Антонов а и микросоциология сeмьи (мeтодология исслeдования структур и процeссов) учeбн пособиe для вузов м 1998 360 с 4

Применение социометрии в области семейных отношений способно приводить в соответствие систему социокультурных ролей семьи с системой межличностных чувств и ролей членов семьи Однако социометрическое действие (групповая психотерапия и социодрама), изме-   24 Морено Дж Л Социометрия Экспериментальный метод и наука об обществе М , i958 Цит по Американская социологическая мысль тесты» / Под ред В И Добренькова М , 1994 С 291  24 Там же. С 286    няя межличностные интеракции и уменьшая тем самым диссонанс между социальными и межличностными ролями, не в состоянии изменить сами социокультурные роли. Полный комплект этих ролей (12) исторически уменьшается в случае однодетнои семьи (до 5 ролей), отсюда никакая психодрама не даст прибавления этих социокультурных ролей без обзаведения детьми (см. подробнее о структурах семейных ролей гл 4) Следует учесть, что «социометрия действия», стремясь уменьшить разводимость и манипулируя чувствами, сближая супругов, в принципе не способна влиять на социальные роли, исполняемые мужьями и женами вне семьи, например, на роли их в системе наемного труда, ставящие миллионы супругов в положение конкурентов на рынке индивидуальных зарплат   Возможности социометрии семьи как области микросоциологии семьи не следует преувеличивать Знания о тенденциях макрообъекта — института семьи, например, знания об уровне разводимости позволяют ожидать в очередном году, что на каждые 100 браков придется 51 развод и что средняя продолжительность брака, заканчивающегося разводом, составит около 9,6 года Зная также, что в 1999 г в России разведутся не менее 500 тыс супружеских пар из нескольких десятков миллионов, можно ли определить, какие именно семьи окажутся среди неудачников9 Вот так микросоциология семьи дополняет макросоциологию и определяет круг тех признаков, которые увеличивают вероятность развода.   В рамках понимаемого подобным образом содружества макро- и микроподходов на основе принципа дополнительности знаний, полученных на макро- и микроуровнях, лишь и достигается полнота картины, относящейся к разводам Разумеется, абсолютизация каждого из двух подходов искажает общую картину, поэтому отказ макросоциологов от психологических данных и страсть микросоциологов к конструированию социума из межличностных интеракций в одинаковой мере бесплодны Социология семьи в отличие от остальных отраслевых социологии обладает недостаточно еще оцененным достоинством органично совмещать в единой системе объяснения данные о макро- и микрообъекте своего исследования Особенно разработанной в этом отношении является та область изучения семьи, которая связана с рождением детей, — именно здесь имеется концептуально-понятийный аппарат, позволяющий увидеть нередуцируемость рождаемости и детности семей к поведенческим интеракциям, а также невыводимость из индивидуальных линий поведения семей тенденций рождаемости26   26 См Антонов А И Социология рождаемости М , 1980, Борисов В А Перспективы рождаемости М , 1976     Наличие нередуцируемого до уровня группы остатка очерчивает специфику исследования семьи как института, как части социума. В то же время недостаточность микроповеденческих понятий для объяснения макропроцессов характеризует невыводимость институциональных явлений из межличностных и тем самым показывает своеобразие семьи как автономной малой группы.

 

Вместе с тем, рассмотрение семьи как института и группы позволяет тщательно проследить их взаимовлияние, обладает конкретными возможностями раскрытия их взаимной дополнительности.  2.6.

 

РУССКАЯ СОЦИОЛОГИЯ СЕМЬИ   Предыстоки современной отечественной социологии семьи — в позитивистской школе, строящей социологию по образцу естествознания, и в субъективистской школе, требующей особого метода изучения при исследовании особого объекта — человеческой истории, где действуют люди, стремящиеся к достижению своих целей.   Мало кто из социологов прошлого не упоминал семью, пытаясь объяснить, как устроена общественная система. Но мало и тех, кто посвятил семье, браку, родству и связанным с ними отношениям специальные работы. В этой книге уже упоминалось имя Н. К. Михайловского и его учение о семье и о возврате к простой кооперации, на новом витке истории, возврате к такому типу семьи, какой гарантирует благополучие и самостоятельность личности-7.   Важно, что Н. К. Михайловский не идеализирует семью, она может с другими элементами среды накладывать оковы на личность, в эмбриональном состоянии содержит все антагонизмы «сложной кооперации».

 

Однако это не дает основания отвергнуть семью вообще как «патриархальщину», «борьба за индивидуальность» не исключает, а напротив, предполагает семью, которая, если и не порождает альтруизм, то и не противоречит ему. Максим Максимович Ковалевский (1851-1916), выдающийся отечественный социолог, был в глазах Запада «символом русской науки в области социальных знаний». Профессор А. Мелле (Франция) назвал его «великим социологом», и, безусловно, М.

 

М. Ковалевский являлся ключевой фигурой в русской и зарубежной социологии. Он был лично знаком со многими научными светилами. Два его секретаря и ученика стали украшением русской науки — П. Сорокин и Н. Кондратьев, получили известность его последователи К. Тахтарев, Г. Гурвич, Н.

 

Тимашев.

 

27 Голосенко И. А., Козловский В.

 

В История русской социология семьи XIX-XX вв.

 

С. 93.  82     М.

 

М. Ковалевский внес большой вклад в разработку генетической социологии, отказывающейся искать единый, универсальный фактор истории и анализирующей взаимодействие и взаимовлияние социальных феноменов. Генетическая социология рассматривает все многообразие данных сквозь призму исходных элементов общества. В этом русле анализа генезиса институтов и общностей находится исследование происхождения и развития семьи, рода, племени.

 

В 1895 г. вышла в свет классическая работа М. М. Ковалевского «Очерк происхождения и развития семьи и собственности», где показано, что нельзя смотреть на любое историческое явление как на уравнение с одним неизвестным, что семью нельзя понять через один какой-либо фактор. Следует учитывать физиологическую, психологическую, экономическую, социальную и пр. стороны, в частности, важно изучить солидарность и способность к самопожертвованию малых семей, появляющихся после распада больших домохо-зяйств, «семья — великая школа альтруизма, которая спасет мир…25».   М. М. Ковалевский в 1887 г. был уволен из Московского университета ввиду «отрицательного отношения к русскому государственному строю» и на 18 лет покинул страну.

