Плотинский ю м модeли социальных процeссов — изд 2-e пeрeраб и доп — м логос 2001 -296 с 2

Начнем описание таблицы с первой клетки. Методы исследования операций широко используются в самых различных областях человеческой деятельности, но главной целью этого научного направления является решение задач оптимальной организации производственных процессов [6].

 

Нахождение оптимальных — наиболее эффективных — решений требует использования математических методов и ЭВМ, поэтому последнее время исследование операций все чаще рассматривают как раз-  31   дел информатики. Некоторые аспекты исследования операций излагаются в разд. 3.   Под системотехникой понимается широкий класс методов проектирования как технических изделий, так и систем автоматизированной обработки информации. Поскольку сфера обработки информации на ЭВМ лавинообразно расширяется, то последнее время все большее внимание привлекают методы индустриализации производства систем обработки информации.

 

Значительный интерес представляют так называемые CASE* технологии разработки программных систем, которые применяются для:   » бизнес-анализа (решение задач стратегического планирования, управление финансами, определение политики фирмы, обучение персонала);  • разработки программного обеспечения [7].   CASE технологии охватывают все этапы жизненного цикла разработки программного обеспечения. Но для нас особый интерес представляет первый этап, на котором формируются цели системы, определяются основные требования — осуществляется постановка задачи.

 

Именно в данном этапе разработки принимают участие руководители организации, менеджеры, бизнес-аналитики, эксперты в различных областях знания (в том числе и социологи). На этом этапе CASE предлагает своего рода технологию группового моделирования проблемы, основанную на методах структурного описания и анализа систем [7, 9]. Моделирование системы заключается в построении взаимосвязанных наборов графических диаграмм. Для построения диаграмм используются достаточно стандартизованные графические символы (визуальные языки проектирования систем), а эффективность процесса проектирования обеспечивается компьютерной поддержкой графических моделей [7].   При всей перспективности предпринимаемых в настоящее время попыток экспансии данный подход ориентирован на решение формализуемых проблем, характерных для «жестких» систем. В классификации Флада и Джексона данные системы, расположенные в первой клетке, являются «простыми» с небольшим числом элементов.   Конечно, определение простой системы нуждается в существенном уточнении. Система может иметь огромное число элементов, но оказаться простой, если все взаимодействия унифицированы и  * CASE (Computer Aided Software/System Engineering) — применение ЭВМ для проектирования систем.  32   система: допускает достаточно простое (лаконичное) формализованное описание; «раскладывается» на относительно простые и понимаемые части.

 

Во второй клетке табл. 2.1 рассматриваются тоже «жесткие» системы, но более высокой степени сложности.

 

Для этого класса систем предложен целый ряд системных подходов, но наибольшую известность получила методология жизнеспособных систем С.

 

Вира. Яркая личность и разнообразные дарования английского ученого во многом способствовали успеху его книг, в том числе и изданной в 1993 г.

 

на русском языке книги «Мозг фирмы»[3].   Не будем подробно описывать теорию Вира, основанную на аналогиях между управлением организацией и функционированием нервной системы и мозга человека. Для социологов и политологов особый интерес представляет заключительная четвертая часть книги, посвященная участию С.Вира в чилийских событиях 1970-1974 гг. В 1971 г. Вир начинает создавать жизнеспособную систему с тем, чтобы Чили принадлежало всемирное лидерство в кибернетическом регулировании экономики. Затем он разрабатывает «всенародный проект» революции в управлении страной, с помощью брошюр, листовок, плакатов и песен пытается пропагандировать «5 принципов для народов на пути к хорошему правительству» [3, с. 301].   Для повышения жизнеспособности создаваемых в Чили систем Вир активно привлекает теорию аутопойезиса У.Матураны [3, с.

 

348-350].

 

Но, увы, массовая коррупция, происки империализма и прочие неприятности не дали реализоваться замечательным начинаниям известного английского кибернетика, зато придали его теории некий романтический ореол.   Во многом неудачи С.Вира обусловлены «жесткостью» кибернетического подхода к исследованию социальных систем.

 

Потребовались десятилетия и усилия целого ряда выдающихся ученых, чтобы сделать на первый взгляд незначительные, а на самом деле революционные изменения в системной парадигме, позволившие найти адекватное описание социальных систем и эффективные методы их анализа.

 

2.2.

 

Принципы исследования «мягких» систем   Первым обратил внимание на возможную плюралистичность картин мира участников социальных систем американский ученый У. Черчмен. Он опубликовал в 60-70-е годы пять книг, в которых постепенно осмысливалась необходимость ухода от огра-  2 Плотинский ЮМ О О   ниченности жесткого системного подхода, не улавливающего слабоструктурированный и трудноформализуемый характер многих социальных проблем.   Черчмен формулирует четыре базовых тезиса нового подхода к изучению социальных систем:   1) системный подход начинается, когда вы первый раз смотрите на мир глазами другого;   2) системный подход показывает, что картина мира каждого индивида ужасно ограничена;   3) в системном подходе нет экспертов. (Имеется в виду, что у включенных в данную проблемную ситуацию людей могут быть разные взгляды. Могут затрагиваться вопросы морали, в которых трудно быть экспертом.);  4) системный подход — неплохая идея.   Последний тезис призван вдохновлять разработчиков проекта социальной системы. Разработка проекта требует гарантированного участия представителей всех заинтересованных сторон. Согласование их интересов — сложный процесс, который никогда не заканчивается, но усилия разработчиков не пропадут, так как системный подход позволит им прийти к верному решению.   Черчмен утверждает, что к успеху проекта ведет тщательное выполнение следующих основных принципов:   а) оппонирование — в слабоструктурированных проблемах можно разобраться, если рассматривать их с различных точек зрения;   б) участие — в процессе принятия решений должны участвовать представители всех заинтересованных сторон;   в) интегративность — в процессе обсуждения различные точки зрения должны синтезироваться на более высоком уровне, что приводит к выработке общего плана действий;   г) обучение — в результате участники процесса системного анализа начинают лучше понимать свою фирму и ее проблемы.   Методология Черчмена реализована в виде деловой игры с представителями заинтересованных сторон и достаточно полно описана в [14, 20].

 

Большое влияние на специалистов в области системного анализа, менеджмента, исследования операций оказали труды одного из наиболее авторитетных и плодовитых американских ученых Р.

 

Акоффа [15-17]. Рассматривая эволюцию организаций в XX веке, Акофф приходит к выводу, что до 60-х годов социальные системы можно было рассматривать либо как «машины», служащие их создателям и собственникам, ли-  34   бо как «организмы», в которых цели подсистем полностью подчинены целям целого. Начиная с 60-х годов картина резко усложняется и привычные подходы становятся неадекватными. Внешняя среда становится гиперконкурентной и турбулентной. Деятельность производственных организаций диверсифицируется (одна транснациональная фирма может выпускать холодильники, телевизоры и косметику, владеть отелями, пароходами и газетами…). Происходит переход от стандартизованного производства к выпуску продукции по индивидуальным заказам. Резко возрастают объемы информации, с переработкой которой не справляются даже компьютеры. Персонал организации становится все более образованным и склонным к самостоятельному принятию решений, норовит не всегда сообщать наверх полную и достоверную информацию, более того, иногда игнорирует указания начальства. Цели подсистем все чаще не совпадают с целями системы в целом.   В этих условиях, полагает Акофф [17], модель социальной организации должна принципиально измениться, она должна стать «социосистемной». В первую очередь организация должна стать демократической — это означает, что в принятии решений, особенно касающихся вопросов планирования работы организации, должны иметь возможность участвовать все заинтересованные лица [16].   Акофф полагает, что сам процесс планирования нередко более важен, чем его результат. Если кого-то не удается включить в число участников, то его следует привлечь в качестве консультанта, но при этом, как подчеркивает Акофф, важно соблюдать принцип добровольного участия.   Центральное место в социосистемной идеологии Акоффа занимает методология «интерактивного» планирования, включающая пять этапов:  1. Анализ состояния организации и ее проблем.   2. Разработка вариантов «идеализированного» будущего корпорации.   3. Разработка средств достижения целей. На этой стадии отбрасывается часть недостижимых вариантов, предложенных на этапе 2.   4.

