Соврeмeнныe проблeмы социальной политики в россии м 2004 455 с 6

[.019] (seasadj)  Sig. (p-value) -.629  [.004] -.439  [.038]  Sig. (p-value) .058  [.779] (seasadj)  Sig.

 

(p-value) -.730  [.003] -.514  [.018] Adjusted R square .281 .341 .668 .489 .646 Sig. .036 .124 .002 .007 .001 * Временной интервал (t) — 1 квартал. Временной период — 1999:1 — 2002:4.   Расчеты показывают, что увеличение численности безработных в будущем положительно связывается с ростом текущих ожиданий (уравнение 1). При этом текущие и прошлые изменения в уровне безработицы не оказывают существенного влияния на формирование ожиданий (уравнение 2).

 

На следующем этапе мы попытались протестировать влияние других факторов на формирование ожиданий — как объективных, т. е. отражающих развитие экономики в целом, так и субъективных, отражающих личностное («частное») восприятие людьми экономических процессов.   В качестве объективного фактора использовались данные об изменениях в сезонносглаженном ВВП (). При включении этого дополнительного фактора (уравнение 3 в табл.2), коэффициент детерминации повышается, при этом изменения в ВВП имеют значимое обратное влияние на ожидания. Это означает, что замедление темпов экономического развития с определенной вероятностью приводит к усилению опасений роста безработицы и, соответственно, наоборот — в условиях экономического подъема ожидания безработицы снижаются. Важно и то, что остается значимой переменная, фиксирующая будущие изменения в численности безработных.   В качестве субъективных факторов нами были привлечены:   * — изменения в оценках населением перспектив развития экономики в ближайший год.

 

(Ответы на вопрос: «Если говорить об экономических условиях в стране в целом, как вы считаете, следующие 12 месяцев будут для экономики страны хорошим временем или плохим?»). Индекс строится как разность положительных и отрицательных ответов плюс 100. Соответственно, рост индекса обозначает увеличение доли благоприятных мнений в обществе и, наоборот. Данные взяты как квартальные изменения.

 

* — изменения в оценках людьми собственной занятости.

 

В регулярных опросах потребителей, которые проводятся 1 раз в 2 месяца в рамках совместного проекта по измерению ИПН, задается вопрос об оценке людьми личного текущего материального положения и причинах их такой оценки. Спектр причин широк (он был «установлен» ранее путем включения «открытых вопросов»), но есть две, относящиеся непосредственно к занятости — положительные («кто-то из членов семьи стал больше зарабатывать, появилась дополнительная работа; кто-то из членов семьи вышел на работу — например, люди, закончившие обучение, безработные и т.

 

п.»), и соответственно, отрицательные — «кто-то из членов семьи стал меньше зарабатывать, потерял дополнительные заработки; кто-то из членов семьи вообще потерял работу, в т. ч. вышел на пенсию»). Для анализа был подчитан индекс как разность отрицательных и положительных ответов.

 

Соответственно, снижение индекса означает уменьшение доли неблагоприятных ответов относительно занятости, и, наоборот.   Четвертое уравнение в таблице 2 представляет собой проверку значимости «частной», субъективной информации на формирование ожиданий. Как показывают расчеты, оценки населением перспектив развития экономики в ближайший год198 оказывают значимое влияние на ожидания безработицы. При этом отрицательный знак означает, что увеличение доли неблагоприятных оценок населением экономических перспектив ведет к росту ожиданий безработицы в будущем. В то же время оценки населением собственной фактической занятости не оказывают существенного воздействия на формирование ожиданий безработицы. (Подсчитанный отдельно коэффициент корреляции между этими двумя признаками равен 0,3, т. е. свидетельствует о весьма слабой положительной связи). Коэффициент детерминации регрессионной модели при включении только «частных» факторов довольно высок — 0,49.   В 5-е уравнение включены уже как объективные, так и частные признаки. Мы видим, что оценка населением перспектив развития экономики в ближайший год является важным фактором формирования ожиданий безработицы наряду с изменениями в реальном ВВП, при этом значения коэффициентов регрессии первого признака даже несколько выше.   Основной вывод относительно первой задачи проекта состоит в следующем. Опросные данные об ожиданиях безработицы содержат в себе опережающую информацию. Построенная модель детерминант ожиданий безработицы показала значимость субъективных факторов их формирования (т.

 

е.

 

отражающих личностное, «частное» восприятие людьми экономических процессов). Наряду с тем, что реальные изменения в объемах ВВП, фиксируемые официальной статистикой, являются сами по себе значимым фактором, расчеты показывают, что в качестве важной детерминанты ожиданий безработицы выступают представления людей об изменениях экономической ситуации в стране в ближайшем будущем. И это еще раз подчеркивает наличие определенной рациональности в оценках людьми ситуации на рынке труда в будущем. Эти оценки основываются не только (и не столько) на изолированной «частной» информации (относительно собственной фактической занятости, например), но и на общеэкономическом «материале», «пропущенном», безусловно, сквозь призму личного опыта.

 

Вторая задача проекта состояла в исследовании ожиданий безработицы с точки зрения их влияния на потребительское и сберегательное поведение населения.   В качестве зависимой переменной мы использовали измеряемый в рамках программы ИПН показатель оценки людьми ситуации на потребительском рынке, или индекс крупных покупок. Он рассчитывается по формуле: из доли позитивных ответов (т. е. оценивающих экономические условия как благоприятные для приобретения товаров длительного пользования) вычитается доля негативных и к этой величине прибавляется 100, чтобы исключить появление отрицательных величин. Таким образом, индекс может изменяться в диапазоне от 0 до 200. Уже визуальный анализ динамики ожиданий безработицы и индекса крупных покупок показывает, что эти две кривые находятся в некоей противофазе (см.

 

рис.

 

2).   Рисунок 2  Динамика ожиданий безработицы и индекса крупных покупок     Статистический анализ показал наличие сильной обратной связи между ожиданиями безработицы и оценками людьми ситуации на потребительском рынке. Это означает, что ожидания снижения безработицы способствуют росту благоприятных мнений касательно совершения крупных покупок и, соответственно, оживлению потребительской активности199. Из рис.

 

3 видно, что наиболее ярко это проявилось в 1999 г.

 

(это был период выхода из «кризисной ямы») и в третьем квартале 2001 г., когда наблюдался потребительский бум. Напротив, опасения роста числа безработных, а значит, увеличение степени неопределенности относительно будущих доходов, ведут к «сжатию» потребительского спроса.   Рисунок 3  Взаимосвязь ожиданий безработицы и индекса крупных покупок      где:  * х — индекс крупных покупок (квартальные изменения),  * у — изменения в ожиданиях безработицы.

 

Третья задача проекта заключалась в исследовании субъективных представлений населения о занятости и безработицы, которые, согласно гипотезе, не всегда соответствуют фактическому положению дел.

 

И это действительно так. Несмотря на схожую динамику, уровень безработицы по данным опросов ВЦИОМ, измеряемый на основе самооценок респондентов, выше, нежели по данным ОНПЗ, проводимых ГКС по методике МОТ (см.

 

рис. 4).   Рисунок 4  Оценка уровня безработицы по различным данным     В чем истоки расхождений и каково их влияние на экономическое поведение населения?

 

С этой целью в ноябре 2002 г. в рамках проекта был проведен специализированный социологический опрос населения (включен дополнительный блок из 25 содержательных вопросов в регулярный замер ВЦИОМ).   Как известно, в ОНПЗ (по методологии МОТ) к безработным относят лиц в возрасте 15-72 лет, которые в рассматриваемый период удовлетворяли одновременно трем критериям: не имели работы (доходного занятия); занимались поиском работы; были готовы приступить к работе в течение определенного периода времени.   Согласно данным нашего опроса, 88% людей, оценивающих себя в качестве безработных, смогли бы приступить к предложенной им подходящей работе в течение ближайшей недели (а 12% ответили отрицательно, либо затруднились с ответом). Поисками работы занимались 80% безработных, каждый десятый же прекратил поиски, поскольку потерял надежду найти подходящую работу. А не имели заработка (от основной либо дополнительной работы) в предшествующем опросу месяце только 75% людей из тех, кто называет себя безработным. Одновременно же всем трем условиям МОТ удовлетворяет только 54% людей, идентифицирующих себя как безработные.

