Eлгаeва а г нeпрeрывность подготовки кадров и конкурeнтоспособность бизнeса спб 2005 61 с 2

Боброва С.Я.  ЖуковаН.В.

 

Яровова В.В.

 

Тульский филиал Институт управления и бизнеса г.

 

Тула    ОСОБЕННОСТИ ОТРАЖЕНИЯ В УЧЕТЕ РАСХОДОВ НА СЕРТИФИКАЦИЮ, КАК ЭЛЕМЕНТА КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ     С целью повышения конкурентоспособности выпускаемой продукции, а также товаров, приобретенных для продажи, многие российские предприятия проводят добровольную сертификацию своей продукции и товаров.

 

Сертификация — это форма осуществляемого органом по сертификации подтверждения соответствия объектов требованиям технических регламентов, положениям стандартов или условиям договоров (ст.2 Федерального закона от 27.12.2002 N 184-ФЗ «О техническом регулировании»). Подтверждение соответствия на территории Российской Федерации может носить добровольный или обязательный характер (ст.20 Федерального закона «О техническом регулировании»). Цели, для достижения которых может производиться подтверждение соответствия, перечислены в ст.18 Федерального закона «О техническом регулировании».   Сертификация может быть обязательной и добровольной. Обязательную сертификацию проводят федеральные органы исполнительной власти (например, Госстандарт России), а добровольную — организации, получившие аккредитацию Госстандарта России. На сертифицированную продукцию выдается сертификат соответствия. В некоторых случаях результаты сертификации подтверждаются знаком соответствия.

 

Добровольная сертификация проводится исключительно по инициативе производителей или продавцов товаров (работ, услуг). Она подтверждает соответствие товаров установленным стандартам, техническим рецептурам и т.д.   Обязательная сертификация подтверждает соответствие товаров (работ, услуг) требованиям безопасности жизни и здоровья людей, их имущества и окружающей среды.

 

Рассмотрим порядок учета затрат на обязательную сертификацию.

 

Согласно правилам сертификации, утвержденным Постановлением Госстандарта России от 23 августа 1999 г. N 44, за выдачу сертификата с организаций взимается фиксированная плата в размере одного МРОТ. Эта сумма предварительно перечисляется на счет организации, которая проводит сертификацию. Если в дальнейшем фирме будет отказано в выдаче сертификата, внесенные деньги не возвращаются.   Кроме платы за выдачу сертификата фирма должна оплатить услуги:   — органа по сертификации продукции (работ, услуг);   — испытательной лаборатории;   — по сертификации систем качества (производства);   — по инспекционному контролю за соответствием сертифицированной продукции (работ, услуг) требованиям нормативных документов.   Сертификаты выдаются на срок от одного года до трех лет. Поэтому затраты, связанные с их получением, предварительно учитываются на счете 97 «Расходы будущих периодов». При перечислении денег в учете делается запись:   Дебет 97 Кредит 51   — оплачены услуги по сертификации.   Со счета 97 «Расходы будущих периодов» они равномерно списываются на себестоимость в течение всего срока действия сертификата. В учете производственной фирмы эту операцию отражают записью:   Дебет 20 Кредит 97   — списана часть расходов по сертификации.   Торговые организации должны делать проводку:   Дебет 44 Кредит 97   — списана часть расходов по сертификации.   По ст.264 НК РФ затраты на сертификацию относятся к прочим расходам, связанным с производством и реализацией. По мере списания на затраты они уменьшают налогооблагаемую прибыль фирмы.   Если фирме было отказано в сертификации, то сумма этих затрат включается в состав внереализационных расходов. Налогооблагаемую прибыль такие расходы не уменьшают. Эту операцию отражают записью:   Дебет 91-1 Кредит 97   — списаны расходы по сертификации.   На практике часто возникает ситуация, когда производство продукции, на которую получен сертификат, приостановлено. В этом случае расходы на проведение сертификации не включаются в себестоимость, а учитываются как затраты, не давшие продукции. Как для целей бухгалтерского учета, так и для целей налогообложения эти затраты включаются в состав внереализационных расходов и уменьшают налогооблагаемую прибыль. Они отражаются по дебету субсчета 91-2 «Прочие расходы».

 

Добровольное подтверждение соответствия осуществляется по инициативе заявителя на условиях договора между заявителем и органом по сертификации (п.1 ст.21 Федерального закона «О техническом регулировании»).   Добровольная сертификация проводится с целью повышения конкурентоспособности выпускаемой продукции на российском рынке, следовательно, расходы на ее проведение могут учитываться в бухгалтерском учете в составе коммерческих расходов. Коммерческие расходы организации признаются расходами по обычным видам деятельности, на базе которых формируется себестоимость проданной продукции (п.п.5, 9 Положения по бухгалтерскому учету «Расходы организации»).

 

Расходы на проведение добровольной сертификации относятся ко всему сроку действия сертификата. В связи с этим на основании п.18 ПБУ 10/99 данные расходы признаются в бухгалтерском учете в качестве расходов, формирующих себестоимость проданной продукции отчетного периода, равномерно в течение всего срока действия сертификата. Первоначально расходы на проведение добровольной сертификации (без учета НДС) отражаются на счете 97 «Расходы будущих периодов» с последующим списанием в дебет счета 44 «Расходы на продажу».   В целях исчисления налога на прибыль расходы на сертификацию продукции и услуг учитываются в составе прочих расходов, связанных с производством и (или) реализацией, на основании пп.2 п.1 ст.264 Налогового кодекса РФ.

 

Таким образом, расходы на добровольную сертификацию, удовлетворяющие условиям п.1 ст.252 НК РФ, то есть являющиеся экономически обоснованными и документально подтвержденными, учитываются при исчислении налогооблагаемой прибыли.

 

Фирмы, которые осуществляют торговую деятельность и приобретают товары для перепродажи, также могут провести их сертификацию.

 

Причем в ряде случаев они обязаны сделать это. Например, при импорте определенных товаров. При этом затраты на получение сертификата включаются в их стоимость.   В то же время добровольную сертификацию приобретенных для перепродажи товаров торговая организация может проводить уже после принятия их к учету. В этом случае расходы на сертификацию должны отражаться в составе расходов по обычным видам деятельности.

 

Боровикова Е.В.

 

Ассистент кафедры «Менеджмент»  Среднерусский университет (Института управления и бизнеса) г. Калуга    КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТЬ МАЛОГО БИЗНЕСА     В мировой практике конкурентоспособность малых предприятий является движущей силой научно-технического прогресса и занятости населения.   Анализ развития малого бизнеса в Калужской области показал, что в целом наблюдается рост числа малых предприятий, в том числе растет их доля в общей численности, а так же доля занятых в малом бизнесе. Доля прибыльных предприятий в общем, числе хозяйствующих субъектов среди малых предприятий Калужской области выше, чем среди крупных. Каждый работник малого предприятия вносит практически вдвое больший вклад в формирование положительного финансового результата по сравнению с занятыми на крупных и средних предприятиях. Малые предприятия Калужской области эффективней крупных предприятий в таких крупных отраслях как транспорт (в 6 раз), строительство (в 1,4 раза), жилищно-коммунальное хозяйство, где крупные предприятия вообще не получили прибыли. С точки зрения эффективности использования трудовых ресурсов, малые предприятия Калужской области имеют достаточно ярко выраженную положительную динамику. Так, в 2003 г. в среднем одним работником малого предприятия производилось в 2,3 раза больше продукции, работ, услуг по сравнению с 1999 г.