 

Распределение имеющихся ресурсов (материалов, оборудования, персонала, финансов).  5. Планирование внедрения. Методология Акоффа предполагает:  2* 35   • целостность планирования — план разрабатывается сразу для всех частей и уровней системы;   • непрерывность планирования — в плане невозможно предусмотреть все, поэтому при появлении существенных изменений необходима корректировка плана.

 

Ясно, что методология «интерактивного» планирования может быть применена не на уровне общества в целом, а на микроуровне для совершенствования деятельности организаций. Достаточно подробно методология изложена в вышедшей в 1981г. монографии Акоффа «Планирование будущего корпорации» (русский перевод опубликован в 1985 г. [1]).   Девиз Акоффа «планируйте или спланируют вас», а также его идеи демократического (партисипативного) управления находят на Западе все больше сторонников и все шире внедряются в практику. Отметим, что практический успех характерен для многих начинаний Акоффа (см. § 2.5).  2.3. Методология «мягких» систем П. Чекленда   Первую работу, посвященную методологии изучения «мягких» систем, английский ученый П.Чекленд опубликовал в 1972 г. С тех пор прошло более четверти века, а подход Чекленда продолжает развиваться и обогащаться новыми идеями. Парадоксальность отдельных методологических аспектов до сих пор вызывает споры среди ученых, не утихают дискуссии даже среди его сторонников. Своеобразие и перспективность выдвинутых Чеклендом идей начинает привлекать внимание специалистов из смежных отраслей науки [8], и поэтому в гл. 4 вернемся еще раз к обсуждению некоторых положений этого подхода.   Чекленд привлек внимание к двум альтернативным парадигмам, которые объясняют природу и значение системного мышления. В одном случае действительность рассматривается как системная (системы сотворены природой или человеком) и изучается систематически. В другом случае мир рассматривается как проблематичный, возможно системный, но слабоструктурированный, допускающий много интерпретаций. Реальность такого типа изучается также систематически.   Таким образом, в методологии «мягких» систем (ММС) система рассматривается не как часть реального мира, а как системно-организованный процесс его изучения. При этом системные идеи рассматриваются как потенциально полезные ввиду того, что наше  36   интуитивное знание мира позволяет полагать, что его элементы в значительной степени взаимосвязаны, его стабильность, непрерывные изменения могут быть изучены системно.   Чекленд разрабатывает ММС как системно-ориентированное руководство, помогающее справиться со сложностью окружающего человека реального мира, при этом подчеркивается, что проблемы, с которыми сталкивается человек, не могут быть решены раз и навсегда.   Подход Чекленда опирается на глубокий анализ различения между «жесткими» и «мягкими» системами.

 

Как правило, системотехники и специалисты по исследованию операций применяют системный подход для того, чтобы оптимизировать функционирование систем.

 

Задачи, которые необходимо при этом решать, в достаточной степени ясны, и основная проблема заключается в выборе наиболее эффективных решений.

 

В «мягких» системах актеры могут иметь различные взгляды и соответственно выдвигать множество различных задач, которые, по их мнению, следует решить в данной ситуации.   Традиционное, жесткое системное мышление невольно заставляет наблюдателя искать систему в изучаемой социальной ситуации, навязывает рассмотрение социального объекта в четких системных терминах (структура — функции, цели — средства).

 

Во многих случаях системные «шоры» могут существенно исказить реальную ситуацию. Жесткий подход оказывается неадекватным при изучении общественных явлений потому, что социальные системы в качестве активных элементов включают в себя индивидов и группы, которые имеют собственные цели, взгляды, установки, определяющие выбор решений и действий.   Чекленд вводит понятие активной системы* (human activity system), в которой актеры действуют в соответствии со своей картиной мира, в рамках правил и практик, принятых в данной культуре.   Многие конфликтные ситуации могут рассматриваться как конфликт интерпретаций, сформированных различными культурами. Культура в данном случае понимается в широком смысле — как культурная система по П. Сорокину (см. гл.1). Интерпретации социальных явлений могут кардинально различаться — так одно и то же событие может восприниматься как терроризм и как  Теория активных систем развивалась рядом ученых.

 

В частности, большой вклад в развитие этой теории внесли работы В.Н. Буркова и его коллег [4,5].  37    борьба за свободу. Совершенно по-разному видят выпуск нового товара дирекция фирмы, менеджеры, отвечающие за снабжение, производство и сбыт, и конкуренты, поставщики, потребители.   Методология «мягких» систем предназначена для выявления различных точек зрения и постепенного достижения взаимопонимания. Именно в этом состоит ее принципиальное отличие от традиционного жесткого подхода, позволяющее говорить о становлении новой системной парадигмы [18].   Чекленд трактует ММС как процесс обучения, состоящий из семи этапов (рис. 2.1).   Изучение и описание возникшей проблемной ситуации (этап 1) реализуются на этапе 2. Сбор информации осуществляется с помощью различных методик — опросов, неформальных интервью, фокус-групп, анализа документов. Собранные данные Чекленд предлагает резюмировать в виде образной схемы (rich picture), напоминающей детские рисунки (рис.2.2).   Основное достоинство этого необычного «документа» — возможность окинуть единым взглядом всю проблемную ситуацию, увидеть узкие места, несоответствия, причины конфликтов. При этом могут быть задействованы сразу все способы визуализации информации — примитивные рисунки, графики, текстовые подписи и т.д. Желательно, чтобы на образной схеме были отражены основные темы, точки зрения на возможное решение проблем, которые затем будут детализированы на последующих этапах ММС.  38     На наш взгляд, весьма перспективна стандартизация образных схем такого рода, разработка несложного изобразительного языка, замена часто встречающихся понятий значками, иероглифами.

 

Значительно облегчить создание подобных схем и существенно повысить эффективность их использования могут современные технологии компьютерной графики (это, впрочем, относится и к другим этапам ММС) [11].   На этапе 3 выявленные точки зрения формулируются в виде достаточно строгих утверждений, так называемых ключевых определений (root definition). В каждом ключевом определении указывается, какой должна стать изучаемая система. В нем должны содержаться ответы на вопросы: что и почему необходимо сделать, кто это сделает, кто в результате окажется в выигрыше и кто проиграет, какие ограничения налагает окружающая среда. В ключевом определении указывается также картина мира, в которой это определение имеет смысл.   На этапе 4 для каждого ключевого определения строится своя концептуальная модель. Чтобы прояснить, что происходит на этапах 3 и 4, рассмотрим пример, взятый из [23].  39   В 1985 г. в графстве Винтертон (Англия) на базе местного университета было создано Агентство по развитию кооперативов (далее Агентство). Цель Агентства — повышение занятости населения с помощью создания небольших кооперативов.

 

Деятельность Агентства поддерживалась финансовыми грантами местных властей и европейского Фонда регионального развития.

 

Само Агентство функционировало как кооператив без строгой иерархии и четкого разделения обязанностей. Основными задачами Агентства являлись: 1) поиск желающих сформировать кооператив; 2) проведение семинаров, выставок, организация рекламы; 3) обучение безработных; 4) консультации по учету, маркетингу, составлению бизнес-планов, регистрации кооперативов.   Через несколько лет выяснилось, что Агентство работает неэффективно. К этому выводу пришли и его сотрудники, и местные власти, и спонсоры. Пришлось искать способы совершенствования деятельности Агентства с помощью ММС. Было выявлено пять точек зрения на то, каким образом можно улучшить ситуацию. В качестве примера возьмем одно из предложений — создание системы поиска кооперативов. Соответствующее ключевое определение формулируется следующим образом: «Создать в Агентстве систему поиска желающих работать в кооперативах в тех областях деятельности, где имеются благоприятные деловые возможности». Данному ключевому определению соответствует концептуальная модель, показанная на рис. 2.3.   На этапе 5 производится сравнение всех концептуальных моделей между собой и с реальным положением дел, отраженным на образной схеме. Составляются списки различий между моделями. Кроме того, для каждого элемента модели определяется, является ли данная функция новой. Если функция существует в функционирующей системе, то анализируется эффективность ее выполнения.