 

Он читал лекции в европейских университетах и в США, был вице-президентом и президентом Международного института социологии- В 1901 г.

 

он организует в Париже «Русскую школу общественных наук», а в 1908 г. при содействии В. М. Бехтерева в Психоневрологическом институте создана первая в России кафедра социологии, которую возглавил М.

 

М. Ковалевский. Одна из последних работ Ковалевского также имела отношение к семье — это «Происхождение семьи, рода, племени, собственности, государства и религии» (СПб., 1914).

 

Владимир Михайлович Бехтерев (1857-1927) — выдающийся ученый, психиатр, психотерапевт, своеобразный «русский Фрейд». Много внимания он уделял социальным аспектам психических явлений, основал Институт познания человека (Психоневрологический). Он считал, что внушение, благодаря применению которого к нему пришла широчайшая известность, как «фактор заслуживает самого внимательного изучения для историка и социолога.

 

Иначе целый ряд исторических и социальных явлений получает неполное, недостаточное и, быть может, даже несоответствующее объяснение»-9. В.

 

М. Бехтерев как психотерапевт много сделал для становления отечественной семейной психотерапии.

 

Особенно значительны результаты работ по детской психологии, причем интересно, что ученый использовал наблюдения и над своими детьми в исследовательских целях.

 

28 Ковалевский М. М.

 

Очерк происхождения и развития семьи и соб  ственности. СПб.. 1895, С. 118.  29 Губерман И. Бехтерев: страницы жизни. М , 1977.

 

С. 87.

 

83         Среди российских ученых немало тех, кто так или иначе касался проблем брачно-семейных отношений.

 

Можно назвать, например, работы М. Туган- Баранове ко го в области мотивов репродуктивного поведения и, конечно же, многочисленные труды Александры Коллонтай, самой знаменитой из отечественных феминисток Ее вклад в социологию семьи противоречив.

 

С одной стороны, обоснование необходимости развала семьи и ликвидации воспитания детей в семье на основе «принципа коммунизма», признающего, «что забота о подрастающем поколении должна быть делом не родителей, а государства». Интересно при этом, что обоснование отказа от семейной социализации производится с явно антиэкзистенциальной точки зрения и в интересах государства, государственного производства’ » .Вынужденное совместительство — воспитание младенца и профессиональная работа — понижает трудовую энергию женщины …мать, обязанная тратить все свои свободные от профессиональной работы часы на ребенка, никогда не даст максимума производительности на профессиональной работе»30.   С другой стороны, она дает четкий анализ социальной организации семьи, различий в организации семьи докапиталистической и семьи на стадии наемного труда при капитализме.

 

«Базой дошедшей до нас формы семьи (это написано было в 1914 г.) служили определенные хозяйственные начала. В основе семьи лежали производственные отношения, сковывающие членов семьи прочнее, чем могли сковать их самые близкие узы крови. В те времена, когда семья представляла собой хозяйственную единицу… и при том не потребительскую лишь, а и производительную, творческую, семья …могла производить все необходимое для своих членов — забота о потомстве, содержание, воспитание, обучение его входили в естественный круг ее неотъемлемых обязанностей. Семья для своего процветания — экономического и социального — нуждалась в новых членах, в постоянном притоке свежих рабочих рук Нет ничего удивительного, что в то время ответственность за потомство ложилась на семью.. «31   Вопрос об охране материнства и детства не возникал и не мог возникнуть, пока семья оставалась не затронутой капиталистической индустриализацией.

 

А Коллонтай уловила главное — при капиталистическом разделении труда с индивидуальной оплатой на долю семьи не выпадает никаких производственных функций, хотя остаются функции материнства, содержания и воспитания подрастающих поколений, т. е функции, не подкрепленные новыми формами организации, коли старые оказались изжитыми. В системе капитализма, таким образом, «не-  Коллонтай А Общество и материнство М , 1921 С II Там же. С 29  84    прерывный приток свежих рабочих рук, который бы обеспечивал дальнейшее развитие производительных сил, нужен уже не семье, не замкнутой, мелкой, дробной единице, а всему общественному коллективу в целом». Поэтому в системе социализма заботу о материнстве и воспитании детей берет на себя общество, тогда как буржуазное государство «стремится пользоваться готовыми рабочими руками, предпочитая навязывать частно-семейной организации те обязанности, которые она несла когда-то на иной, более ранней ступени хозяйственного развития человечества3-«.   Другими словами, рождение и воспитание детей осуществлялись в семье благодаря ее роли хозяйственно-производственной единицы. Исчезает эта роль, и в обществе пропадают стимулы к материнству и социализации детей. Поэтому эти функции должно взять на себя государство нового типа, т.к. буржуазное государство на это не способно А. Кол-лонтай не видит возможности реанимации семьи, поскольку семья обречена на распад Даже если повернуть историю вспять и конфликт между профессиональной и материнской ролью решить путем возврата женщины из всех областей хозяйственной жизни снова в дом, в семью, то все равно «меры эти были бы бессильны задержать процесс дальнейшего разложения семьи». Освобождение женщины и развитие ее личности несовместимы с функционированием семьи вообще, отсюда остается лишь один социалистический путь «государственного страхования материнства» и общественной социализации новых поколений33.