 

Несмотря на успехи, достигнутые в развитии малого предпринимательства, на сегодняшний день в Калужской области (и в целом по РФ) этот важнейший сектор деятельности не оказывает столь существенного влияния на социальное и экономическое развитие области, как в промышленно развитых странах, где на его долю приходится до 60 % валового национального продукта.   Одна из проблем развития малого бизнеса заключается в подготовке нового класса предпринимателей, владеющих современными рыночными методами хозяйствования. В связи с тем, что деятельность малых предприятий зачастую диверсифицирована, круг вопросов, который приходится решать руководителям, крайне широк, и это осложняет их деятельность и зачастую приводит к неэффективности решений. Поэтому необходима разработка системы подготовки и переподготовки руководителей и специалистов малых предприятий, связанная с многопрофильностью их деятельности, что может обеспечить дальнейший рост конкурентоспособности малых предприятий. Высокая конкурентоспособность позволит довести долю малых предприятий в ВВП до уровня развитых стран, снизить безработицу, может служить основой дальнейшего развития этого сектора экономики.      Дудник В.М.  НОУ ВПО «Национальный открытый институт г. Санкт-Петербург»    СОВРЕМЕННАЯ ЭФФЕКТИВНАЯ ТЕХНОЛОГИЯ ПОВЫШЕНИЯ НАУЧНОЙ КВАЛИФИКАЦИИ С ЦЕЛЬЮ ВНЕДРЕНИЯ ОТКРЫТОГО ОБРАЗОВАНИЯ ПУТЕМ НАПИСАНИЯ ДИССЕРТАЦИОННЫХ РАБОТ И КОРРЕКЦИИ ИХ ТЕМАТИКИ.

 

Современные темпы развития политической и экономической ситуации в глобальном масштабе вызывают ускоренные изменения во всех сферах деятельности: в управлении, экономике, образовании.   Информатизация всех сфер деятельности требует непрерывного обновления и совершенствования методов использования огромных объемов информации, требует от действующих и подрастающих (обучающихся) руководителей умений и навыков познавать новое и использовать его в своей практической деятельности.

 

Особо остро встает вопрос изменения формы образования. В настоящее время зарождается новая модель образования, которая получила название ОТКРЫТОЕ ОБРАЗОВАНИЕ.

 

В условиях изменяющейся программы образования, требования и к обучающимся, и особенно к преподавателям Высшей школы, призванным разрабатывать и внедрять принципы Открытого образования, приводят к необходимости использования эффективных технологий самоорганизации для развития личностного потенциала.   Теоретические основы самоорганизации индивидуума рассматриваются в теории социальной синергетики.

 

При этом используются данные психологических исследований о возможностях достижения максимального совершенства (АКМЕ). АКМЕ означает полную самореализацию личности и состоит из самовыражения и самоутверждения. Самоутверждение предполагает признание ценности научной и практической работы не только для личности, но и для общества и является очень мощным мотивирующим фактором к саморазвитию, что приводит к разработке новых, востребованных временем вопросов в процессе написания диссертационных работ. Понятие синергетической карьерологии объективно базируется на духовной теории карьеры и подтверждается статистическим анализом психологической мотивации при написании диссертационной работы.

 

Значительная часть людей увлекается процессом открытия и познания собственной индивидуальности (принцип самореализации). Другая часть в «погоне за славой» (принцип самоутверждения) реализует так называемую форму «просвещенного эгоизма», когда важным является общественное признание авторского труда и тем самым тоже вовлекается в активную творческую деятельность. Таким образом, при различной мотивации работа над диссертацией способствует развитию профессионального и социального АКМЕ и тем самым эффективно решает новые задачи, остро стоящие перед обществом (в том числе и в проблемах Открытого образования), которые включают в себя создание необходимых для этого процесса компьютеризированных учебников.   Насущной задачей Ученых Советов учебных институтов, является, таким образом, формирование банка данных актуальных в настоящее время тем диссертационных работ.   Целью ускорения внедрения в учебный процесс результатов научных диссертационных разработок по темам Открытого образования и компьютеризированных учебников необходимо разработать дополнительные требования по оформлению и защите работ с представлением результатов их в виде методических разработок или отдельных глав учебников по соответствующим дисциплинам. Последнее можно рассматривать как процесс внедрения, фиксируемый Актом.  Литература:    1. Ю.А. Гагин, А.А. Горелов — Методологический дискус исследователя, научно-методическое пособие для аспирантов, соискателей, научных руководителей и оппонентов. СПб, Астерон, 2003.  2. Открытое образование.

 

Методические материалы. Интернет, 2004.  3. В.П. Бранский, С.Д. Пожарский. Социальная синергетика и акмелогия. Теория самоорганизации и социума. СПб, Политехника, 2001.

 

Дроздова Н.Н.

 

Среднерусский Университет (Институт управления и бизнеса), г. Калуга    ОЦЕНКА КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ ПТИЦЕВОДЧЕСКОЙ ПРОДУКЦИИ РЕГИОНА     Птицепродуктовый подкомплекс выделяется своими особенностями среди отраслей агропромышленного комплекса, которые касаются не только технологии и организации производства, но и управления им. Центральное место в птицепродуктовом подкомплексе занимает птицеводство, которое является одной из важнейших отраслей сельскохозяйственного производства и от которого получают высококачественные продукты питания и сырье для промышленности.   Развитие птицепродуктового подкомплекса в условиях рыночной экономики, основанной на механизме конкуренции, не может быть эффективным без учета особенностей экономических связей на всех уровнях экономики. Взаимодействия между сферами подкомплекса в последнее время все более усложняются из-за растущих не только количественных, но и качественных потребностей общества в продукции птицеводства. Для того, чтобы произведенная продукция была востребована, она должна иметь ряд конъюнктурных и конкурентных характеристик, необходимых конкретному покупателю.

 

Повышение конкурентоспособности продукции подкомплекса приводит соответственно к повышению конкурентоспособности всего птицепродуктового комплекса, что обеспечивается максимально эффективным сочетанием процессов производства, переработки и реализации продукции с привлечением необходимых финансовых ресурсов.   Конкурентоспособность субъекта в значительной степени определяется особенностями экономических отношений в системе АПК. Общественное разделение труда и специализация производства — объективный процесс, во многом определяющий отраслевую структуру региона. Но в то же время объективными являются необходимость соединения обособившихся производств и видов деятельности, наличие устойчивых межотраслевых функциональных связей. Такие соединения формируют агропромышленные объединения с различной законченностью технологического цикла и охватывают часть общего объема производства и реализации того или иного вида продукта страны или региона.   Так как конкурентоспособность определяется экономическими отношениями в системе АПК, резервы ее повышения следует рассматривать с учетом организационно-экономических аспектов функционирования и перспектив развития отрасли птицеводства. Немаловажное значение при этом имеет приспособление птицеводческих предприятий к конъюнктурной ситуации.

 

Основными критериями, определяющими конкурентоспособность продукции птицеводства, являются:   — производственный уровень продукции, характеризующий совершенство оцениваемого продукта по сравнению с аналогами лучших птицеводческих предприятий страны, региона;   — качество производимой продукции в соответствии с требованиями стандартов;   — уровень затрат птицеводческих предприятий на производство продукции.   К оценке конкурентоспособности птицеводческой продукции необходимо подходить исходя из конкретной цели исследования:   — если требуется определить положение данного вида продукта среди аналогов, то необходимо провести их прямое сравнение по важнейшим показателям конкурентоспособности;   — если требуется определить перспективы сбыта продукции на конкретном рынке, то для этого необходимо использовать информацию на ближайшую перспективу об изменениях действующих в стране отраслевых стандартов, динамике потребительского спроса и т.д.   При исследовании конкурентоспособности птицеводческой продукции используются различные методы экономического анализа. В основу оценки уровня конкурентоспособности необходимо положить сравнение совокупности значений показателей производственного, качественного и экономического характера исследуемой продукции данного предприятия с соответствующей совокупностью аналогичных показателей, которые используются в качестве базовых значений.   Для того чтобы определить перспективные направления работ по повышению конкурентоспособности продукции птицеводства необходимо проводить маркетинговые исследования по выявлению покупательских предпочтений. Чтобы произведенная продукция постоянно пользовалась спросом у населения необходимо выявление количественных и качественных параметров потребительских ценностей, требований и предпочтений, активное их использование в системе экономического и маркетингового анализа, планирования.   Таким образом, приоритетным направлением аграрной политики региона должно быть дальнейшее повышение конкурентоспособности продукции, а конечной целью — продовольственная независимость региона в продуктах птицеводства.

 

Зайцев Г.Г.

 

НОУ ВПО «Национальный открытый институт г. Санкт-Петербург»    ИНТЕЛЛЕКТ КАК ЭЛЕМЕНТ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО КАПИТАЛА     Под интеллектом (в переводе с латинского — понимание, понятие) понимается познавательная деятельность человека, или, в более узком смысле, процессы мышления, неразрывно связанные с языком, как средством общения, обмена мыслями и взаимного понимания людей.

