. Разумеется, как бы негативно ни характеризовалось лицо, сколь бы большим мошенническим или иным преступным опытом оно ни обладало, эти данные сами по себе еще не говорят о его виновности в совершении преступления. Однако эти данные обретают иной смысл, если их рассматривать в совокупности со всеми другими уликами поведения лица. Так, наличие определенных профессиональных знаний и навыков, опыт работы в определенной сфере деятельности и иные сведения о личности заподозренного лица могут указывать на то, что оно не могло не знать о характере и последствиях совершаемых действий. Например, по факту мошенничества с заведомо необеспеченными векселями специалисты установили, что для оплаты выпущенных векселей необходимо было так использовать мобилизованные предприятием средства, чтобы это дало возможность получить прибыль в размере не менее 114 % от их суммы за три месяца. Сопоставляя этот вывод с показателем обычной рентабельности предприятия. суд пришел к заключению, что «профессиональный руководитель не мог не знать об объективной невозможности исполнения принимаемых обязательств, и, тем не менее, пошел на выдачу этих   126   векселей1. Иными словами, профессиональные знания, опыт работы в качестве руководителя предприятия были приняты во внимание судом при доказывании субъективной стороны мошенничества.   При познании умысла очевидно нельзя сбрасывать со счетов и прежнюю преступную деятельность лица. И хотя между этой деятельностью и распознаваемым событием нередко нет прямой связи, исключать ее значения для познания последнего было шагом неверным. Практика показывает, что знание прежней деятельности виновного в связи с исследованием нового события позволяет обнаружить закономерности его преступного поведения, провести известные параллели между прежним и новым событием, восстановить недостающие звенья в цепи исследуемого события. Изучение преступной прежней деятельности важно и для познания психологии личности, его жизненных планов, интересов, потребностей, установки и т.д. Все это не может не учитываться при познании субъективной стороны поступков, совершенных данным лицом. По этому поводу Л.Е. Владимиров в свое время писал, что факт совершения подобного преступления прежде всего «не есть обстоятельство рассматриваемого дела и не может быть доказательством. Понятно — почему. Прежнее преступление не находится в тесной связи ни с одним из фактов рассматриваемого дела. Но события, не связанные с рассматриваемым на суде, иной впускаются в качестве доказательств психологических фактов, например, умысла. По обвинению в выпуске, в обращение фальшивых кредиток допускается доказательство, что подсудимый и прежде этим занимался. А в одном новейшем деле было высказано, что если совершение деяния доказано и остается нерешенным только вопрос о том, сознавал ли подсудимый преступность своего действия, то может быть допущено доказательство, что он совершал в то же время подобные же действия. Такое доказательство может дать основание для предположения, что, совершая  свое преступление, подсудимый действовал не под влиянием заблуждения или ошибки».   1Белов В.А. Вексельные преступления // Законодательство. 1997. № 5.   127   В плоскости рассматриваемого вопроса важно обратить внимание и на такую сторону личности подозреваемого (заподозренного) как его образ жизни. Академик В.Н. Кудрявцев указывает, что «с началом преступных действий личность преступника, его поступки, преступные и непреступные, образ жизни, социальные контакты и вся сфера общения могут претерпевать значительные изменения». Поэтому, сопоставив образ жизни до и после совершения преступления можно обнаружить в нем разительные перемены, что также может служить в качестве косвенного доказательства вины лица в совершении преступления.   Таким образом, исследование способа и обстановки преступления, личности подозреваемого (заподозренного), его поведения до и после совершения преступления позволяет познать направленность умысла в сделке и тем самым принять правильное и обоснованное решение о возбуждения дела или отказе в его возбуждении.   Л.В.Бертовский   кандидат юридических наук   В. А. Образцов   доктор юридических наук, профессор   Понятие, характеристика, классификация преступлений, связанных с запрещенной экономической деятельностью, как объекта методики расследования   1. Преступления, связанные с запрещенной экономической деятельностью, являются одной из групп экономических преступлений. В отличие от другой группы того же рода деяний (преступлений, связанных с разрешенной экономической деятельностью), данные преступления совершаются субъектами так называемой теневой экономики. Речь идет о незаконном предпринимательстве, лжепредпринимательстве, незаконном изготовлении и обороте наркотических средств, оружия, взрывчатых веществ и взрывных устройств, психотропных веществ, порнографических материалов, подделке денег и ценных бумаг, платежных документов и ряда других видов преступлений. При всем   128   различии уголовно-правовой квалификации их объединяет нарушение запретов, установленных уголовно-правовым законодательством, касающихся экономической деятельности в сфере производства, выполнения определенных видов работ, оказания финансовых и других видов услуг. Наибольший удельный вес в структуре рассматриваемых преступлений имеют деяния, связанные с изготовлением тех или иных видов криминальной продукции (товаров), а также с видоизменением (переделкой, подделкой) различных предметов, документов и других объектов, выпускаемых в сфере разрешенной экономической деятельности.   