Плотинский ю м модeли социальных процeссов — изд 2-e пeрeраб и доп — м логос 2001 -296 с 7

167   процессов характерно моментальное озарение, субъективность восприятия, сравнительно высокая вероятность ошибки.

 

Эти процессы характеризуются опорой на чувство, интуицию, не всегда контролируются сознанием.

 

С.Ю.Маслов отмечал: «Правое полушарие заражено недоверием к разуму, левое — излишним к нему уважением. Достоинством левополушарного механизма является конструктивность, распространенным недостатком — поверхностность, беспочвенность. «Правое» может обладать большей глубиной, но часто заражено неумением и нежеланием действовать, создавать цивилизацию. Штольцевское начало, возможно, не дает человечеству застыть в бездействии, обломовское — утратить смысл своих действий» [10, с.

 

27]. Если для «левополушарных» процессов характерна некоторая догматичность, стремление к поиску деятельности, то «право-полушарный» механизм ориентирован на поиск новизны, уточнение целей деятельности. У каждого человека присутствуют оба типа психических процессов, что позволяет компенсировать их недостатки и удачно использовать положительные качества.   В.С.Ротенберг считает, что с помощью «левополушарной стратегии» любой материал (неважно, вербальный или невербальный) организуется так, что создается однозначный контекст, всеми понимаемый одинаково и необходимый для успешного общения между людьми. Отличительной же особенностью «правополушарной стратегии» является формирование многозначного контекста, который не поддается исчерпывающему объяснению в традиционной системе общения [18, с. 42]. Однако каждый человек тяготеет больше к тому или иному типу психической деятельности, и в обществе оба представленных типа сосуществуют одновременно. Предполагается, что в каждый момент времени в обществе доминирует один из перечисленных типов сознания, который затем сменяется противоположным типом, потом снова переход к предыдущему и т.д.

 

Оказывается, что для развития общества более выгоден именно режим попеременного доминирования то аналитических, то синтетических процессов. Применительно к социально-психологическому климату общества это означает, что он должен периодически изменяться: на протяжении какого-то отрезка времени доминирует «аналитический» стиль мышления со свойственной ему рационально-логической окраской, затем он уступает место «синтетическому» стллю, которому присуща эмоционально-интуитивная окраска, потом начинает доминировать «аналитический» стиль и т.п.

 

[14]. Доминирование одного психологического типа не может быть полным, абсолютным ввиду наличия недостатков, присущих  168   каждому из типов. Периодически наряду с доминированием встречается и равновесие между обоими типами.   В связи с этим имеет смысл процитировать любопытные мысли из писем Томаса Манна: «Вы, я полагаю, согласитесь со мной, если я скажу, что с модой на «иррациональное» часто связана готовность принести в жертву и по-мошеннически отшвырнуть достижения и принципы, которые делают не только европейца европейцем, но и человека человеком… Я человек равновесия. Я инстинктивно склоняюсь влево, когда лодка даст крен вправо, и наоборот…» [9, с. 61-62]. «Я представляю идею равновесия, и она-то и определяет мое, я сказал бы, позиционно-тактическое отношение к проблемам времени» [9, с. 75].   Маслов полагает, что «асимметрия механизмов освоения действительности может оказывать воздействие на процесс исторического развития не только через познающую личность, но и через системные свойства общества. Однако аккуратное рассмотрение вопросов реализации «левого» и «правого» механизмов в виде общественных подструктур (например, таких как «коллективное подсознание») не проводилось» [11].   Авторы данной концепции связывают периодичность в социо-культурной сфере со сменой поколений, считая, что стиль задается поколением людей, а перемена господствующего стиля возможна тогда, когда это поколение уйдет со сцены и уступит место другому поколению.   С.Ю. Маслов проанализировал колебания в социально-политическом климате России начиная с 1790 г. Был сформулирован ряд признаков, по которым следует судить о том, тяготеют ли настроения данного отрезка времени (интервал 5 лет) к тому или иному полюсу:   • Открытость общества для внешних взаимодействий характерна для доминирования аналитического начала, напротив, замкнутость, сепаратизм типичны для синтетического начала. Для оценки этих аспектов жизни общества можно использовать характер внешней политики государства, его внешнеторговых связей (увеличение импорта свидетельствует о росте открытости общества, сокращение импорта косвенно свидетельствует о тяготении к замкнутости).   • Преобладание добровольно-договорных начал в обществе говорит об аналитическом доминировании. Для синтетического доминирования характерен авторитарный стиль.

 

• Высокий престиж знаний типичен для аналитического типа (наоборот, низкий престиж знаний характерен для синтетичес-  169   кого периода). Для оценки этого фактора можно использовать динамику темпов роста численности школьников и студентов.   Для оценки того, к какому полюсу принадлежит общество на данном отрезке времени, Маслов ввел показатель «асимметрии», принимающий значение +1, если явно доминируют аналитические процессы, и значение -1 в том случае, если преобладают синтетические процессы. Для промежуточных ступеней тяготения социально-политического климата к тому или иному началу (скорее одно, чем другое) значение показателя равно ±0,5, нулевое значение показателя характеризует равновесное состояние в обществе.   График зависимости социально-политического климата общества от времени приведен на рис.