 

В первую очередь интеллектуальные ресурсы человека формируются за счет приобретения знаний в ходе общего образования, специальной подготовки, жизненного и производственного опыта, воспитания в нем необходимости следовать правилам этики поведения, гражданских принципов, патриотизма и т.д. На интеллектуальный уровень человека оказывают влияние не только приобретаемые в жизненном процессе качества, но и врожденные. К их числу относятся острота зрения, скорость реагирования на внешние раздражители, быстрота мышления и т.п. Оказывают на интеллект влияние и социально-экономические, а также общественные факторы: система устоявшихся общественных ценностей, сложившаяся система коммуникаций, технологии и стандарты общего и специального образования, платность образования, законодательная база, регулирующая образовательные и трудовые процессы, форма собственности на образовательные учреждения и т.д. и т.п.   В экономическом плане категория «интеллект» тесно связана с категориями «человеческий капитал» и «кадровый потенциал».

 

Согласно категории «человеческий капитал» трудовая деятельность приносит прибыль, формируемую, в том числе и за счет развития интеллектуальных качеств человека, как приобретенных, так и врожденных. Если один человек обладает меньшим запасом общих, профессиональных, этических знаний, чем остальные, то, как правило, производственная отдача от него ниже, а соответственно, и размер человеческого капитала.   Следует отметить, что, по крайней мере частично, врожденные элементы человеческого капитала подлежат коррекции. Аутотренинг, физические тренировки, коррекция зрения способны развить эти качества.

 

При анализе системы высшего специального образования, как источника развития интеллекта, необходимо обратить внимание на следующие моменты:   а) целью системы специального образования может быть либо удовлетворение запросов экономии и государства в специалистах требуемой квалификации для занятия вакантных должностей, либо удовлетворение запросов индивида по получению определенного объема знаний. Второе характеризует непосредственно процесс развития интеллекта, первое затрагивает опосредственные аспекты этого процесса, ибо во главу угла ставятся запросы фирм и организаций. Это накладывает отпечаток на способы изучения связей между интеллектом и человеческим качеством;   б) содержание учебных планов и программ. При этом должно быть обеспечено разумное сочетание набора общеобразовательных и специальных курсов, позволяющее достичь поставленных ранее целей. Следует обратить внимание не только на необходимость и достаточность набора названных предметов, но и на правильное соотношение часов по ним. Кроме того, необходимо предусмотреть изучение новых направлений в рамках специальности и технологии управления этими процессами, а также углубленного изучения курсов специализации, связанных со сферой дальнейшей профессиональной деятельности человека;   в) способы подачи и усвоения учебного материала. С развитием рынка образовательных услуг значительно расширилась география образовательных центров, как государственных, так и частных.

 

Это в свою очередь вызвало к жизни технологии изучения предметов без преподавателя (телевизионные записи лекций, программированное обучение, прием экзаменов и зачетов с помощью тестов и т.п.).

 

На наш взгляд, это приводит к фрагментарности, неполноте усвоения учебного материала. Очевидно, что при этом должна параллельно развиваться система регулярных встреч с преподавателем в форме семинаров, научных дискуссий, деловых игр и т.п.   Что касается взаимосвязи категорий «интеллект» и «кадровый потенциал», то следует помнить, что второе определение связано с набором личностных, профессиональных и деловых качеств конкретных, занятых на фирме людей. Иными словами, если категория «человеческий капитал» представляет собой суммарную обезличенную характеристику какой-либо человеческой совокупности (трудовых ресурсов, работников фирмы), то применительно к кадровому потенциалу следует рассматривать деловые и личностные качества каждого конкретного работника, входящего в совокупность, причем никакое усреднение или сложение качеств (например, суммарное время профессиональной подготовки совокупности работников подразделения) использовано для анализа быть не может.   Таковы некоторые соображения о соотношении категорий интеллект, человеческий капитал и кадровый потенциал.      Ильин Сергей Юрьевич  Национальный открытый институт России г. Санкт-Петербург    НЕПРЕРЫВНОСТЬ ОБУЧЕНИЯ КАК ПРИНЦИП ФОРМИРОВАНИЯ РЕГИОНАЛЬНЫХ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ КОМПЛЕКСОВ     Современное образовательное поле в России характеризуется наличием противоречивых тенденций. С одной стороны, исторически сложившаяся образовательная среда сформировалась в рамках таких факторов, как централизованные планово-финансовые взаимоотношения и государственный образовательный заказ. Несомненным преимуществом при этом выступала системность образовательного комплекса. Очевидным недостатком — отсутствие гибкости и разветвленности механизма обратных связей, формирующих механизм адекватной адаптации. Естественным следствием в период радикальных изменений общества стали деструкция образовательной системы и необходимость создания механизмов ее реорганизации.   Наиболее актуальным до сих пор и пока не получившим разумного решения вопросом остается создание алгоритма подобной реорганизации.

 

Рассмотрение образования как социального явления, финансируемого государством по остаточному принципу, лишь содействует дальнейшему развалу системы.

 

Системообразующим понятием в этой ситуации может стать рассмотрение образовательной среды как отрасли бизнеса.

 

Формирование подходов и взаимосвязей в бизнес-пространстве позволяет формализовать образование как составную часть единой государственной среды. Сложившаяся к настоящему времени система понятий, приоритетов и тенденций способна реализовать позитивный опыт бизнеса в образовании.   Как и любая иная образующая отрасль в системе, образование как бизнес понятие, должно структурироваться при непосредственном участии государственной системы. Олигополия государства в образовании не обеспечивает воспроизведение приемлемых результатов образовательной системой.

 

Государство как бизнес — инкубатор, формирующий стратегически позитивную среду для развития и воспроизведения самого себя на качественно ином уровне, может быть адекватной моделью такого участия.   Образовательный бизнес в системе приоритетов и взаимосвязей многопараметрической государственной системы является превалирующим по существу решаемых им задач. Информационная революция как качественно иной механизм существования на всех уровнях от индивида до планетарного сообщества определяет иные потребности в образовании.   Глобализации всех сфер жизни неизбежно сопоставимо такое самоощущение и самовосприятие индивидом самого себя, при котором методики и технологии участия в процессах любого уровня являются осознанной потребностью и реализуются посредством естественных навыков, сформированных в процессе образования. Наиболее близки к этому понятия об информационной культуре и цифровой грамотности.   Доступность информации в объемах, превосходящих возможности и потребности человеческого восприятия, заставляет формировать методологические навыки селекции и оценки как самих информационных потоков, так и работы с ними.

 

Критериями здесь могут выступать фундаментальность и системность получаемых в процессе образования знаний, дающие возможность экспертно оценивать информационные потоки.   Вариативность изменения современной социально-экономической среды сопровождается более высокой скоростью изменения и старения информации, нежели индивидуальная и групповые скорости ее восприятия в традиционном поле подходов. Индифферентность происходящих изменений относительно прогнозных оценок и турбулентный характер их реализации определяют необходимость формирования градиентного подхода к осваиваемым в процессе обучения базам знаний. Такого рода базы знаний должны быть полно достаточными и определенными для возможности интерполирования и оптимизации изменений информации по основным направлениям ее развития.   Объективная необходимость профессиональной компетентности требует формирования вектора углубления в той или иной специфической области. Существенным здесь представляется создание в процессе образования многопараметрического вектора специализации, а именно формирование узконаправленного потока, но в континууме коррелирующих знаний. Такой подход обеспечивает возможность дальнейшего развития и углубления компетентности и профессионализма.   Сущностью жизни человека, тем не менее, остается сосуществование с другими людьми в социальном мире. Наряду с необходимостью адаптации к виртуальному миру и овладению инструментарием для существования в нем, глобальной задачей остается образование, формирующее личность в классическом понимании этого слова. Естественной основой образовательных процессов при использовании всех доступных инструментов освоения знания является общение. Личностные каналы воздействия, вербальное общение, работа с информацией в неэлектронном виде призваны сформировать биоэнергетическую достаточность образовательных процессов. Интерактивные каналы перенасыщены энергетикой техногенного характера. Монополизация их использования в образовании в пределе приводит к внутреннему энергетическому дисбалансу, в первую очередь, в виде психогенных изменений, могущих нарушить биологическую устойчивость существования индивида.

