Исслeдованиe дeвиантных форм повeдeния студeнчeской молодeжи свeрдловской области eкатeринбург 2003 58 с

Исследование девиантных форм поведения студенческой молодежи Свердловской области  Ю.Р.Вишневский, Л.Н.Боронина, А.Я.Пучков  Университетское управление . N 3-4(10-11). С.

 

38-48 (1999)  Тематические разделы: Социология личности, Социология образования Ю. Р. Вишневский  Л. Н. Банникова  Я. В. Дидковская  Уральский государственный технический университет  ИССЛЕДОВАНИЕ ПРОБЛЕМ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО САМООПРЕДЕЛЕНИЯ СТУДЕНЧЕСТВА СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ*      Исследование выявило, что студенты более толерантны к тем формам девиантного поведения, которые наиболее всего распространены в студенческой среде и характеризуют сегодня лицо постсоветсткого общества вообще: пьянство, свободная сексуальная жизнь, курение, азартные игры, проституция. Максимальное неприятие вызывали те формы девиаций, которые связаны с насилием, преследуются как уголовные преступления: воровство, «дедовщина», вымогательство, рэкет, наркомания..     Ю. Р. Вишневский, Л. Н. Боронина, А. Я. Пучков ,  Уральский государственный технический университет   ИССЛЕДОВАНИЕ ДЕВИАНТНЫХ ФОРМ ПОВЕДЕНИЯ СТУДЕНЧЕСКОЙ МОЛОДЕЖИ СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ*   Исследование выявило, что студенты более толерантны к тем формам девиантного поведения, которые наиболее всего распространены в студенческой среде и характеризуют сегодня лицо постсоветсткого общества вообще: пьянство, свободная сексуальная жизнь, курение, азартные игры, проституция. Максимальное неприятие вызывали те формы девиаций, которые связаны с насилием, преследуются как уголовные преступления: воровство, «дедовщина», вымогательство, рэкет, наркомания. В отношении наркомании еще в более ранних исследованиях было отмечено ее категорическое неприятие, факт отрадный, но вызывает сомнение, т.к.

 

вербальное поведение респондентов в данном случае скорее всего расходится с их реальным поведением в силу особенностей данной формы девиации (привыкание). В ходе мониторинга мы решили специально проверить обоснованность указанного сомнения и более глубоко изучить отношение студенческой молодежи к наркомании.   В проблеме наркомании, употребления наркотиков можно выделить три аспекта:   * отношение в обществе к наркоманам и наркотикам;   * государственная политика по широкому кругу вопросов, связанному с борьбой с производством, сбытом и распространением наркотиков, профилактикой наркомании, реабилитацией наркоманов и др.;   * конкретные меры, принимаемые государственными органами и общественными организациями по борьбе с наркоманией и наркомафией.   В конечном счете, все вышеуказанное зависит от уровня социально-экономического развития страны, уровня жизни, культуры граждан. В развитых странах отношение к наркомании более спокойное (известно, что в Голландии разрешены легкие наркотики), и центр тяжести перемещается на борьбу с наркобизнесом, наркодельцами. Это не означает, что пропаганде вреда наркотиков, лечению наркоманов и т.п. уделяется мало внимания, но отношение в западном обществе к проблеме наркотиков многослойно и определяется в своей основе ценностью свободы. Хотя нужно заметить, что борьба с международной наркомафией ведется пока не эффективно.

 

Даже США проигрывают в этой во многом тайной войне, которая в настоящее время становится все более ближе к России.

 

Общественное мнение в России относительно проблемы наркомании формируется в условиях общего социально-экономического кризиса.

 

Число наркоманов в РФ постоянно растет. В 1992 г. в России было зарегистрировано 1,5 млн человек, пробующих или систематически употребляющих наркотики, среди них более половины — в возрасте до 25 лет. В 1994 г.

 

это число составило 6 млн человек. В настоящее время, как следует из множества социологических исследований, проводимых в нашей стране, 8 % молодежи периодически принимают наркотики, 1 % принимают регулярно, 15 % пробовали наркотики.   Государственная политика в РФ в отношении наркомании затруднена недостатком финансирования, отсутствием законности в стране и определяется реальной перспективой национальной катастрофы. Наркоманы не способны трудиться и поддерживать социум, напротив, они вносят в общество нестабильность и отвлекают большие государственные средства на лечение и др. Россия в настоящее время не может позволить себе такую роскошь, как наркотики.

 

Особый аспект проблемы представляет наркотизация элитной части молодежи России — студентов вузов. Количество наркоманов в студенческой среде постоянно увеличивается. Потребителями наркотиков все чаще становятся достаточно социально адаптированные и благополучные студенты.

 

Законодатель определяет ответственность за незаконные действия с наркотиками (Ст. 44 КоАП РСФСР, Ст. 228-233 УК РФ). В средствах массовой информации проводится шоковая пропаганда вреда наркотиков. В то же время можно утверждать, что отношение молодежи России к употреблению наркотиков в целом нейтральное.

 

Исследование «Студент-95» также определило, что студенты вузов города отвергают наркоманию, по крайней мере, на уровне самооценки и следуют в этом отношении ожиданиям общественного мнения.   Исследование «Валеологическая культура студентов УГТУ», проведенное в декабре 1997 — январе 1998 гг., показывает на уровне технического университета в целом критическое отношение студентов к наркомании — осуждали и не употребляли наркотики 82 % студентов. Но отношение каждого девятого — безразличное. Признались, что употребляют наркотики 3 % респондентов (а ведь каждый % — это реальные люди, со своей нелегкой судьбой). Почти столько же (4 %) дали промежуточные ответы — «осуждают, но занимаются»; «одобряют, но не занимаются». Обработка данных по методу «логического квадрата» дала следующий результат:    одобряю — 1;  осуждаю — 21;  занимаюсь — 1;  не занимаюсь — 14.   Растущая социальная угроза дальнейшего распространения наркомании в студенческой среде предопределила включение в мониторинг 1999 г. целого блока вопросов, нацеленных на более глубокое изучение отношения студентов к этой социальной проблеме.   Исходной является самая общая характеристика — отношение человека к наркомании:   Таблица 1. Как относятся к наркомании в молодежной среде? (в % к числу ответов)  1. Осуждаю — последствия наркомании трагичны 66 2. Нейтрально — это дело каждого 10 3. Для себя — допускаю, для других — свое мнение не навязываю 19 4. Сегодня она — достаточно распространенное явление 4 5. Не могу сказать определенно 1 Таблица 2. Как относятся к наркомании в молодежной среде? (по вузам)  Отношение УГТУ УГЛТА УрГУ УГППУ УГМА УГАХА УГЭУ НТГПИ Осуждаю 66 63 63 64 70 46 68 74 Нейтрально 11 13 7 9 8 16 9 8 Для себя допускаю, для других — свое мнение не навязываю 18 23 21 22 15 23 19 15 Сегодня она — доста точно распространенное явление 4 1 8 5 4 11 3 3 Не могу сказать определенно 1 0 1 0 3 4 1 0 Таблица 3. Как относятся к наркомании в молодежной среде? (в % к числу ответов — по направлениям обучения, полу, проживанию в общежитии)  Отношение ГУМ ЭКОН ЕСТ ТЕХН Муж Жен Общежитие Осуждаю 53 66 71 67 62 68 59 Нейтрально 14 11 6 10 13 7 15 Для себя допускаю, для других — свое мнение не навязываю 22 19 17 20 18 20 20 Сегодня она — доста точно распространенное явление 9 4 4 3 5 4 4 Не могу сказать определенно 1 1 2 1 2 1 2 Таблица 4. Как относятся к наркомании в молодежной среде?

 

(в % к числу ответов — в зависимости от того, употребляют ли знакомые наркотики)  Отношение «Да, употребляют» «Нет, не употребляют» Осуждаю 59 72 Нейтрально 14 7 Для себя допускаю, для других — свое мнение не навязываю 17 18 Сегодня она — доста точно распространенное явление 9 1 Не могу сказать определенно 1 6 Как можно заметить, сравнивая с результатами прошлых исследований, по данным мониторинга 1999 г. число студентов, осуждающих наркоманию, снизилось. Сегодня четкое осмысление трагических последствий наркомании присуще лишь 2 из каждых 3 студентов. И уже это — сигнал тревоги, хотя применительно к любому другому феномену или процессу такое большинство могло бы оцениваться как «подавляющее». Особенно беспокоит, что каждый пятый «допускает» (не исключает!) для себя лично употребление наркотиков.