 

8.1,а. Оказалось, что колебания графика с XVIII века практически синхронны для России и ряда стран Западной Европы. Ранее Россия выпадала из этого «синхронизма», но с ростом обменов, контактов, коммуникаций подключилась к общеевропейскому социально-политическому процессу [14].   Аналогичные исследования в сфере искусства были проведены С.Ю.Масловым (архитектура, рис. 8.1, б) и В.М.Петровым (музыка, живопись, рис. 8.1, в). Причем если процедура измерений Маслова является приблизительной и субъективной, то в методике измерений О.Н. Даниловой и В.М.Петрова [14] для анализа музыкального творчества использовался метод шкальных    в) Стиль музыки и живописи  а) Социально-политический климат   170  Рис. 8.1. Динамика показателей асимметрии   оценок, даваемый несколькими группами экспертов-музыковедов.

 

Было выбрано семь признаков, по которым статистически достоверно можно оценивать музыкальное творчество:  • оптимизм, жизнерадостность — трагичность мироощущения;  • рациональность — интуитивность;   • тембровая одноплановость — обилие тембров, полутонов, нюансов;  • строгость формы — свобода формы;  • графичность письма — живописность, колористичность;   • преобладание среднего и верхнего регистров — весомая роль нижнего регистра;   • строгая логичность развертывания — спонтанность, экс-промтность.   Левый полюс оппозиции отнесен к «аналитическому» стилю музыкального мышления, правый — «синтетическому».

 

В [14] введен так называемый индекс асимметрии  ,, «ан ~ «синт Л — — ,  где геан и лсинт — число признаков, по которым оценка данных экспертом трактуется как свидетельство в пользу аналитичности или синтетичности соответственно. Значение JiT меняется от -1 (явное тяготение к «синтетическому полюсу») до +1 (явное тяготение к «аналитическому полюсу»).   Группой из 17 экспертов оценивались 102 европейских композитора XVII-XX веков. Анализ эволюционных зависимостей K(t) показал наличие двух тенденций:  1) роста синтетического начала (линейного тренда);   2) периодических колебаний на фоне линейного тренда — смены ориентации музыкального творчества с аналитической на синтетическую и наоборот.   Как указывается в работах В.M. Петрова, «история искусства… начинает все более обретать системность, стройные контуры, вписываясь и в систему естественно-научного знания, и в создаваемую единую картину изменений общественной жизни. Наблюдаемая синхронность изменений, происходящих в разных сферах жизни общества, вместе с разработкой количественных методов изучения таких изменений открывает новые перспективы перед исследованиями в области социального прогнозирования» [14].

 

Авторы объясняют наличие линейного тренда (нарастание тенденции) в искусстве своего рода компенсацией за рост рацио-  171   нального начала в обыденной жизни. Отмечена также тенденция постепенного роста плюрализма (увеличение разброса).   Вид временных зависимостей на рис.

 

8.1 и сравнение их с волнами Кондратьева показывают практическую синхронность волн, наблюдаемых в различных сферах духовной, политической и экономической жизни общества, что подтверждает гипотезу о целостном, системном характере эволюции общества.   Для исследования динамик изобразительного искусства были составлены две группы экспертов. Первая группа определила 22 гипотетических признака, каждый из которых представляет бинарную оппозицию — доминирование аналитических или синтетических процессов в творчестве художников. Кроме того, были составлены два «контрастных» списка, в каждом по 20 художников с ярко выраженным доминированием в их творчестве процессов указанного типа. В первый список (аналитический) попали Брюллов, Гольбейн, Давид, Дали, Дюрер, Малевич, Пикассо, Сезанн. Во второй список были включены Ван-Гог, Врубель, Делакруа, Рембрандт, Суриков, Шагал.   В качестве шкал использовались: стремление к нормативности — тяготение к своеобразию; статичность — динамичность; рациональность — интуитивность; строгость формы — свобода формы; лаконизм — богатство выразительных средств; графичность — колористичность; тяготение к холодным или теплым цветам.   Далее вторая группа экспертов оценила творчество всех 40 художников по 22 шестибалльным шкалам. Были выявлены 10 наиболее информативных шкал. По выбранным параметрам оценивалось творчество около 200 художников. Затем были рассчитаны и усреднены индексы асимметрии по всем художникам, творившим в данный момент времени.   Полученные данные показывают, что колебания индекса асимметрии для различных социокультурных процессов практически синхронны с волнами Кондратьева для индекса цен [15].

 

Авторы полагают, что в каждый данный момент времени общество нуждается в какой-то степени доминирования аналитических или синтетических процессов и в стиле мышления, и в стиле общения, и в стиле художественного творчества.

 

Коммуникации в обществе, взаимопонимание людей требуют единомыслия. Однако единомыслие не должно быть абсолютным, желательно наличие людей с другим типом мышления. Дело в том, что ни один тип мышления не может доминировать слишком долго, так как возможности каждого из них ограничены. Постепенное привыкание, автоматическое использование апробированных когнитивных  172   схем может со временем привести к значительному снижению творческого потенциала общества.

 

Ну а периодичность колебаний, по мнению авторов, обусловлена сменой поколений. Каждое поколение господствует 20-25 лет, что и образует волны периодом 40-50 лет.

 

Полупериод 20-25 лет позволяет формализовать понятие «эпоха» и присущий ей собственный стиль. На протяжении одной эпохи не происходит смены социально-политического климата, стилей художественного творчества.

