СОЦИОЛОГИЯ ПАРАДИГМЫ ЧEРEЗ ПРИЗМУ СОЦИОЛОГИЧEСКОГО ВООБРАЖEНИЯ УЧEБ ДЛЯ ВУЗОВ КРАВЧEНКО С А — 2-E ИЗД М ЭКЗАМEН 2004 624 С 7

 в курах которых он находится, так и для тех, над кем он практикуется»9.  Законы, обоснованные Г. Спенсером  В рамках эволюционной теории Спенсер обосновывает закон  детерминированности общества усредненным уровнем развития его членов,  согласно которому основополагающие структурно-функциональные изменения  происходят в обществе лишь по мере того, как адекватные изменения происходят в  среднем уровне всестороннего развития его членов. Иными словами, люди в своей  массе должны адекватно дорасти до этих изменений в культурном, научном,  интеллектуальном, демократическом отношениях. И особенно — в плане жизни в  условиях большей интеграции и дифференциации социальных структур, большей  упорядоченности общественных отношений посредством неукоснительного  следования законам. Также адекватно должна измениться природа человека в  направлении смягчения нравов.  Закон выживания сильнейших и лучших. Спенсер распространял его не  только на отдельных индивидов, но на общества в целом, их структуры и функции.  Так, индустриальное общество как более совершенное приходит на смену  военному. Социолог приводит многочисленные эмпирические свидетельства тому,  что моногамная семья заменила полигамные формы брака именно благодаря  утверждению более совершенных отношений между мужчиной и женщиной,  между родителями и детьми.  4. Власть, возможности её демократизации (в контексте взглядов Г.  Спенсера)  По Спенсеру, характер власти, исходящее от нее добро или зло, зависит в  конечном счете от «среднего уровня человеческого развития в данное время» и  потому «несправедливость правительства может существовать при помощи народа,  соответственно несправедливого в своих чувствах и действиях»10.  Идейная основа этих суждений — вера в принципы эволюционизма,  социальную преемственность, постепенное изменение природы человека,  преодоление её агрессивности через адаптацию людей к процессу образования и  развития обществ: «свирепые свойства индивидов, вызванные самим процессом  образования обществ, перестают быть необходимыми и исчезают, — писал он. — В  то время как приобретенные выгоды сохраняются как неизменное достояние,  8 Там же. — С. 358  9 Там же. — С. 331, 332  10 Спенсер Г. Социология как предмет изучения. Т.2, Спб. 1896.- С. 268, 401  44  соединенное с ними зло убывает и постепенно исчезает»11. В этой связи социолог  выступал против политического ускорения общественного прогресса, заявляя, что  любые попытки искусственно подтолкнуть социальную эволюцию с помощью,  например, политики регулирования спроса и предложения, или радикальных  политических реформ без учета свойств членов, составляющих общество, должны  обернуться катаклизмами и непредсказуемыми последствиями. Вмешательство в  естественный порядок природы, отмечал Спенсер, нередко оборачивается тем, что  никто не может предсказать конечных результатов. «И если это замечание  справедливо в царстве природы, то оно еще более справедливо по отношению к  социальному организму, состоящему из человеческих существ, соединенных в  единое целое»12. На этом основании социолог не принял идею революционного  перехода ни к социализму, ни к либерализму, хотя сами идеалы свободы индивида  от государства были для него высшей ценностью. «Социальному развитию,- писал  он,- значительно больше способствовала индивидуальная активность людей и их  добровольная кооперация, чем работа под контролем правительства»13.  Если попытаться применить теорию Спенсера к анализу современных  российских реалий, то получается картина с удручающими перспективами. Во-  первых, для перехода страны к демократии, основанной на правопорядке  («определенной и связной разнородности»), необходимо, по существу, ждать пока  заработает и даст конкретные результаты объективный, причинно-следственный  закон детерминированности общества усредненным уровнем развития его членов.  