2. Преступления, связанные с запрещенной экономической деятельностью, классифицируются по различным основаниям: по видам выпускаемых товаров, имеющих потребительские свойства, по способам их изготовления, по масштабу (размаху), продолжительности запрещенной деятельности, количеству ее участников, способам маскировки осуществляемых операций и другим основаниям. Наиболее ценной с точки зрения методико-криминалистического обеспечения выявления и раскрытия данных преступлений, является их деление на две группы: на преступления, связанные с изготовлением продукции, рассчитанной на использование при совершении других преступлений (например незаконное изготовление взрывных устройств и огнестрельного оружия для преступных группировок) и на преступления, связанные с изготовлением продукции, использование которой не имеет отношения к дальнейшей преступной деятельности ( например изготовление пищевых продуктов, винно-водочных изделий, товаров бытового назначения).   Указанная дифференциация важна с точки зрения выявления своеобразия механизмов совершения и следообразования преступлений той и другой группы и учета их при разработке методических рекомендаций.   Однако, хотя процесс выявления и раскрытия указанных групп преступлений имеет определенную специфику, в нем имеется много сходных моментов. Это относится и к обстоятельствам, подлежащим установлению, и к организации и средствам поисково-познавательной деятельности субъектов уголовно-процессуального познания и доказывания.   129   3. По всем делам рассматриваемой категории подлежат установлению обстоятельства, относящиеся:   к личности участников преступной деятельности;   к подготовке исследуемой по делам запрещенной деятельности;   к производству, хранению, транспортировке, сбыту криминальной продукции;   к количеству (размеру) выпущенной и реализованной продукции, ее номенклатуре, ассортименту, стоимости понесенных в связи с расследуемой деятельностью материальных затрат, полученной прибыли и распределению среди соучастников, попустителей, укрывателей;   к совершению других преступлений, имеющих отношение к открытию, функционированию, обеспечению безопасности расследуемой деятельности (осуществление коммерческого подкупа, дача взяток, фабрикация документов прикрытия и т. д.) ;   к тому, в каких целях была использована незаконная продукция, не была ли она реализована при подготовке к совершению другого (других) преступления (если да, то устанавливается кем, когда, где, для чего использована продукция в качестве орудия, иного средства совершения преступления и все обстоятельства содеянного).   Отдельно может быть поставлен вопрос о качестве выпускаемой и реализуемой продукции и вредных последствиях содеянного (физическом вреде, причиненном потребителям недоброкачественных пищевых продуктов, имущественном ущербе, понесенном законно хозяйствующими партнерами, как субъектами экономики), а также об обстоятельствах, способствовавших совершению преступлений.   4. Как показывает практика, ключевым моментом, определяющим успех выявления и раскрытия преступлений, связанных с запрещенной экономической деятельности в сфере производства и оборота товаров, имеют тактические операции по обнаружению, документированию, изъятию, осмотру, предварительному и судебно-экспертному исследованию криминальной продукции (как минимум ее образцов) и имеющим к ней отношение   130   других материально выраженных объектов (сопутствующих товаров, заготовок, оборудования, материалов, сырья, средств упаковки и т.д.). Это становится возможным на основе комплекса тщательно планируемых и подготавливаемых оперативно-следственных действий.   Наиболее продуктивными в этом плане оперативно-розыскным мероприятиями являются:   — проверочная (контрольная) закупка образцов продукции;   — контролируемая поставка;   — обследование помещений, зданий, сооружений, транспортных средств, имеющих отношение к изготовлению, хранению, перевозке, сбыту криминальной продукции;   — наблюдение за указанными объектами и процессами, а также их участниками;   — снятие информации с технических каналов связи, прослушивание телефонных переговоров.   Основными в структуре следственных действий являются:::   — допрос выявленных покупателей (получателей) криминальной продукции, осмотр и изъятие имеющихся у них товаров;   — производство следственных осмотров, обысков, выемки объектов, имеющих значение для дела, по месту изготовления, хранения, сбыта криминальной продукции, обысков у заподозренных лиц по месту их работы, жительства, отдыха, в гаражах, транспортных средствах;   — назначение товароведческих, технико-криминалистических и иных судебных экспертиз, использование их результатов в ходе дальнейшего доказывания;   — допрос подозреваемых (в первую очередь задержанных с поличным, как говориться, «при товаре»).   Условиями оптимального решения поставленных задач служат:   — тесное, хорошо налаженное взаимодействие следователи и сотрудников, имеющих полномочия на осуществление оперативно-розыскной деятельности;   — широкое привлечение к участию в следственных действий специалистов различного профиля, обладающих знаниями в   131   той сфере деятельности, которая стала объектом уголовно-правового реагирования, в первую очередь из контрольно-надзорных служб (из подразделения госстандарта, торговых инспекций, государственного и ведомственного санитарного надзора и т.д.);   — своевременное назначение судебно-экспертных исследований изъятых объектов и обеспечение надлежащего информационного обеспечения назначенных экспертиз.   О.А. Славгородская,   кандидат юридических наук, доцент   К вопросу об использовании программно — целевого метода в расследовании преступлений, совершаемых организованными группами   Расследование преступлений представляется комплексом действий, обусловленных существующей на определенный момент расследования ситуацией, направленных на ее изменение в благоприятную сторону для достижения целей расследования при минимальных затратах времени, сил и средств.   