Гурeвич к м борисова e м психологичeская диагностика м 1997 182 с 2

наблюдатель, очень важно, чтобы он владел техникой наблюдений на высоком уровне и в полном объеме. Наблюдение может быть наивным и научным Наивный способ наблюдений очень сильно зависит от личностных способностей наблюдателя, его установок, намерений и т п Результаты такого наблюдения носят неопределенный характер и могут интерпретироваться другими исследователями совершенно по-разному. Можно сказать, что они в большей мере характеризуют самого наблюдателя, чем того, за кем он наблюдает.   Психологическим целям больше соответствует научное наблюдение, или, как его называл М.Я. Басов, «исследующее, или выбирающее» наблюдение Такое наблюдение осуществляется на основе тщательной предварительной подготовки.

 

Оно предпринимается со строго определенной целью, которая и определяет и время наблюдения, и отбор нужных фактов. Другими словами, научное наблюдение отличается от наивного постановкой проблемы, выбором ситуаций для наблюдения, определением психологических качеств или особенностей поведения, которые должны стать объектом наблюдения, разработанной системой фиксации и записи результатов, однозначностью понимания другими людьми полученных данных. В качестве примера приведем сформулированные РБ Кеттеллом (1957) правила психологического наблюдения.   1) поведение испытуемого должно быть оценено в разнообразных ситуациях (в  школе или на работе, в общественных местах) и в разных ролевых позициях (учащегося,  работника, отца, сына, друга и т п ), поэтому наблюдатель должен проводить с  испытуемым ежедневно определенное количество времени в течение 2-3 месяцев;   2) заранее должны быть определены черты личности или особенности поведения,  которые необходимо оценить;  3) экспериментатор должен быть предварительно натренирован в подобной оценке,  4) наблюдение должно быть беспристрастным,   5) оценивать одного обследуемого должны не менее 10 наблюдателей и  окончательная оценка должна представлять среднее из их наблюдений, при этом  суждение каждого из них должно быть независимым.   Классификация наблюдений проводится по разным основаниям. По степени формализованное(tm) наблюдение может быть неконтролируемым (исследователь пользуется общим принципиальным планом) и контролируемым (регистрация поведения идет по детально разработанной процедуре). В зависимости от положения наблюдателя различают простое (или обычное) наблюдение, когда события регистрируются со стороны, и соучаствующее (или включенное) наблюдение, когда исследователь включается в определенную социальную ситуацию и анализирует события как бы «изнутри».   Сложная проблема, которая встает при применении метода наблюдения, заключается в том, как фиксировать наблюдаемое. К основным формам протоколирования наблюдений можно отнести следующие: признаковые или знаковые системы, системы категорий и шкалы рейтинга (оценок). Когда протоколирование ведется в системе признаков, то заранее описывают конкретные виды поведения, симптоматические для целой поведенческой сферы, и потом фиксируют, какие из них появляются в тот или иной период наблюдения.

 

Признак должен быть однозначным и не требовать дополнительного разъяснения. Например, в схеме наблюдения Шульца    использованы такие признаки’ учитель работает с учеником, учитель работает с маленькой группой, учитель игнорирует вопрос ученика, ученик отвечает урок, ученик громко читает и пр.   Система признаков открыта, т.е. может быть продолжена. В этом ее отличие от системы категорий.

 

В системе категорий должны быть полностью описаны все виды поведения наблюдаемого; добавлять в процессе наблюдения что-то новое уже нельзя.

 

Например, категории, выделенные американским психологом Р.

 

Бейлзом для изучения последовательных фаз в групповой деятельности, следующие ориентировка членов группы в отношении общей задачи, оценка хода выполнения задачи членами группы; контроль, фаза принятия решения; сопровождающие процесс принятия решения эмоции (положительные и отрицательные).   Используя признаковые и категорийные системы, наблюдатели могут давать оценки, интерпретации (например, вежливый, строптивый и т д ), которые для каждого из них имеют свое значение.   Чтобы избежать субъективизма, используют шкалы рейтинга Они требуют фиксации не наличия признака, а степени его выраженности Например’ «Какой интерес проявляет ученик во время занятий» Степень выраженности этого интереса можно оценить по 5-балльной системе совсем не проявляет (1 балл); едва проявляет (2 балла), проявляет какой-то интерес (3 балла), проявляет большой интерес (4 балла); проявляет жгучий интерес (5 баллов)   Как видно, метод наблюдения является достаточно трудоемким и сложным диагностическим инструментом, требующим от наблюдателя большого профессионального опыта и специальной подготовки Попытки придать этому методу формализованный характер (например, составление жесткой процедуры наблюдения, получение с помощью шкалы рейтинга количественных оценок) способствуют повышению объективности и достоверности полученной информации.   Опрос. Это метод сбора первичных данных на основе вербальной коммуникации При соблюдении определенных правил он позволяет получить не менее надежную информацию о событиях прошлого и настоящего, об устойчивых склонностях, мотивах тех или иных поступков, о субъективных состояниях, чем метод наблюдения   Было бы ошибкой считать, что опрос — самый «легкий» для применения метод Искусство использования этого метода состоит в том, чтобы знать, как спрашивать, какие задавать вопросы, как убедиться в том, что можно верить полученным ответам. Как и в оп-росниках личности, самая большая сложность, которая возникает при применении этого метода, заключается в формулировании вопросов Существуют многочисленные правила построения вопросов, расположения их в определенном порядке, группировке в отдельные блоки и т д В литературе подробно описаны типичные ошибки, возникающие при неграмотном конструировании вопросов (В А Ядов, 1972).   Методы опроса имеют некоторые различия по форме и характеру их организации Так, они могут проводиться устно или письменно, индивидуально или в группе, один раз или многократно Вопросы могут формулироваться в прямой форме (ответ следует понимать в том же смысле, как его понимает опрашиваемый) и косвенной (ответ предполагает расшифровку в ином, скрытом от отвечающего смысле) Они могут иметь открытый или закрытый характер    Одним из наиболее распространенных видов опроса является интервью   Интервью. Это проводимая по определенному плану беседа, предполагающая прямой контакт интервьюера с респондентом (отвечающим) По форме оно бывает свободное (беседа без строгой детализации вопросов, но по общей программе стройная стратегия в общих чертах, а тактика свободная), стандартизированное (осуществлена детальная разработка всей процедуры, включая общий план беседы, последовательность вопросов, варианты возможных ответов: стойкие стратегия и тактика); частично стандартизированное (стойкая стратегия, а тактика более свободная) Диагностическим целям в большей мере соответствует стандартизированная форма интервью, поскольку дает возможность получить сравнимые данные о разных испытуемых, ограничивает влияние посторонних воздействий, позволяет в полной мере и в нужной последовательности «отработать» все вопросы.

 

Однако его следует применять только тогда, когда отвечающий охотно идет на это В противном случае результат может быть неудовлетворительным, поскольку стандартизированное интервью многими людьми воспринимается как ситуация экзаменационного опроса, что ограничивает проявления непосредственности и искренности отвечающего.

 

При работе с детьми стандартизированное интервью применяется редко. Психолог стремится к более естественным формам беседы. Чаще всего интервью имеет следующую структуру  а) введение- настройка на беседу, на сотрудничество;  б) свободные высказывания испытуемого;  в) общие вопросы (например- «Ты можешь мне что-нибудь рассказать о школе?»),  г) подробное исследование;   д) снятие возникшего напряжения и выражение признательности за участие в  беседе.   Интервью не должно быть продолжительным и скучным.