 

На этапе 6 вокруг построенных концептуальных моделей организуется дискуссия. Обсуждаются точки зрения и картины мира, на основе которых построены модели. Анализируются последствия, к которым может привести реализация моделей. При анализе допустимости этих последствий привлекаются так называемые культурные ограничения (этические, этнические, политические, экологические и другие аспекты проблемы, не учтенные ранее). Роль консультанта на этом этапе заключается не столько в проверке соответствия предлагаемых моделей системным принципам, сколько в «дирижировании» дебатами и спорами между заинтересованными сторонами. Поиск приемлемых решений осуще-  40    ствляется за счет углубления взаимопонимания, готовности к изменению стереотипов. При этом не ставится цель выбора лучшей модели и отбрасывания худших — вполне возможно создание некого симбиоза.   Самое главное, что в процессе поиска приемлемого решения происходит процесс обучения и аккомодации взглядов заинтересованных сторон, без которых нельзя успешно реализовать принятые решения. Полученная модель дорабатывается и конкретизируется. На ее основе вырабатывается проект модернизации системы и формируются конкретные рекомендации.   На этапе 7 реализуются рекомендации, выработанные на предыдущей стадии, — осуществляются действия, направленные на улучшение ситуации.

 

Рассмотренный 7-этапный цикл может повторяться несколько раз до получения удовлетворительного результата.   Значение субъективного фактора в ММС связано с тем, что в мягких» системах роль активных элементов играют люди, чье индивидуальное и коллективное поведение в конечном счете опреде-  41   ляет существенные аспекты поведения системы в целом. Ввиду того, что характер проблемной ситуации тесно связан с поведением людей, он зависит и от субъективного восприятия этой проблемной ситуации ее участниками в соответствии с их картиной мира (цели, представления, вкусы, системы ценностей).   Применяя ММС, исследователь должен не только правильно описать поведение системы, но и предсказать позицию включенного в систему человеческого фактора.   Методология «мягких» систем предполагает существенное изменение даже языка, используемого исследователем, так как применение некоторых устоявшихся терминов поневоле подсознательно привлекает ассоциируемые с этими понятиями структуры более «жесткого» научного мышления.

 

Так, слово «проблема» уже является обязывающим и структурирующим, поэтому Чекленд заменяет его более свободным расплывчатым термином — проблемная ситуация.

 

Анализируя опыт применения ММС, Чекленд в [18, 19] указывает, что его подход обладает двойной системностью — это система циклического обучения, в которой используются системные модели. От моделей не требуются истинность и адекватность — они должны быть «защитимы», т.е. служить средством организации дебатов о рассматриваемой проблеме.   Цикл этапов 1-7 может повторяться, как говорилось выше, неоднократно до получения успешного результата, однако последовательность прохождения этапов не является жесткой. Иногда целесообразно возвращаться к предыдущим этапам, а также просчитывать в уме последующие. Как указывает Чекленд, по мере накопления опыта пользователь ММС может «с благодарностью отбросить часть этапов» [18, с. 53].   Чаще всего подход Чекленда критикуют за наличие демаркационной черты, отделяющей реальный мир (этапы 1, 2, 5, 6, 7) от мира системных представлений (этапы 3 и 4). Чекленд пишет, что отделение системного мира носит не принципиальный теоретический, а эвристический характер. Все этапы являются частью одного целого — процесса принятия решений*.   Методология Чекленда предназначена в основном для решения проблем на микроуровне и исходит из того, что рано или поздно заинтересованные стороны достигнут взаимопонимания. Однако для исследования социальных систем, части которых не могут прийти к согласию, требуются новые подходы.  * В работе 1996 г. [25] от ММС осталось только четыре основных этапа (1, 4, 5, 7).  42   2 4. Методология критических систем В. Улъриха   Развитие теории «мягких» систем в работах Черчмена, Акоф-фа и Чекленда происходило в направлении все большего освобождения от ограничений жесткого системного анализа. Изложенные выше подходы позволяли найти удовлетворительные решения проблем в ситуации, когда отдельные части системы могли иметь несовпадающие цели, но согласие, выработка общей позиции возможны. Однако рассмотренные ранее методологии не работают в ситуации глубокого конфликта между частями системы или когда в социальной системе велика роль принуждения. Именно проблема принуждения становится центральной в методологии швейцарского ученого В. Ульриха [26].

 

В.

 

Ульрих в разработке своей методологии опирается на идеи Ю.Хабермаса, уделяя особенно большое внимание концепции системного насилия. Не менее важную роль играет концепция «критических» систем, где критичность означает требование к тем, кто проектирует новую или модернизирует существующую социальную систему (далее проектировщики), осознать свои нормативные ценности, включая религиозные, этические, идеологические и политические установки, и самокритично оценить их возможное влияние на процесс планирования.   Кроме того, должны быть выявлены нормативные ценности всех заинтересованных сторон.

 

Анализ нормативной составляющей обязан стать неотъемлемым элементом планирования социальных нововведений.

 

Только так, полагает Ульрих, можно правильно оценить последствия и побочные эффекты внедряемых социальных новаций. Критический подход как бы противопоставляется часто догматическому подходу заинтересованных сторон и нередко циничному подходу экспертов.   Ульрих считает, что системный подход полезен не как теоретическая конструкция, а как практический способ решить, что именно следует сделать в конкретной ситуации.

 

Принципы и понятия теории систем являются, по мнению Ульриха, эвристическим средством, помогающим неспециалистам формулировать свои желания и глубже понимать требования других, т.е. осуществлять не искаженную принуждением «компетентную коммуникацию».

 

Плодотворность коммуникаций достигается за счет освобождения дискуссий от идеологических шор и институциональных ограничений с тем, чтобы позволить лучше аргументировать свою позицию представителям заинтересованных сторон.

 

43   Методология Ульриха состоит из двух этапов.

 

На первом этапе проектировщики заполняют анкету, состоящую из 12 вопросов. В ответах на вопросы должны быть отражены как позиции проектировщиков, так и взгляды представителей всех остальных заинтересованных сторон.

 

Ответ на каждый вопрос является «граничным утверждением»- термин Ульриха, подчеркивающий, что внимание отвечающего концентрируется на определении границы системы и среды. Именно так, полагает Ульрих, лучше проявляется и наиболее рельефно подчеркивается несовпадение взглядов различных групп, вовлеченных в исследуемую проблему.   На втором этапе реализации данного подхода организуется обсуждение выдвинутых проектировщиками предложений. Созданные на первом этапе анкеты помогают организовать «компетентные коммуникации»- диалог между двумя типами мышления: экспертного, системного и практического, обыденного. Такого рода обсуждения должны обеспечить системную целостность проекта, всесторонность его рассмотрения и, главное, наличие необходимого уровня взаимопонимания заинтересованных сторон, без которого недостижимы практические цели реализации проекта.   Напомним, что по классификации Флада и Джексона данную методологию целесообразно применять для простых систем, состоящих из небольшого числа элементов или, вернее, типов элементов*. В методологии Ульриха рассматриваются четыре типа участников:   1) заказчики, источники мотиваций и базовые ценности которых необходимо выявить;   2) лица, принимающие решения, для которых определяются распределение властных полномочий, средства контроля и источники информации;  3) собственно проектировщики;   4) «свидетели» — группы, заинтересованные в решении проблем и определяющие в конечном счете легитимность преобразований.  Для каждого типа участников формулируются три вопроса.