 

Именно такое — «ситуативное» — отношение создает предпосылки для расширения круга наркоманов.

 

Настораживает большая доля респондентов, занимающих нейтральную позицию в этом вопросе или просто фиксирующих широкое распространение наркомании в молодежной среде. В целом такой «нейтралитет» характерен для каждого седьмого респондента.   Важную информацию содержат ответы студентов разных вузов (впрочем, учтем, что именно информация по столь «интимным» вопросам, как отношение к наркомании, в наибольшей мере субъективно окрашена, хотя мы и избрали наиболее нейтральную форму вопросов, как бы обращаясь к респондентам как к «экспертам»).

 

Относятся к наркомании нейтрально половина опрошенных студентов УГАХА; следующую группу, по нисходящей, составляют студенты УГЛТА, УГППУ, УрГУ, УГТУ, УГЭУ. Наиболее непримиримы в отношении к молодежной наркомании студенты НТГПИ (осуждают ее 3 из каждых 4) и УГМА (7 из 10). Тут в полной мере сказывается характер будущей профессии, позволяющий — для медиков — лучше понять медико-биологические предпосылки наркомании и — для педагогов нагляднее увидеть разрушающее воздействие раннего употребления наркотиков в подростковом возрасте.

 

На фоне общего роста толерантности в отношении к наркотикам в среде молодежи женщины традиционно больше осуждают наркоманию, чем мужчины.

 

Но есть один настораживающий момент — студентки несколько чаше своих однокурсников избирают позицию: «для себя — допускаю, для других свое мнение не навязываю».   Более категорически настроены против наркомании студенты естественно — научного и технического направления подготовки, в сравнении со студентами социально — экономического и особенно гуманитарного направлений, при общем среднем уровне ее оценки как распространенного явления.   Обращает на себя внимание и тот факт, что студенты-гуманитарии (особенно студенты УрГУ и УГАХА) чаще всех остальных отметили достаточно широкое распространение наркомании в молодежной среде. Если еще учесть, что они же чаще «допускают» употребление наркотиков лично для себя, то можно предположить вероятность роста числа употребляющих наркотики в среде студентов — гуманитариев и на перспективу.   А это означает: при общей необходимости заметно активизировать профилактику наркомании в студенческой среде особое внимание должно быть уделено данной группе студентов.   Большей толерантностью к употреблению наркотиков отличаются и студенты, проживающие в общежитии. Поскольку сегодня социальный контроль за ними (со стороны родителей и преподавателей) существенно ослаблен, их излишняя «самостоятельность» в сочетании с излишней терпимостью в отношении к наркоманам и употреблению наркотиков превращают эту группу студентов в «группу риска».   При обработке полученных данных мы попытались выявить некоторые взаимосвязи: в частности, как влияет на общее отношение респондента к наркомании в молодежной среде то, что его знакомые употребляют наркотики? Один из результатов такого анализа был ожидаемым: студенты, чьи знакомые употребляют наркотики, вдвое чаще, чем в целом по массиву, отметили распространенность наркомании в молодежной среде. Но другие результаты выглядят парадоксально. Эти студенты настроены в отношении к наркомании в молодежной среде с меньшим осуждением и с большей терпимостью. Возможно, сказывается определенный(и весьма тревожный!) эффект «привыкания» или осознания собственного бессилия в борьбе не просто с наркоманией, а с конкретным (Знакомым? Близким? Родным?) наркоманом.   Подобное ощущение может быть подкреплено ответами респондентов на вопросы, употребляют ли их знакомые наркотики и, если да, как часто?   Таблица 114. Употребляют ли Ваши знакомые наркотики? (массив по направлениям обучения, полу, проживанию в общежитии)   Массив ГУМ ЭКОН ЕСТ ТЕХН Муж Жен Общежитие Да 36 38 42 24 39 41 31 33 Нет 51 74 48 64 47 43 58 53 Затрудняюсь ответить 13 15 10 12 14 16 11 14 Таблица 115. Употребляют ли Ваши знакомые наркотики? (по вузам)   Массив УГТУ УГЛТА УрГУ УГППУ УГМА УГАХА УГЭУ НТГПИ Да 36 35 50 24 39 25 52 39 36 Нет 51 52 36 66 45 60 27 50 52 Затрудняюсь ответить 13 13 14 10 16 15 21 11 12 Таблица 116.

 

Если Ваши знакомые употребляют наркотики, то как часто? (массив по направлениям обучения, полу, проживанию в общежитии)   Массив ГУМ ЭКОН ЕСТ ТЕХН Муж Жен Общежитие Несколько раз в месяц 13 14 10 14 14 14 12 14 Раз в неделю 8 12 7 4 9 10 6 8 Практически каждый день 16 20 17 20 13 18 15 10 Не знаю 63 54 66 62 64 58 67 68 Таблица 117.

 

Если Ваши знакомые употребляют наркотики, то как часто? (по вузам)   УГТУ УГЛТА УрГУ УГППУ УГМА УГАХА УГЭУ НТГПИ Несколько раз в месяц 14 16 7 8 16 17 13 15 Раз в неделю 7 10 7 6 5 10 6 8 Практически каждый день 14 16 21 18 32 17 13 9 Не знаю 63 57 65 67 46 55 70 61 Итак, в целом по массиву каждый третий студент отметил, что его «знакомые» (как правило, такие же молодые люди, студенты, хотя и не только они) употребляют наркотики. Эти данные рисуют неутешительную картину распространения наркотиков в студенческой среде.

 

Уровень потребления наркотиков в масштабе страны рассматривается специалистами — экспертами как угрожающий генофонду нации, если 5% ее населения употребляют наркотики. В России в настоящее время этот процент выше. Тем более опасно, что элитарная часть молодежи — студенчество настолько подвержена наркомании. Наиболее неблагополучная ситуация сложилась в УГАХА и УГМА, меньше других отмечают употребление своими знакомыми наркотиков студенты УрГУ. Обращает на себя внимание тот факт, что в УГАХА достаточно велика (каждый пятый) доля затруднившихся с ответом на поставленный вопрос, что может означать еще больший уровень употребляющих наркотики в этом вузе. Та же ситуация в УГППУ, где затруднился с ответом каждый шестой респондент.   В известной мере лидируют по употреблению наркотиков будущие экономисты и менеджеры, что, вероятно, объясняется модой на социально — экономические специальности и, соответственно, специфическим контингентом студентов, преимущественно из семей с достаточно высоким материальным уровнем и социальным статусом. Степень, направленность и качество запросов этой части студенчества во многом совпадают с ожиданиями общества. Этот факт не может не насторожить в плане встречи ожиданий пропаганды и ответа молодежи. Менее всего употребляют наркотики студенты естественно — научного профиля. Их интересы меньше пересекаются с модой и лежат в специфических областях деятельности. К тому же, процесс обучения в таких вузах традиционно более жесткий, студенты имеют меньше свободного времени и, следовательно, меньше сталкиваются со скукой и серостью существования.   Приобщение к наркотикам проходит ряд стадий «из любопытства и от скуки» и «за компанию» — через период ситуативного употребления — к формированию зависимости. В этом смысле показательны оценки частоты употребления.