 

Регистрация ответов не должна сдерживать отвечающего. Интерпретация полученных результатов не лишена субъективизма, поэтому, как уже говорилось выше, их следует рассматривать в комплексе с данными диагностических методик.   В зависимости от целевого назначения интервью разделяют на диагностические и клинические. Диагностическое интервью — это метод получения информации о свойствах личности, используемый на ранних этапах психотерапии. Оно может быть управляемым и неуправляемым («исповедальным»). Клиническое интервью — это метод терапевтической беседы, помогающей человеку осознать свои внутренние затруднения, конфликты, скрытые мотивы поведения   Анализ продуктов деятельности (контент-анализ). В психодиагностике существует еще один способ получения информации — это количественно-качественный анализ документальных источников, позволяющий изучать продукты человеческой деятельности Под понятием «документальный источник» понимаются письма, автобиографии, дневники, фотографии, записи на кинопленке, произведения искусства, материалы средств массовой информации (газеты, журналы и т п.).   Для того чтобы при изучении документов можно было преодолеть субъективизм исследователя, выявить достоверную информацию и достаточно точно ее регистрировать, был разработан специальный метод, получивший название «контент-анализ» (буквально «анализ содержания») Впервые он начал применяться начиная с 20-х    гг. нашего столетия для обработки материалов средств массовой коммуникации Это более или менее формализованный метод анализа документов, когда на основе гипотезы исследователя в документальных материалах выделяются специальные единицы информации, а затем подсчитывается частота их употребления Так, например, в 20-е гг русский исследователь Н А Рыбников в ходе анализа сочинений прослеживал, как распределяются положительные и отрицательные оценки школьниками своей жизни в зависимости от возраста и пола Или другой пример В 80-х гг Н Н Лепехиным и Ч А Шакеевой проводился контент-анализ эпизодов жестокости и агрессии в западных и отечественных кинофильмах Анализ выявил количественное преобладание и более жестокий характер подобных эпизодов в западных фильмах   Таким образом, основная процедура контент-анализа связана с переводом качественной информации на язык счета. С этой целью выделяются два типа единиц-смысловые, или качественные, единицы анализа и единицы счета, или количественные Основная трудность при работе с документальными источниками — умение провести качественный анализ, т е выделить смысловые единицы Это во многом зависит от личной компетентности исследователя, уровня его творческих возможностей   Так как контент-анализ основан на принципе повторяемости, частоты использования различных смысловых единиц (например, определенных понятий, суждений, образов и т п ), его следует применять только тогда», когда есть достаточное количество материала для анализа   В контент-анализе от простого подсчета частот встречаемости тех или иных смысловых единиц постепенно перешли к более сложным статистическим приемам (корреляционной технике и факторному анализу) Новым этапом в развитии этого метода стала его компьютеризация Особенно широко это используется в США — там разрабатываются стандартные программы анализа разнообразных документов, позволяющие достаточно быстро и надежно проанализировать огромный объем информации и освободить кодировщиков от утомительного ручного способа   В психологической диагностике контент-анализ наиболее часто используется в качестве вспомогательного метода или процедуры обработки данных, полученных при других исследованиях С его помощью подвергаются анализу речевые сообщения испытуемого, сопровождающие практически любые диагностические обследования, особенно при индивидуальной процедуре Конкретно контент-анализ может применяться при обработке данных, полученных посредством проективных методик (например, ТАТ, тест Роршаха, Завершение предложения), интервью, содержания бесед, другой речевой и письменной продукции испытуемого, открытых вопросов анкет и т п Так, например, в методиках диагностики личностных особенностей (тревожности, невротицизма и др.) проводится контент-анализ грамматических и стилистических конструкций речи испытуемого- количество «тематических» высказываний (болезнь, страх, неуверенность и т.д.), глаголов, логических блоков и т.п Такой анализ нередко позволяет выявить и объективизировать скрытую тенденцию в ответах испытуемого   В последнее время в западной психологической литературе появился термин «тесты учителя».

 

Под ним подразумеваются не только традиционные тесты учета и контроля школьных достижений, а целенаправленное использование учителем в своей работе малоформализованной диагностики Особо выделяется умение проводить систематические наблюдения, имеющие своей целью изучение индивидуально-    психологических особенностей учеников, их поведения   По основательности разработки тесты учителя далеко отстают от того, что достигнуто в формализованной диагностике Однако само упоминание о них в психодиагностической литературе, вероятно, следует рассматривать как одно из проявлений неудовлетворенности той формалистичностью, которая стала неотъемлемой чертой психологического диагностирования Только сочетание формализованных методик диагностики с наблюдениями, беседами и другими формами изучения обследуемого может дать удовлетворяющий результат.  Литература   Басов МЯ Избранные психологические произведения М, 1975 С 429 Бурлачук Л Ф, Морозов С М Словарь-справочник по психологической диагностике Киев, 1989 С 197   Краткий психологический словарь М , 1985 С 430 Общая психодиагностика М , 1987 С 303 Психологический словарь М , 1983 С 447  Глава III  ТРЕБОВАНИЯ К ПОСТРОЕНИЮ И ПРОВЕРКЕ МЕТОДИК  § 1. СТАНДАРТИЗАЦИЯ   Диагностическая методика отличается от любой исследовательской тем, что она стандартизирована. Как отмечает А.

 

Анастази (1982), стандартизация — это единообразие процедуры проведения и оценки выполнения теста. Таким образом, стандартизация рассматривается в двух планах: как выработка единых требований к процедуре эксперимента и как определение единого критерия оценки результатов диагностических испытаний.   Стандартизация процедуры эксперимента подразумевает унификацию инструкций, бланков обследования, способов регистрации результатов, условий проведения обследования.   К числу требований, которые необходимо соблюдать при проведении эксперимента, можно, например, отнести такие:   1) инструкции следует сообщать испытуемым одинаковым образом, как правило,  письменно; в случае устных указаний они даются в разных группах одними и теми же  словами, понятными для всех, в одинаковой манере;  2) ни одному испытуемому не следует давать никаких преимуществ перед другими;     3) в процессе эксперимента не следует давать отдельным испытуемым  дополнительные пояснения;   4) эксперимент с разными группами следует проводить в одинаковое по  возможности время дня, в сходных условиях;   5) временные ограничения в выполнении заданий для всех испытуемых должны  быть одинаковыми и т.д.   Обычно авторы методики в руководстве приводят точные и подробные указания по процедуре ее проведения. Формулирование таких указаний составляет основную часть стандартизации новой методики, так как только строгое их соблюдение дает    возможность сравнить между собой показатели, полученные разными испытуемыми.   Другим наиболее важным этапом в стандартизации методики является выбор критерия, по которому следует проводить сравнение результатов диагностических испытании, поскольку диагностические методики не имеют заранее определенных стандартов успешности или неудачи в их выполнении. Так, например, ребенок шести лет, выполняя тест умственного развития, получил балл, равный 117. Как это понимать?

 

Хорошо это или плохо? Часто ли такой показатель встречается у детей данного возраста? Количественный результат как таковой ничего не означает.

 

Полученный дошкольником балл нельзя интерпретировать как показатель относительно высокого, среднего или низкого развития, так как это развитие выражено в единицах измерения, присущих данной методике, и, таким образом, абсолютного значения полученные результаты иметь не могут. Очевидно, нужно располагать точкой отсчета и какими-то строго определенными мерами, чтобы с их помощью оценивать полученные при диагностировании индивидуальные и групповые данные. Возникает вопрос, что за эту точку отсчета брать? В традиционном тестировании такая точка добывается статистическим путем — это так называемая статистическая норма.   В общих чертах стандартизация диагностической методики, ориентированной на норму, осуществляется путем проведения этой методики на большой репрезентативной выборке того типа, для которого она предназначена. Относительно этой группы испытуемых, называемой выборкой стандартизации, вырабатываются нормы, указывающие не только средний уровень выполнения, но и его относительную вариативность выше и ниже среднего уровня. В результате можно оценить разные степени успешности или неуспешности в выполнении диагностической пробы. Это позволяет определить положение конкретного испытуемого относительно нормативной выборки или выборки стандартизации (А. Анастази, 1982).   Для вычисления статистической нормы психологи-диагносты обратились к давно применяемым в биологии приемам математической статистики. Рассмотрим пример.   На призывной пункт явились несколько тысяч молодых людей. Допустим, что все они примерно одного возраста. Что мы получим при измерении их роста? Обычно оказывается, что большинство почти одного роста, совсем немного будет людей очень маленького и очень высокого роста. Остальные же распределятся симметрично, уменьшаясь по количеству от среднего максимума в ту и другую сторону. Распределение рассматриваемых величин — это нормальное распределение (или распределение по нормальному закону, кривая распределения Гаусса). Математики показали, что для описания такого распределения достаточно знать два показателя — среднюю арифметическую и так называемое стандартное отклонение, которое получается путем несложных вычислений.   Назовем среднюю арифметическую х, а стандартное отклонение (J (сигма малая). При нормальном распределении все изучаемые величины практически находятся в пределах + 5 (J .   Нормальное распределение обладает многими преимуществами, в частности оно позволяет заранее рассчитать, сколько случаев будет расположено в определенном удалении от средней арифметической при использовании для определения удаленности стандартного отклонения. Для этого имеются специальные таблицы.