Можно вести речь о существовании определенных принципов, на которых строится все расследование: учет следственной, ситуации; обеспечение условий для взаимодействия всех привлеченных к расследованию сил; обеспечение условий применения технико-криминалистических и иных средств; экономичность процесса расследования.1   В этой связи особую актуальность приобретает проблема, совершенствования методов расследования отдельных видов преступлений. Одним из перспективных методов организации расследования, является программно-целевой метод начального этапа расследования, который представляет специально разработан-   1 См.: Авраменко И.Л. Организационно-тактические основы расследования преступлений и тенденции их развития. Автореф. дисс. … канд юр. наук. М. 1991. С. 14-15.   132   ную программу расследования (например, квартирных краж, убийств, изнасилований и т.д.) 1.   Под программой расследования понимается система типовых криминалистических задач, типовых средств их решения, имеющая целью организацию предварительного расследования и получения по нему новых знаний.2 Основное назначение программ расследования преступлений — сделать этот процесс более эффективным, научно обоснованным и организованным, с соответствующей экономией времени и сил, затрачиваемых на решение основных задач следствия.3   Использование криминалистических программ любого уровня, по мнению В. Гуняева, С. Кузьмина, не может быть самоцелью, не должно влечь за собой заформализованность расследования. Криминалистические программы служат инструментом анализа информации и синтезированию, имеющихся в распоряжении следователя исходных данных.4   Воспользоваться криминалистическими программами возможно только после осуществления процесса их разработки, при получившего название криминалистического программирования.   Содержательная сторона данного процесса неоднозначно оценивается учеными.   ‘См., например Густов Г.Г Программно-целевой метод организации расследования убийств. Конспект лекций. Л., 1985.; Кузьмин С. В. Программно-целевой метод организации расследования краж. // Проблемы предварительного следствия и дознания. М., 1994.; Бурданова В. С., Гуняева В. А. Программа раскрытия убийств, совершенных по найму. //Южно-Уральские криминалистические чтения. Уфа,1999. Вып. 7. ; и другие.   2См., например: Соя-Серко Л. А. Программирование расследования // Социалистическая законность. 1980. №1 . С. 50-51 .   3Подробнее о программно-целевом методе см., например: Густов Г.А. Программно-целевой метод организации раскрытия убийств. Конспект лекций. Ленинград. Институт усовершенствования следственных работников. 1985. С.6.   4См. Гуняев В., Кузьмин С. В защиту криминалистических программ. //Социалистическая законность. 1990. № 3. С. 49.   133   Один из подходов заключается в рассмотрении программирования расследования для решения стоящих перед следствием задач путем использования непосредственно вычислительной техники (В.Я. Колдин, Н.С. Полевой, Л.Д. Самыгин, А Форкер). Другая позиция предусматривает в качестве программирования использование в процессе расследования заранее разработанных программ для отдельных видов преступлений (Е.П. Ищенко, Л.А. Соя-Серко, М.С. Шаламов).   В литературе высказывались мнения о том, что при разработке программы расследования необходимо разрабатывать не только саму программу расследования, но и дополнительно программу отдельных следственных действий, с учетом следственной ситуации.1   Действительно, такая постановка вопроса видится наиболее перспективной.   Использование имеющихся программ расследования должно сочетаться с творческой оценкой выбора из предлагаемых путей и средств, тех, которые после соответствующего анализа имеющейся информации представляются следователю наиболее рациональными и приемлемыми.   В тоже время проблемы, возникающие при расследовании преступлений, в частности, совершенных организованными преступными группами, связаны с отсутствием разработанных программ расследования, без которых возникают трудности в выявлении признаков деятельности организованной преступной группы в расследуемом преступном деянии. По этой причине преступления, совершенные организованными преступными группами, раскрываются не в результате целенаправленной деятельности органов следствия и дознания, а по случайным фактам противоправного поведения отдельных членов преступных групп. Поэтому расследование преступлений, совершаемых организованными преступными группами, совершается с опозданием, то есть   1 Подробнее см.: Гуняев В., Кузьмин С. Указ соч. С. 47 — 49.; Н.С. Некоторые вопросы организации расследования грабежей и разбойных нападений с целью завладения личным имуществом граждан. // Проблемы организаторской работы следователя. Волгоград. 1991. С. 130 — 135; Вандер М.Б. Схемы криминалистических алгоритмов. СПб, 1998. С. 32 и др.   134   на момент начала расследования на счету организованной преступной группы имеется значительное количество совершенных преступлений.’   Большое значение в таких ситуациях приобретает необходимость опережающей деятельности следователя. Одной из наиболее важных черт, присущих следственной деятельности, является ее наступательный характер. При производстве расследования оценка и анализ следственных ситуаций играют важную роль, поскольку, осуществляя указанную деятельность, следователь учитывает обстоятельства, образующие ситуацию и, основываясь на имеющихся информационных данных, определяет основные направления последующей деятельности. Принятие следователем решений, способствующих успеху расследования,  позволяет впоследствии разрабатывать типовые модели действий на основе типичных следственных ситуаций. Однако разработка подобных моделей не исключает возможности выбора для следователя. Необходимо только проводить своевременную, адекватную оценку при непосредственной реализации программ действия2   На основании вышеизложенного, с учетом изученной практики и существующих взглядов на данную проблему, можно выделить следующие основные моменты, которые необходимо иметь в виду при разработке программы расследования преступлений, совершаемых организованными группами при наличии определенной ситуации и учитывать при расследовании преступлений, следующие обстоятельства:   • установление того, что преступление совершенно членами организованной преступной группы;   • выявление всех участников организованной преступной  группы;   1См.: Яблоков Н.