 

Говоря о смене стилевых ориентации, Ю.М.Лотман утверждал, что «…каждая тенденция действует на фоне противоположной, а перевозбуждение одной какой-либо тенденции закономерно ведет к ее торможению и возбуждению противоположной».

 

Тесная взаимосвязь различных сторон духовной жизни общества обуславливает почти одновременное переключение различных областей, так как области, «созревшие» для перемен раньше других, «подталкивают» изменения в других областях. Различные области духовной жизни связаны друг с другом через психическую жизнь человека, которая интегрирует в себе различные культурные веяния. Самосогласованность психической жизни, отсутствие в ней противоречий требуют синхронизации социально-психологических процессов.

 

Модель В.Бюля. К таким же выводам совершенно независимо пришел профессор социологии Мюнхенского университета В.Бюль. В 1987 г. он опубликовал монографию «Динамика культуры», в которой рассматривает культуру как социально обусловленную схему постижения мира и образцов человеческого поведения. Бюль использует для обоснования своей модели культурной динамики учение о нейрофизиологической структуре работы человеческого мозга. Ход европейской культуры в XX веке Бюль считает соответствующим циклической модели Кондратьева [2].   В первой фазе цикла высокая конъюнктура, хозяйственный рост, увеличение благосостояния кажутся установленными навсегда, отмечается экспансия Я, порыв к эмансипации, восстание против авторитетов, освобождение от «систем».

 

Во второй фазе цикла начинается хозяйственный кризис, который сопровождается, с одной стороны, сверхактивным терроризмом, а с другой — пассивным нарциссизмом.

 

В последней фазе цикла — депрессии — доминирует стремление к покою и безопасности.   В.Бюль полагает, что понятие кризиса культуры является несколько надуманным, «кризис культуры — это лишь оборотная сторона фетишизированного понятия культуры …

 

оно резко  173   указывает на определенное объективное или субъективное содержание» [2, с. 141].   Культуры — это социально-обусловленные системы постижения окружающего мира и образцов человеческого поведения, которые свойственны человеческим сообществам, приспосабливающимся к меняющемуся экономическому окружению, а также целям и средствам других сообществ. Культура стерильна, если она более не входит во взаимодействия с другими культурами и если она не может более перерабатывать чуждые импульсы. Культура слаба и зависима (но способна к приспособлению), когда она реагирует лишь рецептивно. Сильная, активная культура всегда отмечена культурным империализмом [2, с. 142]. «В целом мы определяем ее как многоуровневую систему, исходящую из простой полярной конструкции, а именно из диаметральной противоположности флуктуирующего символизма — с одной стороны, и генетически фиксированной программы поведения — с другой».   Модель де Грина. Американский ученый К. де Грин считает, что феномен Кондратьева отражает системный процесс эволюции и структурных изменений в социотехнической макросистеме, характерной для индустриальной революции, начавшейся в конце XVIII века. Феномен Кондратьева относится не только к экономике (изменение экономических показателей наиболее наглядно и очевидно), но затрагивает также социальные, технологические, экологические, психологические и политические сферы общества. Де Грин отмечает, что феномен Кондратьева свойственен не только капиталистической, но и социалистической экономике и, следовательно, характерен для индустриальной цивилизации. Этот феномен является следствием коллективного поведения наций, все более тесно связываемых информационными и транспортными коммуникациями, общими технологиями и моделями образования (табл. 8.1).   Жизненный цикл многих созданий человека — концепций, принципов, институтов, технологий, продуктов и т.д.- тесно связан с волнами Кондратьева. Действительно, для изобретения в различных сферах жизни характерны такие фазы, как начало, распространение, достижение максимального успеха и фаза регресса, вызванная заменой на более новую и, кажется, более предпочтительную инновацию.   Де Грин отмечает, что его взгляды близки к идеям Валлер-стайна и его коллег, делающих упор на холистическом подходе к изучению пространственно-временных целостностей в рамках движения «мир-система» [26]. Близкую позицию занимают Мень-  174   ся  Таблица 8.1. Макропсихологические черты четырех фаз циклов Кондратьева (по де Грину [25])  Фаза   Восприятие прямой угрозы   Восприятие благоприятной возможности   Творческая активность   Обучение   Тревога   Стремление к риску   Мотивация, мораль, удовлетворение работой   Отчуждение и падение нравов   Ценности   Процветание   Слабое   Ограничено   Колеблется, затем уменьшается   Падает   Низкая   Падает   Падает   Растет   Космополитические   Спад   Растет   Очень ограничено   Низкая   Низкое   Достигает максимума   Низкое   Низкая   Наибольшее   Консервативные   Депрессия   Падает от максимума   Расширяется   Увеличивается до максимума   Увеличивается   Уменьшается   Растет   Растет   Падает   Экономические   Восстановление   Падает   Широкое   Поддерживается на высоком уровне   Высокое   Низкая   Высокое   Высокое   Низкое   Конфликтные   шиков и Клименко: «Рассматривая различные концепции длинных волн, мы обнаружили одну интересную их особенность. Стремясь выдвинуть на первый план какое-то свое особое объяснение больших циклов, они охватывают лишь одну сторону очень сложного, комплексного процесса волнообразного развития общества. Но чтобы реалистически и как можно полнее описать внутренний механизм длинной волны, необходимо, по-видимому, исходить из предположения о мультиказуальности данного процесса» [12, с. 253]. Авторы указывают, что ответы на многие спорные вопросы теории цикличности могут дать только дальнейшие междисциплинарные исследования на стыке экономики, политологии, социологии, социальной психологии и других наук, изучающих общественную жизнь.   Следует отметить, что подобные исследования иногда не без оснований обвиняются в излишнем схематизме, чрезмерном ре-дукционизме, некритическом следовании позитивистским концепциям в искусствоведении, рассматривающим искусство как результат выражения естественных задатков человеческой натуры и воздействия на них окружающей среды.   Ряд авторов рассматривают изменчивость во времени как необходимое условие существования культуры. В качестве примера приводится феномен моды, который характеризуется подражательностью, стремлением к новизне и обновлению [13].   В истории бывали ситуации, когда необходимость изменений в моде регламентировалась. Так, в конце XVIII века в России по-велевалось, «чтобы всякий цвет сукна в употреблении находился не более года… Совершенно очевидно, что смена цвета сукна не продиктована стремлением приблизиться к некоторому общему идеалу истины, добра, красоты или целесообразности. Один цвет сменяется другим только потому, что тот был старый, а этот новый. В данном случае мы имеем дело в чистом виде с тенденцией, которая более замаскированно широко проявляется в культуре людей» [8, с.

