ТEОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА УЧEБНИК ДЛЯ ЮРИДИЧEСКИХ ВУЗОВ ПИГОЛКИН

  В юридическую науку включаются также те проблемы теории государства, которые непосредственно связаны с правом, без которых право не может быть глубоко и всесторонне понято и проанализировано как эффективный инструмент государственного руководства обществом. Учение о государстве в целом включается в особую науку — политологию, но изучать многие основные закономерности создания и развития государства признано также и правоведение, учитывая тесную и непосредственную связь между этими общественными явлениями, тот факт, что государство является тем инструментом, который создает право, организует и обеспечивает исполнение юридических норм. В юридической литературе правильно отмечается, что правоведение изучает правовые свойства государства, что ее предмет — это понятие права и соответствующее правовое понятие государства .   —

  Проблемы общей теории права и государства / Под ред. В.С. Нерсесянца. М., 1999. С. 6.     Юридическая наука — эффективный инструмент познания права и его роли в жизни общества, а также совершенствование правовой системы в целом и отдельных ее элементов, ее изменения в соответствии с динамикой, постоянного преобразования общественной жизни. При этом эффективность юридической науки во многом зависит от установления тесных связей и взаимодействия с другими отраслями гуманитарной, а также и естественной науки в творческом познании государственно-правовой действительности.   Юридическая наука имеет древние корни. Еще величайшие мыслители Древней Греции — Платон и Аристотель много говорили о государстве и праве. Большой вклад в правоведение внесли римские юристы (Гай, Ульпиан, Цицерон и др.), а также средневековые схоласты — Блаженный Августин и Фома Аквинский.   Следующий этап развития этой науки связан с разложением феодализма и борьбой нарождающейся буржуазии за власть, с обоснованием идей естественного права и критикой деспотизма феодального государства и «кулачного» права (Руссо, Вольтер Монтескье, Гобсс, Локк и др.).   Огромное влияние на развитие юридической теории оказали идеи великих немецких мыслителей — Г. Гегеля и И. Канта, а также классиков марксизма-ленинизма (К. Маркс, Ф. Энгельс, В.И. Ленин), обосновавших классовую природу государства и права, а также определяющее влияние экономики на их возникновение и развитие.   Исследованием научных проблем государства и права занималась также плеяда выдающихся юристов-теоретиков дореволюционной России — С.А. Муромцев, П.И. Новгородцев, Л.И. Петражицкий, Н.М. Коркунов, Ф.В. Тарановский и др. (более подробно об этом см. § 5 настоящей главы).   В современных условиях и в западных странах, и в нашей стране продолжаются серьезные исследования по общим вопросам правоведения, а также по отдельным его дисциплинам. Изучаются философские проблемы права, практические аспекты его развития и совершенствования, вопросы правопонимания, правового государства, гражданского общества, национальной безопасности, охраны природы и др.   В юридической науке существует довольно сложный комплекс наук, который можно было бы разбить на несколько самостоятельных частей. Одна из них — это теория государства и права, изучению которой посвящен настоящий учебник. Это основополагающая для юриспруденции наука, изучающая наиболее общие фундаментальные проблемы государства и права, имеющие методологическое значение для всех других отраслей правовой науки и практики. Именно поэтому ее часто называют общей теорией государства и права.   Следующая часть — это историко-правовые науки, изучающие последовательные этапы становления и развития государства и права, юридической идеологии, государственные институты, законодательные памятники, правовые ученые и теории в их историческом, хронологическом развитии. Это отечественная и зарубежная история государства и права, а также история политических и правовых учений, раскрывающая этапы развития правовой науки, взгляды ученых прошлого и современности на государство и право.   Наиболее значительная группа юридических наук — это отраслевые науки, изучающие закономерности создания и развития той или иной отрасли (части) права, регулирующей конкретную широкую сферу однородных общественных отношений. Это конституционное (государственное), административное, гражданское, трудовое, уголовное право и другие отрасли. Перечень таких наук постоянно расширяется и обновляется в силу развития регулируемых правом общественных отношений, специализации и дифференциации научных направлений. Совсем недавно в качестве самостоятельных отраслевых наук выделились, например, арбитражный процесс, экологическое, космическое право и др.   Уместно выделить также науки, изучающие организацию юридической деятельности. Это судоустройство, прокурорский надзор, организация работы адвокатуры, нотариата, органов местного самоуправления.   Особое место в системе наук занимает международное право. Если остальные отраслевые науки исследуют отдельные отрасли внутригосударственного (национального) права, то международное право занимает особое место, поскольку, регулируя отношения не внутри государства, а между государствами и другими участниками международного общения, оно имеет свои специфические закономерности регулирования.   В юридическую науку включаются и так называемые технико-прикладные науки, которые находятся на стыке правоведения и других отраслей знания (технические науки, математика, статистика, химия, медицина, психология, кибернетика и др.), данные которых используются для решения правовых задач. Это криминалистика, судебная медицина, судебная психиатрия, бухгалтерский учет и экспертиза, судебная статистика и др.   Ряд теоретиков выделяют в качестве самостоятельной части юридической науки также сравнительное правоведение (компаративистику), назначение которого состоит в сравнении между собой правовых систем разных государств, их институтов и отдельных норм для определения общих закономерностей и особенностей развития права в различных регионах, частях нашей планеты, использования опыта правотворчества и применения юридических норм других государств.   По-разному учеными-юристами определяются функции правоведения. Это понятие обычно трактуется как основные направления научной деятельности, ее воздействия на общественную жизнь в целях ее прогрессивного преобразования. В учебниках по юриспруденции и монографической литературе нет единства в перечислении функций. Среди них называются теоретическая, методологическая, эвристическая, познавательная, идеологическая, воспитательная, прогностическая, гносеологическая, онтологическая, практически-организационная и др.   Представляется целесообразным выделить три основные функции, которые в обобщенном виде определяют основные направления научной деятельности в сфере права. Это гносеологическая (познавательная), прогностическая и идейно-воспитательная (идеологическая). Гносеологическая функция — это выработка и оформление научных знаний о государстве и праве. Правоведение аккумулирует и приводит в систему идеи о государственно-правовой надстройке, объясняет, когда и почему возникли те или иные юридические категории, явления, факты, каково их социальное назначение, структура, в какой связи они находятся между собой, создавая тем самым научную основу для формирования политической идеологии, правосознания и юридической культуры.   Эта функция направлена на изучение и анализ фактического материала об органах государственной власти, их структуре, формах и методах работы, правовых нормах, порядке их создания, упорядочения и применения, правосознании общества и отдельных социальных групп, о состоянии борьбы с правонарушениями и обеспечении законности и правопорядка в стране и т.д.   Научное познание помогает выработать понятийный аппарат категорий государственно-правовой действительности, обеспечивает высокий профессионализм работников правотворческих, судебных и иных правоприменительных органов, взаимодействие между различными отраслями юриспруденции, единообразие в понимании и оценке правовых фактов, процессов, отдельных норм и способов их реализации. Такой понятийный аппарат используется не только для объяснения тех или иных юридических процессов, явлений, но и для выработки общих теоретических выводов, обобщающих закономерностей функционирования всей государственно-правовой надстройки, а также отдельных отраслей права и конкретных юридических институтов. Правоведение не только анализирует и обобщает проблемы государства и права, но и объясняет объективные процессы их развития, выявляет закономерности, лежащие в основе этих процессов, определяет их сущность и социальную роль.   На основе познания и объяснения основных закономерностей государственно-правовой действительности юридическая наука призвана давать глубокую и обоснованную оценку изучаемых явлений, определять их положительные и негативные черты, обосновывать степень демократизма форм правления и политических режимов в той или иной стране, степень обеспеченности и защиты прав и свобод личности, справедливости права и отдельных его институтов и т.д.   Гносеологические функции являются основой для показа недостатков в работе государственного аппарата, своевременного выявления малоэффективных и устаревших правовых положений, пробелов и противоречий в действующем законодательстве, определения эффективности работы государственного аппарата и правового регулирования. Творчески-критический характер научной деятельности в сфере юриспруденции — необходимая ее черта, способствующая определению путей дальнейшего совершенствования государственно-правовых институтов, формирования гражданского общества и правового государства.   Вторая основная функция юридической науки — прогностическая, определяющая в теоретическом плане пути дальнейшего развития государства и права, их будущую судьбу, формирующая научно обоснованные предложения о совершенствовании аппарата государства, его функций и методов работы, действующего правового регулирования. Правоведение как бы встает на плечи юридической практики и с учетом ее достижений и недостатков на современном этапе определяет пути ее дальнейшего движения и развития.   Научное предвидение распространяется как на усовершенствование отдельных государственно-правовых институтов, актов, норм, так и на общие тенденции развития политической и правовой жизни страны и всего мира. Ученые-юристы много внимания уделяют разработке обоснованных предложений по укреплению законности и правопорядка в стране, по закреплению в законах принципов народовластия, основ рыночной экономики, по закреплению прав и свобод граждан, обеспечению их охраны и защиты, ликвидации пробелов и противоречий в действующем законодательстве, борьбе с преступностью и другими правонарушениями и т.д. Они являются непременными участниками подготовки всех наиболее значительных законов и иных правовых актов, осуществляют научную экспертизу разрабатываемых правотворческих решений, участвуют в работах по упорядочению, систематизации законодательства, являются авторами разработки многих инициативных законопроектов.   Наконец, третья основная функция юридической науки — идейно-воспитательная (идеологическая). Правоведение воздействует на общественную жизнь, деятельность органов и организаций, поведение людей не только через посредство тех или других государственно-правовых институтов, но и прямо, непосредственно, как важный идеологический фактор, пропагандирующий идеи справедливости, демократии, гуманизма, правового государства, естественных, неотъемлемых прав личности, которые должны найти отражение в практике государственной жизни, действующем законодательстве. Юридическая наука активно воздействует на правосознание должностных лиц и отдельных граждан, создает научную основу для формирования в стране политической и правовой культуры.   В юридической литературе неоднократно отмечается, что такая функция призвана обеспечивать глубокое знание студентами правовых и ряда других учебных заведений (вузов, техникумов, колледжей) основных понятий юриспруденции, принципов права, действующих норм, пропаганду правовых знаний среди населения, повышение квалификации работников правоохранительных органов и иных звеньев государственного аппарата, предпринимательских структур. Она способствует также повышению авторитета, социальной значимости закона, воспитанию уважения к его установлениям, формирования высокого уровня общественной, групповой и индивидуальной юридической культуры.   Правоведение обосновывает идеи законопослушания граждан и должностных лиц, необходимость строгого соблюдения и исполнения правовых норм, активного участия в общественно-политической жизни, вырабатывает правила научного толкования юридических предписаний, формирования психологических установок на правомерное поведение и активную жизненную позицию.   