 

Соотнесем эти оценки по критерию регулярности: «нерегулярно», «постоянно». В целом по массиву такое соотношение (применительно к употребляющим) 4:3. А это значит, что многие уже не просто «балуются», «балдеют», «кайфуют», но уже не могут обойтись без наркотиков, становятся «хроническими» наркоманами. В этом плане противоречивы ответы в УрГУ. На вопрос, употребляют ли их знакомые наркотики, две трети из них ответили: «нет».   Это с учетом многопрофильности вуза и весомой роли гуманитарного профиля обучения — в сравнении с другими вузами неплохой показатель, что объясняется безусловной сложностью учебного процесса, а также высоким образовательным и культурным уровнем данного учебного заведения. Но нельзя не видеть и другое. Каждый пятый студент УрГУ (больше только в УГМА — каждый третий) отметил, что его знакомые, употребляющие наркотики, уже стали «хроническими» наркоманами. Указанное выше состояние регулярности употребления наркотиков по этим двум вузам составило — 2 : 3.   Несмотря на растущий уровень женской эмансипации в нашем обществе, большую часть наркоманов составляют мужчины. Это подтверждается и данными опроса: студенты чаще своих однокурсниц отмечают, что их знакомые употребляют наркотики и делают это относительно регулярно. Хотя в целом к группе риска относятся как мужчины, так и женщины, у каждой третьей из них (судя по их ответам) знакомые употребляют наркотики.   В анализе причин распространения наркомании в студенческой среде большое значение имеет изучение ценностно-мотивационных и культурных установок молодежи. На Западе наркотики приобрели популярность у молодых людей в 60 -е годы нашего века. Это связывают с так называемой «молодежной революцией» и ценностями, лежащими в основе конфликта поколений. Американский социолог К. КЕНИСТОН связал причины употребления наркотиков с сомнениями, испытываемыми молодыми людьми, или их прямым нежеланием принять традиционную модель успеха. Молодежь требовала духовного самовыражения, поэтому, во многом, распространение наркомании определялось молодежной культурой: увлечением дзен — буддизмом и различными техниками медитации, разновидностью которой можно считать рок — музыку. Наркотики и необходимость их употребления были внутренней убежденностью наиболее «продвинутой» части молодого поколения, о чем говорит появление и популярность LSD.   Следующий этап анализа — выявление мотивации употребления наркотиков. Что может привлекать молодого человека в наркотиках, что заставляет их «покурить», «понюхать» или даже «колоться»?

 

Любопытство и мода? Стремление снять усталость или получить удовольствие?

 

Привычка или внутренняя убежденность? Конечно, мы понимали, что ответы респондентов на эти вопросы будут ограничены «взглядом со стороны». Но и они информативны:   Таблица 118. Мнение о возможной мотивации употребления наркотиков  А. В % от числа ответов Б.

 

В % от числа респондентов N % N % 1 20 1. Получение удовольствия 1 38 2 22 2. Любопытство 2 43 3 12 3.

 

Мода, желание не выглядеть «белой вороной» 3 22 4 14 4. Просто так, за компанию 4 26 5 18 5. Неурядицы в личной и семейной жизни, снятие стресса, усталости 5 35 6 12 6. Привычка 6 23 7 2 7. Внутренняя убежденность 7 4 Таблица 119.

 

Мнение о возможной мотивации употребления наркотиков (в % от числа ответов — по вузам)  Мотивы УГТУ УГЛТА УрГУ УГППУ УГМА УГАХА УГЭУ НТГПИ 1. Получение удовольствия 20 27 16 21 17 20 20 22 2. Любопытство 23 21 24 18 24 21 21 25 3. Мода, желание не выглядеть «белой вороной» 10 10 12 12 13 15 13 13 4.

 

Просто так, за компанию 14 14 13 15 13 12 15 12 5. Неурядицы в личной и семейной жизни, снятие стресса, усталости 18 14 13 15 13 12 15 12 6. Привычка 12 12 12 12 10 13 13 10 7. Внутренняя убежденность 3 2 2 4 2 2 1 2 Таблица 120. Мнение о возможной мотивации употребления наркотиков (в % от числа ответов — по направлениям обучения, полу и проживанию в общежитии)  Мотивы ГУМ ЭКОН ЕСТ ТЕХН Муж Жен Общежитие 1. Получение удовольствия 22 20 15 23 24 17 20 2. Любопытство 23 22 25 20 18 25 25 3. Мода, желание не выглядеть «белой вороной» 11 12 13 11 11 12 11 4. Просто так, за компанию 11 14 14 14 13 14 12 5. Неурядицы в личной и семейной жизни, снятие стресса, усталости 21 19 19 17 16 20 17 6. Привычка 11 13 11 12 14 11 13 7. Внутренняя убежденность 1 2 2 3 4 1 2 Таблица 121. Мнение о мотивации наркомании (в % к числу ответов — в зависимости от разного отношения к наркомании)  Мотивы Осуждаю Нейтрально Для себя — допускаю, для других — не навязываю Сегодня она — распространена Не могу сказать определенно 1. Получение удовольствия 18 29 19 29 23 2. Любопытство 24 20 21 19 15 3. Мода, желание не выглядеть «белой вороной» 13 7 11 8 8 4.

 

Просто так, за компанию 14 13 15 8 15 5. Неурядицы в личной и семейной жизни, снятие стресса, усталости 19 14 19 17 8 6. Привычка 10 14 12 17 23 7. Внутренняя убежденность 2 3 3 2 8 Итого 100 100 100 100 100 Таблица 121. Мнение о мотивации наркомании (в % к числу ответов — в зависимости от оценки материального положения своей семьи)  Мотивация Материальное положение очень хорошее хорошее среднее плохое очень плохое 1. Получение удовольствия 38 21 20 19 23 2. Любопытство 25 22 23 21 24 3. Мода, желание не выглядеть «белой вороной» 0 10 12 13 13 4.

 

Просто так, за компанию 13 12 13 13 19 5. Неурядицы в личной и семейной жизни, снятие стресса, усталости 0 19 18 21 13 6. Привычка 12 14 12 10 13 7. Внутренняя убежденность 12 2 2 3 0 Итого 100 100 100 100 100 Данные исследования показали, что наркомания практически не очень связана с материальным положением семей студентов. Употребление или не употребление студентом наркотика, а также его отношение к наркомании и оценка мотивов не зависят от уровня обеспеченности респондента. Это доказывает, что наркомания в своей основе — скорее явление духовное. И ее корни «растут» из общекультурной ситуации в обществе.   Из предложенных мотивов большинство респондентов выбрали «любопытство», «удовольствие» (отмечены в ответах 2 из каждых 5 респондентов) и стремление снять стресс, усталость, отвлечься от неурядиц и потрясений в личной и семейной жизни (отмечено каждым третьим). Выбор достаточно многими респондентами стресса в качестве возможного мотива употребления наркотиков говорит о высокой степени маргинализации общества в России.

 

В самом низу рейтенгового ряда возможной мотивации употребления наркотиков — внутренняя убежденность (отмечен лишь 1 из 25 респондентов). Несмотря на кажущуюся парадоксальность такого утверждения, внутренняя убежденность является наиболее «предпочтительным» для общества мотивом употребления наркотиков, поскольку она предполагает сознательный выбор образованной личности. Осознанная убежденность предполагает серьезный ответ со стороны общества, выражающийся в создании комплекса условий здоровой жизнедеятельности.   Незначительность роли внутренней убежденности как мотива употребления наркотиков доказывает, что наркотик не стал философией в современном российском обществе.

 

Это вполне понятно, потому, что время молодежных субкультур закончилось и наступило время средств массовой информации. СМИ, работая в русле демократической открытости, определяя полностью ответственность индивида за свою жизнь, волей — неволей привлекают внимание молодых людей к наркотикам. Любопытство приводит к первому наркотическому опыту, который не всегда может стать последним в силу специфики действия наркотиков на организм человека и той же моды. Повторить такой опыт толкает стремление к удовольствию. По мнению И. УЭЛША, известного современного писателя, уделившего большое внимание изучению причин употребления наркотиков, получение удовольствия является «конечной» и, более того, единственной причиной наркомании.   С медицинской точки зрения, наркомания — это болезненное состояние, характеризующееся явлениями психической и физической зависимости, настоятельной потребностью в повторном многократном употреблении психоактивных средств, принимающее форму непреодолимого влечения. Опасность наркотика в привыкании к нему организма человека. Поэтому вызывает опасение, что каждый четвертый из опрошенных определил «привычку» как мотив употребления наркотиков. Можно предположить, что многие из числа знакомых этих респондентов прочно «сидят на игле».

 

Воздействие средств массовой информации приводит (порой — непроизвольно, вопреки намерениям теле- и радиожурналистов) к формированию своего рода молодежной моды на употребление наркотиков.

 

Недаром, по мнению каждого четвертого респондента, возможный мотив употребления наркотиков — «мода». Столько же в качестве мотива отметили «просто так за компанию».   Ответы респондентов о возможной мотивации употребления наркотиков скорее характеризуют не саму эту мотивацию, а являются своеобразным индикатором, уточняющим отношение студентов к наркомании. В этом смысле примечательны различия в оценках студентов разных вузов.   Студенты УГЛТА и НТГПИ особое значение придают таким мотивам, как удовольствие и любопытство, т.е. внутренним, психологическим мотивам, наиболее вероятно и непосредственно приводящим человека к первичному употреблению наркотиков.

