Социология парадигмы чeрeз призму социологичeского воображeния учeб для вузов кравчeнко с а — 2-e изд м экзамeн 2004 624 с 23

Гарольд Гарфинкель (Garfinkel) родился 29 октября 1917 году в семье  бизнесмена, занимавшегося продажей домашней утвари семьям иммигрантов.  Отец настаивал на том, чтобы сын включился в торговлю и продолжил его дело.  Юный Гарфинкель действительно стал помогать отцу, но параллельно стал  учиться в экономическом колледже. Так получилось, что многие из его  учителей только что окончили Колумбийский университет. У них не было  практического опыта, но они были сильны в социальных теориях и сумели  привить к ним такой интерес у студента Гарфинкеля, что он начал посещать  дополнительные курсы по социологии, предназначенные для будущих  специалистов социальных наук. По окончании колледжа Гарфинкель поступает  в университет Северной Каролины, где продолжает заниматься социологией,  особо увлекаясь теорией.  В 1942 году Гарфинкель был призван на военную службу.

 

Там он  занимался подготовкой к танковым сражениям.

 

Но реальных танков на учении  задействовано не было — одни муляжи.

 

В этих условиях приходилось вести  «борьбу» с представляемой техникой противника. Возможно, здесь впервые на  основе уже полученных знаний по социальным наукам и сформировавшегося  социологического воображения Гарфинкель обратил особое внимание на роль  здравого смысла в конкретных методах действий военнослужащих в  повседневной армейской жизни, на специфику не осознаваемых своими  коллегами моделей взаимодействия.

 

По окончании Второй мировой войны Гарфинкель стажировался в  Гарвардском университете под руководством Т.

 

Парсонса.

 

Однако в то время  как его учитель подчеркивал важность абстрактного теоретизирования,  Гарфинкель все больший интерес проявлял к эмпирическим исследованиям  социальных взаимодействий, особенно тем их проявлениям, которые не  осознавались самими участниками. Интерес к этой проблематике подогревался  149  ещё и тем, что в течение двух лет Гарфинкель был задействован в конкретном  социологическом исследовании по изучению лидерства в замкнутых  социальных пространствах — на самолетах и подводных лодках.  В 1967 году Гарфинкель опубликовал работу «Исследования по  этнометодологии», в которой учитывались новейшие взгляды на развитие  социальных систем, связанные с возможным разрушением традиционной  рациональности и как следствие — «моральными эффектами» от нарушений  стабильных общественных элементов (верований, ценностей, норм).  У Гарфинкеля появилось множество учеников и последователей. Они  развивают его идеи применительно к изучению самых разных сфер — от  институтов до анализа конкретных разговорных практик.  1. Предмет и методы  По сравнение с феноменологами Гарфинкель идет дальше в плане  изучения глубинных, латентных пластов обыденного знания, которые, как  правило, не замечаются и не осознаются самими людьми. Для него даже  совместное общее знание «домашней группы» не обладает внутренней  стабильностью. В этой связи социологом были предложены, по существу,  новый предмет исследования и новые методы, которые позволяли  анализировать спонтанные социальные изменения, вызванные латентными,  неосознаваемыми механизмами социальной коммуникации между людьми.  Теоретическое новаторство Гарфинкеля заключалось в попытке  органически соединить методологию феноменологической социологии, прежде  всего, с методами этнографии. Отсюда происходит сам термин  «этнометодология», что в приблизительном переводе с греческого означает  методы, которые используют люди, принадлежащими к определенной культуре  для описания и осмысления своих собственных действий в повседневной жизни,  а также способы, с помощью которых индивиды приходят к согласию в  коммуникативных процессах.

 

Локальное производство социального мира  В противоположность своему учителю Т. Парсонсу, известному  американскому социологу (речь о нем пойдет в теме 14), который считал, что  участники социальной жизни действуют согласовано благодаря общим  пониманиям, что обеспечивается институциональными структурами и  принятием единых социальных норм, Гарфинкель поставил под вопрос саму  детерминированность понимания этими факторами. По его мнению, люди на  основе здравого смысла в основном совершают рутинные действия, которые не  всегда осознаются и не подвергаются рефлексии самими действующими  индивидами.

 

Тогда как же индивиды осмысливают социальную жизнь? Как становится  возможной их коммуникация? По мнению Гарфинкеля, общее понимание  индивидами социальной жизни отнюдь не только приходит извне через  принятие общих культурных норм и ценностей, на чем, как известно,  настаивали М. Вебер и Т.

 

Парсонс.

 

Как считает Гарфинкель, оно может  конструироваться изнутри. Это не означает простого субъективного  толкование людьми тех или иных событий. Скорее это означает, что  социальный порядок есть продукт собственной спонтанной активности  150  индивидов, который получается именно таким, каким его создали сами  участники социального взаимодействия, разумеется, с учетом ранее обретенных  правил и знаний, полученных от их культурной группы.