 

161-162].   Анализируя колебания характеристик женской одежды в странах Западной Европы на протяжении XVIII-XX веков, Кребер выявил периодичность изменения таких характеристик платья, как высота его края от уровня пола, длина и ширина выреза, объем талии и т.д. [13].   Явления периодичности в духовной сфере, связанные с «самоценностью» новизны, новаторства в искусстве, отмечались многими теоретиками искусства. Так, Поль Валери писал, что «всякий классицизм предполагает предшествующую романти-  176   ку… Сущность классицизма состоит в том, чтобы прийти после. Порядок предполагает некий беспорядок, который им устранен» [3, с. 441].  Задачи и упражнения   1. Как соотносятся фазы доминирования синтетического и аналитического стилей с фазами волн Кондратьева?  2.

 

Является ли теория П.Сорокина циклической?   3. Можно ли вывести принцип предела из чисто системных предпосылок?   4. К какому стилю мышления вы тяготеете — синтетическому или аналитическому?   5. Какие социально-психологические факторы в модели де Грина носят чисто когнитивный характер?

 

6. Могут ли когнитивные факторы вызвать экономические изменения?   7.

 

В модели Гольдстайна (см. § 7.4) слишком велика роль экономического базиса. Попробуйте включить в нее когнитивные факторы (кроме социальной памяти).

 

8. Какие научные принципы неявно использованы в цитате Н.Макиавелли на с.124?   9. Изучение динамики социокультурных процессов часто производится в рамках бинарных оппозиций. Является ли такой подход универсальным?   10. В рассматриваемых в данной главе моделях не учитывается эффект запаздывания. Приведите примеры действия эффекта запаздывания в социокультурной сфере.

 

11. Рассмотрите модель смены поколений с учетом запаздывания реформ в сфере образования. Как сказывается эффект запаздывания на длительности «политической жизни» поколения?

 

12. Может ли формирование завышенных ожиданий (эффект опережения) быть причиной волновых процессов?  Литература  1. Блок А. Собр.

 

соч.: В 8 т.

 

M., 1960. T. 3.   2. Бюль В.Л. Изменение культуры: к динамической социологии культуры // Общественные науки за рубежом. 1989.

 

№3. С.141-145.  3. Валери Поль. Об искусстве. M., 1976.

 

4.

 

Гуревич А.Я. Предисловие к сборнику // Одиссей. Человек в истории. M., 1989.  5.

 

Кондратьев Н.Д. Проблемы экономической динамики. M., 1989.  6. Коул M., Скрибнер С. Культура и мышление.

 

M., 1977.

 

7. Лосев А.Ф.

 

История античной эстетики: В 8 т. M., 1981. T. 2.  177   8. Лотман Ю.М., Успенский В.А. О семиотическом механизме культуры // Труды по знаковым системам (Ученые записки Тартуского государственного университета. Вып.

 

284). Тарту, 1971. Вып. 5.

 

9. Манн T. Письма. M., 1975.   10. Маслов С.Ю. Асимметрия познавательных механизмов и ее следствия // Семиотика и информатика. M., 1983. Вып. 20.   11.

 

Маслов С.Ю. Теория дедуктивных систем и ее применение. M., 1986.

 

12. Меньшиков С.М., Клименко А.А.

 

Длинные волны в экономике.

 

Когда общество меняет кожу. M., 1989.  13. Моль Д. Социодинамика культуры. M., 1973.   14. Петров В.М., Бояджиева Л.Г. Перспективы развития искусства: методы прогнозирования.

 

M.: Русский мир, 1996.

 

15. Петров В.М., Голицын Г.А. Полувековые циклы в социокультур-ной динамике //Формирование новой парадигмы обществоведения. M., 1996. С.85-96.   16. Петров В.М. Перестройка — волевое решение или социально-психологическая потребность общества? //Радуга. 1989. № 9. С. 73-83.   17. Плотинский Ю.М. Базовые принципы социокультурной динамики П.А.Сорокина// Возвращение Питирима Сорокина. Материал Международного симпозиума, посвященного 110-летию со дня рождения П.А. -Сорокина. M., 2000.