 

Иными словами, «смещения» — налицо, а степень согласованности реальной ситуации и самооценок людей в отношении безработицы далеко не абсолютна.

 

В то же время эта самооценка человека (даже не соответствующая МОТ) оказывает влияние на его настроения, ожидания, и, соответственно, поведение. Анализ ожиданий безработицы в разрезе по социально-демографическим группам показывает, что лица, называющие себя безработными, отличаются завышенными ожиданиями, которые также характерны и для людей с наименьшими среднедушевыми доходами (респондентов 1-2 децилей)200.   Рисунок 5  Ожидания безработицы по социально-демографическим группам   Кроме того, анализ данных проведенного опроса показал, что каждый четвертый работающий в настоящее время (или 13% населения в целом) имел опыт безработного существования в течение последних 10 лет (начиная с 1992 г.).

 

Это обстоятельство существенным образом сказывается на сегодняшних оценках людьми ситуации на рынке труда, их собственных перспектив и общеэкономических ожиданиях в целом.   Таблица 3   Рынок труда: оценка ситуации и собственных перспектив  (ноябрь 2002 г., в %% по столбцам)   Работающие,  не имевшие периодов безработного существования Работающие, имевшие опыт безработного существования за последние 10 лет Да, существует угроза значительного сокращения работников на нашем предприятии в ближайшее время 32 37 Да, я могу лично в ближайшее время потерять работу в связи с сокращением штатов или ликвидацией предприятия* 29 39 В случае потери работы я думаю, что смогу найти другое место работы по моей профессии 60 52 Да, среди моих родственников, друзей и знакомых есть безработные (люди, которые потеряли в последнее время работу и ищут ее) 51 67 Да, в последнее время люди стали больше опасаться потерять работу 41 46 * приводится сумма двух вариантов ответов «это очень вероятно» и «есть такая вероятность».   Наличие в послужном списке безработного периода (средняя его продолжительность, согласно данным опроса, составляет 15 месяцев) заметно увеличивает опасения людей потерять работу в будущем. 39% этой группы лиц заявили, что могут лично в ближайшее время потерять работу в связи с сокращением штатов или ликвидацией предприятия (тогда как среди тех, кто не имел опыта безработного существования, доля таковых составляет только 29%, см. табл. 3); при этом полагают, что смогут найти другое место работы по своей профессии только половина этой группы лиц (среди остальных работающих уверенности в этом отношении больше). Такая ситуация обусловлена как личным опытом, так и опытом своих родственников, друзей, знакомых — доля потерявших в последнее время работу в окружении людей, имевших опыт безработного существования ранее, выше.   Вместе с тем, люди, которые уже столкнулись когда-то с ситуацией отсутствия постоянной работы, предстают более мобильными и способными к активным действиям, нежели остальные. Если бы им предложили работу в другом населенном пункте, то более половины из них (57%) согласились бы при различных условиях на переезд.

 

Доля таковых среди остальных работающих (т.

 

е. среди тех, кто не имел периодов безработного существования) составляет лишь 45%.

 

А среди «нынешних» безработных (т. е. оценивающих себя таковыми в момент проведения опроса) 65% готовы на переезд.

 

В списке условий переезда приоритетными выступают «более высокая зарплата на новом месте» и «предоставление хорошего жилья».   Четвертая задача проекта заключалась в исследовании взаимосвязи между ожиданиями населения в отношении безработицы и доходов и ожиданиями руководителей предприятий (на основе опросных данных РЭБ) в отношении производства и занятости201.   Остановимся чуть более подробно на том, почему мы использовали именно эти две пары показателей. Мы видели свою задачу в сравнении, каким образом ожидания населения зависят от ожиданий производителей. Ведь именно от работодателей, т. е. от производителей во многом зависит, будет ли тот или иной человек иметь работу и на какой заработок он может рассчитывать202. В этом отношении обращение к данным по ожиданиям безработицы и ожиданиям относительно своего материального положения вполне понятно. Не требует объяснений и сравнение динамики этих показателей с ожиданиями предприятий относительно изменения занятости. Несколько выбивается, на первый взгляд, использование ожиданий по физическим объемам производства. Однако именно выпуск является основой благополучия предприятия.

 

Увеличение реального выпуска (при прочих равных условиях) является основным источником дополнительного дохода или улучшения «материального положения» производителя. С одной стороны, семья является в некотором роде производящей единицей, за что и получает, как правило, главную часть своего дохода, а значит, и материального благосостояния. С другой, — объем выпуска для предприятия является основой его благосостояния как хозяйственной единицы. Это действительно самый близкий аналог для показателя «материальное положение населения».

 

Именно поэтому использование ожиданий относительно выпуска для целей настоящего исследования показалось нам наиболее адекватным.   Как показали расчеты, ожидания населения относительно изменения своего личного благосостояния в ближайший год, хотя и соноправлены, являются значительно более пессимистичными по сравнению с ожиданиями предприятий относительно объемов своего выпуска (см.

 

рис. 6).

 

Рисунок 6  Динамика ожиданий населения и руководителей предприятий относительно изменения материального положения/объемов выпуска    Диффузный индекс определяется по формуле, , где   — доля респондентов, ожидающих ухудшения материального положения (уменьшения объемов выпуска),   — доля респондентов, не ожидающих изменений,   — доля респондентов, ожидающих улучшения материального положения (увеличения объемов выпуска).  Диффузный индекс может меняться от нуля (когда все респонденты прогнозируют ухудшение) до 100% (когда все респонденты ожидают улучшения). Пограничный уровень составляет 50%.

 

Если , следовательно происходит улучшение (рост) показателя, если — наблюдается ухудшение (снижение) показателя.   Несмотря на то, что ожидания населения за последние несколько лет претерпели заметные изменения к лучшему, даже на четвертый год подъема (2002 год) диффузный индекс по домохозяйствам так и не превысил рубежа 50%. В то время как для предприятий этот критический уровень был преодолен уже в 1998 году. А последние три года диффузный индекс производства вырос еще в полтора раза и составил примерно 74-76%. Иными словами, в ситуации, когда в течение нескольких лет большинство предприятий не только не собирались сокращать производство, но и даже рассчитывали на его рост, большинство населения продолжало опасаться ухудшения своего материального положения.

 

Отметим, что проведенные нами эконометрические тесты с использованием квартальных данных по полугодовым ожиданиям выпуска, занятости и заработной платы не выявили никакого статистически значимого влияния ожиданий производителей на ожидания населения относительно своего материального положения. И это еще раз подтверждает полученные выше выводы.

 

Однако результаты анализа адаптивных и рациональных механизмов формирования ожиданий населения (проведенного в рамках этого же исследования), свидетельствующие о том, что рациональный мотив присутствует, а также интуитивное ощущение, что страх — не единственный фактор в формировании ожиданий населения, заставили нас обратиться и к другим рядам. В результате нам удалось обнаружить, что, по крайней мере, три показателя обнаруживают признаки наличия связи, а именно:   * загрузка рабочей силы;   * укомплектованность рабочей силой относительно ожидаемого в течение 12 месяцев спроса;   * доля работников, не получивших никаких живых денег от предприятий.   Каждый из указанных параметров влияет на ожидания населения с лагом примерно 3-5 кварталов (см.

 

рис. 7). Причем использование опросных данных по населению, занятом в промышленности, улучшает полученные оценки.   Рисунок 7  Ожидания населения и индикаторы востребованности  рабочей силы со стороны предприятий     Таблица 4  Оценки взаимосвязи изменений в ожиданиях населения относительно своего материального положения и некоторых показателей хозяйственной деятельности предприятий   Зависимая переменная: ожидания населения относительно изменений своего материального  положения, Regression number (1) (2) (3) Constant  Std.

 

Error 92,77  (5,99) -56,07  (11,6) -63,64  (11,8)  Std.

 

Error  Загрузка рабочей силы, % от нормального  уровня = 100 1,25  (0,15) — —  Std. Error  Укомплектованность рабочей силой относительно ожидаемого в течение 12 месяцев спроса, диффузный индекс — -1,05  (0,11) —  Std. Error  Доля работников, получивших живые деньги за свою работу в течение месяца, % — 1,07  (0,13) Time lag (quarter) +3 +4 +5 Number of observation 22 22 36 R square 0,82 0,88 0,82 Adjusted R square 0,81 0,76 0,67 Std. E. of estimate (4,45) (3,42) (5,65) Примечания: на основе данных за 1998-2002 годы.   Полученные результаты, действительно, не вполне укладываются в сделанные нами еще до начала этапа проведения исследования предположения.