Формы воздействия правоведения на юридическую практику весьма разнообразны. В их числе можно отметить создание крупных, фундаментальных работ по общим и отраслевым проблемам юриспруденции (монографии, ученые записки, статьи в теоретических журналах), сравнительное изучение зарубежного законодательства и практики его осуществления, научное комментирование вновь принимаемых законов, внесение в правотворческие органы научно обоснованных предложений о совершенствовании действующего законодательства и перспективах его развития, непосредственное участие в подготовке важнейших законопроектов, их научной экспертизе, инициативная разработка такого рода актов, составление разного рода методических правил, рекомендаций законопроектной и правоприменительной деятельности и т.д.    § 2. Предмет теории государства и права     Теория государства и права стоит особняком в общей системе юридических наук. Она не изучает правовые системы отдельных государств, те или иные части (отрасли, институты) права одной или нескольких стран. Ее предмет — те общие черты и закономерности, которые характерны в целом для становления и функционирования такого самостоятельного общественного явления, каким является право, которые свойственны всем правовым системам мира или их комплексам (англосаксонская, континентальная, мусульманская и другие правовые семьи). Эта наука исследует весь совокупный, свойственный каждому региону мира механизм государственно-правового регулирования общественных отношений, определяет основные пути и тенденции его развития.   Исследуя право в целом, теория государства и права определяет этапы его создания и развития, сущность, социальное назначение и роль в жизни отдельной личности, коллективов людей, общества в целом, перспективы дальнейшего совершенствования. Потребность такой науки связана с тем, что в реальной жизни существуют такие общие во всем мире закономерности государственно-правовой действительности, без познания которых невозможно проанализировать основные черты законодательства отдельных государств, предмет отраслевых и иных специальных юридических наук. Ни одна из таких наук не способна обеспечить исследование права как единой и целостной системы, как самостоятельного и специфичного по своим признакам социального феномена.   Закономерности создания и развития государства, как и иных институтов политической системы общества, изучаются специальной наукой — политологией. Однако такие закономерности в определенной и даже значительной своей части исследуются также и теорией государства и права. Это касается тех из них, которые непосредственно связаны с правом, без которых право, будучи инструментом государственного руководства обществом, не может быть глубоко понято как самостоятельная социальная категория. Государство изучается правоведением как правообразующая и правообеспечительная сила. Теория государства и права анализирует его правовые свойства и аспекты. Те же закономерности государства, которые не связаны непосредственно с правом, не являются отражением взаимодействия этих двух самостоятельных общественных явлений (например, сущность социальной власти вообще и государственной власти в частности, связь государства с идеологией, культурой, менталитетом общества и др.), не являются предметом теории государства и права. Они входят в общий предмет политологии.   Право и государство существуют в тесной связи друг с другом и органическом единстве. Они неразрывны в реальной жизни, возникают в силу одних и тех же причин и переходят от одного исторического типа к другому одновременно и параллельно. Их раздельное существование практически немыслимо.   Позитивное право создается или санкционируется государством посредством деятельности компетентных правотворческих органов, обеспечивается в своем осуществлении принудительной силой государства, применением государственными правоохранительными органами правовых санкций в случае нарушения юридических норм. Государство также организует исполнение правовых предписаний, обеспечивает реальность их действия, создает эффективный механизм правореализации.   Вместе с тем осуществление государством властно-управленческих функций предполагает воздействие на волю и сознание людей в форме установления прав и обязанностей, обеспечивая и охраняя их безопасность, свободный труд и отдых, побуждая сообразовывать свое поведение с интересами других лиц, материальными и духовными потребностями всего общества в целом. Законы и другие источники права устанавливают основы взаимоотношений личности с государством и его органами, закрепляют и охраняют права и свободы человека и гражданина, формы правления, государственного устройства, политический режим, определяют структуру и компетенцию органов государства, полномочия общественных объединений и юридических лиц.   Все сказанное дает основание сделать вывод, что государство и право неразрывно связаны между собой и не могут существовать независимо друг от друга.   Именно поэтому общая наука правоведения включает исследование и права, и государства и носит название «теория государства и права». Но при этом следует специально отметить, что и право, и государство — самостоятельные общественные явления, имеющие собственные черты и закономерности.   Можно наметить две самостоятельные части теории государства и права. Одна из них — философско-методологическая часть. В нее входят наиболее общие принципиальные основы изучения права и государства. К ним, в частности, относятся главные закономерности возникновения и этапы развития права и государства, их сущность, основное назначение и исторические судьбы, соотношение типа и формы права и государства, сочетание в их сущности общечеловеческих и классовых начал, формирование правового государства и гражданского общества, взаимоотношение права и государства с личностью, роль этих социальных явлений в обеспечении материальных и духовных потребностей людей. В эту часть включается также и характеристика основных правовых систем, ныне существующих на планете, проблемы создания мирового права и государства.   Серьезное внимание в этой части уделяется методологии взаимоотношений права и государства с такими социальными категориями, как экономика, политика, культура, демократия, мораль, национальные отношения, религия, экология, глобализация и др. Изолированно, без установления диалектических связей и форм взаимодействия с ними, невозможно продуктивно исследовать проблемы права и государства.   Другую часть теории государства и права можно было бы назвать в условном смысле конкретно-аналитической. В ней анализируются и определяются основные понятия, отражающие государственно-правовую действительность, формулируются в обобщенном теоретическом виде ответы на вопросы, что представляет собой то или иное государственно-правовое явление, каковы их главные черты. К числу таких понятий можно отнести, например, функции государства, его механизм, правосознание, юридическую культуру, нормы и источники права, правотворчество и систематизацию законодательства, систему права, применение и толкование юридических норм, правоотношения, правонарушения и юридическую ответственность, законность и правопорядок и др.   Конкретно-аналитическую часть можно было бы назвать также (опять же в условном смысле) государственно-правовой энциклопедией, поскольку в ней на основе научного анализа даются те понятия права и государства, которые активно используются в повседневной жизни и юридической практике, применяются во всех отраслях и институтах права.   Предмет теории государства и права не стоит на месте. Он все время расширяется в силу динамики общественных отношений, объективного повышения роли государства и права, усиления во всех странах мира государственно-правового вмешательства в различные сферы социальной жизни. Общественная практика ставит перед наукой все новые и новые задачи, требующие теоретического анализа и осмысления. Для углубленного исследования и решения необходимы такие вопросы, как пути дальнейшего развития демократии, совершенствования форм взаимодействия законодательной, исполнительной и судебной властей, формирование правового государства и гражданского общества в нашей стране, совершенствование организации и форм деятельности аппарата государства, укрепление законности и пути преодоления правового нигилизма, право и экология, эффективность действующего законодательства, проблемы борьбы с международным терроризмом, глобализации государственно-правовых институтов, международная защита прав личности и ряд других, не менее важных и актуальных проблем.    § 3. Место теории государства и права в системе наук     Теория государства и права находится в тесной связи и взаимодействии с многими другими, в первую очередь общественными, науками, поскольку в той или иной степени они также изучают различные системы государства и права, исследование определенных их черт входит в предмет таких наук. Совершенствование взаимодействия с ними является одной из важнейших задач, стоящих перед теорией государства и права.   Необходимо прежде всего проследить взаимоотношение этой науки с близкими по содержанию и предметами изучения неюридическими науками. При этом такие связи могут быть различными по своему характеру. Выводы одних наук служат методологической, принципиальной базой для изучения государства и права, кладутся в основу их теоретического осмысления. Теория государства и права опирается на такие выводы. Это касается философии, экономической науки, социологии.   Философия как наука о наиболее общих закономерностях развития природы, общества и человеческого познания, физического, социального и духовного бытия направляет теоретическую мысль, определяет основные выводы в процессе исследования проблем возникновения, сущности и путей развития государства и права. Все юридические науки базируются на материальных основах познания мироздания, на таких основополагающих идеях философии, как материальность мира, его принципиальная познаваемость, приоритет материальных условий существования общества. Активно используется в государственно-правовых исследованиях диалектический метод познания, такие философские категории, как сущность и явление, содержание и форма, целое и единичное, анализ и синтез, система и структура и др.   Экономическая наука, изучающая закономерности материального базиса общества, формы собственности, средства и способы производства, формулирует фундаментальные идеи о приоритете экономических факторов в трактовке государственно-правовых явлений, о роли производства, товарно-денежных отношений, форм собственности и распределения общественного продукта в формировании государства и права, в определении их сущности и роли в общественной жизни.   Социология — это наука об обществе как целостной системе, отдельных социальных институтах, процессах, общественных группах, о личности как основной ценности современного общества. Она помогает рассматривать государство и право в качестве составных частей организации социальных связей и взаимоотношений, образующих материю общественной жизни, определяет формы и функции таких связей и взаимоотношений. Ряд теоретиков выдвигают идеи о существовании особой отрасли юридической науки, называемой «социология права». Ее предмет — проблемы взаимосвязи права с другими социальными явлениями в процессе его действия, осуществление нормативно-правового регулирования общественных отношений, правовая социологизация личности.   Существует также ряд других гуманитарных юридических наук, которые находятся как бы на одинаковом уровне с теорией государства и права, сотрудничают с ней, взаимовлияют и обогащают друг друга. Среди них можно назвать такие науки, как политология, психология, этика, герменевтика и ряд других.   Политология — это наука о политике, составных частях политической системы (политические партии, средства массовой информации и др.), соотношении власти и личности, коллективов людей, нормах политической этики и др. Теория государства и права дает материал для характеристики государства и права как неотъемлемых частей политической системы общества, определяет характер и формы государственной власти, воздействие права на деятельность властных структур общества. Вместе с тем политология помогает глубоко уяснить взаимодействие государства и права с другими частями политической системы, связи с политическими явлениями, отношениями, институтами, субъектами политической жизни.   Психология как наука о психическом отражении действительности в процессе жизни и деятельности человека тесно связана с поведением людей, мотивами и характером их поступков. Право, как известно, устанавливает нормы поведения, регулирует деяния людей (позитивное обязывание, запрет, правомочия), разделяет их на правомерные, неправомерные (правонарушения) и безразличные для права. Таким образом, и психология, и теория государства и права довольно близки друг другу и их сотрудничество помогает эффективно решать проблемы и той и другой науки.   