 

Иными словами,  локальное производство социального порядка людьми, обладающими  собственной, по словам Гарфинкеля, «практической рациональностью», —  ключевой постулат этнометодологии.  По мнению Гарфинкеля, социальная структура воздействует на сознание  индивида через «фоновые ожидания», под которыми имеются в виду социально  одобряемые установки на те или иные действия, которые могут не осознаваться  и не подвергаться рефлексии самими деятелями. Фоновые ожидания  представляют собой своеобразную социально-культурную квинтэссенцию  социальных взаимодействий. Они «видимы, но не замечаемы», не осознаваемы  участниками взаимодействия, да и другими членами общества. Однако фоновые  ожидания не пассивно воспринимаются: индивиды придают им личностный,  практически рациональный смысл, перерабатывают, а иногда и существенно  деформируют.

 

Иными словами, фоновые ожидания задают индивидам  направление социального взаимодействия, характер коммуникации, оставляя  при этом возможность для собственной творческой активности. Тем самым  рядовой индивид, не осознавая того, в своей повседневной деятельности  становится субъектом социального взаимодействия и творцом социальной  реальности. Разумеется, люди в своих социальных действиях всегда культурно  ограничены конкретными «фоновыми ожиданиями», что в итоге сказывается и  на характере их социальных действий, и самой социальной реальности.  Фоновые ожидания, как считает Гарфинкель, являются фундаментальными  латентными структурами общественной жизни, которые могут изучаться  практически только с помощью предложенных им методов этносоциологии.  По мнению социолога, социальная жизнь представляется упорядоченной в  определенном виде только потому, что члены общества активно заняты  приданием смысла всему тому, что происходит в процессе интеракций. Задача  же этнометодологии заключается в том, чтобы показать механизм человеческой  активности в контексте конструирования постоянно меняющейся социальной  действительности, выходя в итоге на изучение фоновых ожиданий.  Документальный метод  Гарфинкель исходит из того, что члены общества в повседневной жизни  пользуются так называемым «документальным методом», которому социолог  придает свой, своеобразный смысл. Он состоит из выборки определенных  аспектов бесконечного множества характеристик, содержащихся в любой  ситуации или контексте, определении их особым образом, а затем рассмотрении  их как свидетельства наличия того или иного общественного образца, его  параметров. Иными словами, документальный метод предполагает часть  образца какого-либо объекта или явления (например, аплодисменты или свист  аудитории во время выступления артиста, или особый язык тела самого  артиста) представить, как «документ», позволяющий дать определенную  интерпретацию явлению (выступлению).  Социолог утверждает, что в повседневной жизни люди постоянно  соотносят части образца для описания ситуации в целом, а также для  осмысления социальной реальности.

 

Так, обрывистая речь человека, звонящего  в «Службу спасения», как правило, бывает правильно понята и  151  интерпретирована профессионалами, работающими в этой службе.

 

Или  рассмотрим процесс ухаживания, предполагающий весьма сложное  взаимодействие людей с учетом специфики гендерных ролей. Естественно, что  в каждой культуре он будет отличаться общими «фоновыми ожиданиями»,  представляющими собой латантные структуры социальной жизни  конкретного общества. И все же в ухаживании будет собственная творческая  активность — своеобразные вербальные и невербальные проявления, подчас  неосознаваемые влюбленными, которые явятся своего рода «документами»,  свидетельствующими, насколько «нормальными» видятся гендерные роли  партнера с позиции практической рациональности каждого из участников  взаимодействия.  Эксперименты по разрушению повседневных взаимодействий как  метод изучения фоновых ожиданий  Для демонстрации сути одного из важнейших методов этнометодологии  Гарфинкель провел ряд интересных экспериментов, нацеленных на  сознательное разрушение нормального хода социальных взаимодействий.  Среди социологов эти эксперименты получили название «гарфинкелинги».  Их суть состояла в следующем.

 

Исходным условием эксперимента было  то, что субъекты и объекты исследования были взаимосопряжены. По мнению  социолога, это принципиально важно, ибо коммуникация между людьми  обязательно предполагают передачу латентных смыслов, которые, будучи  видимыми, но не замечаемыми и не осознаваемыми, могут быть весьма  значимы. Причем их можно выявить только в ходе нарушений фоновых  ожиданий.

 

Итак, один из экспериментов состоял в следующем. Студенты  университета психиатрического отделения были приглашены принять участие  в том, что им было представлено, как новая форма психотерапии. Их попросили  в концентрированной форме изложить свою личную проблему, для решения  которой они нуждались в совете, а затем задать психотерапевту ряд вопросов.