 

Из них видно, что в пределах х ± (J находится 68% изучаемых случаев. За этими пределами находится 32%    случаев, а так как распределение симметрично, то по 16% с каждой стороны. Итак, преобладающая и наиболее представительная часть распределения находится в пределах x±G.   Рассмотрим стандартизацию диагностической методики на примере тестов Стэнфорд-Вине. В группу испытуемых входили 4498 человек от 2,5 до 18 лет. Усилия стэнфордских психологов были направлены на то, чтобы распределение полученных по каждому возрасту данных о выполнении тестов было близко к нормальному. Этого результата удалось добиться далеко не сразу; в некоторых случаях ученым приходилось заменять одни задания другими. В конце концов работа была закончена, и были подготовлены тесты по каждому возрасту со средней арифметической, равной 100, и со стандартным отклонением, равным 16, с распределением, близким к нормальному.   Выше говорилось о том, что при измерении роста новобранцев было получено нормальное распределение данных об их росте. Никто не вмешивался в процесс измерения, не заменял одних новобранцев другими. Все получилось естественно, само собой. Но при работе с психологическими методиками дело идет не так. Опытным психологам, неплохо представляющим психические возможности детей, приходилось заменять некоторые задания, чтобы приблизить полученные результаты к нормальному распределению.

 

Результаты диагностических испытаний в психологии очень редко укладываются в рамки нормального закона; их приходится для этого специально подгонять.

 

Причины этого явления нужно искать в самом существе теста, в обусловленности его выполнения подготовкой испытуемых.   Итак, стэнфордскими психологами было получено распределение, близкое к нормальному. Для чего оно нужно? Это дало возможность классифицировать весь полученный материал по каждому возрасту. Для такой классификации используется стандартное отклонение СТ и средняя арифметическая jc. Принимается, что результаты в пределах jc ± (J показывают границы наиболее характерной, представительной части распределения, границы нормы для данного возраста.

 

При (J =16их=100 эти границы нормы будут от 84 до 116. Интерпретируется это так: результаты испытуемых, которые не выходят за эти границы, находятся в пределах нормы. Те, чьи результаты менее 84, находятся ниже нормы, а те, чьи результаты более 116, — выше нормы. Нередко этот же прием применяют и для дальнейшей классификации. Тогда результаты в пределах от jc -СТ до х — 2(J интерпретируются как «несколько ниже нормы», а от jc -2(J до jc — ЗсТ — как «значительно ниже нормы». Соответственно классифицируются результаты, находящиеся выше нормы.   Вернемся к результату, полученному ребенком шести лет, о котором упоминалось выше. Его успешность по тесту равна 117.

 

Этот результат выше нормы, но очень незначительно (верхняя граница нормы 116).

 

Кроме статистической нормы, основой для сравнения, интерпретации результатов диагностических испытаний могут стать и такие показатели, как процентили   Процентиль — это процентная доля индивидов из выборки стандартизации, первичный результат которых ниже данного первичного показателя. Например, если 28% людей правильно решат 15 задач в арифметическом тесте, то первичному показателю 15 соответствует 28-й процентиль (P2s)- Процентили указывают на относительное положение индивида в выборке стандартизации. Их также можно рассматривать, как ранговые градации, общее число которых равно 100, с той лишь    разницей, что при ранжировании принято начинать отсчет сверху, тес лучшего члена группы, получающего ранг 1.

 

В случае же процентилей отсчет ведется снизу, поэтому чем ниже процентиль, тем хуже позиция индивида.   50-й процентиль (Р5о) соответствует медиане — одному из показателей центральной тенденции. Процентили свыше 50 представляют показатели выше среднего, а те, которые лежат ниже 50, — сравнительно низкие показатели, 25-й и 75-й процентили известны также под названием 1-го и 3-го квартилей, поскольку они выделяют нижнюю и верхнюю четверти распределения. Как и медиана, они удобны для описания распределения показателей и сравнения с другими распределениями.   Процентили не следует смешивать с обычными процентными показателями Последние являются первичными показателями и представляют собой процент правильно выполненных заданий, тогда как процентиль — это производный показатель, указывающий на долю от общего числа членов группы.

 

Первичный результат, который ниже любого показателя, полученного в выборке стандартизации, имеет нулевой процентильный ранг (Р0). Результат, превышающий любой показатель в выборке стандартизации, получает процентильный ранг 100 (Рюо)- Эти процентили, однако, не означают нулевого или абсолютного результата выполнения теста.   Процентильные показатели обладают рядом достоинств. Их легко рассчитать и понять даже сравнительно неподготовленному человеку.

 

Их применение достаточно универсально и подходит к любому типу тестов. Однако недостаток процентилей — это существенное неравенство единиц отсчета в том случае, когда анализируются крайние точки распределения.

 

При использовании процентилей (как уже отмечалось выше) определяется только относительное положение индивидуальной оценки, но не величина различий между отдельными показателями.

 

В психодиагностике существует и другой подход к оценке результатов диагностических испытаний. В нашей стране под руководством К.М. Гуревича разрабатываются тесты, в которых в качестве точки отсчета выступает не статистическая норма, а независимый от результатов испытания, объективно заданный социально-психологический норматив.

 

В главе XII дано определение этого понятия и показано, в чем преимущество такого критерия оценки по сравнению со статистической нормой.   Социально-психологический норматив реализуется в совокупности заданий, составляющих тест. Следовательно, сам тест в полном его объеме и является таким нормативом. Все сопоставления индивидуальных или групповых результатов тестирования проводятся с тем максимумом, который представляется в тесте (а это полный набор знаний). В качестве критерия оценки выступает показатель, отражающий степень близости результатов к нормативу. Имеется разработанная схема представления групповых количественных данных.   Для анализа данных относительно их близости к социально-психологическому нормативу, условно рассматриваемому как 100%-ное выполнение всего теста, все испытуемые подразделяются по результатам тестирования на 5 подгрупп (%):  1) наиболее успешные — 10;  2) близкие к успешным — 20;  3) средние по успешности — 40;  4) малоуспешные — 20;  1)  5) наименее успешные — 10.   Для каждой из подгрупп подсчитывается средний процент правильно выполненных заданий. Строится система координат, где по оси абсцисс идут номера подгрупп, по оси ординат — процент выполненных каждой из подгрупп заданий. После нанесения соответствующих точек вычерчивается график, отражающий приближение каждой из подгрупп к социально-психологическому нормативу. Такая обработка проводится по результатам как теста в целом, так и каждого субтеста в отдельности  § 2 НАДЕЖНОСТЬ И ВАЛИДНОСТЬ   Прежде чем психодиагностические методики могут быть использованы для практических целей, они должны пройти проверку по ряду формальных критериев, доказывающих их высокое качество и эффективность.

 

Эти требования в психодиагностике складывались годами в процессе работы над тестами и над их совершенствованием. В результате появилась возможность оградить психологию от всевозможных безграмотных подделок, претендующих на то, чтобы называться диагностическими методиками.   К числу основных критериев оценки психодиагностических методик относится надежность и валидность. Большой вклад в разработку этих понятии внесли зарубежные психологи (А. Анастази, Е. Гизелли, Дж. Гилфорд, Л. Кронбах, Р. Торндайк и Е. Хаген и др.). Ими были разработаны как формально-логический, так и математико-статистический аппарат (прежде всего корреляционный метод и фактический анализ) обоснования степени соответствия методик отмеченным критериям.   В психодиагностике проблемы надежности и валидности методик тесно взаимосвязаны, тем не менее существует традиция раздельного изложения этих важнейших характеристик. Следуя ей, начнем с рассмотрения надежности методик.

 

НАДЕЖНОСТЬ   В традиционной тестологии термин «надежность» означает относительное постоянство, устойчивость, согласованность результатов теста при первичном и повторном его применении на одних и тех же испытуемых.

 

Как пишет А.Анастази (1982), вряд ли можно с доверием относиться к тесту интеллекта, если по нему в начале недели ребенок имел показатель, равный НО, а к концу 80. Повторное применение надежных методик дает сходные оценки. При этом в определенной мере могут совпадать как сами результаты, так и порядковое место (ранг), занимаемое испытуемым в группе.

 

И в том, и в другом случае при повторении опыта возможны некоторые расхождения, но важно, чтобы они были незначительными, в пределах одной группы. Таким образом, можно сказать, что надежность методики — это такой критерий, который говорит о точности психологических измерений, т.е. позволяет судить о том, насколько внушают доверие полученные результаты.

 

Степень надежности методик зависит от многих причин. Поэтому важной проблемой практической диагностики является выяснение негативных факторов, влияющих на точность измерений. Многие авторы пытались составить классификацию таких факторов.