Под этикой обычно понимается наука о морали (нравственности) как форме общественного сознания. Моральные нормы наряду с правовыми являются основными инструментами регулирования общественных отношений. Они близки по содержанию и социальной направленности, хотя и имеют целый ряд характерных черт и особенностей. Анализ взаимодействия таких социальных регуляторов, определение направлений их сближения в условиях формирования правового государства и гражданского общества обогащают содержание и этики, и правоведения.   Герменевтика как наука о толковании и анализе письменных текстов активно используется в правоведении, поскольку источники (формы) права внешне выражаются в современной юриспруденции, как правило, в определенных письменных документах официального характера (нормативные акты, судебные прецеденты, нормативные договоры и др.), для которых их внешнее текстовое выражение имеет особое значение.   Наряду с неюридическими науками теория государства и права непосредственно связана и активно взаимодействует также с другими отраслями правоведения, причем такие связь и взаимодействие носят принципиально иной характер. Для всех юридических наук теория государства и права представляет собой фундаментальную, методологическую основу их существования и развития, снабжает их основными понятиями юриспруденции, главными закономерностями создания и развития права и государства.   История государства и права изучает эти важные социальные явления по определенным историческим периодам с момента возникновения и до наших дней, анализирует исторические факты и события существования конкретных государств и правовых систем. Эта наука имеет много общего с теорией государства и права — они изучают эти социальные явления в целом, исследуют причины возникновения государства и права и этапы их развития. Но между ними есть и существенные различия. История изучает закономерности развития государственных и правовых форм конкретных стран в их хронологической последовательности, описывает и дает сравнительный анализ юридических источников права, действовавших в конкретной исторической обстановке, в том или ином государстве. Теория же исследует такие закономерности в обобщенном виде, определяет теоретические основы такого развития (создание государства и права, их сущность, типология, дальнейшие перспективы развития).   Тесное взаимодействие этих наук весьма плодотворно и многоаспектно. С одной стороны, научное исследование и обобщение исторического материала является одной из необходимых основ для глубокого и всестороннего анализа общих государственно-правовых проблем и формулирования обобщающих выводов о закономерностях и путях дальнейшего развития государства и права. Например, сравнительно недавно проведенные исторической наукой исследования о неолитической революции и связанном с ней превращении присваивающего хозяйства в производящее в древнем мире дали новый стимул для определения причин возникновения государства и права (гл. II настоящего учебника).   С другой стороны, историко-юридическая наука в своих выводах опирается на методологические установки, выработанные теорией государства и права, использует весь теоретический арсенал и понятийный аппарат этой науки. Теория помогает правильно и глубоко характеризовать и оценивать те или иные события государственно-правовой жизни страны, их социальное значение и связь между собой.   Не менее важны также тесные связи и взаимодействие теории государства и права с отраслевыми юридическими науками. Такие науки исследуют отдельные составные части юридической системы государства, отрасли права. Они имеют свой предмет — систему правовых норм, регулирующих определенную, четко обозначенную сферу общественных отношений (труд, семья, экология, имущественные отношения и др.) и использующих специфический метод юридического воздействия. Каждая отраслевая наука изучает закономерности и черты своего предмета, в то время как теория государства и права исследует те закономерности, которые являются общими для государственно-правовой действительности независимо от того, к какой области социальной жизни они имеют отношение.   Теория государства и права, будучи наукой обобщающей по отношению к отраслевым наукам, вырабатывает основные, профилирующие понятия, свойственные всему праву в целом (юридическая норма, источник права, правоотношение, коллизия закона, система права, его отрасль и юридический институт, правонарушение, вина и ее формы и др.), которые активно используются отраслевыми науками применительно к своему предмету, без которых невозможно исследование проблем таких наук.   Теория государства и права по отношению к отраслевым юридическим наукам имеет также методологическое значение, поскольку ее положение и выводы раскрывают фундаментальные, наиболее значимые связи и закономерности государственно-правовой надстройки, определяют главные объективные черты ее развития, взаимодействие с другими элементами социальной системы общества. Поэтому выводы теории государства и права являются фундаментальной теоретической основой, руководящим началом при исследовании проблем отраслевых наук. Отраслевая теория базируется на методологических постулатах теории государства и права.   Такая наука является также для отраслевых наук исходной, основополагающей, поскольку от уровня, глубины ее развития, актуальности исследуемых проблем, их связи с назревшими потребностями развития общества и государства, правильного и глубокого их решения во многом зависит общее состояние правовой науки в целом, эффективность ее воздействия на общественную жизнь.   Связь теории государства и права с отраслевыми науками является взаимной, двусторонней и творческой. Выводы ученых-отраслевиков и их коллективов обогащают теорию права, нацеливают на разрешение наиболее актуальных проблем, позволяют на конкретных примерах и более глубоко раскрыть ключевые понятия юриспруденции, питают общую теорию фактическим материалом. Так, разработки в науке уголовного и административного права проблем преступлений и административных правонарушений, вопросов вины, деликтоспособности, отраслевой ответственности позволили воссоздать в основных чертах общую теорию правонарушений, юридической ответственности, причин правонарушений и путей их преодоления. Исследования специалистов конституционного права в области законодательного процесса послужили исходной базой для разработки общих проблем правотворчества и законодательной техники.   Теория государства и права тесно связана и взаимодействует также и с технико-прикладными науками, которые находятся на стыке между юриспруденцией и другими отраслями знания и помогают правовой практике правильно, законно и обоснованно решать конкретные юридические дела (криминалистика, судебная медицина, судебная психиатрия, правовая информатика, судебная статистика и др.). И в отношении этих наук теория государства и права является основополагающей, методологической, снабжающей эти науки базовыми понятиями и концепциями. Она помогает правильно юридически оценивать выводы таких наук, связывать их с потребностями укрепления законности и повышения уровня юридической культуры общества, с общими тенденциями развития всей государственно-правовой надстройки в целом.    § 4. Методология юридической науки     Наряду с предметом у каждой науки есть также и свой самостоятельный метод. Если предмет отвечает на вопрос, что изучает соответствующая наука, то ее метод представляет собой совокупность приемов, способов, с помощью которых этот предмет исследуется. Методология юридической науки — это учение о том, как, какими путями и способами, с помощью каких философских начал необходимо изучать государственно-правовые явления. Таким образом, методология юридической науки — это обусловленная философским мировоззрением система теоретических принципов, логических приемов и специальных методов исследования, которые применяются для получения новых знаний, объективно отражающих государственно-правовую действительность.   Известны слова английского философа Ф. Бэкона, что метод науки подобен фонарю, который освещает путь науке. Только правильно выработанная методология исследования способна привести к позитивным результатам научного поиска.   Многовековые научные исследования становления и развития государства и права во всем мире породили многочисленные, порой прямо противоположные политико-правовые доктрины и теории, причем они обычно основывались на несовпадающих методах и приемах изучения, и это было одной из причин их различия по содержанию. Государство и право изучалось с несовпадающих и зачастую прямо противоположных философско-методологических позиций — материализма и идеализма, метафизики и диалектики.   Ряд теоретиков связывали государственно-правовые явления с волей бога либо так называемого объективного разума, другие — с психикой людей, их эмоциональными переживаниями, третьи — с духом народа, его обычаями, менталитетом. Были модными и ныне продолжают существовать теории о государстве и праве как согласованной воле народа, как договоре между людьми, о существовании естественных, неотчуждаемых прав личности. Провозглашались и обосновывались также идеи о географическом, естественном факторе как основе создания государства и права, о главенстве национальных, этнических, религиозных характеристик этих социальных феноменов. Наконец, существование государственно-правовой надстройки, закономерности ее развития объясняются экономическими факторами, формами собственности, уровнем развития производства материальных благ, разделением общества на антагонистические массы.   Неодинаково отвечают ученые также на вопросы о познаваемости всех социальных, в том числе политико-правовых явлений. Если одни уверены, что такие явления, будучи созданы человеческой волей и разумом, вполне познаваемы, их сущность и назначение могут быть полностью раскрыты, то философские идеи агностицизма исходят из идей, что человеческий разум неспособен до конца уразуметь сущность этих явлений, отстаивают теории примата веры над разумом, идеалистической «основной идеи» над свободной волей людей.   В отечественной юридической науке за все время существования советского строя господствующим был марксистско-ленинский взгляд на государство и право как единственно правильный. Классовая природа этих социальных феноменов, их принудительный характер, обусловленность экономическими условиями развития общества провозглашались непреложными истинами. Другие теоретические идеи обычно отвергались как идеалистические, не отражающие интересы прогресса, волю людей труда.   Очевидно, что такое положение не способствовало развитию научной мысли, не позволяло максимально использовать достижения различных теоретических направлений, мировой опыт правоведения. Не подлежит сомнению, что каждая серьезная научная работа, любая теоретическая мысль вносят определенный вклад в сокровищницу мировых знаний, способствуют поступательному развитию юридической теории.   Ныне российское правоведение рассматривает марксистские идеи как одно из направлений теоретической мысли, отмечая в ней как позитивные черты, так и существенные недостатки.   Методология науки вообще и правоведения в частности не стоит на месте. По мере развития и углубления теоретических исследований она все время обогащается, совершенствуются ее приемы и методы, вводятся в научный оборот новые категории и понятия, что обеспечивает прирост научного знания, углубление представлений о закономерностях политико-правовой надстройки и перспективах ее совершенствования.   Метод юридической науки в принципе является единым для всех отраслей правоведения. Очевидно, что предмет той или иной отрасли, его особенности накладывают определенный отпечаток на использование теоретических принципов, приемов и способов в каждой из них. Так, очевидно, что приемы и способы исследования, например в истории государства и права, во многом отличаются от приемов и способов, используемых в уголовном праве. Если в истории сравнительному методу уделяется первостепенное значение, то в уголовном праве больше следует применять статистический, конкретно-социологический методы. Точно так же, например, есть своеобразие в теоретических принципах и конкретных приемах исследования, используемых в конституционном и гражданском праве.   Однако в своей основе методология юридической науки принципиально одинакова для всех ее отраслей, в том числе и для теории государства и права, учитывая, что все отрасли правоведения имеют единый предмет изучения — право как самостоятельное общественное явление, закономерности его становления и развития, структура, функциональные и системные связи, а также юридические аспекты государственной жизни общества.   Методы, используемые в юридической науке, многообразны. Обычно они разделяются на три самостоятельные группы. Это философский (общемировоззренческий) метод, а также общенаучные и частнонаучные (специальные) методы.