 

С.

 

206-212.   18. Ротенберг B.C. Две стороны одного мозга и творчество //Интуиция, логика, творчество.

 

M., 1987. С. 36-53.  19. Сорокин П. Главные тенденции нашего времени. M., 1993.  20. Сорокин П. Человек.

 

Цивилизация. Общество. M., 1992.  21. Спрингер С., Дейч Г. Левый мозг, правый мозг. M.: Мир, 1983.  22. Штомпка П. Социология социальных изменений. M., 1996.   23. Эволюция, культура, познание /Отв. ред. И.П.Меркулов M.: ИФ-PAH, 1996.

 

24. Goldenweiser A. The Principle of Limited Posibilities //Journal of American Folklore. 1913. Vol. 26. P.259-290.   25. Green K. B. de. The Kondratiev Phenomenon: A Systems Perspective // Systems Research. 1988. Vol. 5. № 4. P. 281-298.   26. Green K.B. de. Cognitive Models of International Decisionmaking and International Stability // Systems Research. 1987.

 

Vol.

 

4. № 4. P. 251-267.   27. Martindale C. The Clockwork Muse: The Predictability of Artistic Change. N.Y.: Basic Books, 1990.   28. Sorokin P. Social and Cultural Dynamics. N.Y.: The Bedminster Press, 1962. Vol. 1-4.  178   Глава 9.

 

Инновационные процессы 9.1. Основные понятия инноватики   Инновация (от позднелатинского innovatio — новация, новшество, нововведение) в широком смысле слова означает новый способ что-либо делать.

 

Понятие инновации включает в себя открытие — приращение знания и изобретение — новый способ использования существующих знаний. Впервые термин «инновация» начал использоваться в антропологии и этнологии в XIX веке и первоначально означал процесс введения элементов одной культуры в другую.   Инновации в одной сфере жизни социума могут вызывать совершенно неожиданные изменения и в других сферах. Так, некоторые ученые полагают, что изобретение стартера, позволившее женщинам самостоятельно заводить автомобиль, привело к тому, что женщины занялись бизнесом, а это в свою очередь открыло дорогу эмансипации.   Значительное влияние на общество могут оказывать нововведения в сфере культуры и особенно идеологии. Считается, что вера в неизбежность прогресса способствовала развитию Европы в XVII-XIX веках.

 

Нововведения, как необходимые условия перемен, играют все большую роль в нашей жизни. Появилось даже новое научное направление «инноватика» [9], наиболее важная проблема которой — изучение процессов распространения нововведений.   Диффузия — процесс распространения инноваций внутри данной социальной системы, а также от одной социальной системы к другой. Если в былые времена процесс распространения какого-либо нововведения занимал несколько столетий, то в конце XX века развитие средств коммуникаций, снятие информационных барьеров способствовали резкому ускорению процессов диффузии. Следующий «большой скачок» будет связан с развитием компьютерных сетей связи.   Американский социолог П.Друкер (P.

 

Drucker) выделил семь основных источников нововведений:   1) неожиданное изменение ситуации, чей-то успех или неудача, реакция на непредвиденное внешнее воздействие;   2) несоответствие между изменившейся реальностью и представлениями, ожиданиями людей;   3) выявление недостатков в ходе, ритме, логике какого-либо процесса;  179   4) изменения в структуре производства или потребления;  5) демографические изменения;   6) изменения в общественном сознании (настроения, установки, ценности);  7) появление нового знания [ 5 ].   Далеко не каждое появление нового знания вызывает процесс диффузии. Огромное число изобретений во всех сферах жизни социума просто игнорируется. Как утверждает А.Грублер, анализ нескольких сотен масштабных технических инноваций за последние два столетия показывает, что между изобретением и началом распространения инновации имеется временной лаг (запаздывание) длительностью от 15 до 40 лет. Более того, осуществление одного или нескольких успешных внедрений (инноваций) не гарантирует последующей диффузии. Поэтому Грублер предлагает различать триаду — изобретение, инновацию и диффузию, понимая собственно под инновацией процесс начального внедрения изобретения.

 

По его мнению, изобретательская и инновационная деятельность создают потенциал для изменений.

 