 

В начале двадцатого столетия парадигма социализма была очень популярна среди российской интеллигенции, среди ученых. На этом пути искали разрешения многих проблем, в том числе и проблем семьи. Не был исключением в этом отношении даже Питирим Александрович Сорокин (1889-1968), выдающийся социолог XX столетия, который в интересах «современной семьи» также видел «тормоз для проявления более высоких альтруистических порывов и поступков». «Семейный эгоизм» в прошлые времена объявлялся помехой альтруизму или сознательности, и в обобществлении семейных функций (т е. в устранении института семьи) виделось средство перехода к новому обществу. Таковой была эпоха и, тем не менее, П А Сорокину в 1916 г. удалось поставить точный диагноз кризису семьи как ослаблению союза родителей и детей, союза супругов, как распаду хозяйственного союза34   Однако распад семьи, тщательно описанный на материале тогдашних данных, мыслился как «болезнь роста» всего уклада жизни,  32 Коллонтай А Общество и материнство М , 1921 С 30 33Там же С 33   34Сорокин П А Кризис современной сечьи Ежемесячный журнал для всех № 2 и № 3 1916  85    того роста, который несет с собой и новую форму семьи «на смену отживающей».

 

П. А. Сорокин как бы спорит с Г. Спенсером, «около 30 лет назад» отметившим «дезинтеграцию» семьи, зашедшую «слишком далеко», и поэтому следует «ожидать теперь движения по обратному направлению», и, вероятно, по мнению Спенсера, семья, состоящая из родителей и детей, восстановится снова и даже подвергнется дальнейшей интеграции» (Спенсер. Основания социологии. СПб., 1898. Т. 2. С. 73-75) П. Сорокин, ссылаясь на осуществленный им анализ материалов, пишет: «Как видно из вышесказанного, действительность пока не оправдывает предположений Спенсера, разложение не остановилось, а чем дальше, тем идет быстрее и, по-видимому, в таком же направлении пойдет и в будущем, конечно, оно не ведет к гибели семьи вообще.

 

Семья как союз супругов и как союз родителей и детей, вероятно, останется, но формы ее будут иными»35. Признается лишь распад хозяйственного союза, и прогнозируется радикальное изменение внутрисемейных отношений, соответствующее по идее новому укладу жизни. Возможность исчезновения семьи вообще как социального института отрицается, т.к. на смену «современной» семье идет новая ее форма, построенная на новых ценностных основаниях:  а) на основе «свободного соглашения*, а не принуждения;   б) на основе общественной педагогики, а не семейного опекунства,  которое прежде «смягчало чисто полицейскую, унтер-офицерскую си  стему государственной педагогики», — в новых условиях, когда «госу  дарство и общество забудут о своей роли полицейского, а будут педа  гогами», когда воспитание и обучение «будет поручено специалистам»,  при «правильной постановке дела» в принципе «нельзя не приветство  вать вмешательства общества и государства в это дело»;   в) на основе обшего блага, альтруистического поведения, направ  ленного на пользу обшечеловечности, а не только на семейную пользу.   «И нет сомнения, — завершает свой анализ П.

 

Сорокин, — что в этом начавшемся единоборстве семьи и общества (вспомним «борьбу за индивидуальность» Н. К. Михайловского) организация современной семьи будет разрушена: общественные интересы — с одной стороны, интересы личности (обратная сторона об щечел о вечности) — с другой, победят и фактически уже побеждают. Расширившийся — и вглубь, и вширь — альтруизм (любовь к ближнему) и теперь уж требует большего простора, чем узкие границы семейного альтруизма»36.  15Сорокин П А. Кризис современной семьи Ежемесячный журнал для всех. № 2 и № 3. 1916. С. 166. 36Там же. С. 171.     Через пять лет П. Сорокину пришлось разочароваться в реальном социализме и в работе «Современное состояние России» (1922), где подводятся итоги устрашающей эпохи войны и революции, он приводит слова французского психолога Г. Леббона (1841-1931) из книги «Психология социализма» о «заключении общества в смирительную рубашку», где среди безжалостных плодов «зверя революции» упоминается и «полиция у семейного очага»37. Позднее в «Социокультурной динамике» П. Сорокин вернется к тезису о кризисе семьи, но в связи с его теорией кризиса чувственной, сенсорной или сенситивной культуры.   Большое значение для микросоциологии семьи имеют взгляды П.

 

Сорокина на семью как на механизм социальной циркуляции и мобильности. Семья как «лифт», осуществляющий перемещения вверх и вниз по социальной лестнице, семейный статус как фундамент социального положения личности, «селекции и распределения индивидов» внутри различных социальных страт — вот предмет изучения семьи в терминах социальной структуры и социальной динамики. П. Сорокин говорит даже о «семейном тесте», о семье как средстве тестирования способностей и отмечает, что современная семья выполняет эту роль лишь частично, т.к. в обществе вертикальной мобильности «семейный тест» теряет свое исключительное значение и складывается норма оценки личности не по семейному положению и происхождению, а по личным качествам, тестируемым детсадами, школами и прочими новыми институтами селекции38   В теории кризиса чувственной культуры отмечена всевозрастающая неспособность «эмпирииизма» управлять человечеством и ходом социокультурных процессов.

 

Это следует рассматривать как реакцию на прежнее увлечение идеей революции, на прежние социалистические иллюзии по переделке мира. Вместе с тем, с точки зрения теории и практики социальной работы с семьями стоит задуматься над предостережением этого великого русского социолога: «Чем больше экономистов вмешивается в экономику, тем хуже она становится; чем больше политологов участвует в реформировании, тем больше правительство нуждается в реформе; чем больше социологов, психологов, антропологов и юристов вмешивается в дела семьи, тем больше семей разрушается.. .»39. Вмешательство, преследующее цель улучшения взаимоотношений в семье, имеет свои пределы, устанавливающиеся типом культуры, типами институтов, в т.ч. типом семьи. Терапевтическая работа может приносить эффект по очищению атмосферы отдельных семей, но она   37 Сорокин П Современное состояние России//Новый мир 1992. №4  С 188-189  38 Сорокин П Человек Цивилизация Общество. М., 1992. С. 404-407  39 Там же. С 487.  87    не в состоянии изменить самый тип семьи, соответствующий «чувственной культуре», постепенно уходящей с исторической сцены.  ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ГЛАВЫ 2   1. В микросоциологии семьи выделяются три ведущих теоретических подхода — символический интеракционизм, теория обмена и эт-нометодология, а также психоаналитическая теория и социометрия как теоретическая основа психодрамы (два последних подхода явились основой практической социологии семьи, семейно-групповой терапии и социальной работы с семьями).

