Социология парадигмы чeрeз призму социологичeского воображeния учeб для вузов кравчeнко с а — 2-e изд м экзамeн 2004 624 с 24

реалий.

 

Они обвиняют социологов-традиционалистов в огрублении и  искажении социального мира, заявляя, например, что необходимо изучать не  ценности и нормы, обуславливающие характер социальных действий  индивидов, а то, какими методами используются ценности и нормы самими  индивидами.

 

Напротив, критики этнометодологов отмечают, что представители данной  парадигмы изображают членов общества, как будто у них нет социально  детерминированных мотивов. Чем, например, мотивировалось поведение  студентов в эксперименте Гарфинкеля? У этнометодологов практически  155  отсутствуют ссылки на то, почему люди ведут себя так или что заставило их  действовать таким образом.  И все же в последнее время представители разных социологических  парадигм все чаще находят общие точки соприкосновения. Возникает синтез  этнометодологии с другими социологическими теориями. Так, американский  социолог Д.

 

Боден активно работает с использованием теоретико-  методологического инструментария и этнометодологии, и символического  интеракционизма. Она в частности проводит связь разговорного анализа с  исследованиями Г. Блумером совместного действия. Другой американский  социолог Р.

 

Хилберт предложил, по его словам, «радикальную концепцию»  этнометодологии, которая вообще стирает грани между макро и микро  социальными реалиями.  4. Использование этнометодологических методов для анализа  практической повседневной деятельности в коммунальной квартире  На Западе коммуналок нет, и нам не известно, чтобы кто-либо из  этнометодологов исследовал эту проблематику. Нам же она представляется  особо интересной в том смысле, что в коммунальной квартире почти ежедневно  происходят незапланированные «гарфинкелинги» — эксперименты по  разрушению повседневных взаимодействий, которые, как Вам стало известно,  являются прекрасным методом изучения фоновых ожиданий. Только  Гарфинкель планировал свои эксперименты, а в коммуналках их, как правило,  никто не планирует, отчего они не меняют свою функцию.  В самом деле, в большой коммунальной квартире, в которой проживают  10 — 12 семей, почти ежедневно происходит нечто, что нарушает нормальный  ход повседневных взаимодействий. Этим нечто может быть все, что угодно: к  Ивановым неожиданно приехали родственники; Петровы купили электроплиту  — аппарат, отличающийся от привычных примусов и керогазов; Сидоров привел  новую спутницу жизни; у кого-то пропали туфли и т.д. И все это нечто может  существенно разрушить стабильные культурные образцы взаимодействия,  сложившиеся среди жильцов.  Проявим немного социологического воображения и спрогнозируем, что  произойдет дальше.

 

Люди, живущие бок о бок и принадлежащие к одной и той  же социокультурной группе, воспримут «нововведение» через призму своей  практической рациональности и проинтерпретируют его по-разному. Но,  очевидно, что все придут в большее или меньшее смятение. И вот тут-то и  выявятся «видимые, но не замечаемые» фоновые ожидания. Кто-то может  испытать психологический стресс, зависть уже оттого, что Петровы,  «разбогатев», купили «буржуазную роскошь» — электроплиту. Не осознавая  того, люди хотят вернуться к привычным моделям взаимодействия — к тому, что  все должны быть «равны», у всех могут быть только примусы и керогазы.

 

Отклонения от нормального, привычного хода взаимодействия пытаются  скорректировать. Возникают явные и неявные требования убрать электроплиту.  Не исключено, что она кем-то может быть вообще выведена из строя. Отсюда  могут возникнуть конфликты. И дело здесь не в том, что в квартире собрались  «неуживчивые» люди, что кто-то среди них «плохой», а кто-то «ещё хуже».  Просто для представителей этой социальной группы, живущих скученно и в  замкнутом культурном пространстве, как правило, характерны жесткие  фоновые ожидания. Но в большой квартире могут найтись и те, чьи фоновые  156  ожидания являются несколько другими, отличными от остальных, кто уже  сталкивался с другими моделями взаимодействия и более толерантно относится  к небольшим переменам, особенно если они не касаются его лично.