И только процесс диффузии преобразует этот потенциал в изменение социальной практики [14].   П. Друкер полагает, что временной разрыв между рождением нового знания и освоением его рынком составляет примерно 25- 30 лет. Эта закономерность остается устойчивой константой для всей истории цивилизации и, по-видимому, внутренне присуща природе знаний. Интересно, что T.Кун также утверждал, что новая научная теория становится новой парадигмой не ранее, чем через 30 лет. Его концепция эволюции науки как смены парадигм — способов постановки проблем и методов их решения — широко используется в инноватике. Говорят о необходимости смены традиционной парадигмы организации, университета [10].   Ряд ученых предлагает отличать инновацию от простого улучшения, локального усовершенствования продукта или процесса. Инновация требует для своего внедрения комплекса организационно-технологических изменений, реорганизации производственного процесса, обучения персонала, изменения поведения потребителей.   И.В.Бестужев-Лада считает, что «нововведение можно опе-рационно определить как такую разновидность управленческого решения, в результате которого происходит существенное изменение того или иного процесса, явления — технического, экономического, политического, социального или иного [2, с. 18].   Специфика инноваций в различных сферах жизни общества существенно затрудняет формулировку единого, удобного для всех  180   случаев определения. Значительным разнообразием отличаются и процессы диффузии, которые Д.Шон предложил типологизи-ровать следующим образом:   1. Модель «центр — периферия». Распространение нововведения осуществляется и контролируется из одного центра. В этом случае эффективность процесса зависит от энергии и ресурсов центра, от его умения создавать и контролировать обратные связи. Данная модель имеет два варианта:   • модель магнита (например, в передовые страны Запада приезжают представители развивающихся стран, осваивают там какие-либо нововведения и, возвращаясь на родину, внедряют их);   • модель «средневекового барда», который путешествуя демонстрирует и внедряет нововведения.   2. Модель размножения центров.

 

В этой модели по-прежнему главную роль играет центр, но процесс управления децентрализуется. На местах создаются локальные центры, которые самостоятельно распространяют нововведения, учитывая местную специфику. Д.Шон считает, что по этой модели распространялись колониализм и коммунизм. Эту же модель использует компания Coca-Cola и многие другие транснациональные корпорации [19].   3. Роджерс проанализировал более 500 процессов диффузии и выделил следующие пять стадий процесса принятия инноваций [18]:   1) осведомленности — индивид знает о новой идее, но не имеет достаточной информации;   2) интереса — индивид заинтересовался идеей и ищет дополнительную информацию;   3) оценивания — индивид принимает решение, оценивая пользу от нововведения в настоящем и будущем;  4)опробования;  5) усвоения.

 

Скорость диффузии, по мнению Роджерса, также определяется пятью основными факторами:  1) относительными преимуществами новинки;   2) совместимостью с окружающей средой, существующими ценностями и прошлым опытом;  3) сложностью освоения;   4) возможностью опробования до принятия окончательного решения;   5) коммуникационной наглядностью — степенью, с которой результаты инновации могут быть увидены и оценены другими людьми.  181   Процессы диффузии инноваций в различных сферах жизни общества имеют свои специфические черты и особенности. В социальной культурологии инновация понимается как изобретение новых идей, образов, принципов действия, политических и социальных программ, выработка новых форм деятельности, организации общества или его институтов, появление нового стиля мышления или чувствования. Носителями новаторства могут выступать пророки, мудрецы, правители, деятели культуры, ученые или новаторские группы, стремящиеся повысить свой статус, выделиться в данном обществе, часто являющиеся в нем «авангардом», «диссидентами» или «маргиналами» [6, с.

 

292]. Среди носителей новаторства часто оказываются выходцы из других стран, а также представители активных слоев общества, не находящие себе достойного места в существующей общественной системе.   Эффективность диффузии нововведений во многом определяется социальной детерминацией, т.е. тем, насколько общество созрело для принятия новинки [6]. Общество может жаждать перемен, но может и устать от неразберихи, вызванной внедрением предыдущей инновации. Спрос на новации зависит также от фазы жизненного цикла социальной системы.   Проблемы исследования диффузии инноваций являются весьма актуальными для современной экономики. По мнению экономистов, диффузия нововведений представляет собой «процесс передачи новшества по коммуникационным каналам между членами социальной системы» [4, с.

 

31].

 

Новшествами считаются идеи, изделия, решения, технологии и т.д., являющиеся новыми для данного хозяйственного субъекта. Форма и скорость процесса диффузии зависят от мощности коммуникационных каналов и особенностей восприятия информации действующими субъектами.   Экономисты, следуя теории подражания французского социолога Г.Тарда, рассматривают процесс распространения нововведения как имитацию хозяйствующими субъектами новых удачных решений в процессе социального обучения. Как показало моделирование процесса распространения новых технологий, новаторы открывают новые технологии, но их реакция зависит от выбора имитаторов.

 

Наиболее важен выбор, который делают ранние (пионерные) имитаторы. Чем больше число пионерных имитаторов, тем выше вероятность доминирования новой технологии.   Наиболее важной в практическом отношении ветвью иннова-тики является исследование процессов распространения новых товаров — главной задачи маркетинга. Предприятие может придерживаться различных стратегий действий на рынке:  182   1) стратегия пионера — предприятие создает продукт, формирует его рынок, рискуя понести значительные потери, если новинка не будет пользоваться спросом.

 

В том случае, если новинка станет товаром — лидером, предприятию обеспечено длительное процветание;   2) стратегия «идущего поезда» — фирма создает имитацию популярного продукта.

 

В этом случае успех определяется согласованностью действий конкурентов;   3) стратегия «и я тоже» — предприятие стремится улучшить, модифицировать уже известные товары, пользующиеся большим спросом [1].

 

Первая и третья стратегии характеризуются острой конкурентной борьбой изготовителей новой продукции за внимание потребителей. В первом случае процесс диффузии инновации только начинает разворачиваться.

 

Стратегия «и я тоже» целесообразна в стадии насыщения рынка.

 

Наибольшая доля рынка завоевывается во время фазы роста, когда большинство фирм вслед за лидером выбирают стратегию «идущего поезда».