 

Во-первых, только один из перечисленных трех показателей относится непосредственно к ожиданиям (укомплектованность рабочей силой относительно ожидаемого в течение 12 месяцев спроса), причем ожидаемой величиной здесь является не занятость, а спрос на продукцию предприятия. А два других показателя относятся к фактическим данным, причем довольно устойчивого характера (вариативность этих трех показателей от опроса к опросу составляют несколько процентных пунктов). Иными словами, ожидания населения, как можно предположить, относительно больше подвержены влиянию фактического состояния дел на предприятиях, где они работают, чем со стороны ожиданий руководителей предприятий.   Другая любопытная особенность этих взаимосвязей состоит в том, что перечисленные показатели, в отличие от выпуска, величины занятости и заработной платы, являются наблюдаемыми только для менеджеров и сотрудников предприятия. Их сложно оценить внешним наблюдателям, поскольку они не являются расчетными и не следуют ни из каких данных финансовой или другой отчетности (может быть, частичным исключением является только доля работников, получивших живые деньги в течение последнего месяца). С другой стороны, менеджмент и работники вполне могут оценить их на основе своих собственных наблюдений.

 

И хотя, понятно, что они не согласуют свои оценки, можно сделать вывод, что по факту они оказываются довольно близкими. Действительно недозагрузку рабочей силы «чувствуют» не только менеджеры предприятия, но и сами работники. И чем она выше, тем больше последние опасаются потерять свою работу.

 

Та же ситуация наблюдается и с невыплатой заработной платы. Очевидно, что информация, что в «таком-то подразделении вообще ничего не заплатили, а обещают только через неделю» подрывает оптимизм и тех, кто получил свою заработную плату в полной мере и вовремя. Тоже обстоит и со спросом на продукцию предприятия. Даже рядовые старожилы предприятия, как правило, хорошо знают основных потребителей и даже некоторые особенности взаимоотношений с ними. Таким образом, мы можем утверждать, что население в своих ожиданиях опирается не на некие формальные данные, которые фигурируют в разных видах отчетности, публикаций и т.

 

д., а больше на свои ощущения, которые, на самом деле, имеют реальные основания в виде довольно четкого представления о том, как фактически идут дела на предприятиях, где они работают.   Все это дает нам основания отнести три рассматриваемых показателя (загрузка рабочей силы, укомплектованность рабочей силой и доля работников, получивших живые деньги за свою работу) к индикаторам востребованности рабочей силы со стороны предприятий, или к косвенным показателям спроса, которые, как показывают проделанные расчеты, являются в некоторых случаях более «говорящими», чем некоторые прямые показатели спроса.

 

Иными словами, полученные результаты свидетельствуют, что ожидания населения имеют определенную рациональную основу и весьма чувствительны к показателям деятельности предприятий внутреннего характера, т. е. не вытекающих прямо из отчетности, а наблюдаемым менеджерами и работниками.

 

Поэтому снижение уровня тревожности населения относительно своих доходов можно ожидать только после более значительного, долговременного и стабильного улучшения дел в промышленности.  РЫНКИ ТРУДА ДЛЯ АЛЬТЕРНАТИВНОЙ ГРАЖДАНСКОЙ СЛУЖБЫ   Независимый институт социальной политики   2003 год  Авторы: Т.М.

 

Малева (руководитель проекта), Л.Н.

 

Овчарова, А.И. Пишняк, О.В. Синявская, С.Н. Смирнов  Независимый институт социальной политики, серия «Научные проекты НИСП — IISP Working Papers», WP2/2003/01. М., Сигналъ, 2003 г.

 

Право на альтернативную гражданскую службу (АГС) гарантировано Конституцией Российской Федерации (РФ): «Гражданин Российской Федерации в случае, если его убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы, а также в иных установленных федеральным законом случаях, имеет право на замену ее альтернативной гражданской службой». Но лишь 28 июня 2002 г. после десяти лет общественной дискуссии законопроект «Об альтернативной гражданской службе» был одобрен Государственной Думой РФ203.   Малоизвестно, что АГС в России — реставрация давнишних политических традиций. Освобождение от военной службы по религиозным убеждениям было введено еще в XVIII в. при Екатерине II и просуществовало довольно долго. Только в 1939 г.

 

был принят закон «О всеобщей воинской повинности», юридически отменивший АГС в СССР.   Закрепленная в конституции норма изначально представляла собой защиту интересов меньшинства. Однако ярко выраженные антиармейские настроения, доминирующие в обществе в отношении института призыва в Вооруженные Силы РФ (ВС) делают эту норму нацеленной на интересы большинства. Поэтому первый блок исследуемых проблем относится к определению потенциальной численности и состава АГС-служащих. Второй блок проблем связан с формированием рынка труда для АГС, ведь именно от решения экономических и трудовых вопросов во многом зависит реальное введение и исполнение закона на практике. Оценки экономической эффективности АГС и расходов государственного бюджета, величина которых в значительной мере зависит от принципа экстерриториальности, составляют третий блок вопросов.  Рынок труда для альтернативной гражданской службы: общие методологические подходы   Реализация Закона об АГС в значительной мере зависит от готовности рынка труда предоставить этому сегменту необходимое число рабочих мест, соответствующих, с одной стороны, требованиям Закона, с другой, — профессионально-квалификационным возможностям и навыкам лиц, вступающих на этот сегмент рынка труда.   На АГС могут быть направлены граждане мужского пола в возрасте от 18 до 27 лет; подавшие заявление в комиссариат за полгода до начала призыва и обосновавшие свои убеждения.

 

Согласно Закону, «граждане проходят АГС, как правило, за пределами территорий субъектов РФ, в которых они постоянно проживают» (т. н. принцип «экстерриториальности»), в государственных организациях федерального и регионального уровня (муниципального уровня по отдельному закону, который еще не разработан), в организациях ВС в качестве гражданского персонала; в течение большего срока, чем в армии, приобретают особый статус «граждан, проходящих АГС», и получают право на бесплатный проезд к месту службы и к месту жительства при увольнении (компенсирующийся за счет федерального бюджета), к месту жительства и обратно при использовании ежегодного оплачиваемого отпуска (за счет средств работодателя).   Попытаемся оценить спрос и предложение, формирующие рынок труда АГС в России, в терминах Закона об АГС.  Предложение труда: альтернативная гражданская служба в зеркале социологического обследования   Согласно нашей гипотезе, предложение на рынке труда АГС определяется: (а) численностью молодых людей призывного возраста, изъявивших желание к замене армейской службы на АГС, зависящее от распространенности идей и привлекательности АГС, и (б) нормами законодательства, регламентирующими порядок прохождения АГС204 и определяющими жесткость регламентов призыва на АГС — де-юре и де-факто (причем (а) и (б) взаимосвязаны). Таким образом, емкость рынка труда для АГС со стороны предложения определяется, прежде всего, социальными и юридическими факторами.   Потенциальная численность лиц, которые предпочтут выйти на рынок АГС взамен армейской службы, была рассмотрена через призму поведенческих установок юношей, подлежащих призыву на воинскую службу. Оценить эти установки помогло репрезентативное выборочное обследование, проведенное Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ)205 во время обсуждения законопроекта об АГС.  Какова численность призыва на армейскую службу?   По данным Госкомстата России за 2001 г., годовой призыв на срочную воинскую службу оценивается на уровне 1 087 тыс.

 

чел. без учета тех, кто имеет отсрочку или освобождение. Обратимся к статистике призыва206, в соответствии с которой в 2001 г. было призвано на срочную воинскую службу 382 819 юношей или 35,2% от общего числа граждан, подлежащих призыву и не имеющих отсрочки или освобождения.   Результаты обследования ВЦИОМ позволяют сделать вывод о том, что в настоящее время в России служить в армию идут те, кто хотят (343,9 тыс. чел., близко к годовому призыву). Остальные, используя различные схемы легитимного и нелегитимного характера (но всегда финансово затратные), уклоняются от армейской службы.  Почему молодежь не хочет служить в армии?   Дискуссия о достоинствах и недостатках российской армии с явным креном в сторону обсуждения недостатков идет уже давно.