 

Рассмотрим работу методологии Ульриха на конкретном примере, взятом из [24]. В одном из пригородов Лондона в середине 80-х годов стал заметно расти уровень молодежной преступности, особенно связанной с применением холодного оружия. Полиция пыталась бороться с распространением данного вида преступле-  * Для более сложных систем (клетка 6, табл. 2.1) эффективные методологии пока не созданы.

 

44   ний с помощью профилактики — превентивных обысков молодых людей и изъятия у них ножей.

 

Действия полиции вызвали волну протеста и обвинений в нарушении прав человека. Предварительный анализ проблемы выявил более десяти различных точек зрения на рассматриваемую проблему. Отмечалось различное отношение к проблеме у местной власти, полиции, средств массовой информации (СМИ), школ, молодежи, магазинов, торгующих оружием, и др.   Среди главных причин роста преступности назывались расовый вопрос и связанная с ним безработица. Представители расовых и национальных меньшинств утверждали, что носят оружие потому, что боятся нападения. Школы критиковались за недостаточный уровень воспитательной работы. Сами же школьники считали, что носить ножи модно и престижно.

 

Особое удовольствие доставляла школьникам «игра» с учителями, отбирающими у детей ножи.   Полиция предлагала существенно снизить требования к «разумному подозрению» как основанию для задержания и обыска, а продажу холодного оружия запретить. Были предложения ограничить продажу игрушечного оружия в детских магазинах.

 

Неоднозначно относились к проблеме и СМИ — для них криминальные новости являются весьма выигрышным материалом.   В этой сложной ситуации местное управление полиции предложило создать систему предупреждения преступлений, опирающуюся на широкие круги общественности. Предлагалось создать на общественных началах сеть агентств, максимально приближенных к месту жительства, школьным и молодежным учреждениям. Предотвращение преступлений должно обеспечиваться проведением профилактических мероприятий, своевременным информированием полиции.   Один из департаментов полиции в качестве заказчика предложил группе экспертов разработать проект соответствующей социальной системы. Посмотрим, как же использовалась в данном случае анкета Ульриха, состоящая из 12 вопросов.  Первые три вопроса относятся к заказчику:  1. Кто является действительным заказчиком проекта?   В данном случае заказчик — полиция города, ее главная цель — обеспечить законность и порядок на своей территории. При этом в выигрыше остается все население района. Выиграют Даже преступники, так как, совершая меньше преступлений, они будут реже оказываться за решеткой.

 

2.

 

Что является действительной целью проекта?

 

45   Если первый вопрос касался декларируемых целей, то в данном случае выявляются неявные цели, реализация которых нередко ведет к непредвиденным последствиям. Так, полиция надеется, что активное включение общественности в борьбу с преступностью усилит давление на местные власти, вынуждая их принимать более жесткие законы.   Те же, кто носит оружие, полагают, что проект имеет другие цели: а) ограничение права на самооборону; б) поддержка классовой структуры общества.   3. Как оцениваются последствия реформ? Как измеряется успех?   Традиционные способы измерения — данные официальной статистики — в данном случае дают весьма искаженную картину. Полиция часто не заводит дела, а о многих случаях, не имеющих тяжких последствий, просто не знает.

 

В данном проекте предлагалось ввести два дополнительных индикатора: число предотвращенных преступлений и удовлетворенность населения динамикой уровня преступности.   Следующие три вопроса относятся к кругу лиц, принимающих решения (ЛПР):   4.

 

Кто является ЛПР? Кто может изменить измерение успеха?   Очевидно, что в нашем случае ЛПР являются местные власти и полиция.

 

Однако важную роль также играют СМИ, в значительной мере влияющие на восприятие населением криминальной ситуации и деятельности полиции.   5. Какие условия успешной разработки и реализации проекта реально контролируются ЛПР?   6. Какие условия не контролируются ЛПР? Что является для ЛПР внешней средой?  В данном случае речь идет об анализе границ системы.  Вопросы 7-9 относятся к самим проектировщикам.  7. Кто в действительности разрабатывает проект?   В разработке проекта участвуют приглашенные эксперты, представители школы, церкви, но главную роль играют представители полиции.   8. Кто приглашен в группу экспертов? Каков уровень экспертизы? Какую роль в действительности играет данный эксперт? Насколько обоснованы используемые экспертами модели?  9. Каковы гарантии успеха реализации проекта? В данном случае успех существенно зависит от общественного консенсуса.  46   Очень важную роль в подходе Ульриха играют последние три вопроса. Именно здесь делается попытка осознать и хотя бы частично решить проблему системного принуждения.   10.

 

Кто включен в систему? На кого система влияет, но он не включен в систему?   В данном случае «свидетели»- это жители района. Среди них выделяются участники инцидентов, делящиеся на две группы: подвергшиеся атаке и атакующие.   11. Могут ли не включенные в систему освободить себя от экспертов и взять будущее в свои руки или они являются только средством для достижения чьих-то целей?

 

12.

 

Чья «картина мира» лежит в основе проекта включенных или не включенных?   Последний вопрос обязывает проектировщиков учитывать интересы тех, кто оказался в положении доминируемых или принуждаемых. В данном примере к принуждаемым относятся те, кто является атакующей, нападающей стороной. Именно их проблемы чаще всего игнорируются в традиционных подходах.   Анкета должна заполняться в двух вариантах. В первом случае описывается, какой должна быть система с точки зрения большинства, а во втором — с точки зрения принуждаемых. Далее оба варианта сводятся в одну таблицу, где каждая ячейка относится к одному вопросу и содержит два варианта ответа на него, а также анализ взглядов участников дискуссий.  При проведении дискуссий Ульрих рекомендует:   • принимать во внимание точки зрения всех заинтересованных сторон;   • стремиться лечить не симптомы социальных недугов, а их причины;   • учитывать последствия изменений и возможные побочные эффекты;   • избавлять экспертов от излишнего догматизма, цинизма и предвзятости.   Для методологии Ульриха характерен отказ от статического анализа социальных явлений. Внимание разработчиков концентрируется на динамике процесса изменения состояния системы, прогнозировании возможных последствий.   Изложенные методологии «мягких» систем предназначены для анализа социума на микроуровне. Однако гибкость предлагаемого инструментария позволяет использовать основные идеи и принципы этого подхода для решения прикладных задач на макроуровне. В зависимости от специфики исследуемого объекта можно  47   изменять число этапов в методологии Чекленда.

 

Очевидно, что можно варьировать число вопросов в анкете Ульриха. Легко модифицировать существующие методологии, но это не гарантирует достижения главной цели — успешного внедрения результатов системного анализа.  2.5. Проблемы внедрения результатов системного анализа   Внедрение — одна из наиболее сложных и трудноформализуемых стадий системного анализа. Акцентируя внимание на важности этой проблемы, Р. Акофф предложил создать самостоятельный раздел теории системного анализа, названный им «теория практики» [15]. Впрочем, теории здесь не так уж много, речь скорее идет об обобщении практического опыта.