 

Особое внимание в этих вузах необходимо обратить на данную стадию наркотизации, когда особенно сказывается возможное негативное воздействие СМИ и формируется готовность непосредственно обратиться к наркотику.   Для студентов УрГУ и УГМА более значимым, чем в среднем по массиву, мотив снятия стресса, усталости, преодоления неурядиц и потрясений в личной и семейной жизни. Если учесть, что студенты этих вузов чаще других отмечали распространенность среди своих знакомых «хронических» наркоманов и лучше многих (особенно будущие медики) представляют причины и последствия наркотизации, то и направленность профилактической работы с ними должна быть смещена. Тут важнее акцентировать иллюзорность представлений о наркотиках как средстве «ухода» от тягот и противоречий сегодняшней жизни.   Студенты УГАХА и УГЭУ чаще других выделяли наиболее конкретный и опасный мотив «привычки». Именно «привыкание», психофизическая зависимость от наркотиков может характеризовать степень укорененности наркомании. В данном случае уже явно не достаточно информировать об опасности употребления наркотиков, основная тяжесть профилактической работы должна переносится на обоснование возможности преодалеть эту зависимость, «слезть с иглы».   Ответы студентов УГТУ, УГППУ наиболее близки к средним по массиву, что определяет необходимость в профилактической работе в студенческих коллективах этих вузов как бы сочетать все указанные выше подходы   Среди мотивов употребления наркотиков женщины чаще отмечают любопытство, что сильнее соответствует женской натуре; мужчины ставят на первое место получение удовольствия.

 

Многие женщины, в большей мере подверженные эмоциональным переживаниям чаще отмечают в качестве мотива употребления наркотиков снятие стресса, усталости и преодоления неурядиц в личной жизни. Привычку в качестве такого мотива чаще подчеркивают респонденты — мужчины, и это показатель большей углубленности наркомании в их среде. Но, отмечая указанные различия между мужчинами и женщинами в акценте на те или иные мотивы, не будем их преувеличивать. Важнее то, что ответы и тех, и других свидетельствуют в целом о сравнительно сильной укорененности наркомании в студенческой среде.

 

Об этом же говорят и данные анализа о взаимосвязи мнений о возможной мотивации употребления наркотиков и отношения к наркомании. Респонденты, сильнее других, осуждающие наркоманию, чаще, чем в среднем по массиву, называют в качестве мотивов любопытство и стремление преодолеть неурядицы и потрясения в личной и семейной жизни, снять стресс, усталость, т.е. первичные психологические факторы. У тех, кто относится к наркомании нейтрально (или ограничивается признанием ее распространенности), приоритеты о возможной мотивации иные — получение удовольствия. И, наконец, респонденты, у которых нет определенного — критического или оправдывающего мнения о наркомании, чаще в качестве мотива употребления наркотиков называют привычку.

 

Возможно, их опыт общения с людьми, которые уже попали в физиологическую зависимость от наркотиков, убеждает, как сложно бороться с нею на более поздних этапах приобщения к наркотикам.   На основании приведенного исследования можно, в том числе, утверждать, что студенты имеют достаточно ясное представление о степени распространенности наркотиков в их среде. Здесь показателен ответ на вопрос о мерах, необходимых для того, чтобы помочь человеку избавится от наркотической зависимости.   Таблица 123. Мнение о мерах, которые могут помочь человеку избавиться от наркологической зависимости?  А. В % от числа ответов М Е Р Ы Б.

 

В % от числа респондентов N % N % 1 22 1. Моральная поддержка 1 40 2 27 2. Помощь профессионального психолога 2 50 3 31 3. Медицинская помощь 3 57 4 5 4. Материально — финансовая поддержка 4 9 5 15 5. Изменения отношения в обществе к наркоманам 5 29 Таблица 123. Мнение о мерах, которые могут помочь человеку избавиться от наркологической зависимости? (в % от числа ответов — по вузам)  Меры помощи УГТУ УГЛТА УрГУ УГППУ УГМА УГАХА УГЭУ НТГПИ 1.Моральная поддержка 24 21 19 21 20 21 23 20 2. Помощь профессионального психолога 27 26 27 27 29 28 27 26 3. Медицинская помощь 29 25 35 27 33 30 31 34 4.

 

Материально — финансовая поддержка 5 8 4 5 4 8 6 4 5. Изменения отношения в обществе к наркоманам 15 20 15 20 14 13 13 17 Таблица 123.

 

Мнение о мерах, которые могут помочь человеку избавиться от наркологической зависимости?

 

(в % от числа ответов — по направлениям обучения, полу и проживанию в общежитии)  Меры помощи ГУМ ЭКОН ЕСТ ТЕХН Муж Жен Общежитие 1.Моральная поддержка 20 22 20 23 23 21 22 2. Помощь профессионального психолога 27 28 28 26 26 28 24 3. Медицинская помощь 34 31 34 27 28 32 30 4. Материально — финансовая поддержка 4 5 4 5 5 5 7 5. Изменения отношения в обществе к наркоманам 15 14 14 19 19 14 17 Таблица 123. Мнение о мерах, которые могут помочь человеку избавиться от наркологической зависимости? (в % от числа ответов — в зависимости от того, употребляют ли знакомые респондента наркотики)  Меры помощи Да Нет Затрудняюсь ответить 1.Моральная поддержка 24 20 22 2. Помощь профессионального психолога 27 27 27 3. Медицинская помощь 28 32 31 4. Материально — финансовая поддержка 5 4 6 5. Изменения отношения в обществе к наркоманам 16 16 14 Сумма столбца 100 100 100 Таблица 123. Мнение о мерах, которые могут помочь человеку избавиться от наркологической зависимости? (в % от числа ответов — в зависимости от оценки материального положения своей семьи)  Меры помощи Очень хорошее Хорошее Среднее Плохое Очень плохое 1.Моральная поддержка 30 22 22 21 14 2.

 

Помощь профессионального психолога 30 26 27 28 22 3. Медицинская помощь 20 30 31 30 26 4. Материально — финансовая поддержка 0 6 5 5 6 5. Изменения отношения в обществе к наркоманам 20 16 15 15 22 Сумма столбца 100 100 100 100 100 Большинство студентов выбрали медицинскую помощь — она отмечена в ответах каждых 3 из 5 респондентов, на втором месте (таково мнение каждого второго респондента) стоит помощь профессионального психолога и только на третьем (отмечена в ответах каждых 2 из 5 респондентов) — моральная поддержка. Это говорит о том, что студенты вполне осознают реальную опасность наркотиков и знакомы с их воздействием на организм человека.   Очевидно, что здесь главную роль играют средства массовой информации, слишком часто и достаточно откровенно (особенно через зарубежные кино — и видеофильмы) представляющие как идет «ломка» наркоманов.

 

В то же время, студенческая наркомания не идет на убыль. Мода шагает впереди в воздействии на сознание еще здоровой личности.   Примечательно, что о моральной поддержке в борьбе с наркотиками чаще в своих анкетах говорят мужчины, они же чаще отмечают, что необходимо изменение отношения в обществе к наркоманам. Для женщин несколько более значимы медико-психологические методы воздействия на личность и поведение наркоманов. Материальное благополучие или неблагополучие самих респондентов сказывается и на их оценках возможных мер помощи людям, попавшим в зависимость от наркотиков. Наиболее благополучные подчеркивают роль моральной поддержки и помощи психологов — профессионалов; наиболее неблагополучные — материально-финансовой поддержки и изменения отношения общества к наркоманам.

 

В зависимости от того, употребляют ли их знакомые наркотики, респонденты различаются в своих ответах в одном отношении.   Те, кто более непосредственно общается с наркоманами, акцентирует роль моральной поддержки (возможно, сталкиваясь с недостаточной эффективностью попыток своих знакомых излечится от этого социального недуга). Те же, в чьем ближайшем окружении наркоманов нет, более уверены в действенности медицинской помощи. Студенты, проживающие в общежитии, в основном в своих ответах совпали с общем мнением.