 

Среди них наиболее часто называются следующие:    1) нестабильность диагностируемого свойства;   2) несовершенство диагностических методик (небрежно составлена инструкция,  задания по своему характеру разнородны, нечетко сформулированы указания по  предъявлению методики испытуемым и т.д.);   3) меняющаяся ситуация обследования (разное время дня, когда проводятся  эксперименты, разная освещенность помещения, наличие или отсутствие посторонних  шумов и т.д.);   4) различия в манере поведения экспериментатора (от опыта к опыту по-разному  предъявляет инструкции, по-разному стимулирует выполнение заданий и т.д.);   5) колебания в функциональном состоянии испытуемого (в одном эксперименте  отмечается хорошее самочувствие, в другом — утомление и т.д.);   6) элементы субъективности в способах оценки и интерпретации результатов (когда  ведется протоколирование ответов испытуемых, оцениваются ответы по степени  полноты, оригинальности и т.п.).   Если все эти факторы иметь в виду и постараться в каждом из них устранить условия, снижающие точность измерений, то можно добиться приемлемого уровня надежности теста. Одним из важнейших средств повышения надежности психодиагностической методики является единообразие процедуры обследования, его строгая регламентация: одинаковые для обследуемой выборки испытуемых обстановка и условия работы, однотипный характер инструкций, одинаковые для всех временные ограничения, способы и особенности контакта с испытуемыми, порядок предъявления заданий и т.д. При такой стандартизации процедуры исследования можно существенно уменьшить влияние посторонних случайных факторов на результаты теста и таким образом повысить их надежность.   На характеристику надежности методик большое влияние оказывает исследуемая выборка. Она может как снижать, так и завышать этот показатель, например, надежность может быть искусственно завышена, если в выборке небольшой разброс результатов, т.е. если результаты по своим значениям близки друг к другу. В этом случае при повторном обследовании новые результаты также расположатся тесной группой. Возможные изменения ранговых мест испытуемых будут незначительными, и, следовательно, надежность методики будет высокой.

 

Такое же неоправданное завышение надежности может возникнуть при анализе результатов выборки, состоящей из группы, имеющей очень высокие результаты, и из группы с очень низкими оценками по тесту. Тогда эти далеко отстоящие друг от друга результаты не будут перекрываться, даже если и вмешаются в условия эксперимента случайные факторы.

 

Поэтому в руководстве обычно делается описание выборки, на которой определялась надежность методики.   В настоящее время надежность все чаще определяется на наиболее однородных выборках, т.е. на выборках, схожих по полу, возрасту, уровню образования, профессиональной подготовке и т.п.

 

Для каждой такой выборки приводятся свои коэффициенты надежности. Приводимый показатель надежности применим только к группам, подобным тем, на которых он определялся. Если методика применяется к выборке, отличающейся от той, на которой проверялась ее надежность, то эта процедура должна быть проведена заново.  Как подчеркивают многие авторы, разновидностей надежности методик так же    много, как и условий, влияющих на результаты диагностических испытаний (В Черны, 1983) Однако практическое применение находят лишь несколько видов надежности   Так как все виды надежности отражают степень согласованности двух независимо полученных рядов показателей, то математико-статистический прием, с помощью которого устанавливается надежность методики, — это корреляции (по Пирсону или Спирмену, см гл. XIV).

 

Надежность тем выше, чем больше полученный коэффициент корреляции приближается к единице, и наоборот.   В данном пособии при описании видов надежности основной упор делается на работы К.М Гуревича (1969, 1975, 1977, 1979), который, проведя тщательный анализ зарубежной литературы по этой проблеме, предложил толковать надежность как:  1) надежность самого измерительного инструмента,  2) стабильность изучаемого признака;   3) константность, т.е. относительную независимость результатов от личности  экспериментатора   Показатель, характеризующий измерительный инструмент, предлагается называть коэффициентом надежности, показатель, характеризующий стабильность измеряемого свойства, — коэффициентом стабильности; а показатель оценки влияния личности экспериментатора — коэффициентом константности.

 

Именно в таком порядке рекомендуется осуществлять проверку методики: целесообразно сначала проверить инструмент измерения.

 

Если полученные данные удовлетворительны, то можно переходить к установлению меры стабильности измеряемого свойства, а уже после этого при необходимости заняться критерием константности.

 

Остановимся на более подробном рассмотрении этих показателей, характеризующих с разных сторон надежность психодиагностической методики.   1. Определение надежности измерительного инструмента. От того, как составлена методика, насколько правильно подобраны задания с точки зрения их взаимосогласованности, насколько она однородна, зависит точность, объективность любого психологического измерения. Внутренняя однородность методики показывает, что ее задания актуализируют одно и то же свойство, признак.   Для проверки надежности измерительного инструмента, говорящего о его однородности (или гомогенности), используется так называемый метод «расщепления». Обычно задания делятся на четные и нечетные, отдельно обрабатываются, а затем результаты двух полученных рядов коррелируются между собой.

 

Для применения этого способа нужно поставить испытуемых в такие условия, чтобы они смогли успеть решить (или попытаться решить) все задания. Если методика однородна, то большой разницы в успешности решения по таким половинкам не будет, и, следовательно, коэффициент корреляции будет достаточно высоким.   Можно делить задания и другим путем, например сопоставить первую половину теста со второй, первую и третью четверть — со второй и четвертой и т п. Однако «расщепление» на четные и нечетные задания представляется наиболее целесообразным, поскольку именно этот способ наиболее независим от влияния таких факторов, как врабатываемость, тренировка, утомление и пр.     Методика признается надежной, когда полученный коэффициент не ниже 0,75-0,85.

 

Лучшие по надежности тесты дают коэффициенты порядка 0,90 и более.

 

Но на начальном этапе разработки диагностической методики можно получить невысокие коэффициенты надежности, например, порядка 0,46-0,50. Это означает, что в разрабатываемой методике присутствует некоторое число заданий, которые в силу своей специфичности ведут к снижению коэффициента корреляции. Такие задания необходимо специально проанализировать и либо переделать их, либо вообще изъять.   Чтобы легче было установить, за счет каких заданий снижаются коэффициенты корреляции, необходимо проанализировать таблицы с выписанными данными, подготовленными для корреляций. Следует отметить, что любые изменения в содержании методики — изъятие заданий, их перестановка, переформулировка вопросов или ответов требует заново высчитывать коэффициенты надежности.   При ознакомлении с коэффициентами надежности не следует забывать, что они зависят не только от правильного подбора заданий с точки зрения их взаимосогласованности, но и от социально-психологической однородности той выборки, на которой проверялась надежность измерительного инструмента.   В самом деле, в заданиях могут встретиться понятия, малоизвестные одной части испытуемых, но хорошо известные другой части. От того, как много в методике таких понятий, будет зависеть и коэффициент надежности, задания с такими понятиями могут случайно расположиться и в четной и в нечетной половине теста.

 

Очевидно, показатель надежности не следует приписывать только методике как таковой и нельзя уповать на то, что он будет неизменным, с какой бы выборкой ни проводилось тестирование.   2. Определение стабильности изучаемого признака. Определить надежность самой методики — это не значит решить все вопросы, связанные с ее применением. Нужно еще установить, насколько устойчив, стабилен признак, который исследователь намерен измерять.

 

Было бы методологической ошибкой рассчитывать на абсолютную стабильность психологических признаков.

 

В том, что измеряемый признак со временем меняется, нет ничего опасного для надежности. Все дело в том, в каких пределах варьируются результаты от опыта к опыту у одного и того же испытуемого, не приводят ли эти колебания к тому, что испытуемый по непонятным причинам оказывается то в начале, то в середине, то в конце выборки. Сделать какие-то конкретные выводы об уровне представленное измеряемого признака у такого испытуемого нельзя. Таким образом, колебания признака не должны иметь непредсказуемого характера. Если не ясны причины резких колебаний, то такой признак не может быть использован в диагностических целях.   Для проверки стабильности диагностируемого признака, свойства используется прием, известный как тест — ретест.

 

Он заключается в повторном обследовании испытуемых с помощью той же методики. О стабильности признака судят по коэффициенту корреляции между результатами первого и повторного обследования. Он будет свидетельствовать о сохранении или несохранении каждым испытуемым своего порядкового номера в выборке.

 

На степень устойчивости, стабильности диагностируемого свойства влияют разнообразные факторы. Число их достаточно велико.