 

Отметим, что Акофф и возглавляемый им институт «INTERACT» имеют в своем багаже более четырехсот успешно внедренных системных разработок.   Важную роль в обеспечении успеха разработки играет правильное построение взаимоотношений заказчика и системного аналитика.   Установление доверительных отношений с заказчиком, да и с другими представителями заинтересованных сторон, по наблюдениям Акоффа, значительно облегчается, если соблюдать следующие условия:   • обе стороны могут отказаться от продолжения работы в любой момент, если одна из сторон не удовлетворена ходом работ;   • системный аналитик должен уделять достаточное время обучению персонала организации. Акофф считает, что системный аналитик, столкнувшись с социальной проблемой, должен вести себя не как врач, собирающий симптомы и выписывающий рецепты, а как учитель, который должен помочь своим ученикам освоить приемы и подходы, позволяющие в дальнейшем самостоятельно решать возникающие проблемы;   • системный аналитик не должен стремиться присвоить себе заслуги в получении положительных результатов, наоборот, он должен стараться всячески подчеркнуть заслуги других участников проекта;   • системный аналитик должен иметь доступ к нужным лицам и необходимой информации.   Отметим, что сокрытие важной информации — одна из довольно распространенных причин краха разрабатываемых проектов. По мнению Акоффа, один из способов борьбы с этим крайне нежелательным явлением — демократизация процессов  48   принятия решений [16]. Демократизация организации подразумевает участие в разработке всех желающих, причем их участие должно реально влиять на принимаемые решения. Акофф подчеркивает, что эффективно только добровольное участие в разработке.   Значительную роль в повышении качества принимаемых решений играет правильная организация разработки проекта, при этом особое внимание нужно уделять разбиению группы экспертов на подгруппы и организации взаимодействия этих подгрупп.   Следует иметь в виду, что принципы организации работы группы экспертов, успешно применяемые при разработке технических («жестких») систем, в случае переноса их на социальную почву начинают давать сбой. Для сложных социальных систем не удается даже четко выделить этапы разработки и внедрения. Дело в том, что современный период характеризуется быстрым изменением окружающей социальной среды. Из-за этих перемен, а также по внутренним причинам социальные системы также достаточно быстро изменяются, в том числе и под влиянием проводимых системных исследований.   Акофф выделяет четыре подхода к решению социальных проблем:   1) отказ от каких-либо действий в надежде на то, что проблема исчезнет сама собой;   2) поиск частичных решений, смягчающих проблемную ситуацию до приемлемого состояния;  3) поиск оптимальных наилучших решений;  4) растворение проблемы (dissolution).  Четвертый подход характерен для методологии «мягких» систем, он ориентирует на поиск таких изменений в системе и окружающей среде, при которых проблема как бы исчезает.

 

Акофф утверждает, что именно этот подход чаще всего приводил его к успеху. Рассмотрим два примера успешного растворения проблем.   Пример 1. Завод, выпускающий разные виды оборудования, столкнулся с проблемой — резкие колебания спроса приводили к неравномерному использованию оборудования, что вынуждало администрацию то увольнять, то нанимать снова квалифицированных работников. Неустойчивость положения персонала ухудшала моральный климат, снижала производительность труда.   С помощью системного аналитика проблема была «растворена» следующим образом. В качестве основного критерия функционирования предприятия была выбрана не максимизация прибыли, а равномерность загрузки оборудования. Из всей номенклатуры изделий были выделены  49   два вида продукции, спрос на которые менялся в противофазе (летом максимум спроса приходился на один вид продукции, а минимум — на другой; зимой ситуация была обратной).

 

Оба вида продукции производились на однотипном оборудовании, это позволило стабилизировать персонал, улучшить моральный климат и в конечном счете повысить производительность труда [10].   Пример 2. Автобусная компания ввела надбавки за качество работы водителей и кондукторов городских автобусов. Качество работы водителей оценивалось по точности соблюдения графика движения, а кондукторов — по скорости обслуживания пассажиров. Но введенные формы поощрения привели к трудовому конфликту — в часы пик кондукторы не успевали обслужить всех пассажиров и задерживали отправление, что срывало график движения. Первое время руководство компании старалось не замечать конфликт, но проблема не исчезла. Не помогла и попытка перераспределить надбавки между работниками, рост враждебности между сторонами конфликта не позволял придти к разумному компромиссу.   Проблему удалось «растворить» системному аналитику, который предложил в часы пик снимать кондукторов с автобусов и закреплять их за остановками. Теперь кондукторы продавали билеты до прихода автобуса, успевали проверять билеты у выходящих и вовремя подавали сигнал отправления. После того как часы пик заканчивались, кондукторы возвращались в автобусы. Внедрение этой необычной схемы организации производственного процесса позволило разрешить казавшуюся тупиковой проблемную ситуацию [23].

 

Естественно возникает вопрос, как Акоффу и его сотрудникам удается найти столь неординарные и эффективные решения практических проблем? Конечно, необходим талант исследователя, но не менее важную роль играет владение определенными приемами и навыками решения задач. Отметим, что Акофф является признанным специалистом в области исследования операций, а без знаний в этой области трудно успешно решать проблемы совершенствования управления и организации производственных процессов.  » » Ф   Популярные в 60-70-х годах подходы к изучению социальных систем, основанные на принципах инженерного, жесткого системного анализа, нередко заканчивались неудачей. Растущее разочарование в прикладных возможностях теории систем побудило многих ученых к отходу от системной парадигмы. Популярным стал тезис «системная эра закончилась». Однако развитие Черчменом, Акоф-фом, Чеклендом, Ульрихом и рядом других ученых прикладных ме-  50   тодологий, опирающихся на принципы исследования «мягких» систем, коренным образом изменило ситуацию.

 

Предложенная Фладом и Джексоном концепция интеграции разрозненных системных методологий безусловно будет еще больше способствовать распространению системных идей — «тотальной системной интервенции».   Идеи ММС широко используются в управленческом консультировании, теории управления (менеджмента), в социологии организаций и социологии управления. В соответствующей литературе можно найти много дополнительных сведений и практических приемов [1-3, 12, 13].   Принимая участие в решении практических проблем, социолог берет на себя немалую ответственность. Знаниям социолога должны доверять все участники процесса принятия решений, да и он сам должен быть уверен, что выработанные с его помощью рекомендации действительно помогут разрешить имеющиеся проблемы и не приведут к нежелательным, непредвиденным последствиям. Необходимую уверенность социологу может дать только знание теории динамики социальных процессов, основные проблемы которой будут рассмотрены в гл. 5-10.   Внимательный анализ изложенного в данной главе материала показывает, что красной нитью через все методологии «мягких» систем проходят требования учета мнений всех заинтересованных сторон. Действительно, взгляды, точки зрения, картины мира могут различаться.

 

Заметим, что все перечисленные выше понятия как-то связаны со зрительным восприятием, но остаются при этом умозрительными конструкциями.

 

Ясно, что взаимопонимание — понимание различий картин мира можно существенно облегчить и углубить, если удастся их визуализировать — представить в простой и наглядной форме.   Не менее актуален для методологии «мягких» систем акцент на изменение устоявшихся стереотипов, преодоление барьеров, мешающих творческому мышлению, использование эвристик для усиления креативности мышления.   Все эти чрезвычайно важные для изучения «мягких» систем вопросы будут рассмотрены в следующей главе.  Задачи и упражнения   1. В чем состоят основные отличия жесткого и мягкого системных подходов?  51   2. В достаточной ли мере в вашем вузе реализованы принципы демократического управления Акоффа?   3.

 

Системный анализ можно рассматривать как процесс обучения. Попробуйте применить системные методологии для анализа и совершенствования процесса вашего обучения.   4.

 

Помогает ли методология «мягких» систем в борьбе с «тиранией» экспертов?   5. Методологии «мягких» систем ориентированы на процесс демократизации принимаемых решений. Ряд специалистов полагает, что принятие эффективных решений требует более высокого уровня конфиденциальности и даже секретности информации. Какая из двух тенденций, по вашему мнению, преобладает в настоящее время?   6. Чем различаются мир системных представлений и реальный мир в методологии Чекленда?  7. Какие типы моделей используются в методологии Чекленда?   8.

 

Проанализируйте примеры растворения Акоффом двух практических проблем.

 

Попробуйте найти для этих проблем другие варианты решения.

 

9. В § 2.3 приведен пример создания Агентства по развитию кооперативов. Попробуйте «раскрутить» подобный проект в своем городе.   10.

 

Проблемы роста преступности в Лондоне, рассмотренные в § 2.4, могут оказаться актуальными в любой стране. Целесообразно ли использовать предложенные рекомендации для борьбы с отечественной преступностью?  Литература  1. Акофф Р. Планирование будущего корпорации. М., 1985.  2. Бенвенисте Г. Овладение политикой планирования М., 1994.