 

Они лишь чуть сильнее, чем в среднем по массиву, подчеркивают необходимость изменения отношения общества к наркоманам.   Общество действительно должно измениться и — предварительно — должно точнее определиться, что такое наркомания: Социальная болезнь или девиантное поведение? Если болезнь, то излечима она или нет? Если девиантное поведение, то как с ним бороться?

 

Об актуальности этих проблем говорит такой характерный пример.

 

В момент подготовки данного отчета в некоторых вузах города появились листовки — обращение 2 съезда бывших наркоманов «наркомания излечима!». На ряде листовок от руки перед словом «излечима» было вписано «не».   И тем показательнее еще одни результаты мониторинга — мнение респондентов о мерах профилактики наркомании — непосредственно в их вузах.   Таблица 128.

 

Какие меры профилактики наркомании могут быть предприняты в вашем вузе?

 

А. В % от числа ответов М Е Р Ы Б. В % от числа респондентов N % N % 1 17 1.Уделять больше внимания организации досуга 1 30 2 10 2. Усилить информационную, просветительскую работу среди студентов 2 18 3 22 3.Создать психотерапевтический реабилитационный центр, телефон доверия 3 39 4 12 4. Определить «группы риска» и работать с ними 4 22 5 9 5.

 

Проводить семинары и тренинги по профилактике употребления наркотиков 5 16 6 30 6. Жестко пресекать распространение наркотиков на территории студгородка 6 52 Таблица 129. Какие меры профилактики наркомании могут быть предприняты в вашем вузе? (в % от числа ответов по вузам)  Меры УГТУ УГЛТА УрГУ УГППУ УГМА УГАХА УГЭУ НТГПИ 1.Уделять больше внимания организации досуга 15 19 14 16 19 21 17 20 2.

 

Усилить информационную, просветительскую работу среди студентов 9 10 16 9 11 15 7 5 3. Создать психотерапевтич. реабилитационный центр, телефон доверия 22 14 21 26 22 28 24 22 4.

 

Определить «группы риска» и работать с ними 13 13 13 10 18 5 10 12   * Этот материал является фрагментом большого и многоаспектного исследования проблем студенчества. Редколлегия предполагает продолжить публикацию в следующем номере.   Наркомания среди несовершеннолетних в Российской Федерации   Положение с незаконным распространением и потреблением наркотических средств в России получило устойчивую тенденцию к ухудшению. Растет нелегальный наркобизнес, что несет за собой серьезную угрозу здоровью населения и экономике страны.   Россия из перевалочной базы мирового наркобизнеса превращается в одного из крупнейшего потребителя наркотиков, где наряду с наркотиками отечественного производства все активнее потребляются сильнодействующие синтетические, поступающие из стран «ближнего» и «дальнего» зарубежья.

 

По оценкам специалистов более 50% наркотических средств ввозится на территорию России из-за ее пределов; налицо насыщение российского рынка высококонцентрированными и дорогостоящими наркотиками (опий, кокаин, героин), которые поступают главным образом из стран «золотого треугольника», США, Южной Америки и Европы и распространяются через сеть дорогостоящих ночных клубов, казино и других аналогичных учреждений.

 

С нарушением таможенных правил контрабанда сырья осуществляется и из стран СНГ: Киргизии, Казахстана, Узбекистана. Постоянный поток наркополуфабрикатов поступает из Афганистана.   По данным научных организаций и природоохранных органов, в России около миллиона гектаров земель, на которых возможно произрастание дикорастущих видов конопли и мака.

 

Как известно, природные условия Юга Российской Федерации и Дальнего Востока пригодны для заготовки наркосодержащего сырья с обширных площадей дикорастущей конопли, что привлекает в эти регионы сборщиков.

 

За последние пять лет число потребителей наркотиков в нашей стране стремительно возрастало. И с неизбежностью это зло затронуло самую уязвимую часть нашего населения — несовершеннолетних.   Об этом красноречиво свидетельствует статистика.

 

Так, за 1998 год органами внутренних дел выявлено более 1,3 тысячи несовершеннолетних, совершивших преступления в состоянии наркотического или токсического опьянения. Пять лет назад этот показатель был почти вдвое ниже (777).   Подростками и при их участии в минувшем году совершено более 11 тысяч преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков. Для сравнения: в 1994 году таких преступлений было совершено 5,2 тысячи.

 

За прошедший год органами внутренних дел выявлено более 21 тысячи фактов потребления несовершеннолетними наркотических средств без назначения врача.   На профилактических учетах милиции в настоящее время состоит более 16 тысяч подростков, употребляющих наркотические средства.

 

Пять лет назад таких подростков было в 4 раза меньше (4134).   За последнее пятилетие среди наших подучетных наблюдается почти трехкратное увеличение числа детей, имеющих официально установленные диагнозы «наркомания» или «токсикомания». При этом следует учитывать, что латентная наркомания почти в пять раз превышает официальные показатели.   По мнению МВД России, Конвенция ООН о правах ребенка, законодательные акты ряда развитых стран и действующая в них система по своему содержанию, полноте юридических положений и нравственным критериям опережают Россию, где, по сути, отсутствует целостная система предупреждения наркомании и оказания наркологической помощи несовершеннолетним, употребляющим наркотические и токсические средства.   В Российской Федерации, на наш взгляд, до настоящего времени не приняты во внимание рекомендации Руководящих принципов Организации Объединенных Наций для предупреждения преступности среди несовершеннолетних, принятых в Эр-Рияде в 1990 году, 25 статья которых содержит предложения о необходимости уделять особое внимание всеобъемлющей политике и стратегиям, направленным на предотвращение того, чтобы молодые люди злоупотребляли алкоголем, наркотиками и другими веществами.   Можно выделить ряд базовых проблем, нерешенность которых отрицательно сказывается на эффективности нашей борьбы с наркотическим злом.

 

По нашему мнению, распространению подростковой наркомании в Российской Федерации в определенной степени способствует несовершенство законодательной базы в этой области.   В Кодексе Российской Федерации «Об административных правонарушениях» отсутствуют санкции для несовершеннолетних, достигших 16-летнего возраста, за употребление наркотических средств. В соответствии со статьей 164 Кодекса ответственность за употребление несовершеннолетними наркотических средств без назначения врача возложена на родителей. Административная ответственность за употребление токсических веществ не установлена. Конечно мы понимаем, что ответственность — не панацея. Но ее отсутствие может повлечь за собой раскручивание нового витка наркомании.   Существует и еще один правовой пробел. В соответствии с Законом «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» первичный осмотр несовершеннолетнего до 14 лет, употребляющего наркотические средства, возможен только в присутствии родителей (или законных представителей).

 

При необходимости стационарного лечения несовершеннолетнего после 14 лет дополнительно требуется еще и согласие самого подростка.   Данный пробел в законодательстве, по мнению Министерства, нарушает права и интересы несовершеннолетних-наркоманов, не способных, в силу объективных причин, принять адекватное решение о своем обследовании или лечении в наркологических кабинетах или стационарах системы Минздрава России, что влечет за собой дальнейшую деградацию личности подростка-наркомана.   Следует принять во внимание и то обстоятельство, что примерно 70% подростков, употребляющих наркотические или токсические средства, проживают в неполных или неблагополучных семьях, где родители также не всегда дают согласие на обследование или лечение своего ребенка.   Однако даже при наличии согласия на лечение подростка и его родителейне всегда возможно получить своевременную и качественную медицинскую помощь.   При росте распространения детской и подростковой наркомании имеющаяся в системе Министерства здравоохранения Российской Федерации сеть наркологических кабинетов и койко-мест для несовершеннолетних в наркологических больницах явно недостаточна.   По сведениям органов внутренних дел регионов, амбулаторная и стационарная специализированная помощь подросткам-наркоманам оказывается только в крупных территориальных центрах, причем в наркологических больницах в лучшем случае имеется пять-десять койко-мест для несовершеннолетних.   Можно более детально проанализировать сложившуюся ситуацию на примере одного из регионов (Московская область).   За 1998 год органами внутренних дел Московской области выявлено около 1500 несовершеннолетних, потребляющих токсические средства. По сравнению с 1997 годом более чем в 1,5 раза возросло число подростков, доставленных в милицию за употребление наркотических веществ (с 217 до 327).   На начало 1999 года на диспансерном учете с диагнозом «наркомания» состоит 74 подростка (1998 г. — 51), а с диагнозом «токсикомания» — 346 (275), на профилактических учетах 267 (109) и 1126 (927) соответственно.   Несмотря на остроту обозначенной проблемы, в области крайне сложно решаются вопросы своевременной медицинской помощи данной категории несовершеннолетних, ощущается дефицит учреждений для социально-реабилитационной работы с ними. В то же время в г. Клин реабилитационный центр «Надежда» был ликвидирован, в связи с передачей здания и открытия в нем пивного бара.   Во многих районах области проблема лечения юных наркоманов решается выделением подростковых койко-мест в стационарных учреждениях для взрослых, что не исключает оказания вредного воздействия на несовершеннолетних. Помещения данных лечебных учреждений старого типа, плохо оборудованы, поэтому родители, как правило, отказываются лечить своих детей в таких условиях.   Практически во всех районах отсутствует круглосуточное освидетельствование лиц, подозреваемых в употреблении наркотических средств: нет наркотестов, специализированных лабораторий для определения содержания в организме человека наркосодержащих веществ.