П. О криминалистических проблемах раскрытия и расследования преступлений, совершенных организованными преступными группами. //Вестник МГУ. Серия 11. Право. 1991. № 6. С.24.   2См.:Лукьянчиков Е.Д., Кузьмичев В.С. Тактические основы расследования преступлений. Киев. 1989. С. 10-33.   135   • определение процесса формирования организованной преступной группы, устойчивости личного состава, распределение ролей, срока существования;   • выявление лидера преступной группы, являющегося организатором и руководителем всех совершенных и планируемых преступлений;   • определение способов сокрытия следов преступной деятельности (маскировки, конспирации при проведении встреч, проведении разведывательных мероприятий), деятельности группы на стадии подготовки к совершению очередного преступления;   • выявление взаимодействия с коррумпированными представителями органов власти и правоохранительных органов в целях обеспечения прикрытия;   • установление наличия противоречий с другими преступными группировками и внутренней борьбы внутри самой преступной группы;   • проведение мероприятий по разложению группы, с целью преодоления круговой поруки и изобличения ее участников;   • определение того, совершением каких преступлений, занималась данная преступная группа, при отсутствии такой информации.1   При расследовании преступлений, совершенных организованными преступными группами, установление названных обстоятельств представляет определенную сложность и требует тщательной проработки и предварительного моделирования, возможности возникновения определенных проблемных ситуаций при разработке и реализации выбранной программы действий.   1 Более подробно по данному вопросу см., например: Яблоков Н.П Проблемы методики расследования преступлений, совершенных организованными преступными группами. // Вестник МГУ. Серия 11. Право. 1993:. № 5. С.21 — 27,; Селиванов Н.А. Некоторые особенности расследования преступлений, совершаемых организованными группами. / Информационный бюллетень. М. 1997. 4 (93) С. 59 — 60 и др.   136   Эти обстоятельства следует учитывать при выборе определенного пути расследования, отталкиваясь от имеющейся информации и учитывать сложившуюся следственную ситуацию.   А.А. Сидоров   кандидат юридических наук, доцент     Особенности организации и тактики допроса при расследовании налоговых преступлений   Допрос является наиболее часто распространенным следственным действием по делам, возбуждённым по фактам уклонения от уплаты налогов. Целью этого следственного действия является получение показаний имеющих значение по делу.   При подготовке к допросу по делам о налоговых преступлениях следователю необходимо провести консультации со специалистом, как правило, это специалист отдела налоговых проверок УФСНП РФ. Специалист помогает уяснить некоторые обстоятельства, установленные по делу, проконсультировать следователя по специальным вопросам в соответствии с профилем своих профессиональных знаний (например, по вопросам содержания бухгалтерских проверок и последовательности формирования в бухгалтерских документах объекта налогообложения и иным вопросам).   Готовясь к допросу, следователь в ходе самоподготовки изучает различные пособия, справочники, инструкции. Однако, и «этих случаях, целесообразно получить консультацию специалиста о том какие именно пособия, справочники по интересующему вопросу могут быть использованы1.   Значительную помощь окажет следователю и изучение личности допрашиваемого (особенности характера, поведение на допросе), что в определённой мере определит и тактику допроса. Сведения о личности лица подлежащего допросу, можно получить, дав соответствующее поручение оперативной службе   1Зверев Ю. Расследование летних происшествий. // Социалистическая иконность.1974, № 3. С. 23.   137   УФСНП. При этом понадобится не только свойства личных качеств, но и полная картина системы взаимоотношений в коллективе организации. Оперативным работникам необходимо выяснить характер служебных и личных отношений по цепочке «руководитель — его заместители — главный бухгалтер — материально ответственные лица» и «главный бухгалтер — работники бухгалтерии — материально ответственные лица», а также «руководитель — контрагенты — неофициальные связи»1.   Важным этапом подготовки следователя к допросу по налоговым преступлениям является составление плана. На наш взгляд, он должен быть письменным, поскольку расследование налоговых преступлений относится к категории особой сложности, связано с оперированием большого количества значимой для расследования информации. Вместе с тем, на практике многими следователями допускается игнорирование письменного плана допроса, подмена его мысленной схемой, имеющей лишь общее представление о том, что необходимо установить на допросе. В результате такие допросы будут малоэффективны. Составляя план допроса, следователю необходимо обратить внимание не только на полноту перечня вопросов, подлежащих выяснению, но и на точность формулирования вопросов и их последовательность.   Анализ практики позволяет сделать вывод о том, что следователи не всегда готовы к проведению допроса, что сказывается на результатах расследования данной категории дел.   В качестве свидетелей при расследовании налоговых преступлений чаще всего допрашиваются сотрудники налоговой полиции, работники налоговых инспекций, выявившие нарушение налогового законодательства, а также иные лица, имеющие отношение к делу. Допрос сотрудников органов налогового контроля позволяет установить обстоятельства обнаружения налогового преступления, уяснить суть выявленного нарушения налогового законодательства.   