 

У кого-то  может быть иная практическая рациональность.  Неудивительно поэтому, что жизнь в коммунальной квартире одному  кажется «настоящим адом», другому — «весьма терпимой», а третьему вообще  доставляет эмоциональное удовлетворение. Все зависит от того, считают  этнометодологи, какими методами сами индивиды изнутри сконструировали и  упорядочили социальный мир данной квартиры.

 

Вопросы на развитие социологического воображения:  1. Согласно этнометодологическим исследованиям, в рамках одной  конкретной культуры методы организации функционирования делового мира в  принципе не отличаются от социальных практик повседневной деятельности.

 

Насколько, по Вашему мнению, стабильные культурные образцы  взаимодействия россиян, сформировавшиеся на повседневном уровне,  имеющие налет традиционности и тоталитаризма, влияют на процессы  демократизации жизни в стране? Есть мнение, что нам не хватает «хороших»  законов. А может быть нам прежде всего не хватает более рациональных, более  демократических моделей взаимодействия в обыденной жизни?  2. В Российском парламенте с небольшой периодичностью возникают  дебаты о телерекламе. При этом, как правило, возникают предложения по её  ограничению. Почему же россияне в своем большинстве негативно относятся к  рекламе?  3.

 

Социологи используют понятие «сегментированная личность» для  обозначения того, у кого развился набор различных несогласованных  социальных ролей и способов поведения. Как Вы считаете, этот тип личности  обусловлен психологическими факторами или он формируется в локальном  социокультурном контексте?

 

Где чаще встречаются сегментированные  личности: на селе или в городе?  Основные термины и выражения:  Этнометодология, латентный пласт обыденного сознания,  рефлексивность, локальное производство социальной реальности,  «практическая рациональность», документальный метод, язык тела, фоновое  ожидание, индексация, альтернативная социология, сегментированная  личность  157  ЛИТЕРАТУРА  Абельс Х. Романтика, феноменологическая социология и качественное  социальное исследование. — Социология и социальная антропология, 1998, № 1  Американская социологическая мысль. М.: МГУ, 1994. — Раздел  «Феноменологическая социология»  Баразгова Е.С. Американская социология. Традиции и современность.  Екатеринбург-Бишке: Издательство «Одиссей», 1997. — Глава ХII  Бауман З. Мыслить социологически. М.: Аспект-Пресс, 1996. — Главы 2-5  Громов И.А., Мацкевич А.Ю., Семенов В.А. Западная теоретическая  социология. Санкт-Петербург: Издательство «Ольга», 1996. — Часть II, глава  3, раздел 2  Ионин Л.Г. Возникновение и развитие феноменологической социологии.  А. Шюц и этнометодология. В кн.: История теоретической социологии. Том 3.  М.: Канон, 1998 — Глава десятая, §2  Ионин Л.Г. Понимающая социология. М.: Наука, 1978  Учебный социологический словарь с английскими и испанскими  эквивалентами. Издание 4-е, дополненное, переработанное. Общая редакция С.А.  Кравченко. М.: Экзамен, 2001  Haralambos M., Holborn M. Sociology. — Collins Educational. 1995. —  Сhapter 14 — «Sociological Theory»  Ritzer G. Modern Sociological Theory. — McGraw Higher Education. 2000.

 

—  Сhapter 7 «Ethnomethodology»    158  Тема 11. СОЦИАЛЬНЫЙ ПСИХОАНАЛИЗ З. ФРЕЙДА  1. Структура личности, её социальные действия  2. Масса: коллективное бессознательное и сознательное  3. Роль культуры в человеческих отношениях  4. Инфантильное и интеллектуализированное поведение  5. Социальный психоанализ о роли бессознательного и  деструктивного факторов в политике  З. Фрейд явился создателем психоанализа — принципиально нового  направления науки о поведении человека, позволяющей интерпретировать его  действия с учетом как сознательного, так и бессознательного и тем самым  изучать личность в целом.