Однако не является ли это своеобразной идеологической абсолютизацией  фатальной формы протекания исторического процесса? Так ли уж «объективен»  этот закон?  Во-вторых, надо опять ждать изменений доставшейся нам по наследству  самой природы «советского человека», выражающейся, в частности, неприятием и  неисполнением каких бы то ни было законов. Если, например, в Америке или  Европейских странах свобода и закон едины и для всех, то в России многими  гражданами свобода мыслится вне закона, который исполняется лишь иногда и  выборочно в отношении людей социально и экономически незащищенными, с  низким социальным статусом.  Однако вспомним первых европейских переселенцев в Америку. Все ли они  были в ладах с законом? Где те силы или факторы, которые изменили  авантюристическую природу этих людей? Что заставило их признать нужду в  защите закона? Могут ли россияне сегодня найти в себе (или добыть извне) силы,  которые обеспечат добровольное, участливое соблюдение закона и причем всеми?  Сегодня можно лишь констатировать, что законы плохо функционируют: им не  подчиняются ни преступники, ни чиновники, ни собственно органы,  «обеспечивающие» правопорядок.  В-третьих, чтобы перейти к более демократическим структурам власти и  более эффективным функциям, нужно добиться не просто законопослушания, а  утверждения законов, адекватных уровню развития индивидуальной свободы  человека. Плохие и неудачные законы лишь порождают деструктивность и зло:  «некомпетентный законодатель,- замечает Спенсер,- постоянно увеличивает  человеческие страдания, пытаясь их уменьшить»14. Более того, плохие законы  могут повлечь регрессивную эволюцию личности человека, что может проявиться  11 Спенсер Г. Синтетическая философия. Издательство «Ника-Центр», Киев, 1997.- С.331  12 Спенсер Г. Грехи законодателей. — Социс, 1992, № 2.- С.135  13 Там же. — С. 135  14 Там же. — С. 131  45  не сразу, а как отдаленный результат. «Каждый закон, — пишет Спенсер,-  направленный на изменение человеческого поведения, принуждая, сдерживая или  способствуя ему, постепенно воздействует таким образом, что происходит  изменение самой природы человека. Кроме любого немедленного эффекта, законы  дают и отдаленный результат, большинством игнорируемый, — изменение самой  личности человека, желательное или нет»15.  Самый беглый взгляд на российскую историю свидетельствует, насколько  невежественны были наши законодатели, не учитывавшие мировой  социологический опыт. То, видите ли, «караул устал» и потому законодательный  орган власти вообще был упразднен, его заменила революционная  целесообразность; то во имя политики достижения «единства народа» и «высшей  социальной справедливости» устанавливались фиксированные цены на продукты,  в результате чего полки магазинов пустели; то провели «ваучеризацию» страны с  целью формирования института частной собственности — «как в США» — с  известными результатами.  Наконец, в-четвертых, следование духу спенсеровской эволюционной теории  означает, что политическая борьба за власть и даже конкретные избирательные  кампании принципиального смысла не имеют. Будет ли президентом страны В.  Путин или А. Зюганов, Г. Явлинский или В. Жириновский, или большинство в  законодательных органах власти составят коммунисты или партии либеральной  ориентации — все едино: эволюция и, следовательно, прогресс в экономических и  политических институтах, их функциях по большому счету станет возможен лишь  тогда, когда качественно вырастет средний уровень человеческого потенциала  российского общества. Но разве российская или американская история не знает  фактов, когда благодаря политическому или интеллектуальному лидеру  осуществлялись скачки, буквально прорывы в эволюционном развитии?  Достаточно вспомнить «новый курс» Ф. Рузвельта или «оттепель» Н. Хрущева, или  крах монополии КПСС на власть, предопределенный деятельностью А. Сахарова и  его сторонников.  