1 Сологуб Н.М. Налоговые преступления: методика и тактика расследования. М» 1998. С. 145.   138   Допрос указанных лиц не представляет сложности, они не заинтересованы в искажении фактов и дают правдивые показания 1.   Ценные показания могут быть получены от второй группы свидетелей: сотрудников предприятия, на котором было совершено преступление. Ими могут быть бухгалтерские работники, занимавшиеся непосредственно учётом и составлением отчетности; кассиры, продавцы, кладовщики, секретари, водители, сотрудники охраны и т.д. Они, как правило, располагают сведениями о порядке ведения на предприятии бухгалтерского учета и отчетности, обстоятельствах проведения хозяйственных операций, местах хранения денежных средств, документов и предметов, имеющих доказательственное значение. В целях получения правдивых показаний допрос таких свидетелей следует проводить как можно раньше, чтобы исключить возможное влияние, оказываемое на них.   Последнюю группу свидетелей составляют представители других предприятий или организаций, с которыми в процессе хозяйственной деятельности осуществлялись деловые контакты или совершались сделки. Часто такими свидетелями являются коммерческие директора или экспедиторы, осуществлявшие заключение договоров и закупку товаров. От таких лиц можно получить показания об условиях договоров, объёмах поставленных товаров, выполненных работах, оказанных услугах и их оплате2.   В допросе при расследовании налоговых преступлений целесообразно участие специалиста обладающего специальными маниями в области бухучета, налогообложения, экономики и т.д. поскольку это не даст допрашиваемому ввести в заблуждение следователя, не имеющего таких знаний.   Большое значение показания свидетелей имеют при расследовании умышленного отказа от дачи показаний об источниках доходов и их фактическом объеме, а также непредоставления документов и иной информации о деятельности хозяйствующего   1Кучеров И.И. Налоговые преступления. М., 1997, С. 131.   2Челышева О.В., Феськов М.В. Расследование налоговых преступлений. СПб. 2001, С. 116-117.   139   субъекта. Получение такой информации из других источников проблематично. Если допрашиваются работники бухгалтерии те, кто составлял документы и вносил в них искаженные сведения об объектах налогообложения, нужно установить: почему они это сделали; вносились ли искаженные сведения об объектах налогообложения ранее; не давали ли им поручения о внесении в документы заведомо искаженных сведений их руководители или они это сделали самостоятельно, и другие вопросы.   По усмотрению следователя свидетель допрашивается в месте производства следственного действия (кабинет следователя, дежурная часть Отдела налоговой полиции, У ФСНП), либо по месту нахождения свидетеля. Чаще необходимо допрашивать свидетеля в кабинете. Поскольку следователь более качественно допрашивает на привычном рабочем месте, а официальная обстановка располагает свидетеля и потерпевшего к деловому контакту. Допрос по месту нахождения свидетеля проводится, в случае необходимости, внезапно для допрашиваемого произвести данное следственное действие, или допрос на месте может вызвать нужные ассоциации у допрашиваемого, или легче установить психологический контакт, а также, когда допрашивается большое количество свидетелей.   Свидетель может запомнить информацию преднамеренно (прилагая усилия к запоминанию), а может непреднамеренно, что происходит гораздо реже по сравнению с другими видами преступлений. Бухгалтеры, работники налоговых инспекций чаще преднамеренно запоминают нужные данные, без связки с будущей дачей показаний, силу своих служебных обязанностей. Поскольку любые налоговые преступления обязательно отражаются на бумаге и выражаются, в несоответствии планам счетов бухгалтерского учета, несовпадением балансовых цифр, несоответствии общеизвестным правилам ведения бухгалтерского учета, то работники, связанные с этим, зачастую обращают внимание на такие несоответствия, и тем более, налоговый инспектор при проверке правильности расчетов.   Общеизвестно, что со временем все более реальным становится искажение или полное забывание свидетелем полученной информации. Поэтому, промедление с допросом ухудшает   140   качество показаний. Наиболее результативным может быть допрос непосредственно после совершения преступления. Следователю необходимо иметь в виду, что перед дачей показаний свидетель вспоминает конкретные обстоятельства событий, а возможные пробелы в воспоминаниях может дополнить а счет прежних наблюдений или собственного опыта, но не фактов, связанных с расследованием преступления. В этом и заключается искажение информации. Искажения информации могут также возникать и тогда, когда следователь выбрал не соответствующий возможностям свидетеля ускоренный темп допроса. Даже при высокой образованности свидетеля, разница между тем, что он думал и тем, как он это выразил, сказав следователю, может быть значительна. Частой ошибкой является то, что замедленный темп дачи показаний, обдумывание вопросов воспринимается следователем как неискренность свидетеля. В соответствие с этим выбранные методы допроса должны исключать искажение.   