 

В отличие от теорий структурного функционализма и теорий конфликта страт и классов, составляющих сердцевину макросоциологии семьи, микросоциологические теории сосредоточиваются на отдельных сторонах семьи как микрообъекта, т.е. на социальных взаимодействиях, интеракциях малой группы — семьи. Различие между микросоциологическими теориями проводится в зависимости от особенностей их объектов — по тем или иным аспектам семейного поведения, жизненного цикла семьи и психологического климата семьи.   2 Предтечей эмпирического, группового подхода к изучению семьи в XIX веке стал Фредерик Ле Пле, сосредоточивший внимание на том, что делает семья, и предложивший в качестве модели реального поведения семьи исследование жизненной истории и бюджетов семьи. Ле Пле первым из западных социологов обратил внимание на то, что либерально-демократическая традиция эмансипирует личность от семьи, тем самым способствуя тоталитаризму. Исходной клеточкой социальной науки должна стать семья, а не индивид. В XX веке Эрнст Берджесс определил семью как «единство взаимодействующих личностей» и выдвинул тезис о переходе семьи-института к семье-товариществу.   3.

 

Макс Вебер (1864-1920), основатель символического интерак-ционизма, определял социологию как науку, имеющую своим предметом субъективные значения индивидов, их мотивы и личностные определения социальных ситуаций. Эта теоретическая парадигма противостоит подходу Эмиля Дюркгейма (1858-1917), прародителя структурного функционализма, утверждавшего что социология должна изучать внешние по отношению к индивидам и их поведению социальные факты, а также подходу Карла Маркса (1818-1883), рассматривавшего общество в терминах отношений людей к средствам производства и в связи с вытекающими отсюда классовыми конфликтами. Символический интеракционизм фокусируется на действиях людей, на том, как они    создают, используют и передают символы разного рода. Символы замещают определенные предметы и явления и в качестве значений человеческих действий служат основой общения, процесса интеракции. Дж. Г. Мид выделял игру ролей, принятие роли другого, значимого другого, генерализованного другого как ключевые моменты формирования Я, становления личности в ходе семейной социализации детей. Знаменитая формула У. Томаса «если ситуация определяется как реальная, она реальна по своим последствиям» раскрывает суть интерпретации межличностных взаимодействий, в том числе в семье.   4. Теория обмена позволяет рассматривать семейные процессы  сквозь призму обмена ценностями. Можно социальный статус обме  нять на молодость (брак по расчету), любовь на уют, красоту на пре  стиж и т. д. Дж. Хоманс подчеркивает, что теория работает, когда ожи  дания обменивающихся сторон оправдываются, если же они наруша  ются, то возникающие конфликты не поддаются описанию. Поэтому  данный подход применяется, как правило, к брачному выбору, в обла  сти мотивов супружества, брачного рынка, и не может использоваться  в анализе ситуаций развода и распада брака.

 

Г. Беккер попытался расширить зону приложения теории обмена в ее микроэкономической версии при анализе репродуктивных решений супругов. Но и здесь возможности оказались ограниченными, т. к. дети интерпретируются как «товары длительного пользования», приобретаемые на метафорическом рынке в зависимости от уменьшающегося постоянно соотношения издержек и выгод.   5.

 

Эт но методология или феноменологическая социология требует  отнестись к изучению современности как к исследованию иной, неве  домой культуры с точки зрения анализа интерпретационной деятель  ности, существующей внутри этой культуры. В этом смысле сама со  циология семьи оказывается разновидностью интерпретации семейной  реальности наряду с общежитейским ее толкованием. Метод этно-  методологической редукции требует находить влияние стереотипов  здравого смысла, например, в научных трактовках рождаемости. Экс  периментальный метод «гарфинкелинга» направлен на привнесение в  привычные повседневные ситуации того, что разрушает устоявшийся  и потому не замечаемый ход общения.   6.

 

В психоаналитической социологии помещение в центр внима  ния не абстрактного индивида — частицы социума, а сформированно  го семьей и живущего в семье семейного человека реализует гуманис  тическую ориентацию науки. Психоанализ вызвал при своем появле  нии негодование не призывами к революционной переделке общества,  как это случилось с марксизмом, а теоретическим осмыслением всем  давно известного из приватного опыта, но в терминах «неприличной»   5.  символики. До сих пор остается воинственной критика психоанализа со стороны феминистической теории за его якобы сугубо мужской подход, хотя в основе этой критики лежит присущее психоанализу не «мужское», а семейное мышление, вызванное тем, что создание психоанализа пришлось на пору широкого распространения многодетной семьи и ведущей роли социокультурных норм семейности и семейного образа жизни.

 

Психоаналитическая социология сильна своей терапевтической стороной и в широком смысле может рассматриваться как база переоценки ценностей общества посредством переориентации индивидуальных ценностей. Большой интерес к социологизации фрейдовской теории проявили Т. Парсонс и другие ученые. Элтон Мейо, родоначальник современной «теории человеческих отношений» в индустриальном производстве, увидел именно в семейных отношениях традиционной семьи аналог той теплоты первичных связей и неформальных уз, которую он вознамерился внедрить в формальную организацию. Футуролог А.Тоффлер поместил в центр общества будущего семейное до-мопроизводство, электронную семью, соединяющую в себе благодаря компьютеризации место работы, учебы и отдыха.   7. Социометрия и психодрама, созданные Дж. Морено как науч  ный метод преобразования социальных отношений в противовес ре  волюционному методу Маркса, фокусируются на активной роли лю  дей. Они разрабатываются в пику социологическим опросам, как яко  бы «оскорбляющим» человеческое достоинство, сосредоточиваясь на  «исследовании действием», на «спонтанности» участников социодра-  матического процесса.