 

Московская область в данном случае — не исключение.

 

Похожую картину мы увидели бы и в любом другом регионе.   Даже в Москве, где на учете в органах внутренних дел за употребление наркотических средств состоит 1,6 тысячи несовершеннолетних, функционирует всего 14 подростковых наркологических кабинетов.   По информации МВД, ГУВД, УВД субъектов Российской Федерации вопросы профилактики наркомании, в том числе подростковой, руководители исполнительной власти большинства регионов и председатели комиссий по делам несовершеннолетних связывают, прежде всего, с органами внутренних дел.

 

И мы понимаем свою ответственность за данное направление деятельности.   Несмотря на имеющиеся объективные сложности, органами внутренних дел во взаимодействии с органами здравоохранения, образования и другими проделан значительный объем работы, направленной на профилактику распространения наркомании и связанной с ней преступности среди несовершеннолетних.   Эти вопросы систематически являются предметом обсуждения координационных совещаний руководителей правоохранительных органов регионов России, советов профилактики органов внутренних дел.   Министерством, совместно с ВНИИ МВД России разработаны и разосланы на места методические рекомендации для сотрудников органов внутренних дел по выявлению несовершеннолетних, допускающих употребление наркотиков без назначения врача. Аналогичные методические рекомендации разработаны совместно с Минздравом России для социальных служб, врачей, педагогов, родителей.   В этом году Министерством, соответствии с решением Коллегии МВД России от 1 июля 1998 года, начато проведение широкомасштабной акции «Нет — наркотикам». Активизируется взаимодействие в этом направлении работы между сотрудниками милиции, средствами массовой информации, религиозными деятелями, спортивными обществами.   Однако хотелось бы еще раз обратиться к уже упоминавшимся Эр-риядским принципам.   Статьи 25 и 26 (Глава «Образование») данного документа указывают на необходимость подготовки в плане проведения антинаркотической работы «учителей и других специалистов, с тем, чтобы они могли предотвращать и решать эти проблемы», а также школ, которые «должны выполнять роль базовых и справочных центров для предоставления медицинской, консультативной и другой помощи молодым людям».   Таким образом, этот международный документ подчеркивает, что борьба с наркоманией — не удел лишь правоохранительных структур. К этой работе должны быть причастны все заинтересованные органы и учреждения.   Эта позиция четко обозначена и в распоряжении Президента Российской Федерации от 17 сентября 1998 года «О мерах по усилению противодействия незаконному обороту наркотических средств, психотропных веществ и злоупотреблению ими», где, в частности, органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации рекомендовано принять меры к организации целенаправленной антинаркотической пропаганды и профилактики злоупотребления наркотическими средствами и психотропными веществами, особенно среди молодежи, а также создать центры медико-социальной реабилитации лиц, больных наркоманией, и, прежде всего, несовершеннолетних граждан.

 

Главное управление обеспечения общественного порядка  МВД Российской Федерации   Исследование проблем профессионального самоопределения студенчества Свердловской области  Ю.Р.Вишневский, Л.Н.Банникова, Я.Б.Дидковская  Университетское управление . N 2(13). С. 74-80 (2000)   Тематический раздел: Социология образования    В апреле-мае 1999 г. в Екатеринбурге предпринято комплексное социологическое исследование «Студент — 1999». Первый этап мониторинга был проведен в 1995 г. Исследованием охвачены студенты третьего курса восьми вузов области (всего опрошено 994 респондента).

 

Одним из направлений данного исследовательского проекта явилось изучение проблем профессионального самоопределения студентов на современном этапе.     Ю.

 

Р. Вишневский  Л. Н.

 

Банникова  Я. В. Дидковская  Уральский государственный технический университет   ИССЛЕДОВАНИЕ ПРОБЛЕМ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО САМООПРЕДЕЛЕНИЯ СТУДЕНЧЕСТВА СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ*   В апреле-мае 1999 года в Екатеринбурге проведено комплексное социологическое исследование «Студент — 1999». Первый этап мониторинга проведен в 1995 году. Исследованием охвачены студенты третьего курса восьми вузов области (всего опрошено 994 респондента). Одним из направлений данного исследовательского проекта явилось изучение проблем профессионального самоопределения студентов на современном этапе.

 

Профессиональное самоопределение — это выбор молодежью своего профессионального пути (профессии, вуза, места работы и др.) и построение профессиональной карьеры. Сегодня этот процесс осложнен кризисными явлениями переходного периода. Ситуация, сложившаяся на рынке труда, характеризуется по крайней мере двумя негативными тенденциями для молодежи, прежде всего для выпускников вузов:   * в государственных структурах существует низкая оплата труда специалистов с высшим образованием;   * в коммерческой сфере выпускникам вузов предоставляется работа высокооплачиваемая, но не требующая высокой квалификации и интеллектуального потенциала.   Такие процессы угрожают потерей для промышленности, науки, образования молодых, перспективных кадров, а для тех, кто уходит в коммерцию, — потерей квалификации.

 

Происходит обесценивание знаний и соответствующих специальностей, по которым осуществляется подготовка в вузах. Все это отражается в сознании студенческой молодежи: меняются ее ценностные ориентации, потребности, жизненные планы.   В профессиональном самоопределении студенчества можно выделить ряд стадий, когда проблема выбора актуализируется в том или ином ее аспекте. Для первокурсников — это адаптация к новым условиям обучения, определенные сомнения в правильности сделанного выбора.

 

На выпускных курсах решается вопрос о специализации в рамках выбранной профессии, о конкретном месте работы. В отличие от первокурсников выпускники осмысливают свой выбор уже не с точки зрения соответствия специальности своим личным интересам и склонностям, а с точки зрения востребованности на рынке труда. Третий курс (объект нашего изучения) является переходным: адаптационный период завершен, актуализируются профессиональные интересы и перспективные планы.   В сознании третьекурсников формируется система приоритетов, целей, ценностей, наличие (отсутствие) жизненных планов. На их мнения о мотивах выбора профессии и вуза влияет опыт обучения, удовлетворенность или неудовлетворенность вузом и специализацией.

 

Поэтому в мониторинговом исследовании 1999 года вопрос о мотивах выбора вуза (использованный в 1995 году) был заменен вопросом о значимости будущей работы. Предложенные индикаторы значимости будущей работы (табл.

 

1) сгруппированы в зависимости от ведущей мотивации:   * Сама специальность, ее содержание: соответствие способностям, знаниям, умениям, возможность профессионального роста, самостоятельность в работе, связь с новейшими технологиями. Такова позиция каждого второго опрошенного.   * Утилитарная, инструментальная или статусная функция будущей специальности значима для трети опрошенных.   * Социальная значимость будущей специальности, ее роль в обществе привлекает каждого пятого.   Таблица 1   Распределение ответов на вопрос: Что для вас наиболее значимо в будущей работе, профессии?**  Kритерии значимости Методика А,% от числа респондентов Методика Б,% от числаответов Творческий, интересный характер работы 56 12 Ее соответствие моим способностям, умениям 46 10 Возможность достичь признания, уважения 34 7 Возможность получать высокие доходы 77 16 Возможность занять высокий пост, иметь власть 17 4 Возможность принести пользу людям 32 7 Высокий престиж профессии 18 4 Возможность полнее реализовать свой потенциал 32 7 Возможность профессиональной карьеры 47 10 Самостоятельность, независимость 36 8 Связь с современной техникой, технологией 20 4 Хороший, дружный коллектив 51 11 Итого 466 100   Таким образом, сама работа является наиболее значимым фактором для половины респондентов. Для другой половины значимы внешние атрибуты профессии.   Следует подчеркнуть, что мы не спрашивали респондентов 1999 года о мотивах поступления в вуз, но их оценки будущей профессии в главном, определяющем совпали с иерархией этих мотивов в ответах третьекурсников 1995 года.   Подтверждается вывод: сегодня студенты ориентированы, в основном, на прагматические ценности.