 

Естественные биоэнергетические поля сенсорны, априорным для них являются контакт и обмен на межличностном уровне. Устойчивые контакты такого рода в процессе обучения как на уровне групповых образований, так и на уровне «обучающиеся — преподаватель», позволяют в результате образования сформировать личность, обладающую индивидуальным духовным миром, а значит, и способностью к творчеству, не воспроизводимыми в рамках техногенно-механистических систем.   Таким образом, только качественно иное состояние образовательной среды способно адекватно воспроизвести формирующиеся со стороны как социума, так и индивидов, запросы. Оптимальным представляется создание многопрофильной, разноуровневой и поливариантной системы непрерывного образования.   Ядром такой интегральной системы на первом уровне интеграции могут стать региональные вузы.

 

Принцип функционирования — негосударственные образовательные учреждения. Поскольку вузы самостоятельны, каждый из них культивирует (лицензируется и аккредитуется) по специальностям, которые являются востребованными в первую очередь в районе и в области в целом. Формирование образовательных программ возможно с учетом планов стратегического и краткосрочного развития субрегионов и региона в целом, кадровых потребностей наиболее значимых предприятий, предпочтений населения, складывающихся демографических и социальных тенденций. Материальная база складывается, исходя из следующих каналов: учредители вуза, административный ресурс, инновации крупных предприятий региона, все заинтересованные составляющие местного социума. В формировании научно-педагогического коллектива приоритетом является максимальная консолидация имеющегося в регионе кадрового потенциала с привлечением ряда преподавателей по контрактам. Такой подход позволяет формировать высокопрофессиональные коллективы, создавая при этом новые рабочие места. В соответствии с тенденциями социально-образовательных процессов в России в целом образовательная схема — двухуровневая. Бакалавратура позволяет ускорить подготовку специалистов-практиков. Магистратура реализует пополнение потенциала региона высококвалифицированными специалистами. Послевузовское образование позволяет развивать интеллектуальный потенциал региона с учетом имеющихся потребностей. Естественным для вуза является развитие формирование собственной научной и учебно-методической школ, способных решать задачи региона всех уровней от стратегических до локальных изнутри. Все образовательные программы ведутся непосредственно в месте проживания основного контингента и сотрудников, и обучающихся.   Первый уровень интеграции складывается внутри вуза. Вуз как образовательный комплекс включает в себя в качестве структурных подразделений: среднего профессионального образования — колледж и (или) училище начального профессионального образования. Преимущества интеграции здесь очевидны. Единство материальной базы, привлечение педагогического коллектива вуза, повышение учебно-методического уровня колледжа. Интерполяция образовательных программ и процесса обучения, конформность и вариативность перехода между образовательными уровнями, возможности параллельности и сокращения общих сроков подготовки органично присутствуют в такой структуре.

 

В применении к учебным программам таких структурных подразделений целесообразно использование принципа параллельного обучения в формате профильного дополнительного образования в школах региона с созданием специализированных классов углубленной подготовки.

 

Сложившаяся цепочка «школа — НПО — СПО — ВПО — послевузовское образование» позволяет создать условия для удовлетворения изменяющихся образовательных потребностей всех социальных слоев региона.

 

Все подобные образовательные комплексы в регионе взаимосвязаны между собой.

 

Существенным компонентом взаимосвязи является наличие единой телекоммуникационной среды в виде распределенной информационной сети, включающей в себя все взаимосвязи в деятельности отдельных комплексов.   Второй уровень интеграции — это структура региональных образовательных комплексов, центрированная на головной комплексный вуз. Основные задачи, решаемые с его участием: единая научная и учебно-методическая политика всей структуры, формирование и поддержка образовательных программ в регионе посредством дистанционных образовательных технологий, координация технологий распределенного образовательного комплекса. Структура подобного типа адекватна сложившейся в мировой практике организации с высокоорганизованной корпоративной культурой. Существующий опыт организации, построения и принципов функционирования таких систем в силу конкурентных преимуществ позволяет адекватно решать задачи высокого уровня. Адекватная структуре глобальная информационная структура (класса «Оракл») позволяет объединить информационное пространство всех образовательных комплексов.

 

С другой стороны, мы имеем адекватно форматированное информационное пространство для перехода еще на один уровень выше.   Третий уровень интеграции — включение регионального вузовского сообщества в структуру, объединяющую некоммерческие вузы на национальном уровне. Подобная структура, построенная на принципах единого образовательного пространства и распределенных полиформных образовательных процессов, является реализованным на практике консорциумом открытого образовательного пространства.   Формирование негосударственных региональных образовательных комплексов снимает существующее положение дел в бюджетном образовании, традиционно рассматриваемом как объект финансирования по остаточному принципу.

 

Появление целенаправленной инвестиционной политики является качественным преобразованием в областной системе образования.   Рассматриваемая структура открыта интересам региона. Вместе с тем стратегическая ориентация на выполнение образовательного заказа со стороны регионального сообщества определяет качество образования как главный образующий критерий ее жизнеспособности и развития.   Индекс развития человека определяется в настоящее время тремя основными критериями: средней продолжительностью жизни, размерами дохода на душу населения и уровнем образованности. Если рассмотреть образование как сферу производства образовательного продукта, в этом случае качество определяется степенью его конкурентоспособности. Высокоорганизованная образовательная среда позволяет решать задачу отбора лучшего вида образовательных решений путем формирования положительных обратных связей с конкурентами и отрицательных обратных связей с потребителями. Латентной технологией борьбы с монопольными тенденциями, характерными в многоуровневой системе с перекрещивающимися интегрально-дифференциальными связями, является диверсификация процессов, в нашем случае регионализация. Конечное качество образования определяется как сочетание фундаментальности и глубины образовательных программ с целевой градиентностью подготовки и вариативностью образовательных уровней и форм. Критерием качества образовательных услуг однозначно является их доступность и востребованность индивидами и региональным сообществом. Востребованность означает, что в образовательном процессе достигается решение таких глобальных задач, как формирование системы ценностей, навыков, умений и способностей для адекватной социализации в современном обществе. Доступность определяется возможностью любого жителя региона получить тот образовательный сегмент, который им востребован коррелятивно потребностям региона.   Рассматриваемая структура позволяет реализовать интегральный образовательный процесс, содержащий дифферентные наборы образовательных технологий. Начальная дифференциация позволяет, начиная с общей средней школы, определить максимально приемлемую траекторию процесса обучения: уровни прохождения, способ прохождения, технология образования.   Вхождение в единое российское образовательное пространство достижимо, в первую очередь, посредством формирования информационно — обучающей среды на базе дистанционных технологий.

 

Мощная база электронных учебно-методических комплексов (УМК), виртуальный портал электронных библиотек, реализация учебных программ различных уровней посредством образовательного Интернет-канала, использование ТВ-каналов для передачи учебной информации с включенными в нее электронными материалами позволяют сформировать учебный процесс, гармонично сочетающий все методики и форматы обучения.   Интеграция альтернативных технологий в традиционный учебный процесс позволяет реализовать большую часть самостоятельной работы в телекоммуникационном режиме.   Такие возможности и подходы к реализации образовательного процесса позволяют предложить студентам совместный процесс построения знания в обучении, акцентированный на том, как будет использоваться полученное знание, а не на том, каково оно.   Сказанное выше кратко можно резюмировать следующим образом:   Альтернативная интегральная многоуровневая инвариантная образовательная система, непротиворечиво способная переосмыслить образовательную среду в регионе с учетом его интересов.   Непротиворечивость, способность к интеграции и взаимному развитию со всеми имеющимися в регионе образовательными объектами и системами.   Консолидация всех ресурсов, заинтересованных и желающих участвовать в образовательных процессах, от административного до социального.

 

Мощная возможность инновационного прорыва в образовательном континууме за счет инвестиций внебюджетного характера.   Коррелированность предлагаемых процессов и тенденций развития с российскими и мировыми с учетом уникальных региональных особенностей.   Адекватность образовательной системы и ее способность к динамическому соответствию изменениям как вовне, так и внутри, на всех ее уровнях.          Иванников Б.Д.