 

До него поведение людей в научных исследованиях  объяснялось либо физиологическими основами, либо детерминировалось  сознанием. Им также был предложен метод исследования деятельности людей,  получивший название глубокой герменевтики.  Зигмунд Фрейд (Freud) родился 6 мая 1856 года. Окончил  медицинскую школу Венского университета, получил степень в медицине и  начал частную практику, специализируясь в области лечения неврозов с  помощью гипноза.  Свою профессиональную карьеру З.

 

Фрейд начал как практикующий врач  в психиатрической клинике. Лечение нервных болезней натолкнуло его на  более углубленное исследование латентных проявлений душевной жизни  людей. На эту тему он пишет ряд книг: «Толкование сновидений» (1900),  «Психопатология обыденной жизни» (1904), «Остроумие и его отношение к  бессознательному» (1905), «Три очерка по теории сексуальности» (1905) и др.  Начиная с 1910 года Фрейд все более переключается на социологическую  проблематику: «Леонардо да Винчи» (1910), «Психология масс и анализ  человеческого Я» (1921), «Я и Оно» (1923).

 

Основная работа ученого — «Лекции  по введению в психоанализ» (две части написаны в 1915-17гг., третья — в 1933), —  в которой в концентрированной форме изложена его теория.

 

Труды, созданные  в оставшийся период жизни, знаменуют собой использование психоанализа  применительно к собственно социологической проблематике — посвящены  рассмотрению культуры, религии, национальных отношений, общества в  целом.

 

Последнее обстоятельство позволяет, на наш взгляд, рассматривать  психоанализ, примененный к социальной сфере, как особую социологическую  парадигму, многие элементы которой можно обнаружить в социологических  теориях Т.

 

Парсонса, Э. Гидденса, П. Бурдье и др.

 

З. Фрейд долгое время страдал от рака и умер 23 сентября 1939 года.  1.

 

Структура личности, её социальные действия  Ключевым для З. Фрейда является представление о том, что не только  внешние социальные факты правят поведением людей, но и внутренние силы.  Детерминированность социальных действий сознательными и  бессознательными факторами  159  По Фрейду, эти внутренние силы могут олицетворять собой как  сознательное, так и бессознательное. В этом заключено принципиальное  новаторство ученого, который упраздняет отождествление душевной жизни  человека только с разумом, с сознательным.

 

Отсюда вытекают два основных  постулата психоанализа.

 

Предоставим слово их автору.

 

«Согласно первому  коробящему утверждению психоанализа, психические процессы сами по себе  бессознательны, сознательны лишь отдельные акты и стороны душевной  жизни»1 . Фрейд был первым, кто эмпирически изучил бессознательные  влечения и обосновал бессознательную мотивацию поступков. Второй постулат  касается того, что страсти и вожделения человека способны к сублимации, т.е.

 

отклонению от своих сексуальных целей и направлению на цели социальные.  «Это второе положение, которое психоанализ считает одним из своих  достижений, утверждает, что …сексуальные влечения участвуют в создании  высших культурных, художественных и социальных ценностей человеческого  духа, и их вклад нельзя недооценивать»2 .  Итак, социальные действия индивидов могут быть детерминированны как  сознательными, так и бессознательными психическим процессами, отношения  между которыми весьма динамичны.

 

Говоря о роли сознательного, Фрейд  отмечал, что большинство сознательных процессов сознательны лишь короткое  время. Очень скоро они становятся латентными, но легко могут вновь стать  сознательными. Что же касается бессознательного, то оно может быть двух  видов: одно, которое при часто повторяющихся условиях легко превращается в  сознательное, и другое, при котором это превращение происходит с трудом и  может и никогда не произойти.