 

Без понимания мотивов, формирующих отношение к воинской службе, невозможно получить достоверные прогнозные оценки развития и становления института АГС.   По оценкам ВЦИОМ, с той или иной долей нежелания, но все же пойдут служить в армию 66%.

 

Негативные оценки сильнее проявляются по мере приближения к моменту возможного призыва. Ощущения родителей в большей степени смещены в сторону отрицательных эмоций, особенно у матерей.   Причины, по которым совершается массовое неприятие службы в рядах ВС, можно разделить на несколько групп: «дедовщина», означающая угнетение, физическое подавление, издевательства со стороны одного «призыва» по отношению к более «молодому», унижения и плохое обращение с призывниками со стороны сержантского и офицерского состава, плохие условия содержания, участие армии в действиях в так называемых «горячих точках» — включая такие мотивы, как страх за жизнь и здоровье и нежелание брать на себя моральную ответственность за действия и поведение российской армии в этих местах.   При этом принципиального отказа от воинской службы как таковой нет. Иными словами, подобная позиция не связана ни с пацифизмом, ни со стремлением не участвовать в насилии, ни с религиозными убеждениями.  Кто пойдет в армию, а кто на АГС?   Большая часть (56%) юношей в возрасте 16-28 лет приветствует введение АГС, в том числе среди призывников их доля составляет 60,5%, а среди родителей 68,8%. Выделим группы юношей призывного возраста с точки зрения их социально-демографических характеристик и намерения воспользоваться АГС.   Те, кто с готовностью пойдет служить по призыву (17,9% от числа юношей призывного возраста), в большей степени представлены жителями небольших городов и сел. Они предпочтут службу в армии, какой бы закон об АГС ни был принят.

 

Среди тех, кто не служил, но пойдут на воинскую службу без особого желания (36,0%), большинство высказываются за отмену всеобщей воинской обязанности и поддерживают сокращение службы по призыву до одного года. Если бы был принят «мягкий» закон об АГС, то они предпочли бы ее.

 

Эти юноши считают «службу в армии — долгом государству». В эту группу попадает большинство тех, кто имеет отсрочку.   Те, кто не служил и очень не хочет идти в армию (30,0%), считают, что «служба в армии — бессмысленное и опасное занятие, нужно постараться любыми средствами ее избежать», предпочтут АГС, которая должна регулироваться Трудовым кодексом и гражданскими законами. Однако если закон об АГС будет слишком жестким (что, похоже, соответствует реальности), то они предпочтут уклониться и от этой службы.   Не служившие юноши призывного возраста, которые со страхом и с отвращением думают о призыве (13,5%), считают, что срок службы по призыву следует сократить до полугода, а АГС должна быть более легкой, чем служба в армии, и менее продолжительной. Они считают, что регулирование АГС должно осуществляться на основе Трудового кодекса и гражданских законов, а решение о направлении на АГС принимает сам призывник. В этой группе высока доля имеющих отсрочку, но не много полностью освобожденных от призыва.

 

Потенциальный АГС-служащий: кто он и где готов служить?   Большинство призывников не связывают намерения по прохождению АГС с моральными убеждениями и вероисповеданием: только 14,1% всех призывников и 14-16% тех, кто выбрал АГС вместо воинской службы, рассматривают данный мотив выбора АГС как основной. Именно они намерены настойчиво добиваться своего права и не проходить обязательной военной службы по призыву.   Если ориентироваться на распределение призывников, претендующих на АГС-службу, по типам поселения, то вырисовывается следующая картина: 13-15% — сельские жители, 49-53% — малые города и 35-40% — крупные города.   Анализ представления призывников о возможных сферах занятости в рамках АГС показал, что в их предпочтениях социальная служба имеет самый низкий рейтинг, а служба в милиции, которая с трудом представляется без ношения оружия, наоборот, является самой желанной207. Согласие более четверти респондентов работать в сфере коммунального хозяйства следует воспринимать как готовность работать и в прочих экономических сферах, поскольку по характеру и тяжести труда эти рабочие места весьма близки.  Какова численность «призыва» на АГС?

 

Различные сценарии   Исследование показало, что численность «рациональных уклонистов», готовых воспользоваться нормативными и организационными издержками АГС и попытаться заменить нелегитимные методы уклонения от воинского призыва на более простые и дешевые способы прохождения АГС, достаточно велика. К сожалению, это может повлечь за собой дискредитацию самой идеи АГС.   Выявление отношения к воинскому призыву и принципиального отношения к АГС дает основания провести максимальную оценку потенциального числа претендентов на АГС, рассматривая АГС как явление в принципе, без обсуждения процедур и сроков ее прохождения. Тогда эта оценка равна 13,7% от общего числа призывников, что на макроуровне соответствует 149 тыс. чел.208.   Эти оценки очень чувствительны к сферам занятости АГС-служащих и способам ее организации. Результаты проведения фокус-группы позволили сделать вывод о том, что в утвержденных институциональных рамках АГС реально на нее будут претендовать только те, кто связывает прохождение АГС с некоторыми убеждениями.

 

Таких среди призывников, претендующих на АГС в социальных учреждениях, оказалось 8,3% или порядка 8,4 тыс.

 

чел. С другой стороны, при трехлетнем сроке длительности АГС, организации ее прохождения по месту жительства, распространении на вспомогательные войска, пожарных и милицию оценка составит около 450 тыс. чел.   Минимальная оценка численности АГС-служащих складывается при сценарии, в соответствии с которым АГС проходит в организациях социальной сферы, организована по экстерриториальному принципу и продолжается в течение 4 лет. В данном случае она оказалась привлекательной для 4,2 тыс. чел.   Оценивая политическую и социальную цену вопроса о введении АГС в терминах принятого Закона, представляется, что в условиях относительно жестких норм Закона, установившего высокую продолжительность АГС и предписывающего принцип экстерриториальности, на АГС пойдут лишь те юноши, которые твердо отстаивают свои мировоззренческие или религиозные принципы.

 

При масштабах АГС в 4,2 тыс. чел. в год политический выигрыш от ее введения ничтожен, а чтобы оценить экономическую цену проблемы, необходимо рассмотреть спрос на рынке труда АГС.  Рынок труда АГС   Со стороны спроса емкость рынка труда для АГС определяется преимущественно экономическими факторами.  Требования к характеру рабочих мест для АГС   Какие рабочие места в количественном и качественном отношении могут быть представлены российским рынком труда для АГС? Перечень требований к ним таков:   * общественная полезность.

 

АГС представляет собой не свободный выбор на рынке труда, а форму исполнения гражданской обязанности;   * отсутствие требований высокой квалификации и других профессиональных навыков.

 

Подавляющее большинство лиц, которые будут проходить АГС, не обладают трудовыми и профессиональными навыками, поэтому для АГС могут быть представлены рабочие места, соответствующие 1-4 тарифным разрядам;   * массовость;   * дефицит предложения на данные рабочие места со стороны «свободного» рынка труда.

 

АГС должна не конкурировать с общим рынком труда, а компенсировать недостаток рабочей силы на определенных видах работ.   В существующем Законе много неясностей относительно деталей его применения.

 

Эксперты признают опасность, что работодатели в целом не будут заинтересованы в найме АГС-служащих, поскольку привлекательность низкой оплаты труда таких работников нивелируется, помимо необходимости изыскивать средства на оплату их жилья и проезда к месту прохождения отпуска, невозможностью уволить АГС-служащих без очень веских к тому оснований.