 

3. Вир С. Мозг фирмы.

 

М.: Радио и связь, 1993.   4. Бурков В.Н., Ириков В.К. Модели и методы управления организационными системами. М.: Наука,1994.   5. Бурков В.Н., Кондратьев В.В. Механизмы функционирования организационных систем.

 

М., 1981.   6.

 

Исследование операций. Методологические основы и математические методы: В 2-х т. /Под ред. Дж. Моудера и С.

 

Элмаграби. М.: Мир, 1981.  7. Кальянов Т.К. CASE-структурный системный анализ. М., 1996.   8. Ларичев О.И., Мошкович Е.М. Качественные методы принятия решений. М.: Наука, 1996.   9. Марка Д.А., Мак-Гоуэн К.Л. Методология структурного анализа и проектирования. М., 1993.   10. Перегудов Ф.И., Тарасенко Ф.П. Введение в системный анализ. М., 1989.  11. Плотинский Ю.М. Визуализация информации. М., 1994.  52   12. Слепенков И.М., Аверин Ю.П.

 

Основы теории социального управления. М., 1990.

 

13. Управленческое консультирование: В 2-х т. М., 1992.

 

14. Черчмен У., Акофф Р., Арноф Л. Введение в исследование операций. М., 1977.   15.

 

Ackoff R.L.

 

A Theory of Practice in the Social Systems Sciences. IIASA. Laxenberg, 6-7 nov., 1986.   16. Ackoff R.L. The Democratic Corporation.

 

N.Y.: Oxford Univ. Press, 1994.   17. Ackoff R.L., Gharajedadhi J. Reflection on Systems and their Models / / Systems Research. 1996.

 

Vol. 13. №1. P. 13-23.   18. Checkland P. The Emergent Properties of SSM in Use: A Symposium by Reflective Practitioners// Systemic Practice and Action Research. Vol. 13. № 6. 2000.

 

P.799-823.   19. Checkland P.B., Scholes I. Soft Systems Methodology in Action. Chichester: Wiley, 1990.   20. Cherchman C.W. The systems approach and its enemies.

 

N.Y.: Basic Books, 1979.   21. Flood R. A Brief Review of Peter B.

 

Checkland’s Contribution to Systemic Thinking // Systemic Practice and Action Research. Vol. 13. № 6. 2000. P.723-731.   22. Flood R.L. Total Systems Intervention (TSI): a Reconstitution // J.

 

of the Operational Res.

 

Soc. 1995.

 

Vol.

 

46. № 2. P. 174-191.   23. Flood R.L., Jackson M.C.

 

Creative Problem Solving. Total Systems Intervention. Chichester: Wiley, 1991.   24. Flood R.L., Jackson M.C. Critical Sistems Heuristics: Application of an Emancipatory Approach for Police Strategy Toward the Carrying of Offencive Weapons// Systems Practice.

 

1991. Vol. 4. № 4. P. 283-302.   25. Tsouvalis C., Checkland P. Reflecting on SSM: The Divining Line Between «Real World» and «Systems Thinking World»// Systems Research. 1996. Vol. 13.

 

№1.

 

P. 35-45.   26. Ulrich W. Critical Heuristics of Social Systems Design, Berne: Haupf, 1983.   Глава З.

 

Основные принципы когнитивного подхода 3.1. История развития когнитивного подхода   Под когнитивный подходом понимается решение традиционных для данной науки проблем методами, учитывающими когнитивные аспекты, в которые включаются процессы восприятия, мышления, познания, объяснения и понимания. Когнитивный подход в любой предметной области акцентирует внимание на «знаниях», вернее, на процессах их пред-  53   ставления, хранения, обработки, интерпретации и производстве новых знаний.   Когнитивный подход имеет десятки ракурсов. Большое внимание уделяется вопросам понимания естественного языка, компьютерного перевода, проблемам компьютеризации общества и теории искусственного интеллекта.   Необходим ли когнитивный подход социологии? Отложим ответ на этот довольно запутанный теоретический вопрос до заключительного параграфа данной главы, а пока рассмотрим требования практики, точнее, вопросы повышения эффективности прикладных методов исследования социальных систем, изложенных в гл.

 

2. По мнению авторов этих методов, их эффективность напрямую зависит от того, удается ли достичь взаимопонимания между участниками проблемных ситуаций, согласовать различные точки зрения, стимулировать творческий подход к возникающим проблемам.   Когнитивный подход может рассматриваться как трамплин, позволяющий преодолеть невидимые барьеры, которые нередко возникают между людьми, говорящими и мыслящими на разных языках.   Основная цель данной главы — применение когнитивного подхода для решения проблем, значимых для социальных систем, причем не только социальных проблем в узком смысле, но также широкого спектра организационных, производственных, экологических и других комплексных проблем, имеющих неотъемлемую социальную составляющую.   Чтобы стала ясной необходимость использования когнитивного инструментария для решения сложных социальных проблем, нам придется начать с краткого экскурса в историю развития когнитивного подхода и его основных принципов .   Когнитивные проблемы — восприятие, познание и понимание действительности — волновали философов и психологов во все времена.

 

Но начавшееся после второй мировой войны бурное развитие кибернетики и вычислительной техники, появление в 50-е годы первых «думающих» машин, пытающихся решать логические задачи, играть в шахматы, понимать устную и письменную речь, переводить ее на другие языки, вынудили по-новому взглянуть на процессы мышления, познания и понимания. В середине 50-х годов в центре внимания оказался феномен знания и связанные с ним проблемы получения, хранения, обработки и репрезентации знаний как в голове человека, так и в компьютерной системе. Психологи вынуждены были пересмотреть свои взгляды на восприятие,  54   память, воображение, рассматривая их сквозь призму компьютерной метафоры деятельности мозга — устройства по переработке и хранению информации.   Историки полагают, что в 50-60-е годы в науке произошла когнитивная революция — смена научной парадигмы по Т.Куну. Как писал в 1991 г. известный специалист по теории искусственного интеллекта и когнитивной лингвистике Н.Хомский, «Когнитивная революция относится к состояниям разума/мозга и тому, как они обуславливают поведение человека, особенно — когнитивным состояниям: состояниям знания, понимания, интерпретаций, верований и т.п. Подход к человеческому мышлению и поступкам в этих терминах делает психологию и такой ее раздел, как лингвистика, частью естественных наук, занимающихся природой человека и ее проявлениями и в первую очередь — мозгом» [цит. по: 17, с.71].   Впервые центр когнитивных исследований был создан в Гарварде в 1960 г. К этой дате относят зарождение когнитивной науки (когнитологии) — междисциплинарного научного направления, объединяющего философию (теория познания), когнитивную психологию, нейрофизиологию, антропологию, лингвистику и теорию искусственного интеллекта. Г. Гарднер предложил схему взаимосвязей внутри когнитивной науки, приведенную на рис. 3.1 (сильные связи — сплошные линии, слабые — штриховые).

 

Локомотивом когнитивного содружества, конечно, является теория искусственного интеллекта — ведь за ней стоят стремительно развивающиеся отрасли промышленности, связанные с производством компьютеров и электроники, развитием сети телекоммуникаций. Поэтому в когнитологии доминирует технологический подход к изучению знаний, а критерием качества когнитивных теорий является практическая реализация. Теория искусственного интеллекта в когнитологии понимается весьма широко и включает в себя теорию информации, теорию принятия решений и в последнее время — теоретическую информатику. Развитие методов искусственного интеллекта являлось одним из условий создания пятого поколения ЭВМ. Однако период эйфории от успехов искусственного интеллекта, создания экспертных систем, полностью заменяющих человека в решении практических задач, в основном завершился, и в настоящее время ставятся более реалистические задачи — обеспечение технологического синтеза интеллектуальных возможностей человека и ЭВМ, разработка интерактивных систем визуализации информации, систем поддержки принятия решений [39, 51, 52].