 

Выше уже говорилось о том, как важно соблюдать требования единообразия процедуры проведения эксперимента. Так, например, если первое тестирование проводилось в утренние часы, то и повторное    должно быть проведено утром, если первый опыт сопровождался предварительным показом заданий, то и при повторном испытании это условие также должно быть соблюдено и т.д.   При определении стабильности признака большое значение имеет промежуток времени между первым и повторным обследованием. Чем короче срок от первого до второго испытания, тем (при прочих равных условиях) больше шансов, что диагностируемый признак сохранит уровень первого испытания. С увеличением временного интервала стабильность признака имеет тенденцию снижаться, так как возрастает число посторонних факторов, влияющих на нее. Следовательно, напрашивается вывод, что целесообразно проводить повторное тестирование через короткий срок после первого. Однако тут есть свои сложности если срок между первым и вторым опытом небольшой, то некоторые испытуемые могут воспроизвести свои прежние ответы в памяти и, таким образом, отойдут от смысла выполнения заданий. В этом случае результаты двух предъявлении методики уже нельзя рассматривать как независимые.   Трудно четко ответить на вопрос, какой срок можно считать оптимальным для повторного эксперимента. Только исследователь, исходя из психологической сущности методики, условий, в которых она проводится, особенностей выборки испытуемых, может определить этот срок. При этом такой выбор должен быть научно обоснован. В тестологической литературе наиболее часто называются временные интервалы в несколько месяцев (но не более полугода.) При обследовании детей младшего возраста, когда возрастные изменения и развитие происходят очень быстро, эти интервалы могут быть порядка нескольких недель (А Анастази, 1982).   Важно помнить, что коэффициент стабильности не следует рассматривать только с его узко формальной стороны, по его абсолютным значениям. Если тест исследует свойство, которое в период тестирования находится в процессе интенсивного развития (например, умение проводить обобщения), то коэффициент стабильности, может оказаться невысоким, но это не следует истолковывать как недостаток теста Такой коэффициент стабильности должен интерпретироваться как показатель определенных изменений, развития исследуемого свойства. В этом случае, например, КМ Гуревич (1975) рекомендует рассмотреть по частям ту выборку, на которой устанавливался коэффициент стабильности. При таком рассмотрении выделится часть испытуемых, проходящих путь развития в одинаково ровном темпе, другая часть — где развитие шло особенно быстрыми темпами; и часть выборки, где развитие у испытуемых практически совсем нельзя заметить. Каждая часть выборки заслуживает специального анализа и истолкования. Следовательно, недостаточно просто констатировать, что коэффициент стабильности низкий, нужно понять, от чего это зависит.

 

Совсем другое требование предъявляется к коэффициенту стабильности, если автор методики считает, что измеряемое свойство уже сформировано и должно быть достаточно устойчивым. Коэффициент стабильности в этом случае должен быть достаточно высоким (не ниже 0,80).   Таким образом, вопрос о стабильности измеряемого свойства решается не всегда однозначно.

 

Решение зависит от сущности самого диагностируемого свойства.   3. Определение константности, т е относительной независимости результатов от личности экспериментатора. Поскольку методика, разработанная для диагностических    целей, не предназначена для того, чтобы вечно оставаться в руках своих создателей, крайне важно знать, в какой мере ее результаты поддаются влиянию личности экспериментатора. Хотя диагностическая методика всегда снабжается подробными инструкциями по ее применению, правилами и примерами, указывающими, как проводить эксперимент, регламентировать манеру поведения экспериментатора, скорость его речи, тон голоса, паузы, выражение лица очень трудно. Испытуемый в своем отношении к опыту всегда отразит то, как сам экспериментатор к этому опыту относится (допускает небрежность или действует точно в соответствии с требованиями процедуры, проявляет требовательность, настойчивость или бесконтрольность и т.п ).   Особенно существенную роль личность экспериментатора играет при проведении так называемых недетерминированных методик (например, в проективных тестах).   Хотя в тестологической практике критерием константности пользуются нечасто, однако, по мнению КМ Гуревича (1969), это не может служить основанием для его недооценки. Если у авторов методики возникают подозрения по поводу возможного влияния личности экспериментатора на исход диагностической процедуры, то целесообразно проверить методику по этому критерию. При этом важно иметь в виду следующий момент. Если под воздействием нового экспериментатора все испытуемые в одинаковой степени стали работать немного лучше или немного хуже, то сам по себе этот факт (хотя и заслуживает внимания) на надежность методики не окажет влияния. Надежность изменится лишь тогда, когда воздействие экспериментатора на испытуемых различно: одни стали работать лучше, другие хуже, а третьи так же, как и при первом экспериментаторе.

 

Другими словами, если испытуемые при новом экспериментаторе изменили свои порядковые места в выборке.   Коэффициент константности определяется путем корреляции результатов двух опытов, проведенных в относительно одинаковых условиях на одной и той же выборке испытуемых, но разными экспериментаторами. Коэффициент корреляции не должен быть ниже 0,80.   Итак, были рассмотрены три показателя надежности психодиагностических методик. Может возникнуть вопрос, нужно ли при создании психодиагностических методик осуществлять проверку каждого из них? В зарубежной литературе идет дискуссия по этому поводу.

 

Одни исследователи считают, что все способы определения надежности теста в какой-то мере идентичны и поэтому достаточно проверить надежность методики каким-нибудь одним из них. Например, автор неоднократно переиздававшейся в США книги по статистике для психологов и педагогов Г. Гэррет (1962) не находит принципиальных различий между способами проверки надежности.

 

По его мнению, все эти способы показывают воспроизводимость тестовых показателей.

 

Иногда тот, иногда другой обеспечивает лучший критерий. Другие исследователи придерживаются иной точки зрения. Так, авторы «Стандартных требований к педагогическим и психологическим тестам» (1974) в главе «Надежность» отмечают, что коэффициент надежности в современном понимании — это родовое понятие, включающее в себя несколько видов, и каждый вид имеет свой особый смысл. Разделяет эту точку зрения и К.М. Гуревич (1975). По его мнению, когда говорят о разных способах определения надежности, то имеют дело не с лучшей или худшей мерой, а с мерами разной по существу надежности. В самом деле, чего стоит методика, если не ясно, надежна ли она сама по себе как измерительный инструмент или не установлена стабильность измеряемого свойства? Чего стоит диагностическая методика, если    неизвестно, могут ли изменяться результаты в зависимости от того, кто ведет эксперимент? Каждый в отдельности показатель никак не заменит других способов проверки и, следовательно, не может рассматриваться в качестве необходимой и достаточной характеристики надежности.

 

Только методика, располагающая полной характеристикой надежности, наиболее пригодна для диагностико-практического применения.  ВАЛИДНОСТЬ   Другим после надежности ключевым критерием оценки качества методик является валидность.

 

Вопрос о валидности методик решается лишь после того, как установлена достаточная ее надежность, поскольку ненадежная методика без знания ее валидности является практически бесполезной.

 

Следует заметить, что вопрос о валидности до последнего времени представляется одним из самых сложных. Наиболее укоренившимся определением этого понятия является то, которое приведено в книге А. Анастази: «Валидность теста — понятие, указывающее нам, что тест измеряет и насколько хорошо он это делает» (1982.

 

С. 126). Валидность по своей сути — это комплексная характеристика, включающая, с одной стороны, сведения о том, пригодна ли методика для измерения того, для чего она была создана, а с другой стороны, какова ее действенность, эффективность. По этой причине не существует какого-то единого универсального подхода к определению валидности. В зависимости от того, какую сторону валидности хочет рассмотреть исследователь, используются и разные способы доказательства. Другими словами, понятие валидности включает в себя разные ее виды, имеющие свой особый смысл. Проверка валидности методики называется валидизациеи.   Валидность в первом ее понимании имеет отношение к самой методике, т.е это валидность измерительного инструмента. Такая проверка называется теоретической валидизациеи. Валидность во втором понимании уже относится не столько к методике, сколько к цели ее использования. Это прагматическая валидизация.

 

Итак, при теоретической валидизации исследователя интересует само свойство, измеряемое методикой. Это, по существу, означает, что проводится собственно психологическая валидизация. При прагматической валидизации суть предмета измерения (психологического свойства) оказывается вне поля зрения. Главный акцент сделан на то, чтобы доказать, что «нечто», измеряемое методикой, имеет связь с определенными областями практики.   Провести теоретическую валидизацию, в отличие от прагматической, порой оказывается значительно труднее. Не вдаваясь пока в конкретные детали, остановимся в общих чертах на том, как проверяется прагматическая валидность: выбирается какой-нибудь независимый от методики внешний критерий, определяющий успех в той или иной деятельности (учебной, профессиональной и т.п.), и с ним сравниваются результаты диагностической методики. Если связь между ними признается удовлетворительной, то делается вывод о практической эффективности, действенности диагностической методики.   Для определения теоретической валидности найти какой-либо независимый критерий, лежащий вне методики, гораздо труднее. Поэтому на ранних стадиях развития тестологии, когда концепция валидности только складывалась, бытовало интуитивное представление о том, что тест измеряет:     1) методика признавалась валидной, так как то, что она измеряет, просто  «очевидно»;   2) доказательство валидности основывалось на уверенности исследователя в том,  что его метод позволяет «понять испытуемого»;   3) методика рассматривалась как валидная (т.е. принималось утверждение, что  такой-то тест измеряет такое-то качество) только потому, что теория, на основании  которой строилась методика, «очень хорошая».   Принятие на веру голословных утверждений о валидности методики не могло продолжаться длительное время.