 

Следует отметить, что включение объектов муниципальной собственности в перечень рабочих мест для прохождения АГС представляет собой значительный резерв для покрытия дефицита рабочей силы, предлагаемой на свободном рынке труда.  Анализ числа и структуры рабочих мест для АГС   Полученные на основе специального запроса данные из региональных служб занятости о наличии вакансий были подвергнуты анализу с точки зрения соответствия требованиям, предъявляемым к рабочим местам для АГС. На их основе сформированы три группы вакансий: «чистые», «условные» и малопригодные вакансии.   Критерии отнесения рабочих мест к «чистым» вакансиям — социальная значимость, низкие квалификационные требования, относительная распространенность. Это в основном персонал медицинских и детских учреждений, выполняющий профильные для данных учреждений функции.   Критерием для формирования так называемых условных вакансий являются низкие квалификационные требования, выполнение инфраструктурных функций, экономическая целесообразность для заполнения АГС-служащими. Нет уверенности, что занятость на этих рабочих местах не требует специальных навыков и квалификации. В отношении этой группы вакансий, возможно, потребуется экспертиза профессионально-квалификационных требований. Сюда входит персонал, выполняющий преимущественно инфраструктурные функции в экономике.   К малопригодным вакансиям отнесены рабочие места, характеризующиеся узко специальными навыками и более высокими квалификационными требованиями.   Анализ региональных информационных баз данных о вакансиях в государственных службах занятости (ГСЗ) выявил, что они мало приспособлены к нуждам АГС: предприятия не обязаны информировать ГСЗ об имеющихся вакансиях; невозможно вычленить вакансии, поступившие от организаций, подведомственных федеральным или региональным органам власти; практически не сообщается информация о разрядах рабочих; информация о предоставляемом жилье имеется крайне редко.   Наложение списка профессий, из числа признанных подходящими для прохождения АГС, в заполнении которых регионы испытывают наибольшую потребность, на оценки числа вакансий, представленных службами занятости регионов, дает следующую структуру спроса на рабочие места для АГС в годовом измерении: чистые вакансии на рынке труда АГС — 15 тыс. ед., условные — 96 тыс. ед., малопригодные — 70 тыс. ед.

 

Сопоставляя потенциальную численность АГС-служащих при различных сценариях организации АГС и число рабочих мест, которые могут быть предложены государством для прохождения АГС, получаем следующие выводы:   I. Пригодными будут признаны вакансии исключительно социальной сферы, тогда:   1) при условии экстерриториального прохождения АГС и продолжительности службы 4 года будет закрыто менее 1/3 вакансий, имеющихся в социальной сфере;   2) при сокращении срока службы до 3-х лет и при том же экстерриториальном ее прохождении будут заняты чуть более 1/2 имеющихся вакансий социальной сферы;   3) даже если срок службы останется 4-годичным, но прохождение АГС будет по месту жительства, желающих служить будет в 3,5 раза больше, чем вакансий;   4) в случае прохождения АГС в течение 3-х лет по месту жительства будет наблюдаться 6-кратный переизбыток предложения труда.   II. Пригодными для АГС будут признаны как вакансии социальной сферы, так и коммунальной, тогда можно ожидать следующие варианты развития ситуации:   1) менее 1/5 вакансий социальной и коммунальной сфер будут востребованы для прохождения АГС в случае установления 4-годичной экстерриториальной службы;   2) даже в случае 3-годичной экстерриториальной службы призывниками АГС заполнится не более 1/3 вакантных мест социальных учреждений и коммунальной сферы;   3) при переходе на модель АГС-службы по месту жительства даже при условии ее длительности 4 года, более 1/5 претендентов не смогут получить рабочего места;   4) при установлении 3-годичной АГС по месту жительства, возможно превышение предложения труда над числом вакансий социальной и коммунальной сфер в 2 раза.   III. Спектр вакансий АГС будет дополнен профессиями, связанными с такой деятельностью, как служба в пожарных частях, вспомогательных войсках, милиции:   1) желающих проходить АГС в течение 4-х лет экстерриториально будет почти в 5 раз меньше, чем свободных рабочих мест;   2) при сокращении срока службы до 3-х лет при том же экстерриториальном варианте, незанятыми останутся около 2/3 рабочих мест;   3) как только будет принят сценарий прохождения службы по месту жительства, даже при 4-годичной АГС, примерно 27% не смогут получить рабочих мест;   4) в случае перехода на 3-годичную АГС по месту жительства переизбыток предложения труда составит более 150%.   Соотношение спроса и предложения на рынке труда АГС весьма чувствительны к изменению как сфер занятости, так и способам организации АГС. Водоразделом является принцип экстерриториальности. На намерения молодежи обратиться к АГС из двух параметров — продолжительность АГС и место ее прохождения — наибольшее влияние оказывает второй. Даже при увеличении срока службы до 4 лет, но при возможности проходить ее по месту жительства, число кандидатов оказывается существенно больше (54,3 тыс. чел. или 5% от числа призывников), чем при меньшем сроке в 3 года, но в другом регионе России (8,5 тыс. чел.

 

или же лишь 0,8% от численности призыва).   В случае применения принципа экстерриториальности не удается найти баланса между спросом и предложением: АГС-служащими могут быть замещены не более половины вакансий. В случае его отмены, если молодые люди смогут проходить АГС по месту проживания, может быть многократное превышение желающих пойти на АГС по сравнению с емкостью спроса на рынке труда.

 

Приблизительный баланс между спросом и предложением (с учетом завышенной оценки предложения) достижим при условии прохождения АГС по месту жительства, если в сферу применения АГС наряду с объектами социального обслуживания будут включены и объекты коммунального хозяйства.

 

В сегодняшней редакции Закона тот сегмент рынка, где предложение труда найдет спрос в рамках законодательно установленных норм, по-видимому, будет крайне ограничен. Между тем, маленький рынок труда экономически невыгоден ни одному из его агентов.

 

Очень высокими могут оказаться удельные транзакционные издержки как государственных органов управления, так и работодателя.  Сколько стоит альтернативная гражданская служба? Оценка расходов государственного бюджета  Порядок финансирования АГС, установленный  федеральным законодательством   Многолетние дискуссии в России по поводу введения АГС характеризовались преобладанием политических и морально-этических мотивов, в то время как вопросы, связанные с ее финансированием, остались вне поля зрения. Следует иметь в виду, что под финансированием подразумеваются затраты, которые несут различные субъекты. По-видимому, специальная статья «расходы на АГС» в структуре расходов бюджетов различных уровней формироваться не будет, а консолидация данных расходов будет производиться в сугубо аналитических целях.   Основной дополнительной нагрузкой на государственный бюджет станут транспортные расходы на переезд граждан, направленных на АГС, к месту ее прохождения и обратно.   Для работодателей основные дополнительные расходы, связанные с введением в стране системы АГС, будут обусловлены реализованным в Законе «Об альтернативной гражданской службе» принципом ее экстерриториальности, на основе которого они должны будут бесплатно обеспечивать жилье, а также оплачивать проезд к месту жительства при использовании ежегодного оплачиваемого отпуска.  Основные элементы расходов, исходные принципы и источники информации  для расчета, оценка расходов, связанных с системой АГС   Приводимые ниже оценки сделаны на примере 2001 г., так как по этому году имеется вся необходимая для расчета стоимости АГС информация. Расходы, которые будут производиться в стране в связи с введением АГС, можно описать следующим образом.   А. Оплата труда АГС-служащих в соответствии с действующей в организации системой оплаты труда, исходя из следующих двух принципиальных условий:   1. Ее размер не может быть выше средней заработной платы по России (субъекту Российской Федерации), так как лица, проходящие АГС, по большей части, являются неквалифицированными работниками.   2.

 

Размер заработной платы не может быть ниже прожиточного минимума, установленного в регионе — субъекте Российской Федерации, где гражданин проходит АГС.   Правомерно уменьшать эту оплату на величину затрат на жилье и коммунальные услуги, поскольку их несет работодатель.   Не исключено, что материальное положение АГС-служащего при низкой оплате труда будет характеризоваться глубокой бедностью, и дополнительных расходов на его содержание, оценить которые сложно, не избежать. Отказ от экстерриториальности, поэтому, мог бы решить проблему за счет системы внутрисемейных трансфертов.   В нашем расчете принимался размер средней заработной платы АГС-служащих, равный 2 391 руб. (рассчитанный как среднее арифметическое между средней зарплатой -3 282 руб.209 и прожиточным минимумом — 1 500 руб.) и использовался поправочный коэффициент вычета расходов на жилье, равный 0,954210.

 

Разумеется, стоимость организации АГС в год прямо связана с числом юношей, которые будут проходить АГС. Поэтому в зависимости от различных сценариев организации АГС получено, что если АГС будет проходить в социальной сфере, то численность составит 4 187 чел., а расходы — 115,0 млн. руб.; в социальной и коммунальной сферах — 16 924 чел.

 

при расходах 462,6 млн. руб.; в социальной, коммунальной сферах, милиции и пожарных войсках — 38 347 чел., а расходы -1 048,4 млн. руб.

 

Б. Начисления на оплату труда граждан, которые направлены для прохождения АГС, рассчитываются умножением общего фонда оплаты их труда на действующие тарифы единого социального налога и обязательных страховых платежей (в данном случае — 35,8%).