 

Благотворное воздействие теории искусственного интеллекта испытали все науки, собравшиеся под когнитивным «зонтиком», но наибольший выигрыш получила психология.

 

Как указывает психолог Роберт Солсо, «между искусственным интеллектом и когнитивной психологией установились своего рода симбиотические отношения, где каждый выигрывает от развития другого. Ибо для того чтобы искусственным образом сделать точную копию человеческого восприятия, памяти, языка и мышления, нужно знать, как эти процессы происходят у человека. И в то же время развитие искусственного интеллекта дает новые возможности к пониманию человеческого познания» [29, с. 496].

 

Вышедшее в 1996 г.

 

на русском языке учебное пособие Р.Солсо «Когнитивная психология» достаточно полно освещает теоретические и прикладные аспекты данного научного направления, датой рождения которого принято считать 1967 г.- в этом году была опубликована монография У.Найссера (U.Neisser), озаглавившего свою книгу аналогичным образом [54]. За 30 лет стремительного развития когнитивная психология стала ведущим направлением психологии, а ее исследовательская методология распространилась практически на все предметные области — от нейролингвистики до классических исследований психических процессов и личности [6].  56   Последнее время психологи говорят уже о второй когнитивной революции, считая, что компьютерной метафоры мозга недостаточно и необходим комплексный анализ деятельности человека, когнитивный анализ эмоций, настроений. Преобладавшая в 70-80-е годы ориентация когнитологии на изучение реакций изолированных субъектов явно недооценивала роль социальных факторов.

 

Вторая когнитивная революция возвращает психологию к анализу действий «активных индивидов или групп, которые с помощью материальных или символьных средств решают все виды задач в соответствии с локальными стандартами корректности» [32, с. 4].   Когнитивная парадигма захватила не только психологию, но и лингвистику [17], осуществляет стремительную экспансию в педагогике, истории [1,9]. Следует иметь в виду, что популярность когнитивного подхода обусловлена не только глубиной и новизной идей, но и практическими успехами когнитологии — в промышленности, медицине, экономике реально действуют несколько тысяч экспертных систем, а элементы искусственного интеллекта используются практически во всех современных программных комплексах и, конечно, в обучающих системах.   «Не повезло» студентам-политологам. Уже разработан и действует ряд экспертных систем в области политологии (см. обзор в [14]). Ясно, что полностью полагаться на судьбоносные решения электронного оракула нельзя. Вдруг он предложит начать войну, да еще атомную. Политологам придется проверять путь рассуждений и обоснованность выводов, полученных экспертной системой, что требует знаний основ теории искусственного интеллекта.

 

К счастью, на русском языке имеется достаточно много литературы по данной тематике [5, 19, 23].   Значительно легче студентам-социологам. Экспертные системы в социальной сфере практически не применяются. Специалисты затрудняются назвать единственную причину подобного положения дел: одни полагают, что такие системы не нужны практике, другие считают, что нет экспертов, а конкуренты утверждают, что не существует социологических знаний.   Действительно, ответ на вопрос, что такое социологическое знание, совсем не прост. Наиболее часто встречающийся ответ выглядит примерно так: социологическими знаниями являются все 10 000 книг по социологии, начиная с О.Конта, плюс несколько миллионов статей, опубликованных в социологических журналах. Когнитологов подобный ответ удовлетворить не может. Дело в том, что для когнитологии характерен упрощенный, инженерный, технологичес-  57   кий подход к знаниям. Извлечением знаний из экспертов занимается инженер по знаниям (когнитолог, аналитик).   Что же такое «знание»? С точки зрения специалистов по инженерии знаний достаточно следующего определения: «Знание — это основные закономерности предметной области, позволяющие человеку решать конкретные производственные, научные и другие задачи, т.е. факты, понятия, взаимосвязи, оценки, правила, эвристики (иначе фактические знания), а также стратегии принятия решений в этой области (иначе стратегические знания)» [5, с. 9].   Наиболее распространено деление знаний на декларативные (знание — что) и процедурные (знание — как). Декларативное знание относится к знанию теоретического типа и предполагает умение объяснить, почему что-либо происходит. Процедурное знание является практическим знанием и означает какие-либо умения, навыки.

 

Например, можно хорошо ездить на велосипеде, но не уметь научить кого-либо и не знать устройства велосипеда. Казалось бы, декларативное знание предполагает и владение практическими навыками. То, что это далеко не всегда верно, следует из примера, который любят приводить американские когнитологи: прекрасные профессора экономики, начав практическую деятельность на рынке, моментально разоряются и, наоборот, преуспевающие бизнесмены, пытаясь передать свой опыт молодежи, не могут внятно прочитать ни одной лекции.  Процедурные знания в свою очередь могут быть:   • инструктивными (знание рецептов приготовления пищи, инструкций к бытовым приборам и т.д.);   • ситуационными (умение действовать в конкретных ситуациях).   Последние годы внимание ученых привлек третий тип знания, которые Шоттер назвал знанием «изнутри» — знание культуры данной социальной системы. Такие знания могут носить неявный характер, недоступный «непосвященным».   Как же хранятся знания в голове человека?

 

Когнитологи делят системы представления знаний на три основных типа: системы правил, семантические сети и структуры отношений.   Модели репрезентации знаний первого типа включают понятия и процедуры, закодированные в виде правил типа условие — действие. Правила могут использоваться для определения категориальной принадлежности объектов и для предсказания того, как члены категории будут меняться в ответ на какие-либо воздействия.

 

Модели этого типа чаще всего применяются в промышленных экспертных системах.

 

58   В моделях семантической организации знаний предполагается, что понятия существуют в памяти как независимые единицы, связанные сложной сетью связей (род — вид, часть — целое, логические и функциональные связи).

 

Среди структур отношений — третий тип представления знаний — наиболее популярна теория фреймов М.Минского, в которой предполагается, что «человек, пытаясь познать новую для себя ситуацию или по-новому взглянуть на уже привычные вещи, выбирает из своей памяти некоторую структуру данных (образ, прототип), называемую фреймом, с таким расчетом, чтобы путем изменения в ней отдельных деталей (слотов) сделать ее пригодной для понимания более широкого класса явлений или процессов» [21, с. 8].   Для обозначения организованных единиц стереотипной информации, которые создаются людьми в типовых ситуациях, Р.Шенк ввел понятие скрипта. В виде скриптов в памяти хранятся стандартные последовательности действий, а также «общепринятые» последовательности причинных связей [13, 37, 38].  3.2. Когнитивные карты   Когнитивные карты относятся к тому же классу систем представления знаний, что и фреймы. Интересно, что данный термин появился задолго до возникновения когнитологии в работе выдающегося американского психолога, представителя необихевиоризма Э.Толмена «Когнитивные карты у крыс и человека» (1948).

 

Анализируя поведение крыс в лабиринте, Толмен пришел к выводу, что в результате беганья по лабиринту у крысы формируется особая структура, которую можно назвать когнитивной картой окружающей обстановки. «И именно эта примерная карта, указывающая пути (маршруты) и линии поведения и взаимосвязи элементов окружающей среды, окончательно определяет, какие именно ответные реакции, если вообще они имеются, будет в конечном счете осуществлять животное» [31, с. 67].   Толмен предположил, что когнитивные карты определяют также поведение людей, и призывал к «расширению» когнитивных карт как к средству борьбы с избытком агрессивности — только так, по его мнению, можно научить людей адекватно ориентироваться в решении жизненных проблем.   Таким образом, когнитивную карту можно понимать как схематичное, упрощенное описание картины мира индивида, точнее ее фрагмента, относящегося к данной проблемной ситуации.  59   Психологи последнее время используют этот термин в узком смысле, только для описания пространственных отношений. Представляется, что термин «когнитивная карта» значительно теснее связан с общепринятым пониманием картины мира, чем введенные лингвистами понятия «фрейм» и «скрипт». Поэтому в дальнейшем будем использовать термин «когнитивная карта» в широком смысле, как это предусмотрено Толменом и принято в прикладных исследованиях.   Так что же, дату рождения когнитивного подхода следует отнести к 1948 г.? Нет, дело в том, что на творчество Толмена значительное влияние оказали идеи гештальтпсихологов, и именно в их работах следует искать истоки когнитивизма.   Один из основателей гештальтпсихологии выдающийся немецкий психолог М.