 

То бессознательное, которое является только  латентным и легко становится сознательным, Фрейд называет  предсознательным, другое же называет собственно бессознательным.  Предсознательное — своего рода компьютер человеческой памяти, хранящий  мысли и желания человека, которые периодически вновь приходят в сознание,  детерминируя определенные социальные действия.

 

Важно подчеркнуть, что фрейдовская концепция бессознательного не  просто констатирует само существование бессознательных процессов, а  указывает на реальное влияние бессознательного фактора на социальные  действия людей, что выражается в двух принципиальных моментах. Во-первых,  люди, принимая весьма важные решения, могут не знать об истинных  мотивах. Аналогично, наши симпатии или антипатии, «благородные жесты»  или деструктивные действия могут определяться силами, которые нами не  осознаются.

 

Во-вторых, бессознательные мотивы социальных действий  остаются бессознательными потому, что люди не хотят их осознавать, хотя в  принципе их можно исследовать особым новым методом, предложенным  ученым, о котором пойдет речь ниже.  «Оно», «Я» и «Сверх-Я»  Через раскрытие взаимодействия сознательного, предсознательного и  бессознательного Фрейд дает свое толкование структуры личности индивида,  выделяя в ней три компонента: «Оно», «Я», «Сверх-Я». «Оно» — это наиболее  архаичная часть личности, которая включает в себя все генетически первичное,  подчиненное принципу удовольствия. «Оно» изначально иррационально: для  1 З.

 

Фрейд.

 

Введение в психоанализ. Лекции.

 

М.: «Наука», 1995. — С. 11  2 Там же. — С. 12  160  процессов в «Оно» не существует логических законов мышления, «Оно» ничего  не знает ни об обществе, ни о морали: «Оно не знакомы никакие оценки,  никакое добро и зло, никакая мораль.

 

Экономический или, если хотите,  количественный момент, тесно связанный с принципом удовольствия,  управляет всеми процессами»3. Вместе с тем «Оно», которое содержит  инстинкты, служит источником энергии для всей личности. По Фрейду, все  инстинкты сводятся к двум группам. Первая — сексуальные инстинкты,  поддерживающиеся специфической энергией жизни — либидо (ученый создает  концепцию либидо, называя так «энергию тех первичных позывов, которые  имеют дело со всем тем, что можно обобщить понятием любви» в широком  смысле слова).  Вторая — деструктивные инстинкты смерти, питающиеся агрессивной  энергией танатоса, которые проявляют себя в бессознательном стремлении к  разрушению, насилию, агрессии, потребности наказания как других, так и себя.  Свою концепцию танатоса — влечения к смерти — ученый строит, опираясь на  факты распространения очевидной жестокости в войнах и революциях,  проявлениях тоталитаризма. Кроме того, Фрейд указывает на латентное  проявление враждебности в процессе эксплуатации, унижения и угнетения  слабых сильными. Из постулата о наличии инстинкта смерти следует  положение о врожденном влечении к агрессии, жестокости, об относительном  постоянстве количества деструктивности в действиях людей. Ученый тем  самым выступает как против религиозных, так и социальных теорий, согласно  которым человек должен быть по своей природе добрым и проявляет себя  грубым, жестоким насильником лишь вследствие нецелесообразного  общественного устройства, доказывая, что «вера в «доброту» человеческой  натуры является одной из самых худших иллюзий».  В реальной жизни деструктивные инстинкты проявляются, как правило, в  латентной форме из-за того, что в большинстве социальных действий  индивидов одновременно задействовано несколько инстинктов.

 

«К счастью, —  замечает Фрейд, — агрессивные влечения никогда не существуют сами по себе,  но всегда сопряжены с эротическими.

 

Эти последние в условиях созданной  человеком культуры могут многое смягчить и предотвратить»4 .