Лишь некоторые поставленные вопросы и контраргументы свидетельствуют,  что теорию Спенсера нельзя абсолютизировать, и к мрачным выводам о  долговременном эволюционном приобщении России к цивилизованным, свободным  обществам следует отнестись критически. Действительно, рассматриваемая теория  (как и любая другая!) не универсальна. Однако её выводы о деструктивности  произвольных (тем более революционных) манипуляций со структурами общества,  смены их функции до сих пор актуальны. Бесспорно, в социодинамике России  возможности революционного компонента ограничены, если не исчерпаны.  Вспомним, каким крахом обернулись попытки «догнать и перегнать Америку»,  построив коммунизм в пику «загнивающему Западу», или за десять лет обеспечить  всех россиян индивидуальным жильем. Аналогично, политика скачка в  предоставлении свободы и суверенитета по принципу «берите, сколько можете»  обернулась ростом национализма, нефункциональностью и дисфункциональностью  многих политических и экономических структур, включая центр, что вызвало  увеличение зон социального бедствия. Так, может быть, Спенсер прав по большому  счету: «тише едешь» к демократической власти «дальше будешь»?  И последнее замечание. Спенсер считал, что в движении к демократической  власти без политической организации обойтись никак нельзя. Но при этом важно,  чтобы мера политического контроля не подавляла функциональность индивидов.  15 Там же. — С. 134  46  «Политическая организация, постоянно распространяясь на все большие массы,  прямо способствует благосостоянию, удаляя те препятствия для сотрудничества,  которые возникают из антагонизма индивидов… — отмечал он. — Но политическая  организация также имеет свои невыгоды, и вполне возможны случаи, когда эти  невыгоды перевешивают выгоды… Организация предполагает известные  ограничения индивидов, и эти ограничения могут достигнуть таких крайних  пределов, что сделаются хуже анархии со всеми её бедствиями»16.  В этой связи Спенсер особо рассматривает взаимоотношения личности и  государства в работах «Грехи законодателей», «Личность и государство» и др., и  делает это с позиций классического либерализма (Спенсеру, как, впрочем, и другим  социологам оказалось весьма трудным следование принципу «свободы от  оценочных суждений»). Их основной лейтмотив — государство должно быть  сторонником демократических свобод и свободного предпринимательства. При  этом Спенсер неоднократно проводит мысль о том, что цивилизованный характер  взаимоотношений личности и государства может сложиться лишь в результате их  эволюционного «созревания», что, пожалуй, крайне актуально для современной  России. Если следовать его эволюционной теории, то темпы изменения властных  структур должны быть оптимальны (не слишком быстрыми, позволяющими  адаптироваться к социально-экономическим переменам), в противном случае —  власть может оторваться от социума и утратить контроль над обществом в целом.  Мудрая и добрая власть может быть утверждена лишь народом, у которого в  основе политической культуры лежат доброта, ум, рациональность, уважение к  закону.  5. Первые российские социологи: поиски решающих факторов  общественного развития  Определенный вклад в становление социологии как самостоятельной науки  внесли и российские обществоведы. Взаимное обогащение идеями отечественных и  зарубежных социологов тогда осуществлялось практически беспрепятственно.  Поэтому, на наш взгляд, вряд ли правомерно говорить о том, кто у кого и что  заимствовал. Важнее подчеркнуть, что социология стала самостоятельной наукой,  отвечающей потребностям всего человечества, благодаря усилиям  представителей всех национальных школ.  Отметим, что российские социологи XIX века свою задачу видели как в  выявлении ценностных связей и отношений между явлениями, решая тем самым  вопросы изучения институтов общества, социальных слоев и групп, их  взаимодействия, так и в исследовании общих вопросов исторической  преемственности и судеб мировой цивилизации.  Достаточно широк был спектр самих социологических школ. Так,  географическое направление представляли Л.И. Мечников, С.М. Соловьев, В.