 

Психодрама и социодрама с помощью социо  метрической диагностики семейных отношений способны привести в  соответствие систему социальных ролей семьи с системой межлично  стных чувств и ролей и тем самым уменьшить диссонанс между ними  Если медицине удалось найти причину эпидемий в опасных микробах,  то и социологическая медицина, социатрия, благодаря микроскопичес  ки направленному социометрическому исследованию выявляет соци  альных «микробов» семейной структуры и посредством терапии укреп  ляет семейные отношения. Однако возможности социометрии действия  не стоит преувеличивать даже, например, в профилактике разводов.

 

8. В русской социологии семьи можно проследить зачатки нынеш  них теорий макроскопического и микроскопического характера, и это  наблюдается в работах ее наиболее ярких представителей Н.

 

К.

 

Ми  хайловского, М. М. Ковалевского, В. М. Бехтерева, Александры Кол-  лонтай и П. А. Сорокина, поставившего точный диагноз институту  семьи еще в начале XX века. Кризис семьи как автономной целостно  сти ведет к ее распаду на три части, на три союза — родителей и детей,  90    супругов и хозяйственного союза, каждый из которых ослабляется в связи с кризисом «чувственной культуры» нашей цивилизации. П. А. Сорокину удалось показать роль семьи как регулятора социальной мобильности и уменьшения значения «семейного теста» в связи с новыми институтами «селекции». В работах П.

 

А. Сорокина много образцов мастерской типологизации изучаемых явлений и выделения их признаков, позволяющих осуществить эмпирический анализ.  КЛЮЧЕВЫЕ ИМЕНА, ТЕРМИНЫ   Фредерик Ле Пле (1806-1882), Эрнст Берджесс (1886-1966), Дж. Г. Мид (1863-1931), У. Томас (1863-1947), Ф. Знанецкий (1882-1958), Дж. Хоманс (р. 1910), А. Шюц (1899-1959), Зигмунд Фрейд (1856-1939), Э. Мэйо (1880-1949), Дж.Л. Морено (1892-1974), Т. Парсонс (1902-1979), Р Хилл (1921-1985), Н. К. Михайловский (1842-1904), М.М. Ковалевский (1851-1916), В. М.

 

Бехтерев (1857-1927), А. М. Коллонтай (1872-1952), П. А. Сорокин (1889-1968).    Баланс обменов  Бессознательное  Биографический метод  Бихевиористский редукционизм  Брачный рынок  Взаимодополнительность макро-и микросоциологии  Гарфинкелинг  Генетическая социология  Генерализованный другой  Доэдиповая стадия  Знак  Значение  Значимый другой  Игра ролей  Ид  Инстинктивизм  Интеракция — взаимодействие, вызванное взаимной интерпретацией действий их участниками, а не реакциями на непосредственные действия друг друга    Интерпретационная социология  Инстинктивистский редукционизм  Исследование действием  Либидо  Макросоциология семьи  Микросоциология семьи  Медикализация социума  Метод этнометодалогической редукции  Норма обмена  Обесценение любви и брака  Определение ситуации  Патриархальная семья  Первичные отношения  Позитивистская социология  Принятие роли  Протатонист  Психоанализ  Репресивная социализация  Семейный тест  Символ    91    Символический интеракционизм  Слово  Социатрия и психодрамма  Спонтанность  Структурно-функциональный   анализ Супер-эго Теория конфликта Теория обмена    Теория ролей  Терапевтический эффект группы  Трансактивный анализ  Феноменологическая социология  Эдипов комплекс  Экономический редукционизм  Эго  Этнометодология  Я-концепиия    КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ Л<   1.

 

Родоначальником какой интеллектуальной традиции является Ле  Пле? Какой тип семьи был взят за основу в его концепции?   2. Можно ли считать, что тезис Берджесса о переходе к «семье-  товариществу» не только связан с усилением эмоциональных уз суп  ружества, но и с исчезновением институциональных отношений се  мьи?

 

Правильно ли отождествлять «институциональное» с норматив  ностью, с чем-то безальтернативным, устраняющим свободу инди  видуального выбора? Ослабление влияния семьи и родства на брач  ный выбор, широкое распространение фактического брака и сексу  альная революция свидетельствуют о перестройке ценностно-моти-  вационной структуры брачного поведения либо это признаки кризи  са брака и семьи?   3. В каких областях изучения семейной жизнедеятельности симво  лический интеракционизм наиболее плодотворен и применяется чаше  всего?

 

4. Приложима ли теория обмена к браку по любви — что здесь мо  жет и на что именно обмениваться? Кто и какими ценностями обмени  вается в рамках микроэкономического варианта теории обмена, при  меняемого в сфере репродуктивных решений о числе детей в семье?   5. Этнометодология: подберите из нижеследующих дисциплин ту, что  явилась ее аналогом: этнография, методология, этнонаука? В чем суть  метода этнометодологической редукции?   6. Можно ли с помощью «социометрии действия» ликвидировать  разводы либо свести их к минимуму?

 

7. В какой сфере социологии семьи достигнуты наибольшие воз  можности совмещения исследований семьи как группы и как институ  та, где реализуется принцип дополнительности подходов?

 

92    ЛИТЕРАТУРА   АНТОНОВА. И., Медков В.М. Социология семьи.

 

М., 1996 (глава 1).   АНТОНОВА. И.

 

Социология семьи. Социология рождаемости// Энциклопедический словарь «Народонаселение». М., 1994.   ГолосенкоИ.А., Козловский В.

 

В.

 

История русской социологии XIX-XX вв.

 

М., 1995.

 

Губерман И. М.

 

Бехтерев: страницы жизни. М., 1977.  Да дун Р. Фрейд. М., 1993.  И о н и н Л.

 

Г.

 

Социология культуры.

 

М., 1996.   История буржуазной социологии первой половины XX века. М., 1979. Главы 5 и 6.   Кукушкина Е. И. Русская социология XIX — начала XX века. М., 1993.   Кун Т. Структура научных революций.

 

М., 1977// Предисловие.

 

Введение. Глава IV. Нормальная наука как решение головоломок.   Мацковский М. С. Социология семьи// Глава 1 «Социологическое исследование брака и семьи в СССР».   Новая технократическая волна на Западе, Мм 1986, С, 258-260, 274- 275, 282-288.   Пер Монсон.