В случае, когда следователю нужно допросить свидетеля об обстоятельстве, которое тот не упомянул по каким-либо причинам в свободном рассказе, то ставить прямой вопрос о том, что свидетелю известно о данном событии, не рекомендуется. Необходимо, по нашему мнению, выяснить данное обстоятельство поэтапно, постановкой нескольких вопросов, связанных со свободным рассказом. Такие вопросы должны содержать как можно меньше информации и использовать как можно больше формулировок, использованным самим свидетелем в своем рассказе. В заключении необходимо отметить, что допрос при расследовании налоговых преступлений является весьма сложным следственным действием при расследовании дел данной категории, требующее от следователя тщательной подготовки: изучения нормативного материала, различных пособий, справочников, инструкций по вопросам касающимся налогообложения; получении Консультаций специалиста; изучения личности допрашиваемого; составления письменного плана тех вопросов, которые необходимо выяснить; выборе места проведения допроса; в ходе проведения самого допроса следователем используется весь спектр тактических и психологических приёмов допроса, необходимо   141   также учитывать и контингент допрашиваемых как правило опытных специалистов имеющих высшее образование.   А.И. Федор   кандидат юридических наук   О содержании и некоторых элементах криминалистической характеристики пожаров (взрывов) на объектах нефтегазового комплекса   Одним из основных объектов рассмотрения в криминалистической науке является криминалистическая характеристика рода или вида преступления.   Именно она является «исходной, ключевой для правильного построения и обоснования любых методических рекомендаций (Крылов И.Ф.,1984)», частных криминалистических методик отдельных видов преступлений.   Изучение общих положений учения о криминалистической характеристике преступлений позволяет перейти к раскрытию криминалистической характеристики преступлений, сопряженных С пожарами и взрывами, определить, какие общие особенности и закономерности данной группы преступлений относятся, к наиболее значимым в криминалистическом отношении.   В первую очередь, встает вопрос о возможности существования общей криминалистической характеристики умышленного (путем поджога, взрыва) и неосторожного уничтожения или повреждения имущества, а также нарушения правил пожарной безопасности и иных преступлений, связанных с возникновением, пожара.   При; рассмотрении уголовно — правовой характеристики преступлений, связанных с пожарами и взрывами, отмечается, что: явление пожара (взрыва) может выступать в событии происшествия в различных качествах:   как способ совершения преступления;   как способ сокрытия другого преступления (кражи, убийства и др.);   142   как последствия иных преступных деяний.   Таким образом, в понятие криминальных пожаров и взрывов входит группа преступлений, включающих общественно-опасные деяния, предусмотренные уголовным законом, совершенные путем взрыва, поджога, неосторожного обращения с огнем, электрооборудованием, горючими жидкостями и иными веществами и предметами, представляющими повышенную взрыво-пожарную опасность, а также нарушения правил пожарной безопасности и иных правил, повлекшие возникновение и развитое пожара, гибель людей или иные тяжкие последствия.   А.Я.Качанов, применительно к пожарам справедливо писал, что эти преступления однородны в том смысле, что «их объединяет общее — явление пожара, повлекшее уничтожение или повреждение имущества или иные тяжкие последствия, независимо от того, возникает данное явление в результате целенаправленных, умышленных или неосторожных действий виновного лица (Качанов А.Я., 1987)».   Для объектов нефтегазового комплекса характерна тесная связь между пожарами и взрывами. Как начавшийся пожар может вызвать взрыв газов и смесей, так и взрыв, в свою очередь, может вызвать пожар. Нередко эти явления чередуются, по мере развития и расширения пожара, и каждый последующий взрыв увеличивает площадь горения.   Общность основных криминалистических задач расследования, связанных с явлениями пожара, взрывов, по этой категории дел обуславливает необходимость разработки единых методических рекомендаций расследования, касающихся пожара и взрыва, на основе выявления общих особенностей криминалистических характеристик преступлений, связанных с пожарами и взрывами.   Понятие и структура криминалистической характерней преступлений, сопряженных с пожарами рассматривалась многими учеными — криминалистами.   Так, В.А.Гуняев относил к ней основные причины пожаров, перечень составов преступлений, особенности расследования и обстоятельства, подлежащие установлению (1976).   143   Н.П.Яблоков включал в криминалистическую характеристику поджогов перечень составов преступлений и способов поджога, основную первоначальную задачу расследования и круг вопросов, подлежащих выяснению (1980),   ВЛ.Коновалова охватывала понятием «криминалистическая характеристика» способы совершения преступлений, способы сокрытия, совокупность наиболее типичных следов, информацию, р. личности преступника и личности потерпевшего   И.Ф.Пантелеев описывал криминалистическую характеристику поджогов, включая в нее наиболее распространенные технические причины возникновения горения, типичные условия, вызывающие его развитие, типичные следы, типичные криминальные ситуации, совокупность сведений о признаках, указывающих на очаг пожара, а также на умышленные действия поджигателя (типичные признаки поджога) (1993).   Представляется, что наиболее точно определил криминалистическую характеристику преступных пожаров А.Я.Качанов, как «совокупность сведений о типичных механизмах возникновения пожаров как преступных проявлений: о причинах их возникновения как результате действий определенного лица, включая способы поджогов и неосторожных действий и преступного бездействия, о последствиях действий виновных лиц и горения как разрушительного процесса, проявившихся в материальных следах, об особенностях образования идеальных следов и их местонахождения» (1987).   Примерно также понимает криминалистическую характеристику криминальных пожаров А.А.