  Будучи обобщающей категорией всех наук, охватывая изучение всех объектов окружающей действительности единой системой понятий, принципов, законов и категорий, философия выступает в качестве мировоззренческой основы познания всех явлений природы и общества. Она представляет собой своеобразный ключ к исследованию, в том числе и государства и права. Только используя такие диалектические категории, как сущность и явление, содержание и форма, причина и следствие, необходимость и случайность, возможность и действительность, можно правильно и глубоко осмыслить и проанализировать природу многих государственно-правовых явлений .   —

  Теория государства и права / Под ред. В.П. Малахова, В.Н. Казакова. М., 2002. С. 9.     Всеобщий философский метод — метод диалектического материализма используется во всех науках, на любых этапах, стадиях научного исследования. Он исходит из основополагающих идей, что мир в целом, в том числе и государство и право, материален, существует вне и независимо от воли и сознания людей, т.е. объективно, что окружающая действительность, закономерности ее развития доступны человеческому познанию, что содержание наших знаний объективно предопределяется существованием реального, независимого от сознания людей окружающего мира. Материалистический подход определяет, что государство и право — не самодовлеющие категории, независимые от окружающего мира, не нечто выдуманное великими мыслителями и правителями, что их сущность объективно предопределяется социально-экономическим строем общества, уровнем его материального и культурного развития.   Сущность диалектического подхода к научному исследованию, обоснованного великим немецким философом Г. Гегелем и развитого дальше К. Марксом и Ф. Энгельсом, применительно к правоведению означает, что государственно-правовая действительность должна изучаться в тесной связи и взаимообусловленности с другими явлениями экономической, политической и духовной жизни общества (идеология, культура, мораль, национальные отношения, религия, менталитет общества и др.), что элементы политико-правовой надстройки не стоят на месте, а все время изменяются, находятся в постоянном движении, что принцип историзма, постоянная динамика развития сущности государства и права, их перехода через постепенное накопление количественных изменений из одного качественного состояния в другое — это необходимые закономерности познавательной деятельности человека.   Диалектика предполагает постоянную борьбу между новым и старым, отживающим и нарождающимся, отрицание отрицания как этапы движения элементов природы и общества (настоящее отвергает определенные элементы прошлого, а зародыши будущего в свою очередь отрицают неоправдавшее себя настоящее), понимание того, что абстрактной истины нет, она всегда конкретна, что истинность выводов науки проверяется практикой, что законом поступательного развития всех элементов окружающей нас действительности, в том числе и государства и права, является единство и борьба противоположностей.   Общенаучные методы — это те, которые используются во всех либо во многих отраслях науки и распространяются на все стороны, разделы соответствующей науки. Среди них обычно выделяются следующие методы: логический, исторический, системно-структурный, сравнительный, методы конкретно-социологических исследований.   Логический метод основан на использовании при изучении государственно-правовых явлений логики — науки о законах и формах мышления. В процессе научного исследования применяются, например, такие логические приемы, как анализ, под которым понимается процесс мысленного разложения целого, в частности государства и права, на составные части, установление характера взаимосвязи между ними, и синтез — воссоединение целого из составных частей, входящих в него и взаимодействующих друг с другом элементов (например, определение системы права, состоящей из отдельных отраслей). В число таких приемов можно отнести также индукцию — получение обобщающего знания на базе познания отдельных (первичных) свойств, аспектов предмета, явления (так путем характеристики отдельных органов государства определяется понятие его механизма) и дедукцию — получение знания в процессе перехода от общих суждений к более частным, конкретным (например, характеристика составных частей правовой нормы на основе умозаключений об общем ее понимании, правонарушений на базе познания понятий преступления и проступка).   Логический метод использует также такие приемы формальной логики, как гипотеза, сравнение, абстрагирование, восхождение от абстрактного к конкретному и, наоборот, аналогия и др.   Исторический метод сводится к необходимости изучения главных событий истории того или иного государства, правовой системы, этапов их становления и развития, учета менталитета народов, их исторических традиций, особенностей культуры, религии отдельных стран и регионов.   Системно-структурный метод исходит из того, что каждый объект познания, в том числе и в государственно-правовой сфере, будучи единым, целостным, имеет внутреннюю структуру, разделяется на составные элементы, отдельные части, и задача исследователя заключается в том, чтобы определить их число, порядок организации, связи и взаимодействие между ними. Только после этого возможно полно и всесторонне познать объект как целостное образование. Вместе с тем каждый изучаемый объект является составным элементом более общей структуры (суперструктуры) и необходимо изучить его место в суперструктуре, функциональные и конструктивные связи с другими ее элементами. Так, для изучения понятия и сущности права в целом следует первоначально исследовать его составные элементы — отрасли, юридические институты, отдельные нормы. Кроме того, важно определить место права в общей системе нормативного регулирования общественных отношений, взаимоотношение с другими частями этой системы.   Точно так же механизм государства складывается из определенной системы органов, различных по функциональному назначению (законодательные, исполнительные, правоохранительные и др.). В свою очередь, государство входит в качестве составной части в политическую систему общества наряду с партиями, общественными объединениями и другими организациями и выполняет в этой системе свои специфические функции.   Всеми отраслями правоведения, в том числе и теорией государства и права, активно используется также и сравнительный метод, под которым обычно понимается поиск и обнаружение общих особенных и индивидуальных черт в том или ином политико-правовом явлении, сопоставление государственных и юридических систем, их отдельных институтов и иных структурных компонентов (формы правления, политический режим, источники права, основные правовые семьи мира и т.д.) с целью установления сходства и различия между ними. В юридической литературе отдельно говорится об историко-сравнительном методе, который предполагает сравнение различных государственных и правовых институтов на конкретных этапах исторического развития.   Широкое использование сравнительного метода в правоведении послужило основанием для создания особого направления юридических научных исследований во всем мире — правовой компаративистики, которую в силу своего серьезного научного и практического значения некоторые исследователи считают самостоятельной отраслью юридической науки.   Очевидно, что активное использование сравнительного метода не должно превращаться в простое заимствование, механический перенос опыта других стран на политико-правовую действительность России без учета ее социально-экономических, исторических, национальных и культурных особенностей.   Наконец, к числу общенаучных методов следует отнести также и метод конкретно-социологических исследований. С помощью этого метода осуществляется отбор, накопление, обработка и анализ достоверной информации о состоянии законности в стране, эффективности работы законодательных и исполнительных структур власти, практики деятельности судов и иных правоохранительных органов по применению законов.   Этот метод предполагает использование большого числа конкретных приемов исследования. Главные среди них — это анализ письменных в первую очередь официальных документов, информационных обобщений, материалов судебной и прокурорской практики, анкетирование, тестирование, организация интервью, опросов и собеседований, разные способы получения данных об оценке общественной деятельности правоохранительных органов и др. При использовании этого метода активно применяется математическая и компьютерная обработка данных.   Конкретно-социологические исследования нацелены на изучение социальной обусловленности государственно-правовых институтов, эффективности их действия, раскрытие их взаимодействия с другими социальными институтами, определение оптимальных путей совершенствования политико-правового механизма в стране.   С помощью частнонаучных (специальных) методов исследования, свойственных конкретным отраслям научного знания, можно достигнуть определенного углубления познания государственно-правовых явлений. Они обогащают всеобщий и общенаучные методы, конкретизируя их применительно к особенностям изучения политико-юридической действительности. Среди них можно выделить следующие наиболее важные виды:   1) метод социального эксперимента — организация практической проверки действия на конкретной территории либо в ограниченный период времени новых, проектируемых норм, обновленной системы регулирования для определения целесообразности и эффективности предполагаемых мер. Он применялся, например, для проверки действенности создания в стране суда присяжных, введения свободных экономических зон с льготным таможенным и налоговым режимами;   2) статистический метод — системно-количественные способы получения, обработки, анализа и обнародования количественных данных о состоянии и динамике развития тех или иных государственно-правовых явлений.   Среди форм обработки количественных материалов можно отметить массовые статистические наблюдения, методы группировок, средних величин, индексов и другие приемы сводной обработки статистических данных и их анализ.   Статистический анализ особенно эффективен в тех сферах государственно-правовой жизни, которые характеризуются массовидностью, устойчивым характером и повторяемостью (борьба с преступностью, учет общественного мнения о действующем законодательстве и практике его применения, правотворческий процесс и др.). Его цель — установление общих и устойчивых количественных показателей, исключение всего случайного, второстепенного;   3) метод моделирования — исследование государственно-правовых категорий (норм, институтов, функций, процессов) с помощью создания моделей, т.е. идеального воспроизведения в сознании объективно существующих объектов, подлежащих изучению. Он может существовать как самостоятельный метод, а также входить в систему приемов, используемых в процессе конкретных социологических исследований государственно-правовых явлений;   4) математический метод связан с использованием количественно-цифровых характеристик и применяется главным образом в криминалистике, при производстве разного рода судебных и иных правовых экспертиз;

  5) ряд теоретиков выделяют в качестве самостоятельного метода так называемый кибернетический. Он сводится в основном к использованию как технических возможностей кибернетики, компьютерной технологии, так и ее понятий — прямая и обратная связь, оптимальность и т.д. Такой метод применяется для разработки автоматизированных систем управления, получения, обработки, хранения и поиска правовой информации, определения эффективности правового регулирования, систематизированного учета нормативных актов и т.д. .   —