 

Первые проявления действительно научной критики развенчали такой подход: начались поиски научно обоснованных доказательств.   Как уже говорилось, провести теоретическую валидизацию методики — это показать, действительно ли методика измеряет именно то свойство, качество, которое она, по замыслу исследователя, должна измерять. Так, например, если какой-то тест разрабатывался для того, чтобы диагностировать умственное развитие школьников, надо проанализировать, действительно ли он измеряет именно это развитие, а не какие-то другие особенности (например, личность, характер и т.п.).

 

Таким образом, для теоретической валиди-зации кардинальной проблемой является отношение между психическими явлениями и их показателями, посредством которых эти психические явления пытаются познать. Она показывает, что замысел автора и результаты методики совпадают.   Не столь сложно осуществить теоретическую валидизацию новой методики, если для измерения данного свойства уже имеется методика с известной, доказанной валидностью. Наличие корреляции между новой и аналогичной старой методиками указывает на то, что разработанная методика измеряет то же психологическое качество, что и эталонная. И если новый метод одновременно оказывается более компактным и экономичным в проведении и обработке результатов, то психодиагносты получают возможность использовать новый инструмент вместо старого.

 

Такой прием особенно часто используется в дифференциальной психофизиологии при создании методик диагностики основных свойств нервной системы человека (см. гл. VII).

 

Но теоретическая валидность доказывается не только путем сопоставления с родственными показателями, а также и с теми, где исходя из гипотезы значимых связей не должно быть. Таким образом, для проверки теоретической валидности важно, с одной стороны, установить степень связи с родственной методикой (конвергентная валидность) и отсутствие этой связи с методиками, имеющими другое теоретическое основание (дискриминантная валидность).   Гораздо труднее провести теоретическую валидизацию методики тогда, когда такой путь невозможен. Чаще всего именно с такой ситуацией сталкивается исследователь. В таких обстоятельствах только постепенное накопление разнообразной информации об изучаемом свойстве, анализ теоретических предпосылок и экспериментальных данных, значительный опыт работы с методикой позволяет раскрыть ее психологический смысл.   Важную роль для понимания того, что методика измеряет, играет сопоставление ее показателей с практическими формами деятельности. Но здесь особенно важно, чтобы методика была тщательно проработана в теоретическом плане, т.е. чтобы имелась прочная, обоснованная научная база.

 

Тогда при сопоставлении методики с взятым из    повседневной практики внешним критерием, соответствующим тому, что она измеряет, может быть получена информация, подкрепляющая теоретические представления о ее сущности.   Важно помнить, что если доказана теоретическая валидность, то интерпретация полученных показателей становится более ясной и однозначной, а название методики соответствует сфере ее применения.

 

Что касается прагматической валидизации, то она подразумевает проверку методики с точки зрения ее практической эффективности, значимости, полезности. Ей придают большое значение, особенно там, где встает вопрос отбора.

 

Разработка и использование диагностических методик имеет смысл только тогда, когда есть обоснованное предположение, что измеряемое качество проявляется в определенных жизненных ситуациях, в определенных видах деятельности.   Если опять обратиться к истории развития тестологии (А Анастази, 1982; B.C.

 

Аванесов, 1982; К.М.

 

Гуревич, 1970; «Общая психодиагностика», 1987; Б.М Теплов, 1985 и др ), то можно выделить такой период (20-30-е гг ), когда научное содержание тестов и их теоретический «багаж» интересовали в меньшей степени. Важно было, чтобы тест «работал», помогал быстро отбирать наиболее подготовленных людей.

 

Эмпирический критерий оценки тестовых заданий считался единственно верным ориентиром в решении научных и прикладных задач.   Использование диагностических методик с чисто эмпирическим обоснованием, без отчетливой теоретической базы нередко приводило к псевдонаучным выводам, к неоправданным практическим рекомендациям.

 

Нельзя было точно назвать те способности, качества, которые тесты выявляли.

 

Б.М. Теплов, анализируя тесты того периода, назвал их «слепыми пробами» (1985).   Такой подход к проблеме валидности тестов был характерен вплоть до начала 50-х гг. не только в США, но и в других странах. Теоретическая слабость эмпирических методов валидизации не могла не вызвать критики со стороны тех ученых, которые в разработке тестов призывали опираться не только на «голую» эмпирику и практику, но и на теоретическую концепцию. Практика без теории, как известно, слепа, а теория без практики мертва. В настоящее время теоретико-прагматическая оценка валидности методик воспринимается как наиболее продуктивная.   Для проведения прагматической валидизации методики, т.е. для оценки ее эффективности, действенности, практической значимости, обычно используется независимый внешний критерий — показатель проявления изучаемого свойства в повседневной жизни.

 

Таким критерием может быть успеваемость (для тестов способностей к обучению, тестов достижений, тестов интеллекта), производственные достижения (для методик профессиональной направленности), эффективность реальной деятельности — рисования, моделирования и т.д. (для тестов специальных способностей), субъективные оценки (для тестов личности).   Американские исследователи Тиффин и Маккормик (1968), проведя анализ используемых для доказательства валидности внешних критериев, выделяют четыре их типа:   1) критерии исполнения (в их число могут входить такие, как количество выполненной работы, успеваемость, время, затраченное на обучение, темп роста    квалификации и т.п.);   2) субъективные критерии (они включают различные виды ответов, которые  отражают отношение человека к чему-либо или к кому-либо, его мнение, взгляды,  предпочтения; обычно субъективные критерии получают с помощью интервью,  опросников, анкет);   3) физиологические критерии (они используются при изучении влияния  окружающей среды и других ситуационных переменных на организм и психику  человека; замеряется частота пульса, давление крови, электросопротивление кожи,  симптомы утомления и т.д.);   4) критерии случайностей (применяются, когда цель исследования касается,  например, проблемы отбора для работы таких лиц, которые менее подвержены  несчастным случаям).  Внешний критерий должен отвечать трем основным требованиям:  он должен быть релевантным, свободным от помех (контаминации) и надежным.   Под релевантностью имеется в виду смысловое соответствие диагностического инструмента независимому жизненно важному критерию. Другими словами, должна быть уверенность в том, что в критерии задействованы именно те особенности индивидуальной психики, которые измеряются и диагностической методикой. Внешний критерий и диагностическая методика должны находиться между собой во внутреннем смысловом соответствии, быть качественно однородными по психологической сущности (К.М. Гуревич, 1985). Если, например, тест измеряет индивидуальные особенности мышления, умение выполнять логические действия с определенными объектами, понятиями, то и в критерии нужно искать проявление именно этих умений. Это в равной степени относится и к профессиональной деятельности.

 

Она имеет не одну, а несколько целей, задач, каждая из которых специфична и предъявляет свои условия к выполнению. Из этого вытекает существование нескольких критериев выполнения профессиональной деятельности. Поэтому не следует проводить сопоставление успешности по диагностическим методикам с производственной эффективностью в целом. Необходимо найти такой критерий, который по характеру выполняемых операций соотносим с методикой.   Если относительно внешнего критерия неизвестно, релевантен он измеряемому свойству или нет, то сопоставление с ним результатов психодиагностической методики становится практически бесполезным. Оно не позволяет прийти к каким-либо выводам, которые могли бы дать оценку валидности методики.

 

Требования свободы от контаминации вызываются тем, что, например, учебная или производственная успешность зависит от двух переменных: от самого человека, его индивидуальных особенностей, измеряемых методиками, и от ситуации, условий учебы, труда, которые могут привнести помехи, «загрязнить» применяемый критерий. Чтобы в какой-то мере избежать этого, следует отбирать для исследования такие группы людей, которые находятся в более или менее одинаковых условиях. Можно использовать и другой метод. Он состоит в корректировке влияния помех. Эта корректировка носит обычно статистический характер. Так, например, производительность следует брать не по абсолютным значениям, а в отношении к средней производительности рабочих, работающих в аналогичных условиях.