 

Панкратов А.В.  Южно-Российский научно-образовательный центр  Института социально-политических исследований  Российской Академии наук, г. Ставрополь    КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТЬ БИЗНЕСА В ОБРАЗОВАНИИ:  СТРАТЕГИЧЕСКАЯ ПЕРСПЕКТИВА.     Формирование рыночных отношений в России сделало доступным для частнопредпринимательской инициативы сферы, в которых она в нашей стране никогда себя не проявляла ранее. Одной из них стало образование.   По оценкам западных экспертов, к пример у, в США, где оно всегда функционировало как сфера бизнеса, доходность на вложенные средства в нем превышает ту, что дает нефтедобыча. Учитывая этот опыт, основными направлениями реформы профессионального образования, намеченной на 2006-2008 годы, предусмотрено следующее.

 

Оно должно стать инвестиционно привлекательным для бизнеса. Но это означает, что предприниматель, вложивший деньги в обучение, будет стремиться к получению быстрой и максимальной прибыли на вложенный рубль. Ее норма должна быть не ниже средней сложившейся в экономике России. Между тем добиться этого будет достаточно сложно. И не только из-за высокой капиталоемкости основных средств вузов страны, созданных в советский период. Не случайно большинство негосударственных высших и средних профессиональных учебных заведений, возникших в России после 1991 года, работают по специальностям гуманитарного профиля.

 

Для них расходы на создание материальной базы меньше, чем по направлениям естественно-технического профиля.   Ключевая проблема повышения доходности для бизнеса от средств, вложенных в образование, состоит в другом. В этой сфере давно уже сложилась жесткая конкурентная среда. Судите сами. В 2003-2004 учебном году было принято на все формы обучения 995,1 тысяча абитуриентов. В это же время в стране работало почти 1600 вузов. Следовательно, в среднем на каждый из них пришлось 622 первокурсника. Не трудно подсчитать, что «на круг» в любом из вузов страны должно быть по три с небольшими тысячи студентов. Реальная же картина по распределению «контингента обучающихся» совершенно иная. Две сотни «мегавузов» забирают себе большую часть студентов.

 

С учетом того, что через 18 месяцев высшие учебные заведения столкнутся с демографическими проблемами, сложившимися в стране, вопрос о том, кто придет в аудитории для большинства из них становится болезненно актуальным. И можно смело предполагать обострение конкурентной борьбы в сфере образования.   Каким бы не был бизнес — моральным, аморальным, внеморальным — он всегда человечен.

 

Существовать и развиваться частное предпринимательство может только в том случае, когда оно удовлетворяет потребности индивидов. Если вести речь о бизнесе в образовании, то, очевидно, речь должна идти о создании возможности для получения человеком необходимых ему знаний, умений, навыков. Следовательно, управлять конкурентоспособностью предпринимательства в этой области можно только тогда, когда удастся верно предугадать настроения и желания потенциального потребителя. Или суметь создать их, взяв маркетинговую стихию под плановый контроль. Это позволит контролировать все основные сегменты рынка в образовании, начиная от возбуждения интереса личности к определенной области знаний и заканчивая выдачей соответствующего документа, подтверждающего их получение. В гуманитарной области подготовки личности складывается «вертикальная интеграция» Гелбрейта, о которой он говорил еще в своей работе «Новое индустриальное государство».   Исторически сложилось так, что в России высшее образование всегда было особенно престижным. После того, как в 1991 году ослаб диктат государства, вузы постоянно увеличивали объемы «производства» специалистов. По всей видимости на сегодняшний день в этой сфере образования запасы роста исчерпаны. Работающим в ней организациям во взаимной конкурентной борьбе намеченные реформы 2006-2008 годов оставляют только один путь. Он состоит в снижении платы за обучение. Но это потребует, с одной стороны, снижения издержек, которые и так в большинстве случаев минимизированы.

 

С другой, заведомо уменьшит доход инвестора, пришедшего участвовать в подготовке кадров, его норму прибыли.   Другой путь в повышении рентабельности и конкурентоспособности бизнеса в образовании предполагает создание в нем новых секторов, направлений деятельности. В чем они могут состоять?

 

Намеченные реформы образования 2006-2008 годов, предполагающие переход к двухуровневой системе подготовки кадров высшей квалификации, позволяют выделить такие взаимосвязанные стратегические направления деятельности бизнеса в этой сфере:   Во-первых, формирование возможности, условий и, соответственно, потребностей у личности в непрерывном пополнении знаний. Предусмотренное приказом № 2783 от 18.07.02 министра образования России создание системы профильного обучения старших школьников позволяет создавать системы комплексов, связанных сквозными программами и планами. Они будут охватывать процесс подготовки личности от 10 класса средней школы до получения степени магистра или кандидата наук.   Переход к системе непрерывного обучения требует развития дополнительной ко всем уровням образования подготовки. Она должна быть рассчитана как на подростков, юношество, так и на взрослых. Следует отметить, что в СССР эта система обучения трудоспособного населения активно функционировала. Основными источниками пополнения знаний взрослых советских граждан были университеты марксизма-ленинизма, отраслевые и межотраслевые институты повышения квалификации (ИПК). Сейчас большинство из них приказало долго жить. Между тем освоение вузами этого сегмента рынка в образовании за счет создания как материальных условий переподготовки кадров, так и — главное — «раскачивания» потребностей людей в дополнительном обучении позволит бизнесу, пришедшему в эту сферу, резко повысить свою конкурентоустойчивость, сделать свою работу долговременной.   Следует отметить, что западное образование, в которое должно согласно Болонской конвенции интегрироваться российское, пошло именно таким путем. Недаром же в ряде стран Европы органы управления просвещением стали называться Министерством образования и продолженного обучения (eduсation and lifelong lеarning).

 

Так, скажем, оно именуется в Ульсе (Великобритания). Формирование у россиян потребности в обучении на протяжении всей жизни за счет серии активных идеологических рекламно-разъяснительных компаний — стратегическое направление развития образования, повышения конкурентоспособности бизнеса, пришедшего в эту сферу. Иначе обучение никогда не станет инвестиционно привлекательным для частной инициативы.      Крутиков В.К.  Среднерусский университет (Институт управления и бизнеса) г. Калуга    КООПЕРАТИВНЫЙ КРЕДИТ В КАЛУЖСКОЙ ОБЛАСТИ     Кредитно-финансовая система, являясь частью экономической системы, занимает стратегическое положение в экономике. Это определяется ее целями, функциями, а также воздействием на другие системы. Любой сбой в ее функционировании затрагивает интересы всех хозяйствующих субъектов, населения, может привести к дестабилизации экономической, социальной и других сфер общественной жизни.   За годы реформ еще не сформировалась целостная кредитная система по обслуживанию сельского хозяйства, особенно сектора малых форм хозяйствования, вследствие высокой степени риска и низкой доходности операций.

 

Поэтому востребованной стала сельская потребительская кредитная кооперация, как одна из форм некоммерческой организации.   По оценкам экономистов предреволюционная Россия занимала по числу кооперативов и членов их одно из первых мест в мире. Подобная оценка основывалась на следующих данных: в кооперативном движении непосредственно участвовало 14 млн.

 

человек, а с членами их семей — 84 млн., т.

 

е.

 

свыше половины населения.   Активно развивалась и кредитная кооперация. Общая картина движения кредитной кооперации в России на 1 января 1918 года характеризуется следующими данными: количество кредитных и сельскохозяйственных кооперативов 16,5 тысяч, с числом членов 10,5 млн. человек.

 

Первое российское ссудосберегательное товарищество было открыто в1865 году в с.

 

Дорватове Ветлужского уезда Костромской губернии.   Однако в целом кривая прироста ссудосберегательных товариществ в 80-е годы XIX столетия скользила вниз. Это было вызвано тем, что большинство крестьян — членов ссудосберегательных товариществ были не кредитоспособны.

 

Земля была общиной — продавать ее нельзя. Имущество не представляло залоговой ценности. Следовательно, взыскать ссуду было трудно, просрочки возврата ссуды стали привычным явлением. Кроме того причины упадка движения видятся в следующем: безразличие земства, дороговизна кредита, недостатки устава, отсутствие контроля, общая безграмотность.   В 90-е годы российским государством была принята целая серия законодательных актов по кооперации.

 

В их разработке и обсуждении принимали участие представители всех слоев российского общества.