 

Современная западная социология СПб., 1992. Главы 3, 5, 7. Феноменология, феминизм, интеракционизм.   Сороки н П. А. Человек.

 

Цивилизация. Общество.

 

М., 1992.

 

С.

 

404-409. Семья и другие каналы социальной циркуляции.  Социологическая мысль в России / Под ред.

 

Б. А. Чагина. Л., 1978.   Теория и история феминизма. Ф-Пресс.Харьков, 1996 // Феминизм и психоанализ. С. 67-79. Семья и домашнее хозяйство как объекты экономического анализа. С. 205-214.  Харчев А.

 

Г.

 

Семья и брак в СССР. Изд. 2-е. М., 1979.   Хил л Р.

 

Современные тенденции в теории семьи// Социальные исследования. Выпуск 4. М., 1970.  ШертокЛ., Соссюр Р.

 

Рождение психоаналитика. М., 1991.  Handbook of Marriage and the Family. N.Y. — London, 1987.    Глава 3  СТРАТЕГИЯ ПРИМЕНЕНИЯ МЕТОДОВ ОПРОСА,  НАБЛЮДЕНИЯ И КОНТЕНТ-АНАЛИЗА  К ИЗУЧЕНИЮ СЕМЬИ  Логика — искусство рассуждать в строгом соответствии с несостоятельностью и ограниченностью человеческого разума.  Амброз Бирс  «Словарь Сатаны»  3.3. Социологическое исследование семьи как способ реализации системного подхода.  3.2.

 

Взаимодействие условий и объекта исследования в микросоцио-  логии семьи при опросе, наблюдении и контент-анализе.  3.3. Специфика изучения формирования и выражения мнений при  использовании опроса е области семейного поведения.

 

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ ГЛАВЫ   Социологическое исследование семьи является системным: анализ жизненного цикла семьи, семейных взаимоотношений и семейного поведения предполагает применение статистического, этнографического, демографического, экономического, психологического, медицинского и других подходов. Задача состоит в совмещении данных о многообразии объекта в рамках единого объяснения наблюдаемых изменений семьи, что лучше всего достигается при проблемном подходе, т. е. при стремлении найти решение научной проблемы, минуя перегородки, устанавливаемые ревнителями «чистоты» отдельных дисциплин. Успех невозможен без полного описания всех условий исследования: метода, техники, отбора единиц наблюдения, особенностей обработки и анализа данных по предварительно разработанным гипотезам.

 

В социологии объект исследования не является классическим, находящимся вне наблюдателя. Сами условия наблюдения (теории, гипотезы, термины, индикаторы, технические инструменты и т. п.) воздействуют на изучаемый объект так, что он может восприниматься по-разному и быть не одной и той же сущностью при разных методиках и обстоятельствах социологического измерения. В связи с этим важно оценить степень искажающего влияния на объект условий исследования и самого исследователя при опросе, анализе документов и наблюдении. Интересно знать социальное взаимодействие социолога и респондентов в ситуациях опроса, интервью и наблюдения: особенности мотивации участников исследовательской ситуации и их микросреды могут существенно сказываться на качестве собираемых данных. Во всех случаях, когда выявляются мнения респондентов о каких-либо моментах положения семьи в обществе или их семейного поведения, следует определить все звенья сложной цепи формирования, выражения и фиксации мнений в ситуации опроса.  » 3.1. СОЦИОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ СЕМЬИ КАК СПОСОБ РЕАЛИЗАЦИИ СИСТЕМНОГО ПОДХОДА   Все, что мы знаем о семье, определяется тем, как удается узнавать то, что сегодня считается известным. В социологии вообще (а в фами-листической -в особенности), изучающей всем давно известное, даже банальности становятся научным фактом, если измерены надлежащим образом. Когда же удается найти нечто новое в привычном или разглядеть то, мимо чего всегда проходили, как сквозь стену, тут сразу возникают сомнения в достоверности суждений. И дишь социологи-  95    чески измеренное утверждение в строгом соответствии с канонами процедур надежности и обоснованности будет принято во внимание, в том числе и для критики или последующего опровержения теории, породившей именно эти, а не какие-либо другие измерительные процедуры.

 

И тут вновь необходимо возвращение к началу — к теории, которая все менее, как говорится, идет от бога и все более конструируется, и к инструментам познания, которые создаются все той же взятой за основу теорией и приспосабливаются «под нее».   Таким образом, независимость исследовательских инструментов от теоретических предпосылок кажущаяся, их вспомогательная роль налицо, и поэтому в противоположных концепциях разрабатываются различные шкалы и процедуры, служащие целям измерения тех феноменов, которые порождаются этими концепциями.

 

Конечно, многие технические приемы автономны и могут непосредственно не производиться в рамках какой-либо из альтернативных теорий, хотя их возникновение объясняется господствующей в науке постановкой проблем.

 

Так, в социологической демографии семьи появление индикаторов предпочитаемого числа детей было вызвано сменой парадигм — старая, бихевиористская1, исключающая поведение семьи между стимулами (условиями жизни) и реакциями (числом детей в семье), стала «трешать по швам», уступая место новой, «поведенческой» или «социологической» парадигме.

 

Однако интерпретация данных об установках на число детей продолжала различаться в противоположных концепциях.

 

Сторонники «прямой связи» между условиями жизни и детностью стали иначе толковать «идеальное» число детей, чем представители «обратной .связи». И в этом проявилось влияние каждой из альтернативных теорий на использование технического приема в исследовании.