  См.: Морозова Н.А. Теория государства и права. М., 2002. С. 21.     Как видно, методы научного познания государства и права многообразны и все они в совокупности складываются в цельное системное образование, называемое общим методом юридической науки. Все методы тесно связаны между собой, взаимно дополняют друг друга и лишь в совокупности, тесном взаимодействии позволяют успешно и эффективно решать теоретические проблемы государства и права.    § 5. Исторический очерк формирования теории государства  и права как науки и учебной дисциплины в России     Необходимость теоретического осмысления таких феноменов политической жизни, как государство и право, возникла издавна. Замена первобытных общественных образований политически организованной властью потребовала введения правовой регламентации социальных отношений, а также управленческих функций власти. Уяснение значения права как инструмента воздействия на общественные отношения и особенностей функционирования государства становится основной темой всего последующего развития политико-правовой мысли.   Возникновение различных теоретических концепций, выражающих понимание государства, права и их основных институтов, а также идей о соотношении права и государства, связывают еще с Античностью. Развитие воззрений на государство и право в эпоху раннеклассовых обществ базировалось главным образом на общих мировоззренческих принципах, религиозных верованиях, моральных представлениях. Формулирование и представление таких идей в разные периоды общественного развития было уделом представителей рабовладельческой аристократии, жрецов, высших иерархов церкви. Позднее эстафета построения правовых концепций «лучшей» организации политической жизни перешла к средневековому бюргерству, идеологам буржуазии периода ранних антифеодальных революций и к последующим проводникам идей, направленных против авторитаризма и тоталитаризма. Их учения о праве и политической организации власти составляют историю теоретико-философской науки права (ее студенты юридических факультетов изучают в курсе истории правовых и политических учений), которая в свою очередь является частью юриспруденции вообще и источником знаний общетеоретической науки права в частности.   Если построение теоретических концепций организации власти в государстве и наилучшей ее правовой регламентации было уделом отдельных мыслителей и философских школ, то рождение политической науки и общетеоретической науки права связывается главным образом с деятельностью университетов — сначала в Европе (XIII — XIV вв.), затем и в России.   Развитие любой науки предопределяют соответствующие общественные потребности; в развитии гуманитарных наук эта зависимость еще более очевидна. То же — в правоведении. Начало систематического изучения юриспруденции в России связывается прежде всего с практической потребностью в грамотных управленцах, работниках государственных учреждений. Указом Петра I в 1720 г. было определено, что для получения необходимых юридических знаний для работы в государственных учреждениях дети дворян («из шляхетства») должны были пройти обучение в юстиц-коллегии или в школе, специально для этого учрежденной при канцелярии Правительствующего сената. Обучение было практическим; о теоретической подготовке будущих юристов речь, конечно же, не шла. После прохождения курса практического усвоения основ делопроизводства и «практических премудростей» юриспруденции и получив «патент» — свидетельство об образовательной подготовке, специалисты приступали к отправлению государственных дел. Несмотря на суровые меры привлечения дворян к обучению, «коллегии-юнкеров» было немного, а постановка юридического обучения оставалась на уровне, необходимом для приобретения лишь элементарных правовых знаний будущими чиновниками.   Дело обучения юристов-управленцев не особенно продвинулось вперед и после Петра. При Екатерине II отмечалось, что «коллегии-юнкеры» не получали необходимых знаний по «пристойным им наукам» и Сенатская школа была закрыта. Позднее, при Павле I, институт юнкерства был возрожден при всех коллегиях, кроме военных. Правоведение или юриспруденция были главными из изучаемых в них предметов.   Профессиональную подготовку юристов продолжили российские университеты, и первый из них — Московский университет.   С началом изучения специальных наук на юридическом факультете на первых порах в Московском, затем и в других университетах правовая теория не была ни самостоятельной, ни единой отраслью знания. В университетах изучение теории права и государства как отдельной дисциплины не предполагалось. Отдельные общетеоретические проблемы права изучались в курсе «нравственных наук» вместе с логикой, психологией, политической экономией.   Известную сложность в становлении общетеоретической правовой науки в российских университетах составляло то, что для профессорской работы в университетах не было достаточно подготовленных кадров ученых-правоведов. Первые русские профессора, читающие курсы российского законодательства, были в большинстве своем из практических работников, а общетеоретические знания, преподаваемые иностранными профессорами, воспринимались не более как «отвлеченные формулы», «теоретические утонченности правоведов Запада». Западная правовая мысль того времени основывалась более всего на принципах естественного права, а естественно-правовая доктрина с культивируемой ею идеей разума в силу значительной абстрактности не могла служить должной опорой для формирования общей правовой теории в России, фундаментом теоретической юриспруденции из-за практической направленности отечественного правоведения, специфических особенностей российской общественной практики.   Вообще, в российском правоведении идея связанности национального права универсальным естественным правом, господствовавшая в университетах западных государств и проводимая иностранными профессорами, не нашла достаточной поддержки, и в российских университетах укрепились позиции исторической школы права. Поэтому предпочтение в преподавании было отдано не естественному праву, как на Западе, а законоведению. И это понятно. Российская действительность диктовала свои условия: в первую очередь требовались подготовленные кадры для государственной работы. Препятствием для развития общей теории правоведения была и неупорядоченность российского законодательства.   Потребность в выделении общетеоретической юридической науки в качестве самостоятельной учебной дисциплины и отрасли правоведения возникла на определенном этапе социального и исторического развития, когда накопленный за столетия разнообразный правовой материал потребовал осмысления, когда в социальной психологии идеи права начали приобретать мировоззренческий смысл.   Начало XIX в. ознаменовано проведением крупных государственных реформ, преобразованием центральных органов управления, либерализацией политического режима в целом. В первые десятилетия XIX в. законодательное творчество как одна из государственных функций по значимости постепенно выдвигается на одно из первых мест. Государственные преобразования в царствование Александра I особенно выявили потребность в качественном изменении подготовки юристов. Осуществление законодательства стало деятельностью, требующей от ее исполнителей не только совокупности определенных знаний, но и достаточного уровня специальной теоретической подготовки. На качество знаний по праву экзаменовались чиновники по специальному Указу 1809 г.   Введение общей теоретической правовой подготовки, перенесение обучения юристов на глубокую теоретическую основу стало столь же необходимым, как и практическое изучение законодательства. Юридическая подготовка и получение соответствующего образования хотя и были необходимы в первую очередь для чиновничества, требовали как освоения навыков юридической работы, так и теоретико-исторического познания политико-правового опыта. Повышение общетеоретической подготовки диктовалось необходимостью в высококлассных специалистах, способных одинаково успешно служить и на государственной службе, и на судейском, и на научном поприще. Российская правовая наука, кстати, продолжала остро нуждаться в ученых-правоведах. Тогда и начинает коренным образом изменяться направление преподавания правовых наук в российских университетах.

  Отечественное правоведение в российских университетах зарождалось с одной-единственной кафедры отечественного законодательства — «кафедры права Российской Империи». По университетскому уставу 1804 г. на этой кафедре изучался курс «Энциклопедия, или Общее обозрение системы законоведения, российские государственные законы, т.е. законы основные, законы о состояниях и государственные учреждения». Этим курсом в целом охватывалось изучение значительной части российского законодательства, и преподавание его строилось преимущественно на освоении законодательного материала и практическом его применении. Хотя первые российские профессора юриспруденции — З.А. Горюшкин, А.П. Куницын, Л.А. Цветаев — и стремились преодолеть практико-догматический подход к изучению права, обобщения на уровне общеправового теоретического знания они не достигали .   —

  См.: Томсинов В.А. Развитие юриспруденции // Развитие русского права в первой половине XIX века. М., 1993. С. 41 — 44.     Общая постановка отечественного юридического образования, а также явно проявлявшиеся изъяны лишь в малой степени систематизированного российского законодательства не давали достаточного материала для научного освоения российского права. Юридическая наука, равно и литература по юридическим наукам, была бедна трудами профессионалов. В то же время потребность в профессиональной подготовке к делу отечественного и законотворчества, и правоприменения была велика и с годами приобретала еще большую остроту.   Очевидным недостатком российского законодательства того времени была его разобщенность. Количество систематизированных нормативных актов было незначительным, а общую массу законодательства составляли указы, повеления и постановления, издаваемые специально для каждого конкретного случая. Отдельные их тексты противоречили друг другу и к тому же не всегда были доступны. Работа по упорядочению этой огромной массы законодательных актов, довольно успешно завершенная под руководством М.М. Сперанского, показала, насколько проблема подготовки грамотных профессионалов, сведущих юристов, законоведов для России остра. Задача приведения законодательства в порядок не могла быть решена в отсутствие хорошей юридической подготовки его творцов. М.М. Сперанский это признавал и был инициатором направления российских студентов на обучение за границу.   Немецкая общетеоретическая юридическая мысль тогда была известна далеко за пределами немецких университетов. Студенты Московского и Петербургского университетов из числа наиболее подготовленных были направлены в Берлин для получения полного и разностороннего юридического образования, и уже ко второй половине 30-х гг. XIX в. русская наука права обрела самостоятельную школу ученых, заложивших фундаментальные начала отечественной теоретической правовой науки. П.Д. Калмыков, К.А. Неволин, П.Г. Редкин, А.Г. Станиславский вошли в историю российского правоведения в том числе и как одни из первых российских профессоров, которые преподавание практической юриспруденции, прикладных юридических наук сочетали с изучением теоретической правовой науки.   Университетским уставом 1835 г. предусматривалась организация в российских университетах уже восьми кафедр, где изучалось отечественное законодательство, в числе которых была новая наука — энциклопедия законоведения. Энциклопедия законоведения служила той частью правовой науки, которая, изучая основные понятия права, обеспечивала их представление во взаимосвязанном виде. В то же время не во всех университетах эта дисциплина преподавалась самостоятельно; как правило, значительное место в ее изучении отводилось основным законам, а теоретический аспект в преподавании правоведения уступал практическому. В 1859 г. профессор Харьковского университета А.Г. Станиславский выступил с докладной запиской на имя декана факультета «О потребности отделения науки государственных законов от энциклопедии законоведения и о необходимости преподавания истории русского законодательства», в которой обосновывал значимость систематического изучения теоретических начал права для познания законодательства вообще.   При дальнейшем увеличении числа кафедр и расширении круга преподаваемых в университетах юридических дисциплин с 1863 г. были введены курсы «Энциклопедия юридических и политических наук» и «История философии права». Курс энциклопедии юридических и политических наук (иначе — энциклопедии права) читался для всех студентов юридического факультета, независимо от их дальнейшей специализации. Основной задачей энциклопедии права было системное представление правоведческой науки, общий обзор системы государственного законодательства и состояния законоведения. Энциклопедия права должна была обеспечить некий набор достаточных знаний, основных сведений о действующих системах права, навыков юридического мышления.   Подготовкой юридических кадров в дореволюционной России занимались юридические факультеты университетов. Императорское Училище правоведения, которое готовило «образованных деятелей для государственной службы», и Демидовский лицей после преобразования его в юридический были приравнены к юридическим факультетам университетов, но в них действовали особые правила подготовки юристов. Ограничения в отношении других учебных заведений объяснялись тем, что подготовку юристов-практиков могли обеспечить только университеты: университет — это не только и не столько профессиональная школа; специальная подготовка юристов в университетах опиралась прежде всего на подготовку научную. Обучение на юридическом факультете имело целью дать общее научное образование наряду со специальной научной подготовкой. Считалось, что будущий юрист должен обладать научными познаниями не только в правовой области; юрист должен быть человеком образованным и всесторонне развитым, иметь хорошую гуманитарную научную подготовку.   Для того чтобы облегчить восприятие студентами-юристами университетских знаний, предлагалось ввести в качестве начального («элементарного») курса «Введение в право». Примером служили университеты Германии. Там вначале изучение энциклопедии права шло в рамках преподавания курса истории и романистической системы права. Позднее, отказавшись от энциклопедии права в таком виде, германские университеты ввели курс «Введение в изучение права». Смысл такого курса заключался в преподавании студентам в сжатом общедоступном виде основных юридических понятий без научно-теоретического догматизма, без обзора отдельных отраслей правоведения в их взаимосвязи, без объяснения значения права как явления социальной культуры. Все это студенты должны были уяснить в процессе дальнейшего обучения, а в начале — только вводные знания. В России общетеоретическая правовая наука не стала «введением» к изучению права.   Энциклопедия права считается предшественницей современной науки общей теории государства и права; общая теория права начиналась с энциклопедии права. Причем и в России не избежали споров относительно места последней в правоведении: считать энциклопедию права самостоятельной наукой либо относить к вводной дисциплине, служащей введением к изучению права.