 

Первым из этой серии стало Положение об учреждении мелкого кредита от 1 июня 1895 года. Оно вводило новый вид кооперации в стране кредитные товарищества, которые отличались от ссудосберегательных, действовавших около 30 лет, отсутствием паевых взносов, предоставлением кредитным товариществам отделениями Госбанка ссуд для образования уставного капитала и контролем за деятельностью кредитных товариществ инспекторами Госбанка. Положение обязывало кредитные товарищества давать ссуды преимущественно на производственные цели.   Кредитные товарищества основной капитал получали главным образом из государственного банка. Число кредитных товариществ основанных без этой первоначальной помощи, было незначительно. В 1904 году капитал государственного банка составлял 75% основных первоначальных средств товариществ. Оборотные же капиталы получали в основном из частных источников.

 

Развитие кредитной кооперации в Калужской губернии не отличалось от общероссийского. 16 декабря 1872 года на губернское земское собрание вынесен на обсуждение вопрос об учреждении в селениях ссудосберегательных товариществ. Собрание признало этот вопрос, достаточно важным и приняло решение о необходимости размножить типовой устав, который был разослан в уездные земства для разъяснения крестьянам на сельских сходах. Уездным земствам было предложено внести в смету на 1873 год расходы на оказание помощи ссудосберегательным товариществам, если таковые будут организованы.   Первое в Калужской губернии Березовское ссудосберегательное товарищество Кулешовской волости Лихвинского уезда открылось 11 марта 1873 года.

 

Членов-учредителей товарищества было 36 человек. Товарищество взяло кредит в волостной кассе 1200 рублей. Полный пай составлял 50 рублей, ежемесячные членские взносы 50 копеек, вступительный взнос — 3 рубля. Ссуды выдавались под 12% годовых. За первый год деятельности были выданы 33 ссуды на общую сумму 5440 рублей. Прибыль товарищества за первый год деятельности составила 354,1 рублей. Березовское товарищество просуществовало до 1906 года, работая всегда с прибылью.   С 1873 года по 1880 год в Калужской губернии были зарегистрированы 9 действовавших ссудосберегательных товарищества: по 2 в Жиздринском и Козельском уездах и по одному в Лихвинском, Мосальском, Перемышльском, Калужском и Тарусском уездах.

 

В 1890 г.

 

осталось три сельских товарищества.   Положение коренным образом изменилось в начале XX века. Наблюдается быстрый рост кооперативных учреждений мелкого кредита. В 1900 году утвердило свой устав первое в губернии кредитное товарищество — Любышенское Волсшкой волости Жиздринского уезда. К началу 1912 года, сеть кооперативных учреждений охватывала примерно треть губернии: ссудосберегательных товарищества обслуживали 40460 дворов, кредитные товарищества — 37880 дворов.

 

К началу 1914 года кооперативные учреждения мелкого кредита обслуживали около половины губернии: ссудосберегательные товарищества — 69278 дворов, кредитные товарищества — 44652 двора.   Формирование и движение средств кредитной кооперации представляли следующую картину на 1 января 1913 года. Основной капитал был преимущественно заемным, более 60% составляли займы у государства. По сравнению с предыдущим годом вклады крестьян возросли в два раза, а количество учреждений мелкого кредита увеличилось за этот период на 25%. Чистая прибыль ссудосберегательных товариществ составляла 4,6% а кредитных товариществ — 3,9%. Как правило ссуды предоставлялись из 12% годовых.

 

На конец 1913 года просроченные ссуды в общем балансе учреждений мелкого кредита Калужской области составляли всего лишь 3% для кредитных товариществ и 2,7% для ссудосберегательных товариществ.   Учреждения мелкого кредита благотворно влияли на увеличение народного благосостояния предоставляя хозяйствам оборотные средства под значительно более низкий процент, чем у местных ростовщиков и снижая острую потребность в деньгах для крестьян, которые относились к кооперативным кредитным учреждениям с доверием.   В современной Калужской области, как и во всей России, не сформировалась в настоящее время целостная кредитная система по обслуживанию АПК.   Коммерческие банки ориентированы, прежде всего, на обслуживание крупных экономических структур. Мелкие клиенты им невыгодны в силу высоких трансакционных издержек предоставления кредита.   Ни коммерческие банки, ни государственные финансовые институты не имеют разветвлённой филиальной сети и опыта работы с мелкими заёмщиками.   Областной и муниципальные бюджеты располагают крайне ограниченными возможностями оказания прямой финансовой поддержки субъектам малого предпринимательства на селе.   В этих условиях мировая и отечественная практика убедительно показывает, что формирование сети сельской кредитной кооперации следует рассматривать как одно из важнейших направлений реформирования финансово-кредитного механизма в агропромышленном комплексе области.   Это связано с рядом причин, свидетельствующих о благоприятных предпосылках для развития кредитной кооперации:   — в сельском хозяйстве Калужской области имеется значительная по численности группа субъектов малого предпринимательства и граждан, нуждающихся в кредитных ресурсах и готовых часть своих финансовых потребностей удовлетворять на основе взаимопомощи (в 2003 году в области: зарегистрировано 2021 крестьянских (фермерских) хозяйств, которым предоставлено 41 тыс.

 

га земельных угодий; 190,5 тыс.

 

семей занималась личным подсобным хозяйством; 163,1 тыс. семей владели коллективными и индивидуальными садами, а 36,6 тыс. семей — огородами);   — заметным явлением в сельской экономике в последнее десятилетие стало развитие несельскохозяйственного бизнеса по хранению, переработке и сбыту сельскохозяйственной продукции, производству строительных материалов, народным промыслам и ремеслам, бытовому обслуживанию населения и торговля, представители которого предъявляют возрастающий спрос на кредитные ресурсы и различные финансовые услуги;   — у некоторых групп сельского населения и отдельных субъектов малого предпринимательства появляется возможность осуществления накоплений, возрастает потребность в потребительском кредите, финансировании образования и жилищного строительства;   — имеется положительный опыт создания и успешной деятельности отдельных кредитных кооперативов, накоплен значительный научный, правовой, управленческий потенциал (в области: зарегистрировано 9 кредитных кооперативов, высокоэффективно действуют кооперативы «Кредитор» — Бабынинский район, «Зодиак» — Мосальский район, принят Закон о государственной поддержке сельскохозяйственной потребительской кредитной кооперации в Калужской области).   Однако уровень развития кредитной кооперации в области всё ещё остаётся на крайне низком уровне и не удовлетворяет в целом потребностям как субъектов малого предпринимательства, так и населения в целом.   Для дальнейшего ускорения развития кредитной кооперации в Калужской области до сих пор не созданы достаточные рамочные условия.   Сложившаяся ситуация в сфере кредитной кооперации области требует значительной активизации государственной политики.   При разработке государственной политики принимаются следующие базовые положения:   — отличительным признаком развитой банковской системы рыночного типа является многообразие входящих в неё кредитных учреждений;   — выбор в пользу той или иной формы организации учреждения определяется как соображениями прибыльности, так и социально-экономической средой, характером взаимоотношений с потенциальными учредителями и будущей клиентурой, её социальным положением, укладом;   — в мире и в современной России кредитная кооперация работает стабильно, расширяя свою долю внутри кооперативного сектора и вне его, сотрудничая и с частными и с государственными кредитно-банковскими учреждениями;   — в Калужской области (как во всей России) кредитная кооперация имеет полутора вековую богатую историю, а не возникла как современно новое явление в системе кредитных учреждений;   — государство оказывает развитию системы кредитной кооперации всемерную поддержку на основе соблюдения взаимовыгодного сотрудничества, и потенциал кредитной кооперации может быть реализован в полной мере при условии постоянного совершенствования системы государственной поддержки;   — состоящая из небольших самостоятельных экономических сегментов кредитная кооперация по мере необходимости создаёт систему для наиболее рационального решения своих задач, а также выполнения функций разветвлённой филиальной сети, обеспечивающей доступ к финансовым услугам, для широких слоёв сельского населения и малого бизнеса, выступая в качестве партнёра государственных финансовых институтов и коммерческих банков;   — в условиях утери доверия к коммерческим банкам система кредитных учреждений, созданных «снизу» на принципах кредитной кооперации, будет пользоваться доверием, что позволит привлечь средства населения;   — кредитная кооперация обеспечивает условие для самостоятельной организации и объединения предприимчивых и инициативных людей, поставивших перед собой целью улучшить своё экономическое и социальное положение, способствует развитию свободной предпринимательской деятельности, защите сельхозтоваропроизводителей на рынках от монопольных структур;   — аккумулируя свободные денежные средства юридических и физических лиц региона, кредитная кооперация обеспечивает: более справедливое распределение доходов, экономические и социальные гарантии работникам села, способствует увеличению занятости населения;   — способствуя общему экономическому и социальному развитию сельских районов Калужской области, кредитная кооперация содействует реализации различного рода государственных, муниципальных, а также международных программ, направленных на реализацию главных ценностей — индивидуальной свободы, справедливости, защиты достоинства человека и его собственности, создание подлинно демократического общества, развитие принципов местного самоуправления, формирование «среднего» класса — гаранта политической стабильности государства и социально-ориентированной рыночной экономики.   В настоящее время в Калужской области при научно-методической поддержке экспертов Программы развития ООН в России, в рамках «Программы по развитию российских частных сельскохозяйственных предприятий» (руководитель отдела ПРООН Шомби Шарп, эксперт проекта ПРООН, Франция, Кристоф Кордонье), консультантов Лиги кооперативов и предпринимателей России (Смолянский С.В.).