 

Когда говорят, что критерий должен иметь статистически достоверную надежность, это означает, что он должен отражать постоянство и устойчивость исследуемой функции.   Поиски адекватного и легко выявляемого критерия относятся к очень важным и сложным задачам валидизации. В западной тестологии много методик дисквалифицировано только потому, что не удалось найти подходящего критерия для их проверки. Например, у большей части анкет данные по их валидности сомнительны, так как трудно найти адекватный внешний критерий, отвечающий тому, что они измеряют.   Оценка валидности методики может носить количественный и качественный характер.   Для вычисления количественного показателя — коэффициента валидности — сопоставляются результаты, полученные при применении диагностической методики, с данными, полученными по внешнему критерию, тех же лиц. Используются разные виды линейной корреляции (по Спирмену, по Пирсону).   Сколько испытуемых необходимо для расчета валидности? Практика показала, что их не должно быть меньше 50, однако лучше всего более 200 Часто возникает вопрос, какой должна быть величина коэффициента валидности, чтобы она считалась приемлемой? В общем отмечается, что достаточно того, чтобы коэффициент валидности был статистически значим. Низким признается коэффициент валидности порядка 0,20- 0,30, средним — 0,30-0,50 и высоким — свыше 0,60.   Но, как подчеркивают А. Анастази (1982), К.М. Гуревич (1970) и др , не всегда для вычисления коэффициента валидности правомерно использовать линейную корреляцию. Этот прием оправдан лишь тогда, когда доказано, что успех в какой-то деятельности прямо пропорционален успеху в выполнении диагностической пробы. Позиция зарубежных тестологов, особенно тех, кто занимается профпригодностью и профотбором, чаще всего сводится к безоговорочному признанию того, что для профессии больше подойдет тот, кто больше выполнил заданий в тесте. Но может быть и так, что для успеха в деятельности нужно обладать свойством на уровне 40% решения теста.

 

Дальнейший успех в тесте уже не имеет никакого значения для профессии Наглядный пример из монографии КМ Гуревича: почтальон должен уметь читать, но читает ли он с обычной скоростью или с очень большой скоростью — это уже не имеет профессионального значения. При таком соотношении показателей методики и внешнего критерия наиболее адекватным способом установления валидности может быть критерий различий.

 

Возможен и другой случай: более высокий уровень свойства, чем это требует профессия, служит помехой профессиональному успеху. Так Ф Тейлор нашел, что наиболее развитые работницы производства имеют невысокую производительность труда.

 

То есть высокий уровень их умственного развития мешает им высокопроизводительно трудиться. В этом случае для вычисления коэффициента валидности более подошел бы дисперсионный анализ или вычисление корреляционных отношений.   Как показал опыт работы зарубежных тестологов, ни одна статистическая процедура не в состоянии полностью отразить многообразие индивидуальных оценок.

 

Поэтому часто для доказательства валидности методик используют другую модель — клинические оценки. Это не что иное, как качественное описание сущности изучаемого    свойства. В этом случае речь идет об использовании приемов, не опирающихся на статистическую обработку.   Существует несколько видов валидности, обусловленных особенностями диагностических методик, а также временным статусом внешнего критерия Во многих работах (А Анастази, 1982; Л.Ф Бурлачук, СМ. Морозов, 1989; КМ. Гуревич, 1970; Б.В Кулагин, 1984; В Черны, 1983; «Общая психодиагностика», 1987 и др ) называются чаще всего следующие:   1.

 

Валидность «по содержанию». Этот прием используется в основном в тестах  достижений.

 

Обычно в тесты достижений включается не весь материал, который  прошли учащиеся, а какая-то его небольшая часть (3-4 вопроса). Можно ли быть  уверенным в том, что правильные ответы на эти немногие вопросы свидетельствуют об  усвоении всего материала. На это и должна ответить проверка валидности по  содержанию.

 

Для этого проводится сопоставление успешности по тесту с экспертными  оценками учителей (по данному материалу). Валидность «по содержанию» также  подходит к критериально-ориентированным тестам. Иногда этот прием называют  логической валидностью.   2. Валидность «по одновременности», или текущая валидность, определяется с  помощью внешнего критерия, по которому информация собирается одновременно с  экспериментами по проверяемой методике.

 

Другими словами, собираются данные,  относящиеся к настоящему времени успеваемость в период испытания,  производительность в этот же период и т д. С ним коррелируют результаты успешности  по тесту.

 

3. «Предсказывающая» валидность (другое название — «прогностическая»  валидность). Определяется также по достаточно надежному внешнему критерию, но  информация по нему собирается некоторое время спустя после испытания.

 

Внешним  критерием обычно бывает выраженная в каких-нибудь оценках способность человека к  тому виду деятельности, для которой он отбирался по результатам диагностических  испытаний. Хотя этот прием наиболее соответствует задаче диагностических методик —  предсказанию будущей успешности, применять его очень трудно. Точность прогноза  находится в обратной зависимости от времени, заданного для такого прогнозирования.  Чем больше проходит времени после измерения, тем большее количество факторов  требуется учитывать при оценке прогностической значимости методики. Однако учесть  все факторы, влияющие на предсказание, практически невозможно.   4. «Ретроспективная» валидность. Она определяется на основе критерия,  отражающего события или состояние качества в прошлом. Может быть использована  для быстрого получения сведений о предсказательных возможностях методики. Так, для  проверки того, в какой мере хорошие результаты теста способностей соответствуют  быстрому обучению, можно сопоставить прошлые оценки успеваемости, прошлые  экспертные заключения и т.д. у лиц с высокими и низкими на данный момент  диагностическими показателями.

 

При приведении данных о валидности разработанной методики важно точно указать, какой вид валидности имеется в виду (по содержанию, по одновременности и т.д.). Желательно также сообщать сведения о численности и особенностях индивидов, на которых проводилась валидизация. Такая информация позволяет пользующемуся методикой исследователю решить, насколько валиден этот прием для той группы, к    которой он собирается его применять.

 

Как и в случае с надежностью, необходимо помнить, что в одной выборке методика может обладать высокой валидностью, а в другой — низкой. Поэтому если исследователь планирует использовать методику на выборке испытуемых, существенно отличающейся от той, на которой проводилась проверка валидности, ему необходимо заново провести такую проверку.

 

Приводимый в руководстве коэффициент валидности применим только к группам испытуемых, подобным тем, на которых он определялся.  Литература   Анастази А. Психологическое тестирование’ В 2 кн. / Под ред. К.М. Гуре-вича, В И. Лубовского М., 1982. Кн 1.   Гуревич К.М О надежности психофизиологических показателей // Проблемы дифференциальной психофизиологии М., 1969 Т VI. С 266-275.   Гуревич К.М Надежность психологических тестов // Психологическая диагностика Ее проблемы и методы М , 1975 С 162-176.   Гуревич КМ Статистика — аппарат доказательства психологической диагностики//Проблемы психологической диагностики Таллин 1977. С 206-225  Гуревич К.МЧ^о такое психологическая диагностика М., 1985.

 

Глава IV  ДИАГНОСТИКА УМСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ И ОБЩИХ СПОСОБНОСТЕЙ  § 1.

 

УМСТВЕННОЕ РАЗВИТИЕ И ИНТЕЛЛЕКТ   Умственное развитие характеризуется совокупностью знаний, умений и набором умственных действий, которые сформировались в процессе приобретения этих знаний.

 

Таково общепринятое в отечественной психологии понимание умственного развития. По существу, умственное развитие — это характеристика способов, форм и содержания мышления человека.   Современная психология и педагогика убедительно доказывают, что уровень мыслительной деятельности определяется содержанием знаний и умений, которые учитель дает учащимся (М.Н.

 

Шардаков, 1963, В.В. Давыдов, 1986). Важен не только объем, но и качество знаний, т.е их глубина, осмысленность, динамичность. Характер усвоенных знаний определяет и качество освоенных умственных действий.

 

Уровень умственного развития является основой, базой для усвоения новых знаний и умений, возникновения и функционирования новых умственных действий.

 

По мнению К.М. Гуревича и Е.И.

 

Горбачевой (1991), одним из признаков умственного развития следует считать присущую ему качественную направленность, избирательность по отношению к различным областям теории и практики, что проявляется в развитии различных видов мышления — лингвистического, естественнонаучного, математического. Но наиболее общей характеристикой уровня умственного развития является все же подготовленность функционирования мышления в пределах возрастного социально-психологического норматива. Иначе говоря, уровень умственного развития должен в первую очередь отражать наиболее типичные, общие, характерные возрастные особенности мыслительной деятельности, касающиеся как объема и качества знаний и умений, так и запаса определенных умственных действий.     В этом плане проблема умственного развития смыкается с проблемой интеллекта, или общей умственной способности.