  Одни исследователи вслед за западными правоведами видели задачу энциклопедии права как вводного курса в изучение права, служащего исключительно педагогическим целям подготовки студентов к восприятию юридических наук. Другие чрезмерно расширяли ее понимание до уяснения значения философской науки вообще и определения влияния философско-правовых учений на формирование науки права. Сторонники признания за преподаваемой в университетах энциклопедией права значения самостоятельной науки видели ее главное значение в системном представлении общей суммы знаний правоведения в виде основных, отправных понятий, способных в дальнейшем служить фундаментом для получения последующих правовых знаний. Н.К. Ренненкампф, М.Н. Капустин, С.В. Пахман и многие другие отечественные правоведы, бесспорно признавая самостоятельное значение энциклопедии права в ряду других юридических наук, единственно с наукой энциклопедии права связывали изучение таких, например, явлений, как системы права и законодательства, система юридических наук; только энциклопедия права, по мнению большинства российских ученых-юристов, изучает один из важнейших вопросов правоведения — о влиянии социальной жизни общества на характер осуществляемой государством юридической регламентации. Некоторые исследователи, примиряя формально-юридический и философский подходы к оценке предмета энциклопедии права, предлагали подразделять ее на энциклопедию материальную (нравственный аспект правовой науки) и формальную (введение в правоведение, изучение структуры права) . Заметим, что полярные мнения о значении общетеоретической правовой науки в правоведении обнаруживаются и поныне.   —

  См.: Рождественский Н. Энциклопедия законоведения. СПб., 1863. С. 23.     Значение энциклопедии права (или общей теории права) как науки и введение ее как учебной дисциплины в процесс профессиональной подготовки будущих юристов объясняется развитием человеческих знаний, их специализацией и необходимостью их последующей обработки в комплексе. Действительно, если первоначально изучение права происходило по мере накопления определенной суммы знаний по отдельным отраслям права, то в последующем наука права — правоведение — стала столь разветвленной, а ее отраслевые ответвления столь специализированными, что потребность в объединении этой громадной массы специальных правовых знаний вызвала к жизни рождение общей теоретической науки права, связывающей воедино массу специальных правовых знаний.   Такой синтезирующей правовые знания, знания о явлениях юридической жизни и стала энциклопедия права. Основная задача, стоящая перед данной наукой, была сформулирована так: это определение общей системы знаний юридических наук и системы права как социального явления.   К началу XX в. общетеоретическая юридическая наука приобретает основные черты и свойства, характеризующие современное ее состояние. Научные труды Д.Д. Гримма, Б.А. Кистяковского, М.М. Ковалевского, Н.М. Коркунова, Л.И. Петражицкого, Г.Ф. Шершеневича стали весомым вкладом в развитие общетеоретической правовой мысли. Хотя в юриспруденции еще продолжалась дискуссия о месте общей теории правовой науки среди юридических наук, мнение о том, что теория права должна считаться введением в изучение права, своего рода предисловием к правоведению, постепенно уступило место другому: наука теории права — это самостоятельная область знания, состоящая в системном представлении всего комплекса знаний о праве, а также в подготовке методических подходов к его изучению. Общетеоретическая правовая наука еще какое-то время различала энциклопедию права и методологию права.   Энциклопедия права читалась как специальная научная дисциплина в начале курса обучения и этим практически завершалась теоретико-философская подготовка будущих юристов. Поэтому многими специалистами высказывались предложения о целесообразности и большой пользе для будущих правоведов возвращения к наиболее принципиальным проблемам общетеоретической правовой науки на завершающем этапе получения студентами юридического образования.   Общая теория права и государства по-прежнему служила отражением конкретных исторических потребностей, интересов, целей определенных социальных слоев, влиятельных групп, общества в целом. Эволюцию теоретических представлений о праве и государстве и об их основных элементах тогда определяли прогрессивные завоевания буржуазии по отношению к авторитарному государству. Утверждение приоритета основных прав граждан и обеспечение такого механизма власти, который в известной мере ограничивал своеволие суверена, потребовало пересмотра концептуальных положений общей теории права и государства.   С начала XX в. наметился процесс обособления политической теории от теории правовой. Теория права и теория государства стали рассматриваться дифференцированно от политической науки.

  Сразу после Октябрьского переворота 1917 г. общетеоретическая дисциплина, преподаваемая в российских университетах, еще продолжала именоваться энциклопедией права. В начале 1919 г. по соображениям необходимости реорганизации высшего юридического образования все юридические факультеты в стране были закрыты, а вместо них организованы юридико-политические отделения на факультетах общественных наук. Общетеоретические правовые дисциплины преподавались в разнообразных курсах под названиями «Техника юридического мышления», «Учение о правосознании», «Психология правовых переживаний», «Введение в изучение наук о праве и государстве», «Техника правовых норм». Учебники издавались под заголовками «Общее учение о праве», «Общая теория права», «Теория права», «Элементарные понятия о государстве и праве» .   —

  См.: Плотниекс А.А. Становление и развитие марксистско-ленинской общей теории права в СССР. Рига, 1978. С. 83 — 84.  

  В 1924 — 1926 гг. в российских вузах были образованы факультеты советского права, факультеты права и местного хозяйства. Тогда общая теория права и государства изучалась в курсе «Основ Советской Конституции в связи с учением о праве и государстве». Спустя несколько лет, к концу 20-х гг., в числе вузовских юридических дисциплин появляются «Общая теория права», «Общее учение о праве, государстве и Советской Конституции». В то время была признана необходимость введения в учебный процесс дисциплины, дающей не только самое общее, вводное представление о проблематике юридической науки вообще, а изучавшей юридическую форму и сущность права и ее связи с политическими институтами государства . В эти годы наибольшее развитие получили «революционные» теории права и государства, объяснявшие в том числе вопросы соотношения «права пролетарского государства» и «права буржуазного» после завершения пролетарской революции. И.П. Разумовский, Е.Б. Пашуканис, М.А. Рейснер, П.И. Стучка были видными представителями этого направления теории правовой науки. Политическая специфика послереволюционной истории России объясняет отсутствие иных направлений в теории права и государства, поддерживаемых официальной властью. В то же время существенно иные оценки значению права после пролетарской революции давали И.А. Ильин, сменовеховцы А.М. Бобрищев-Пушкин, Н.В. Устрялов и др.   —

  Там же. С. 142.     С этим же периодом связывается начало построения комплексной системы знаний о праве и государстве и формировании марксистско-ленинской теории государства и права как юридической науки и учебной дисциплины. В истории российской науки права этот период был связан с материалистическим, классовым подходом к изучению права и государства, идеологически обоснованным главным образом в трудах немецких философов К. Маркса и Ф. Энгельса и нашедшим развитие в трудах их последователей в России, где диалектико-материалистический подход к изучению права долгое время был преобладающим и существенным образом сказался на современном состоянии теоретической правовой науки. Дело в том, что марксистско-ленинская правовая теория такие явления, как государство и право, рассматривала в качестве единого объекта классового общества. Она исходила из того, что поскольку определенный юридический порядок не существует вне общества, а тип общественной организации разительно отличается, например, у первобытных людей и в индустриально развитом обществе, то и юридические нормы общественной жизни, как и юридическая деятельность, могут значительно отличиться от одного типа государства — к другому, от одного общества — к другому. Исследуя постоянные неизменные элементы правовых систем, а также специфические, определяющие принципиальные отличия этих систем, невозможно абстрагироваться от способа организации общественных отношений, характера объективного права, поддерживаемого властью в определенном обществе. Связь, существующую между правом и государством, марксизм признает объективной, неизменно показывающей влияние одного явления на другое.

  Поэтому разрыв теории государства и теории права считается известным недостатком общетеоретической науки в 20-х — начале 30-х гг. XX в. Обосновывалось такое разделение на представлениях о необходимости сохранения государства как политического института на все время перехода от капитализма к коммунизму, тогда как право воспринималось чуждым социализму пережитком буржуазной государственности .   —

  Марксистско-ленинская общая теория государства и права: В 4 т. Ч. 1. Основные институты и понятия / Отв. ред. Г.Н. Манов. М., 1970. С. 162.     В 30-е гг. создавалась научно-теоретическая база для развития отраслевых правовых наук, научно-методическая основа для подготовки юридических кадров, издавались первые учебники по теории государства и права. В то же время заметным недостатком общетеоретической юридической науки признается то, что многие научные положения, общие и значимые для всех отраслевых наук (например, субъекты и объекты права, нормы права, правоспособность, вопросы ответственности и др.), были «переданы» и с успехом разрабатывались в отраслевых исследованиях. Организация исследований по общей теории права сводилась к изучению проблем диктатуры пролетариата и классовой борьбы, советского строительства и госаппарата, к критике буржуазного государства и права и т.п.