 

Они составили для трех сценариев, соответственно, — 41,2 млн. руб., 165,6 млн. руб.

 

и 375,3 млн. руб.   В. Оплата жилья для АГС-служащих. При экстерриториальной организации АГС служащих необходимо будет обеспечить жильем. Если расчет расходов строить на основе статистических сведений о доле расходов на жилищно-коммунальные услуги в расходах прожиточного минимума, то финансирование жилья составит 4,6% от зарплаты, по трем сценариям, соответственно, — 5,5 млн. руб., 22,3 млн. руб. и 50,5 млн. руб.   Г. Оплата переездов граждан, направленных на АГС, рассчитывается на основе принципа укрупнения (генерализации). Принято допущение, что возможная дальность проезда гражданина, направленного на АГС, к месту ее прохождения равна радиусу окружности, ограничивающей круг площадью, которая соответствует территории России.   Из расчета срока АГС в 3,5 года и полного использования поездок в отпуск в годовом исчислении получаем в среднем 2,3 поездки. Согласно экспертным оценкам, средний радиус переезда будет составлять порядка 2 331 км.

 

В расчете на 1 км пути стоимость составит — 0,51 руб.211 Тогда ежегодные транспортные расходы составят по трем сценариям, соответственно, — 11,5 млн. руб., 46,3 млн.

 

руб. и 104,9 млн. руб.   Д. Оплата профессионального обучения (в случае его необходимости). Для оценки расходов на оплату профессионального обучения граждан, направленных для прохождения АГС, используется принцип их минимизации.

 

Было сделано предположение, что доля АГС-служащих, нуждающихся в профессиональной подготовке, равна доле граждан, прошедших обучение по направлению ГСЗ, в общей численности снятых с учета безработных (в 2001 г. — 14,6% по информационной базе Минтруда России). Удельная стоимость обучения была рассчитана как средняя стоимость профессионального обучения безработного по бюджету Государственного фонда занятости населения России в 2000 г.

 

и равнялась 5 090 руб.

 

Следует отметить, что расходы по оплате труда должностных лиц в призывных комиссиях, федеральных и региональных органах исполнительной власти, связанных с направлением граждан на АГС и организацией ее прохождения, в качестве одного из элементов расходов АГС нами не учитываются, так как эти функции включены в их должностные инструкции.

 

Таким образом, величина расходов на обучение АГС-служащих составила по трем сценариям, соответственно, — 3,1 млн. руб., 12,6 млн. руб. и 28,5 млн. руб.

 

Обязательные и дополнительные расходы, связанные с АГС   Несмотря на то, что основную часть расходов будут нести работодатели, а они, являясь по закону организациями государственного сектора, так или иначе будут перекладывать все расходы, связанные с АГС в России, на бюджеты различных уровней, ошибочно называть их полностью дополнительными.

 

При занятии имеющихся вакансий обычными гражданами многие из этих расходов все равно были бы произведены. К числу дополнительных бюджетных расходов системы АГС относятся только оплата пребывания в общежитиях по месту прохождения АГС и транспортные расходы по переезду.

 

Оценка бюджетных расходов на АГС   Суммируя оценки компонентов стоимости организации АГС, получаем величину итогового бюджета АГС, означающую общий прирост расходов бюджетной системы на финансирование АГС, который в 2001 г.

 

мог составить по сценарию 1 — 17,0 млн. руб.; по сценарию 2 — 68,6 млн.

 

руб.; по сценарию 3 — 155,5 млн. руб.

 

Указанные оценки — предельные, поскольку получены, исходя из допущения, что все граждане, проходящие АГС, проживают в других регионах и нуждаются в общежитиях и компенсации транспортных расходов для проезда к месту работы.   Эти данные малозначимы для бюджета.

 

По максимальному сценарию численности АГС-служащих при условии ее длительности сроком 42 месяца и экстерриториальном принципе организации доля расходов на АГС в расходах консолидированного бюджета в 2001 г.

 

могла бы составить всего 0,0065%. В случае учета общего бюджета АГС (1 607,7 млн. руб.) этот показатель составил бы 0,067%   Хотя оценка дополнительных финансовых ресурсов из консолидированного бюджета на поддержку АГС не является драматической, следует отметить два важных обстоятельства. Во-первых, не исключено, что при заработной плате, определенной в размере прожиточного минимума, материальное положение АГС-служащего в реальности будет характеризоваться глубокой бедностью, а значит в той или иной форме (пособие, дотации и пр.) дополнительных расходов на его содержание не избежать.   Во-вторых, все же расходы, которые должен нести работодатель при реализации нормы об экстерриториальности, для него могут оказаться ощутимыми, при выборе между привлечением АГС-служащих или же обычных работников, предлагающих свой труд на локальном рынке труда, нет уверенности, что работодатель предпочтет первое.  Выводы   Введение АГС в России, с одной стороны, представляет новый элемент политической свободы, а с другой стороны, может принести экономическую выгоду, если рассматривать ее как институт, компенсирующий дефицит рабочей силы на определенных сегментах рынка труда.   В политическом отношении между законом и обществом могут установиться два типа отношений. Первый тип возникает в том случае, если Закон об АГС будет реализован в принятом виде и будет преследовать две цели: во-первых, удовлетворять международным стандартам, во-вторых, не дать желающим уклониться от службы возможность использовать этот закон.   Учету опасений представителей военных ведомств, части законодателей и некоторой доли населения (не дать АГС превратиться в «лазейку для желающих уклониться от воинской службы».) будет способствовать применение таких норм закона, как значительное удлинение срока АГС, принцип экстерриториальности, прохождение службы на территории воинских частей и ряда других. Как показало исследование, именно преимущественно по признаку вероисповедания все стороны видят наибольшую вероятность для призывника доказать правомерность своих претензий. Подобное применение закона об АГС, по результатам исследования, будет касаться крайне незначительного количества призывников.   В этом варианте, конечно, сохраняется возможность заявлять мировому сообществу о наличии в России демократического закона и охране прав религиозных меньшинств. Вместе с тем, движение по этому пути будет означать, что соответствующие конституционная норма и закон в реальности никак не используются для решения сложившегося узла проблем. Более того, окажутся обманутыми ожидания, появившиеся у части молодых людей, что нынешние законодательная и исполнительная власти, имеющие довольно большой кредит доверия от населения, в том числе молодежи, сумеют поставить общенациональные интересы выше интересов военных ведомств.   Второй возможный вариант трактовки Закона в обществе может быть реализован при том понимании буквы и духа Закона, которые отвечают позициям общественного мнения.

 

Гораздо чаще встречается принципиальная готовность выполнять свой долг перед обществом в виде несения военной службы, но эта принципиальная готовность сочетается с отказом или с острым нежеланием служить в армии в том ее состоянии, которое сложилось сегодня.

 

Сторонники АГС хотели бы найти в соответствующей конституционной норме и Законе средство выразить эту свою позицию: требование в интересах Отечества создать альтернативу нынешней организации вооруженных сил. Эти люди поддерживают обсуждаемые сейчас в обществе реформы армии и предлагают рассматривать введение АГС в контексте этих реформ как одно из средств оздоровить отношения армии и общества.   Оценивая политическую и социальную цену вопроса о введении АГС в терминах принятого Закона, представляется, что говорить о новой политической свободе граждан России при масштабах АГС в 4,2 тыс. чел.

 

не приходится. С этой точки зрения политический выигрыш от введения АГС сводится к ничтожно малой величине.

 

Оценивая же экономическую цену проблемы, можно сказать, что принятая редакция Закона лишает государство возможности решить целый ряд проблем на рынке труда и в социальной сфере.   Проведенное исследование показало, что приблизительный баланс между спросом и предложением достижим при условии прохождения АГС по месту жительства, если в сферу применения АГС наряду с объектами социального обслуживания будут включены и объекты коммунального хозяйства. Заметим, что именно норма об экстерриториальном прохождении АГС сформулирована в Законе не директивно и содержит ссылку «как правило», создавая тем самым возможности для более свободного применения этой нормы на практике. Именно здесь кроются возможности разрешения противоречий на рынке труда АГС.   Воспользовавшись этим «коридором возможностей», государство сможет решить серьезную проблему, связанную с хроническим дефицитом рабочей силы на общественно полезных и социально значимых работах при незначительных потерях бюджета (не более 0,067% в общих расходах консолидированного бюджета). Если этот шанс будет проигнорирован, Закону об АГС грозит стать «законом упущенных возможностей».  СОЦИАЛЬНЫЕ ЭКСКЛЮЗИИ НА СЕЛЬСКОМ РЫНКЕ ТРУДА  И МЕХАНИЗМЫ ИХ ПРЕОДОЛЕНИЯ*   НП Центр социально-экономических исследований и региональной политики   2003 год  Авторы: Сергиенко А.М., Калугина З.И., Родионова Л.В., Фадеева О.П., Муронова И.Ю.   Глубокие качественные преобразования в нашей стране, обусловленные радикальной социально-экономической реформой, неоднозначно отразились на жизнедеятельности общества.