 

разработаны типовые уставы сельскохозяйственного потребительского кредитного кооператива и кооператива обслуживающего Программу развития мясного скотоводства с использованием современных технологий, типовое Положение о займах; в стадии завершения целевая Программа «Государственной поддержки и развития сети сельскохозяйственной кредитной кооперации в Калужской области», направленная на создание условий государственной поддержки субъектов кредитной кооперации на областном уровне путем формирования соответствующей нормативно-правовой базы, кредитно-финансового и инвестиционного механизма, системы консультационно-информационного и кадрового обеспечения, становления и развития организации инфраструктуры поддержки кредитной кооперации Калужской области.

 

В проекте бюджета Калужской области на 2005 год предусмотрены средства на компенсацию процентной ставки по кредитам и поддержку сети кредитных кооперативов в сумме более одного миллиона рублей.

 

Международный Проект, в свою очередь, обеспечит членам кооперативов техническую помощь в организации своей деятельности, доступ к долгосрочному лизингу чистопородных коров мясной породы Шароле, средства для развития сети кредитных кооперативов в области.      Красноглазов А.Ю. к.. ю. н.  Среднерусский университет (Институт управления и бизнеса) г. Калуга     ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ ОБЫЧАЕВ ДЕЛОВОГО ОБОРОТА КАК ИСТОЧНИКОВ ДОГОВОРНОГО ПРАВА       В период перехода к рыночной экономике в торговых отношениях постоянно происходят изменения. Законодательство не успевает обновляться, вследствие чего часто возникают несоответствия между теорией и практикой. Для восполнения пробелов и государство, и участники отношений используют различные меры. С указанной целью принимаются правовые акты, издаваемые исполнительной федеральной властью. Все более значительную роль в этой области играют судебные разъяснения.

 

Мнение о большом влиянии на формирование условий договоров актов обязательного (нормативного) толкования законодательства, принимаемых высшими судебными органами, высказывал, в частности, Е. А. Суханов1.   В ситуации существования многочисленных пробелов в законодательстве особого рассмотрения заслуживают ненормативные источники права. В формировании обычаев делового оборота велика роль практики судебных органов и усмотрения субъектов.   На Западе в распространении обычаев делового оборота особую роль сыграло обособление интересов делового сообщества. Более того, нормы договорного права, закрепленные и сконцентрированные в своде законодательных правил, применяемых судами, не обязательно являются нормами делового сообщества. С повышением степени обобщенности права и профессионализма законодателя увеличивается пропасть между ними и действительностью мира бизнеса. Поэтому если предприниматели и нуждаются в судах и ценят их как инструмент правовой защиты своих договоров от потребителей, то «в своем собственном мире они предпочитают не затевать судебные тяжбы вообще, или, если они вынуждены разрешить спор, обращаются в третейские суды»2.   Следует отметить, что в действующем законодательстве Российской Федерации обычаем делового оборота признается сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской деятельности правило поведения, не предусмотренное законодательством, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе (п.

 

1 ст. 5 ГК РФ).

 

Таким образом, в ГК РФ получила закрепление точка зрения, согласно которой, когда речь идет об обычае, суд или арбитражный суд руководствуются не столько характером обычного поведения, сколько обращаются к правилу, созданному таким поведением.

 

Данное обстоятельство отмечается в работах И. С. Зыкина и П.

 

И. Лукина3. Можно в связи с этим утверждать, что содержание обычного правила детерминируется порядком обычного поведения4.   Тем не менее, большое значение имеет и наличие объективного носителя, фиксирующего обычай: «В типовых договорах, общих условиях продажи, в типовых оговорках отчасти находят свое отражение и обычаи, сложившиеся в соответствующей отрасли торговли»5. Именно такой подход используется при анализе возникновения обычая в международной торговой практике.

 

Он получил закрепление и в ст.427 ГК РФ.   Учеными-юристами по-разному оценивается роль типовых формуляров договоров как носителей обычных правил. Как указывал Л. А. Лунц, «не следует смешивать формуляры или типовые контракты с обычаями»6.   Подобную точку зрения высказывает И.

 

С. Зыкин: «Обычные правила носят фрагментарный характер, поэтому в типовых договорах и общих условиях наряду с положениями, отражающими в какой-то степени сложившиеся в данной сфере обычаи и обыкновения, содержатся те, которые воспроизводят нормы закона или представляют собой чисто договорные условия.

 

Более того, документ, ранее точно отражавший обычные правила, может в дальнейшем перестать соответствовать обычным условиям торговли вследствие возникновения новых обычаев и обыкновений, пришедших на смену старым»7.   По мнению французского автора М. Педамона, «гораздо чаще имеет место становление обычного правила без письменной фиксации его в контракте»8. Именно этим он объясняет неопределенный характер обычных правил.   Также существует тенденция к формированию различных групп, объединенных деловыми интересами, интересами государства, интересами потребителей, и увеличению их значения в правовом регулировании отношений оптовой купли-продажи. Указанные результаты заставляют обратить внимание на возросшую роль обычаев делового оборота как источников определения условий договоров.   В настоящее время можно привести лишь несколько примеров использования обычных правил в качестве торговых обычаев в оптовой купле-продаже, в основном эти ситуации связаны с недочетами в правовом регулировании.

 

Речь идет о широком употреблении термина «франко», заимствованного из словаря «Инкотермс», для определения базиса поставки в договорах между российскими юридическими лицами.   Наиболее часто используются положения, в которых указаны: момент исполнения поставщиком обязанности по передаче товара, содержание отгрузочной разнарядки или отгрузочных реквизитов в тексте договора, порядок обязательного привлечения для участия в приемке некондиционных товаров независимой экспертной организации и др.   Тенденция возрастания роли обычаев делового оборота при составлении договоров была отмечена и в литературе9.   Исходя из изложенного, сформулируем причины этого процесса. К традиционным основаниям следует отнести использование типовых формуляров (проформ) договоров, возрастание роли третейских судов и профессиональных ассоциаций. Перечисленные факторы обусловлены относительным обособлением интересов делового мира.   Макс Вебер отмечал, что «надежды (упования) сторон будут часто разочаровываться результатами строго профессиональной юридической логики». Он видел «несовместимость логически последовательного формального правового мышления и того факта, что юридически уместные (относящиеся к делу) соглашения и деятельность частных лиц имеют целью экономический результат и ориентированы на экономически определенные ожидания (надежды)»10.   А поскольку предприниматели имеют как волю (твердое намерение), так и наличность, «они избегают таких видов юридической практики (судопроизводства), при обращении к которым опасность быть подвергнутыми строгой профессиональной юридической логике является значительной»11.   Особенности формирования в России обычаев делового оборота и характер существующих торговых отношений усиливают значение названных общих факторов.   Существенное значение для формирования обычаев делового оборота имеет возникновение и распространение различных объединений по профессиональному признаку. Их влияние на формирование обычая зависит от частоты использования обычных положений в силу обязательности принятых в объединении правил для каждого его участника, а также длительности их применения, что определяется временем существования объединения.   Первый показатель (охват лиц) влияет на формирование обычая при условии вовлечения в упомянутые объединения значительного числа субъектов.   Второй показатель (частота использования обычного правила в тех случаях, когда он обычно (неоднократно) применяется в качестве обязательного правила для одних и тех же сторон договора купли-продажи) характеризует его как торговое обыкновение. В случае расширения числа лиц, использующих обычное правило в качестве обыкновения в своих договорных отношениях, эти правила могут перерасти в обычаи.