О.  Ключевский. Мечников, в частности, пытался найти и обосновать законы,  объясняющие неравномерность общественного развития условиями водных  ресурсов и путей сообщения, выделяя в человеческой истории три периода —  речной, средиземноморский и океанический;  психологическое — Л.И. Петражицкий, Н.И. Кареев. Так, Петражицкий  анализировал социальные процессы через призму психологических законов,  16 Спенсер Г. Синтетическая философия. Киев: Издательство «Ника-Центр», 1997.- С. 331-332  47  которые обосновывали природу мотивов и эмоций людей, видя в них  доминирующий фактор социального поведения;  субъективистское — П.Л. Лавров, Н.К. Михайловский. По мнению Лаврова,  индивиды, интерпретируя субъективно исторически объективный процесс,  становятся единственной реально движущей силой развития общества.  Одним из первых, кто пришел к мысли о необходимости учета совокупности  факторов, воздействующих на характер социальных явлений, был М.М.  Ковалевский, который обосновал многофакторный подход к изучению общества.  И все же, несмотря на различия в предметах исследования  социальнокультурных реалий, методах их анализа, О. Конт, Г. Спенсер, российские  социологи XIX века рассматривали создаваемую ими науку прежде всего в рамках  позитивистской традиции, для которой особенно было характерно следующее:  вера в возможность объективного познания социальных реалий с помощью  поисков взаимозависимости между разными явлениями, выявления между ними  причинно-следственных связей, использование естественно-научных методов для  изучения общества. Подчеркнем ещё раз, первые социологи исходили из постулата  о том, что законы социального мира так же объективны, как и законы природы.  Наконец, нельзя не сказать о том, что для российских социологов была характерна  политическая пристрастность. Чтобы они не писали и говорили о своей научной  объективности, их оппозиционность по отношению к существовавшему в России  общественному строю была очевидной.  Так, в самых общих чертах, выглядели первые социологические теории.  Вопросы на развитие социологического воображения:  1. Сегодня очевидно, что синтез естествознания и обществоведения,  задуманный О. Контом, им так и не был реализован. Означает ли это, что  социология вообще не может сотрудничать с естественными науками?  2. По Г. Спенсеру, характер власти, в конечном счете, детерминирован  «средним уровнем человеческого развития в данное время». Верно ли это положение  применительно к политическим реалиям российского общества?  Сегодня и в печати, и в электронных СМИ власть часто подвергается весьма  суровой критике. При этом раздаются требования радикального обновления  властных структур. Какова, на Ваш взгляд, вероятность того, что на смену  некомпетентным чиновникам придут мудрые и совестливые люди?  3. Перефразируя эволюционистский постулат Спенсера, можно утверждать  следующее: чем меньше власть вмешивается в естественный ход общественного  развития, тем это лучше для положения масс, для утверждения демократических  принципов и порядка в обществе. Согласны ли Вы с этим? Всегда реформы,  инициируемые властями, приводят к негативным непредвиденным последствиям?  Основные термины и выражения:  Позитивистская социология, социальный номинализм, метод наблюдения,  метод сравнения, метод эксперимента, социальная статика, социальная динамика,  закон классификации наук, закон двойной эволюции, закон трех стадий, закон  усредненного уровня развития членов общества, надорганическая эволюция,  простое общество, сложное общество, общество двойной сложности, общество  48  тройной сложности, непредвиденные последствия, латентная функция, закон  выживания сильнейших и лучших, географическое направление, психологическое  направление, субъективистское направление, многофакторный подход  ЛИТЕРАТУРА  Ашин Г.К., Кравченко С.А., Лозанский Э.Д. Социология политики.  Сравнительный анализ российских и американских политических реалий. М.,  Экзамен, 2001. — Тема 1 «Позитивистские теории: поиск объективных законов  политических изменений»  Волков Ю.