 

Именно согласованность действий конкурентов, обусловленная процессами самоорганизации, и обеспечивает подлинный успех новинки.   Значительная часть работ в области инноватики рассматривает процесс диффузии нововведений как процесс обучения данной социальной системы (общества, института, фирмы, индивида). Процесс обучения включает в себя инновационное восприятие, оценку и принятие решений, т.е. целый спектр когнитивных факторов. Наиболее последовательно эта линия исследований проводится в социокогнитивной теории американского социального психолога А.Бандуры [11]. Рассматривая социальные аспекты инноватики, американский ученый анализирует влияние нововведений на формы потребления, виды досуга, отдыха и в целом на изменение жизненного стиля.

 

Он считает необходимым отдельное рассмотрение процесса знакомства с новинкой и процесса ее адаптации, т.е. практического использования. По его мнению, успешная инновационная программа должна содержать четыре элемента:  1) выбор оптимального момента для внедрения новинки;  2) предварительная подготовка благоприятных условий;  3) обеспечение эффективной демонстрационной поддержки;   4) активное использование примеров успешного применения новинки, учитывающее когнитивные возможности потенциальных последователей, предполагаемое распределение выигрыша между членами социальной системы.  183   При прогнозировании решений, принимаемых индивидом, необходимо учитывать уровень его информированности, заинтересованности, понимания, имеющиеся у него ресурсы. Важную роль играют также процессы перехода от начальной неопределенности к последующей убежденности, индивидуальное восприятие риска.   А. Бандура подчеркивает неоправданность слепого поклонения новизне как таковой. Слишком велика доля скороспелых, недоработанных новинок, многие из которых не дают ожидаемого эффекта, а иногда приносят ощутимый вред.  9.2.

 

Модели диффузии инноваций и логистического роста   Методы диффузии инноваций могут быть распространены и на изучение динамики антисоциального поведения — форм коллективного протеста, тактики террористов, распространения наркотиков и т.д. Антисоциальные движения нередко возникают как оппозиция происходящим переменам, вызванным какой-либо инновацией. В качестве примера обычно приводят движение луддистов, которые между 1811 и 1816 гг. разбили немало текстильных машин, что лишь ненадолго замедлило развитие английской легкой промышленности. Менее известно аналогичное движение под руководством капитана Свинга, пытавшегося теми же методами остановить процесс распространения сельскохозяйственной техники (механических молотилок). На рис. 9.1 пред-   К- 250     240     180     ‘ tm — 23 ноября At = 13 дней  120     60       О  8 ноября 18 ноября 28 ноября 8 декабря  Рис. 9.1. Динамика движения протеста в Англии в 1830 г. [14]   184     ставлены данные о динамике этого процесса, протекавшего всего месяц — с 8 ноября по 8 декабря 1830 г.   Точки на графике показывают, сколько машин было разрушено в данный день плюс число машин, уже сломанных к этому времени. Удивительно, что львиная доля машин была уничтожена всего за десять дней (с 18 по 28 ноября), что говорит о высокой эффективности социальных сетей коммуникаций — ведь в те времена в сельской Англии не было современного транспорта и средств связи [14].

 

Стоит обратить внимание на то, насколько хорошо логистическая кривая (показана сплошной линией) описывает динамику стихийного протеста. Эмпирический анализ огромного числа природных, технико-экономических и социокультурных процессов показал, что динамика процессов их роста, развития, распространения подчиняется логистическому закону. На рис. 9.2 приведена динамика развития сетей транспорта и коммуникаций в США, подчиняющаяся логистическим закономерностям.    1800 1820 1840 1860 1880 1900 1920 1940 1960 1980 2000   Годы Рис.

 

9.2. Динамика развития инфраструктуры США [14]   Для того чтобы понять сущность механизма, формирующего логистическую кривую, необходимо построить содержательные и формальные модели исследуемых процессов. Начнем с более простого случая — модели неограниченного экспоненционального роста.   Модель экспоненциального роста численности популяции. Обозначим через г/( численность популяции к моменту времени t. Если измерять значение г/( только в дискретные моменты времени (например, раз в год), то прирост численности популяции в год равен (yt — yt J. Если считать, что условия благоприятны для  185   развития популяции,- ресурсы неограничены, враги отсутствуют, то можно предположить, что прирост численности популяции пропорционален достигнутой численности. Это содержательное предположение может быть формализовано в виде следующего уравнения:  где а — коэффициент пропорциональности. Такие уравнения называются разностными.   Покажем, каким образом формируется механизм экспоненциального роста. Действительно, уравнение (9.1) легко преобразуется к уравнению  yt=yt-1 + ayt-l = (l + a)yt-l, (9.2)  из которого видно, что каждое последующее значение yt умножается на фиксированную константу (1 + а). Таким образом, значения yf являются геометрической прогрессией и, следовательно, y(t) растет экспоненциально (как функция е’).   О геометрической прогрессии как о законе роста населения писал T. Мальтус (1766-1834). Используя его модель, Ч.Дарвин рассчитывал потенциальные возможности роста разных популяций. Согласно его расчетам, число потомков одной пары слонов через 750 лет может достичь 19 млн.   Значительно быстрее размножаются бактерии.