 

Вертгеймер выдвинул целый ряд революционных для своего времени идей, которые были осознаны другими исследователями спустя десятилетия, а некоторые идеи входят в научный оборот только в последние годы. Во вступительной статье к классической монографии Вертгеймера В.П. Зинченко отмечает: «Из описаний продуктивного мышления Вертгеймера следует, что главным в этом процессе являются не столько операционально-технические процедуры, направленные на решение уже сформулированной задачи, сколько сама формулировка задачи, постановка проблемы. Именно на этой стороне мыслительного процесса должно быть сконцентрировано внимание исследователей. К этому только сейчас приходят специалисты в области информатики и искусственного интеллекта.

 

Наиболее проницательные из них начинают осознавать, что будущие системы искусственного интеллекта смогут решать любые проблемы, но не смогут их ставить. Постановка проблем — это прерогатива человека…

 

Книга Вертгеймера, несомненно, поможет если и не преодолеть компьютерные метафоры в психологии и когнитивные метафоры в информатике, то во всяком случае существенно обогатить их содержание» [4, с. 25].   В заключении своей монографии М. Вертгеймер приводит ряд обобщающих положений, подытоживающих проведенные им исследования продуктивного мышления. Как утверждает Вертгеймер, анализ проблем, ситуаций требует не просто частичных, фрагментарных фактических истин, необходима структурная истина.

 

Соответственно продуктивное мышление заключается «…в усмотрении, осознании структурных особенностей и структурных требований, в действиях… в направлении улучшения ее структуры» [4, с. 270].

 

60   Здесь делается акцент на то, что неясные места, пробелы, нарушения следует рассматривать в соответствии с их местом и функцией в структуре проблемной ситуации. Основными операциями в продуктивном мышлении являются структурные группировки, изоляция, центрирование, при этом следует четко фиксировать изменения в динамической структуре. Отмечается также роль структурной транспонируемости и структурной иерархии.   Вертгеймер считает необходимым структурное понимание проблем, ситуаций. «При этом трансформация структуры часто взрывает и совершенно меняет прежнее видение проблемной ситуации.

 

Короче говоря, дело в том, что в продуктивных процессах структурные основания становятся действующими причинами» [4, с. 270].

 

Переход на новую точку зрения осуществляется внезапно, в результате озарения — инсайта.   В монографии М.

 

Вертгеймера отмечается роль теории графов в анализе структур (структура является также графом), подчеркивается важность процесса переструктурирования графов, т.е. ставится проблема визуализации информации.   Специалисты по когнитивной психологии [10, 12] считают, что каузальная (причинная) схема рисует путь размышлений человека о возможных причинах в связи с данным следствием.

 

Это обеспечивает человека средствами делать причинные атрибуции на основе ограниченной информации. Допускается также, что у каждого человека есть некий репертуар мыслительных моделей для анализа причин (множество каузальных схем).   Как показывают результаты исследований, выполненных в рамках когнитологии [28], человеческий ум для понимания проблем использует «универсальные объяснительные схемы, или когнитивные клише». Яркий пример универсальной объяснительной схемы — распространенный способ отношений к любым взаимодействиям с партнером, как в шахматной игре. Это готовая схема для понимания ситуаций, невольно навязывающих отношения конфронтации (один выигрывает, другой проигрывает или ничья), при этом обычно забывают, что возможны другие способы поведения: кооперативные действия, переговоры, при которых обе стороны остаются в выигрыше.   В.М.Сергеев отмечает, что в эпоху Великой французской революции важным элементом революционной политической культуры стала универсальная объяснительная схема, согласно которой трудности и неудачи являются результатом козней врагов революции [28].

 

Когнитивные клише — жесткое знание, являющееся коллективным социальным продуктом мышления. Одной из основ-  61   ных проблем когнитологии является выяснение того, каким образом формируются универсальные объяснительные схемы. В настоящее время считается, что этот процесс происходит в результате последовательного применения специальных процедур, удостоверяющих знания, из которых важнейшие — это метафоры (например, «метафора шахмат»), а также использования примеров, поскольку метафоры, не разъясненные примерами, повисают в воздухе [28].   Когнитивная карта может быть визуализирована в виде множества вершин, каждая из которых соответствует одному фактору или элементу картины мира индивида. Дуга, связывающая вершины А и В, соответствует причинно-следственной связи А -> В, где А — причина, В — следствие.   Связь А->В называется положительной (знак «+»), если увеличение А ведет к увеличению (усилению) В, а уменьшение А ведет к уменьшению В при прочих равных условиях.

 

Знак «-» над дугой А->В означает, что связь отрицательная, т.е. при прочих равных условиях увеличение А приводит к уменьшению (торможению) В и уменьшение А ведет к увеличению В.

 

В качестве примера когнитивной карты рассмотрим представления человека, находящегося в депрессии (рис. 3.2).   Приведенная на рис. 3.2 картина мира позволяет анализировать динамику развития депрессии. Предположим, что самооценка больного по каким-то причинам снизилась. Это ведет к усилению депрессии (связь имеет отрицательный знак). Усиление депрессии снижает возможность справиться с ситуацией самостоятельно, следовательно, увеличивается потребность в посторонней помощи, что в свою очередь еще больше снижает самооценку. Процесс повторяется снова и снова. Дела явно движутся в нежелательном направлении. Чтобы найти выход из казалось бы безвыходной ситуации, необходимо скорректировать картину мира. Следует убедить больного в том, что помощь других свидетельствует о любви к нему друзей и родственников, поэтому эта по-     мощь должна повышать его самооценку, а знак соответствующей причинной связи становиться положительным. В этом случае рассмотренная выше петля дает надежду, что со временем ситуация выровняется — случайное снижение самооценки благодаря действию петли будет компенсировано.   Когнитивные карты могут быть полезным инструментом для формирования и уточнения гипотезы о функционировании исследуемого объекта, рассматриваемого как сложная система. Для того чтобы понять и проанализировать поведение сложной системы, целесобразно построить структурную схему причинно-следственных связей.   Рассмотрим пример когнитивной карты для анализа проблемы потребления электроэнергии в регионе (рис. 3.3).

 

Ф. Роберте [26] считает, что исследуемую проблему достаточно полно можно описать семью факторами F, J, P, Q, R, С, U. Дугами на рис. 3.3 отмечены существенные причинно-следственные отношения, влиянием остальных можно пренебречь.   Дуга (Q, P) имеет знак » + «, так как улучшение окружающей среды ведет к увеличению числа жителей, а ухудшение состояния окружающей среды вызывает отток населения. Дуга (U, Q) имеет знак «-«, так как увеличение потребления энергии ухудшает состояние окружающей среды, а уменьшение потребления энергии благотворно сказывается на ее состоянии.

 

Дуга (P, U) имеет знак » + » ввиду того, что рост числа жителей     вызывает увеличение потребления энергии и, наоборот, уменьшение населения приводит к падению потребления энергии.   Рассмотрим взаимодействие факторов в контуре Р, U, Q, Р. Предположим, что численность населения возросла.

 

Это приведет к увеличению потребления энергии и, следовательно, ухудшит состояние окружающей среды, что в свою очередь приведет к уменьшению числа жителей.

 

Таким образом, влияние импульса в вершине Р будет компенсироваться действием контура Р, U, Q, P, и поведение системы стабилизируется.

 

Три фактора Р, U, Q образуют контур, противодействующий отклонению.

Do NOT follow this link or you will be banned from the site! Пролистать наверх