 

Более того, данные по какому-либо индикатору, например по «идеальному» числу детей, могут завышаться в конкретных исследованиях, проводимых в духе «прямой связи», из-за невнимания, допустим, к   1 Бихевиоризм — теоретическое направление в психологии, фиксирующее внимание на внешних проявлениях человеческих действий по схеме «стимул — реакция», т.е. исключающее внутренние «пружины» из специального рассмотрения. Предполагается, что различие реакций на один и тот же стимул полностью описывает поведение, и в этом смысле бихевиористский подход считается поведенческим. Здесь бихевиористскими именуются те концепции, которые исключают мотивацию, внутреннее многообразие интерпретаций одного и того же внешнего стимула в зависимости от ценностных ориентации. Парадигма — термин, введенный Т. Куном, для обозначения комплекса научных взглядов и обыденных представлений, присущих в определенные периоды отдельным научным сообществам. Смена парадигм диктует новую постановку проблем и порождает новые теории и подходы — как это, например, произошло с марксистской парадигмой в России в последние годы.  96    формулировкам вопросов, их расположению в анкете и т. д., в чем, собственно, и проявится подспудное и в известной мере неконтролируемое воздействие исповедуемой учеными теории. Однако, защищая полученные результаты опроса, ученые могут апеллировать к тому, что такова методика, что ее надежность не подлежит сомнению, и поэтому полученные данные истинны и объективны. Их критики, отсюда, сосредоточат внимание на тех или иных особенностях методик и процедур, но, увы, разгоревшаяся полемика может оставить в стороне главное — принципиальное различие теорий. Поэтому основной интерес должен быть сосредоточен на самой теории, определяющей стратегию, тактику и детали организации исследования. В свою очередь альтернативность макро- и микротеорий семейных изменений зависит также и от сложной сути самой семьи как объекта исследования.

 

Семья — системный объект, и поэтому в случаях расхождения объяснений тех или иных данных возникает соблазн искать причины в биологических, медицинских или психологических факторах. Рост разводов, к примеру, как социальный феномен может в случае психологической редукции объявляться итогом «несходства характеров», а многодетность семьи может считаться следствием «инстинктов». С методологической точки зрения трудность соблюдения дюркгеймовско-го требования объяснять «социальное социальным» связана со спецификой самой семьи. Применение же системного подхода позволяет адекватно отобразить в научных моделях системную природу семьи как объекта изучения и добиться в рамках социологического объяснения семейной динамики согласования медицинских, экономических, демографических, психологических и других данных.   Преимущество системного подхода к семье в том, что создается прежде всего возможность сосуществования множества теорий и концепций, конструируемых в рамках метатеории, каковой, по сути, оказывается системная теория, представляющая собой не что иное, как «межсистемный подход».

 

Метатеория семьи, снимающая в пределах дихотомической оппозиции обособление субъекта и объекта, индивида и семьи, семьи и окружающих систем, оказывается своего рода методологическим мостом, связующим теорию личности и теорию семьи, теорию семьи и теорию социума, наконец, теорию семьи как института и теорию семьи как группы.

 

Целостность взаимодействия подсистемы семьи как малой группы с ее экосистемой — социальным институтом семьи означает, что отдельная семья может быть понята диалектически лишь в связи с другими семьями — субсистемами, т. е.

 

в соотнесении с феноменом социального института семьи, а не сама по себе, не как изолированное нечто. Каждая субсистема семьи связана со всеми другими в оп-  97      ределенной иерархической композиции преобразований и изменений так, что функционирование отдельного уровня опирается на предшествующий и детерминируется последующим.

 

Например, изменения жизненного цикла отдельной семьи зависят не от самих по себе возникающих семейных событий, а от актуализации предшествующих ситуаций в связанном с ними социальном контексте, где происходят процессы, в том числе относящиеся к социальному институту семьи, т.

 

е. эти изменения цикла находятся также под воздействием высшего уровня системы.   Другими словами, изменения семейного цикла жизни определяются не только предшествующими, но и последующими стадиями, которые еще не наступили в этой семье, но непременно произойдут, как они происходят и уже произошли в миллионах семей, принадлежащих к целому — социальному институту семьи. Подобная детерминация настоящего еще не наступившим будущим парадоксальна и непостижима, если ограничиваться изучением одной, отдельно взятой и изолированной семьи, игнорируя системный и диалектический подходы. Но эта загадочная и тем не менее реальная ситуация существует. В одном из исследований московских семей применение системного подхода к ретроспективному выявлению жизненных путей, ведущих разные семьи к двухдетности, позволило предсказать точно, какие из жизненных линий приведут в дальнейшем к появлению третьего ребенка в семье, а какие нет2.   Следует отметить еще один аспект применения системного анализа семьи — познавательный. Признавая множество семейных систем в универсуме семейности, нельзя не признать и множества путей изучения этого мира семьи, множества конструкций семейной реальности. Но именно системный подход облегчает синтез и интеграцию этих различных интерпретаций благодаря присущей ему диалектике — умению «соединять несоединимое».

 

Соединение разных взглядов воедино, но без единообразия (коллапса научного поиска) достижимо при обеспечении взаимодействия разнообразных перспектив. Системный подход дает возможность реализации принципа взаимной дополнительности научных школ и мнений, в том числе и реализации феноменологического анализа семьи.   Здесь опять же выручает понимание диалектической взаимосвязи между онтологической реальностью семьи и ее одновременным конструированием как существующей реально. Экосистемный и одновременно диалектический подход избегает крайностей: он не трактует знание о социальной реальности семьи как «объективную истину» и    98    2Антонов А. И , Мед ведков В М. Второй ребенок.

 

М : Мысль, 1987.    как якобы «чисто субъективную» реальность. Просто между структурами познавательных актов и структурами реальности имеются корреляции. Задавая вопросы о семейной реальности и отвечая на них, ученые (впрочем, как и обыватели) объединяют эти структуры в единой перспективе взаимоотношения значений.   Онтологический статус, таким образом, придается значению, что создает возможность диалога между разумом и реальностью. Содержание различных «субъективных» интерпретаций, оказывающееся общезначимым, может рассматриваться (до очередной смены парадигм) в качестве истины, т. е. конвенциально, по некоему подразумеваемому согласию.   Системное исследование семьи претендует на изучение нелинейных взаимодействий, на учет целостных параметров семьи как института и группы. До сих пор остаются справедливыми сетования зарубежных и отечественных специалистов на бедность понятийного аппарата, описывающего семью как социальный институт, на нехватку понятий-связок, описывающих связи семьи с обществом. Термины «функция», «норма», «ценность» перегружены частым использованием, но их явно недостаточно.