 

На современном рынке труда наблюдаются противоречивые тенденции. С одной стороны, создание кооперативных и частных предприятий, акционирование государственных предприятий и колхозов, развитие предпринимательской деятельности привели к многообразию форм занятости и мест приложения труда, увеличили возможности для самореализации населения в сфере экономики. С другой стороны, разразившийся экономический кризис вызвал обнищание основной части населения, появление безработицы, усиление дискриминации отдельных категорий населения (по полу, возрасту, месту проживания и др.), массовые нарушения основных прав и свобод человека в социально-трудовой сфере. Преодоление ситуаций и состояний социальной эксклюзии на рынке труда является приоритетной задачей современной социальной политики.

 

В условиях ограниченных финансовых ресурсов и отсутствия действенных механизмов исполнения нормативно-правовых актов основную роль в решении этой задачи должна сыграть активизация экономического поведения населения. Особенно актуально это для сельской местности, отличающейся неблагоприятными, по сравнению с городскими, условиями жизни, более напряженной ситуацией на рынке труда и, соответственно, более глубоким проявлением социальных эксклюзий при существенно меньшем влиянии региональных и муниципальных органов управления в регулировании рынка труда.   Основной целью нашего исследования являлось изучение социальных эксклюзий на сельском рынке труда регионов России в годы реформ (1992-2002 гг.), механизмов их формирования и преодоления и разработка на этой основе предложений по совершенствованию политики регулирования рынка труда. В ходе исследования мы попытались ответить на следующие вопросы. Каковы масштабы и формы социальных эксклюзий? Что предпринимали различные группы сельских жителей, столкнувшись с нарушениями своих социально-трудовых прав, и какова результативность их действий? Какие факторы и механизмы определяют особенности социальных эксклюзий на сельском рынке труда?

 

Насколько взаимосвязаны социальные эксклюзии и экономическое поведение?

 

Какие стратегии экономического поведения реализовывали сельские жители на рынке труда в годы реформ? Являлись ли эти стратегии вынужденными, либо сельчане были относительно свободны в своем выборе? Кто больше выиграл, а кто проиграл в результате реализации данных стратегий? И, наконец, каковы возможности социальной политики в решении проблем преодоления социальных эксклюзий и повышения экономической активности населения?  Методология исследования   В исследовании мы опирались на такие понятия, как сельский рынок труда, социальные эксклюзии и экономическое поведение населения на рынке труда. В работе рассматривается совокупный сельский рынок труда. Его главными составляющими являются совокупное предложение, включающее занятых и безработных, проживающих в сельской местности, и совокупный спрос, характеризующий общую потребность аграрной экономики в наемной рабочей силе (замещенные и вакантные рабочие места). Расширительная трактовка рынка труда обусловлена задачами нашего исследования.   В научной литературе различают понятия процесса, ситуации и состояния социальной эксклюзии. Разделяя точку зрения Ф.М. Бородкина, под ситуацией социальной эксклюзии на рынке труда мы понимаем трудную ситуацию в жизни индивида или группы, связанную, прежде всего, с нарушением социальных прав личности, соблюдение которых гарантировано международными, национальными и местными нормативно-правовыми актами, регулирующими социально-трудовые отношения; состояние социальной эксклюзии — результат рефлексии, осознания ситуации, оно всегда субъективно и в значительной степени определяется психологическим состоянием индивида; процесс социальной эксклюзии рассматривается как последовательность состояний, стадий, уровней, глубины, интенсивности абсолютной и относительной социальной депривированности, или как последовательность обстоятельств, переводящих индивида или группу индивидов из нормального состояния в состояние социальной эксклюзии.   В отличие от социальной депривации понятие социальной эксклюзии более широкое.

 

Оно не исчерпывается представлением о бедности и лишениях, проистекающих из бедности, и может быть также связано с культурными, национально-этническими, религиозными и другими аспектами жизни. При рассмотрении социальной эксклюзии особое внимание уделяется причинам ее возникновения, механизмам преодоления и вопросам социальной справедливости. Когда говорят о преодолении социальной эксклюзии, наряду с традиционным набором мер социальной политики, особая роль отводится новым социальным технологиям, основанным на включении самих граждан в решение своих проблем.   Экономическое поведение населения на рынке труда рассматривается нами как совокупность действий и поступков, связанных с поиском, созданием, сохранением, расширением и использованием мест приложения труда, соответствующих источников доходов социальных групп, либо, напротив, с ограничением, свертыванием их активности на рынке труда.   Информационная база исследования включает данные социологических опросов сельских жителей и экспертов 1999-2002 гг.

 

в Алтайском крае, Новосибирской области и Республике Алтай212, данные государственной и ведомственной статистики, в частности о состоянии и динамике рынка труда, о ситуации в экономике села, а также нормативно-правовые документы Российской Федерации и трех обследуемых регионов по вопросам регулирования сельского рынка труда за 1999-2002 гг.   Для реализации основной цели и задач проекта в октябре-декабре 2002 г. были проведены выборочный опрос сельского населения и опрос экспертов в Алтайском крае, Новосибирской области и Республике Алтай.   Опрос населения проводился по квотной выборке с выделением групп, различающихся статусом занятости, демографическими характеристиками, отраслевой принадлежностью основного занятия и местом жительства.

 

Было опрошено 1 100 человек в трудоспособном возрасте, проживающих в 43 сельских районах, различающихся уровнем урбанизации и удаленностью от городов. Из них 51% составили женщины, 49% — мужчины, 45% — лица в возрасте 16-39 лет и 55% — 40-54(59) лет. В структуре респондентов по статусу занятости наемных работников было 78,6%, самозанятых — 12,2%, безработных — 9,2%. Подавляющая часть опрошенных работала в сельском хозяйстве (64%), отраслях социальной сферы (17%) и торговле (8%).

 

В экспертном опросе, который проводился в форме анкетирования и неформализованного интервью, приняли участие 63 респондента, в т. ч. 13 руководителей и специалистов региональных органов управления, 35 представителей районных и поселковых администраций, центров занятости и 5 директоров сельскохозяйственных предприятий.   Полученные данные были проанализированы с использованием корреляционного, дисперсионного и других математико-статистических методов обработки информации, методов факторного и типологического анализа, моделирования.  Социальные эксклюзии: масштабы и формы проявления   Институциональные преобразования и кризисные явления в российском обществе привели к обострению ранее существовавших на сельском рынке труда социальных эксклюзий и возникновению новых.

 

Основными формами проявления социальных эксклюзий являются:   1) безработица как эксклюзия от гарантий государства в сфере занятости, от оплачиваемой работы;   2) бедность как эксклюзия от средств к существованию в ситуации безработицы и занятости;   3) неправовые трудовые практики, значительные масштабы теневого рынка труда, поскольку здесь трудовые права работников не соблюдаются и не могут быть защищены государственными и общественными институтами;   4) эксклюзия от информации, приводящая к нарушениям основных прав и свобод человека в социально-трудовой сфере;   5) эксклюзия от сетей социальной безопасности, социального страхования.   В целом результаты исследования позволили выявить значительные масштабы распространения социальных эксклюзий в анализируемый период: не менее 2/3 респондентов попадало в ситуации социальной эксклюзии, в т. ч.

 

около 30% находилось в состоянии социальной эксклюзии.

 

При этом эксперты отмечают низкий уровень информированности сельчан о трудовых правах, об этом же свидетельствуют и данные опроса населения (см.