 

Специалист находился в соседней комнате, так что участники эксперимента не  могли видеть друг друга, а сама коммуникация осуществлялась через  переговорное устройство. При этом на вопросы студентов психотерапевт мог  давать только односложные ответы — или «да», или «нет». Студенты не знали,  что человек, отвечающий на их вопросы, не был никаким психотерапевтом, а  ответы «да» или «нет» были заранее предопределены в соответствии с таблицей  случайных чисел, которые зачитывались ассистентом Гарфинкеля. Несмотря на  то, что ответы были произвольны и не имели никакого отношения к  содержанию вопросов, студенты, ориентируясь на определенные фоновые  ожидания, нашли их полезными и осмысленными. Почти каждый студент в  итоге заявил, что он разобрался в своей проблеме и знает, как поступать в  будущем.  Данный эксперимент позволяет пролить свет на методы, которыми  пользовались студенты при конструировании социальной реальности.  Гарфинкель пришел к заключению, что студенты наделяли смыслом ответы,  которые сами по себе были бессмысленны. Когда же ответы казались  противоречивыми или удивительными, студенты полагали, что психотерапевт  не был детально осведомлен о всех фактах их случая.

 

Фактически, не осознавая  152  того, студенты на основе своей практической рациональности конструировали  осмысленную социальную реальность.  Этот эксперимент свидетельствует, что фоновые ожидания могут быть  выявлены с помощью «индексации» — центральной категории, используемой  Гарфинкелем и другими этнометодологами.

 

Индексация означает, что смысл  любого явления или социального взаимодействия вытекает из его контекста, он  является «индексированным» в конкретной ситуации. По существу любые  интерпретации или объяснения членов общества в их повседневной жизни  всегда осуществляются со ссылкой на конкретные обстоятельства или ситуации.  Так, студенты осмысливали ответы «психотерапевта», исходя из конкретной  ситуации: они находились в университете и были уверены, что имеют дело с  настоящим психотерапевтом. Если бы те же ответы на те же вопросы были  получены в иной ситуации, скажем, в кафе и в роли психотерапевта выступал  бы их коллега, то фоновые ожидания были бы иные, другими были бы их  индексации и, соответственно, результаты были бы интерпретированы совсем  иначе.

 

В связи с этим Гарфинкель делает вывод, что смысл любого социального  действия можно понять только в определенном локальном контексте.

 

Другой эксперимент. Гарфинкель просил своих студентов, придя домой, в  течение небольшого периода времени (от пятнадцати минут до часа) вести себя  так, как если бы они были квартиранты, разрушая тем самым привычные  образцы взаимодействия со своими домочадцами. Согласно полученным  инструкциям, студенты должны были вести себя сдержанно вежливо,  официально, говорить лишь тогда, когда с ними заговаривали родственники. В  большинстве случаев члены семьи были обескуражены подобным поведением.

 

Гарфинкеля особенно интересовало, какие методы использовались  родственниками, чтобы с позиций практической рациональности  прореагировать на ломку фоновых ожиданий. Выяснилось, что члены семьи не  только требовали объяснений от студентов причин столь странного поведения,  но и сами наделяли смыслом новое поведение своих детей (переутомление,  ссора с возлюбленным и т.д.), полагая, что устранение этих причин приведет к  привычным моделям взаимодействия.  Как считает Гарфинкель, по действиям в локальных контекстах можно  проникнуть в суть фоновых ожиданий и тем самым действительно понять  неосознаваемые стабильные культурные образцы взаимодействия людей.  Вместе с тем пользоваться подобными экспериментами нужно весьма  осторожно, ибо разрушение повседневных моделей взаимодействия может  вызывать психологические стрессы.  Социолог утверждает, что данный и ему подобные эксперименты  проливают свет на то, как люди в повседневной жизни изнутри с помощью  своей практической рациональности постоянно конструируют и упорядочивают  социальный мир. Он также доказывают, что социальный порядок весьма  локален, хрупок, подвижен и не может быть однозначно выражен через какие-  либо жесткие закономерности.  153  2. Основные исследовательские направления в этнометодологии  К основным исследовательским направлениям в этнометодологии  относятся: анализ разговорных практик и изучение институтов.  Анализ разговорных практик  Не удивительно, что социологи, работающие в рамках  этнометодологической парадигмы, практически всегда в своих исследованиях  пользуются магнитофоном и видеокамерой. Они позволяют объективно  зафиксировать мельчайшие компоненты взаимодействия, имеющие место в  разговоре, которые в последствии подвергаются очень детальному анализу,  включая транскрипцию речи, с целью выявления индексаций. Последние в свою  очередь интерпретируются и систематизируются, что позволяет в итоге сделать  выводы сфере — телефонный разговор, публичное выступление политика и т.д.  Социологов, в частности, интересует место и роль смеха, аплодисментов,  свиста и т.п. в разговорных практиках. Так, ошибочно мнение, будто смех  абсолютно спонтанное проявление в разговоре. Исследования Г. Джефферсона  привели к выводу, что в западной культуре разговорных практик есть ряд  общих структурных характеристик, производящие фоновые ожидания, по  существу, приглашающие к смеху. Например, в коммуникации двух говорящих  одной из них является смех самого говорящего в конце произносимой фразы,  что, как правило, вызывает смех у второго партнера по коммуникации. Если же  в коммуникации задействовано несколько человек, то инициатором смеха, как  правило, становится кто-либо из слушателей.  Английский социологи Дж.