  Политизация советской науки теории права и государства нанесла большой урон ее развитию . Чрезмерно активное включение идеологического элемента в правоведение направило развитие общетеоретической правовой науки в русло идолизации одного политико-философского учения как единственно верного и приняло форму тотальной апологии отдельных его положений.   —

  См.: Скрипилев Е.А. К разработке истории советского правоведения // Сов. государство и право. 1992. N 12. С. 31 и след.     В последующие годы отдельные недостатки теории права и государства как общетеоретической и учебной дисциплины изживались, в подходе к изучению институтов государства и права все более стало преобладать творческое начало. Стали появляться книги, брошюры, сборники статей, посвященные отдельным вопросам общей теории государства и права. Работы С.Н. Братуся, С.Ф. Кечекьяна, В.С. Комарова, А.К. Стальгевича были посвящены обоснованию социальной ценности права, всестороннему исследованию механизма правового регулирования. Было определено значение и место теории государства и права в системе юридических наук. Было признано, что теория государства и права, изучая наиболее важные явления государственной и правовой жизни, выводит соответствующие этим явлениям юридические понятия, принципы и закономерности. Ими руководствуются отраслевые юридические науки.

  Такое значение сохраняется за общетеоретической правовой наукой и по сей день. Теория государства и права, таким образом, выступает основой других юридических дисциплин. «Это самостоятельная наука, а не продолжение отраслевых юридических наук; не теория иных наук, а теория особых закономерностей государства и права — общих, основных и наиболее существенных», — считали авторы фундаментального труда по теории государства и права советского времени . В самом деле, какая из отраслевых наук позволяет, например, определить происхождение, смысл и конечную цель права, а также формально-логическую систему права.   —

  Марксистско-ленинская общая теория государства и права: В 4 т. Ч. 1. Основные институты и понятия / Отв. ред. Г.Н. Манов. М., 1970. С. 57.     Общей методологической основой изучения юридических наук с начала 20-х и до конца 80-х гг. XX в. и науки теории права и государства в том числе был диалектический материализм, базовой предпосылкой становления — экономическая обусловленность, а одним из основных принципов развития и функционирования права — его классовость. Предметом внимания общей теории государства и права становились не только политические вопросы теории революции, диктатуры пролетариата, сущности социалистического общенародного государства или научное обоснование принципов построения советского государственного аппарата. В разное время особенное внимание уделялось проблемам законности, правосознания и правовой культуры, правоотношениям, общим теоретическим вопросам системы права, критериев ее деления на отрасли. В связи с изданием собраний действующего законодательства Союза ССР и союзных республик, а также сводов законов Союза ССР и союзных республик общего теоретического осмысления потребовали вопросы систематизации общесоюзного и республиканского законодательства, такие как формы систематизации, пределы кодификационной деятельности, особенности кодификации в отдельных отраслях права и др.

  В большинстве западных университетов как прежде, так и теперь не изучают дисциплины, аналогичные российской теории государства и права. Общетеоретические вопросы правоведения и государствоведения преподаются в курсе политологии, в ходе изучения политических институтов, политических систем. На Западе возобладал иной подход к изучению теоретико-правовых проблем юриспруденции. Там теория государства и права воспринимается как отрасль правовой науки, выведенная из всех других отраслей права и общая для них . Преподавание права как «социально-нормативного феномена», «однородной конструкции», применение которой порождает «новые понятия, новые значения, новые проблемы» , в настоящее время в университетах Западной Европы осуществляется в курсе «Философии права», «Социологии права», «Введения в право».   —

  См.: Голунский С.А., Строгович М.С. Теория государства и права. М., 1940. С. 13.
  См.: Сандевуар П. Введение в право. М., 1994. С. 12, 14.     Современная российская общетеоретическая правовая наука и общая теория права и государства как учебная дисциплина преимущественно развиваются по пути постижения права и государства в их тесной взаимосвязи. Объект общей теории государства и права организационно и методологически строится на изучении и последующей интерпретации всей юридической системы, взятой в глобальном виде, как всеобщего правового порядка, состоящего из различных систем права и систем применения права.   Изучению общетеоретической юридической науки в России уделяется заметное место в программах изучения юридических дисциплин как на юридических факультетах университетов, так и в специализированных юридических учебных заведениях. С освоения общетеоретических вопросов права и государства начинается получение основ правовых знаний в неюридических российских вузах.   Чрезвычайно богата и современная библиография теории права и государства. Литературное творчество российских авторов-теоретиков государства и права за последние годы насчитывает десятки наименований одних только учебников: «Теория государства и права», «Общая теория права», «Общая теория права и государства» — таковы некоторые из заголовков этих книг. В анналах отечественной юриспруденции по фундаментальным и прикладным проблемам общей теории государства и права труды С.С. Алексеева, Д.А. Керимова, Е.А. Лукашевой, Г.В. Мальцева, В.С. Нерсесянца. Содержание российских произведений по актуальным вопросам теории государства и права, включая и многочисленные учебники и учебные пособия, ставит общую теорию права и государства, выработанную современной российской юридической наукой, в один ряд с серьезными мировыми достижениями в сфере фундаментальных правовых знаний и области разработки методологических аспектов права.     Вопросы для повторения.   1. Место юридической науки в общей системе наук.   2. Отрасли юридической науки.   3. Функции юридической науки.   4. Предмет теории государства и права.   5. Место теории государства и права в системе наук.   6. Общая характеристика метода правоведения.   7. Философский (мировоззренческий), общенаучные и частнонаучные (специальные методы) юридической науки.   8. Основные исторические вехи развития теории государства и права в России.    Глава II. ПРОИСХОЖДЕНИЕ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА    § 1. Первобытнообщинный строй и  родоплеменная организация общества     Правильное понимание любого социального явления невозможно без знания его исторических корней, т.е. того, в каких условиях данное явление возникло, как оно развивалось и каким стало в современной действительности. Такой исторический подход необходим для познания и уяснения сущности государства и права. Подробное изучение истории возникновения государства и права у разных народов рассматривается в курсе истории государства и права. В курсе общей теории государства и права дается лишь обобщенная картина главных закономерностей происхождения государства и права.

  К числу таких закономерностей, выявленных и подтвержденных современной наукой, относится тот факт, что государство и право существовали не извечно, а появились на определенной ступени развития человечества. Это положение представляется сегодня очевидным: по новейшим данным антропологии, только история современного кроманьонского человека (homo sapiens, или неоантропа) насчитывает около 40 тыс. лет. Между тем первые государственные образования в истории человечества возникли лишь около 5 тыс. лет назад. Иными словами, десятки тысяч лет люди современного типа, неоантропы, существовали, не зная государства и права, равно как и иных категорий цивилизации. Этому периоду соответствовали другие формы организации человеческого общества. Их остатки сохраняются у некоторых народов и в настоящее время.   —

  Название «кроманьонский» происходит от раскопок в местечке Кро-Маньон во Франции, где впервые были найдены останки человека современной расы, относящиеся к названному периоду.     Ранние формы объединения предков современного человека — архантропов и палеоантропов — были связаны с неупорядоченными (временными) семейно-родовыми связями, с необходимостью защиты от внешней среды и совместного добывания пищи. Такими формами могли быть и отдельные «семьи», но наиболее известны группы, образующие первобытное стадо, возникшее уже среди охотников донеандертальской, олдувайской культуры (около 2 млн. лет назад). Эти формы связаны с применением примитивных орудий, которыми служили грубо обработанные палки, колья, камни.   Только спустя тысячелетия первобытные люди научились делать своими руками более совершенные орудия палеолитической культуры (древнего каменного века): грубо обработанные каменные копья, топоры, скребки, костяные и каменные крючки для рыбной ловли, стали добывать огонь, строить примитивные жилища. В это время возникают более устойчивые формы общего труда и тесных связей между людьми, появляется первобытная родовая община, т.е. совокупность родственников, ставшая основной общественной ячейкой первобытного человека.   Прежние «дородовые» объединения не были устойчивыми. Они не могли обеспечить условий сохранения и развития человека как биологического вида. Изготовление и совершенствование орудий труда требовало развития не только инстинктов, но и памяти, навыков сознания, членораздельной речи, закрепления и передачи их последующим поколениям. Преемственность поколений не могла быть осознана и закреплена без создания рода как наиболее устойчивой формы естественной связи между предками и потомками первобытного человека. Кровнородственная организация соответствовала и потребности здорового физического развития человека, поскольку кровосмешение не давало здорового потомства. Установление экзогамии (брачных отношений только между членами разных родов) явилось поэтому одной из важнейших закономерных форм эволюции человечества.   Важнейшее значение имел род как устойчивая форма общежития и для развития первобытного производства. Экономика первобытной общины базировалась на низком уровне развития производительных сил. В эпоху палеолита и мезолита (среднего каменного века) хозяйство было добывающим, т.е. люди получали готовый продукт от дикой природы благодаря охоте, собирательству плодов, рыбной ловле. Лишь на позднейших этапах родового строя появляются зачатки мотыжного земледелия. Такое хозяйство могло обеспечить только минимальные потребности родовой общины. Все члены родовой общины, включая подростков, должны были трудиться на общее благо, коллективно защищать интересы своего рода. Полученный продукт, добытый охотой и рыбной ловлей, собирательством плодов, делился среди членов рода поровну, с учетом заслуг каждого охотника, добытчика первобытного хозяйства. Однако прибавочного, избыточного продукта такое хозяйство, как правило, не приносило.   Возникший кровнородственный принцип объединения первобытной общины был в те времена единственно возможной, естественной формой связи людей. Происхождение ребенка от матери было наиболее очевидным признаком родовой связи, а забота о детях, домашнем очаге возвышала роль женщины в роде. К тому же собирание плодов, а затем и мотыжное земледелие, которым занимались женщины, давало постоянный, хотя и более скромный доход, нежели не всегда удачная охота мужчин. Поэтому в первобытной общине роль женщины часто бывала ведущей, а род у многих предков современных народов строился на основе матриархата. Известны, однако, и древние патриархальные роды (например, в Древнем Египте, Иудее, Индии, у скифов и восточных славян).