 

Получше обстоит дело с понятиями, описывающими семейные процессы на уровне группы, поскольку исследования такого рода сейчас составляют свыше двух третей всех работ. Однако столь же мало понятий, относящихся к семье как единству, целостности, как подлинно групповому феномену, не сводимому к свойствам индивидов.

 

Поэтому большинство ученых вынуждены использовать при анализе семьи понятийный аппарат, предназначенный для характеристики поведения личности.   Недостаточно разработаны термины, способные охватить динамику семьи по стадиям жизненного цикла (здесь также заметна редукция к возрастному циклу индивида). Нет концептуальных средств, отличающих распад семьи из-за смерти ее членов от распада, вызванного социальной гибелью семейной целостности Лучше обстоит дело с понятиями, очерчивающими семейные взаимоотношения как таковые в связи, по-видимому, с практикой групповой психотерапии и семейной психодрамой. Однако зачастую термины парного взаимодействия применяются для описания семейно-групповых интеракций.   Разумеется, системный подход в рамках какой-либо интегральной науки о семье (будь то фамилистика или иная дисциплина) не снимает сразу всех проблем, но он предоставляет возможность для творчества в данном отношении. С точки зрения экзистенциальной, т. е. при анализе жизнеспособности экосистемы, важно определить «единицу выживания». Таковой может быть не сам по себе организм, изолированный ин-  99    дивид, а лишь некая система, обладающая силой и влиянием. Если это семья, внутри которой «борются за выживание» ее члены, тогда, разрушая свою среду существования (семейную целостность), они тем самым разрушают самих себя. Вместе с тем семья борется за свое сохранение в социуме и должна обладать потенциалом сопротивления вмешательству государства и других институтов. Семья как автономная система не может не характеризоваться средствами противодействия таким внешним влияниям, которые угрожают ее существованию.   Дихотомия понятий «власти» и «контроля», понимаемых как способность оказывать влияние (власть) и способность ограничивать это влияние (контроль), служит отражению отношений между системой и ее средой3. Семья как субсистема ограничивает влияние экосистемы общества на свое существование в качестве специфического института, т. е. стремится к сохранению своей автономии, суверенности.   Когда в системном взаимодействии общества и семьи начинают преобладать власть, стремление лишить семью ее своеобразия (процесс перехвата функций семьи другими институтами), баланс нарушается, так как отсутствует взаимный договор между сторонами взаимодействия. Однажды возникшее системное напряжение усиливает конфликты и конкуренцию. Чрезмерное вмешательство в семейную систему внешних систем ведет к возникновению нового образца интеракции между ними, что может привести в конечном счете к угрозе существованию самого социума, к разрушению общества. Этот итог возможен и при усилении контроля над семьей со стороны отдельного социального института, например государства, присваивающего себе властные полномочия всего общества. При разработке программ фундаментальных социологических исследований институциональных изменений семьи системный подход незаменим.

 

Проведение социологического исследования является трудоемкой и дорогостоящей разновидностью научной и социальной деятельности Поэтому столь редки фундаментальные исследования семьи, а в прикладных исследованиях, ориентированных на выполнение какого-либо социального заказа, тем более нечасто встретишь теоретические предпосылки решения поставленной заказчиком практической задачи. Это не значит, что они отсутствуют вообще, — так не бывает, просто не считается нужным выделять специальный раздел для формулирования исходных теоретических положений.   Обязательное требование составления программы проектируемого исследования, где неотъемлемой частью наряду с «анкетой», инст-   3 Mad dock I. W. Integrating dialectical and systemic approaches to family theory // Family Process, 1988.  100    рументарием, т. е. методическим разделом, должен присутствовать теоретический раздел, часто нарушается.

 

Но даже простое перечисление исповедуемых автором исходных положений дает многое -тем самым очерчивается круг вопросов и ответов на них, как бы проясняется направленность поиска, и контурно намечается возможный результат.   Одновременно становится ясной и родовая принадлежность данного исследования: относится ли оно к социологическим либо к социальным исследованиям. Вообще различие между этими типами исследований относительно.   Отнесение к социальным любых видов деятельности, где исполь-з>ется высказывание мнений, вполне допустимо, но как тогда квалифицировать суждения о холодильниках, космических ракетах или футболе? Статус социального исследования приобретает только тот опрос людей, когда определяется отношение к собственно социальным сферам деятельности и когда выясняется система ценностей и установок самих респондентов. Социологический опрос отличается при этом от криминологического, этнографического, экономического и т.

 

д. согласно различию предметов социологии и этих социальных наук. Точно так же опросы в социологии семьи разнятся от опросов в юриспруденции, экономике и др. Таким образом, социологическое исследование семьи в целом (использующее не только опрос) отличается от социальных исследований семьи, проводимых в социальных науках, по своему предмету, а не по каким-либо специфическим методам.   В данном учебном пособии обсуждаются особенности применения социологических методов к исследованию семьи, особенности исследовательской деятельности, нацеленной на поиск ответов в связи с возникшими вопросами, на решение различных головоломок теоретического и методического планов. В рамках полевых (т. е.

 

некабинетных) исследований трудно провести границу между теоретиками и эмпириками, прикладниками-экспериментаторами, особенно когда от начала до конца все исследование осуществляется одним коллективом. Поэтому ниже будет употребляться слово «исследователь» для обозначения всех видов деятельности, практикуемых в социологическом исследовании.

 

При этом словом «социолог» можно пользоваться как синонимом слова «социолог-исследователь», хотя первое шире по объему — к социологам относятся также исследователи-методологи, анализирующие познавательную деятельность исследователей-теоретиков и прикладников. Социологи — это и преподаватели, и социальные менеджеры, и эксперты разного рода, не только участвующие в осуществлении специальной экспертизы, например, в связи с чернобыльской аварией, но также использующие свой профессиональный °пыт исследования какой-либо проблемы для оценки каких-либо актуальных ситуаций или будущего хода событий.

(Visited 1 times, 1 visits today)
Do NOT follow this link or you will be banned from the site! Пролистать наверх