 

Образование для современных студентов имеет ценность в инструментальном плане — оно позволяет в перспективе улучшить качество жизни, завоевать определенный социально-экономический статус. Эта ориентация направлена в будущее, а не на сегодняшний день.

 

Образование ценится студентами прежде всего за возможность получения реальных знаний, возможность стать профессионалом, а не только за его формальный атрибут — диплом.   Общее отношение третьекурсников к будущей работе может быть конкретизировано в зависимости от многих факторов:   * по вузам;   * по направлениям обучения;   * месту жительства до поступления в вуз;   * удовлетворенности обучением в вузе.

 

Содержание будущей работы является определяющим мотивом для студентов УГАХА (для двух третей студентов). Чаще, чем в среднем, важность содержания будущей работы отметили студенты УрГУ. Реже других (один из трех) на эти мотивы указывают студенты УГЛТА.

 

Статусная функция будущей профессии наиболее важна для будущих экономистов (каждый четвертый) и студентов УГЛТА.

 

Для будущих архитекторов этот мотив в три раза менее значим, чем содержательный (отметил один из шести). Еще реже (один из восьми) на этот фактор ссылаются студенты-медики и будущие педагоги.

 

Описывая мотивы выбора профессии, они обычно чаще отмечают социальную значимость, полезность своей профессии, но не рассчитывают на адекватное вознаграждение своего труда, низко оценивают статусную функцию своей профессии. Студенты УГЭУ и УГЛТА чаще, чем все остальные (каждый пятый), рассматривают выбранную профессию как возможность социального продвижения, лифт восходящей мобильности (табл. 2).   Таблица 2   Что для вас наиболее значимо в будущей профессии (вузы, %)?  Мотивы УГТУ УГЛТА УрГУ УГППУ УГМА УАГХА УГЭУ НТГПИ Творческий, интересный характер работы 11,9 9,3 15,1 10,3 8,6 16,3 12,4 12,9 Ее соответствие моим способностям, умениям 9,1 7,8 10,2 9,7 11,9 9,4 10,1 10,8 Возможность достичь признания, уважения 5,8 9,1 5,8 6,3 11,1 7,4 8,7 7,1 Возможность получать высокие доходы 18,3 17,4 17,6 17,1 10,3 15,3 19,1 12,9 Возможность занять высокий пост, иметь власть 3,7 6,2 2,7 4,4 2,9 2,5 5,3 1,7 Возможность принести пользу людям 6,2 7,5 5,8 5,2 14,2 5,9 3,2 9,5 Высокий престиж профессии 4,3 6,7 2,7 4,8 3,6 1,5 2,9 4,3 Возможность полнее реализовать свой потенциал 6,6 4,7 8,5 5,4 7,7 8,9 6,4 8,4 Возможность профессиональной карьеры 10,0 8,8 8,7 10,9 10,7 9,9 12,3 8,8 Самостоятельность, независимость 7,1 9,3 7,9 8,7 6,3 9,4 7,9 7,1 Связь с современной техникой, технологией 5,1 5,2 3,3 6,7 3,1 5,0 2,0 3,7 Хороший, дружный коллектив 12,1 8,0 11,7 10,5 9,6 8,4 9,7 12,9 Итого 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0   В зависимости от профиля обучения указанная тенденция выглядит так: для студентов-гуманитариев главной ценностью в выборе будущей работы является само содержание, характер работы, ее соответствие способностям, для студентов экономического и технического профиля — социальный статус и содержание профессии, а студенты естественно-научного направления несколько чаще других подчеркивают возможность принести пользу людям. К сожалению, проявляется общая для современной молодежи недооценка связи будущей профессии с современной техникой, технологией. Вероятно, здесь сказывается отражение в молодежном сознании реальной ситуации современной российской действительности: современные технологии и техника внедряются очень медленно и повсеместно соседствует с устаревшими.   Таблица 3   Динамика степени удовлетворенности вузом и профессией  Год Степень удовлетворенности вузом, % к числу опрошенных Соотношение Степень удовлетворенности профессией, % к числу опрошенных Соотношение Удовлетворенные Неудовлетворенные Удовлетворенные Неудовлетворенные 1995 46 + 34 = 80 16 + 4 = 20 4/1 46 + 16 = 62 34 + 4 = 38 1,6/1 1999 62 + 17 = 79 13 + 8 = 21 4/1 62 + 13 = 75 7 + 8 = 25 3/1   Рис. 1. Удовлетворены ли избранным вузом, осваиваемой профессией (в % к числу опрошенных)?   Важная проблема: как студенты третьего курса оценивают уже сделанный выбор и изучаемые дисциплины? Насколько образовательные услуги государственных вузов их удовлетворяют? Удовлетворены ли они избранным вузом и будущей профессией?

 

Приведенные на рис. 1 и в табл. 3 данные позволяют оценить изменения, произошедшие за 4 года.

 

Как видно из таблицы, преобладающая удовлетворенность выбором вуза сохранилась, удовлетворенность осваиваемой профессией в 1999 году по сравнению с 1995 годом даже выросла.   За общими данными прослеживается феномен растущей дифференциации оценок (особенно по выбору вуза): крайних оценок (полная удовлетворенность и неудовлетворенность) стало значительно больше. В целом, по массиву две трети опрошенных считают свой выбор удачным. Причины неудовлетворенности вузом, профессией выявить сложно, можно лишь предполагать, что это — следствие или случайного выбора профессии (особенно педагогической), или неудовлетворенность качеством предлагаемых образовательных программ. Целесообразно проследить удовлетворенность своим выбором отдельно по каждому вузу (табл.4).   Наиболее довольны своим выбором студенты УГЭУ (четыре из пяти) и УГЛТА (три из четырех). В целом, по массиву только один из тринадцати негативно оценивает свой выбор, чаще это студенты УГППУ (каждый четвертый) и НТГПИ (каждый пятый). Каждый четвертый из опрошенных студентов УГППУ и НТГПИ неудовлетворен еще и получаемой педагогической профессией. Причем студенты УГППУ в два раза чаще среднего отмечают низкое качество профессиональной подготовки.

 

Каждый пятый студент УГТУ, УрГУ, каждый четвертый студент УГППУ, НТГПИ выбирали не профессию, а вуз: либо известную марку образовательного учреждения, либо просто высшее образование. Неслучайно в жизненных планах студентов именно этих вузов чаще, чем у остальных, присутствует готовность работать не по специальности.   Будущие архитекторы и дизайнеры при выборе профессии больше, чем студенты других вузов, ориентированы на творческий характер, самостоятельность в работе. Каждый второй доволен выбором и вуза, и профессии, но еще четверть опрошенных удовлетворены лишь выбором профессии, но не вуза.

 

В два с половиной раза чаще, чем в целом по массиву, студенты УГАХА отмечают низкое качество получаемой в вузе подготовки.

 

Каждый четвертый из них в свои жизненные планы включил намерение уехать за границу работать или учиться (это почти в восемь раз чаще, чем среднее значение), каждый шестой планирует продолжить образование в аспирантуре или получить второе высшее образование (в полтора раза чаще среднего).   Большинство из будущих медиков (девять из десяти) выбором довольны: двое из трех — и профессией, и вузом, один из четырех — скорее профессией, чем вузом. Жизненные планы медиков отличаются большей нацеленностью на работу по специальности в государственных (в два раза чаще, чем в среднем) и коммерческих структурах.   Весьма довольны выбором профессии студенты УГЛТА (двое из каждых трех удовлетворены и вузом, и профессией), только каждый четвертый не доволен вузом. Студенты УГЛТА также ориентируются на работу по специальности в государственных и коммерческих структурах, на организацию своего дела, их меньше других беспокоят опасения не найти работу.   Таблица 4   Удовлетворены ли вы сейчас избранным вузом, осваиваемой профессией?