 

Херитадж и Д.

 

Грейтбатч изучали место  аплодисментов в речах британских политиков. Они выявили семь устойчивых  средств, используемых ораторами для того, чтобы заставить аудиторию  аплодировать.

 

Причем социологи пришли к выводам, что все эти семь средств  имеют корни в стабильных моделях взаимодействия, встречающихся в  повседневных разговорных практиках, хотя они, как правило, не осознаются  говорящими. Теперь знания об аплодисментах используются специалистами по  рекламе и связям с общественностью, чтобы искусственно стимулировать  позитивные реакции аудитории в моменты выступления политических деятелей  и вообще значимых персон.  Весьма интересны исследования, в которых проходило совместное  изучение вербальной и невербальной деятельности. Язык тела, особые взгляды,  мимика, наложенные на определенную речь, позволяют сделать заключения о  типичных методах организации деловых переговоров, светских бесед и других  разговорных практик, каждая из которых предполагает свои фоновые ожидания  в конкретной культурной среде.  Этнометодологи Ф.

 

Манниг и Дж.

 

Рай провели исследование стыдливости  и самоуверенности в разговорных практиках, результатом чему появилась книга  «Стыдливость, самоуверенность и социальная интеракция». Исследователи  отметили, что стыдливость и самоуверенность могут быть не только  проявления особенностей психики участников коммуникации, но устоявшимися  своеобразными социальными стратегиями взаимодействия, рассчитанными на  определенные фоновые ожидания собеседников.

 

Социологи пришли к весьма  неожиданным выводам: «стыдливые» («самоуверенные») люди, как правило,  154  стыдливы (самоуверенны) лишь в определенных социокультурных ситуациях и  в конкретное время. Эти выводы, несомненно, углубляют наше понимание  социальных действий индивидов, участвующих в коммуникации.  Изучение институтов  Значительное число этнометодологических исследований посвящено  изучению методов организации практической повседневной деятельности  людей в различных социальных институтах.

 

Так, например, одна группа социологов изучала методы организации  деловых переговоров представителей бизнеса. Другая — как врачи ведут прием  пациентов. Третья — методы организации приема посетителей в органах власти  и управления.

 

Несмотря на все своеобразие этих исследований, социологи  пришли к опять-таки удивительному выводу: методы организации  функционирования делового мира в принципе не отличаются от социальных  практик повседневной деятельности. Разумеется, речь идет об образцах  взаимодействия, характерных для конкретной культуры.  В этой связи некоторые этнометодологи выявляют корреляции между  микросоциальными практиками и характером социальных структур общества.  3. Место этнометодологии в системе социологического знания  По Гарфинкелю, классическая социология имеет существенные  ограничения возможностей исследования социальной реальности. По его  мнению, её теоретико-методологический инструментарий не позволяет, в  частности, исследовать спонтанные социальные взаимодействия, характерные  для повседневных коммуникаций.

 

Их нельзя изучать и интерпретировать в духе  веберовской формальной рациональности или через призму дюргеймовских  социальных фактов, имеющих-де принудительное воздействие на индивида.  Ибо, с точки зрения Гарфинкеля, социальные действия взаимодействующих  индивидов на локальном уровне будут, в конечном счете, детерминированы не  уровнем рационализации общественной жизни в целом, и даже не ценностями и  коллективными представлениями, а тем, как индивиды сами оценивают  сложившиеся обстоятельства, исходя из того, что они ориентируются на  фоновые ожидания и при этом обладают собственной практической  рациональностью.  Эти и другие соображения Гарфинкеля приводят его к выводу о том, что  предмет и методы этносоциологии, по существу, делают её «альтернативной  социологией».

 

В духе этого положения некоторые последователи Гарфинкеля заявляют,  что классическая социология стала наукой, которая «отчуждена» от социальных

(Visited 1 times, 1 visits today)
Do NOT follow this link or you will be banned from the site! Пролистать наверх