Умаев, включая в нее «признаки, характеризующие механизм преступления и связи между ними», и следующие элементы:   1) информацию об элементах и фазах (механизме) развития пожара;   2)материально — фиксированную информацию о последствиях пожара;   3)информацию о типичных связях между последствиями, пожара и горением;   4)информацию об очаге пожара;   144   5)информацию об объекте пожара;   6)информацию о причине пожара;   7) информацию о способе совершения преступления:   9) информацию о способе сокрытия преступления»   (1990).   Большинство этих элементов являются и элементами объективной стороны криминального пожара, которую можно структурировать следующим образом:   общественно — опасное деяние (действие или бездействие);   ущерб от пожара;   время, место, обстановка совершения преступления;   механизм возникновения и развития горения, в том числе причина пожара и условия, способствующие возникновению и развитию пожара;   способ совершения и сокрытия преступления;   причинная связь между деянием и причиной пожара, между деяниями (в том числе, и не связанными с причиной пожара) и условиями, способствовавшими возникновению и развитию пожара, и, в результате, между деяниями и последствиями пожара.   О том, что в данной категории уголовных дел четко просматриваются две группы причинных связей, писал еще И.М.Лузгин(1970).   К первой группе он относил причинные связи, характеризующие непосредственно загорание (явление горения): его механизм, причины возникновения, интенсивность, пути распространения огня и т.п. (фактическая основа дела). Во вторую группу он включал причинные связи между действиями людей и обстоятельствами возникновения пожара.   На основании описанного, структуру основных элементов криминалистической характеристики криминальных пожаров и взрывов, можно представить следующим образом:   1. Объект пожара (взрыва).   145   2.Механизм возникновения и развития пожара (взрыва) включающий:   • время, место, обстановку возникновения и развития пожара (взрыва) или совершения взрыва;   • причину пожара (взрыва) и ее связь с конкретным деянием;   • условия, способствующие возникновению и развитию пожара (взрыва);   3. Способы и мотивы преступлений, связанных с криминальными пожарами и взрывами;   4.Материальные последствия пожара и взрыва и их отражение в материальных и идеальных следах.   5.Сведения о субъекте криминальных пожаров, взрывов (личности преступника).   6.Связь пожара (взрыва) с террористической деятельностью.   В.А.Гамза   кандидат юридических наук   Об актуальности разработки частных методик криминалистического обеспечения безопасности коммерческих организаций   Задача обеспечения безопасности коммерческих организаций1 от угроз криминального характера является, с одной стороны, конституционной обязанностью государства в лице его правоохранительных органов,2 а с другой — обязанностью и правом каждой коммерческой организации защищать свои интересы, вытекающими из различных норм права: уголовного и уголовно-процессуального (обязанность сообщения об известных преступ-   ‘ Под коммерческой организацией в соответствии со статьей 50 Гражданского кодекса РФ мы понимаем юридическое лицо любой организационно-правовой формы, преследующее извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности.   2 См.: Конституция Российской Федерации, ст.ст.8,35,114.   146   лениях и право привлечения к уголовной ответственности за преступления, предусмотренные главой 23 Уголовного кодекса РФ), гражданского и арбитражного (обязанности и права применения иконных мер защиты имущества и неимущественных прав и интересов), административного (обязанности и права использования правомерных средств и методов охраны имущества и ценностей и защиты иных интересов).   В рамках криминалистики могут быть разработаны и иметь существенную практическую значимость в борьбе с преступностью следующие методики:   а) методики использования криминалистических средств и методов частными детективно-охранными структурами и иными негосударственными юридическими лицами в целях решения тех задач борьбы с преступностью, которые допускаются или возлагаются на них законодательством1 («Методики криминалистического обеспечения частной правоохранительной деятельности»);   б) методики использования коммерческими организациями разработанных криминалистикой средств и методов в целях защиты своих имущества, законных прав и интересов от преступных посягательств («Методики криминалистического обеспечения безопасности коммерческих организаций»)2;   в) методики, содержащие рекомендации использования частными лицами (любыми физическими лицами) разработанных криминалистикой средств и методов в целях обеспечения личной безопасности, защиты законных прав и интересов и сохранности   1К примеру, Федеральный закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем» (от 07.08.2001г. №115-ФЗ) возложил на коммерческие банки обязанность осуществления комплекса мер предупреждения, выявления и пресечения деяний, связанных с легализацией (отмыванием) преступных доходов (ст.2 данного Закона).   2Автор впервые предпринял попытку сформулировать основные положения такой методики применительно к банку в своей работе: Концептуальные основы криминалистической методики обеспечения безопасности коммерческого банка//Вестник Саратовской государственной .академии права, 2001, №5(28), с.46-48. Подробно эта тема исследована автором в работе: Гамза В.А. Проблемы криминалистического обеспечения безопасности коммерческого банка.-М.:МГЮА,2002.-183с.   147   своего имущества («Методики криминалистического обеспечения безопасности личности»).   Остановимся на методиках криминалистического обеспечения безопасности коммерческих организаций.   