 

УГТУ УГЛТА УрГУ УГППУ УГМА УАГХА УГЭУ НТГПИ Вполне 67,5 70,0 63,2 40,2 65,5 56,8 80,7 38,4 Вузом, не профессией 25,5 6,2 23,6 19,6 3,4 9,1 11,0 19,2 Профессией, не вузом 4,3 22,5 9,0 15,9 25,2 25,0 5,5 23,2 Нет 2,7 1,2 4,2 24,3 5,9 9,1 2,8 19,2 Итого: 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0   Логика анализа (и логика жизни, поскольку опрашивали мы третьекурсников, уже всерьез думающих о перспективах будущего трудоустройства) подводит нас к движению от оценки удовлетворенности обучением к жизненным планам после окончания вуза. Подавляющее большинство третьекурсников (девять из десяти) имеет определенные планы на будущее. Более того, сегодняшние студенты в большей степени думают о будущем. Если 4 года назад соотношение тех, кто имел и не имел жизненных планов, составляло 8:1, то сегодня оно 10:1. Высока доля неопределившихся среди девушек (указанное соотношение 8 :1). Впрочем, не будем строги в оценках.

 

Возможно, здесь речь идет не столько о беззаботности, сколько о реальной неопределенности (даже за 2 года до окончания вуза) перспектив дальнейшего трудоустройства. Отсутствие перспектив не способствует разработке каких-либо четких жизненных планов. Особенно это относится к студентам, приехавшим из сельской местности (среди них доля не имеющих планов на будущее вдвое больше, чем у жителей крупных городов).   Рис. 2.

 

Жизненные планы студентов:  1 — работать по специальности в государственных структурах; 2 — работать по специальности в коммерческих структурах; 3 — работать не по специальности в государственных структурах; 4 — работать не по специальности в коммерческих структурах; 5 — продолжить образование (аспирантура, 2-е высшее); 6 — заняться научно-исследовательской работой; 7 — основать свое дело; 8 — остаться работать в организации, где подрабатываю; 9 — посвятить себя дому, семье; 10 — уехать за границу учиться или работать; 11 — у меня другие планы на будущее; 12 — у меня еще нет никаких планов на будущее   Тем не менее большинство третьекурсников осознают необходимость планирования своего профессионального будущего.   По аналогии с исследованием 1995 года можно проанализировать ответы сегодняшних студентов, разграничив их на два перспективных выбора (табл.

 

5).   Таблица 5   Профессиональные планы студентов  Профессиональные планы 1995 1999 Содержание будущей работы:   По специальности   Не по специальности  5,5  1  4  1 Форма хозяйствования будущей фирмы,  организации, предприятия:   Госструктуры   Коммерческие структуры    1  2    1  2   На работу по специальности в государственных структурах предполагает устроиться один из восьми респондентов (в два раза меньше, чем 4 года назад). За прошедшие годы тенденция падения престижности госструктур укрепилась. На госструктуры ориентируются преимущественно те студенты, что дорожат осваиваемой профессией и готовы работать только по профилю. Среди студентов, проживавших до вуза в селе, в малых и средних городах, более сильно проявляется готовность работать по специальности. В целом по массиву — на работу по специальности, но в коммерческих структурах хотели бы устроиться в два раза большее количество студентов, чем в госструктуры (каждый четвертый).   Работать не по специальности согласен лишь один из десяти опрошенных(предпочтительно в коммерческих структурах). Среди них очень мало будущих медиков, архитекторов, экономистов, лесотехников, но зато готовы забыть осваиваемые ими специальности будущие педагоги (почти каждый пятый). Чаще других сориентированы на смену специальности студенты — гуманитарии. Почти на треть увеличилось число студентов, готовых сменить специальность, лишь бы иметь работу. Коммерческие структуры по-прежнему привлекательны, но доля студентов, предпочитающих коммерческие структуры государственным, не увеличилась.   Прорыночные ориентации студентов стали более трезвыми: в 1995 году каждый четвертый, а сегодня лишь каждый седьмой третьекурсник планирует основать свое дело. Прогноз исследователей во многом оправдывается: установка на создание своего дела без серьезной подготовки оказывается иллюзией для большинства выпускников. Студенты — реалисты, они готовы заниматься бизнесом наверняка и сравнительно неплохо (некоторые на собственном опыте) уяснили: в период с 1995 года государство лишило малый бизнес большинства даже тех немногих льгот и налоговых послаблений, что они имели.

 

Продолжить образование, заняться научно-исследовательской работой планирует один из семи студентов. Также как и 4 года назад, эта доля неравномерна в различных вузах. На научно-исследовательскую деятельность чаще других ориентируются студенты классического университета, особенно естественно-научного профиля.   За прошедшие четыре года резко уменьшились ориентации на семью: в 1995 году каждый седьмой собирался посвятить себя дому, семье, сегодня — один из сорока. Уточним: основная часть отметивших данный вариант планов на будущее- женщины. дело скорее не в том, что семья становится для них менее значимой ценностью. Просто жизнь все убедительнее доказывает растущую роль женщин в обеспечении достойного материально-бытового статуса семьи. Возникает востребованность деловой женщины. А деловитость (особенно применительно к женщинам) все чаще соотносится с образованностью.

 

Так же существенно уменьшилось количество студентов, которые планируют уехать за границу учиться или работать. Если в 1995 году это был каждый шестой, то сегодня это один из тридцати. Больше всего желающих — среди будущих архитекторов (каждый четвертый).   Насколько обоснованны, реалистичны жизненные планы третьекурсников? В какой степени их можно рассматривать как конкретные цели, а не благие намерения?

 

Существенный момент — как связаны эти планы с удовлетворенностью вузом и профессией?   * Среди тех, кто вполне удовлетворен выбором и вуза, и профессии, соотношение готовых работать не по специальности и по специальности — 1: 8, 5.   * Среди тех, кто удовлетворен профессией, но не вузом, это соотношение 1: 9,5 , причем та и другая категории респондентов в два раза чаще изъявляют готовность работать в коммерческих структурах.

 

* Среди удовлетворенных только учебой в вузе, но не осваиваемой профессией, ситуация совершенно иная: здесь это соотношение 1: 1 , то есть каждый второй готов сменить профессию, чтобы получить работу в коммерческих структурах.   Профессиональное самоопределение предполагает не только выбор будущего занятия, но и трудоустройство. Поэтому важно мнение студентов о наиболее оптимальной организации и форме трудоустройства. Каждый второй студент выбрал рыночные, но организованные формы трудоустройства (табл. 6) — молодежные биржи труда. Чаще других такой вариант выбрали будущие архитекторы и экономисты. Это не случайно, т.к., и уникальные специалисты (архитекторы, дизайнеры), и представители престижных профессий (финансисты) нуждаются в квалифицированном посреднике.

 

Будущие медики и педагоги (каждый второй) предпочли свободный диплом.

 

Видимо, страх централизованного обязательного распределения еще не изжит.

 

Не страшен свободный диплом и студентам УГЛТА. Девушки высказываются за квалифицированное посредничество при трудоустройстве чаще, чем юноши (помня о том, что сегодня у безработицы «женское лицо»).   Таблица 6   Как разумнее организовать трудоустройство выпускников вуза?   УГТУ УГЛТА УрГУ УГППУ УГМА УАГХА УГЭУ НТГПИ Распределение 17,9 21,2 18,6 13,1 16,4 13,6 13,9 2,0 Свободный диплом 34,7 53,8 37,1 34,6 46,6 25,0 32,6 50,5 Биржи труда 47,4 25,0 44,3 52,3 37,1 61,4 53,5 47,5 Итого: 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0   Обобщая результаты сравнения материалов опросов 1995 и 1999 годов, необходимо отметить следующие тенденции: Усилилось инструментальное, утилитарное отношение к высшему образованию, когда для потребителя образовательных программ важно не столько содержание данных программ, сколько их рыночная востребованность. Высшее образование все чаще воспринимается как необходимое условие получения работы, необязательно по осваиваемой специальности. Так, более чем на треть увеличилось число студентов, готовых работать не по профилю, лишь бы иметь работу.

Do NOT follow this link or you will be banned from the site! Пролистать наверх