 

Заметим, что неофрейдисты, как правило, не оспаривая утверждение о  деструктивности человека, ставят под вопрос её инстинктивную природу,  отмечая разную степень распространенности деструктивности в мире. Кроме  того то, что в одной культуре считается деструктивным, в другой может  относится к конструктивному (деятельность диссидентов в советское время).  Другой компонент личности — «Я» — следует принципу реальности,  осознает окружающий мир. Посредством своей деятельности Я способно  учитывать социо-культурные ценности общества, использовать их в своих  интересах. Более того, «Я» в процессе развития обретает способность  контролировать требования «Оно», определяя возможности реализации  потребностей во избежании ущерба для личности в целом.

 

Говоря о  взаимодействии «Я» и «Оно», Фрейд метафорически сравнивает их с  отношением наездника и лошади: животное дает энергию для движения, и  наездник обладает преимуществом в определении цели и направления  движения; но часто возникает ситуация, когда складываются далеко не  идеальные взаимоотношения и тогда наездник вынужден направлять скакуна  3 Там же. — С. 345-346  4 Там же. — С. 364, 369  161  туда, куда тому вздумается.

 

Но по мере того как всадник овладевает культурой  управления скакуном, тот («Оно») не может бежать непонятно куда. Сам Фрейд  подчеркивал: «Там, где было Оно, должно стать Я».  Третий компонент личности — «Сверх-Я» — развивается в раннем детстве  из системы запретов и приказаний. Основой формирования «Сверх-Я» является  идентификация, т.е.

 

уподобление собственного «Я» чужому «Я» (Фрейд  полагал, что ребенок прежде всего идентифицирует себя с отцом, тем самым в  его совести содержатся наставления и запреты, воплощенные в отцовском  «Сверх-Я»). На «Сверх-Я» ребенка влияют также заместители родителей —  воспитатели, учителя, идеальные примеры. Однако как подчеркивает Фрейд,  «Сверх-Я ребенка строится собственно не по примеру родителей, а по  родительскому Сверх-Я; оно наполняется тем же содержанием, становится  носителем традиции, всех тех сохранившихся во времени ценностей, которые  продолжают существовать на этом пути через поколения». Ученый отмечает,  что постепенно выкристаллизовываются три функции «Сверх-Я»:  самонаблюдение, совесть и формирование идеала.  Из данного представления о формировании и сути «Сверх-Я», его  влиянии на социальные действия индивида вытекает принципиально новое  видение и социального поведения людей. «Видимо, — пишет Фрейд, — так  называемые материалистические воззрения на историю грешат недооценкой  этого фактора. Они отделываются от него замечанием, что «идеологии» людей  суть не что иное, как результат и надстройка действующих экономических  отношений. Это правда, но очень вероятно — не вся правда. Человечество  никогда не живет полностью в настоящем, в идеологиях «Сверх-Я» продолжает  жить прошлое, традиции расы и народа, которые лишь медленно поддаются  влияниям современности, новым изменениям, и, пока оно действует через  «Сверх-Я», оно играет значительную, независимую от экономических  отношений роль в человеческой жизни»5.  Анализ свободных ассоциаций  Фрейд, как отмечалось выше, предложил и новый метод, позволившей  ему изучать сознательное и бессознательное в целостности личности и тем  самым более адекватно понять поведение человека. Метод этот — анализ  свободных ассоциаций, слов, ошибок, оговорок — позволяет открыть доступ к  информации, которая иначе не доступна наблюдению, ибо она была вытеснена  из сознания. Более того, данный метод позволяет интерпретировать поведение  индивида с учетом как его сознательных мотивов, так и подавленных желаний.  Для этого исследователю необходимо проникать за границы поверхностных  значений ассоциаций, ошибок, оговорок, а также сновидений индивида, выявляя

(Visited 1 times, 1 visits today)
Do NOT follow this link or you will be banned from the site! Пролистать наверх