Г., Мостовая И.В. Социология. М.: Гардарика, 1998. —  Рекомендуются темы 1 и 2  Гидденс Э. Социология. — М.: Эдиториал УРСС, 1999. — Глава 1  История социологии в Западной Европе и США // Ответственный редактор —  академик РАН Г.В. Осипов. — М.: Издательская группа: НОРМА-ИНФРА · М,  1999. — Рекомендуются главы 1 и 2  Новикова С.С. История развития социологии в России. Москва — Воронеж,  1996  Новикова С.С. Социология. История, основы, институционализации в России.  Москва — Воронеж, 2000  Общая социология: Учебное пособие / Под общ. ред. А.Г. Эфендиева.- М.:  ИНФРА-М, 2000. — Глава 1  Современные международные отношения. Общая редакция А.В.  Торкунова. М., РОССПЭН, 2000, раздел I, глава 1: «Природа и закономерности  международных отношений»  Спенсер Г. Синтетическая философия. Издательство «Ника-Центр», Киев,  1997. — Рекомендуется часть IV «Основания социологии»  Спенсер Г. Грехи законодателей. — Социс, 1992, № 2  Учебный социологический словарь с английскими и испанскими  эквивалентами. Издание 4-е, дополненное, переработанное. Общая редакция  С.А.Кравченко. М.: Экзамен, 2001  Фролов С.С. Основы социологии. М.: Юристъ, 1997. — Главы 1 и 2  Ritzer G. Classical Sociological Theory. — McGraw-Hill Higher Education, 2000. —  Сhapter 1 «A historical sketch of sociological theory: the early years»; сhapter 2 «A  historical sketch of sociological theory: the later years»  Schaefer R.T. Sociology. — McGraw-Hill Higher Education, 2001. — Сhapter one  «The Sociological perspective»    49  Тема 4. СТРУКТУРНЫЙ ФУНКЦИОНАЛИЗМ Э. ДЮРКГЕЙМА  1. Институционализация социологии  2. Влияние разделения труда на общественное развитие  3. Анормальное разделение труда  4. Применение принципов «социологизма» к исследованию права  (кросскультурный анализ российских и американских реалий)  Структурный функционализм — направление социологической мысли,  социологическая парадигма, сущность которой заключается в выделении элементов  социального взаимодействия, определении их роли и места в бoльшей социальной системе  или обществе в целом, а также их социальных функций.  Как Вы помните, определенные идеи такой возможности исследования общества были  высказаны ещё О. Контом и Г. Спенсером (тема 1 и 2). Г. Спенсер, например, считал, что  каждая система, чтобы нормально развиваться и функционировать, должна иметь свои  конкретные функции и каждая часть структуры, выполняя свои, строго определенные  функции, может существовать только в рамках целостности. Однако именно Эмиль Дюркгейм  впервые теоретически и методологически обосновал коренные постулаты структурного  функционализма, высказал положение о том, что социология является структурирующей  наукой, т.е. наукой, изучающей целое, которое нельзя свести к сумме ее частей.  Научно-биографические сведения:  Эмиль Дюркгейм (Durkheim) — французский социолог, развернуто обосновавший  теоретические, методические и методологические принципы структурно-функционалистской  парадигмы, внесший особый вклад в институализацию социологии как науки, в превращению  её в учебную дисциплину и профессию.  Дюркгейм родился 15 апреля 1858 г. в г. Эпинале (Франция) в семье потомственного  раввина. Образование будущий ученый получил в различных учебных заведениях Франции и  Германии. В 1887 году он становится преподавателем Бордоского университета, где им были  предложены курсы социальной науки и морали. С 1902 г. Дюркгейм преподает в Сорбонне,  где возглавляет социологическую кафедру.  Дюркгейм не избежал влияния социалистических идей, весьма популярных в то время.  Однако, по его мнению, социализм имеет не столько экономическое, сколько моральное  основание. В социализме ученый видел движение, нацеленное на моральное возрождение  общества посредством научной морали. Дюркгейм имел в виду, прежде всего, моральные  принципы выявленные и обоснованные учеными-социологами.  Дюркгейм был очень плодотворен. Среди его работ: «Метод социологии», «О

Пролистать наверх