 

Нельзя исключать возможности перерастания в торговые обычаи и правил некоторых ведомственных правовых актов, имеющих долговременный характер.

 

Значительное влияние на формирование условий договоров поставки оказывают разъяснения федеральных министерств и ведомств (Минфина России, ФНС РФ и др.), а также Центрального банка РФ. Такие разъяснения прежде всего отражают интересы самих ведомств и способствуют проведению ими своей политики, в том числе закрепляемой в ведомственных актах, не прошедших регистрацию в Минюсте России. Таким образом, роль ведомственного регулирования деятельности сторон договора, которая всегда была значительна, неизменно высока, оно продолжает сохранять свое влияние.

 

Поэтому те ведомственные разъяснения, которые являются приемлемыми для участников торгового оборота и характеризуются долговременным характером применения, могут превратиться в торговые обычаи.   Особую роль в возрастании роли обычаев играет природа их формирования.

 

Можно обратить внимание на следующий основной момент, ставящий обычаи делового оборота в особое положение по отношению к уровням ограничения самостоятельности сторон договора при определении его условий: формирование обычаев делового оборота имеет объективный характер.

 

Этот процесс, как было показано, не определяется деятельностью какого-либо одного определенного субъекта правотворчества. Можно сказать, что все субъекты делового оборота, принимающие некоторое обычно принятое в практике деловых отношений правило за обязательное, являются субъектами правотворчества в отношении торговых обычаев.   На основании всего сказанного можно выделить следующие отличительные особенности обычаев делового оборота:   а) формирование обычаев приобретает статистический, объективный характер12;   б) возможно существование обычая и при отсутствии его письменной формы;   в) в обычном правиле практически всегда отсутствует четко выраженная нормативная структура правовой нормы (гипотеза, диспозиция, санкция); характер предписания отсутствует, так как нет самого предписания.   Однако важный вывод заключается в том, что нельзя, тем не менее, говорить об отсутствии диспозитивности регулирования с помощью обычных правил. Сами обычаи приобретают некую форму выражения общедозволительного (или общедиспозитивного) характера договорных отношений13. Таким образом, стихийность формирования обычаев делового оборота создает особую форму ненормативного правового источника регулирования. Представляется возможным поставить его на самый низкий уровень ограничения усмотрения сторон в определении условий договора, позволяющий одновременно рассматривать его и как особый ненормативный правовой источник ограничения усмотрения сторон. К данной рубрике он фактически отнесен п.5 ст. 421 ГК РФ и рядом других статей части второй Гражданского кодекса.                      Киселевич Ю.В.

 

Шелобаева И.С.  Давыдова Т.Ю.  Среднерусский университет (Тульский филиал Института управления и бизнеса), г. Тула    НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ МОДЕЛИРОВАНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПОВЕДЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА НА РЫНКЕ     Рынок труда — это сфера контактов продавцов и покупателей трудовых услуг, противостояния сторон, как желающих работать (в их число входят занятые и безработные), так и нанимающих работников для производства. Рынок труда не сводится к отношению безработные — вакансии и охватывает всю сферу наемного труда. Это имеет большое теоретическое и практическое значение: объектом политики рынка труда и занятости должен быть широкий спектр трудовых отношений и вовлеченных в него лиц, включая проблемы оплаты, условий труда, объема и интенсивности выполняемой работы, стабилизации занятости на предприятиях, трудовой мотивации, обеспечения гибкости рынка труда, подготовки и переподготовки персонала и др.

 

На рынке количество реализуемого товара (уровень занятости) и его цена (заработная плата) определяются в результате взаимодействия спроса и предложения. Однако рынок труда отличается от других рынков следующими особенностями:   1) неотделимость прав собственности на товар — труда от его владельца  2) длительная продолжительность контакта продавца и покупателя 3) важность не денежных аспектов сделки   4) наличие множества институциональных структур особого рода   5) высокая степень индивидуализации и многообразия сделок   Рассмотрим модель рынка труда с совершенной конкуренцией как сложную систему, базируемую на следующих ограничениях и упрощениях:   а) деятельность каждого человека и каждой фирмы направлена на максимальное удовлетворение собственных интересов: у покупателя обобщающим главным интересом выступает прибыль, у продавца трудовых услуг — более сложная структура;   б) покупатели и продавцы трудовых услуг располагают исчерпывающей информацией в отношении имеющихся у них альтернатив, обладают четкой иерархией приоритетов и могут разработать рациональную стратегию реализации наиболее выгодного для себя варианта;   в) считается, что на рынке труда продаются и покупаются качественно однородные трудовые услуги (работники обладают рабочей силой одинакового качества, а рабочие места однотипны);   г) производительность труда является постоянной величиной, не зависящей от длительности рабочего времени и других аспектов;   д) затраты фирмы состоят исключительно из заработной платы, выплачиваемой в соответствии с количеством проработанных часов и не имеют других компонент; варианты, предполагающие наем людей в разные сроки, в случае, если общий объем труда совпадает, считаются равноценными.   В процессе конкуренции цена трудовых услуг устанавливается на уровне, при котором спрос равен предложению (рис.

 

1,а), тогда цена является равновесной, а рынок, на котором цена колеблется вокруг равновесного уровня, равновесным рынком.   Зависимость спроса на труд от заработной платы определяется двумя факторами: эффектом масштаба (рост зарплаты ведет к росту цены продукции и падению спроса на нее, а затем и на труд) и эффектом замещения (рост зарплаты дает импульс к замене труда более дешевым фактором — капиталом, в результате сокращается спрос на труд; уменьшение зарплаты, напротив, ведет к росту спроса на труд).

 

Оба эффекта действуют в одном направлении и обусловливают обратно0 пропорциональную (гиперболическую) зависимость спроса на труд (D) от заработной платы (W).   Важно различать изменения спроса на труд D, связанные с движением вдоль кривой D, обусловленным изменением уровня зарплаты в условиях, когда факторы, влияющие на спрос, постоянны (если спрос на труд растет, то кривая сдвигается вправо, если снижается, то влево) со смещением кривой D.  Аналогичным образом изменение предложения труда S может происходить в связи с движением вдоль кривой S, обусловленное изменением зарплаты при неизменности прочих факторов, влияющих на предложение труда  (если происходит рост предложения, то кривая сдвигается вправо, если его падение, то — влево), и в связи со смещением кривой. Например, смещение кривой предложения труда обусловливает сокращение предложения на российском рынке научных работников, для которых отставание роста заработной платы привело к сокращению их общей численности на 1/3, причем 3/4 сделало это по собственному желанию.      Рис. 1 Нарушение равновесия (б).      Рис. 1. Спрос и предложение на рынке труда (а)   Если рассматривать процессы с позиции отдельно взятой фирмы, то кривая предложения труда превращается в горизонтальную линию W0 = const, а число занятых работников определится как точка пересечения кривых спроса на труд D со стороны организации.   Кривая долгосрочного спроса на труд имеет менее крутой наклон, чем кривая краткосрочного спроса. Так как между спросом на труд (уровнем занятости) и заработной платой существует обратная зависимость, то коэффициент эластичности, рассчитываемый как отношение изменения занятости к процентному изменению зарплаты, имеет всегда отрицательное значение. Чем больше крутизна кривой, тем ниже эластичность.

 

Согласно законам Хикса-Маршалла имеем:   1) эластичность спроса на труд тем выше, чем больше взаимозаменяемость факторов производства (первый закон);   2) эластичность спроса на труд тем выше, чем выше эластичность предложения других факторов производства (второй закон);   3) эластичность спроса на труд тем выше, чем выше эластичность спроса на конечный продукт (третий закон);   4) эластичность спроса на труд тем выше, чем выше доля труда в совокупных издержках производства (четвертый закон).   Согласно этим законам спрос на более квалифицированные виды труда обладает меньшей эластичностью, так как квалифицированный труд труднее заменить добавочным капиталом (первый закон). Высокой должна быть эластичность спроса на труд в отраслях, продукция которых сталкивается с конкуренцией импортируемых товаров, что ведет к росту эластичности спроса на продукт (третий закон).

Do NOT follow this link or you will be banned from the site! Пролистать наверх