 

табл. 1).   Таблица 1  Формы социальной эксклюзии на сельском рынке труда, %  Характеристики Всего В том числе: Алтай-ский край Новоси-бирская область Респ. Алтай Не имеют работы более года (безработные) 64,4 57,4 63,6 86,4 Сталкиваются с задержками по заработной плате (наемные работники) 60,2 56,0 64,7 65,0 Средняя задержка по заработной плате, месяцев (наемные работники) 5 6 4,5 2 Установлена необоснованно низкая заработная плата (наемные работники) 74,7 81,0 71,3 58,0 Выплата заработной платы производится преимущественно в натуральной форме (наемные работники) 20,3 18,0 27,8 7,0 Доля натуроплаты в оплате труда (наемные работники) 35 44 27 27 Ненормируемый рабочий день, высокая интенсивность труда (наемные работники) 30,2 27,0 34,4 31,0 Отказ в предоставлении очередного отпуска, сокращенный отпуск (наемные работники) 10,4 7,5 13,6 13,0 Отсутствие компенсационных выплат за работу во вредных условиях (наемные работники) 15,8 8,6 24,0 22,0 Отсутствие медицинского страхования (самозанятые) 24,8 25,6 15,0 31,6 Отсутствие пенсионного страхования (самозанятые) 28,7 28,9 15,0 42,1 Плохое материальное положение семьи (бедные) 41,1 46,1 40,6 21,1 Исключение экономически активного населения из сферы занятости является острейшей социальной проблемой. Безработица приводит к снижению доходов, потере квалификации и трудовых навыков, ухудшению здоровья, ограничению круга общения, ощущению своей бесполезности, нравственной и психологической деградации личности, росту алкоголизма, усилению социальной напряженности на рынке труда. По данным статистики, в 2002 г.

 

численность безработных в изучаемых регионах (согласно методике МОТ) составила 89 тыс. человек, а ее уровень 9%. По оценкам экспертов, уровень реальной безработицы составил 24% и достигал в отдельных поселках 40-70%. При этом 2/3 безработных не имело работы более года.

 

В годы экономических реформ наблюдалось массовое обнищание сельского населения. В анализируемый период уровень бедности возрос в 2,7 раза и составил свыше 40% по данным опроса и 50% — по оценкам экспертов. Заниженная оплата труда, ее многомесячные задержки, выплата в натуральной форме не позволяли большинству населения обеспечить качественное питание, полноценный отдых, хорошее медицинское обслуживание, покупать необходимую одежду, товары длительного пользования, решать жилищную проблему, оплачивать обучение детей, что приводило к быстрому психофизическому истощению жизненных сил человека.   На необоснованно низкое вознаграждение за труд указало, по разным оценкам, свыше 55-75% наемных работников и 40% самозанятых (см. табл.

 

1). Распространенной практикой стали длительные невыплаты зарплаты сельским труженикам и замена денежной оплаты труда на суррогатные формы (натуроплата, «отоварка», выдача продукции под запись и пр.). На момент опроса проблема задолженности по заработной плате коснулась 60% наемных работников, задержка в оплате труда в среднем составила пять месяцев, а для каждого двадцатого она превышала 2-3 года. Натуроплата использовалась на подавляющем большинстве сельских предприятий и составляла в среднем 35% от выплачиваемой суммы.

 

Для 20% работников такой вид оплаты являлся основным, отдельные работники не получали заработную плату в денежной форме 10 и более лет.   В годы реформ на сельском рынке труда широкое распространение получили неформальные, неправовые трудовые практики. По мнению экспертов, они более характерны для предприятий торговли, сельского хозяйства и строительства. Примерно каждый десятый сельский работник занят на условиях устной договоренности.

 

При этом в Новосибирской области такая форма найма встречается в четыре раза чаще, чем в Алтайском крае и вдвое чаще по сравнению с Республикой Алтай.   Масштабы неформальной занятости в аграрной экономике напрямую зависят от экономического положения сельскохозяйственных предприятий.

 

При этом легко было заметить, что чем ниже уровень социально-экономического развития предприятия, тем большую роль в выживании семей имеет личное подсобное хозяйство. Экономически сильные хозяйства не только снижают потребность работников в ведении крупных ЛПХ, но и значительно улучшают условия его ведения за счет оказываемой помощи.

 

Эксклюзия от сетей социальной безопасности, социального страхования проявляется в наличии для наемных работников таких проблем, как отсутствие компенсаций за работу во вредных условиях и сверхурочную работу, сокращенный рабочий день и принудительные отпуска или, наоборот, сокращенный отпуск и отказ в его предоставлении, отсутствие сильных общественных организаций по защите интересов работников, снижение влияния профсоюзов (см. табл. 1).

 

Самозанятые выделили такие важные для себя проблемы, как ненормированный рабочий день, работа без выходных и отпуска, сверхнормативная физическая нагрузка, отсутствие пенсионного и медицинского страхования. Безработные отметили проблемы, связанные с ограниченностью рабочих мест и регистрацией в центрах занятости, в т. ч. вследствие механизмов сдерживания постановки на учет.   Кроме того, в ходе исследования выявлен особый сельский феномен в проявлении социальных эксклюзий, во-первых, это эксклюзия от территориальной доступности вакантных рабочих мест и учреждений образования, повышения квалификации в географически близких населенных пунктах, услуг государственной службы занятости и, во-вторых, эксклюзия от выбора некрестьянского образа жизни. Резкое сокращение объемов сельскохозяйственного производства в коллективных хозяйствах, неразвитость социальной инфраструктуры вынуждают практически все сельское население вести личное подсобное хозяйство, основанное в современных условиях на тяжелом физическом, немеханизированном труде.   Ситуации эксклюзии вызывают напряжение, беспокойство, неуверенность в будущем, на что указало более 70% сельчан, 11% респондентов испытывали полную апатию, равнодушие ко всему (см.

 

табл.

 

2).

 

В этой категории оказались практически все бедные и безработные (особенно не имеющие работы длительное время). Указанные негативные состояния и ощущения более остро переживали женщины, представители среднего и старшего трудоспособного возраста, лица с низким уровнем квалификации.   Особое внимание в социальной политике должно быть уделено жертвам эксклюзии (эксклюзантам) — группе сельских жителей, оказавшихся в ситуации эксклюзии и переживающих это состояние. К последним, на наш взгляд, относятся лица, находящиеся либо в состоянии напряжения («напряженные» эксклюзанты), либо апатии, равнодушия ко всему («равнодушные» эксклюзанты). Наиболее значительная корреляционная зависимость обнаружена между состоянием эксклюзии и ситуацией эксклюзии от средств существования. Среди бедных к эксклюзантам относится почти каждый третий или 15% от общей численности сельских жителей. В то же время среди более благополучных в материальном отношении сельчан «напряженных» оказалось почти три раза меньше.

 

Характеристики состояния эксклюзии также существенно различаются в зависимости от статуса занятости на рынке труда и имеющихся в связи с этим ситуаций эксклюзии. К эксклюзантам относятся 35% безработных, 25% наемных работников (сталкивающихся с проблемами низкой оплаты труда, ее задержек и натуроплатой и при этом оценивающих несправедливость этой ситуации), а также 19% самозанятых (низко оценивающих получаемое вознаграждение за свой труд).

 

В совокупности эти группы составили около 20% сельчан, в т. ч. в их число вошло свыше половины «напряженных» эксклюзантов. Таким образом, оценка взаимосвязи различных ситуаций и состояний эксклюзии свидетельствует, что ими одновременно охвачено от 15 до 20% всех сельских жителей.   Таблица 2  Состояние социальной эксклюзии различных групп  сельского населения, %  Характеристики Уверены Обеспокоены Напряже-ны Равно-душны В целом по массиву 19,4 57,1 12,5 10,5 Пол:  Мужчины  Женщины  23,1  15,5  54,3  60,0  10,6  14,6  11,5  9,6 Возраст:  Лица младшего трудоспособного возраста  Лица среднего трудоспособного возраста  Лица старшего трудоспособного возраста  25,0    18,9    17,4    50,4    61,0    58,0    9,7    11,2    14,2    13,1    8,9    10,2   Место жительства:  Алтайский край, в т.

 

ч.

 

в районах:  * урбанизированных  * слабоурбанизированных  * неурбанизированных  Новосибирская область  Республика Алтай  14,2  11,3  14,7  14,5

(Visited 1 times, 1 visits today)
Do NOT follow this link or you will be banned from the site! Пролистать наверх