 

Если одна бактерия в благоприятной среде делится каждые 20 мин., то при сохранении таких темпов деления потомство этой бактерии всего за 36 ч сможет образовать массу, которая покроет земной шар сплошным слоем толщиной 30 см, а еще через 2 ч толщина этого слоя достигнет 2 м [3].   Ясно, что процессы экспоненциального роста не могут длиться долго. Но на коротком временном интервале процессы роста могут быть описаны экспоненциальной кривой. Так, в 1937 г. на небольшой остров у побережья США завезли 8 фазанов, а через 6 лет популяция насчитывала уже 1898 птиц. Первые четыре года рост численности фазанов хорошо описывался экспоненциальной зависимостью. К сожалению, в начале войны на острове были размещены войска, ежегодный учет прекратился, а фазанов съели [3].   Модели логистического роста. Известно, что многие процессы в природе и обществе имеют пределы возможных изменений, в первую очередь из-за ограниченности ресурсов. Возвращаясь к диффузии инноваций, естественно предположить, что распространение нововведений ограничено емкостью данного сегмента рын-  186   ка, возможностями целевой группы. Одним из главных факторов, определяющих скорость процессов диффузии, является межличностное общение между сторонниками данной новинки и теми, кто еще колеблется или вообще ничего не слышал о предлагаемом нововведении.

 

Если обозначить число людей, принявших инновацию к моменту t, через yt , то число лиц, которых, в принципе, можно еще сагитировать, составит M — yt , где M — емкость рынка, максимально возможное число лиц, способных адаптировать данное нововведение.

 

Можно считать, что прирост числа сторонников новинки пропорционален числу встреч между сторонниками новинки и сомневающимися. Число таких встреч пропорционально произведению yt (M — yt)*.   Формализация этих содержательных предположений приводит к следующему разностному уравнению:  У, -0,-, -ay,.! (M -yt-J, (9.3)  где а — коэффициент пропорциональности.   Решением этого уравнения является логистическая функция, а само уравнение называется логистическим (более подробно технические детали описаны в § 12.1). Впервые логистическая модель как модель роста народонаселения была предложена бельгийским математиком П.Ф.Ферхюльстом в 1838 г. В теории инноваций логистическую модель иногда называют моделью Фи-шера-Прея.

 

Логистическую S-образную кривую иногда называют кривой Перла — по имени американского демографа P. Перла (1870-1940), который провел огромное число эмпирических исследований роста различных организмов и популяций. Он обнаружил, что по логистическому закону увеличивается вес тыквы, растет число дрожжевых бактерий, росло народонаселение США до 1940 г. Позже выяснилось, что S-образные кривые хорошо описывают процессы замещения одной техники другой, смену технологий, эволюционные процессы в экономической и социокультурной сферах.   Биологи дают логистическому уравнению несколько иную содержательную интерпретацию. Если в правой части уравнения (9.3) раскрыть скобки, то получим  * Рассмотрим в качестве примера ситуацию, в которой 10 человек уже приняли новинку, а 20 — колеблются. Если предположить, что каждый сторонник новинки может встретиться со всеми сомневающимися, то общее число таких встреч равно 200.  187   (9.4)     Первое слагаемое правой части уравнения означает, что прирост численности популяции пропорционален достигнутой численности. Второй член (- a{/f-j) формализует утверждение — прирост обратно пропорционален квадрату численности популяции. Биологи приводят следующие доводы в пользу данного предположения: чем больше число встреч между особями, чем выше плотность популяции, тем выше вероятность заболеваний, конфликтов, иначе говоря, выше «сопротивление среды», а значит, меньше прирост численности популяции*.   Попробуем проанализировать действие логистического механизма с помощью петель обратной связи.

 

Как видно из рис.

 

9.3, данная причинно-следственная модель имеет две петли обратной связи.

 

Действие расположенной справа петли положительной обратной связи постепенно ведет к экспоненциальному росту численности популяции.

 

Слева на рис. 9.3 изображена петля отрицательной обратной связи, действие которой призвано стабилизировать процесс на уровне насыщения. Результирующая динамика процесса определяется поочередным доминированием петель. Сначала, пока процесс не дойдет до середины (М/2), доминирует петля положительной обратной свя-  Прирост численности популяции      Численность популяции У,    Возможности для роста  численности популяции  аМу,   Рис. 9.3. Диаграмма логистического уравнения  * Читатель вправе задать вопрос: почему раскрытие скобок способно приводить к другой содержательной интерпретации? Все дело в том, что возможности математического языка ограничены. Как заметили когнито-логи, сентенции — стакан наполовину пуст и стакан наполовину полон — для математики эквивалентны, что может оказаться неверным с содержательной точки зрения.  188   зи. После прохождения центра симметрии доминирующее влияние оказывает петля отрицательной обратной связи [17].   Конечно, приведенные утверждения нельзя назвать совершенно очевидными.

 

Более подробное изложение возможностей качественного анализа поведения систем с помощью петель обратной связи дается в разд. 3.

Чтобы у читателя не сложилось впечатление, что все процессы роста описываются логистическим уравнением, рассмотрим кривую Гомперца, названную в честь английского статистика и математика XIX века. Б.Гомперц, исследуя уровни смертности, распределение доходов и др., установил, что в ряде случаев их динамика описывается кривой у = аь , где коэффициенты а и Ъ удовлетворяют условиям: 0

Do NOT follow this link or you will be banned from the site! Пролистать наверх