  Другой закономерностью является и тот факт, что родовая община сохраняла свою роль не только в глубокой древности, но и в период становления раннефеодальных государств у древних германцев, англосаксов, славянских народов, а также в период развития раннеклассовых государств Месоамерики в первом тысячелетии н.э.   —

  Центральной Америки (гр. «mesos» — средний).     Таким образом, род представлял собой первичную ячейку организации первобытнообщинного строя, объединяемую кровным родством, совместным коллективным трудом, общей собственностью на продукты производства и проистекающими из этих условий равенством социального положения, единством интересов и сплоченностью членов рода.    § 2. Общественная власть и социальные  нормы при родовом строе     Общая собственность на продукты производства и социальное единство внутри родовой общины порождали и соответственные им формы организации общественной власти и управления делами общины.   В осуществлении общественной власти участвовали все взрослые члены рода, как мужчины, так и женщины. Все важные общие дела, касающиеся всего рода, решались общим собранием. Собрание избирало старейшину, совет старейшин, военных вождей, предводителей охоты, которые управляли повседневной жизнью родовой общины. Власть старейшин и вождей базировалась исключительно на авторитете, на глубоком уважении членов рода к старшим, их опыту, мудрости, храбрости охотников, воинов. Споры между членами общины разрешались теми, кого они касались. Принуждение было сравнительно редким явлением. Оно состояло обычно в наложении обязанностей за провинность. Крайней формой было изгнание из общины. Как правило, достаточно было простого осуждения сородичей, порицания старших, в особенности вождей, старейшин. Род давал защиту всем своим членам от внешних врагов как своей военной силой, так и глубоко укоренившимся обычаем кровной мести за смерть сородича.   Все эти функции общественной власти не требовали существования особого аппарата управления. Они осуществлялись самими членами рода. Не было и особого аппарата принуждения, ведения войн. Вооруженную силу составляли все мужчины, способные носить оружие.   Все это позволяет характеризовать общественную власть при родовом строе как первобытную общинную демократию, не знавшую ни каких-либо имущественных, сословных, кастовых или классовых различий, ни государственно-политических форм. По современной этнографической терминологии это было потестарное правление (лат. «potestas» — власть), но еще не политическая власть.   Огромную роль в родовой общине играли обычаи, т.е. устоявшиеся правила поведения, вошедшие в привычку в результате постоянного применения, с помощью которых регулировалась жизнедеятельность рода и его членов. В формировании и поддержании обычаев большое значение имели религиозные, мистические представления первобытных людей. В них тесно переплетались мистификация сил природы в виде грозных, могущественных духов и культ духа предков, от которых проистекали обычаи рода. В обычаях содержались непререкаемые запреты (табу) или ритуальные действия, а также мифы, создававшие образцы для подражания героям, защитникам рода, верным хранителям очага, традиций и долга продолжения рода.

  На основе генетических связей и языческих культов соблюдение обычаев становилось прочной привычкой, органической потребностью каждого члена рода. Непререкаемость обычая опиралась на кровную связь и общность интересов членов родовой общины, равенство их положения, на отсутствие непримиримых противоречий между ними. В обычаях родового строя не было еще видового различия традиционных, нравственных, религиозных и правовых норм, как это имеет место в цивилизованных обществах. Обычаи рода, племени носили синкретический (слитный, нерасчлененный) характер первоначальных императивов. В современной исторической науке и этнографии нормы первобытного общества получили название «мононорм», специфичных для этого периода истории человечества .   —

  См. об этом: Першиц А.И. Проблемы нормативной этнографии // Исследования по общей этнографии. М., 1979. С. 213.     На поздних стадиях существования родового строя начался процесс отпочкования новых родовых общин от первоначальных, происходило деление крупных родов на мелкие роды или большие семьи. Связи между ними сохранялись в виде более крупных образований — братств (фратрий) и племен. Развитие племенных объединений совпало с началом разложения первобытнообщинного строя. Тем не менее племена и братства еще долгое время сохраняли черты родоплеменной организации. Племя, как правило, имело свою территорию, свое имя, язык или диалект однородной основы с языком объединившихся племен, общие для племени религиозные и бытовые обряды. Организация племенной власти основывалась на началах родоплеменной демократии: племенной совет, состоявший из верховных вождей (старейшин) родов, входящих в состав племени, и военного вождя племени. Все они избирались соплеменниками.   Деятельность племенных органов содействовала расширению связей между родами и братствами, урегулированию межродовых конфликтов, отношений с другими племенами. Основные распределительные, брачно-семейные и другие внутриродовые отношения продолжали оставаться в ведении органов родовой общины. По мере развития производительных сил центр тяжести власти перемещался к племенным органам, сфера регулирования дел племенными нормами постепенно расширялась.    § 3. Разложение первобытнообщинного  строя и появление государства  

  Развитие общественного производства не могло остановиться на первобытном уровне. Следующий эволюционный этап, связанный с ухудшением климатических условий на планете, всеобщим оледенением, характеризуется переходом от присваивающего хозяйства (охота, рыболовство, собирание плодов) к производящему — скотоводству и плужному (пахотному) земледелию. Этот процесс, по данным археологии и этнографии, начался 10 — 12 тыс. лет назад и продолжался — у разных народов — несколько тысячелетий. Он получил название неолитической революции, поскольку произошел в эпоху позднего неолита (нового каменного века), на рубеже перехода к эпохе бронзы, когда человек научился выплавлять и употреблять сначала «мягкие» цветные металлы — медь, олово, бронзу, золото, серебро, а затем и железо. Эти стадии, а также овладение культурой земледелия и скотоводства, в том числе селекцией, прошли все племена и народы, вступившие на путь развития цивилизации .   —

  См. об этом: Першиц А.И. Периодизация первобытной истории (состояние проблемы) // Вопросы истории. 1980. N 3; Венгеров А.Б, Барабашева Н.С. Нормативная система и эффективность общественного производства. М., 1985. С. 253 — 256.  

  С появлением принципиально новых производительных сил были связаны крупные общественные последствия. Они в целом правильно обобщены в книге Ф. Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства». Касаясь экономических последствий, Ф. Энгельс в соответствии с марксистской концепцией отметил появление частной собственности отдельных семей и крупные общественные разделения труда, первым из которых он называл выделение пастушеских племен из всей массы варваров .   —

  См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 21. С. 160.     Современные этнографы и археологи не меньшую роль в неолитической революции отводят развитию в IV — III тыс. до н.э. земледелия, дававшего в районах Ближнего Востока и Древнего Египта невероятно высокие урожаи зерновых. Этим обусловлен быстрый рост населения Малой Азии, Двуречья, долины Нила, Средиземноморья, ряда других регионов Европы. С развитием земледелия в II — I вв. до н.э. и I тыс. н.э. были связаны увеличение населения Месоамерики и расцвет раннеземледельческих культур у племен майя, ацтеков, инков, мексиканских индейцев.

  С точки зрения современной исторической науки и этнографии неолитическая революция стала возможной не только благодаря появлению скотоводства. Именно переход к пахотному земледелию в наибольшей мере способствовал быстрому прогрессу хозяйства (в том числе скотоводства), росту населения, развитию ремесла, искусства, возникновению первых городов, письменности и иных достижений материальной и духовной культуры. Культура древнейших обществ перехода к цивилизации получила название раннеземледельческой культуры .   —

  См. об этом: Уайлд Р. Древний Восток в свете новых раскопок. М., 1956; Рыбаков Б.В. Язычество древних славян. М., 1981; Массон В.М. Поселение Джейтаун. М., 1971; Этнос в доклассовом и раннеклассовом обществе. М., 1982; Венгеров А.Б., Барабашева Н.С. Указ. соч. С. 263 — 267.  

  Главным последствием неолитической революции явился рост богатства: земледелие и скотоводство позволяли получить избыток продукта (прибавочный продукт), которого не могло обеспечить присваивающее хозяйство. На этой основе возник регулярный обмен продуктами между племенами, дававший возможность накопления новых богатств, которые ранее при натуральном хозяйстве были недоступны. Излишек продуктов производства создавал также возможность привлечения дополнительной рабочей силы, требующейся для ухода за скотом и обработки полей. Как писал Ф. Энгельс, такую рабочую силу поставляли войны: военнопленных стали обращать в рабов, вследствие чего возникло «первое крупное разделение общества на два класса — господ и рабов, эксплуататоров и эксплуатируемых» .   —

  Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 21. С. 161.     В данном случае, однако, требуется уточнение. Далеко не везде и не всегда рабовладение становилось основой хозяйства раннеземледельческих и скотоводческих обществ. В Древнем Шумере, Египте и во многих других обществах основой раннеземледельческого хозяйства служил труд свободных рядовых общинников, а имущественная и социальная дифференциация развивалась параллельно с функциями управления земледельческими работами (особенно при поливном земледелии) и распределения продуктов в виде создания аппарата учета и распорядительных функций в лице писцов, хранителей урожая и т.д. Важное место занимали в такой дифференциации воинские функции, выполнение которых приводило к делению на военных вождей, начальников дружин и простых воинов. Одновременно происходило формирование сословия жрецов, имевших большое духовное и культурное влияние на общество. Наконец, благодаря развитию торговли и ремесел возникли сословия (страты) купцов, ремесленников и градостроителей.

  Раннеземледельческие общества были связаны с возникновением городов-государств (полисов). При этом основное земледельческое население попадало в зависимость от городских центров, в которых сосредоточивались не только ремесло и торговля, но и управленческая, военная и духовная знать. Поэтому наиболее древним видом социальной дифференциации общества явилось не деление на рабовладельцев и рабов, а социально-функциональная стратификация на неравноправные группы и слои общества. Такая стратификация в виде деления на замкнутые касты (варны, сословия и т.п.) с глубокой древности освящалась религиями и существовала не только в государстве, но и в общинном строе раннеземледельческих обществ Древнего Востока, Месоамерики, Индии, а также у скифов, персов, других евро-азиатских племен . Рабство в этих обществах носило первоначально дворцовый, или семейный, характер и лишь позднее использовалось в производстве (например, при строительстве городов и храмов).

Do NOT follow this link or you will be banned from the site! Пролистать наверх