Необходимость разработки частных методик криминалистического обеспечения безопасности коммерческих организаций от преступных посягательств обусловлена следующими обстоятельствами:   • актуальностью проблемы борьбы с растущей преступностью в экономической сфере, которая, в свою очередь, является финансовой основой организованной преступности;   • отсутствием у правоохранительных органов значительного практического опыта, а в криминалистике — фундаментальных теоретических исследований решения задач обеспечения безопасности коммерческих организаций от криминальных посягательств;   • необходимостью обеспечения коммерческих организаций такими рекомендациями борьбы с преступными посягательствами, которые были бы наиболее эффективными при минимальных затратах, применялись правомерно и не причиняли ущерба третьим лицам;   • отсутствием иных, кроме разработанных криминалистикой, средств и методов, способных комплексно обеспечить защиту интересов коммерческих организаций от криминальных угроз, но не требующих для их применения специального правового регулирования и лицензирования;   • необходимостью учета характерных особенностей объектов защиты путем формирования криминалистических характеристик различных видов коммерческих организаций как объектов преступных посягательств, являющихся информационной основой для   148   разработки адекватных криминалистических методик.1   В заключение замечу: если криминалистическая наука будет разрабатывать широкий спектр своих частных методик, то она станет еще более значимой для практики борьбы с преступностью.   Меретуков Г. М.   доктор юридических наук, пофессор   Данильян С. А.   кандидат юридических наук, доцент   Использование возможностей мультимедийного программного продукта для совершенствования процесса обучения   В целях активизации познавательной деятельности обучающихся, развития у них профессионального мышления, умений и навыков, необходимо наряду с уже разработанными методами и приемами обучения широко использовать современные наукоемкие технологии. Одним из таких направлений является применение в учебном процессе компьютерной техники, позволяющей совершенствовать обучение путем наиболее наглядного изложения базовых научных положений, имеющих прикладной характер. При этом максимальная активизация процесса восприятия изучаемого материала происходит в случае использования в ходе занятий обучающих программ, разработанных с использованием мультимедийного программного продукта, к основным достоинствам которого следует отнести возможность статическо-   1 Практическая значимость использования специальных методик криминалистического обеспечения безопасности коммерческих организаций на примере банка определена нами путем издания работы: Гамза З.А., Ткачук И.Б. Безопасность коммерческого банка: Учебно-практическое пособие.-М.:Изд-ль Шумилова И.И.,2000.-216с. (по имеющимся у нас сведениям, книга оказалась востребованной).   149   го, анимационного и звукового отображения любого материала, составляющего предмет изучения.   Использование возможностей мультимедийного программного продукта для совершенствования процесса технико-криминалистического обучения, актуально особенно в тех случаях, когда необходимо показать динамику взаимодействия следообразующих и следовоспринимающих поверхностей, недоступных для их внешнего восприятия обычным визуальным способом (например, последовательность образования на пулях и гильзах следов деталей огнестрельного оружия).   В настоящее время механизм образования различных следов, довольно подробно изложен в учебно-методической литературе, однако такая литература содержит только статические графические изображения, что не всегда позволяет обучающимся образно представить сам процесс следообразования. Казалось бы, решение этой проблемы невозможно без создания объёмных макетов, отражающих процесс следообразования. К сожалению, создание таких макетов занятие очень трудоемкое, да и к тому же они не смогут полностью отразить совокупную динамику отдельных элементов контактного взаимодействия следовых поверхностей.   Считаем, что наиболее рациональным выходом в данной ситуации, является использование для этих целей обучающих программ, созданных на базе мультимедийного программного продукта. Указанные программы позволят визуально воспринять как статические, так и динамические периоды следообразования. Вместе с тем необходимо учитывать, что самостоятельное создание таких обучающих программ не под силу как преподавателям, не умеющим работать с мультимедийным программным продуктом, так и программистам, не владеющим технико-криминалистическими знаниями.   Таким образом, работа по созданию обучающей программы с использованием возможностей мультимедийного продукта предполагает тесное взаимодействие преподавателей и программистов. На наш взгляд, такое взаимодействие целесообразно подразделить на ряд этапов. В ходе первого этапа преподавателем определяется тема, для раскрытия которой будет создана обучающая программа. На этом этапе происходит подбор преподава-   150   гелем всех источников по выбранной теме. В качестве источников могут выступать любые учебно-методические материалы, а также аудио — или видеозаписи, фотографии, чертежи, планы, схемы и т.д.   Ко второму этапу следует отнести подготовку преподавателем сценария того, что должно быть отражено в программе. Сценарий можно разрабатывать с учетом отражения замысла автора, как в динамике, так и в статике, при этом следует учитывать тот факт, что максимально подробное описание структуры и содержание отражаемого в программе материала существенно облегчит работу программиста.   Третий этап — это период, в ходе которого программист пишет программу, с учетом всех пожеланий, указанных в сценарии. На четвёртом этапе, готовая, но ещё «сырая» программа проходит первоначальную «обкатку», в ходе которой сведущие в .предмете программы лица, высказывают свои критические замечания по её поводу. Наконец, четвёртый этап — это этап, завершающий создание обучающей программы, в ходе которого программист устраняет все высказанные замечания, а также окончательно подготавливает программу к работе.

Do NOT follow this link or you will be banned from the site! Пролистать наверх