 

Интеллект — не сумма знаний и умственных операций, а то, что способствует их успешному усвоению. Достигнутый индивидом уровень умственного развития зависит от его интеллектуальных способностей. Поэтому нельзя не согласиться со справедливым утверждением Н.С. Лейтеса, что «умственное развитие не является чем-то внешним по отношению к способностям. Внутренняя близость умственного развития и умственных способностей не могут вызывать сомнения» (Н.С. Лейтес, 1960).

 

Но несомненно и другое: уровень умственного развития зависит не только от интеллекта, он обусловлен многими факторами, такими, как условия жизни, особенности учебного заведения, методы обучения и пр. В отечественной психологии имеется целое направление исследований, показывающих тесную связь между уровнем умственного развития и содержанием обучения, а также характером воспитательных методов (В.В.

 

Давыдов, 1972, 1986; А.З. Зак, 1979, 1984). Например, одни и те же знания могут обусловить разный тип мышления учащегося (эмпирический или теоретический), все зависит от организации учебного процесса (А.З. Зак, 1984).   О роли метода обучения в формировании мышления говорят исследования, связанные с теорией поэтапного формирования умственных действий.

 

В работах, базирующихся на этой теории, представлены теоретически и методически разработанные способы планомерного и управляемого развития мышления (Н.Ф. Талызина, 1975).   Итак, если в прошлом мышлению не обучали или делали это более или менее бессознательно, нецеленаправленно, считая, что мышление либо есть, либо его нет, а уровень мыслительной деятельности не зависит от обучения, то сегодня прогрессивные психологи и педагоги показывают, что продуктивному мышлению можно научить.

 

В связи с этой проблемой естественно возникает вопрос о соотношении умственного развития с понятием «обучаемость». Какие психологические сущности отражают эти термины, одинаковые или разные?   Проблема обучаемости школьников детально изучалась в лаборатории Н.А. Менчинской. З.И. Калмыкова, выбрав в качестве основного показателя темп продвижения, нашла, что чем выше уровень развития, тем выше темп продвижения, т.е. обучаемость (1968). Позднее Калмыкова стала отождествлять ее с умственными способностями, что, на наш взгляд, является неправомерным, так как обучаемость слишком зависима от методов и средств обучения, личности учителя и пр. Более того, обучаемость нельзя отождествлять и с уровнем умственного развития. Н.С. Лейтес на основе собственных исследований пришел к выводу, что если уровень умственного развития школьников возрастает от младших классов к старшим, то обучаемость не прогрессирует аналогичным образом (1971). Напротив, обучаемость школьников младших классов в некоторых отношениях превосходит обучаемость школьников последующих классов. Поэтому нельзя оценивать уровень умственного развития ребенка на основе его обучаемости, не принимая во внимание возрастные особенности индивидов.

 

Из всего вышесказанного следует вывод о неправомерности отождествления понятий «уровень умственного развития», «интеллект» и «обучаемость».

 

Диагностика этих психологических феноменов также должна быть различной.     Но практически диагностика умственного развития возникла как тестирование интеллекта и в этом русле развивалась на протяжении первой половины XX века.

 

Интеллектуальные тесты явились продолжением шкал Бине-Симона, о которых шла речь в гл.

 

I.

 

§ 2. ДИАГНОСТИКА ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОГО УРОВНЯ ТЕСТ Д ВЕКСЛЕРА   Наиболее удачная и жизнеспособная адаптация тестов Бине-Симона, названная шкалами Стэнфорд-Бине, в течение многих лет служила единственным инструментом для измерения интеллектуальных способностей, а также использовалась в качестве критерия валидности новых интеллектуальных тестов. Этим в значительной степени объясняется тот факт, что IQ стал представляться символом интеллекта, а не показателем по определенному тесту. Сыграла свою роль и относительная стабильность IQ, установленная при повторных испытаниях одних и тех же групп индивидов через некоторый промежуток времени, о причине чего будет сказано позднее.   Остановимся на другом типе индивидуальных тестов, предназначенных для тех же целей, что и шкала Стэнфорд-Бине.

 

В 1939 г. была опубликована первая форма шкал Дэвида Векслера, известная как шкала интеллекта Векслера-Белльвью. Она предназначалась для тестирования взрослых. Она имела ряд методических недостатков (это касалось величины и репрезентативности нормативной выборки и надежности субтестов) и позднее была переработана. В 1955 г. была опубликована одна из последних шкал интеллекта для взрослых (WAIS). Она содержала 11 субтестов.

 

6 субтестов составляли вербальную шкалу и 5 — шкалу действия.

 

В вербальную шкалу входили субтесты на осведомленность, понимание, решение арифметических задач, нахождение сходства, запоминание цифр и определение словарного запаса. Шкала действия состояла из субтестов «Цифровые символы», «Завершение картинок», «Конструирование блоков», «Расположение картинок», «Сборка объектов».

 

При стандартизации шкалы Векслера нормативная выборка состояла из 1700 испытуемых с равным количеством мужчин и женщин. Испытуемые в возрасте от 16 до 64 лет были распределены по 7 возрастным уровням. При комплектовании выборки исследователи опирались на данные переписи населения США за 1950 г.

 

Учитывалось пропорциональное распределение населения по географическим районам, принадлежность к городскому или сельскому населению, к белой или цветной расе, учитывались также уровень образования и профессия. На каждом возрастном уровне в выборку были введены один мужчина и одна женщина, находящиеся в учреждении для умственно отсталых.   Для пожилых людей были установлены дополнительные нормы путем тестирования выборки лиц пожилого возраста, состоящей из 475 человек в возрасте от 60 лет из типичного города среднего запада. Для каждого возраста были установлены стандартные IQ со средним значением 100 и а, равной 15. Показатели надежности шкалы высоки и расположены от 0,93 до 0,97 (в зависимости от шкал и отдельных субтестов). Валидность, установленная по корреляции с тестами Стэнфорд-Бине, около 0,87, а валидность по внешнему критерию (с оценками в колледже) порядка 0,40-0,50.

 

Помимо шкал для взрослых, Векслером были созданы шкалы для детей (от 6,0 до 15 лет 11 мес.). Последнее издание WISC было опубликовано в 1974 г.

 

В него были включены 12 субтестов. По сравнению со шкалой для взрослых тест для детей включает еще один дополнительный субтест «Лабиринты».     Стандартизация проводилась на выборке, состоящей из 100 мальчиков и 100 девочек по каждому годовому интервалу; общая численность выборки равнялась 2200.

 

Она подбиралась так же тщательно на основе переписи населения США 1970 года, как это было сделано и для взрослых. Среднее значение показателей для каждой из шкал и для полного теста — 100ио= 15.   Показателями валидности были коэффициенты корреляции, полученные в результате сопоставления с показателями выполнения теста Стэнфорд-Бине. Они находились в пределах от 0,6 до 0,73. Коэффициенты надежности по методу ретеста для вербальной шкалы равнялись 0,93, для шкалы действий — 0,90, для полной шкалы — 0,95.

 

Векслером была создана также шкала для дошкольников и младших школьников (для возраста от 4 до 6,5 лет). Эта шкала была опубликована в 1967 г. Она состоит из 11 субтестов, 8 из которых представляют собой облегченные и адаптированные варианты заданий WISC, а остальные 3 были разработаны в качестве замены непригодных по тем или иным причинам субтестов WISC. В вербальной шкале таким новым субтестом был субтест «Предложения» (тест на запоминание, в котором от ребенка требуется вслед за экспериментатором повторять каждое произносимое им предложение). Новый субтест «Дом животного» сходен с субтестом «Цифровые символы». Субтест «Геометрические схемы» требует от ребенка скопировать 10 простых чертежей.   Стандартизация проводилась так же тщательно, как и для других векслеровских шкал. Размер референтной выборки был 1200 детей.   Выборка была стратифицирована относительно переписи США 1960 г. Стандартный IQ имел среднее 100 и квадратичное отклонение 15. Коэффициенты надежности при повторном тестировании равнялись для вербальной шкалы 0,86, для шкалы действия 0,89, для полной шкалы — 0,92. Валидность определялась путем корреляции с тестом Стэнфорд-Бине; коэффициенты корреляции по вербальной шкале равнялись 0,76, для шкалы действия — 0,56. Коэффициент по полной шкале равен 0,75.   Итак, в настоящее время имеются три формы шкал Векслера. Все они характеризуются высокими формальными показателями. От тестов Стэнфорд-Бине эти шкалы отличаются некоторыми важными параметрами:   1) задания одного типа в этих тестах не сгруппированы по возрастным уровням, а  объединены в субтесты и расположены в порядке возрастающей трудности;   2) субтесты разделяются на вербальные (объединяемые в вербальную шкалу) и

Do NOT follow this link or you will be banned from the site! Пролистать наверх